Москва - 100,9 FM

«Тихие концерты для "особенных" детей». Светлый вечер с Екатериной Чистовой (18.10.2017)

* Поделиться

У нас в гостях была певица, музыкант, основатель благотворительного проекта "Мы меняем мир" Екатерина Чистова.

Мы говорили об отношении в современном обществе к детям с особенностями развития, а также о том, как музыка может помогать таким детям.


К. Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие друзья! В студии Константин Мацан. С трепетной радостью приветствую нашу сегодняшнюю гостью. И особенно радостно, что уже не в первый раз у нас в гостях Екатерина Чистова — певица, музыкант, участница шоу «Голос», руководитель и организатор, идейный вдохновитель благотворительного проекта по помощи детям с особенностями развития «Мы меняем мир». Добрый вечер, Катя!

Е. Чистова

— Добрый светлый вечер!

К. Мацан

— Вы уже были у нас в эфире, рассказывали про разные проекты. «Мы меняем мир» — про то, как этот проект возник. Сегодня мы, наверное, так или иначе вспомним его историю, какие-то детали из того, как он появился. Но давайте вот к чему обратимся: в последнее время в проекте происходили изменения, появлялись новые вещи, новые идеи. Чем живете Вы сейчас с этим проектом «Мы меняем мир», что самое главное?

Е. Чистова

— Сейчас главная наша цель нашего проекта на этот год — это создание музыкальных классов для детей с аутизмом. Это то, чем я занимаюсь вот уже последние полгода, потому что мой сын Тихон обучается в музыкальной школе — признаюсь, с трудом, это дается нелегко. И поэтому моя идея создать музыкальные классы — как нельзя кстати, потому что наша система образования не приспособлена для таких детей...

К. Мацан

— ...с особенностями развития.

Е. Чистова

— Да, их не берут в музыкальные школы, потому что не позволяет методика, потому что нет подготовленных преподавателей, нет специальной среды для них и методики. В принципе, она ничем не отличается от методики обычной музыкальной школы, а просто все должно быть гораздо медленнее и гораздо... с такой, знаете, индивидуальной траекторией, я бы так сказала. И поэтому моя задача — создать такие классы. Моя мечта, я очень хочу это сделать, и нам нужна помощь и поддержка в этом. Чтобы у каждого ребенка была своя траектория развития и он мог обучаться на музыкальных инструментах, он мог петь и получать все то, что может получить обычный ребенок. Тем более, это возможно. Я уже это проверила.

К. Мацан

— А как это может на практике выглядеть?

Е. Чистова

— На практике... На самом деле, у нас есть все ресурсы для того, чтобы это сделать. Есть мама с особым мальчиком с аутизмом, методист, которая работает в Академии Маймонида, которая готова приступить и проработать эту программу. Есть пианистка, тоже мама мальчика с аутизмом, она тоже принимает участие в наших концертах. Она готова тоже подключиться к нам и обучить молодых педагогов, потому что это могут быть студенты. Скорее всего, это просто педагоги, которые способны полюбить таких детей, и которые терпеливые. То есть здесь, в принципе, нет никаких таких истин. Истина одна — терпение и труд все перетрут.

К. Мацан

— И на этом этапе, я так понимаю, проект нуждается, собственно, в помещении каком-то?

Е. Чистова

— Да. Самое главное, что мы должны сделать сейчас, это найти комфортное, уютное помещение. Оно должно быть в Центре, так как дети живут все в разных районах Москвы. И, собственно, все с этого и начнется. Как только будет помещение, нам, конечно же, понадобятся музыкальные инструменты. Я очень надеюсь на свою дружбу с музыкальными магазинами, самыми главными музыкальными магазинами нашей страны, что они отзовутся на мою просьбу и дадут нам необходимые инструменты, их не так много должно быть. Это барабаны, фортепиано. В будущем я бы хотела, чтобы дети занимались на инструменте, который называется виолончель.

К. Мацан

— А почему именно виолончель? Ну, фортепиано — понятно, некое общее фортепиано все в музыкальной школе проходят. Но барабаны тоже для ребенка, наверное, очень интересно. А именно виолончель почему?

Е. Чистова

— Я сейчас расскажу. Это пришло неслучайно мне в голову. Тихон, мой сын, начал заниматься сначала на фортепиано. Но это получилось абсолютно случайно. То есть не каждый... не каждая мама особая или особый родитель может вот так просто захотеть и начать заниматься. Ну, конечно, это могут быть частные педагоги, которые, поверьте, стоят очень и очень дорого.

К. Мацан

— Верю.

Е. Чистова

— Очень дорого. Тем более, это особый ребенок. Это значит, нервов и терпения нужно в сто раз больше. И таких педагогов просто раз-два-три, и они стоят просто безумно дорого. Была просто такая ситуация — опять же, скажем так, меня Господь услышал, когда я сказала, подумала, что я очень хочу, чтобы он попробовал. Вот буквально в шесть лет какой-то голос свыше мне сказал, что нужно попробовать, должно получиться. Ну, и мне позвонил мой очень давний друг — ну, это вот такое стечение обстоятельств, — у которого мама прекрасный педагог. Ей уже 75 лет, и она давно преподает фортепиано в Музыкальной школе имени Ракова. И она умеет заниматься с такими детками — вот просто ей дано это от Бога. И она сказала: «Кать, позвони маме — возможно, у нее появится место, и она Вас возьмет». Ну, я вот как-то... Это с лета у нас все получилось — мы ей позвонили и стали потихонечку, раз в неделю заниматься. И пошли какие-то маленькие-маленькие результаты. Раз в неделю — это очень мало, но из-за того, что я сама музыкант, и с педагогическим образованием, и с высшим, у меня очень много разных специальностей в музыке, я, конечно, с ним дома очень много занимаюсь — не столько, сколько хотелось бы, но, по крайней мере, полчаса или 15 минут я могу выделить каждый день, повторяя с ним. Потому что это только такой тренинг у станка, как балерина. Вот с нашими детьми нужно именно так. И у меня самой терпения иногда не хватает, но я останавливаю себя и говорю, что вот сейчас — да, это тяжело, а дальше будет легче, и я вижу, насколько это дает хорошие результаты. Потому что музыка — это такая удивительная вещь, которая затрагивает сразу очень множественные участки головного мозга, и то, чего мы добивались раньше с дефектологами и с разными педагогами, это возможно сейчас с музыкой, только на другом каком-то уровне. Точно так же работают и разные... там и согласованные действия двух рук, когда ребенок справа, например, в правой руке, играет — музыканты поймут — легато, а в левой руке — нон легато... То есть даже взрослого человека это сложно, а для такого ребенка, для нашего «особого» — это очень полезно. И из-за того, что он слышит, когда он играет, звук, он слышит музыку, скорее всего, ему это удается гораздо проще, потому что здесь есть какая-то дополнительная мотивация — он видит результат. И вот эти сложности преодолеваются как-то быстрее и охотнее. Потому что ребенка с аутизмом очень тяжело заставить что-то делать. Это одна из главных таких проблем, когда нет мотивации у ребенка, и невозможно его заставить что-то делать.

К. Мацан

— А правильно я понимаю, что для ребенка, наверное, вообще, для любого, для ребенка с особенностями развития занятия музыкой, помимо, собственно, какой-то вот моторики и такой психофизики, это еще и некий язык общения с миром, некий вот выход вовне из себя?

Е. Чистова

— Да, отвечу сейчас на этот вопрос, а потом еще вернемся к тому, почему же виолончель и остальные музыкальные инструменты. безусловно, прежде, чем начать заниматься с ребенком музыкальными занятиями, сначала в действие идет музыкальная терапия. Я сама тоже заканчивала эти курсы — вот у нас в Москве проходили такие курсы на базе ЦЛП. И, безусловно, ребенку сначала нужно... найти к нему подход. Что делает музыкальный терапевт? Он как раз предлагает ему множество музыкальных инструментов — потрогать, поиграть на них, и смотрит внимательно, что его больше заинтересует. Потому что многие дети ведь не говорят, и к ним нужно найти какой-то такой особый подход. И у меня были такие ситуации даже с моим сыном — я очень много пробовала фортепьянной, и она никак не отзывалась на фибры его души, он был абсолютно равнодушен. И когда у меня появилась в руках укулеле...

К. Мацан

— Маленькая гитара — скажу для тех, кто, может быть, не знает...

Е. Чистова

— ...да, маленькая гавайская гитара, она лежала у меня... пылилась, вернее, даже, практически. Я на ней еще раньше, в тот момент не играла. Я ее достала и решила попробовать какие-то там просто логоритмические распевочки. Я помню как сейчас — это было что-то по типу «О, гудит пароход!» Я просто нажимала два аккорда, и мы с ним путем жестов... И когда он еще не говорил, но мог сказать: «У-у!». И, вот так вот занимаясь, в один прекрасный момент он мне произнес окончание слова «пароход». Как-то так сложил губы и сказал «ход», когда он вообще не говорил еще слоги, то есть он не мог соединить, а лет ему было за четыре... ну, четыре года ему точно было. То есть речь абсолютно еще была в таком зачаточном состоянии. И тогда я уже натолкнулась на мысль, что, действительно, каждому ребенку нужен какой-то свой инструмент, свой подход, и музыкальная терапия как раз и выведет на это, чтобы потом уже ребенка обучать какому-то конкретному инструменту. Не так вот просто: взяли — «вот ты идешь на барабаны, а ты — на фортепиано». Фортепиано, конечно, нужно всем, но начать нужно с какого-то инструмента, который более отвечает душе ребенка, и мотивация будет у него просто больше, если ему этот инструмент очень-очень понравится. Ну, это то, что касается...

К. Мацан

— Так виолончель?

Е. Чистова

— Виолончель, да. Это такая интересная вещь, на самом деле. На меня тоже так все посмотрели: «Катя, куда ты? У тебя есть фортепиано, у тебя есть барабаны!» Тихон занимался вот тот год на барабанах из моей группы «14 струн» вот с девочкой-барабанщицей. Она очень хорошо общается с детьми, и я решила попробовать. В общем-то, все получилось, нужно просто продолжать это все. И. из-за того, что все в разных местах, я не все успеваю. И еще и поэтому нужно, чтобы это было все в одном месте. И обязательно должна быть у нас сенсорная комната — это комната, где дети отдохнут, расслабятся, чтобы заниматься дальше, чтобы родители могли тоже спокойно расслабиться, пообщаться, попить чаю, обменяться какими-то своими новыми мыслями, идеями. Но вот виолончель, на самом деле... Я вот такой человек интуиции — я четко понимаю, что это абсолютно что-то новое, что-то другое. То есть фортепиано мне дает развитие таких навыков, как моторика, потом, задействована мышечная память, слуховая память. А виолончель — такой вот инструмент, еще более сложный, в какой-то степени. Здесь мозг должен еще усиленнее начать работать, потому что строй у него такой специфический — там не просто нажал на клавишу и получил определенную ноту. Нужно иметь очень хороший слух, то есть слух должен быть очень обостренный. И потом, знаете, эти низкие звуки — я наблюдала за ребенком... Вот у нас уже где-то, наверное, четыре занятия было — тоже с прекраснейшим педагогом в Школе имени Ракова. Вот он проводит смычком этот низкий звук, и я чувствую, что он просто вот расслабляется. И вот это первое, что пришло мне в голову. А у меня эти мысли были, но я увидела сама. То есть он расслабляется, и вот-вот чуть-чуть прямо «подвисает», но это пока, потому что он никогда не играл на этом инструменте. Но я хочу, чтобы виолончель именно носила такой вот немного, как сказать-то... неврологический, что ли, характер. То есть чтобы она расслабляла — вот это низкое звучание и низкие обертона действительно влияют на головной мозг. Ну, и, опять же, что-то новое, что-то другое.

К. Мацан

— Екатерина Чистова — певица, музыкант, основатель благотворительного проекта «Помощь детям с особенностями развития» «Мы меняем мир», сегодня проводит с нами этот «Светлый вечер». Заговорили мы про музыку, и давайте напомним и расскажем слушателям о том, что многие музыкальные мероприятия (хотя слово это — «мероприятие» — я не люблю), но вот какие-то проекты проходят уже и существуют? И, в частности, 22 октября в кафе «Сценарио» Вы открываете сезон.

Е. Чистова

— Да, это вот...

К. Мацан

— Новый сезон так называемых «тихих концертов». Расскажите, что это такое вообще, и что будет, в частности, 22 октября.

Е. Чистова

— Да, цель еще моего визита к Вам сегодня — это действительно рассказать о том, что мы проводим такие концерты уже второй год, и 22 октября у нас открытие нового сезона «тихих концертов» в кафе «Сценарио», потому что это такое дружественное нам кафе (я сама там часто выступаю), и с такой очень комфортной обстановкой. Для наших детей это очень важно. И на этих «тихих концертах» мы как раз приучаем наших детей к музыке, создаем для них специальные условия. Не обязательно сидеть на стульчике, чтобы слушать музыку. Мы можем, дети могут и лежать — ну, не то, что бы на полу — на подушках. Мы разбрасываем подушечки на полу...

К. Мацан

— Пуфики.

Е. Чистова

— Да, пуфики, если нам спонсоры дают эти пуфики. Нам они, кстати, конечно, тоже очень нужны. Если у кого-то есть, мы с удовольствием примем их в дар. И как раз создается специальная атмосфера такая вот, специальные условия — то, чего невозможно пока в обычных концертных залах. Дети постепенно привыкают, слушают музыку. И, что важно, музыка у нас акустическая всегда — это или струнный квартет, или, в данной ситуации, у нас появится даже кельтская арфа. И те дети, у которых особое, такое чуткое восприятие громких звуков, они наконец-то могут не надевать наушники... Есть такие даже наушники у деток с аутизмом, которые не могут слышать громкие звуки. Они могут спокойно лежать, сидеть у мамы на коленях, где угодно, рисовать, потому что у нас еще и мастер-класс параллельно идет, и воспринимать музыку, потихонечку подготавливать себя к походу в обычный какой-то театр, на обычный концерт. И после каждого концерта, как правило, артисты дают подержать инструмент. Дети с удовольствием к ним подходят, трогают его, изучают, и как раз в этот момент можно выявить, что же нравится ребенку, и потом уже перейти на уровень вот наших этих музыкальных классов. То есть эти «тихие концерты» могут стать таким, знаете, предвестником того, что...

К. Мацан

— Частью стратегии целой.

Е. Чистова

— ...да, участвовать в стратегии того, чтобы дети потом уже пошли заниматься. То есть привить им интерес к музыке, к какому-то музыкальному инструменту и далее уже пойти обучаться — ну, хотелось бы в музыкальную школу.

К. Мацан

— Знаете, вообще, представить себе, что дети маленькие — маленькие! — будут сидеть и слушать струнный квартет, это, конечно, нечто фантастическое. Но Вам, я так понимаю, уже много лет удается этот формат созидать и успешно его реализовывать. Как Вы...

Е. Чистова

— Ну, не много лет, Константин. На самом деле...

К. Мацан

— Ну, два года, Вы сказали.

Е. Чистова

— Ну, это, по сути, второй год только у нас начинается.

К. Мацан

— Хорошо. Второй год Вам уже удается это делать и успешно реализовывать. А как?

Е. Чистова

— Потому что они же не сидят — они... Кто-то может даже танцевать, если честно.

К. Мацан

— А на сцену можно выбегать?

Е. Чистова

— На сцену — можно. То есть у нас как раз разрешено все. Но я, как правило, родителей предупреждаю, потому что все-таки на сцене провода. Хоть как, но мы акустические инструменты все-таки подзвучиваем. И у нас нет строгих рамок, но родители все равно потихонечку должны приучать детей как-то так вот сидеть и не выбегать на сцену. Но есть дети, которым это очень сложно объяснить, и тогда мы ведем такую вот просветительскую работу с артистами, говорим, что «не пугайтесь, если ребенок вышел на сцену — то есть Вы спокойно играйте дальше; родитель все равно видит, что ребенок выбежал, и он постарается его от Вас отвести, но будьте к этому готовы». То есть у нас есть такая «просветительская пятиминутка», скажем так.

К. Мацан

— А дети без особенностей развития на такие концерты могут приходить к Вам?

Е. Чистова

— У нас только инклюзивные концерты. Я иногда забываю говорить это важное слово. Наш смысл нашего, что есть, «Мы меняем мир», — у нас такой социально-творческий проект, который направлен на развитие досуга вот таких деток, соединение их с абсолютно обычными детками, с тем чтобы их сдружить между собой, чтобы не только дети подружились, но и родители подружились и, возможно, как-то помогали друг другу. Потому что здесь для обеих сторон это очень важно. Для обычных родителей это важно — показать своему ребенку, что есть такие дети, то есть сделать их добрее, терпимее, принимать. То есть наша роль — она такая просветительская. Мы просто резонируем еще вот это событие, вернее, не событие, а то, что существуют такие детки. И мы просто еще раз просвещаем, как многие другие люди, которые занимаются такими детьми, ну, не музыкальными, таким досугом. Ну, вот наша роль — просветительская роль, прежде всего, конечно.

К. Мацан

— А как Вас находят родители этих детей, скажем, «без особенностей развития»? Потому что, ну, понятно — есть, наверное, у Вас, и Вы об этом рассказывали в наших других беседах, некое сообщество таких мам, которые с Вами находятся в похожей ситуации. Вы общаетесь и поэтому информацией обмениваетесь. А вот родители, допустим, детей «без особенностей развития» — ну, наверное, нужна какая-то решимость и мотивация, что «вот мы сегодня пойдем именно на инклюзивный концерт, чтобы что-то...» Вот как у Вас происходит общение с этими родителями?

Е. Чистова

— Вы имеете в виду, обычные родители? Или наши родители?

К. Мацан

— Ну, скажем так, обычные.

Е. Чистова

— На самом деле, для нас это небольшая проблема, которую мы решаем. То есть не все же родители согласятся пойти на концерт, где много будет «особых» деток.

К. Мацан

— Вот я поэтому и спрашиваю. Нужна какая-то внутренняя, видимо, мотивация для этого.

Е. Чистова

— У нас пока еще существует какой-то стереотип такой, что эти дети опасны, и все в таком духе. Ну, смотрите, в этот раз у нас будет выступать ансамбль детей-скрипачей из Школы имени Ракова, и эти дети не только выступят, но и они как раз присоединятся к нашим деткам, поучаствуют с ними в мастер-классе, и как раз вот мы их между собой подружим. То есть у меня родилась такая идея, чтобы каждый раз не искать, действительно, родителей, которые хотят, которые могут. И, тем более, это еще одна мотивация, чтобы ребенок захотел обучаться в музыкальной школе. Я думаю, что мы выйдем из этой ситуации именно таким образом.

К. Мацан

— Наверное, те «проблемы» в кавычках, которые могли бы возникнуть в отношении взрослых к таким мероприятиям, наверное, не появляются у детей? Дети, должно быть, между собой легко общаются разные? Или нет?

Е. Чистова

— Я пока не видела никакого негатива абсолютно. То есть мне кажется, что, к счастью, в нашей жизни сейчас очень много об этом говорят, и родители как-то становятся более терпимыми. Хотя я на себе еще испытываю разный дискомфорт, когда мне... Хотя вот Тихон уже достаточно развит, и у него уже аутичный этот спектр уходит путем очень многих занятий, но все равно я при походе на какой-нибудь там спектакль слышу, что у меня невоспитанный ребенок, он там соскочил, он громко что-то сказал...

К. Мацан

— Ну, люди разные везде есть, говорящие разное.

Е. Чистова

— Да. Ну, есть такая тема, Она, конечно, продолжается. Но мы поэтому и стараемся, чтобы дети ходили на наши такие специализированные мероприятия, вот как раз на эти «тихие концерты», чтобы у них не было какого-то такого негатива и они знакомились в такой очень комфортной и дружелюбной среде с остальными детками, и у них... Мы пытаемся... Почему мы меняем мир, да? Мы пытаемся изменить мир вокруг этих деток, сделать его более комфортным, более таким мягким путем музыки, каких-то там творческих мероприятий, походов на спектакли. Это вот отдельная еще тема — у нас не только дети на музыкальные концерты ходят, но и на различные спектакли. И, в то же время, мы меняем мир в глазах вот этих обычных родителей. То есть они, видя этих детей, тоже меняются, тоже учатся быть, скажем так, более, я уже говорила, терпимыми, толерантными...

К. Мацан

— В чем-то меняется внутренний мир.

Е. Чистова

— Да, обучают своих детей тоже, засеивают в них это прекрасное чувство.

К. Мацан

— Давайте обратимся к музыке.

Е. Чистова

— Давайте.

К. Мацан

— Вы сегодня пришли не одна, Вы пришли с укулеле, со своей любимой боевой подругой. И что-то давайте послушаем в Вашем исполнении.

Е. Чистова

— Лучше я спою тоже свою авторскую песню, которая называется «Чайка по имени Ливингстон», под впечатлением от философской сказки Ричарда Баха. Музыка моя, текст, как всегда, писал мой муж Денис Григорьев. Песня была написана на море, и вот она как раз, наверное, отчасти — о таких особенных родителях, которые не сдаются, которые идут к своей цели, не ищут простых путей, они верят в будущее, в светлое будущее свое, и они — как чайка Ливингстон, да, вот оттачивают, оттачивают все в своих детях, в своих не только детях, но и борются сами с собой. Это такая важная вещь, потому что все мамы, все родители — они борются с собой на протяжении вот всего времени.

(Звучит песня Е. Чистовой «Чайка по имени Ливингстон».)

К. Мацан

— Браво! Екатерина Чистова — певица, музыкант, основатель благотворительного проекта в помощь детям с особенностями развития «Мы меняем мир» — сегодня проводит с нами этот «Светлый вечер». В студии Константин Мацан. Мы прервемся, вернемся к Вам буквально через минуту, а Вы наслаждайтесь послевкусием от песни.

Еще раз добрый вечер, дорогие друзья! Это «Светлый вечер» на радио «Вера». В студии Константин Мацан. Сегодня у нас в гостях Екатерина Чистова — певица, музыкант, участница шоу «Голос», основатель благотворительного проекта в помощь детям с особенностями развития «Мы меняем мир». Катя, мы заговорили, уже многое рассказали о концерте, который будет 22 октября в «Сценарио-кафе». Это открытие сезона Ваших «тихих концертов». Расскажите чуть подробнее, кто будет на этом концерте, что там будет звучать. Вы сказали, что там будет необычная арфа...

Е. Чистова

— Да, у нас, действительно, будет арфа и не только. В этот раз мы не ограничились одним инструментом. Как правило, на наших концертах выступает кто-то, какой-то один коллектив, а в этот раз у нас будут сразу же четыре исполнителя. Наверное, это связано с открытием. Ну, и мы попробуем, конечно, чуть-чуть расширять нашу программу, так как параллельно еще и будет мастер-класс от очень интересного художника Сергея Иванова, который необыкновенно рисует детских персонажей, и дети будут обучаться рисовать какие-то мультяшки — я пока не знаю, какие, но точно это будет очень интересно. В программе у нас примет участие Ольга Логачева — музыкант, арфист Центрального концертного образцового оркестра имени Римского-Корсакова. На кельтской арфе она, кстати, исполнит классические произведения, которые не были написаны специально для арфы. Впервые на нашем «тихом концерте» выступят сверстники подопечных нашего проекта — я уже говорила, дети, струнный ансамбль Школы имени Ракова и школы № 4. Руководитель их ансамбля — Надежда Пояркова. И выступят солисты Московского камерного музыкального театра имени Покровского. Концертмейстер Ольга Яцик вот как раз тоже — мама особого мальчика. Я рада, что она к нам тоже присоединилась. И такая звездная гостья у нас появится — это участница шоу «Голос» Светлана Феодулова, которая отмечена в «Книге рекордов Гиннеса» как обладательница самого высокого голоса и самого высокого колоратурного сопрано. Вот посмотрим, как наши дети будут реагировать на ее колоратурное сопрано. Это, конечно, супервысокие звуки, но Света отличается — вот сколько я ее слушала... У меня, кстати, в бывшем моем образовании тоже есть классический вокал — я заканчивала музыкальное училище по двум отделениям. И, признаюсь честно, у меня раньше тоже было колоратурное сопрано, но вот, слушая Свету... У нее сопрано такое очень мягкое. И я очень надеюсь, что дети воспримут ее очень-очень хорошо, тем более, что Света — сама мама особой девочки, «солнечной девочки», скажем так. Я очень рада, что она к нам тоже присоединится.

К. Мацан

— Вы перечислили людей, которые, совершенно явно, востребованы в своей профессии и работают. И возникает вопрос: а что, скажем так, заставляет их так без колебаний соглашаться, принимать Ваши приглашения, участвовать в таком, казалось бы, необычном, казалось бы, камерном концерте? Как это они для себя это мотивируют? Вы об этом с ними разговаривали?

Е. Чистова

— Пользуясь случаем, хочу сказать, что нам, нашему проекту нужны волонтеры-музыканты. Если Вы музыкант и на чем-то играете, Вы уверены в своих силах, Вы точно знаете, что Вам хочется, и сердце Ваше нуждается в том, чтобы выступить для таких детей абсолютно бесплатно (то есть это именно...)...

К. Мацан

— «Для Вас это будет абсолютно бесплатно — для таких детей выступить». (Смеется.)

Е. Чистова

— (Смеется.) Ну, не каждый же способен, да, просто потратить свое время и прийти, и, скажем так, выступить для детей. Но музыканты — это такой, знаете, сейчас... не побоюсь этого слова... какой-то удивительный... удивительные люди тире волонтеры. Потому что вот в нас, музыкантов, заложена как-то эта идея — приносить добро, приносить пользу. Во не знаю, нам, практически, не нужно объяснять, что нужно вот выступить. Говорят, что перед детьми — даже вопросов не возникает никаких. Потому что если мы умеем что-то делать и это нравится детям, мы знаем, что для них это как терапия, мы должны приносить пользу. То есть для чего тогда нам голос, например, дан, да? Для того, чтобы приносить радость людям. В данной ситуации человек умеет делать это. Если я прошу, у меня никогда не бывает каких-то проблем — только по времени. Всегда нужно состыковать время, чтобы люди смогли приехать и выступить. Ну, а если копнуть глубже, то, наверное, у каждого своя какая-то история. И, я признаюсь, у одной из участниц нашего концерта — своя история, очень интересная, я о ней не сразу узнала. Она недавно, я знаю, усыновила двух подростков. То есть вот так подумаешь — и не каждый...

К. Мацан

— Подростков? Это очень тяжело.

Е. Чистова

— Да, именно подростков, не маленьких детей! Я не буду говорить, кто именно, но... Вот, понимаете, так у каждого такой свой путь...

К. Мацан

— Это очень серьезно и очень тяжело, да.

Е. Чистова

— И, обратившись к такому человеку, я уже понимала на сто процентов, что мне не откажут, потому что здесь уже понятно, что человек очень глубокий и понимающий.

К. Мацан

— Вы заговорили о мотивации. Из наших разных других бесед с Вами я помню, что сама идея Вашего участия в шоу «Голос» тоже как-то, если угодно, выросла из попытки что-то противопоставить вот этой непростой ситуации с ребенком. Как Вы говорили, что Ваш муж Вам говорил: «Не дай аутизму себя победить!» Можете об этом рассказать?

Е. Чистова

— Да, есть такое выражение. И мне периодически звонят мамы в слезах, рассказывают свою историю — как они устали, что они тратят очень много денег, которые уже просто все иссякли. И, признаюсь, была даже история, что люди продают квартиры, которые с трудом заработали, чтобы обеспечить ребенку терапию. И, на самом деле, это ужасно, потому что очень многие терапии неоправданно высоко стоят, очень дорогостоящие, и я, если честно, в какой-то момент отказалась даже от этого всего, потому что мы сами с трудом уже выживали, тратили все деньги на ребенка. Это тоже невозможно — жить в таком стрессе и думать о том, что «вот я сейчас вложу колоссальное количество денег — и все будет хорошо, он у меня станет обычным», это тоже неправильно. Нужно... Самое главное — это нужно принять. Ко мне просто это принятие пришло не сразу, но когда пришло, все как-то встало на свои места, и я расслабилась, чего и советую другим родителям. Я перестала гнаться, что «вот у меня еще год — и все, и я не смогу догнать, нужно еще впихнуть терапию, еще какую-то реабилитацию» и так далее. То есть я просто стала идти по потребностям, за потребностями своего сына. Я четко чувствовала — здесь очень важна интуиция материнская... Я очень чувствовала, что вот сейчас ему вот это вот открывается, и нужно тогда вот в этой области и больше, больше информации ему давать. Потом я понимала, что вот он начинает что-то другое делать — больше какой-то там игровой деятельности или еще что-то... То есть это как-то вот так интуитивно... Я никогда не шла с закрытыми глазами, используя все те методы, которые используют все. То есть у меня... Даже до сих пор со мной общаются те мамы, с которыми мы лежали в 18-й больнице, когда получали инвалидность. И они говорят: «Катя, ты всегда была какой-то не такой!» (Смеется.) И они удивляются: как так? — Тихон пошел в школу, как так? — он обучается музыке. Потому что для некоторых это просто невероятно. Ну, наверное, это какой-то просто мой путь. И я четко понимаю, и шоу «Голос» мне, опять же, в этом помогло, что не нужно замыкаться, не нужно дать аутизму завладеть тобой, и нужно все-таки быть успешной мамой обязательно, получать массу позитивных эмоций от жизни, от своей профессии. Потому что очень многие мамы забыли, кто они вообще, каких профессий. Они полностью поглощены вот этой вот всей темой аутизма. Я понимаю, что это сложно, но все равно нужно находить время на себя, на свое образование какое-то, и вот тогда ребенок тоже дополнительно видит успешность своей мамы, и у него тоже какое-то возникает ощущение — а дети ведь тоже очень чувствительны, они очень сильно чувствуют своих родителей, — им тоже отчасти становится легче.

К. Мацан

— Ну, как я понимаю. собственно говоря, из вот этого участия в шоу «Голос», из этой возникшей возможности появиться на «Первом канале» выросла идея, что вот сейчас пока эта, ну, скажем так, популярность — она сейчас в топе, надо успеть сделать проект и запустить его.

Е. Чистова

— Волна, волна такая, да.

К. Мацан

— И так родился проект «Мы меняем мир». Я сейчас прошу, чтобы мы послушали гимн этого проекта — песню, которая называется «Мы меняем мир».

Е. Чистова

— Да, это такое детище мое и моего мужа, то есть двух особых родителей. Возникла эта удивительная песня очень легко и спонтанно. И вот, знаете, если суждено родиться песне, она именно так должна возникнуть. Буквально родилась идея о создании проекта, родились строчки «Мы меняем мир» у моего мужа, он мне написал текст или просто даже, я уже не помню... Я стояла, помню, на кухне. Он мне сказал: «Смотри, вот если будет такой текст: «Мы меняем мир, мы меняем Вас, ушедшую любовь кто-то вернет сейчас. Вашей нет вины, не будем прятать глаз, если этот мир такими увидел Вас». И я просто открыла рот, начала петь, и у меня вот эта мелодия, этот припев сам по себе у меня спелся: «Мы меняем мир, мы меняем Вас». Я успела включить диктофон — обычно я так делаю. Когда я хочу что-то придумать, я сразу включаю диктофон, потому что, как правило, у меня с ходу придумывается вся мелодия. И вот песня родилась, а значит, и родился девиз нашего проекта — «Мы меняем мир» и гимн нашего проекта, который я очень хочу записать с оркестром, со звездами нашей эстрады, с участниками шоу «Голос», чтобы это была такая вот социальная песня, которую слышат, в которой будет в видеоролике показано все то, что я вижу, что бы я хотела, чтобы видели люди, то, о чем я пою.

К. Мацан

— Давайте сейчас ее послушаем.

Е. Чистова

— Давайте послушаем. Это такой наш «ребенок» — песня.

(Звучит песня Е. Чистовой «Мы меняем мир».)

К. Мацан

— Екатерина Чистова — музыкант, певица, участница шоу «Голос» и основатель благотворительного проекта помощи детям с особенностями развития «Мы меняем мир» — сегодня проводит с нами этот «Светлый вечер». Я допускаю, что все те проекты, все те вещи, которые творятся вокруг проекта «Мы меняем мир», это не только помощь детям, не только такая сосредоточенность на их мире, но и, в принципе, то, что дает родителям какие-то силы, какие-то смыслы, какие-то возможности, может быть, в чем-то и себя преодолевать, себя как-то перерастать и пытаться — вот то, о чем мы начали говорить, — себе не дать оказаться побежденным какими-то проблемами. Вот как Вы это переживаете?

Е. Чистова

— Ну, во-первых, наш проект еще — как некая площадка, на которой родители объединяются. То есть у нас в чате, например (у нас есть группа, вернее, чат в WhatsApp), уже около 250 семей, и представляете, какая шикарная возможность, которой у меня не было у самой, когда Тише поставили «аутизм» (это было четыре года назад)... И если бы у меня была такая возможность — задать вопрос, и 250 семей увидели бы этот вопрос, и кто-то бы что-то посоветовал, я бы уже сделала выводы и не искала по Интернету правильные и неправильные ответы. Я думаю, что для меня мир был бы гораздо светлее в тот момент. Но сейчас вот такую возможность имеют все наши родители, и постоянно кто-то новый добавляется в чат. Я вижу это, у нас есть администратор проекта — тоже мама особого ребенка, Эля Симашова, она в прошлый раз была со мной в студии, а в этот раз просто она не смогла. И вот она постоянно добавляет, я вижу, новых и новых мам. Они имеют ведь возможность не только задать вопросы, если кто-то находится в поиске специалиста или у кого-то какая-то проблема возникла в детском саду или школе. И родители — это гораздо лучше, чем зайти в Интернет и из огромной информации выкапывать что-то, как иголочку в стоге сена, искать ту информацию, которая именно тебе нужна. И родители отвечают, и уже у мамы у этой особой складывается какая-то картина того, что ей нужно делать, какого специалиста выбрать, и так далее. Плюс ко всему, у нас еще огромные возможности появились для походов на различные спектакли, в театры. Я сама часто пользуюсь этой «опцией», потому что у нас завязываются какие-то дружественные отношения с театрами — или у меня, или вот уже кто-то от меня, скажем так, рассказывает о проектах, та же Эля. И, знаете, я удивлена, но чем дальше, тем гораздо охотнее реагируют театры. Они выделяют нам билеты — или бесплатные, или, если это какое-то супердорогое шоу (как вот недавно мы ходили в цирк «Аквамарин»), нам делают очень специально низкие какие-то цены, и дети имеют возможность посидеть и посмотреть. Потому что, ну, у родителей действительно очень много трат на терапию, и они, конечно же, рады посещать какие-то спектакли, на которые не нужно тратить огромное количество денег. То есть вот видите, сколько много всего. У нас не только досуг заключается в просветительской и музыкальной такой деятельности, но у нас и спектакли, и всевозможные такие мероприятия.

К. Мацан

— Вы сказали, Вы упомянули, мне кажется, такую колоссально важную вещь, которая на самом деле касается не только родителей особого ребенка — вообще любого человека в любой ситуации. Вы сказали о принятии, о том, что был какой-то момент, до которого Вы как-то не могли до конца принять тот факт, что у Вас особенный ребенок, а потом это принятие свершилось. Вот что помогает такому принятию свершиться — какие внутренние ресурсы, какие обстоятельства? Это же мы все, так или иначе, перед какими-то ситуациями необходимости принятия стоим. Вот что помогает принятию совершиться?

Е. Чистова

— Что помогает... Ну, наверное, вера, скорее всего. Даже не «скорее всего», а так и есть. Когда ты уже четко понимаешь в голове, что ни один волос не упадет с твоей головы просто так, то ты понимаешь, что уже бесполезно, как говорят, лягушка, или как там? — ручками-ножками что-то такое делать и паниковать. Нужно просто, так сказать, смириться. Никто не говорит, что нужно опускать руки. Но нужно понимать, что ведь не просто так. И, как мне кто-то в свое время сказал, когда пытался утешить, что «радуйся — не всех же выбирают такие дети особенные, и Господь тоже не всех выбирает — только тех, кто способен выдержать именно такое испытание». Как бы каждому свое испытание уготовано в нашей жизни, но вот у нас такое, и вот уже по прошествии четырех лет я трезво оцениваю ситуацию и понимаю, что мой ребенок сделал меня гораздо сильнее и гораздо мудрее, и если бы не он, я не знаю, какой бы я была, и вообще — пригодилась ли бы я в этой жизни? Стала бы я таким человеком, которым сейчас являюсь? И смогла бы я принести столько пользы, сколько я сейчас могу это сделать? Потому что разные же бывают у нас обстоятельства — какие-то и семейные, и так далее, и у всех жизнь очень насыщенная. Но только когда я понимаю, что что-то вот не складывается и как-то... чего-то не хватает, и что-то пошло не так, я сразу же обращаюсь к себе и говорю: «Катя, ну, наверное, ты забыла что-то сделать, наверное, нужно больше заниматься благотворительностью». И для меня это как маячок еще такой. Потому что, делая добро другим, я тоже делаю добро себе. И это, знаете, то, что мы должны делать все.

К. Мацан

— Какая поддержка от нас, простых людей и слушателей (или непростых людей и слушателей), людей с ресурсами, сейчас может быть оказана проекту «Мы меняем мир»?

Е. Чистова

— Ну, что касается нашего концерта, наших «тихих концертов»... который будет проходить 22 октября в кафе «Сценарио», и я надеюсь, что концерты будут у нас проводиться и на других площадках, мы очень ждем поддержки от других кафе, которые имеют возможность живой звук, скажем так, осуществить. Вы можете нас найти в Фейсбуке всегда — у нас есть страничка, которая называется «Мы меняем мир». Мы очень нуждаемся в волонтерах, музыкантах, волонтерах-семьях, которые имеют обычных детей, которые готовы привести к нам на концерт своих деток, пообщаться и подружиться с нашими детьми. Вы можете написать нам сообщение в Фейсбуке — мы обязательно его прочитаем и ответим Вам. 22 октября уже все списки у нас закрыты, потому что мы не можем позволить себе иметь на площадке детей больше, чем определенное количество, чтобы им было всем комфортно.

К. Мацан

— Но будут новые концерты, куда можно будет попасть?

Е. Чистова

— Да, будут новые концерты. И, добавившись к нам на страницу в Фейсбуке, Вы узнаете об этих концертах. Или просто напишете — мы Вас добавим в наш чат, который в WhatsApp. А что касается открытия музыкальных классов — если Вы собственник помещения и хотите что-то сделать вот такое хорошее для нашего проекта, у Вас есть возможность. Мы очень нуждаемся в помещении, мы очень нуждаемся в покупке музыкальных инструментов. Ну, и все остальное — это уже, скажем так, по мере поступления наших «хотелок», вот таким словом назову. То есть — ну, это какие-то там предметы мебели и так далее, но это уже все потом. Это все уже, я уверена, сложится, как только появится у нас наше помещение, которое мы будем очень любить, лелеять и наполнять музыкальными звуками. В продолжение детской темы — песенка, написанная на стихи Андрея Алексеевича Усачева, про веселую мышку.

(Звучит песенка Е. Чистовой «Про веселую мышку», стихи А.А. Усачева.)

Е. Чистова

— (Прерывается.) Поют композитор, настройщик и мышь, зовут всех троих на гастроли в Париж. А если там нету рояля? Мы все подпоем! На счет «три»: «Раз, два, три!» — и в этот момент все-все-все поют, и даже те, кто сейчас в студии! Раз, два, три!

(Продолжает пение.)

К. Мацан

— Браво! Спасибо большое! Екатерина Чистова — певица, музыкант, участница шоу «Голос», основатель благотворительного проекта в помощь детям с особенностями развития «Мы меняем мир» — сегодня была с нами в программе «Светлый вечер». Спасибо, Катя, огромное. Ждем Вас снова у нас в студии. Здесь был Константин Мацан. До свидания, до новых встреч в эфире.

Е. Чистова

— До новых встреч! Спасибо.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Голоса Времени
Голоса Времени
Через годы и расстояния звучат голоса давно ушедших людей и почти наших современников. Они рассказывают нам о том, что видели, что пережили. О ежедневных делах и сокровенных мыслях. Программа, как машина времени, переносит нас в прошлое и позволяет стать свидетелями того времени, о котором идёт речь.
Азы православия
Азы православия
В церковной жизни - масса незнакомых слов и понятий, способных смутить человека, впервые входящего в храм. Основные традиции, обряды, понятия и, разумеется, главные основы православного вероучения - обо всем этом вы узнаете в наших программах из серии "Азы православия".
Утро в прозе
Утро в прозе
Известные актёры, режиссёры, спортсмены, писатели читают литературные миниатюры из прозы классиков и современников. Звучат произведения, связанные с утренней жизнью человека.
Встречаем Пасху
Встречаем Пасху

Также рекомендуем