«Театральный фестиваль «Сказочный мир». Светлый вечер с Элеонорой Шумиловой (22.05.2017)

«Театральный фестиваль «Сказочный мир» (22.05.2017) - Часть 1
Поделиться
«Театральный фестиваль «Сказочный мир» (22.05.2017) - Часть 2
Поделиться

У нас в гостях была Директор и художественный руководитель Всероссийского Московского фестиваля спектаклей малых форм для детей «Сказочный мир», основатель и художественный руководитель камерного музыкального театра «Эль Арт» Элеонора Шумилова.

Разговор шел о том, как театральный фестиваль стал культурной частью социальной программы «Сказочный мир», на решение каких задач направлена эта программа, и как добрые спектакли могут помочь детям.

 

 

 

 


А. Пичугин

— «Светлый вечер» на светлом радио. Дорогие слушатели, в этой студии приветствуем вас мы: Лиза Горская —

Л. Горская

— И Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— Ближайший час вместе с нами и с вами проведёт директор и художественный руководитель Камерного музыкального театра «Эль Арт», а также руководитель социокультурных просветительских программ «Сказочный мир» Элеонора Шумилова. Здравствуйте!

Э. Шумилова

— Здравствуйте!

А. Пичугин

— Собственно, говорить мы сегодня и будем о Московском фестивале спектаклей малых форм для детей «Сказочный мир». Он с 26-го по 29 мая будет проходить в Москве, то есть начнётся совсем скоро — уже через несколько дней, в ближайшую пятницу. Но так как мы не знакомы с этим фестивалем (наверное, кто-то из наших слушателей знает), мы вот в этой студии пока ещё плохо представляем, о чём идёт речь, поэтому расскажите нам. Давайте знакомиться.

Э. Шумилова

— Я с удовольствием познакомлю вас с нашим фестивалем. Московский фестиваль спектаклей малых форм для детей «Сказочный мир» был создан в 2007 году. Создан он был не случайно, потому что я тогда работала режиссёром-постановщиком Государственного музыкального театра национального искусства под руководством Владимира Назарова. И к нам стали обращаться директора школ для детей с особенностями развития с просьбой привезти спектакль к ним в школу. Но у нас в репертуаре не было таких спектаклей, которые можно было показать на неприспособленной театральной площадке. И таким образом стало понятно, что, оказывается, даже в городе Москве огромное количество учреждений для детей, дети в которых не могут попасть в стационарный театр.

Л. Горская

— Неприспособленная театральная площадка — это не оборудованная специальными пандусами и так далее?

Э. Шумилова

— Не только пандусами, а имеется в виду не оборудованная светом… Кстати, сейчас надо отдать должное московскому правительству, просто замечательно они поступили: практически нет ни одного социального центра, где не была бы создана небольшая сцена. То есть обязательно везде есть какие-то сцены, минимальный свет, звук. То есть сценическими площадками, если можно так выразиться, оборудованы практически все учреждения для детей, естественно и школы в том числе, и интернаты, и детские дома — везде это есть. Но дело в том, что для спектаклей профессиональных театров, конечно, требуется другое оборудование. Требуются подвесы декораций, установка декораций, сама площадка должна быть больше, должен быть сценический свет, сценический звук. Сложно показать профессиональный спектакль нормального стационарного театра в таких условиях. И оказалось, что действительно огромное количество детей просто лишены возможности познакомиться даже с театральным искусством. А это очень плохо — театральное искусство очень нужно детям.

А. Пичугин

— Скажите, вот почему детям, особенно в раннем возрасте, относительно раннем, так важно театральное искусство?

Э. Шумилова

— Наверное, так: искусство вообще необходимо человеку для гармоничного развития. Не зря оно возникло, и не зря вся история человечества пронизана искусством в большом смысле этого слова. Если говорить конкретно о театральном искусстве, то, смотрите: что такое театральный спектакль? Прямо перед нами, вот сейчас, в этот момент, возникает какая-то история. Самое интересное, что в следующий момент она будет другая — это тот же самый спектакль, но он будет чуть-чуть другой, потому что искусство это творится сейчас, в эту секунду. А для ребёнка? Перед ним возникает та история… может быть, он её даже не читал — сейчас вообще дети мало читают. Кстати, это ещё одна проблема, о которой можно будет потом всерьёз поговорить. И театр помогает решить и эту проблему. Основная функция искусства, безусловно, утешительная. Если ребёнок видит историю, разворачивающуюся перед ним, и чтобы её воспринять нормально, у него должно заработать воображение (театральное искусство достаточно условно), должна включиться фантазия. То есть начинает работать мозг, развиваются мыслительные процессы. Он воспринимает эмоционально происходящее на сцене, а потом через эмоции начинает работать обдумывание — начинает работать мозг. То есть всё это даёт театральное искусство. Плюс к этому у него есть возможность вот сейчас, с одной стороны, будучи включённым в процесс, потому что история возникает перед ним, и он вместе с артистами её проживает — вот она сейчас происходит. С другой стороны, он находится в безопасном состоянии, он не страдает в происходящем. Но прожив эту историю, он может сделать выводы, которые помогут ему в дальнейшем с какой-то ситуацией лучше справиться.

Л. Горская

— А вот нас в детстве, я помню, не пускали на взрослые спектакли! Много на какие-то детские спектакли ограничений: от пяти лет, от шести лет, от двенадцати лет. И вот моя мама, будучи большой любительницей театра, пыталась меня на эти спектакли водить, на детские же, в более раннем возрасте — были проблемы. Помню, были доступны в основном только спектакли в Театре кукол имени Образцова большей частью. И всё. Сейчас это уже не так?

Э. Шумилова

— Но это не совсем так. Я не знаю, почему тогда у вас возникали такие проблемы…

Л. Горская

— Почему у меня такое тяжёлое детство?

Э. Шумилова

— Да, тем более вы говорите, что мама у вас любитель театра. На самом деле, наоборот. Сейчас ситуация расширилась, конечно, очень. У нас практически все драматические и музыкальные взрослые (так, условно говоря) театры имеют репертуар для детей. Безусловно, детей в театр водить надо. И очень рады театры, когда туда приходят дети, и с удовольствием их принимают. Другое дело, что в принципе, даже то, что мы называем детскими спектаклями… конечно, в театре ребёнку до пяти-шести лет довольно сложно. Есть специальный театр для детей от 0 до 6 лет, он так и называется. Это другие спектакли.

А. Пичугин

— В Москве есть такой театр?

Э. Шумилова

— И в Москве есть такие театры. Больше они, конечно, начали развиваться сначала в Европе. Сейчас к нам уже это тоже пришло. И в России есть такие театры, не только в Москве. Но это специальные театры, и у них так написано. Вот можно обратить внимание на их афишу: от 0 до 6 лет. Это как раз для маленьких детей. Бывают дети… но это конечно же особенности воспитания, скажем так, бывают дети, которые и в три года прекрасно воспринимают театральное действие. Но это не часто. А в принципе, конечно, основная масса детских спектаклей рассчитана на детей от пяти лет и старше. Сейчас очень удобно: на афише все театры пишут возрастной ценз. Конечно, когда люди пишут «от 0» — я обратила внимание, что то, что раньше считалось взрослыми концертами, теперь пишут «от 0». Но это их решение — не совсем понятно, почему они так делают.

А. Пичугин

— Перестраховываются, наверное.

Э. Шумилова

— Я не знаю. В профессиональных театрах, как правило, очень чётко стоит возрастной ценз. Даже пишут «от 7 лет» — чётко ориентируя аудиторию. И спектаклей для детей, условно говоря от пяти лет и до двенадцати, очень много. Проблема больше как раз с подростковым возрастом.

А. Пичугин

— Вы знаете, я например обратил внимание, будучи недавно в московском Театре юного зрителя, на спектакле, который никакого к юным зрителям отношения не имел, я, посмотрев афишу, понял, что спектакли для юных зрителей там, к сожалению, занимают последнее место. То есть их, может быть, один-два. А всё остальное — это просто обычный драматический театр с обычными спектаклями для взрослых.

Л. Горская

— Хочешь ТЮЗ сейчас обсудить?

А. Пичугин

— Нет. Это просто заметки на полях.

Э. Шумилова

— Я, к сожалению, или к счастью… наверное, к счастью. К счастью, я не руководитель Департамента культуры города Москвы и за это отвечать не могу.

А. Пичугин

— Это такое просто частное наблюдение совсем недавнее. Меня это удивило.

Э. Шумилова

— Вы знаете, «много неясного в странной стране, можно запутаться и заблудиться».

Л. Горская

— Давайте не будем ТЮЗ ругать!

Э. Шумилова

— Мы никого не будем ругать. ТЮЗ работает очень много, и у них очень интересные спектакли. И очень хорошо, что они есть.

А. Пичугин

— Прекрасный спектакль, на котором я был. Но просто он не для детей. Ну ладно — мы не об этом.

Л. Горская

— Так и ты не ребёнок, Алексей!

Э. Шумилова

— Вы знаете, дело в том, что репертуарная политика театра зависит от очень огромного количества вещей. Конечно, мы как зрители говорим: «Дайте нам вот это! Мы хотим, чтобы вот это было!» А много разных вещей: финансовая, прежде всего, составляющая; определённые возможности труппы, возможности сцены — очень много ограничений и проблем. Сейчас театрам вообще очень непросто. Всегда было непросто, а сейчас тоже очень непростой период.

А. Пичугин

— Давайте к истории фестиваля вернёмся.

Э. Шумилова

— Вот как раз для того, чтобы и театрам помочь, и дать возможность зрителям узнать про театры, про которые узнать им достаточно сложно, и был создан московский фестиваль «Сказочный мир». Наша задача изначально стояла познакомить учреждения, прежде всего… Он изначально был более социально ориентирован, конечно. Изначально стояла задача: для детей, которые по разным причинам лишены возможности (это могут быть финансовые причины, другие причины — какие угодно) попасть в театр, сделать так, чтобы искусство театра было им доступно. Всё-таки, значит, если ребёнок не может пойти в театр, чтобы театр пришёл к нему. Если ребёнок не может попасть в театр по финансовым соображениям, сделать так, чтобы он мог попасть в театр, чтобы это было для него бесплатно. То есть вот это была основная задача. И в первом фестивале 2007 года приняли участие только московские театры — 34 театра из Москвы. В основном это были, кстати сказать, негосударственные театры, хотя государственных театров было очень много. Несколько театров было из ближнего Подмосковья. У нас очень серьёзное, очень жёсткое жюри. Жюри фестиваля формирует Союз театральных деятелей — Кабинет детских театров и театров кукол Союза театральных деятелей. Я должна сказать, что эксперты нашего жюри часто бывают и экспертами «Золотой маски», чтобы вы понимали просто уровень. И возглавляет жюри бессменно на протяжении 10 лет существования нашей программы «Сказочный мир» Ольга Леонидовна Глазунова — глава Кабинета детских театров и театров кукол Союза театральных деятелей России.

Л. Горская

— А Союз театральных деятелей в каком, вообще, состоянии сейчас находится? Что это за структура, может, в двух словах?

Э. Шумилова

— Союз театральных деятелей возглавляет у нас Калягин. Это очень серьёзная общественная организация, которая занимается как раз тем, что… прежде всего, конечно, помогает театрам. Кроме всего прочего, понимая нужды наших зрителей, скажем так, всей аудитории, помогает создавать новые проекты, прежде всего, конечно, продвигая вперёд театральное искусство. Но и кроме всего прочего, помогая зрителям лучше воспринимать театральное искусство, делая его более доступным для зрителя, более интересным, более высокого качества для зрителей. Очень много программ ведёт Союз театральных деятелей.

А. Пичугин

— Элеонора Шумилова — директор и художественный руководитель Камерного музыкального театра «Эль Арт», руководитель социокультурной просветительской программы «Сказочный мир» в гостях у светлого радио. Говорим мы о 6-ом всероссийском Московском фестивале спектаклей малых форм для детей «Сказочный мир», который с 26-го по 29 мая будет проходить в Москве.

Л. Горская

— Что это за «малые формы»? Давайте об этом поговорим.

Э. Шумилова

— Вот именно потому, что основная задача стояла в том, чтобы отобрать спектакли, которые могут быть показаны в учреждениях для детей с неприспособленными театральными сценами, именно поэтому фестиваль малых форм. То есть это спектакли, в которых небольшое количество декораций, реквизита, небольшое число артистов, занятых в спектакле. И плюс к этому они достаточно мобильны, чтобы их можно было перевозить. И чтобы спектакли, которые они показывают, пускай на недостаточно приспособленной театральной сцене, были показаны без потери художественного качества. Вот это была главная задача.

Л. Горская

— То есть они не короткие? Это про другое.

Э. Шумилова

— Они совсем не короткие. Они бывают даже и двухчасовые. Дело заключается в другом — дело заключается в том, чтобы познакомить детей, которые лишены по разным причинам возможности попасть в стационарный театр, всё-таки приобщить их к театральному искусству. Вот это была задача.

Л. Горская

— То есть это обычные спектакли, которые, грубо говоря, поворотливые, которые мобильные, которые можно перевезти и показать малыми ресурсами.

Э. Шумилова

— Да, они легко перевозятся, они достаточно мобильны, они могут быть показаны на разных сценах и в разных учреждениях. И плюс к этому они достаточно высокого художественного качества.

Л. Горская

— Давайте поговорим о программе фестиваля. Всё-таки он уже на днях начинается. Вот по дням.

А. Пичугин

— Где, кстати, он открывается?

Э. Шумилова

— Поскольку в моём театре в этом году ремонт, фестиваль будет проходить в Московском театре кукол на Спартаковской.

Л. Горская

— Ремонт в вашем случае это хорошо или плохо?

Э. Шумилова

— Даже не знаю теперь, не могу ответить. Сначала было хорошо, теперь очень плохо.

А. Пичугин

— Уже давно идёт так?

Э. Шумилова

— Какое-то время уже идёт.

А. Пичугин

— Московский театр кукол на Спартаковской — ой, родное место, живу напротив.

Э. Шумилова

— Видите, вам совсем удобно. Дело всё в том, что когда вот этот фестиваль состоялся, мы, естественно, ещё на первый фестиваль в 2007 году приглашали максимальное количество представителей учреждений, детей, естественно, и различных концертных организаций, продюсерских центров для того, чтобы сразу установить эту коммуникацию. У нас было отобрано очень мало: из 34-х было отобрано всего лишь пять спектаклей-лауреатов. Но вот они, они действительно достойны, они интересные, они хорошие. Давайте они… И выяснилось, что это тоже проблема. И вот с этого момента фестиваль стал перерождаться, если можно так сказать, в социокультурную просветительскую программу «Сказочный мир». То есть благодаря поддержке правительства города Москвы (они первые нас поддержали), мы впервые устроили благотворительные показы лучших спектаклей, то спектаклей-лауреатов фестиваля в учреждениях для детей.

Л. Горская

— Какая программа фестиваля? Он начинается уже вот…

Э. Шумилова

— Он начинается 26 мая. С 26-е по 28 мая в Московском театре кукол будут идти сами спектакли фестиваля. 26 мая в 11.30 у нас открытие — мы вас всех приглашаем, конечно. А 28 мая в пять часов мы закроем наш фестиваль. А 29 мая у нас состоится круглый стол как раз по проблемам приобщения детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, к сценическому искусству. На который мы вас тоже с удовольствием приглашаем.

Л. Горская

— Обмен опытом, да, это же будет?

Э. Шумилова

— Вы знаете, это не совсем обмен опытом. В этом году социокультурную просветительскую программу «Сказочный мир» поддержал президентский грант. Программа осуществляется при поддержке президентского гранта, выданного нам Союзом женщин России. Надо сказать, что Союз женщин России очень хорошо знает эту программу, был и её учредителем много лет. Благотворительные показы они нам неоднократно помогали проводить в разных учреждениях России, не только Москвы. И наша сейчас задача — создать всё-таки постоянно действующий ресурсный всероссийский центр. То есть дать возможность социальным учреждениям знать, в каких театрах есть спектакли, которые к ним могут приехать; познакомить театры с социальными учреждениями, которые очень нуждаются в этих спектаклях.

А. Пичугин

— И главное, чтобы это всё было не только в Москве, но и по всей России.

Э. Шумилова

— Нет-нет, это речь идёт о всей России. Вы знаете, благодаря как раз поддержке президентских грантов — нас не первый раз уже поддерживают. И мы очень благодарны, мы считаем, что это великая действительно вещь, когда государство поддерживает такие проекты. Потому что без поддержки государства помочь этим детям практически невозможно — у нас недостаточно развита благотворительность и меценатство в стране. Над этим ещё тоже работать и работать. И неизвестно, когда эти структуры разовьются всерьёз.

Л. Горская

— Но тем не менее они развиваются.

А. Пичугин

— Да, сравнить, что было 10 лет назад даже.

Э. Шумилова

— Они развиваются, безусловно, развитие есть. Но без поддержки государства на сегодняшний день осуществлять такого рода проекты практически невозможно.

Л. Горская

— Да и театрам тяжело без поддержки государства.

Э. Шумилова

— Вы понимаете, у нас существует закон о театре. В законе о театре чёрным по белому написано, что театр не может быть коммерческим учреждением. Любой театр является некоммерческим, по той простой причине, что чем больше… казалось бы, вот у вас аншлаги, в театре вы получаете, у вас дорогущие билеты, то, сё… Съедает театр это всё, съедает и ему всё равно не хватает постановочных средств. Потому что, если к тебе уже пошли люди, значит следующий спектакль нужно делать ещё более дорогой. Ты поднимаешь цены билетов, значит у тебя на сцене должно быть что-то совершенно необыкновенное, ты должен удивлять зрителей, ты должен его привлекать. Значит, твой спектакль становится всё дороже и дороже, и ничего не остаётся. Труппа больше, соответственно, более известные артисты — все деньги уходят на это. Вот мой Камерный музыкальный театр «Эль Арт» — это не государственный, это как раз социально ориентированное НКО. Я вам могу сказать, что практически на крови делаются все премьеры. Но у нас они делаются из того, что у нас уже есть. И у нас всё-таки мобильный театр, и мы не вкладываем больших денег в декорации. А в принципе, конечно, для любого стационарного театра это огромная проблема. И даже поддержка государства иногда оказывается недостаточной для того, чтобы привлечь зрителей. Тем более не вам, специалистам, мне объяснять как сейчас необходим пиар, насколько нужно много денег вкладывать в рекламу. А это просто получаются огромные бюджеты, они съедают всё остальное.

А. Пичугин

— А как у вас обстоят дела с сотрудничеством как раз с провинциальными театрами, не московскими?

Э. Шумилова

— А у нас фестиваль с 2009 года… Фестиваль проходит раз в два года. Почему? Потому что во время фестиваля у нас отбираются лучшие спектакли, то есть спектакли-лауреаты, которые выбирает наше жюри. А потом вот эти отобранные, да и в предыдущие годы отобранные, спектакли мы, при поддержке и правительства Москвы (ну это естественно) по Москве, при поддержке Общественной палаты Российской Федерации, при поддержке президентских грантов, мы уже эти лучшие спектакли везём по всей России. И идёт показ в учреждениях, где дети вообще лишены (вот вы знаете, не преувеличиваю) практически полностью возможности попасть в театр.

А. Пичугин

— Я правильно понимаю, что речь идёт о детских домах, о интернатах?

Э. Шумилова

— Детские дома, интернаты для детей с различными особенностями развития. Речь идёт иногда даже о социальных центрах, речь идёт о детских приёмниках. Вы не забывайте, что сейчас это на самом деле очень большая проблема у нас.

А. Пичугин

— Социальное сиротство, да.

Э. Шумилова

— Не совсем так. Это имеются в виду учреждения, в которых дети ждут решения своей судьбы. Это, кстати, учреждения, в которые государство вкладывает очень много средств. Это действительно учреждения, где работают уникальные люди. Вот по всей России мы ездили, в очень многих регионах были — везде там люди работают высочайшей квалификации и удивительных человеческих свойств. Это временное пребывание — там дети, которые находятся по несколько месяцев, у них решается судьба: останутся у них родители или не останутся, куда они дальше попадут и так далее. Это очень страшный момент для ребёнка. Я вообще считаю, что сейчас все наши дети находятся в трудной жизненной ситуации. А уж про таких детей, вообще…

Л. Горская

— А почему все?

А. Пичугин

— Не все, наверное?

Э. Шумилова

— А я объясню! Нет, я считаю, что все. Мы живём во время технической революции — мир меняется стремительно.

А. Пичугин

— Так дети как раз за этим скорее успевают.

Л. Горская

— Это тогда взрослые находятся в тяжёлой ситуации…

Э. Шумилова

— Секундочку! На детей обрушивается огромный информационный поток, а психика к нему совершенно не приспособлена. И бедные дети, с самого практически младшего возраста, не в состоянии разобраться что нужно, что не нужно. Поймите, тот информационный поток, который им в принципе в это время не то что не нужен, а противопоказан; который противопоказан не потому, что это запретная тема, а противопоказан потому, что он просто сбивает с толку и открывает совершенно другой мир. Он уводит их практически с глубокого детства в иллюзорную ситуацию, оторванную от реальности. И когда потом он оказывается (а он не может не оказаться) в реальности, реальность бьёт его с тройной силой. То есть получается, что они просто всё время находятся в состоянии стресса: на них сыпется, сыпется и сыпется. И естественно, что им хочется к этому приобщиться, им это всё интересно: все новые гаджеты — это же идёт бешеная реклама, а дети за это всё хватаются. А в результате они же не понимают элементарных вещей. Они узнают какие-то вещи, которые им сейчас совершенно не нужны, а как им жить вот сейчас — они не знают. Развивать их мыслительные способности намного сложнее. Вот эта выстроенная система воспитания, по сути дела, трещит. Даже я вот вам могу сказать, что ещё в начале двухтысячных перед спектаклями стали ставить игровые программы, но они были у нас направлены на настройку, то есть немножечко настроить ребёнка, подготовить его к восприятию спектакля. Потому что большинство обычных, нормальных детей из благополучных семей не готовы к восприятию театрального искусства — просто им сложно. И плюс к этому у них нарушена даже координация движений.

Л. Горская

— Вот это очень интересная тема! Я предлагаю вернуться к ней после небольшого перерыва. «Светлый вечер» в эфире радио «Вера».

А. Пичугин

— Лиза Горская, я — Алексей Пичугин. В гостях у нас сегодня Элеонора Шумилова — руководитель социально-культурной просветительской программы «Сказочный мир» и художественный руководитель Камерного музыкального театра «Эль Арт».

А. Пичугин

— Возвращаемся в студию светлого радио. Здесь сегодня, я напомню, Лиза Горская, я — Алексей Пичугин. А в гостях у нас сегодня Элеонора Шумилова.

Л. Горская

— Вот вы говорите, что современные дети не подготовлены к восприятию спектакля. Почему? Они расконцентрированы? В чём дело, какая такая особенность их психики?

Э. Шумилова

— Это всемирная, это не только наша проблема. Мы живём во время видео-цивилизации. Что такое видео? Это готовый продукт. И очень быстро сменяющиеся картинки: бам, бам, бам, бам… Да? И мы следим за действием, мы не задумываемся, мы не продумываем. Не включается ни фантазия, ни воображение — нет необходимости. Почему дети мало читают сейчас совсем? Во-первых, они физически не успевают. А во-вторых, зачем трудиться? Потому что это труд, по сравнению с видео.

Л. Горская

— Сейчас и взрослые мало читают — просто не успевают.

Э. Шумилова

— Они тоже физически не успевают — я об этом вам и говорю: что все в другой жизненной ситуации.

Л. Горская

— И получается, что эта ситуация, в которой оказался ребёнок, взрослый ему в ней не помощник, потому что он точно также поплыл уже в этом море информации.

Э. Шумилова

— Совершенно верно! То есть я считаю, что, безусловно, это такая большая проблема развития человечества, если уж так говорить по гамбургскому счёту. Это всемирная проблема. И сейчас её все страны мира пытаются решить. И мы в этом не одиноки, естественно, так и наша страна пытается… Вот государство поддерживает различные программы по решению этой проблемы. Потому что ведь на самом деле видео-цивилизация нарушает мыслительный процесс — ни много ни мало.

Л. Горская

— Как помочь ребёнку? Я понимаю, что театр, в числе прочих всяких полезных вещей, помогает — прошу прощения за такое прагматическое слово применительно к театру.

Э. Шумилова

— Безусловно.

Л. Горская

— Я про шахматы ещё слышала, спорт, наверное.

Э. Шумилова

— Понимаете, любая осознанная деятельность, требующая внимания и концентрации, безусловно помогает. Математика прекрасно помогает, музыка помогает — не могу сказать как. Но поймите, что всё это надо развивать. Мы сейчас, в силу проекта, который ориентирован на социальные категории людей, не будем говорить о благополучных семьях, где хорошо развитые родители тоже сражаются с этой проблемой. Помогает им и школа, помогают различные программы научные, которые сейчас разрабатываются непрерывно. Но детям, которые находятся в социальных учреждениях, тоже помогают — масса программ. Вот мы, например, в рамках нашей социокультурной просветительской программы «Сказочный мир», тоже разработали методику по приобщению детей к чтению через искусство театра. Потому что чтение и театр идут рядом. Литература сначала, потом уже театр.

А. Пичугин

— Да, понятно. Но вы хотите сказать, что вы, играя какой-то спектакль, потом подталкиваете ребёнка прочитать оригинальное произведение? Или как это происходит?

Э. Шумилова

— Наша методика была разработана как раз для социальных учреждений, и мы помогали создавать сказочные клубы по всей России. Почему? Потому что ну нету — маленький город, предположим, или нет возможности детей куда-то водить. Сейчас, кстати, это государством тоже очень сильно поддерживается — создание различных театральных студий. А мы предложили методику, когда у нас это больше клуб, когда не идёт обучение, а идёт обсуждение. То есть мы читаем, но читаем по ролям, разыгрываем. Процесс чтения превращаем в игру. Ребёнок должен играть — мы видим, что животные всегда играют. И ребёнок в детстве должен играть, через игру он может что-то воспринять. Насилие любое над сознанием — это насилие. И никакой обязаловки здесь быть не может. А через игру — ребёнок с удовольствием включается в игру, если она ему интересна. Превратить процесс чтения в игру, конечно, нужно. А театр это тоже игра. И потом дети, когда они уже в игре начинают читать, потом они разыгрывают, потом они создают свой мини-спектакль по прочитанному произведению. А потом к ним, представьте, приезжают профессиональные артисты с этим же точно спектаклем — спектаклем по этому же произведению. И у них есть возможность после этого спектакля сесть с этими артистами и обсудить увиденное. И удивиться, почему артисты трактовали прочитанную ими — обращаю внимание — прочитанную уже сказку таким образом, а не таким, как они. Представляете, как это стимулирует мыслительный процесс?

Л. Горская

— Кстати, подумалось, что театральное искусство детям должно быть особенно близко, ведь дети в игре и живут.

Э. Шумилова

— Да безусловно — это игра. Конечно! Потому что мы в это играем. Театр — это когда мы в это играем. Прежде всего артист на сцене играет.

А. Пичугин

— Даже во взрослых спектаклях я обращаю внимание, что всё больше идёт какого-то контакта с залом — постоянное общение.

Э. Шумилова

— Да, сейчас это тоже одно из влияний времени.

А. Пичугин

— Вы печально так об этом говорите.

Э. Шумилова

— Потому что, понимаете, сейчас это такое популярное становится слово — «интерактив». То, что касается как раз детских спектаклей…

А. Пичугин

— Там оправдано?

Э. Шумилова

— Не совсем так. Дело всё в том, что… даже если просто смотреть на социально необеспеченные, например, слои населения. Вот, например, если Москву взять — это вообще очень показательно, если мы будем говорить про Москву. Практически во всех торговых центрах есть какие-то детские представления. Но это развлекательные представления. И там, естественно, интерактив. Понимаете, да? И когда люди потом приходят в театр, они ожидают развлечения. А театр — это не просто развлечение. Это развлечение, скажем так, намного более утончённое.

А. Пичугин

— Согласен, да.

Л. Горская

— Тем не менее, когда Баба-Яга говорит какому-нибудь Ване со сцены выпить из чаши, а там яд, и весь зал детей кричит: «Ваня, не пей!»

Э. Шумилова

— А Ваня пьёт — то это полное безобразие.

Л. Горская

— Да? По-моему, это очень трогательно!

Э. Шумилова

— Просто тогда Ваня не должен пить.

А. Пичугин

— Или вместо Вани должен сидеть какой-то специально посаженный ребёнок.

Л. Горская

— Так в спектакле, о котором я говорила, Ваня как раз не пьёт.

Э. Шумилова

— А! Тогда нормально.

А. Пичугин

— Значит, там специально посаженный Ваня сидит.

Э. Шумилова

— Понимаете, есть очень грустная история, когда театр не может не обращать внимания на аудиторию. Интерактив от театра аудитория ждёт, хочет интерактива. Сделать это очень непросто — включить интерактив в театральное действие так, чтобы оно осталось всё-таки театральным искусством. Это возможно, но это непросто. И это да, такая серьёзная работа режиссёра. И когда это получается, это, конечно, получается очень интересно, по-моему, это шедевры театрального искусства. Когда просто включается интерактив — когда провоцируется зал покричать, это уже всё-таки не совсем театральное искусство. Я это имела в виду.

Л. Горская

— Вообще, такое площадное.

Э. Шумилова

— Понимаете, это другой формат — как раз модное слово.

А. Пичугин

— Каждый это делает в меру своего таланта и умения.

Э. Шумилова

— Понимаете, здесь немножечко не так. Просто, понимаете, я бы сказала, что в меру своей ответственности перед зрителем. Всё-таки нельзя забывать, вот именно, может быть, сейчас особенно — не знаю, я не совсем уверенна в том, что я сейчас скажу, но действительно на театр падает большая ответственность.

Л. Горская

— Какая?

Э. Шумилова

— Вот как раз эта. То есть театр должен показать ребёнку, который всё время сталкивался с развлекательными какими-то шоу и программами, что есть театральное искусство. Ребёнок должен почувствовать эту разницу. Он должен, придя в театр, ощутить, что это другое. Вот что важно очень.

А. Пичугин

— Хотел спросить про актёров, которые с вами работают. Вы рассказываете, что всё это довольно мобильно.

Э. Шумилова

— Но не со мной работают, а в театрах, которые принимают участие.

А. Пичугин

— Да. Я имею в виду — с вами как с организатором. Это же люди, которые постоянно заняты в постановках в своих театрах. А как удаётся им ездить, в том числе по разным городам, и представлять спектакли?

Э. Шумилова

— Нет, наверное, я вас немножко запутала. На фестиваль, когда мы приглашаем театры к участию…

А. Пичугин

— Нет, фестиваль — понятно. Да, конечно.

Э. Шумилова

— У нас работает экспертный совет. У нас очень много заявок на фестиваль поступает. А мы ограничены временем, и у нас, естественно, отбираются только уже лучшие спектакли. И потом, мы перед зрителями несём ответственность. И уже в процессе фестиваля жюри определяет спектакли-лауреаты. И только эти спектакли мы потом приглашаем на благотворительные показы. Это идёт длительная работа с театрами. У нас составляется база театров, мы с ними списываемся. Естественно, у них ест свой график работы.

А. Пичугин

— Который учитывается?

Э. Шумилова

— Конечно! Мы им предлагаем возможности, мы им говорим, какие возможности есть. Предположим, если это выезды по России, значит, это гастрольные какие-то. Они включают в свой гастрольный график. Это идёт большое очень согласование, конечно, это всё непросто. И театру это непросто, но театры тоже прекрасно понимают необходимость этого. По-другому даже исполняется спектакль, когда ребята приезжают в это учреждение и вдруг понимают, что они приехали учреждение выступать, где дети, которые (всё-таки двадцать первый век) никогда не были в театре. Ни-ког-да!!! Больше того, я вам по секрету скажу: и взрослые-то не были.

А. Пичугин

— Наверняка есть такие люди.

Э. Шумилова

— Ну не наверняка — мы сколько угодно с этим сталкивались, и по всей России.

А. Пичугин

— Кстати, знаете, давно об этом думаю. Это же к вопросу о том, что СССР не был самой читающей страной. То есть он, может быть, и был, конечно, самой читающей страной, но это всё можно, я думаю, и к театрам отнести в той же мере. Когда мы говорим о том, что «вы посмотрите, у нас раньше в метро читали книги, а теперь гаджеты». Это очень часто люди приходят, даже в эту студию, и об этом рассказывают, опять же приводя пример с Советским Союзом как самой читающей страной. Но если задуматься, то у нас страна на 80% всегда была сельской, где люди книжек особо не читали, несмотря на сельские библиотеки, клубы — всё равно… И театр точно так же проходил мимо, как и книги. То есть когда мы этот пример приводим, мы всё время говорим о жителях мегаполиса — пускай там города, с населением больше ста тысяч человек. А всё, что меньше — а это основа, до недавнего времени, была населения нашей страны — действительно, люди, оторванные от культуры, оторванные от театра, оторванные от литературы.

Э. Шумилова

— Вы знаете, наверное, у нас с вами разный опыт, и вот с этими людьми, которые так говорят. Во-первых, прежде всего, как можно сравнивать: вот в Советском Союзе не читали гаджеты. Конечно, их тогда не было! Мы живём в совершенно другое время!

Л. Горская

— Слава Богу, что кто-то, кроме меня, это Алексею сказал!

А. Пичугин

— Что?

Э. Шумилова

— Нет, но как можно сопоставлять то, что было 30—40 лет назад, и сейчас? Это просто невозможно.

А. Пичугин

— Нет! Вы встречаете взрослых людей, которые никогда не были в театре. Их становление начиналось как раз тогда — 20—30—40 лет назад.

Э. Шумилова

— Нет, вы знаете, те люди, про которых я сейчас говорила, не были в театре не потому, что они… а просто у них нет такой возможности: театры далеко, до театров не доехать.

А. Пичугин

— А я вам про это же и говорю!

Э. Шумилова

— Но я вам могу сказать, что и в советские времена театры постоянно гастролировали по тем же сёлам, кстати сказать, тоже. И сейчас это происходит, между прочим. Вот мы были и в Чебоксарах, и в Оренбурге, а у них огромные территории. Театры из Оренбурга, из Чебоксар ездят по всем этим территориям, дают спектакли. В частности вот детские театры, я просто отвечаю вам.

А. Пичугин

— Или у вас какие-то хорошие примеры.

Э. Шумилова

— Нет, почему? Всё время же так было и, собственно, это практически сохранилось. Другое дело, понимаете, сейчас уже поднимаются эти вопросы и идёт постоянное обсуждение и на уровне правительства России, Президент наш тоже постоянно собирает по этому поводу деятелей культуры: как увеличить этот объём. Потому что, безусловно, есть финансирование — вот финансирование вот такое. В рамках этого финансирования театр может поехать вот сюда, больше он никуда поехать не может. Простите, он не может! Они тоже должны кушать, они тоже люди. Значит, соответственно, нужно увеличивать им финансирование на это — они будут ездить больше. Театр-то не отказывается, дело-то именно в этом! Так же, когда у нас проходят благотворительные показы, я сообщаю театрам, что мы едем, предположим, в Архангельскую область или в Белгородскую область. Театр, который сейчас может поехать, он едет с удовольствием. Вот у нас есть, например, московский театр «Театральный особняк». Они в рамках наших благотворительных показов вообще, по-моему, пол-России объехали. Это небольшой московский театр, спектакль у них замечательный, очень интересный, который был показан в рамках ещё первого фестиваля. Он был лауреатом в номинации «Лучший спектакль», то есть это высшая номинация нашего фестиваля — «Сказка о рыбаке и рыбке», с очень интересной идеей. Кстати, сейчас в рамках вот этого фестиваля мы проводим ещё и парад лауреатов. У нас будет не только конкурсная программа, у нас ещё будет программа спектаклей-лауреатов нашего фестиваля прошлых лет, особенно спектаклей, которые очень много принимали участие именно в нашей социокультурной просветительской программе «Сказочный мир», те, которые много ездили с нами. Вот театр «Театральный особняк» Леонида Краснова — он художественный руководитель — он очень много объездил с нами по благотворительным показам по России. То же самое можно сказать про театр «Отражение» (его художественный руководитель — Борис Чернышёв), прекрасный тоже московский театр. Театр «Экспромт» Людмилы Ивановой — Царство ей Небесное. Они тоже очень много со спектаклем «Ёжик в тумане» объехали с нами. Театр из Санкт-Петербурга «Абажур» в этом году не представлен в нашей конкурсной программе, и к сожалению, не смог привезти свой спектакль-лауреат. Они тоже объехали с нами половину России. Вот их художественный руководитель Семён Фридлянд будет у нас на круглом столе. Он очень хорошо знает эту проблему и тоже с этой проблемой старается… Эти театры сами тоже постоянно с этой проблемой пытаются справиться. Другое дело что им надо помочь.

А. Пичугин

— Давайте напомним нашим слушателям, что в гостях у радио «Вера» сегодня Элеонора Шумилова — руководитель социально-просветительской программы «Сказочный мир» и художественный руководитель Камерного музыкального театра «Эль Арт». Также напоминаем, что 26 мая в Москве открывается шестой Всероссийский фестиваль спектаклей малых форм для детей «Сказочный мир». То есть это уже на днях — в следующую пятницу. Давайте вернёмся к самому фестивалю. Вы сказали, что он открывается на «Бауманской», в Театре кукол. А кто может прийти?

Э. Шумилова

— Поскольку мы проводим это мероприятие при поддержке президентского гранта, определённого нам Союзом женщин России, мы приглашаем (вот мы — социокультурная просветительская программа «Сказочный мир») только детей из всех социальных категорий. Мы сейчас делаем огромную рассылку. Нам очень помог — спасибо большое — Департамент социальной политики и труда Москвы. У нас все места для всех этих категорий абсолютно бесплатные. И сейчас мы собираем все заявки от социальных учреждений. При этом к нам могут обратиться и просто сами граждане. Вот многодетные семьи к нам сами просто напрямую обращаются. Мы просто пишем список, мы предлагаем потом им приглашения с местами, которые нам выделил Театр кукол. И все люди смогут спокойно сесть. Единственно, зал, конечно, ограничен количеством людей.

А. Пичугин

— Я как раз поэтому и спрашиваю.

Э. Шумилова

— За это мы, конечно, приносим извинения. Там небольшие залы, но тем не менее мы стараемся посадить максимальное количество людей, мы в этом очень заинтересованы. Наша задача — чтобы максимально большое количество детей из любых социальных категорий населения смогли посмотреть спектакли. Тем более что спектакли у нас отобраны экспертным советом, у нас хорошие спектакли, парад лауреатов.

Л. Горская

— Существует уже расписание фестиваля?

Э. Шумилова

— Конечно! Афиша фестиваля опубликована. Ой, мне казалось, что она широко опубликована. Мы, во-первых, рассылаем ещё по всем социальным центрам афиши, раздаём флаера. Потом, у нас в группах в интернете: и в «Фейсбуке», и в «ВКонтакте», и на сайте программы «Сказочный мир», и на сайте Камерного музыкального театра «Эль Арт» — у нас везде опубликована афиша, везде телефоны.

Л. Горская

— Может быть, скажем, как найти сайт?

Э. Шумилова

— Вот как слышится, так и пишется: http://skazka-mir.ru — это сайт социокультурной просветительской программы «Сказочный мир». И можно на сайте Камерного музыкального театра «Эль Арт»: http://www.la-theatre.ru. Везде есть афиши фестиваля: в соцсетях социокультурной просветительской программы «Сказочный мир», и в «Фейсбуке», и в «ВКонтакте» у нас всё время идёт публикация квоты мест, которые у нас есть — приглашений сколько мы можем дать на какой спектакль. Мы рассказываем про сами спектакли очень подробно — там фотографии, аннотации спектаклей, которые будут участвовать в фестивале. То есть там можно познакомиться более подробно, чтобы лучше понимать, какой спектакль заинтересовал.

А. Пичугин

— А я смотрю афишу, и вот здесь уже на большинство спектаклей написано, что приём заявок на посещение завершён.

Э. Шумилова

— Понимаете, проблема заключается в том, что у нас очень много желающих.

А. Пичугин

— И в размере зала…

Э. Шумилова

— Да, и от размера зала. И сейчас, конечно, из-за сложная немножко ситуация, но мы тоже пытаемся всё время объяснить это всем. И сейчас, пользуясь возможностью, скажу: у нас выделена резервная часть мест, которые мы передали Департаменту для реабилитационных учреждений. И до 19 мая мы держали этот резерв. И вот только сейчас то, что не использовано, мы сейчас снова отдаём социальным учреждениям. То есть у нас лежат заявки на некоторые спектакли на большее количество мест, чем у нас есть возможность. Сейчас мы как раз разбираемся с резервом. То есть сейчас у нас идёт ещё… Но у нас уже есть заявки на некоторые спектакли от социальных учреждений, в которых они и так попросили больше, чем мы им дали. Мы отдаём прежде всего им — они с самого начала просили. Всё, что остаётся мы, естественно, показываем, так что заинтересованные люди тоже могут…

А. Пичугин

— Я к чему об этом спрашиваю — может быть, видеоверсии какие-то можно увидеть…

Э. Шумилова

— Ой, это у нас будет обязательно! Спасибо, что напомнили! Я увлеклась как всегда. Потому что для меня сейчас главное это наши зрители. Совершенно вы правы, у нас это делается постоянно. Благодаря такой поддержке у нас есть возможность все спектакли фестиваля снимать. У нас идёт видеосъёмка профессиональная, серьёзная видеосъёмка. Единственное, конечно, она идёт в режиме реального времени. Мы не можем устраивать специальный подсъём, как это обычно делается для спектаклей. Но тем не менее у нас стоит четыре, то есть максимально стараемся, чтобы это была хорошая, профессиональная видеосъёмка. И потом у нас идёт монтаж лучших спектаклей фестиваля. И потом вот эти смонтированные спектакли мы рассылаем по социальным учреждениям, у которых нет возможности постоянно бывать или просто бывать в стационарных театрах, которые лишены по разным причинам театрального искусства. Они получают от нас вот такие видео версии лучших спектаклей. И так мы формируем у них видеотеки. Мы занимаемся этим формированием уже с 2009 года.

А. Пичугин

— Мы ещё не поговорили про ваш театр «Эль Арт». Вы говорите, что у вас ремонт, но в помещении спектакли-то наверняка идут?

Э. Шумилова

— Нет, у нас сейчас не идут по этому поводу спектакли. Да и во время фестиваля совершенно это невозможно…

А. Пичугин

— Тем не менее, буквально в двух словах расскажите.

Э. Шумилова

— дело в том, что у нас собственного помещения нет.

А. Пичугин

— А что же вы ремонтируете?

Э. Шумилова

— Объясню. Мы сотрудничаем с МГУДТ — Московский государственный университет дизайна и технологии. Они очень серьёзные, очень… У нас все, конечно, да, я понимаю — это, наверное, некорректно — у нас вся высшая школа это очень серьёзные университеты, но этот университет занимается очень активной работой с социальными слоями населения. Мы с ними вместе осуществляем эту работу. Именно благодаря тому, что университет помог нам с помещением, мы проводим свои спектакли в помещении университета. И соответственно, естественно, тоже ориентируемся на социальную аудиторию. Чтобы мы могли продолжать свою вот эту работу с социальными слоями населения, университет нам помог. И университет сейчас ремонтирует своё здание.

А. Пичугин

— А у вас просто на сайте я прочитал такую очень интересную фразу, почти заголовок: «театр был основан в 2008 году как антрепризный театр для выполнения госзаказов». Это как?

Э. Шумилова

— Я в то время работала как раз в Государственном музыкальном театре национального искусства под руководством Владимира Назарова режиссёром-постановщиком. А театр у меня был создан при концертном агентстве в качестве отдельного структурного подразделения. Именно тогда уже, вот как раз это был 2008 год, стало понятно, что такая необходимость у учреждений социальных… Тогда это и шире было, вообще очень много людей хотело, чтобы к ним приезжали спектакли. И именно для этого был создан отдельным структурным подразделением, но не как самостоятельное юридическое лицо, а как структурное подразделение большого концертного агентства, был создан театр. Вот спектакль «Снежная королева» был поставлен по заказу Департамента культуры города Москвы. Потом был поставлен спектакль «Ромео и Джульетта» по заказу Министерства культуры. Вот поэтому получилось, что специально для осуществления… А потом уже, в 2010 году, Камерный музыкальный театр «Эль Арт» стал отдельным юридическим лицом.

Л. Горская

— А давайте, может быть, поговорим о регионах, о ваших гастролях и о том, насколько глобален вот этот сказочный проект. Или это московская история?

Э. Шумилова

— Нет-нет-нет! Это всероссийская история, я старательно это подчёркиваю — что это, безусловно, всероссийская история. Я как раз говорю, что у нас сейчас уже скопилось достаточно… вот у нас шестой фестиваль сейчас будет проходить. Социокультурная просветительская программа «Сказочный мир» идёт непрерывно. Фестивали проходят раз в два года. Во время фестивалей отбираются лучшие спектакли — спектакли-лауреаты. И потом они отправляются в благотворительные показы по России. В Москве мы тоже делаем благотворительные показы, когда нас поддерживает правительство Москвы, а по России мы делаем благотворительные показы при поддержке — нас поддерживает Общественная палата и вот президентские гранты, и Минэкономразвития поддерживал. Поддержка государственная у нас идёт. И благодаря этому мы и делаем по России благотворительные показы, вот сказочные клубы, про которые я рассказывала, мы тоже организуем по России. У нас проходят там и мастер-классы, и вообще идёт постоянная работа с социальными учреждениями, именно российскими. И видеотеки мы формируем по России, по социальным учреждениям.

Л. Горская

— Это крупные города или деревни тоже?

Э. Шумилова

— Как раз наоборот. Бывают и крупные города, но в крупных городах это обычно вот такие просто учреждения социальные, в которых дети просто лишены возможности ходить в стационарные театры. А по России это чаще всего… там просто больше нет ничего. Например, город Пикалёво. Благодаря поддержке фонда «Вольное дело», кстати сказать, мы в этом городе несколько лет проводили эту программу. По модели этого города мы отрабатывали эту модель сказочных клубов. Вот вы знаете, как раз вы говорили, что они ничего не читают. Так вот они читают в десять раз больше нас. Потому что мы проводили это на основе библиотек. Очень большим спросом пользуются библиотеки. Может быть, потому, что нет особых альтернатив, особо не из чего… Прекрасные выстави там проходят, люди туда приходят на спектакли… Вот сказочный клуб мы там организовали — масса туда детей стала ходить. Педагоги у них прекрасные работают. Потому что мы же что можем? Мы передаём методику. Мы можем приехать, мы можем что-то помочь, мы можем провести мастер-класс.дальше им приходится работать самим.

Л. Горская

— Как это всё найти, как найти вас? Вот кто-то, может быть, первый раз услышал и подумал…

Э. Шумилова

— Вот пожалуйста — есть же все сайты, группы.

Л. Горская

— Все сайты, группы — это как найти?

Э. Шумилова

— В интернете. Потом, я могу свой телефон сказать.

Л. Горская

— Нет, телефон не надо.

Э. Шумилова

— Я не совсем поняла.

Л. Горская

— Вот просто методика поиска.

Э. Шумилова

— Просто в интернете можно набрать «социокультурная просветительская программа». Или просто набрать «сказочный мир» — и вывалится, я думаю.

Л. Горская

— И посмотреть уже относительно своего региона?

Э. Шумилова

— Да, конечно. Нам присылают заявки люди, они оставляют, они рассказывают, что у них такая-то история, такая-то проблема, они готовы сделать то-то и то-то, могут предоставить то-то и то-то. Мы, когда поехали в Архангельск, вот как раз тоже при поддержке президентского гранта, распределённого нам Союзом женщин России, мы с министром труда Архангельской области переговорили. И выяснилось, что огромное количество учреждений нуждаются в этом. Мы проводили там и круглый стол, и мастер-класс с руководителями этих учреждений. Ко мне просто подошла одна… она не подошла, а просто бросилась, говорит: «Вы знаете, у нас в школах ничего нет. Но у нас есть ДК, и он стоит пустой. Мы хотим, чтобы там что-то происходило. И может быть, вы тут у нас выступите?» Но нам как выступить? У нас детский дом был и дальше поезд — просто мы не успевали. Я говорю: «У вас же обычные школы. Может быть, вы тогда можете организовать и приехать в Архангельск, где прекрасные театры?» — их много: там Новодвинск, там есть театры, очень хорошие театры. Они говорят: «У нас с автобусом не получается, то и сё не получается…» Я говорю: «Понимаете, мы же поддерживаем только социально необеспеченных». Она говорит: «А у нас все социально необеспеченные». И знаете, я вам могу сказать, что туда просто вот нужно ездить, и ездить постоянно.

Л. Горская

— Последний короткий вопрос: кукольный театр у вас есть? Да, нет?

Э. Шумилова

— У нас кукольные театры не чистые, а именно с людьми — с живым планом.

Л. Горская

— Понятно. Интересно. Будем посмотреть.

Э. Шумилова

— Приходите, мы будем очень рады!

А. Пичугин

— 26—29 мая пройдёт шестой всероссийский Московский фестиваль спектаклей малых форм для детей «Сказочный мир». И его инициатор, вдохновитель, художественный руководитель просветительских программ «Сказочный мир», а также художественный руководитель Камерного музыкального театра «Эль Арт» Элеонора Шумилова была гостем программы «Светлый вечер». Лиза Горская —

Л. Горская

— Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— Всего хорошего!

Э. Шумилова

— До свидания!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Пожалуйста, оцените материал)
Загрузка...