Москва - 100,9 FM

«5-е воскресенье после Пятидесятницы. Праздник в честь иконы Божией Матери „Троеручица“». Прот. Максим Первозванский

* Поделиться

В нашей студии был клирик московского храма Сорока Севастийских мучеников, главный редактор молодежного портала Naslednick.online протоиерей Максим Первозванский.

Разговор шел о смыслах и особенностях богослужения в воскресный день, о празднике в честь иконы Божией Матери «Троеручица», о праздновании Собора архангела Гавриила, а также о памяти святых преподобного Никодима Святогорца, великомученицы Марины (Маргариты) Антиохийской и равноапостольного князя Владимира. Отец Максим разъяснил воскресный евангельский отрывок об изгнание бесов из двух бесноватых в стране Гергесинской.

Ведущая: Марина Борисова


М. Борисова

— Добрый вечер, дорогие друзья. С вами Марина Борисова. В эфире программа «Седмица», в которой мы каждую неделю говорим о смысле и особенностях богослужения наступающего воскресенья и предстоящей недели. И сегодня со мной в студии клирик храма Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе, протоиерей Максим Первозванский.

Протоиерей Максим

— Здравствуйте.

М. Борисова

— И с его помощью мы постараемся разобраться, что ждет нас в церкви завтра, в пятое воскресенье после Пятидесятницы, и на наступающей неделе. Ну как всегда, мы идем от Писания, ищем смысл наступающего воскресенья в тех отрывках из Апостольских Посланий, из Евангелия, которое прозвучит завтра за Божественной литургией. И вот завтра мы будем слушать отрывок из Послания апостола Павла Римлянам, из 10-й главы, стихи с 1-го по 10-й. И ну не знаю, на мой взгляд, достаточно сложный для понимания отрывок. С одной стороны, если просто складывать слова в предложение, все понятно, а вот какой для нас за этими словами кроется смысл, надо еще подумать. А слова, в общем-то, такие достаточно простые — о ревности по Боге, но не по рассуждению. Апостол говорит: «Ибо, не разумея праведности Божией и усиливаясь поставить собственную праведность, они не покорились праведности Божией», — вот уже все запуталось на этом этапе. А если почитать дальше, ниже там, 9-й стих: «Ибо если устами твоими будешь исповедывать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься, потому что сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению». Опять, получается, все понятно, но ничего непонятно. Давайте разбираться.

Протоиерей Максим

— Ну, во-первых, все-таки нужно взять контекст, и эта глава 10-я Послания апостола Павла к Римлянам начинается со слов, посвященных скорби апостола Павла о братьях его по крови, то есть иудеях. Начинается она словам: «Братия, желание сердца моего и молитва к Богу об Израиле во спасение». То есть вообще апостол Павел и в Послании Римлянам, и здесь, и впоследствии, в 11-й уже главе, он искренне и от всего сердца пишет о своих переживаниях по поводу того, как немного его собратьев-израильтян приняли Иисуса как Мессию, и для него это, конечно, скорбь. Надо понимать, что ожидание Мессии для Израильского народа было одним из главных ожиданий и главных чаяний, потому что пророки к моменту рождества Иисуса Христа уже 400 лет как, по сути дела, молчали, и Израиль ждал Спасителя. И то что большинство из них не приняли Иисуса из Назарета как своего Мессию, конечно, для апостола Павла было величайшей скорбью, для которого это было, Иисус был не просто каким-то интеллектуальным убеждением или воспринятым, как это иногда бывает, от родителей какой-то верой, а это было его личным обращением после его встречи на пути в Дамаск, то есть это был его личный опыт. И когда он видит, что его собратья не приняли Иисуса и не считают Его Мессией, для него, конечно, был вопрос, как такое возможно. И вот здесь мы видим его размышления, как такое возможно, и его слова что «их ревность по Боге, но не по рассуждению, ибо, не разумея праведности Божией (как вы прочитали) и усиливаясь поставить собственную праведность, они не покорились праведности Божией». Надо понимать, что для Израиля, для Ветхого Завета их отношения с Богом были именно заветом, или союзом, или договором. Вот мы сейчас, ну кстати говоря, и среди современных христиан тоже достаточно таких людей, но все-таки это не является...

М. Борисова

— «Сорок акафистов прочитаю — и тогда...»

Протоиерей Максим

— Да. То есть вот все отношения с Богом рассматривались в контексте: если ты будешь исполнять свою часть договора, то Бог будет исполнять Свою. И если ты имеешь, у тебя что-то не так, если как бы Бог не исполняет Свою часть завета — значит, ты где-то не исполнил свое. Именно на этом вот таком мировосприятии (вспомним Книгу Иова — как друзья Иова убеждают его, что раз вот на него такие несчастья обрушились, значит, он где-то грешен) или, кстати говоря, это действительно все-таки распространено и сейчас среди православных — я это тоже неоднократно слышу и мне приходилось как бы опровергать неоднократно такое представление, о том, что если ты, если у тебя что-то в жизни не очень хорошо — если кто-то болеет, если тебя там уволили с работы, если там тебе досталась какая-нибудь не такая жена, если у тебя там непослушные дети — значит, ты грешник, значит, ты где-то согрешил. И просто вот найди, в чем ты согрешил, исправься — то есть выполни свою часть договора, и тогда Бог, конечно, с радостью выполнит Свою часть договора. И поэтому вот апостол Павел и говорит, что иудеи усиливались в своей праведности. То есть вот ну это же естественно, да, если что-то не так... Ну а представьте себе, что для всего Израиля что означала римская оккупация, да? То есть представьте себе, что мы сейчас живем в каком-нибудь там, не знаю, 1943 году где-нибудь там на оккупированной территории там немцами, например. Ну исключим уж какие-то совсем страшные жестокости, потому что римляне все-таки себе такого не позволяли, что позволяли фашисты на оккупированных территориях, но в целом примерно вот так. То есть для Израильского народа, для его самосознания вот этот факт, совершенно постыдный, оккупации и зависимости, оккупации иноземных захватчиков, то что у синедриона отобрано право там жизни и смерти, он является каким-то таким, то есть это все очень унизительно. И вот этот поиск, собственно, движение фарисейства, оно же и родилось, исходя из этих двух фактов. Молчание пророков — раз, то есть прямое общение с Богом оказалось прервано. Если раньше, ну представьте себе, что пророческое движение в золотой период было таково, что существовали пророческие школы, То есть если обернуть это, например, на нашу современную действительность, представьте себе, что как бы в каждом, ну если не в каждом селе, то уж в каждом городе точно есть прозорливый старец, к которому можно спокойно попасть и получить ответ напрямую от Бога по интересующему тебя вопросу — и вот такую функцию, по сути, выполняли ветхозаветные пророки. И вот этого теперь нет, уже нет не одно столетие, да еще и иноземные захватчики. То есть понятно, что фарисеи усиливались выполнить свою часть договора и тогда в надежде, что все-таки Бог исполнит Свою. И поэтому все эти мелочи, все эти придирки бесконечные, и все это отцеживание комара, как потом назовет это Господь наш Иисус Христос, и вот в этом усилении праведности они действительно проглядели праведность Божию. Об этом прямо пишет апостол Павел, он прямо так это и говорит: «не разумея праведности Божией и усиливаясь поставить собственную праведность, они не покорились праведности Божией».

М. Борисова

— Ну хорошо, контекст — это замечательно. А для нас-то что? Вот мы услышим этот отрывок, что мы должны вынести для себя, для сегодняшней жизни?

Протоиерей Максим

— Ну для большинства людей в сегодняшней жизни, мне кажется, совершенно необходимо напомнить себе, вы знаете, ведь даже знаменитые слова преподобного Серафима Саровского: «Стяжи мирный дух, и тысячи вокруг тебя спасутся» очень многие современные православные люди перевирают, говоря их примерно следующим образом: «Спасись сам — и тысячи вокруг тебя спасутся». Вот это вот «спасись сам» — это, конечно, полное...

М. Борисова

— Ну да, зачем тогда Спаситель.

Протоиерей Максим

— Да, полное противоречие вообще христианскому благовестию о том, что собственное спасение невозможно. И вот это вот желание усилить собственную праведность, конечно, приводит к культивированию собственной гордыни, к осуждению других, которые не столь праведны и, в конечном счете, к забвению Самого Спасителя — Он становится непонятным персонажем, по сути дела отождествляясь просто с Творцом неба и земли, с тем же самым мздовоздаятелем, наказателем и так далее...

М. Борисова

— В ветхозаветном понимании.

Протоиерей Максим

— А вовсе не Спасителем.

М. Борисова

— Обратимся теперь к евангельскому отрывку. Завтра мы услышим в церкви отрывок из Евангелия от Матфея из 8-й главы, стих 28-й и до 9-й главы, 1-й стих. Ну это известная практически, я думаю, всем православным верующим особенно людям, которые стараются церковной жизнью жить, история о том, как Господь в стране Гергесинской изгнал из бесноватого легион бесов, вогнал их в стадо свиней, они бросились в озеро, и окрестные жители попросили Господа отойти от их земли. В общем, достаточно известная всем история. Но почему именно в связке с этим отрывком из Апостольского Послания к Римлянам мы слышим этот отрывок сейчас?

Протоиерей Максим

— Ну если честно, я не вижу здесь прямой увязки. Возможно оно есть, ну как всегда, и уж тем более его можно специально найти. Надо помнить, что мы сейчас с вами просто читаем Евангелие от Матфея по порядку и, соответственно, читаем Послания апостола Павла тоже по порядку. Вот в пасхальный период мы читали Евангелие от Иоанна и Книгу Деяний, сейчас читается соответствующее Евангелие от Матфея. Но мне кажется, вообще этот отрывок крайне важный. Точно также как и те слова апостола Павла, которые мыс вами только что разбирали. Мне кажется — ну наверное, не совсем, конечно, корректно говорить, что что-то в Евангелии более важное, что-то менее важное, но этот отрывок действительно необыкновенно важен, потому что мы видим, здесь ведь на что надо обратить внимание — тоже на контекст. Кто такие свиньи? Свинья — это нечистое животное. По закону Божию свинья или вообще нечистое животное не имеет права даже ступать на священную землю Израиля. И, например, сейчас тоже, кстати говоря, любопытный пример: фарисейство на севере Израиля, существуют специальные кибуцы — по-нашему колхозы, в которых таки разводят свиней на продажу, но они там живут не на вольном выпасе, а на деревянном полу, на настилах, не ступая на священную землю Израиля, чтобы ее не осквернить. Так вот они, эти свиньи, паслись-таки на священной земле Израиля. Не знаю, вкушали ли гергесинские жители свинину или просто тоже имели с этого доход, отправляя куда-нибудь его, это мясо, на продажу — неважно. Важно, что они в одночасье лишились основного источника своего существования. При этом этот источник был, ну с их точки зрения и вообще с точки зрения закона, он был незаконным, прямо так скажем, это было преступление. А в Ветхом Завете большой разницы между религиозным и уголовным преступлением не существовало. То есть это, условно говоря, люди, которые незаконным образом имеют какой-то доход. Приходит Сам Бог и, соответственно, обличает их в этом и устраняет источник незаконного дохода, при этом явным образом исцеляя бесноватого от бесов — то есть показывая, что Он действует силой Божией, что это не просто так, какая-то прихоть, а это прямо Бог отбирает у них этот доход. И они, несмотря на это, просят Его удалиться от пределов их. И точно также и мы часто Бога из своей жизни пытаемся удалить, если нам что-то не нравится. Очень хочется, чтобы Бог был удобный — чтобы Он нам выполнял наши желания, покрывал в том числе наши незаконные деяния, всячески защищал нас, а вовсе не обращал на путь праведности.

М. Борисова

— Напомню нашим радиослушателем, сегодня, как всегда по субботам, в эфире радио «Вера» программа «Седмица». Со мной в эфире клирик храма Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе, протоиерей Максим Первозванский. И мы, как всегда по субботам, говорим о смысле и особенностях наступающего воскресенья и предстоящей недели. Вот на следующей неделе у нас будет праздник в честь очень необычной иконы — 25 июля праздник в честь иконы Божией Матери «Троеручица». Вообще само название достаточно экзотичное. Очень много смущений и исторически, когда появилась эта икона во времена патриарха Никона в России, было очень много смущений и требовались особые пояснения — почему третья рука, откуда третья рука, что это такое. На самом деле, если смотреть предание, то все очень просто объясняется — это в память исцеления Иоанна Дамаскина по молитвам перед этой иконой. И вот поскольку рука выздоровела, он сделал изображение такое, серебряной руки, и прикрепил к киоту, как часто делалось в те времена. Но на самом деле очень часто третья рука изображается непосредственно на самой иконе, очень часто она похожа на две руки Матери Божией, и это приводит многих в такое состояние недоумения, о чем идет речь. Вот почему, несмотря на такие экзотические истории, связанные с этой иконой, она все-таки стала крайне почитаемой, в особенности на Православной Руси?

Протоиерей Максим

— Извините, я жил достаточно долго на Гончарной улице, бывшей улице Володарского, перед этим опять Гончарной — как раз на этой улице, прямо аккуратно напротив моих окон, находилась колокольня храма Успения в Гончарах. В этом храме я крестился, в этом храме крестилась моя старшая дочь и в этом храме я познакомился с покойным отцом Федором Соколовым, и там действительно главной почитаемой святыней — в этом храме мой родной дядя был долгое время старостой, и именно в этом храме находится чтимая московская икона Матери Божией «Троеручица», поэтому для меня никаких вопросов и сомнений никогда особенно не было. А там прямо, если вы идете по Гончарной улице, там прямо в стене храма есть уличное изображение, где вы можете и к нему со стороны улицы приложиться, и богослужение в нем не прерывалось в советское время. И любой человек, любой москвич должен, мне кажется, хотя бы однажды побывать в этом храме и приложиться к этой иконе. И история, действительно, вы правильно ее назвали, она достаточно простая. А то что возникают вопросы — так это хорошо. Вообще, на мой взгляд, чем больше недоуменных вопросов, если у них есть простое и понятное объяснение, тем лучше. Потому что мы же такие скучающие, равнодушные люди, которых может хоть как-то заинтересовать что-то необычное. Поэтому да, где-то икона изображается, и очевидно, что это серебряная рука, сделанная как вклад — вот примерно точно также, как, знаете, сейчас есть такая традиция — например, вот в Иверской часовне, во многих других местах, у нас в Новоспасском монастыре — перед иконой Матери Божией «Всецарицы» вешают на цепочке какие-то приношения — например, кресты, еще что-то.

М. Борисова

— Это очень многие почитаемые иконы, ну по крайней мере в Москве. Если вы бывали в храме Илии пророка, Обыденного — там почитаемая икона Божией Матери «Нечаянной Радости», и там тоже все вот в этих цепочках.

Протоиерей Максим

— То есть люди, может быть, не все до конца правильно это понимают, но получая помощь, получая исцеление, получая просимое, человек приносит свой дар и оставляет его как знак, как символ, как пожертвование за полученное исцеление, например, и полученное какое-то благословение, получение просимого. И то же самое сделал и преподобный Иоанн Дамаскин. Когда в его жизни совершилось это удивительное чудо, что отрубленная халифом рука за якобы мнимое совершенное преступление... А напомню, что Иоанн Дамаскин жил во времена императора-иконоборца Льва III Исавра, а сам он жил, соответственно, в Персии — то есть вне пределов, где его могла достичь карающая длань василевса. При этом он был активным защитником православия. Я думаю, практически всем православным людям известно его главное творение, первое схоластическое произведение — в хорошем смысле этого слова, — «Точное изложение православной веры», и он был борцом с иконоборчеством. В империи невозможно было противиться власти императора, а вот из-за пределов это было возможно. И тогда он был оклеветан, якобы он шпион и, соответственно, шпионит против своего законного правителя. И он был наказан — ему была отрублена рука. И он провел ночь в молитве, забылся уже во сне, и когда он утром проснулся, рука была на месте. Матерь Божия исцелила его руку, тем самым явила его невинность, он был прощен. Но, правда, не остался при дворе, а соответственно, удалился в монастырь. И это такое приношение и, соответственно, чудес после этого тоже... Знаете, для меня ведь, я думаю, как и для подавляющего большинства православных христиан, мы чтим именно тех святых, мы чтим именно те образы, именно те иконы, от которых мы получаем от Господа исцеление или помощь. И это просто знак того, что Матерь Божия через Свою эту икону «Троеручица» поколениям православных людей, вдохновленных примером Иоанна Дамаскина, просящих перед этой иконой Матери Божией, они эту помощь получают. Поэтому все в храм Успения Матери Божией в Гончарах и на празднование Ее чтимой иконы.

М. Борисова

— Ну на этой неделе у нас память еще такого бесплотного персонажа что ли — Собор Архангела Гавриила — 26 июля. Ну архангел — для нас понятие абстрактное, представить себе архангела можно только по его иконописному изображению. Вот мы знаем, что Архангел Гавриил изображается на иконе Благовещения с цветами рядом с Матерью Божией — вот как-то мы можем представить себе его функцию в священной истории. Но ведь не только это, на самом деле перевод его имени — это «Всевышний — сила моя». И, наверное, не зря он почитаемый и даже в исламе, то есть это такой священный персонаж, который дорог не только христианскому восприятию мироздания.

Протоиерей Максим

— Ну вообще мы должны помнить, что Церковь особым образом осудила поклонение ангелам как творцам, и напоминаю нам всем слова апостола Павла, что «не все ли они суть служебные духи», от Бога посылаемые для хотящих или там для имеющих «наследовать спасение». То есть просто что нам важно понимать — не из их собственной жизни, это нам неведомо, это от нас сокрыто. И действительно, как правильно вы сказали, это бесплотные духи — то есть они не имеют своего материально обличья. И если они его как-то принимают, то только для того, чтобы мы каким-то образом удобнее их могли воспринять и вступить, и получить от них то благовестие, которое они имеют нам сообщить. И их собственная жизнь нам неведома, а вот по отношению к нам, людям, она нам ведома. И если Архангел Михаил является предводителем воинств Бесплотных Сил в борьбе с диаволом и его бесами, то Архангел Гавриил, мы видим, что он посылается, например, Захарии, для того чтобы возвестить ему о рождении Иоанна Предтечи, он посылается Матери Божией, как вы уже сказали, с благой вестью, благовещением о Рождестве Христовом — то есть его послания от Бога, они носят такой характер откровения о милости Божией. Ну по крайней мере то, как нам это известно из Священного Писания. Когда Господь имеет явить нам какую-то особую милость, то по особым случаям Он посылает именно Архангела Гавриила. Ну а каждому из нас — ведь это Собор Архангела Гавриила, да, то есть в некотором смысле и память нашего Ангела Хранителя, который посылается Богом от рождения каждому из нас, для того чтобы оберегать нас, помогать, напутствовать на всех путях нашей жизни.

М. Борисова

— А вот удивительно, почему так много общения с миром Ангелов и Архангелов в Евангелии, и такое прямое общение с Богом в Ветхом Завете? Ведь ветхозаветные пророки не нуждались в служебных посланцах.

Протоиерей Максим

— Ну все-таки это не совсем так. Дело в том, что в Ветхом Завете достаточно много примеров все-таки и ангельского участия. И есть достаточно подробное описание, например, в Книге Товии и в других местах, где Ангел сопутствует, сшествует людям, тоже непосредственно участвует в их жизни. У пророков была особая роль и особая функция, они, по сути дела, также, как и сами Ангелы, являлись возвестителями воли Божией. То есть Господь может обычному человеку Свою волю возвестить, если это требуется, либо через Ангела, как мы эти примеры сегодня тоже уже разбирали, либо через пророка. То есть пророк Ветхого Завета, он как бы от себя ничего не говорит. Это знаменитый вопрос Силуана Афонского, с которым он обошел Афон, задавая его разным людям: как говорят святые? Помните, и никто не мог ему ответить на этот вопрос, как же говорят святые. А ответ был очень простой: они от себя ничего не говорят. Вот мы с вами не очень святые люди и поэтому размышляем от себя, что-то от святых отцов, от Писания, от традиций Церкви, от разумения. А святые имеют такую власть и силу — говорить от Бога. Тоже, возможно, не всегда, у них тоже есть свои какие-то частные богословские мнения. Но святые, пророки самые главные, и Ангел, он всегда говорит от Бога. Здесь какой-то разницы в возвещении воли Божией, является она через пророка, через старца, через святого или через Ангела, для обычного человека нет.

М. Борисова

— А вот вся эта многоступенчатая сложная Ангельская иерархия, нужна ли? Ну это вообще достаточно интересно, представить себе такую схемку или, я не знаю, такую презентацию сделать, как это все происходит, вот как там выстроено все. Но ведь это все символика, и насколько нам важна эта символика? Насколько нам имеет смысл вот в нашей конкретной жизни, в которой мы пытаемся справиться со своими какими-то духовными проблемами, пытаемся понять, что в Евангелии написано, пытаемся как-то простроить свою жизнь как-то в соответствии с этим, насколько нам это все нужно?

М. Борисова

— Нам это все не так нужно и не так важно. Напомню, что это псевдо-Дионисий Ареопагит, который, по сути дела, вот эти девять чинов — три по три — Ангельской иерархии в период бурного расцвета неоплатонизма почти позаимствовал у неоплатоников, естественно, приспособив это все к христианской нашей с вами жизни и к представлению о том, как устроен мир невидимый. Ну действительно же интересно, как устроен мир невидимый. Мы же про него ничего не знаем. При этом в Священном Писании встречаются как имена Архангелов, так и их чины — например, Начала, Власти, Силы — апостол Павел упоминает, и в Ветхом Завете много чего есть. И поэтому как-то хочется понять, кто они такие. Ну и вот в Ареопагитиках они оказались выстроены в эти три ранга — Херувимы, Серафимы, Начала, Власти, Силы и так далее. Но для нашей практической жизни это все не имеет какого-то особенного значения. Воздать им честь можно, и поэтому, знаете, вот в куполе многих храмов изображаются девять высших Архангелов, которых мы знаем по именам. И это же не только Михаил и Гавриил, это и Уриил, и Селафиил и другие — то есть их девять, высших Архангелов, высших Херувимов. Серафимов, конечно, когда их изображают такими амурчиками, это совершенно некорректно. Это такое, не знаю, видимо, из античности тоже какая-то аналогия с амурчиками, там возникающая. Серафим — это же «пламенный», «огненный», вот и поэтому... Ну мне кажется, важно и интересно с этим однажды ознакомиться. А потом вполне спокойно можно об этом ну если не забыть, то отложить куда-то там, на полку нашего сознания, точно также, как для нашей... Помните Шерлок Холмса? Когда он не знал, вращается ли солнце вокруг земли или земля вокруг солнца и Ватсон с изумлением говорит: неужели вы не знаете таких простых вещей, известных каждому? А Холмс ему отвечает: а какое это имеет отношение к моей практической жизни и деятельности? То есть, как вы совершенно справедливо спросили, для нашей практической жизни это не имеет никакого особого смысла. Но знать, как устроены Ангельские чины, в общем, для образованного христианина может быть полезно.

М. Борисова

— В эфире радио «Вера» программа «Седмица». С вами Марина Борисова и клирик храма Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе, протоиерей Максим Первозванский. Мы ненадолго прервемся и вернемся к вам буквально через минуту. Не переключайтесь.

М. Борисова

— Еще раз здравствуйте, дорогие друзья. В эфире наша еженедельная программа «Седмица». С вами Марина Борисова и клирик храма Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе, протоиерей Максим Первозванский. И, как всегда по субботам, мы говорим о смысле и особенностях богослужения наступающего воскресенья и предстоящей седмицы. Вот на следующей неделе у нас будет такой особый повод поразмышлять. Вот мы про Ангелов поразмышляли, теперь есть повод поразмышлять про бесов. Ну на самом деле поводов целых два. Во-первых, 22 июля у нас память преподобного Никодима Святогорца, известного, я думаю, многим православных христианам по его книге «Невидимая брань». Ну и 30 июля память моей святой покровительницы, великомученицы Марины Антиохийской.

Протоиерей Максим

— С наступающими вас именинами.

М. Борисова

— Спаси, Господи. Вот которая тронула мое девичье сердце, когда я первый раз увидела ее иконное изображение — это называется реакция прямого действия, —где она изображена с молотком, побивающая беса. Вот просто. Самое любимое мое иконописное изображение. Но давайте все-таки вспомним о преподобном Никодиме и его «Невидимой брани». Появилась ведь она в России довольно поздно, в смысле перевод ее — уже в начале XX века. И как раз, получилось, вовремя, потому что весь XX век спрашивать было не у кого, вот хорошо хоть какие-то книжки сохранились, или по крайней мере их рукописные там какие-то конспекты, или какие-то ксерокопии потом уже, попозже. Читали ее много в XX веке, читают ли сейчас — не знаю. Но мне кажется, тут важно и для чего она была написана, и почему нам так нам нужна сейчас, хотя, казалось бы, в общем, это архаика?

Протоиерей Максим

— Ну, во-первых, это совсем не архаика. И, по большому счету, это важнейшая книга, если не для пристального изучения, то по крайней мере для ознакомления. Мне кажется, что для читающего человека (ну для человека, который в принципе читает хоть какие-то книжки и может читать сложные тексты) эта книга входит, я не знаю там, в топ-10, наверное, необходимых для постижения того, что такое христианство. Настоящее христианство. Потому что, с одной стороны, да, мы все должны читать и знать слово Божие — это непосредственно Евангелие, мы должны знать какие-то факты там по истории Церкви. Но главный вопрос: а в чем состоит мое христианское делание, а в чем состоит моя христианская жизнь? Ну я не имею в виду, понятно, что христианин, как и любой другой человек, может ходить на работу. Вот ну представим себе, в чем — если я не хожу на работу, если я монах — в чем состоит мое основное монашеское делание, что я делаю? И вот здесь у нас такое, такая смычка идет с тем, о чем мы говорили сегодня в самом начале передачи — с ветхозаветным представлением о Боге и нашем отношении с Ним как некоем договоре: что ты должен выполнить какую-то часть своего договора — причем это касается как нравственной части, так и обрядовой — то есть ты должен исполнять заповеди, ты должен совершать соответствующее богослужение, ты должен там, не знаю, читать утреннее и вечернее правило, или иноческое правило, или еще что-то — и вот если ты все это исполнишь, ты будешь настоящим добрым христианином, и Господь за это наделит тебя, исполнит твои прошения, наделит тебя дарами, всячески оградит тебя, устроит твою, не знаю, мирскую или церковную карьеру, и все в таком духе. То есть и этот путь ведет впрямую к обрядоверию — к выполнению неких шаблонных правил, к отцеживанию комара и поглощению верблюда. А Никодим Святогорец напоминает нам, что «Царствие Божие внутрь нас есть» и все. А что это значит? Это значит, что твоя душа должна пребывать с Богом. А как это? И здесь эта известная, и переданная нам вообще монашеская традиция Иисусовой молитвы и невидимой брани — то есть борьбы с помыслами. То есть основное христианское делание в этом мире кроме того, что, мы конечно, должны исполнять и нравственную часть Евангелия, и в том числе и какую-то богослужебную, обрядовую часть, но самое главное наше делание состоит в молитве и в борьбе с помыслами, в борьбе с бесами внутри нас. Каждый раз, когда христианин, будущий христианин, дает крещальные обеты, когда он говорит, что он отрекается от сатаны и сочетается со Христом, я, например, напоминаю крестным или вновь крещаемым взрослым всегда очень важные слова апостола Павла, что наша брань, наша война, она не против плоти и крови, она против духов злобы поднебесной, и ведется она в сердце человека. Это крайне важно понимать, что постоянно, вот прямо сейчас мы с вами разговариваем, а внутри вас все равно диавол всевает некие помыслы. Это я не к тому, чтобы мы испугались. А, кстати, говоря, часто последние годы неоднократно уже сталкивался с ситуацией, что человек, прочитав, например, Никодима Святогорца или какие-то реплики с его книги, начинает внимательно следить за своим мыслями, впадает в уныние, в отчаяние, в какие-то страхования, когда он видит свой внутренний мир, наполненный абсолютно хаотическими, иногда неприемлемыми для христианина помыслами. Когда обычно человек этого даже не видит. Стоит обратить на это внимание, и мы можем ужаснуться и впасть в уныние и в отчаяние. И, конечно, здесь нельзя впадать ни в уныние, ни в отчаяние, а нужно внимательно читать того же Никодима Святогорца, возможно, воспользоваться помощью более опытного в этой невидимой брани наставника — это может быть и обычный священник, который для начального, для новоначального человека вполне может подсказать, где здесь эта самая грань и как вообще эту невидимую брань надо вести.

М. Борисова

— Ну удивительно, ведь сам Никодим жил в XVIII веке и 30 лет прожил на Афоне, переводил «Добротолюбие», то есть наследие святых отцов более ранних веков и, в общем, это сугубо аскетическая монашеская литература. Но вот «Невидимая брань» пришлась именно мирянам в XX веке.

Протоиерей Максим

— Ну и монахам-то само собой, понятное дело.

М. Борисова

— С монахами — я тут ничего про монахов не знаю, поскольку я сними общаюсь только в студии радио «Вера» в основном или в храме. А вот для мирян оказалась очень полезной, как ни странно. Хотя тот же Игнатий (Брянчанинов) еще в XIX веке предупреждал, что не надо мирянам читать аскетическую литературу, не доведет до хорошего.

Протоиерей Максим

— Так это не аскетическая литература, в том-то все и дело, что это не в прямом смысле аскетическая литература. А это вообще понятно, что если мы берем, например, не знаю, и пытаемся обучиться Иисусовой молитве на основании там «Рассказов странника» — то это действительно может быть духовно опасно. Но большинство, подавляющее большинство мирян и не погружаются в это, почему я и говорю, что хоть бы ознакомиться. Но ознакомиться с этим, мне кажется, крайне важно и понять, хотя бы хоть чуть-чуть к этой теме приступить. Если ты этого не делаешь, то, подчеркиваю, ты остаешься либо поверхностным христианином и для тебя это что-то такое: вот ходить в храм по воскресеньям и отмечать церковные праздники, возможно, слегка поститься. Либо ты усиливаешься в фарисействе — вот в чем опасность-то, что, если ты имеешь ревность по Богу и не читал, не знаешь «Невидимой брани», ты неизбежно усиливаешься в фарисействе, в обрядоверии, в цеплянии за мелочи, и это крайне опасная история, мне кажется. И откуда берутся все эти злые бабушки — они не читали «Невидимой брани», они основание спасения полагают в платочках, в точном исполнении каких-то внешних вещей, в передавании свечки через нужное плечо и так далее — весь прочий бред, который уже вообще даже и странно подумать вообще, какое отношение все это имеет к христианству.

М. Борисова

— Да. Давайте теперь про мою любимую святую.

Протоиерей Максим

— Теперь про Марину, да. Есть такие замечательные у нас жития, где святые вступают непосредственно в борьбу с бесами, принимающими телесный облик. Обычно, кстати говоря, такая борьба, она свойственна как раз монашествующим. Почему, например, и не просто монашествующим, а затворникам всевозможным, когда человек начинает вести долгий уединенный образ жизни, уходит куда-нибудь там в затвор, в молчальничество, в пустыню, то там часто бес может выступать, вступать с ним в прямо конфликт — та самая «Невидимая брань» вылезает в какой-то, в том числе и материальный план нашего бытия. И вот у Марины — она не монашествующая, конечно, но это прямо вот, ну молотком по бесу — это, конечно, как бы вот сказал современный молодой человек, это круто.

М. Борисова

— Ну просто у каждого из нас, несмотря на то что мы далеко не святые, и тем более не времен гонения императора Диоклетиана, и не горим такой удивительной верой, как христиане того времени и как Марина — ну маленькая же девочка и вообще дочь жреца, христианка в подростковом возрасте, еще в 12 лет дала обет девства, посвятила себя Богу. Вообще люди тогда жили какими-то очень странными жизнями и для нас совершенно непонятными. Мне кажется, что так жить можно только на последнем пределе, то есть когда думаешь, что второе пришествие будет завтра.

Протоиерей Максим

— Да. Ну, кстати говоря, в наше время тоже такие люди есть. И, если честно, я так всегда стараюсь их как-то ввернуть на грешную землю, и выглядит это всегда, подобные вещи, когда действительно человек... Вы знаете, есть такое интересное правило — это я по поводу себя сейчас, в частности, тоже. Вот когда, допустим, в алтарь приходит молодой юноша там или мальчик какой-нибудь и просится помогать в алтаре, есть такое указание прямо для священника, что священник должен быть по отношению к нему более строг, чем добр. И вообще его надо, условно говоря, шпынять и из алтаря выгонять, а не вдохновлять, не куда-то там, не обещать ему золотые горы. И поэтому да, такие молодые люди встречаются ревностные, может быть, не прямо вот в такой степени, которые в 12 лет дадут обет, но задача обычного священника и мне, как приходского священника, его, конечно, попытаться отрезвить. А вдруг это прелесть? А вдруг это какой-то юношеский восторг, навеянный неизвестно чем, чаще всего какой-нибудь гордыней, например, самомнением о себе? Но если это от Бога, то он все это выдержит, пройдет и как-то вот укрепится. А если не о т Бога, то, дай Бог, это все как-то отрясется и примет какие-то более спокойные формы отношения к Богу, чем желание сегодня и немедленно умереть за Христа. Потому что это вот юношеское чувство или юношескую непосредственность и искренность, мы же знаем, что какие только нечистоплотные люди не используют. В том числе включая какие-нибудь современные группы смерти в интернете, когда человек чего-то там начитается, для него это такая история, которая вот и заканчивается там, что с крыши прыгает — не за какого не за Христа. Потому что обычно взрослый человек на что не способен, юноша — он не понимает, он не видит, у него этот эффект сужения горизонта до одной точки происходит мгновенно. Из-за несчастной любви прыгает с крыши, например, не понимая, что через десять лет он не вспомнит, как звали эту девушку, из-за которой сегодня он готов расстаться с жизнью. Опасный возраст.

М. Борисова

— Ну вот видите, у святых как-то это по-другому получалось.

Протоиерей Максим

— Да. И поэтому очень важно, чтобы в таких крайних вариантах мы не можем брать, мы не можем напрямую им подражать. Ну, например, еще другой пример: мученица Домнина знаменитая, которую почитают старообрядцы, и которая каким-то образом именно со времен стаообрядчества как-то отошла для православных на второй план. Она ведь покончила вместе со своими дочерями жизнь самоубийством, и поэтому старообрядцы очень вдохновлялись этим примером на своих «палах» и «жогах». Потому что если тебя там куда-то, если тебе что-то грозит — а ей грозило там даже не отречение от Христа, а ей грозило там изнасилование, — может ли женщина при угрозе изнасилования покончить жизнь самоубийством сама и со своим дочерями. да? Обычный ответ: конечно, нет. Конечно, нет. Но в случае с мученицей Домниной это было прямое указание от Бога, что, например, засвидетельствовал Иоанн Златоуст. Это было ее индивидуальное, ей лично данное указание от Бога, засвидетельствованное впоследствии и Церковью. То же самое мученица Марина — это ее путь. Или, например, еще одна знаменитая мученица, которая глаза себе вилкой выдрала, для того чтобы, соответственно, юноша, который пытался склонить ее к браку, по-моему, или к блудному сожительству, ужаснулся. Помните знаменитый вопрос: что тебе больше всего во мне нравится? Твои прекрасные очи. Ну вот тебе, пожалуйста, на вилке мой глаз — наслаждайся. Понятно, что это не повод для подражания прямого. Хотя вдохновиться, наверное, просто на следование за Христом это житие может помочь.

М. Борисова

— Ну и история с бесом, хотя она вполне легендарная...

Протоиерей Максим

— Очень вдохновительная.

М. Борисова

— Она тоже очень, да, так духоподъемна. Потом на самом деле мы вот говорили о содержании «Невидимой брани», но понятно, что если говорить о нас, то не по Сеньке шапка — очень многие вещи нам, мы можем об этом читать, мы можем об размышлять, но мы не можем это пережить.

Протоиерей Максим

— Мы должны читать Иисусову молитву, мы должны отслеживать прилоги помыслов, мы должны уметь с ними бороться — это просто наша обязанность, сколько-нибудь движущегося к Богу христианина. Если мы этим не будем прямо заниматься, пускай на самых простых, на самых начальных стадиях — пусть это будет не непрерывная Иисусова молитва, пусть это будет Иисусова молитва как способ борьбы с нападением бесовским. Вот нападает на тебя — мы же все боремся, мы имеем кучу зависимостей: кто-то борется с компьютерной зависимостью, кто-то с блудной, кто-то с чревоугодием, кто-то с алкоголизом, у кого-то игромания. Как с этим бороться? Вот так, как этому обучал Никодим Святогорец — читая Иисусову молитву, отвращаясь от прилогов греха. Это важно, это важно для каждого, это правда, то есть это надо понимать, что это не какая-то специфически монашеская литература. Да, не обязательно, может быть, это невозможно следовать во всей полноте тому, что описано в книге «Неввидимая брань» Никодима Святогорца, но понимать стадию развития помысла — прилог, сочетание, там и так далее, что с этим делать, как читать Иисусову молитву — это крайне важно для любого христианина.

М. Борисова

— Напомню нашим радиослушателям, сегодня, как всегда по субботам, в эфире радио «Вера» программа «Седмица». Со мной клирик храма Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе, протоиерей Максим Первозванский. И мы говорим о смысле и особенностях богослужения наступающего воскресенья и предстоящей седмицы. Ну на следующей неделе 28 июля у нас праздник — память равноапостольного князя Владимира, во святом крещении Василия. Ну день Крещения Руси.

Протоиерей Максим

— День Крещения Руси, да.

М. Борисова

— Вот, конечно, повторять житие, наверное, не стоит, потому что практически все его знают и легендарную историю крещения тоже, наверное, знают. Может быть, имеет смысл вспомнить о том, что за реальный человек был святой Владимир Креститель — человек-то очень неоднозначный. Для меня кажется, самое такое интересное что ли в нем, то что, будучи очень взрослым и зрелым, уже с устоявшимися вредными привычками мужчиной, кроме того, облеченный властью, плюс еще воин, со всеми психологическими особенностями этого типа мужчин, и он идет на то, что он полностью меняет свою жизнь. Вот это для меня не столько удивительно, что он, как князь, крестил свое государство, сколько то, что он сам изменился.

Протоиерей Максим

— Ну вот вы знаете, я готов поспорить с профессором Светозарским, который как раз и упоминает это как особое чудо, именно зрелость князя Владимира. По моему опыту и наблюдению — а напомню, что в 988 году князю Владимиру было менее 30 лет...

М. Борисова

— Ну по тем временам вполне уже...

Протоиерей Максим

— По тем временам вполне, конечно, зрелый человек. Но вот глядя на современных юношей, я как раз вижу, что интервал 25–30, ну или 20–30 это — в отличие от упоминаемой нами до этого мученицы Марины, когда 12, — это самый благоприятный момент в жизни для обращения ко Христу. С одной стороны, ты уже достаточно взрослый человек, возможно, у тебя уже есть — мы говорим про современных людей, — у тебя уже есть высшее образование, или ты где-то там успел потрудиться, у тебя есть от чего отрекаться — ты делаешь это вполне осмысленно. А с другой стороны, ты все-таки еще находишься... Вот знаете, есть интересное наблюдение современных специалистов: многие нейропсихологи не работают с людьми старше 27–28 лет, потому что именно к этому возрасту считается, что мозг окончательно сформировался и дальше что-то серьезно изменить на уровне нейропсихологии совершенно невозможно. Там есть, конечно, можно работать с 60-ти и 80-летними, но вот возраст до 30 лет — это, условно говоря, тот самый удивительный возраст, с одной стороны, почти полного формирования, а с другой стороны, еще возможной пластичности. Это видно, например, даже по бракам: вот если люди женятся до 30 лет — они вполне легко, и чем раньше, тем легче, друг под друга приспосабливаются. При этом не понимая, к сожалению, границ другого человека, сливаясь с ним в ту самую «плоть едину» — требуя от другого, чтобы он видел, чувствовал, воспринимал и понимал мир также, как и я. А то что мы видим за пределами 30-летнего возраста — это как раз когда люди четко понимают, чего уже они хотят, они если и готовы меняться, то это достаточно внешние изменения: то есть я изменяю свое поведение, например, пытаясь приспособиться под тебя, но суть свою изменить уже гораздо сложнее. Поэтому, мне кажется, князь Владимир попал в самое яблочко: он был, с одной стороны, уже законченным человеком, а с другой стороны, в нем оставалось это пространство для внутренней переплавки, что он и сделал.

М. Борисова

— Мне кажется, что все немножечко сложнее что ли. Потому что ведь, посмотрите, он шел к этому, с одной стороны, на протяжении ста лет так или иначе христианство просачивалось на территорию Киевской Руси — были все-таки уже и какие-то храмы открыты, ну и потом со времен бабки, святой равноапостольной княгини Ольги, были какие-то центры христианские. Но искал-то он скорее политического решения. И эти все вот попытки заслать посольства то туда, то сюда — это действия политического деятеля.

Протоиерей Максим

— Ну это важно было, потому что для него, как для действительно выдающегося правителя, было очевидно, что Русь надо объединять. И напомню, что попытки приятия монотеистической религии — а действительно были переговоры, и по поводу ислама, и по поводу католичества. Но если по поводу католичества, насколько я знаю, задокументированных свидетельств нет, то как бы посольство...

М. Борисова

— Ну нельзя сказать, что католичества, потому что, еще, собственно, раскола не было.

Протоиерей Максим

— Да, разделения не было. Да, вот, извините, тут с моей стороны, конечно, явно...

М. Борисова

— Ну западный вариант христианства.

Протоиерей Максим

— Западное, то есть из Рима принять крещение. То как бы переговоры с исламскими центрами вполне известны и задокументированы. Так вот и этому же предшествовала попытка языческого объединения. Тот же самый культ Перуна, который насаждал князь Владимир до принятия христианства — это как раз попытка возвести одного из... а что такое язычество? Это у каждого племени, чуть не в каждой деревне там священное дерево, священные камни и свой бог — и как на этой почве объединить религиозно Русь? И попытка создания культа Перуна — кстати, этот момент неплохо показан в довольно старом уже мультфильме, который так и называется: «Князь Владимир». Там задумывались и дальнейшие серии, а вышла только одна, по поводу его языческого прошлого, где он пытался именно на основании язычества объединить славянские племена. И это не удалось, эта попытка потерпела неудачу. И тогда ему стало очевидно, что да, надо искать именно монотеистическую религию. Но его искренность его обращения, она, по-моему, никем не подвергается сомнению.

М. Борисова

— Почему, есть вариант, одна из версий говорит, что он все-таки вынужденно крестился, потому что ему это необходимое было условие для женитьбы на византийской принцессе. Дело не в том, почему и как, дело в том, что если Господь захочет, Он и из камней сделает сынов Аврамовых.

Протоиерей Максим

— Да.

М. Борисова

— То есть это происходит — вот человек ходит вокруг да около, а потом — раз, и все перевернулось.

Протоиерей Максим

— Но все равно нельзя не учитывать и свободную волю человека. И Господь способен тебя полностью ткнуть вообще мордой в ту дверь, в которую тебе надо входить, но входить тебе придется самому. И все-таки это движение Владимира — его отказ от прежней жизни. А напомню, что отказываться пришлось очень от многого — это и те языческие, как вы упоминали, воинские представления. Это же, в общем, мягко выражаясь, детям до 21-го даже, не до 18-ти, чего там вытворял князь Владимир. И я сейчас даже не про гарем с тысячью женами — это так, бирюльки, что называется, а та неслыханная жестокость, те, соответствующие публичные действия, которые он там совершил — мало не покажется.

М. Борисова

— Ну плюс общественное мнение, ведь он зависел от дружины.

Протоиерей Максим

— Да. И поэтому то, что он готов был на это пойти, и не просто как, если бы он на это пошел просто как политический деятель — и дружина бы не поверила, и народ бы отнесся совсем по-иному. То есть, конечно, это был такое удивительный и яркий пример соединения политического действия и искренности веры. Чего, например, нам, православным современным людям, так не хватает, глядя на крестящихся чиновников, благоговейно стоящих на праздник в храме, ставящих свечки — как-то вот с трудом верится, что для них это не просто политическое и государственное деяние, какой-то символ их принадлежности и поддержки. И насколько мы видим, народ чутко чувствует, когда тот или иной политический деятель — хоть местного масштаба там, главы района или губернатор — делает это искренне. Насколько он сразу по-другому воспринимается и православными людьми, и просто не очень-то православными людьми.

М. Борисова

— Ну мне кажется, что там есть, в истории князя Владимира и Крещения Руси, очень такой яркий показатель — то насколько легко обитатели вот этих языческих славянских племен пошли на отказ от своих богов и на принятие Христа. В общем-то, кроме Новгорода и еще там пары очагов сопротивления, пожалуй, судя по истории, не было каких-то возмущений против. То есть настолько это все было непохоже на обычную историю вот с крестовыми походами, с обращениями с огнем и мечом, и все как-то вот совсем по-другому.

Протоиерей Максим

— Ну у меня нет на это дело каких-то объяснений, кроме исторического объяснения того, что все-таки христианство было на Руси не ново — и вы уже упоминали и княгиню Ольгу, и в дружине были христиане. Вспомним первых мучеников христианских — это были именно дружинники, Федор и сын его, Иоанн. Тут, мне кажется, все-таки, как оказалось, что для наших с вами предков принятие Христа так легло на душу. И еще существовало, надо же помнить, что мы все-таки получили и богослужение на близком нам языке, в отличие от тех же западных стран, да. Ну ведь если западное христианство богослужение имело на латыни, у нас тоже были греки, и слово «куролесить» — «кирие элейсон» — оно до сих пор в русском языке сохранилось. Мало кто знает, что это значит (я имею в виду нецерковных людей), что там они куролесят — да это же просто богослужение на непонятном языке. Мы, нам все-таки досталось наследие Кирилла и Мефодия через болгарских священников, и это было гораздо ближе и понятней. Видимо, нашлись слова, нашлись чувства, нашелся религиозный опыт, который лег на сердце нашим предкам.

М. Борисова

— Ну нам хорошо говорить о Крещении Руси — очень живо воспоминание о втором Крещении Руси.

Протоиерей Максим

— Да.

М. Борисова

— Потому что это вот уже на нашей жизни и на нашей памяти.

Протоиерей Максим

— И вчерашние атеисты, многие и многие очень легко принимали православие, христианство. Вот сложно, конечно, надо понимать, что поздний извод советского атеизма с точки зрения нравственной, нравственного посыла и заряда был близок христианству — моральный кодекс строителя коммунизма напрямую списан, и вот это «жила бы страна родная, а слава тебя найдет» — жертвенность проповедуемая, она воспитывалась в последних поколениях советских людей. И поэтому слово о Христе могло ложиться легко.

М. Борисова

— Ну как раз язычества было больше, чем достаточно, и 90-е годы тому подтверждение, потому что откуда все взялось — все оттуда, абсолютно языческая почва.

Протоиерей Максим

— Да, вспомним Кашпировского с Чумаком и все остальное. Экстрасенсорика вся эта и прочее.

М. Борисова

— И неоязычество как бы славянское. То есть весь набор во всей красе.

Протоиерей Максим

— Ну славянское неоязычество, особенно в последние годы, все больше и больше поднимает и захватывает людей, и в том числе и православных. И я с прискорбием наблюдаю, как искренне верующие православные люди многие принимают какие-то языческие для себя основания в жизни, обряды и формы своего жития. Поэтому здесь нам много еще надо потрудиться.

М. Борисова

— Спасибо огромное за эту беседу. В эфире была программа «Седмица». С вами были Марина Борисова и клирик храма Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе, протоиерей Максим Первозванский. Слушайте нас каждую субботу. До свидания.

Протоиерей Максим

— Храни вас всех Господь.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Мы в соцсетях
******
Другие программы
Часть речи
Часть речи
Чем отличается кадило от паникадила, а насельник от местоблюстителя? Множество интересных слов церковного происхождения находят объяснение в программе «Часть речи».
Семейный час
Семейный час
Программа «Семейный час» - это часовая беседа в студии с участием священника. В этой программе поднимаются духовные и нравственные темы, связанные с семейной жизнью, воспитанием детей и отношениями между поколениями. Программу ведут теле- и радиоведущие Александр Ананьев и Алла Митрофанова
Статус: Отверженные
Статус: Отверженные
Авторская программа Бориса Григорьевича Селленова, журналиста с большим жизненным опытом, создателя множества передач на радио и ТВ, основу который составляют впечатления от командировок в воспитательные колонии России. Программа призвана показать, что люди, оступившиеся, оказавшиеся в условиях заключения, не перестают быть людьми. Что единственное отношение, которое они заслуживают со стороны общества — не осуждение и ненависть, а сострадание и сопереживание, желание помочь. Это — своего рода «прививка от фарисейства», необходимая каждому из нас, считающих себя «лучшими» по сравнению с «падшими и отверженными».
Голоса Времени
Голоса Времени
Через годы и расстояния звучат голоса давно ушедших людей и почти наших современников. Они рассказывают нам о том, что видели, что пережили. О ежедневных делах и сокровенных мыслях. Программа, как машина времени, переносит нас в прошлое и позволяет стать свидетелями того времени, о котором идёт речь.

Также рекомендуем