Москва - 100,9 FM

«Церковь в Азербайджане в советские годы». Светлый вечер с прот Мефодием Эфендиевым и прот. Александром Асташкиным

* Поделиться

У нас в гостях были секретарь Бакинского епархиального управления, настоятель храма Михаила Архангела в Баку протоиерей Мефодий Эфендиев и Председатель Издательского совета Бакинской и Азербайджанской епархии протоиерей Александр Асташкин.

Разговор шел о жизни Православной Церкви в Азербайджане в советские годы после Второй Мировой Войны.


Ведущие:    Пичугин Алексей, Толоконникова.

А.Пичугин:

- Здравствуйте, дорогие слушатели! Это «Светлый вечер» на светлом радио, и, по традиции, в этот день выходит наша программа, совместная с музеем исследовательским центром «Советский Союз: вера и люди».

Меня зовут Алексей Пичугин, и я веду эту программу вместе с директором музея Ксенией Толоконниковой.

К.Толоконникова:

- Добрый вечер, дорогие слушатели!

А.Пичугин:

- Напомню, что, в рамках нашей программы, мы исследуем определённый отрезок времени – от окончания Великой Отечественной войны… ну… так, условно – с 1943 года до распада Советского Союза. Изучаем его с точки зрения жизни, быта, Церкви, христиан, верующих людей, о быте которых мы знаем достаточно мало. Мы и пытаемся этот пробел восполнить.

И сегодня у нас гости из Азербайджана – протоиерей Мефодий Эфендиев, секретарь Бакинского епархиального управления, настоятель Михаило-Архангельского храма в Баку… Здравствуйте!

О.Мефодий:

- Здравствуйте, Алексей! Здравствуйте, Ксения!

А.Пичугин:

- … и протоиерей Александр Асташкин, председатель Издательского отдела Бакинской Азербайджанской епархии, главный редактор журнала «Православный Каспий». Здравствуйте!

О.Александр:

- Здравствуйте!

К.Толоконникова:

- Мы сегодня собирались поговорить о жизни церковной послевоенного Азербайджана, и о подвижниках благочестия азербайджанских ХХ века, о которых нам, к сожалению, известно очень мало.

И как складывалась, начиная с 1943 года, жизнь Азербайджана церковного? Ведь, к началу войны, насколько я понимаю, ни одного действующего православного храма на территории Азербайджана не было вообще. И из 17 когда-то там бывших, оставались целыми здания лишь 3-х храмов.

Более того, собственно, Бакинской епархии никакой не существовало. Территория Азербайджана была канонической территорией Ставропольской епархии.

Вот… отец Мефодий, отец Александр, как возрождалась церковная жизнь, практически, полностью порушенная в Азербайджане?

О.Мефодий:

- Как Вы правильно заметили, к началу войны, все имеющиеся православные храмы на территории Азербайджана, были закрыты.

До войны существовала Бакинская Прикаспийская епархия, и последним архиереем Бакинской епархии был епископ Бакинский и Прикаспийский Митрофан Поликарпов, который в 1934 году закончил свой земной путь, и, фактически, с его смертью перестала существовать Бакинская епархия.

Последний храм в городе Баку был закрыт в 1936 году, и на начало войны не было ни одного действующего храма ни на территории города Баку, ни во всём Азербайджане.

А.Пичугин:

- А было что-то известно про молельные дома…

К.Толоконникова:

- Да-да, вот, я тоже об этом хотела спросить…

А.Пичугин:

- … какие-то места, где собирались верующие люди…

К.Толоконникова:

- Какие-то тайные, может быть, Богослужения совершались?

О.Александр:

- Ну, на самом деле, мы делали, в формате нашего журнала, интервью с внучкой священномученика Иоанна Ганчева. И вот, она, в своих воспоминаниях, рассказывала о том, что и её дедушка… ну, со слов матери, конечно… её дедушка… они находили какие-то сообщества, где верующие могли собираться, говорить, там… и, конечно, как-то молиться на тот момент, насколько это было возможно.

К.Толоконникова:

- А священномученика Иоанна – его расстреляли в 1937, да? Насколько я помню…

О.Мефодий:

- Да, его расстреляли в 1937 году. Но он был расстрелян не на территории Азербайджана, а в Казахстане, где содержался в лагере.

К.Толоконникова:

- Ну, да, его же неоднократно арестовывали?

О.Александр:

- Да, его второй раз арестовали, как раз, в тот момент, когда он возвращался после первой ссылки, после первого заключения. Его арестовали, и уже отправили в Караганду, где он принял мученическую кончину.

А.Пичугин:

- Здесь ничего не известно про то, что происходило 7 лет… почти 7 лет в Баку… как максимум, в Азербайджане, как минимум, в Баку – были ли какие-то подпольные Богослужения, какие-то наезжие священники временами?

Я понимаю, что время тяжёлое, но, тем не менее, кто-то мог проявляться… Это просто… ну… такая… неисследованная история, или, действительно, известно, что вообще ничего не было после 1937 года?

О.Мефодий:

- Ну, на данный момент, мы вряд ли можем точно сказать, были ли какие-то наезжие священники… но, например, протоиерей Сергий Казанский, который впоследствии, после… ну, как бы… после разрешения на открытие храмов, открывал храм – собор Рождества Пресвятой Богородицы в 1944 году, он работал бухгалтером в Баксовете – исполнительной власти города Баку.

К.Толоконникова:

- Предшествующие годы?

О.Александр:

- Да. И, конечно же, у них было какое-то сообщество верующих, как-то между собой они общались, и говорили об этом. Об этом воспоминания сохранились старых прихожан. И… как бы… даже они знали… такой был инсайт, что будут открываться храмы, его вызывали, говорили об этом… как бы… призвали его снова к служению – власти уже. Именно вот к 1944 году.

К.Толоконникова:

- А вот… интересный ещё такой сюжет. В 1944 году открылся храм Рождества Пресвятой Богородицы – старый соборный храм Баку, а в 1946 году, в городе Хачмаз – я правильно произношу название?...

О.Александр:

- Да, всё верно.

К.Толоконникова:

- … в городе Хачмаз был построен новый храм. Известно ли что-то об обстоятельствах постройки? Ведь строились храмы тогда очень редко.

О.Мефодий:

- Ну, принимая во внимание известную встречу 1943 года, в отношении религии возникли кое-какие послабления, и в Хачмазе, действительно, силами верующих, православной общины, был построен новый храм – саманный храм.

Ну… что такое саман – это глина, смешанная с соломой. Был построен храм, но, на самом деле, в Хачмазе, до этого времени, существовал старый храм православный, рядом с вокзальной площадью, но он был разрушен в годы гонений на религию.

И вот, в 1946 году, верующим удалось, видимо, получить разрешение, и они построили саманный храм, который существует и до сих пор.

А.Пичугин:

- Небольшой, да, я так понимаю?

О.Мефодий:

- Да, он достаточно небольшой, но на то время – и за это было слава Богу!

А.Пичугин:

- Да, конечно…

К.Толоконникова:

- А вот… скажем так… к 60-м уже годам… как говорится, в пору «зрелого социализма» – какова численность православного населения Азербайджана была в это время? Ну, хотя бы, какие-то приблизительные оценки?

О.Александр:

- Ну, на самом деле, мы затрудняемся ответить на этот вопрос. Потому, что тема, которую мы сегодня обсуждаем, она, в принципе, для нас является малоизученным пластом истории.

Вот, тем делом, которым занимается Ксения, я думаю, на территории всех постсоветских республик, этот пласт – он, в какой-то мере… более-менее… недостаточно изучен.

К.Толоконникова:

- Ну, сокровенный, да, такой пласт… во многом…

О.Александр:

- Теоретически, можно предположить, что… отнести к православному населению всех тех русских, которые проживали на территории Азербайджана…

О.Мефодий:

- … этнически русских. Но не только русских – это и белорусы могли быть, украинцы могли быть, были греки – до сих пор сохранилась у нас греческая община…

А.Пичугин:

- … исторически, причём, сложившаяся…

К.Толоконникова:

- Но у греков была – своя община, и какое-то желание отдельно обустроить свою вот… какую-то молитвенную, Богослужебную жизнь?

О.Александр:

- Нет, они всегда посещали только русские православные храмы. И вот, на моей памяти, греки, как бы… они особо не стремились к тому, чтобы…

К.Толоконникова:

- Выделиться…

О.Александр:

- Да, выделиться…

А.Пичугин:

- Это Понтийские греки – верно, да? Которые – Кавказ, Закавказье… в основном проживают?

О.Мефодий:

- Да.

К.Толоконникова:

- А в Баку сколько, вообще, православных храмов действовало в 60-70-е годы – на территории Азербайджана, и сколько – в Баку?

О.Мефодий:

-  В Баку в 1944 году был открыт собор Рождества Пресвятой Богородицы, ставший Кафедральным собором.

К.Толоконникова:

- Это же очень небольшой храм, насколько я понимаю? Или… по фотографиям так сложно судить?

О.Мефодий:

- Ну… в зависимости от того, с чем сравнивать.

А.Пичугин:

- Сейчас, я так понимаю, что Кафедральный – Жен Мироносиц?

О.Мефодий:

- Да, совершенно верно. Второй храм, который открылся в 1946 году – это был храм святого Архангела Михаила, также расположенный в центре города. И два этих храма в городе Баку, фактически, посещались православным населением.

Храм святых Жен Мироносиц на то время использовался не по назначению – и как спортзал, и как склад для боеприпасов, как склад для, в дальнейшем не нужного, спортивного инвентаря…

О.Александр:

- Он был на балансе Министерства Обороны.

О.Мефодий:

- Он находился на территории Военной части.

К.Толоконникова:

- Как люди посещали Богослужения, нам же известно? Вот, например, в некоторых Московских храмах не только две Литургии служили – раннюю и позднюю – но служили… вот, помнишь, Лёш, нам рассказывал… по-моему, отец Максим Козлов нам рассказывал, что в Обыденском храме даже две Всенощных служили, настолько…

А.Пичугин:

- Да, кто-то рассказывал, что это была нормальная Московская традиция многих храмов…

К.Толоконникова:

- … практика, да – настолько было много людей.

А.Пичугин:

- А я не помню… может быть, это не советская… но в каком-то большом Московском храме я в расписании, с удивлением, увидел две Всенощные…

К.Толоконникова:

- Уже… в новейшее?...

А.Пичугин:

- Да, вот… несколько лет назад! Я удивился… но… значит, это была традиция.

К.Толоконникова:

- Ну, вот… как обстояло дело в Азербайджане с этим?

О.Александр:

- Ну, в Баку, например, вот… с 80-х годов я могу только говорить – там всегда совершалось по Воскресеньям две Божественных Литургии – ранняя и поздняя – в основном. Ну, и, конечно, на великие и двунадесятые праздники – тоже совершалось… ну… то есть, заполняемость храмов была большой достаточно. На такие праздники, как Пасха, Рождество, Крещение – традиционно, было очень много народу.

К.Толоконникова:

- А в будние дни – каждый день совершалась Литургия?

О.Александр:

- Да, каждый день совершалась.

К.Толоконникова:

- То есть, каждый день совершалась Литургия – и это было востребовано православным населением, православными людьми?

О.Александр:

- Да.

К.Толоконникова:

- Было ли, например, специфически православное кладбище в Баку, христианское, или нет? Или как-то вот… в этом смысле… не было выделения…

А.Пичугин:

- В республиках обычно же речь идёт о русском кладбище…

К.Толоконникова:

- Ну, русское кладбище, исторически, православное…

О.Мефодий:

- Ну, как правило, все кладбища на территории города Баку – они были смешанными. То есть, они делились на какие-то зоны, сектора, и одна зона была именно русским кладбищем, где хоронили православных, другая часть какая-то могла быть кладбищем, где хоронили мусульман.

Ну, например, самое известное кладбище – это Монтинское кладбище, где, если мне не изменяет память, хоронили только православных.

О.Александр:

- Это общегородское такое кладбище, так же, как и Чемберекент. Но вот Сабунчинское кладбище – оно было чисто русским. Например, Забратское кладбище – тоже было русским кладбищем. И, наверное, в 60-х годах, всё-таки… люди боялись ставить кресты на могилы…

К.Толоконникова:

- Пирамидки со звёздочками…

О.Александр:

- Да, ставили вот такие пирамидки…

А.Пичугин:

- На мусульманских я даже видел пирамидки с полумесяцами…

О.Александр:

- А позже… позже, конечно, уже кресты, всё-таки, на русских кладбищах…

К.Толоконникова:

- Позже – это, начиная с какого момента?

О.Алексардр:

- Ну, конец 60-х, 70-е годы… потому, что так сразу это видно. Ну, крестов, конечно, больше, чем пирамидок.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

- Я напомню, дорогие слушатели, что в гостях у светлого радио сегодня секретарь Бакинского епархиального управления, настоятель Михаило-Архангельского храма в Баку протоиерей Мефодий Эфендиев, и председатель Издательского отдела Бакинской Азербайджанской епархии, главный редактор журнала «Православный Каспий» протоиерей Александр Асташкин.

Мы говорим про Советский период, послевоенный, в Азербайджане, в Баку – как там обстояло дело с верующими людьми, с храмами, со священниками…

Получается, что… ну, да – про кладбища… давайте ещё про кладбища закончим. Вы говорите, что, с какого-то времени, начинают появляться кресты на кладбищах…

О.Александр:

- Ну, наверное, нельзя так точно сказать, что «именно вот с этого времени начинают появляться кресты» – они, всё-таки, присутствовали. Но люди, в большинстве своём, они, всё-таки, старались как-то, наверное… не ставить крестов – видимо, были неверующие…

К.Толоконникова:

- Или боялись атеистического окружения – родственники, там…

О.Александр:

- … или боялись, конечно, да… Но традиция посещения священниками кладбищ, как на погребение, так и на Светлой седмице – она сохранялась.

К.Толоконникова:

- На Радоницу?

О.Александр:

- Да. Она сохранялась, и она… я думаю, что в 70-х годах она существовала очень плотно, и в 80-е годы – это 100 процентов, это уже на моей памяти.

А.Пичугин:

- Очень важный вопрос. С 1944-го… нет, даже раньше ещё… с 30-х годов и до аж 1998 года, то есть, уже до наших… почти уже в наше время только Бакинская епархия была выделена в самостоятельную, а долгое время она, как мы уже говорили в начале программы, была частью Ставропольской.

И, наверное, это тоже оказывало определённое влияние на жизнь Советского церковного православного Азербайджана потому, что архиерей – достаточно далеко. Ну, вот, я смотрю на карту… ну, сколько… от Баку до Ставрополя – около 1000 км. И, представляете, архиерею, чтобы побывать в своих Каспийских приходах… я не знаю… каждый архиерей, вообще, приезжал ли…

К.Толоконникова:

- Первый архиерей Ставропольский… вот, если говорить о возрождении церковной жизни в Азербайджане в 40-е годы, митрополит Антоний – он бывал в Баку?

О.Мефодий:

- Скорее всего, я думаю, посещал.

К.Толоконникова:

- Но никаких таких сведений нету о его приездах?  Как он побывал, как устраивались Богослужения, встреча?

О.Александр:

- Сохранились фотографии с владыкой Ионой, когда его Богослужения были в соборе Рождества Пресвятой Богородицы.

К.Толоконникова:

- В какие годы?

О.Александр:

- Ну… это, наверное, начало 70-х, конец 60-х годов.

А.Пичугин:

- Антоний Романовский – вот, я посмотрел.

К.Толоконникова:

- Романовский – да-да-да…

А.Пичугин:

- А потом там уже архиереи менялись достаточно редко: Михаил Чуб, Иона Зырянов, дальше уже Антоний Завгородний – и к 90-м подошли.

Но… а как без архиерея устраивалась жизнь приходов…

К.Толоконникова:

- На местах.

О.Мефодий:

- Ну… за Азербайджан отвечал… было создано благочиние Православных Церквей Азербайджана. И был благочинный. В частности, например, при открытии первого храма, благочинным стал протоиерей Сергий Казанский. Он отвечал за возрождение церковной жизни – как в Баку, так и в пределах всего Азербайджана. И благочинные несли особое послушание – регулирование церковной жизни, отвечали за возрождение храмов, за состояние приходов.

В частности, если брать протоиерея Сергия Казанского, то, благодаря его стараниям, уже через 2 года Кафедральному собору Рождества Пресвятой Богородицы был пристроен придел, которого ранее не было, и придел был освящён в честь преподобного Сергия Радонежского, небесного покровителя протоиерея Сергия.

Сохранилось также воспоминание старых прихожан о том, как на купол собора Рождества Пресвятой Богородицы устанавливался Крест. Достаточно эмоциональное…

К.Толоконникова:

- То есть, первое время храм существовал без Креста?

О.Мефодий:

- Когда его передали Церкви, первым делом установили Крест, так как на протяжении тех лет, пока он был закрыт, он, естественно, использовался не по назначению, использовался в качестве… казармы…

О.Александр:

- Казармы, казармы…

О.Мефодий:

- И, как только его вернули, люди приняли самое деятельное участие в благоустройстве храма.

Первым делом, его почистили, провели уборку, выбросили всё ненужное, что не относилось к церковной жизни, и затем – установили Крест.

Достаточно интересное описание дошло до наших дней, в письменной форме, о том, как Крест после молебна водосвятного был освящён, и затем, при многократном пении «Господи, помилуй!», его начали поднимать наверх, на крышу храма, и при всём при этом…

К.Толоконникова:

- На верёвках, да?

О.Мефодий:

- … ну, видимо, на специальных блоках… и при всём при этом, люди, которые собрались – а, по описанию, их было великое множество, многие не вместились даже на церковный двор, многие стояли на улице – и во время подъёма Креста, люди все, как один, встали на колени. И вот, стоя на коленях, они пели «Господи, помилуй!»

Когда уже Крест был установлен на церковный купол, «Господи, помилуй!» прекратили петь, раздалось: «Спаси Господи, люди Твоя…»

То есть, достаточно умилительное повествование, которое, в принципе, без слёз читать невозможно.

К.Толоконникова:

- Ну, я думаю, что – да, на присутствующих это должно было произвести такое… очень серьёзное впечатление.

А.Пичугин:

- Когда семь лет публично ничего такого не происходило на улицах города, то… Кстати, я не знаю, насколько сейчас, в достаточно… такой… серьёзной мусульманской стране – как дело обстоит с открытостью вот именно христианских мероприятий, публичных Богослужений, Крестных ходов?

О.Мефодий:

- Ну, исторически, как Баку, так и вся Азербайджанская республика – она многонациональная. Это – во-первых. Во-вторых, в настоящее время в Азербайджане на высоком уровне находится как межнациональный, так и межрелигиозный диалог.

В свою очередь, Государство в лице Президента, в лице чиновников поддерживает граждан своей страны, невзирая ни на национальную, ни на религиозную принадлежность. Это, первым делом, закреплено в Конституции Азербайджанской республики – что каждый гражданин Азербайджана, вне зависимости от его вероисповедания, либо национальной принадлежности – он имеет равные одинаковые права.

В принципе, это наблюдается и в повседневной жизни. Православные храмы в Азербайджане открыты ежедневно. В столичном храме, в настоящее время, и в 20:00 совершается Богослужение ежедневно, утром и вечером, и каждый желающий может посетить, помолиться, поставить свечку, как говорится…

А.Пичугин:

- А вот, возвращаясь, всё-таки, к нашей истории, мне интересно, чьё же было такое мудрое решение, включить приходы в Азербайджане – Азербайджанской ССР – в состав Ставропольской епархии?

Я просто сейчас, ради интереса, приложил линеечку на карте в Интернете – до Ставрополя от Баку дальше, чем от Баку, например, до Сирии или до Ирака. Парадоксально…

К.Толоконникова:

- Ну, мы же не могли Сирийскую епархию организовать…

А.Пичугин:

- Я понимаю, нет! Это просто такая парадоксальная информация, что у нас епархиальный центр находится, действительно…

К.Толоконникова:

- Ну, слушай… у нас много таких мест, откуда три года скачи – никуда не доскачешь. Это же ясно, да…

А.Пичугин:

- Вот, например, Астрахань ближе, Дагестан, который находился…

О.Александр:

- Дагестан тоже находился в составе Ставропольской епархии…

А.Пичугин:

- А не Астраханской, разве?

О.Мефодий:

- Нет, нет… Дагестан, Чечня, всё Закавказье…

А.Пичугин:

- То есть, всё это вот – один огромный Ставрополь… тогда – другое дело. Но, получается, удельный вес Ставропольского архиерея в советские годы был, по размерам его епархии, очень и очень значительным.

К.Толоконникова:

- Ну, сейчас надо вспомнить территории нескольких Франций и 25 Бельгий… и чего-нибудь ещё!

А.Пичугин:

- Ну… когда… у нас 4 Франции, 7 Бельгий, и Тибет! У нас есть место подвигу, у нас есть место доблести, а лодырю с бездельником у нас тут места нет! Ну, это – про Вологду.

К.Толоконникова:

- Да, вот… давайте, мы к людям подвига перейдём, потому, что Бог – не в брёвнах, а, в первую очередь, в рёбрах.

И вот, отец Александр недавно выступил на конференции, которую мы в музее проводили в рамках «Рождественских чтений». Выступил с интересным очень докладом о подвижнике благочестия, о блаженном Григории, который был символом православного Баку.

Мне очень хочется, чтобы отец Александр рассказал о нём и радиослушателям нашим, и, может быть, ещё о ком-то, кого можно было считать вот такими символами… Баку православного.

О.Александр:

- Ну, сейчас… опять возвращаясь к прошлому ответу отца Мефодия, я хочу немножко дополнить, что, на данный момент, в день памяти святого апостола Варфоломея…

К.Толоконникова:

- А он считается небесным покровителем Баку, потому, что он…

О.Александр:

- Да. Потому, что, по преданию, он там принял мученическую кончину. Место этой мученической кончины находится в историческом центре города, в Старом городе…

К.Толоконникова:

- То есть, там, возле Девичьей башни, да, правильно?

О.Александр:

- Да, всё точно. И каждый год архиерей правящий, собрание духовенства, верующих там совершает молебен с акафистом. То есть, это – вот, как яркий показатель отношения властей Республики к нашим религиозным нуждам.

А в советское время – сохранились такие воспоминания – рядом с этим местом был ресторан. И верующие в день апостола Варфоломея приходили в этот ресторан, заказывали кабинет, и там совершали акафистное пение.

К.Толоконникова:

- Это есть такие свидетельства, да?

О.Александр:

- Да, есть свидетельства. И со священником собирались там, тихо молились и уходили. Вот так почитали память небесного покровителя нашего города.

А.Пичугин:

- Ценное свидетельство! Как раз, вот такие свидетельства…

К.Толоконникова:

- Да, да, мы их, как раз, очень любим у нас в музее – вот такие вот подробности, маргиналии такие… да… на полях истории.

А.Пичугин:

- Да-да-да, кабинет в ресторане отдельный… ну, а потом, наверное, ещё кабинет и по назначению использовался?

О.Александр:

- Ну, вряд ли… потому, что в то время это был очень дорогой ресторан, а люди были скромные, простые… вряд ли они могли себе позволить… наверное…

К.Толоконникова:

- Нарзану выпить.

О.Александр:

- … что-то, там… чай какой-нибудь заказывали.

А.Пичугин:

- Мы сейчас прервёмся на минуту.

Напомню, что протоиерей Мефодий Эфендиев, секретарь Бакинского епархиального управления, настоятель Михаило-Архангельского храма в Баку, протоиерей Александр Асташкин, председатель Издательского отдела Бакинской Азербайджанской епархии, главный редактор журнала «Православный Каспий» - наши гости из Азербайджана сегодня здесь, в студии светлого радио.

И я также напомню, что это совместная программа радио «Вера» и Музея – исследовательского центра «Советский Союз: вера и люди». Здесь – директор этого музея Ксения Толоконникова и я, Алексей Пичугин. И через минуту – мы снова в этой студии.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

- Возвращаемся в студию светлого радио.

Напомню, что это совместная программа радио «Вера» и Музея – исследовательского центра «Советский Союз: вера и люди». Директор этого музея – Ксения Толоконникова и я, Алексей Пичугин.

Наши гости: протоиерей Мефодий Эфендиев, секретарь Бакинского епархиального управления, настоятель Михаило-Архангельского храма в Баку, протоиерей Александр Асташкин, председатель Издательского отдела Бакинской Азербайджанской епархии, главный редактор журнала «Православный Каспий».

И мы говорим о второй половине ХХ века, о советском таком… совсем советском времени, с церковной точки зрения – что было в Азербайджане тогда.

К.Толоконникова:

- Давайте к Григорию мы, блаженному, вернёмся, потому что фигура – потрясающая просто…

О.Александр:

- Да… на самом деле, это такая, городская, легенда… колоритная очень городская легенда, можно сказать. Потому, что много поколений бакинцев… то есть, для многих поколений бакинцев он являлся – проповедью фактический, когда он ходил, обязательно в подряснике… ну… это были 70-е годы, он ходил по улицам города в подряснике, с крестом – с самодельным деревянным крестом на груди…

К.Толоконникова:

- Очень большим, насколько я понимаю… по фотографии…

О.Александр:

- Да, да, да, на фотографиях.

А.Пичугин:

- Мы на «Рождественских чтениях» видели фотографии – отец Александр нам показывал…

К.Толоконникова:

- Нам повезло… но на сайте музея тоже будет скоро…

О.Александр:

- Он ходил, и всякий раз он мог подойти к любому человеку, или к тому, кто к нему обращался – у него был маленький такой пузырёк со святой водой – и он всех кропил вот этой святой водой.

То есть, вот такая вот… как бы… проповедь Христа – жизнью. Именно вот – подвижничество вот такое вот.

А.Пичугин:

- У Вас в докладе был очень интересный момент – как Григорий появился в Баку.

О.Александр:

- Ну… Григорий появился в Баку после войны. Он – с его слов, опять же – работал в Каспийском пароходстве, потом – никто не знает. Он сам об этом не рассказывал. Возможно, какие-то события в его жизни, или какие-то духовные переживания – он принял на себя вот такой вот подвиг.

А.Пичугин:

- Вы рассказывали, что у него, если я ничего не путаю, была дочь.

О.Александр:

- Да, дочь была. Потому, что он… буквально, последние годы перед своей смертью, просил молиться об её упокоении. Дочь звали Тамарой, и он подходил к священнослужителям, прося, чтобы мы поминали её об упокоении. То есть, вот из этого мы можем сделать вывод, что дочь у него была.

На самом деле, он был… такой… немножко закрытый человек – ну, что касается его частной жизни – но он жил… как бы… для всех. Для всех, и… можно сказать… для каждого. Потому, что каждому человеку, обращающемуся к нему… ну, священники тогда особо не ходили в духовной одежде – он ходил. И, соответственно, человек…

А.Пичугин:

- А, видимо, его регистрации лишить нельзя…

О.Александр:

- Да… и человек, который приходил в храм, видел его, и, в первую очередь, конечно же, подходил к нему. Ну, и получал – святой водички и добрые слова.

К.Толоконникова:

- А добрые слова – какие?

О.Александр:

- Ну… каждому он, мне кажется, по-разному… что-то говорил… Ну, в основном, он… мог молитву прочитать какую-то, что-то сказать доброе…

К.Толоконникова:

- Ну… он, скорее, был строг, или милостив?

О.Александр:

- Нет, строгости в нём не было. Он всегда улыбался. Человек вот… просто…

К.Толоконникова:

- То есть, он утешал, скорее своим присутствием…

О.Александр:

- … это была такая улыбка… вот… постоянная, и, причём – от сердца! Он каждого человека, который к нему подходил, или он кого встречал – это была встреча с улыбкой, именно – радостью такой, благодатной.

А.Пичугин:

- А как духовенство в советские годы к нему относилось? Ведь… тоже… из примеров таких людей… мы не можем, там… конкретно свидетельствовать о святости кого-то… Но порой встречаешь в храмах… но, правда, сейчас, наверное, много людей, которые пытаются «закосить» вот под таких блаженных, и…

К.Толоконникова:

- Нет, ну, можно предположить, что такое поведение кого-то могло и раздражать…

А.Пичугин:

- … в том числе, и священников.

О.Александр:

- На самом деле, у нас нет такой информации – о том, что он кого-то раздражал из священнослужителей – никто об этом не говорил.

А.Пичугин:

- А где он жил?

О.Александр:

- Он жил недалеко от храма.

А.Пичугин:

- Он жил в доме в своём, или в квартире, да?

О.Александр:

- Да, у него была своя собственная квартира, достаточно скромная.

К.Толоконникова:

- Ну, я так понимаю, что он, в большей степени, был не человеком кельи, а человеком улиц и площадей. То есть, он… как бы вот… проводил…

О.Александр:

- Да, скорее всего. Он находился в церкви от момента её открытия – до закрытия. То есть, он весь день проводил именно в храме. За исключением тех дней, когда он посещал больницы, сумасшедшие дома – он обязательно каждые субботу и воскресенье, после Богослужения, ходил вот по этим учреждениям…

А.Пичугин:

- А зачем?

О.Александр:

- Ну… он собирал какие-то пожертвования – хлеб, сахар – и нёс им. Тогда было тяжёлое время – в 90-е годы.

А.Пичугин:

- И это – в советское время.

О.Александр:

- … в 90-е годы.

А.Пичугин:

- А, это уже в 90-е…

О.Александр:

- В 90-е, да… ну, и в советское время, наверное… если его пускали туда, конечно, посещал, насколько возможно было.

Он сам находился в этих учреждениях. После того, как он приехал в Москву – поехал к Екатерине Фурцевой проповедовать о Христе…

А.Пичугин:

- К министру культуры…

О.Александр:

- К министру культуры СССР, на тот момент. Ну, естественно, на приём он к ней не попал, а кто-то из замов решил с ним разобраться – и он попал в Кащенко.

А.Пичугин:

- А он, как был, в подряснике и с крестом – так и поехал?

О.Александр:

- Да, да, вот в таком виде туда и пришёл.

К.Толоконникова:

- Ну, потому, что нормальный советский человек – естественно, он же не может вот такую ахинею нести, да? Отсюда вся эта принудительная советская психиатрия…

О.Александр:

 - Ну, а после Кащенко он вернулся обратно в Баку. В Баку неоднократно его… видимо, когда были какие-то моменты, в советское время… когда делали какой-то акцент на этом, что… вот… план, наверное, какой-то…

К.Толоконникова:

- Усилить нужно… работу… антирелигиозную…

О.Александр:

- … да, усилить… ну, в первую очередь, наверное, был он – попадал в психиатрические больницы, в то время это было уже популярно. Ну, и выходил, и возвращался снова в церковь.  

К.Толоконникова:

- Я помню, Вы рассказывали, что ему мученичество пришлось ещё претерпеть из-за вот такого своего поведения… и внешний вид, что он был…

О.Александр:

- Ну, не мученичество, конечно, но какое-то…

К.Толоконникова:

- Ну, не мученическую смерть, но он был избит, рассказывали… уже, по-моему, в новейшее, правда, время… в 90-е годы…

О.Александр:

- Да, в 90-е годы. Конечно, он же продолжал ходить в таком виде. В 90-е годы, мы знаем… мы сами все являемся современниками этого времени, и можем сказать, что всем доставалось тогда… ну, он – получал, конечно. Были моменты, когда просто его били на улице, или ещё что-то было… ну… было – всякое… в жизни человека.

Вот, как раз, к разговору… к вопросу о том, а раздражал ли он кого-то? Действительно, он кого-то раздражал – потому, что, всё-таки, били его. Нечасто, но было такое.

К.Толоконникова:

- Случалось и в советское, в том числе, время?

О.Александр:

- Ну… это я не могу Вам точно сказать, было ли в советское, но вот, например, я был свидетелем, когда он пришёл просто избитый… но не сказал – кто, за что и почему, но… не жаловался.

А.Пичугин:

- А когда он умер?

О.Александр:

- Он умер несколько лет назад, в 2016 году.

А.Пичугин:

- А… всего… совсем недавно…

О.Александр:

- Да, да…

А.Пичугин:

- Он до конца своих дней вёл такой образ жизни, да?

О.Александр:

- Да, до конца дней.

О.Мефодий:

- Он постоянно приходил… как уже отец Александр отметил, он постоянно был в храме – с момента, как только храм открывался. Первым, кто заходил в храм, был наш старец Григорий, или, как его ласково называли – Гриша. И ежедневно он был участником Божественной Трапезы – причащался Святых Христовых Тайн.

К.Толоконникова:

- Он ежедневно причащался Святых Христовых Тайн?

О.Мефодий:

- Ежедневно, да, ежедневно. Даже если… как вот… отец Александр делал доклад, если в будний день не было ни одного молящегося в храме – все были на работе светской, обязательно причастником был старец Григорий.

Но последние дни… последний год уже ему стало тяжело ходить. Видимо, сказывалось и то, что он некогда воевал во время Великой Отечественной войны…

А.Пичугин:

- Ну, вот, я как раз и хотел сказать, что возраст у него был преклонный, и даже установить его толком нельзя, да? Какого он года рождения?

О.Мефодий:

- Если мне память не изменяет, он скончался на 92 году жизни. Он до последнего момента был… ну… не сказать, богатырского телосложения, но человек достаточно сильный. Потому, что, на моей памяти, когда обычно с ним здоровались, и чувствовалось его рукопожатие – это была большая ладонь, которая, при желании, могла достаточно крепко в ответ стиснуть руку здоровающегося человека.

Но вот… перед смертью он уже… ему было трудно передвигаться, вдобавок, у него возникли проблемы со слухом. По большей части, он уже мало общался – по большей части, молчал. И, в один из дней, дома передвигаясь, он зацепился за половичок… половицу, упал неудачно, и случился у него перелом шейки бедра.

К.Толоконникова:

- И всегда это тяжело очень в пожилом возрасте переносится…

О.Мефодий:

- Заботами настоятеля, на то время, собора Рождества Пресвятой Богородицы, его поместили при храме, при соборе Рождества Богородицы, и организовали ежедневный уход. Но, к сожалению, больше он уже не встал.

Через определённое время он скончался. Причём, священники, которые с ним были…

О.Александр:

- … каждый день его продолжали причащать. Мы с Чашей выходили, шли к нему в келью, причащали его и возвращались.

А.Пичугин:

- То есть, вы, прямо во время службы… у вас была такая традиция – выйти с Чашей, в облачении, пройти к нему, причастить…

О.Александр:

- Да-да-да…

А.Пичугин:

- Ну, чувствуется, конечно, что… человек всей своей жизнью… такое… почтение заслужил.

Опять же, вот… сколько мы видим людей, которые ходят, облекают себя сами в образ старца, проповедника, но чаще всего они – появляются, мелькают по храмам и где-то исчезают. И ещё чаще – вслед за ними… там… в Интернете начинают появляться сообщения о духовном…таком… лжестарчестве, мошенничестве. А здесь видно, что… вообще, другая история, абсолютно другая.

О.Александр:

- Да, история, на самом деле, другая. Потому, что он… как бы… никого ничему не учил, если были какие-то вопросы, он отправлял к священнослужителям, а так – просто принимал людей добрым словом. Поэтому, здесь… он не говорил, там, особо никаких догматов церковных, не рассказывал…там… ещё о чём-то… Сам он – очень много путешествовал. И в советские годы путешествовал, в паломнические поездки… бывал и на Северном Кавказе в паломнической поездке, в Киеве, и в Белоруссии.

А.Пичугин:

- Кто-то говорил, что он даже доехал до Дальнего Востока.

О.Александр:

- Да, он был во Владивостоке.

А.Пичугин:

- Так же – в подряснике и с крестом.

О.Мефодий:

- Так же, в подряснике, с большим деревянным крестом на груди.

К.Толоконникова:

- И, при этом, он путешествовал какими-то общеупотребительными способами? Покупал билет на поезд – в общий вагон, в плацкартный вагон…

О.Александр:

- Конечно.

К.Толоконникова:

- … или как-то там…

О.Мефодий:

- Конечно!

А.Пичугин:

- Интересна реакция людей на всё это. Потому, что… ну, мы это вообще не представляем…

К.Толоконникова:

- Ну, потому, что… вообще говоря, могли на первой станции ссадить, и… засадить, да…

А.Пичугин:

- … и отправить… и засадить, да… или в ту же больницу.

О.Мефодий:

- Ну, возможно, и были такие моменты. Просто мы об этом не знаем.

А.Пичугин:

- Но он никогда не рассказывал о своей жизни?

О.Мефодий:

- Нет, нет, нет…

А.Пичугин:

- А Вы с какого года служите в Азербайджане?

О.Александр:

- С 1993-го.

К.Толоконникова:

- Отце Александр, насколько я понимаю, уроженец Баку.

А.Пичугин:

- В таком случае, наверное, Вы хорошо помните старых прихожан, у которых основная их жизнь, в том числе, церковная, пришлась, как раз, на 70-е годы?

К.Толоконникова:

- Вы в церковной семье росли?

О.Александр:

- Нет.

К.Толоконникова:

- То есть, Вы уже в каком-то… отроческом возрасте, или юношеском, в храм пришли?

О.Александр:

- Да, в отроческом возрасте я пришёл в Церковь.

К.Толоконникова:

- То есть, в 90-е годы.

О.Александр:

- В конце 80-х.

К.Толоконникова:

- И Вам памятны… да… все эти люди?

О.Александр:

- Конечно. Ну, вот, и, благодаря воспоминаниям этих людей, мы сейчас об этом и говорим. О том, что и на день памяти святого апостола Варфоломея совершались такие тайные молебные пения, и другие случаи – тоже, конечно, это всё из историй, которые рассказывали эти прихожане.

К.Толоконникова:

- А вот… состав вот этих вот старых прихожан был… каков? Это – такая же была ситуация, обычная для Средней России? Как у нас говорят: вот, Церковь спасли «белые платочки» – тоже, в основном, были немолодые женщины прихожанами храма, да? Или, всё-таки, какой-то иной был состав прихожан?

О.Александр:

- Затрудняюсь ответить, но… мне кажется, что он достаточно разнообразный был… возрастной состав прихожан.

Я бы не сказал, что там были просто вот бабушки… такие… древние. Нет, это были… ну… женщины среднего возраста, как принято говорить.

К.Толоконникова:

- А… вот, в Москве такая была ситуация… ну… поскольку, всё-таки, какие-то храмы были открыты… часто вот, в одном храме собиралась какая-то интеллигенция, в другом – ещё… какие-то были «профильные» такие храмы. Естественно, что в Баку такого быть не могло, потому, что… ну… куда людям пойти? Вот храм – вот, и иди туда. И поэтому, наверное, вот такой состав был очень… очень разнообразный, да?

О.Мефодий:

- Ну, надо заметить, у нас было всего два храма в городе.

К.Толоконникова:

- Ну, вот – да, да…

О.Мефодий:

- Поэтому, как-то разделять на какие-то… не было смысла.

А.Пичугин:

- А сколько священников было? Ну… в 70-е годы, например.

О.Мефодий:

- Порядка пяти священников на каждый храм – было.

К.Толоконникова:

- На оба эти храма – по пять, да? А были какие-то приходские… такие… особенности приходские, традиции?

Вот, например, вот… на той же конференции на «Рождественских чтениях» Алексей Константинович Светозарский очень интересно рассказывал о Богослужебных особенностях Николо-Хамовнического храма в советский период…

А.Пичугин:

- Ну, это уже такой… центр Москвы, да…

К.Толоконникова:

- … да… но там, например, в Великую Среду на Страстной Седмице обязательно читался акафист Тайной Вечери перед иконой Тайной Вечери. Или, например, совершался на Рождество Крестный ход внутри храма.

А вот были такие традиции в Баку, может быть, в Богородице-Рождественском храме?

О.Александр:

- У отца Мефодия ходит Крестный ход каждый вечер вокруг храма, по кварталу – расскажи…

О.Мефодий:

- Ну, в принципе, это, я думаю, достаточно старая традиция. Михайловский храм расположен вреди жилых зданий, и для того, чтобы его обойти, необходимо обойти полностью весь квартал.

И вот, существует с давних пор такая традиция. Раньше…

К.Толоконникова:

- Это… он в Старом городе находится, да?

О.Мефодий:

- Он расположен недалеко от Старого города, и вот, думаю, со старых времён существует такая традиция, когда – раньше – монахиня, после окончания вечернего Богослужения, либо перед закрытием храма, обходила – брала икону либо праздника, либо икону Архистратига Михаила, и обходила вокруг – по всему кварталу, по проезжей части, по пешеходной зоне – обходила вокруг, и затем возвращалась в храм.

Сейчас эту традицию продолжают уже сотрудники. Той монахине, которая это совершала, в силу её возраста, стало это не под силу, и сейчас продолжают это сотрудники, в основном, певчие. Либо певчий, либо псаломщик перед закрытием храма – так же берётся икона, и, таким своеобразным Крестным ходом она обносится вокруг храма.

К.Толоконникова:

- А когда эта традиция сложилась?

О.Мефодий:

- Ну, я думаю, когда эта традиция сложилась, сейчас уже трудно узнать. И, порой, к сожалению, когда видишь что-то, каждый день повторяющееся…

К.Толоконникова:

- Кажется, что так было всегда, да?

О.Мефодий:

- … воспринимается, что это было всегда – оно должно быть, так было, так и есть. И, порой, даже самые простые вопросы – не задумываешься об них. Когда эта возникла традиция, когда она зародилась?

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

- Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня наши гости из Азербайджана: протоиерей Мефодий Эфендиев, секретарь Бакинского епархиального управления, настоятель Михаило-Архангельского храма в Баку, протоиерей Александр Асташкин, председатель Издательского отдела Бакинской Азербайджанской епархии, главный редактор журнала «Православный Каспий».

К.Толоконникова:

- Монахиня, которая обходила Крестным ходом… таким вот странным Крестным ходом – одна, с иконой обходила квартал – она была поддержательницей, продолжательницей этой традиции, или – основательницей?

О.Александр:

- Она была продолжателем этой традиции, на самом деле, потому, что это было ещё до неё, до того, как она, вообще, стала монахиней. Эта традиция сохранялась ещё до того, как она приняла монашеский постриг.

К.Толоконникова:

- То есть, она просто её приняла, и понесла дальше.

О.Александр:

- Да. На самом деле, никто не может точно сказать, когда вот кто-то первый вышел с этой иконой, и пошёл. Но каждый считал необходимым и важным для себя продолжать эту традицию. Ну, это к слову к тому, что вот… как… Сейчас, на данный момент… ну, вот… представляете… идут 3-4 человека с иконой, иногда с фонарём – монахиня в облачении, кто-то из прихожан, с пением тропаря…

К.Толоконникова:

- … совершают вот такую… пятнадцатиминутную прогулку…

О.Александр:

- … да… в центре города. То есть… ну… к этому все нормально относятся, и…

К.Толоконникова:

- И, пожалуй, если этого не будет, все сочтут, что что-то произошло не то… да…

О.Александр:

- Да.

К.Толоконникова:

- В том числе и те, кто в этот храм и не заходит никогда.

А.Пичугин:

- Отец Мефодий, а у Вас есть какие-то личные воспоминания о… таком… позднесоветском православном Азербайджане? Когда Вы крестились?

О.Мефодий:

- Таинство Святого Крещения я принял в 18 лет, в 1998 году. Ну, в дальнейшем, спустя несколько лет, Господь привёл в Церковь, где я начал нести разные послушания.

Первоначально я был прихожанином Кафедрального собора Рождества Пресвятой Богородицы, и там, на моей памяти, было достаточно прихожан, старых прихожан. Ну, в силу, может быть, молодого возраста, не особо часто приходилось задумываться, носителем чего…

К.Толоконникова:

- Да, это вот так вот… обидно! Вот, сейчас вспоминаешь свои, там… какие-нибудь 18-20 лет, думаешь: «Господи, как надо было бы вот – и с этим человеком поговорить, и этого – послушать…», но…

О.Мефодий:

- … но, к сожалению, время безвозвратно ушло.

Но, на моей памяти, ряд прихожан… одна из них – её так же ласково называли «баба Лиза». Елизавета была такая древняя прихожанка, невысокого роста, и вот что запомнилось – с ясными… такими… голубыми глазами. Всё время – пронизывающий взгляд, тёплый взгляд.

Она была достаточно – как о ней рассказывали – она была очень, в какой-то мере, жёстким, либо… таким… человеком, и она была, по-моему, единственной, кто являлся современницей епископа Митрофана Поликарпова. Потому, что из бесед, которые с ней проводились, во время которых она рассказывала о своей жизни…

К.Толоконникова:

- А как-то записывали эти беседы? Старались зафиксировать…

О.Мефодий:

- К сожалению, нет. И вот, она рассказывала, что когда она ещё была юной девочкой… она – единственная, кто помнил облик епископа Митрофана Поликарпова. И вот, в какой-то момент, епископ Митрофан ей сказал: «Держись Церкви, в ней – твоё спасение!» И вот, на протяжении, видимо, долгих-долгих лет, она бережно хранила в своём сердце завет епископа Митрофана, и, фактически, когда я уже сам пришёл в Церковь, она была уже, может быть, самой старой прихожанкой собора Рождества Пресвятой Богородицы.

А.Пичугин:

- Вы что-то… можете сказать, что Вы что-то от неё переняли – какие-то традиции, какие-то, может быть, её… ну… то, что ничего не записывали, не фиксировали – это понятно, но вот что-то… что-то такое вот… Вы можете вспомнить, что она делала, как она молилась, как она ходила в храм, что могло бы вот показать её такое, действительно, «старое» христианство?

О.Мефодий:

- Ну, во-первых, как я уже сказал, к сожалению, в то время, в силу молодого возраста, особо об этом не задумывались. Но, с другой стороны, когда впервые переступаешь порог храма, обращаешь внимание, прежде всего, на поведение старых прихожан – те, кто является постоянными прихожанами. Тем более, когда для человека всё является новым, как-то, в первую очередь, стараешься приглядеться, присмотреться.

Ну, естественно, первое, что обращало внимание – это набожность старых прихожан, их размеренность, неторопливость, то, с каким благоговением они себя осеняли крестным знамением, как они стояли на службе. Иногда вот… ловил себя на мысли, что вот – стоит человек, допустим, ему сколько… лет 80, но он стоит неподвижно в храме во время Богослужения, весь погружён в происходящее, в Таинство, которое совершается. Ну, и, как-то… естественно, глядя на этих людей, старался тоже самое от них перенять, чему-то научиться, хотя бы, элементарно, перво-наперво – поведению в храме.

К.Толоконникова:

- А вот… отец Александр… сейчас говорил о том, что Вы, батюшка, приняли Крещение в 1989 году, правильно я понимаю?

О.Александр:

- Я с детства крещёный.

К.Толоконникова:

- А… в 1989 году Вы пришли…

О.Александр:

- Я начал посещать храм в конце 80-х.

К.Толоконникова:

- А, Вы в конце 80-х начали посещать храм, простите. Было ли в Баку, примерно, то же самое, что было здесь в это время, когда, после празднования 1000-летия Крещения Руси, здесь стали массово заполняться храмы, люди стали массово принимать Крещение и так далее. Было ли что-то подобное в Азербайджане?

О.Александр:

- Я не могу говорить о статистике принятия Таинства Крещения…

К.Толоконникова:

- Но народу стало больше в храме?

О.Александр:

- Народу было много всегда в Баку. Потому, что на Пасху даже вот эта самая баба Лиза, как её называли, она, вспоминая, говорила, что весь квартал стоял в очереди, чтобы попасть в храм. И люди, просто которые не могли попасть в храм, ставили свечи на ограду храма, на её каменное основание.

К.Толоконникова:

- То есть, это речь идёт о рядовом воскресном богослужении…

О.Александр:

- Нет, на Пасху.

К.Толоконникова:

- А, на Пасху, да!

А.Пичугин:

- Кстати, есть какие-то свидетельства о том, как на Пасху в Баку пускали верующих? Потому, что в Центральной России… ну… здесь вот, в России…

К.Толоконникова:

- Комсомольские кордоны и так далее…

А.Пичугин:

- … комсомольские кордоны не пропускали… пенсионеров пускали только.

К.Толоконникова:

- Я, кстати, знаю одну семью, которая сложилась таким образом. Юноша стоял в комсомольском кордоне, а девушка шла в храм на Пасху – и получилась крепкая православная семья в итоге.

О.Александр:

- На самом деле, таких историй, наверное, будет много. И вот я знаю историю, при которой некоторые люди специально записывались в эти кордоны, чтобы попасть в храм.

К.Толоконникова:

- Вот… вот, так… вот такой перевёртыш, да? Это тоже очень интересный момент…

О.Александр:

- Да…

А.Пичугин:

- Да, я тоже такие знаю случаи. А в Баку – тоже они были, эти кордоны комсомольские?

О.Александр:

- Они не были такими заметными, как…

О.Мефодий:

- В России.

О.Александр:

- … в России.

А.Пичугин:

- То есть, по идее, если есть большое желание, несмотря на возраст… там… 20-25 лет, молодой человек мог попасть в храм?

О.Александр:

- Ну… конечно, если он учился в школе или в институте, его бы потом вызвали… Потому, что комсомолец – как-то ему, всё-таки, бы сказали, именно в институте уже.

Ну, были, конечно, частные случаи такие, но я бы не сказал, чтобы какие-то репрессии были в отношении людей.

О.Мефодий:

- Ну, я думаю, что в то время в Баку было достаточно… в отличие от Центральных районов России, в Баку, а Азербайджане было достаточно тёплое отношение… лояльное отношение к духовенству.

Потому, что, если вспомнить то интервью, которое отец Александр брал у ныне здравствующего клирика Ставропольской епархии – отца протоиерея Павла Рожкова…

О.Александр:

- Рожкова, да…

О.Мефодий:

- Он очень интересно…

О.Александр:

- Он служил в Баку.

О.Мефодий:

- … интересно дал интервью. Он на протяжении 20 лет служил в Баку.

К.Толоконникова:

- В какие годы?

О.Мефодий:

- Это…

О.Александр:

- В 60-е, 70-е…

О.Мефодий:

- … в 60-е – середина 70-х. И вот, в интервью он рассказывал, что в то время духовенство достаточно свободно могло совершать требы.

К.Толоконникова:

- Да, вот Вы, например, сказали о кладбищах. То есть, духовенство вполне…

О.Александр:

- Да, в отличие, кстати, от Ставропольского края.

К.Толоконникова:

- … да, вполне могло присутствовать на кладбище. То есть, как это происходило? Значит, человек… батюшка уже, так сказать, поджидал на кладбище своих…

О.Александр:

- Нет, на Светлую Седмицу, если мы говорим о посещении кладбищ на Светлую Седмицу, мы знали, когда, на какое кладбище…

Вот, когда я начинал своё служение, было расписание – мы знали свой день, когда мы должны поехать на кладбище. В этом время люди уже знали, что священник именно в этот день, в такое-то время приедет. Собиралось огромное количество людей – просто огромное, и мы совершали…

К.Толоконникова:

- То есть, так оно и было в 60-70-е годы…

О.Александр:

- … да… мы совершали там требы.

О.Мефодий:

- Даже отец Павел с конца 50-х был. Потому, что он помнил отца Сергия Казанского.

А.Пичугин:

- Вот, я нашёл Павла Рожкова, протоиерея – 1954 год хиротония у него. Ну, и до сих пор он – настоятель… причём, с прошлого года только он в новом храме настоятель, в Ставрополе.

Вот… ну, а сейчас мы просто уже – время наше заканчивается, будем закругляться. Спасибо большое!

Напомню, что гости из Азербайджана были у нас сегодня: протоиерей Мефодий Эфендиев, секретарь Бакинского епархиального управления, настоятель Михаило-Архангельского храма Баку, протоиерей Александр Асташкин, председатель Издательского отдела Бакинской Азербайджанской епархии, главный редактор журнала «Православный Каспий».

Спасибо большое!

О.Александр:

- Спасибо!

О.Мефодий:

- Спасибо!

А.Пичугин:

- Программа эта – совместная с музеем «Советский Союз: вера и люди», директор этого музея – Ксения Толоконникова…

К.Толоконникова:

- Спасибо большое! Мне кажется, очень хороший разговор получился.

А.Пичугин:

- Да… а я – Алексей Пичугин. Прощаемся, всего доброго!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Жития святых
Жития святых
Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Александр Невский и многие другие - на их жизнь мы стараемся равнять свои жизни, к ним мы обращаемся с просьбами о молитвенном заступничестве перед Богом. Но так ли много мы знаем об их земной жизни и о том, чем конкретно они прославили себя в вечности? Лучше узнать о земной жизни великих святых поможет наша программа.
Материнский капитал
Материнский капитал
Дети - большие и подросшие – как с ними общаться, как их воспитывать и чему мы можем у них научиться? В программе «Материнский капитал» Софья Бакалеева и ее гости рассуждают о главном капитале любой мамы – о наших любимых детях.
Свидетели веры
Свидетели веры
Программа «Свидетели веры» — это короткая, но яркая история православного миссионера, как из древних времен, так и преимущественно наших дней, т. е. ХХ и ХХI век. В жизненной истории каждого миссионера отражается его личный христианский подвиг и присутствие Христа в жизни современного человека.
Места и люди
Места и люди

В мире немало мест, которые хотелось бы посетить, и множество людей, с которыми хотелось бы пообщаться. С этими людьми и общаются наши корреспонденты в программе «Места и люди». Отдаленный монастырь или школа в соседнем дворе – мы открываем двери, а наши собеседники делятся с нами опытом своей жизни.

Также рекомендуем