Жюль Верн «Михаил Строгов»

Михаил СтроговСегодня, в нашей «Закладке» – приключенческая книга, классика жанра, роман, созданный 48-летним Жюлем Верном – «Михаил Строгов». Русская история (конечно, приправленная фантазией автора), русские герои, русские характеры, русская вера. Итак, император Александр II отправляет в Сибирь, частично охваченную татарским восстанием, отважного курьера Михаила Строгова, дабы тот известил брата царя – великого князя,  о грядущем заговоре бывшего русского офицера Огарева, желающего захватить Иркутск при помощи злых басурман…

Послушаем фрагмент романа в исполнении Михаила Доронина, – из издательства Клуба любителей аудиокниг:

« –  Вот письмо,  –  сказал он. Передашь великому  князю  в собственные  руки.  Тебе  придется  проехать  страну,  занятую  мятежниками, которые  будут  стараться  перехватить  письмо.  В  особенности  остерегайся изменника Огарева, с ним ты, может, встретишься дорогой… От передачи этого письма, –  продолжал  император, – зависит спасение всей  Азиатской России и, может быть, жизнь моего брата.  Ручаешься ли ты за успех?

– Я доберусь до великого князя, ваше императорское величество, или буду убит, – отвечал Строгов.

– Ты не должен рисковать жизнью, она мне нужна!

– Я доеду живой, – уверенно отвечал молодой человек.

Эта уверенность в своих силах благотворно подействовала на государя.

– Поезжай, Строгов,  –  сказал он,  – и  да будет с тобою благословение Божие и молитва русского народа!

Михаил Строгов отдал честь и вышел из кабинета…»

Выпущенный в Европе в 1876-м, роман «Михаил Строгов» вышел в России только в 1900-м. К этому времени драматичные и целомудренные приключения царского курьера, пересёкшего страну вместе с мужественной девушкой Надей, спешащей в Иркутск к отцу – захватили мирового читателя.

Мало того. Книга, которую по просьбе французского издателя консультировал сам Тургенев, вызвала невероятный спрос на всё русское. Книга, пропитанная христианским отношением к жизни и человеческой судьбе. И книга, повторюсь, сугубо приключенческая.

Несмотря на  поглощавшую ее мысль  о  свидании с  отцом, Надя зачастую  думала о своем  спутнике. Она  припоминала  все  подробности своей встречи  со  Строговым  –  этой  встречи, которая  оказалась для  нее  такой счастливой.  Она благодарила Бога  за  то,  что  Он  послал  ей спутника,  к которому она сразу прониклась таким доверием, как если бы он действительно был ее братом. Молодая девушка чувствовала, что с ним ей  не страшны никакие препятствия,  и твердо  верила,  что теперь  ей  удастся достигнуть заветной цели. Строгов, в свою очередь, размышлял о неожиданном приключении. Он тоже был благодарен Провидению, которое дало ему возможность встретить Надю: взяв ее под свое покровительство, он мог сам избегнуть  подозрений и в то же время  сделать доброе дело. Мысль о том, что теперь он достиг Сибири, сильно тревожила  молодого  фельдъегеря:  здесь  он  подвергался гораздо  большим опасностям, чем в  Европейской  России, особенно если слух о том, что Огарев перебрался через границу, оказывался верным. Откройся только, что Строгов – царский курьер, – и его миссия была бы  обречена на провал, а он сам – на гибель.

Кстати, из всех романов Жюля Верна, этот – самый «кинолюбимый»; с 1908-го по конец прошлого века – пятнадцать экранизаций. А ещё – бесконечные спектакли, мультфильмы, телесериалы, переиздания. Время от времени «Михаил Строгов» выходит и у нас, я читал по свежему репринту первой, ещё сытинской книжки – изданию, поддержанному фондом «Наследие Иркутских меценатов».

…Читал я и думал: как же мы в нашем сегодняшнем тревожном времени (я записываюсь зимой 2016-го года), соскучились по интересу, вниманию и любви.

К кому же, спросите вы? Да к нам же самим: к нашей истории, к лучшему в нашем человеке, к удивительному характеру, проявляющему себя в испытаниях.

Мы соскучились по восхищению долгом и честью, соскучились по чистоте отношений, по тому, что Пушкин трогательно назвал в «Руслане и Людмиле», – «русским духом». Неужто впрямь: «Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой?»

Вот, о каких вещах, друзья мои, размышлял я, благодарно читая книгу знаменитого французского фантаста – роман «Михаил Строгов», написанный в конце 19 века, – с мало представимой нынче любовью к нашему Отечеству. Ну, а конец у сочинения Жюля Верна, тоже классический, захватывающе-волнительный, почти как в русской сказке. Ну, не буду рассказывать, тут вы уж сами.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (4 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...