Москва - 100,9 FM

«Святой равноапостольный Николай Японский. Православие в Японии». Игумен Иоанн Рубин

* Поделиться
Святитель Николай Японский

У нас в гостях был кандидат богословия, ректор Николо-Угрешской духовной семинарии игумен Иоанн Рубин.

В преддверии дня памяти святого равноапостольного Николая Японского мы говорили об этом святом и о его трудах, о Японской православной Церкви, и о том, каким образом с Японией связана Николо-Угрешская духовная семинария.


Ведущий: Алексей Пичугин

А. Пичугин

– Здравствуйте, дорогие радиослушатели. «Светлый вечер» на светлом радио. Меня зовут Алексей Пичугин. С удовольствием представляю гостя. Сегодня здесь, в этой студии, вместе с нами и с вами ближайший час, эту часть «Светлого вечера», проведет игумен Иоанн (Рубин), кандидат богословия, ректор Николо-Угрешской духовной семинарии. Добрый вечер.

Игумен Иоанн

– Добрый вечер, дорогой Алексей, дорогие радиослушатели. Рад приветствовать вас в этот вечерний час.

А. Пичугин

– Ну, во-первых, не просто 2020 год, а ближайшие дни Церковь, ближайшее воскресенье даже, будет вспоминать замечательного святого, равноапостольного Николая Японского. Я не помню, говорили мы здесь, в этой студии, о личности святителя или не говорили. Но прекрасный повод, во-первых, поговорить, и 2020 год – в этом году 50 лет прославления Николая Японского, 50 лет автономии Японской Церкви Православной и 150 лет с создания Российской духовной миссии в Японии. Очень много тем, связанных с Японией. Я в Японии никогда не был, отец Иоанн неоднократно и продолжает туда ездить с разными целями, миссиями. Поэтому давайте, наверное, логично начать наш разговор с личности Николая Японского, коль скоро и день памяти его, и 50-летие прославления, это все будет связано с темой нашей программы. Пожалуйста, расскажите о личности Николая Японского.

Игумен Иоанн

– Алексей, действительно, тема, которую мы поднимаем сегодня, она весьма востребована. Вот буквально недавно, в декабре мне довелось, не в первый раз уже, побывать в Стране восходящего солнца. Мы презентовали там наш проект, научно-издательский проект, который называется «Собрание трудов равноапостольного Николая Японского». Я думаю, сегодня мы тоже несколько слов об этом скажем. И была предложена такая тема для обсуждения, она оказалась близка нашим японским братьям. Равноапостольный Николай – это культурный мост между Россией и Японией. Вот год 150-летия Православной Российской миссии, созданной в Японии равноапостольным Николаем, позволяет нам вновь задуматься об этой важной теме. И замечательно, что данная тема имеет отклик и в Японии, и в России, поскольку эта личность и этот путь служения равноапостольного Николая, он оказывается чрезвычайно востребован в наши дни.

А. Пичугин

– Он же более 50 лет прожил в Японии, прослужил в Японии из своих 75-ти или больше.

Игумен Иоанн

– Совершенно верно. Равноапостольный Николай прибыл в японский город Хакодате (это северный остров Японского архипелага, остров Хоккайдо) в 1861 году, а преставился ко Господу он в 1912 году в Токио. И не так давно отмечалось 100-летие со дня кончины, блаженного упокоения равноапостольного Николая. Вот это, собственно, был год, в который мы активно приступили к изучению его наследия.

А. Пичугин

– Мы привыкли, что у нас есть христианские страны, вопросы о служении, неважно, православного, католического духовенства, христианского духовенства, они обычно не вызывают у нас никакого удивления, вопросов. Когда мы говорим о Японии, для большинства вообще наличие там православных ли, католических ли храмов, христианских церквей это достаточно необычная вещь. Немногие знают ни про Николая Японского, ни про то, что целая кафедра была. Как вообще получилось так, что в Японии начал служить православный священник?

Игумен Иоанн

– Ну тут сразу несколько тем, которые вы обозначили. Пожалуй, следует сказать вот о чем. Действительно, Япония страна в целом нехристианская, но корни христианства в ней достаточно глубоки, и история христианства в Японии это отдельная тема, которая заслуживает самого такого пристального внимания и изучения, потому что она во многом поучительна. Когда мы приезжаем в Японию, такой колорит этой страны как-то располагает рассуждать нас больше о буддизме, о синтоизме. Но вот есть такой интересный феномен, который был обозначен в начале нашей программы, в начале нашей встречи – отмечается 50 лет автономии Японской Православной Церкви. Вот это единственная Православная Церковь в составе нашей Русской Православной Церкви, которая обладает этим статусом автономии, который был дарован ей в 1970 году. А перед этим в течение более 150 лет была совершенно особенная история, уникальная история и процесс формирования своей национальной традиции. Именно национальной традиции, поскольку заслуга равноапостольного Николая состояла в том, что он, Божией помощью, силой Божественной благодати стремился и осуществил это дело, он привил вот эту культуру, японскую культуру, к великому древу христианской цивилизации таким образом, что у нас есть национальное духовенство японское, есть богослужение на японском языке, есть замечательные примеры веры и благочестия, стойкого перенесения многих скорбей, трудностей, которые сохранили вот эти семена проповеди евангельской, насеянные некогда равноапостольным Николаем в этой интересной стране. Я бы еще сказал вот о чем. Когда мы приезжаем куда-то за границу и хотим узнать о состоянии православия в той или иной стране, в Европе ли, в Соединенных Штатах Америки, в любом месте, приходя в какой-то православный храм, в какой-то центр православия, мы всегда находим кусочек России, кусочек Сербии, кусочек Греции, да, вот таким образом православие существует в этих регионах, в неправославных странах. В Японии же, когда мы приходим в храмы Японской Православной Церкви, мы именно оказывается совершенно в особенной атмосфере и видим, то что это явление, православие в Японии, обладает совершенно особенным статусом – это именно Японская Церковь, где эта национальность, эта нация, японцы, они восприняли православие именно как свою собственную религию. Не русскую религию, не греческую религию, не религию какого-то другого народа, а смогли с позиции своего менталитета осознать ценность и достоинство этого пути.

А. Пичугин

– А в чем, тут, наверное, надо пояснить, что такое Автономная Церковь и как она, Автономная Церковь, то есть ну практически независимая, находится в составе Московского Патриархата и что она собой сейчас представляет.

Игумен Иоанн

– Ну как я уже сказал, в XX веке в целом отношения России, Советского Союза и Японии, России и Японии складывались непросто. Все это отразилось и на статусе, на положении православия в Японии. Ну достаточно сказать, что преемник равноапостольного Николая, митрополит Сергий (Тихомиров) практически, можно сказать, трагически погиб в 1945 году, в августе (вот в этом году, кстати говоря, также 75 лет со дня его кончины, упокоения) – он очень страдал в последние годы своей жизни, потому что был обвинен практически Японией в шпионаже. И вот это вот преемство православия в Японии от России, оно не всеми до сих пор воспринимается благожелательно, потому что определенное напряжение в отношении России и Японии, оно сохраняется. Поэтому вот это вот дарование автономии, о котором мы рассуждаем 50 лет спустя этого значительного события в истории Русской Церкви, оно говорит о том, что в определенной мере Церковь-мать хотела оградить Японию от каких-то недоброжелательных мнений, от того, что Россия, Советский Союз, Русская Церковь каким-то образом навязывает свой образ жизни, свою религию независимой Японии. Поэтому дарование автономии в 1970 году свидетельствовало о том значительном пути, который прошла эта христианская община Японии – она доказала свою жизнеспособность, свою стойкость традициям православия. Там существовало не одно поколение японского духовенства, появился первый епископ – епископ Николай (Оно), первый епископ-японец. Все это позволило наделить Японию, Японскую Церковь особым статусом. Автономия – значит самостоятельное управление. По сути дела, Япония имеет вот этот статус самостоятельности, ограниченный только тем, что в Японию привозят миро для совершения таинства Крещения, таинства Миропомазания. И, в общем-то, кроме этого Японская Церковь живет и развивается самостоятельно.

А. Пичугин

– У них есть Синод, который принимает все решения, который не утверждается нашим.

Игумен Иоанн

– В Японии ежегодно собирается Собор, так же как это было в дни, в годы жизни равноапостольного Николая, это традиция, которая восходит непосредственно к нему. Там есть три епархии, два архиерея, один из которых митрополит Даниил, Предстоятель Японской Церкви и епископ Сендайский Серафим, который управляют тремя епархиями. Это Токийская епархия – центр Японской митрополии, Сендайская епархия – северная область Японии и также южная епархия, Киотосская. Вот таково устройство Японской Православной Церкви.

А. Пичугин

– Я напомню, что в гостях у светлого радио игумен Иоанн (Рубин), кандидат богословия, ректор Николо-Угрешской духовной семинарии. Отец Иоанн, чем вас Япония привлекла, как вы там оказались?

Игумен Иоанн

– Ну мне хотелось бы, пользуясь случаем, вспомнить об одном замечательном человеке, который, собственно, побудил нас обратиться к этой теме исследования духовного наследия равноапостольного Николая. Это замечательный исследователь, Николай Владимирович Садовский. Вот он еще лет 15 назад, наверное, приезжал в нашу духовную школу, в нашу семинарию и проводил в ней такие вечера памяти равноапостольного Николая. На тот момент я уже знал что-то о равноапостольном Николае. В 2000 году состоялся визит Святейшего Патриарха Алексия, это событие, оно было освещено в наших средствах массовой информации.

А. Пичугин

– Но вы не ездили.

Игумен Иоанн

– Нет, тогда я не ездил, даже не мог подумать о том, что каким-то образом окажусь связанным с этой темой. Просто было так, что накануне визита Святейшего Патриарха к нам, в Николо-Угрешский монастырь, где тогда была уже открыта Николо-Угрешская семинария, приехали представители японского духовенства. И, в частности, вот у нас был тот самый владыка Даниил, который сейчас возглавляет Японскую Церковь, является митрополитом Токийским и всей Японии. И вот они совершали богослужение у нас, освящали храм, в 1999 году освящался храм во имя иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радосте». И вот два епископа, один из которых скончался, владыка Петр, и в дальнейшем тот, который стал Предстоятелем, митрополитом Токийским, владыка Даниил, они посетили Николо-Угрешский монастырь и даже в нем служили. Нам для нас, конечно, это было очень необычно, мы это запомнили. И я вот с интересом тогда, помню, прочитал статью в «Журнале Московской Патриархии» о том, как создавалась Православная Церковь Японии. Это было действительно мне интересно, и особенно тогда обратил внимание на то, что равноапостольный Николай, он пользовался таким особенным средством – он создал сеть катехизаторов. Вот эти катехизаторы, они, собственно, и были таким орудием распространения православной миссии в Японии, весьма эффективным. И поэтому, когда вот приехал этот Николай Владимирович, стал нам рассказывать, я что-то о Японии знал. И вот он тогда сказал такую вещь, которая мне показалась несколько странной, он говорит: ваша семинария Николо-Угрешская должна быть посвящена равноапостольному Николаю Японскому. Я говорю: ну у нас Николо-Угрешский монастырь...

А. Пичугин

– Святителя Николая.

Игумен Иоанн

– В память о святителе Николае Чудотворце. Ну нам, конечно, очень интересно, мы с большим интересом относимся к той теме, которую вы предлагаете нам изучить, но все-таки посвящены-то мы другому святому. Он говорит: подождем, поживем – увидим. И вот оказалось так, что в 2012 году мы выступили с такой инициативой – провести конференцию в память о равноапостольном Николае. Это был год 100-летия его кончины. Мы связались с Японией, значит, состоялся видеомост в рамках этой конференции, приехала масса специалистов – японисты, историки, богословы, миссионеры – и мы почувствовали большой потенциал этой темы. И вслед за этим состоялась встреча, в Россию приехал замечательный священнослужитель (к сожалению, он чуть меньше года назад скончался) протоиерей Николай Дмитриев. Он служил как раз в городе Хакодате, где начались апостольские труды равноапостольного Николая. Мы познакомились с этим замечательным батюшкой, и он приехал к нам в семинарию и сказал: я жду вас в Японии. Мне показалось как-то странным это предложение: как вот мы можем взять и поехать в Японию? Но тем не менее спустя немного времени мы действительно оказались в Японии. И так начала развиваться вот эта тема нашего вовлечения в сферу интересов, изучения православия в Японии. Потом вот сложилось так, что в 2013 году я защитил кандидатскую диссертацию, писал я свою работу...

А. Пичугин

– Про монастырь.

Игумен Иоанн

– О монастыре, совершенно верно. Но вот тот самый Николай Владимирович Садовский, о которой я упомянул, он предложил мне съездить в Петербург, в Российский государственный исторический архив, и дал мне номер дела, ссылку на единицу хранения архива и предложил познакомиться с некими документами, связанными с памятью вот, с наследием равноапостольного Николая. Я заказал это дело в архиве и был поражен, какой огромный объем рукописей равноапостольного Николая хранится в этом центральном архиве нашем отечественном. И меня эта тема очень увлекла, и я стал, приехал еще раз, заказал больше материалов. Я увидел, что огромное количество рукописей равноапостольного Николая остается неисследованным. Случилось так, что в 2012 году нас посетила Комиссия учебного комитета Русской Православной Церкви во главе с отцом Максимом Козловым, и был поднят вопрос, а когда же в Николо-Угрешской семинарии совершается праздник, ежегодный праздник, это называется у нас актовый день. На тот момент мы праздновали в день святого апостола Иоанна Богослова. И нам было сказано, что, в общем-то, эта дата не очень желательна, потому что храмы в честь Иоанна Богослова есть не в одной духовной школе, а у вас должно быть что-то такое особенное. Ну и вот мы, недолго думая, сказали: давайте таким днем будет день памяти равноапостольного Николая Японского, поскольку тогда мы уже оказались заинтересованы, поглощены этой темой. И вот с тех пор, вот с 2013 года актовым днем, то есть днем ежегодного праздника Николо-Угрешской духовной семинарии, является день памяти равноапостольного Николая Японского. В этот день мы проводим вот с 2012 года ежегодно конференцию.

А. Пичугин

– То есть у вас еще на днях и актовый день.

Игумен Иоанн

– Совершенно верно. То есть 16 февраля мы будем праздновать актовый день и, по уже сложившийся традиции, именно в этот день, помимо основной программы официальной, которая говорит о том, что Николо-Угрешская семинария является там одним из центров духовного образования, она имеет такие-то достижения, во второй части программы мы проводим конференцию, международную конференцию «Духовное наследие равноапостольного Николая Японского», к участию в которой мы приглашаем всех желающих. Ну об этом мы, наверное, скажем отдельно.

А. Пичугин

– Об этом мы отдельно скажем. А как вы поехали в Японию?

Игумен Иоанн

– Вот по приглашению отца Николая Дмитриева состоялся наш визит. Поехали мы первоначально как туристы, но несмотря на это, заручились поддержкой в Отделе внешних церковных связей. Митрополит Волоколамский Иларион, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, написал письмо, о том что направляется группа паломническая, о том что в Николо-Угрешской семинарии изучается наследие равноапостольного Николая. И нас очень тепло встретили. Была замечательная встреча с владыкой Даниилом. И даже, паче чаяния, нам была вручена частица мощей равноапостольного Николая Японского, которая является такой важной святыней нашей духовной школы, мы чтим эту святыню. И так началась наша дружба с духовенством, православным духовенством Японии. Мы познакомились и с клириками, с японцами, с русскими клириками, которые там в тот момент служили.

А. Пичугин

– А кого больше, кстати, японских клириков или русских?

Игумен Иоанн

– Вот на данный момент в Японской Православной Церкви уже русских клириков не осталось. Единственный русский священник, который служит сейчас в Японии, это протоиерей Николай Кацюбан, который является настоятелем Подворья Московской Патриархии. В Японии есть несколько храмов, ну прежде всего храм в Мэгуро, это в Токио, храм во имя святого благоверного князя Александра Невского, также церковь в честь святителя Николая Чудотворца, и также небольшая монашеская община в Тиба. Вот это храмы, в которых совершает службу протоиерей Николай Кацюбан, уже несколько десятков лет он служит в Японии. И в основном вот этот приход окормляет русскоязычную паству. То есть те русские, которые проживают в Японии, они приходят помолиться в эти храмы. В основном служба в этих храмах идет на славянском языке, хотя есть включения и японского языка, и кроме отца Николая вот в храмах Подворья служат японцы, японские православные священнослужители. А вот в храмах Японской Православной Церкви, о которой я уже немножко рассказал, там служат только японцы, только по-японски. Вот когда вы приходите в православный храм, например, в собор токийский Николай-до, ну такая достаточно обнаруживается проблема, что вас по-русски далеко не все поймут.

А. Пичугин

– Или вообще скорее всего не поймут.

Игумен Иоанн

– И священнослужители будут общаться с вами в лучшем случае по-английски. А по-русски мало кто может общаться.

А. Пичугин

– Ну это закономерно. А почему они, собственно, должны знать русский язык? Даже их принадлежность к Японской Православной Церкви, пускай даже она и в составе Московского Патриархата, абсолютно не говорит о том, что они должны знать русский язык.

Игумен Иоанн

– Ну вообще-то в программе Токийской духовной семинарии русский язык присутствует. По-хорошему, конечно, это знание важно. Некоторые песнопения, кстати говоря, исполняются по-русски японскими верующими.

А. Пичугин

– По-русски или по-славянски?

Игумен Иоанн

– Прошу прощения, по-славянски, конечно, ну я так обобщаю, да. А вот несмотря на вот это языковое различие, конечно, традиции духовные нас очень сближают. Вот необыкновенные впечатления у меня были, когда в первый раз я приехал: в Японии мы участвовали в богослужении, были на всенощном бдении, это было как раз накануне Недели мясопустной, то есть перед Неделей воспоминания Страшного суда, то есть за неделю до Великого поста, и вот исполнялось песнопение «На реках Вавилонских». Весь обиход песнопений, вся атмосфера храма – это атмосфера такого старого, может быть, московского прихода, имеющего какую-то такую преемственность от синодальной эпохи. То есть вот то, что было насаждено равноапостольным Николаем, вся эта культура...

А. Пичугин

– Ну или просто потому, что они в 1970 году получили автономию, а это определенная консервация того времени, наверное, тоже, потому что....

Игумен Иоанн

– Вот именно наследие равноапостольного Николая, которое отразилось во многих, практически во всех сферах жизни церковной, оно очень ощущается, и это создает такой большой потенциал православия в Японии.

А. Пичугин

– Почему-то у меня аналогия (плохая аналогия, конечно же, нельзя так с Церковью сравнивать), но почему-то мне вспомнилось, когда на Брайтон-Бич заходишь в продуктовый магазин русский – вот там законсервирован 92-й год. То есть как люди уезжали, например, в 92-м году, вот какие были тогда гастрономы в Москве, вот я их такими запомнил, потом уже они очень быстро изменились, но вот там этот законсервированный 92-й год, 91-й, он прямо очень ощущается.

Игумен Иоанн

– Алексей, съездите в Японию, сравните свои впечатления...

А. Пичугин

– С московским приходом?

Игумен Иоанн

– С Брайтон-Бич. И вы поймете, что это совсем другое.

А. Пичугин

– Нет, я говорю же, плохая аналогия. Но просто я говорю именно про консервацию того, к чему люди привыкли, наверное.

Игумен Иоанн

– Ну в этом смысле, конечно, вы правы, да.

А. Пичугин

– Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня игумен Иоанн (Рубин), кандидат богословия, ректор Николо-Угрешской духовной семинарии. И мы, в преддверии памяти равноапостольного Николая Японского, в преддверии актового дня Николо-Угрешской семинарии, говорим о православии в Японии, о Николае Японском и о том, как и что происходит во взаимоотношениях и с семинарией, и вот сейчас еще обсудим обязательно собрание трудов равноапостольного Николая Японского, которые, в том числе при участии отца Иоанна, издаются. Я Алексей Пичугин. Мы через минуту в эту студию вернемся.

А. Пичугин

– Мы возвращаемся в студию светлого радио. Я напомню, что сегодня у нас в гостях игумен Иоанн (Рубин), кандидат богословия, ректор Николо-Угрешской духовной семинарии. Говорим о Японии, о святителе Николае Японском, о святом равноапостольном Николае Японском, о взаимодействии, взаимоотношении с Николо-Угрешской семинарией с Японией. И, насколько я знаю, вы и студентов тоже в Японию возили как-то.

Игумен Иоанн

– Да, было такое. Посещали Японию и учащиеся духовной школы нашей, и преподаватели. Ну вот оказывается, что такое направление сделалось востребованным тоже и в развитии отношений нашей Русской Церкви и Японской Православной Церкви.

А. Пичугин

– Ну а все-таки подробнее: как съездили, как студенты на это смотрели, семинаристы? Ведь для многих поездка в Японию это какая-то несбыточная мечта.

Игумен Иоанн

– Ну нам тоже, как казалось, но на самом деле...

А. Пичугин

– Ничего невозможного нет.

Игумен Иоанн

– Да, и вот это оказалось возможным в нашей жизни. Мы отправились в это путешествие, оно было, в особенности первое, очень было увлекательное путешествие. И вот прекрасный был, конечно, у нас гид и человек, который познакомил нас и с Японией, и с традицией православия в Японии, я уже упомянул его, это отец Николай Дмитриев, протоиерей, к сожалению, в прошлом году он скончался. Служил он в Хакодате, это место начала трудов равноапостольного Николая. В этом городе на северном острове Японского архипелага, на острове Хоккайдо, равноапостольный Николай провел с 1861 по 1872 год, он там жил постоянно. Там была построена первая церковь православная в Японии, храм Воскресения Христова, который сейчас продолжает свое служение. Ну и вот отец Николай знакомил нас с жизнью своего прихода. Там же находится консульство российское. Вообще вот символично, что мы начали свое знакомство именно с этого города, потому что он как-то и ближе к нам во всех отношениях, и в географическом отношении. Мы приехали в феврале, там лежал снег. Даже вот мои спутники, они на видеокамеру снимали японца, которые лед колол ломом, в опровержение всех представлений о том, что там всем этим занимаются роботы. Конечно, как-то Япония оказалась нам в этом смысле близка.

А. Пичугин

– Нет, ну естественно, это вот видите, действительно общее такое заблуждение есть. На самом деле Япония безусловно крайне высоко технологичная страна, и Китай тоже, но что провинциальная Япония, что провинциальный Китай, там все там старые машины, там люди руками колют лед, ломом, там все достаточно... Это я не был, это я по тому, что знаю, читал. И хочется, конечно, очень хочется съездить в Японию, своими глазами все это посмотреть. А вот если сравнить православие в Японии, католичество в Японии, протестантские, неопротестантские церкви и течения – я думаю, что, конечно, больше всего протестантских и непротестантских, если считать христиан в этой стране?

Игумен Иоанн

– С протестантизмом в Японии лично я знаком не очень близко. Ну вот один из клириков Токийского собора, с которым мы познакомились, как раз общались по-английски, поскольку, как я сказал, это была такая неожиданная такая для нас проблема, языковой барьер. Вот значит он, отец Илья, рассказал мне о том, что он перешел в православие из протестантизма. В остальном католичество представлено в Японии издревле, с XVI века. Таким центром распространения католичества в этой стране был город Нагасаки известный нам. В Токио есть большой католический собор, всем известен всемирно известный архитектор Кензо Танге, он как раз построил много католических соборов по всему миру. Вот один из них есть в Токио, мы его посетили несколько лет назад и имели тоже общение с представителями Католической церкви. Также нам довелось в Хакодате побывать в Траппистском монастыре – очень интересная обитель, такая запомнившаяся нам. Но я хотел бы сказать, что христианство в Японии вместе с тем представлено достаточно незначительно. То есть если посмотреть статистику принадлежности к той или иной религии, то в целом христианство будет иметь незначительный процент, то есть не более 5% населения, даже, может, и меньше, около 2% населения, они назовут себя христианами.

А. Пичугин

– Ну если мы говорим все-таки про синтоистское государство, тем более что я не очень хорошо себе представляю, как в целом мыслят себя японцы сейчас, в XXI веке.

Игумен Иоанн

– Ну можно об этом несколько слов сказать. Я, опять же по своим впечатлениям, что могу сказать. В целом вот если говорить о населении Японии, на мой взгляд, оно не очень религиозно. Мне пришлось общаться вот с японцами просто вот в повседневной жизни, и когда рассказываешь о себе и говоришь о том, что вот я являюсь клириком Русской Православной Церкви (даже выучил эту фразу по-японски), они относятся с таким почтением, но без особого интереса.

А. Пичугин

– Два процента христиан.

Игумен Иоанн

– Два процента. Ну вот видите, значит, я не ошибся. И в основном о японцах говорят так, что они рождаются синтоистами, умирают буддистами.

А. Пичугин

– Ну то есть там такой синкретизм. Википедия не врет, что...

Игумен Иоанн

– Есть определенный синкретизм, и вообще религиозность, она, как правило, сводится к чему, к двум принципам. Первый принцип и основной, наверное, принцип – это патриотизм, это хранение национальных традиций – это даже официально концепция, которая связана с тем, что император, до сих пор пользующийся большим почтением в Японии, он объявляется лицом божественного происхождения, потомком богини солнца Аматэрасу. И второе –это такое вот соблюдение народных праздников, народный традиций, очень обширную пищу дающее для суеверий. Нам приходилось посещать вот и буддистские, и синтоистские храмы – они очень такие праздничные, нарядные. И люди, которые приходят туда, они ну, в общем-то, поступают так, как поступали всегда язычники в древности, в нынешнее время – то есть участвуют в каком-то таком культе, очень, на мой взгляд, достаточно примитивном и не имеющем глубокого содержания духовного. Это что-то такое, как бы мы сказали, на удачу. Вот даже если посетить в Токио, я помню, посетил одно такое культовое сооружение, и при входе туда, значит, некая информация, разъяснительная информация, суть которой в следующем, что посещение этого объекта, этого храма (shrine – там по-английски было написано) приносит удачу в семейной жизни, в бизнесе, там дает здоровье. То есть полный набор того, вот что хотел бы человек иметь, особенно не погружаясь в сферу религии, но прибегая к защите неких духов, неких высших сил, которые нужны ему исключительно в целях обеспечения его земного благополучия.

А. Пичугин

– Ну сейчас Япония, она в этом отношения очень веротерпима. Как мы уже отметили, там, видимо, такой религиозный синкретизм.

Игумен Иоанн

– Ну вот опять же, если мы будем говорить о православной общине Японии, она очень незначительная. Я тоже задавался таким вопросом и спрашивал у представителей нашего духовенства, а как живется православным в условиях вот этого такого своеобразного общества, которое в культурном отношении замешано, в общем-то, на язычестве. Мне сказали о том, что для православных христиан есть некоторые ограничения. Вот, в частности, было интересно узнать о том, что православные христиане не могут работать там, где производится такой известный для всех нас японский напиток как саке. Оказывается, что саке это напиток культовый по своему происхождению и при его производстве совершаются некие культовые действия.

А. Пичугин

– При производстве любого саке.

Игумен Иоанн

– Ну что такое саке? Саке ведь это рисовое вино.

А. Пичугин

– Это вино, да.

Игумен Иоанн

– Вот один храм, мне запомнился в Киото, храм бога Инари, собственно этот бог Инари, он является хранителем риса. Рис для японца это ну то же самое, что хлеб для человека европейской цивилизации. И благосостояние, вот даже если почитать дневники равноапостольного Николая, он пишет, что еще в XIX веке благосостояние того или иного удельного князя, оно оценивалось по наличию получения им урожая риса. То есть это было такое вот, как вот мы сейчас говорим, его ежегодный доход там миллиард долларов, а про этого вельможу говорилось так, что у него там столько-то коку риса. И поэтому вот и бог этот, бог Инари, это символ вообще благополучия, плодородия. И, в общем-то, саке, которое в культе употребляется. А я сам тоже один раз видел, при совершении вот этого языческого культа, участники его в конце подошли, и жрица, женщина, служительница этого храма, она, значит, всем подала этот напиток, они приобщились, и вот этим завершилось вот это культовое действие в языческом храме. Поэтому саке это по происхождения своему культовый напиток. Это не значит, конечно, что все мы, придя в какое-нибудь там...

А. Пичугин

– В японское заведение.

Игумен Иоанн

– В японское заведение и угостившись этим напитком, чем-то согрешили, вовсе нет. А просто история такова и традиция такова, что вот эти бочки большие с саке, они стоят стояли и стоят в храмах и символизируют вот их связь с традицией, которая в корне своей религиозна.

А. Пичугин

– Но если человек, будучи там православным христианином Японской Церкви, работает или гипотетически мог бы работать на заводе по производству саке, это же не значит, что он таким образом становится причастным к другой религиозной традиции. Если он не относится к этому, он считает истиной веру свою, православную христианскую, а если он...

А. Пичугин

– Ну, Алексей, у нас есть универсальное разрешение этой проблемы – это 10-я глава Первого Послания к Коринфянам святого апостола Павла, где апостол говорит, что все предлагаемое вам в гостях ешьте, но если кто скажет, это идоложертвенное – не вкушайте ради себя и ради совести ближнего. Вот здесь то же самое. Если мы, так сказать, пришли и приняли традиционное японское угощение, никакого греха в этом нет. Но если нам при этом предложили, так сказать, похлопать в ладоши и зажечь там палочки, и вспомнить каких-то богов...

А. Пичугин

– Это уже другая история.

Игумен Иоанн

– То это будет уже другая история. Вот об этом речь.

А. Пичугин

– А как японцы, я понимаю, что это выбор каждого человека, и тут нет не бывает обобщений, но все-таки. Вот передо мной тут статистика небольшая, православных в Японии порядка 36 тысяч человек прихожан.

Игумен Иоанн

– Это очень оптимистическая цифра.

А. Пичугин

– Да? Ну по крайней мере, где я могу посмотреть – в Википедии, Википедия мне об этом сообщает.

Игумен Иоанн

– Ну можете также об этом спросить у японских священнослужителей, и вам скажут, что это по спискам. У них есть такое понятие: списки. Но вы понимаете, что одно дело, человек был крещен в православии, а другое дело, он каждое воскресенье посещает храм и приобщается Святых Таин.

А. Пичугин

– А мы сами согрешаем тем, что говорим про 80% православных в России. Хотя если будем говорить именно о сознательных христианах, мы увидим 1,5%.

Игумен Иоанн

– Ну согласитесь, что статистика сложная вещь. Потом бывают разные периоды. Вот мне, например, мой папа рассказывал о том, что после Великой Отечественной войны храмы были переполнены. То есть вот что-то такое происходит в сознание людей, они обращаются к вере. На следующий день какая-то суета их вновь переполняет, и они об этом забывают.

А. Пичугин

– Ну помните этот анекдот, когда мужчина едет на машине, ищет парковочное место и говорит: «Господи, если сейчас будет парковочное место, будет место, куда припарковаться я буду ходить в храм, я не буду ходить с друзьями по пятницам в бар, я наконец-то буду больше времени уделять жене, только пусть... А, нет, спасибо, не надо. Уже нашел».

Игумен Иоанн

– Да, действительно забавно.

А. Пичугин

– Так что ну...

Игумен Иоанн

– Это очень живой такой пример. Вот у меня тоже дядя был, он не отличался религиозностью. Но один раз, значит, летом он гулял в лесу, и у него пропала собака в лесу. Вот он совершенно отчаялся ее искать. И тогда взмолился и сказал: «Господи, я поставлю Тебе свечку!» И вот, значит, собака нашлась, он честно, очень честный был человек, но на этом его религиозность завершилась. Вот он выполнил свой долг.

А. Пичугин

– Но обещание-то выполнил.

Игумен Иоанн

– Самое главное, да.

А. Пичугин

– Так вот 36 тысяч, не 36, ну немного совсем.

Игумен Иоанн

– Совсем немного.

А. Пичугин

– Католиков, естественно, больше – ну их в мире больше. Ну опять-таки по данным Википедии чуть более пятисот тысяч, но это, видимо, тоже по спискам, а так, может быть, несколько больше, чем православных. Но вот что, интересно, заставляет людей, которые вообще принадлежат к другой традиции религиозной, принимая христианство, идти или туда, или сюда. Мы понимаем, что здесь вот, когда речь идет о каких-то квазихристианских или там неопротестантских вещах, то мы помним, как у нас в 90-е здесь они...

Игумен Иоанн

– Расплодились.

А. Пичугин

– Расплодились, да, и люди туда шли. Это был что-то новое. Возможно, в Японии такой же процесс. Но когда мы говорим о классической традиции – о православной или католической, то мы представляем себе католические страны, где люди по рождению католики и воспитаны в католичестве, и редко оттуда уходят, так же как и в православии – родился, воспитан и вряд ли ты, если сознательный христианин, уйдешь из православия в католицизм или наоборот. Хотя и так и так бывает. Вот что в Японии, интересно, заставляет людей другой традиции приходить или туда, или сюда, как вы считаете?

Игумен Иоанн

– Ну по моим наблюдениям Япония это страна высокой культуры. Ну даже если такие простые наблюдения осуществить. Вот, скажем, в общественных местах то что раздается по громкой связи. Если у нас играет какая-то низкопробная попса, то в Японии в общественных местах – в ресторане, на вокзале, в гостинице – это будет хорошая классическая музыка. Вот это вот сплошь и рядом, вот особенность такова. Ну, может быть, я не посещал какие-то другие места общественные, где это выглядит иначе. Но по крайней мере, в целом, по моим впечатлениям, Япония это страна высокой культуры. И те японцы, с которыми я общался, некоторые из них являются обращенными из других религий. В частности, один из моих знакомых хороших, секретарь Токийской митрополии отец Дмитрий Танака, вот он о себе рассказывал, что прежде он был буддистом. Но получая образование в Греции, где он учился, он проникся идеями культуры, идеями духовности, вот это способствовало его обращению. Если говорить о таких традиционных японских православных верующих, то все-таки большей частью это те самые люди, предки которых были крещены равноапостольным Николаем. То есть все-таки опять мы возвращаемся вот к этой ключевой личности, имевшей ключевое значение в истории православия в Японии – это равноапостольный Николай, который действительно был апостолом Страны восходящего солнца и оставил замечательное наследие. И многие из нынешних священнослужителей, из верующих людей, они хранят свое родословие и ценят вот это вот предание, которое они получали от своих предков. В частности, вот многие из наших москвичей, православных знакомых, отец Николай Оно, который несколько лет служил в храме иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радосте», он был помощником владыки Илариона, митрополита Волоколамского...

А. Пичугин

– А, я помню.

Игумен Иоанн

– Вот он как раз потомок одного из первых вообще христианских священнослужителей, отца Иоанна Оно, который тоже оставил значительный след в истории православия в Японии. И вот и он, и его папа, отец Иоанн Оно, тоже они являются хранителями этой традиции, которая передается из поколения в поколение. Вот таких тоже много. А в остальном мы знаем, что «от Господа стопы человеку исправляются», и везде есть люди, которые угодны Богу, Господь призывает их в том числе к вере чистого исповедания, то есть православию. Кстати говоря, по-японски православие – «сейкё» – это «чистая вера».

А. Пичугин

– Сейкё.

А. Пичугин

– Игумен Иоанн (Рубин), кандидат богословия, ректор Николо-Угрешской духовной семинарии, в гостях у светлого радио. Передо мной лежит три увесистых тома – «Собрание трудов равноапостольного Николая Японского». Это его письма в основном, да?

Игумен Иоанн

– Не только.

А. Пичугин

– Не только, но официальная переписка, ну да. Расскажите, пожалуйста, об этой работе, в которой, я так понимаю, что вы принимали участие. Я вижу, что тут и Московский Патриархат, и Российский государственный исторический архив (РГИА) принимали участие, создавали эту книгу, этот сборник, эти сборники. Расскажите, пожалуйста, об этой работе.

Игумен Иоанн

– Да, с удовольствием. Поскольку как раз этот наш проект научно-издательский посвящен той дате, которую мы отмечаем, и на форзаце книги как раз она указана: 150 лет Российской духовной миссии в Японии. Как я уже начал говорить, наша работа началась в 2013 году. Я посетил Российский исторический архив в Петербурге и был впечатлен, поражен огромным объемом наследия, письменного наследия равноапостольного Николая, которое хранится в фондах этого нашего центрального исторического музея. Оказалось, что в значительной мере труды равноапостольного Николая не опубликованы. И в основном читателю нашему отечественному известны дневники святого Николая. Они были изданы в несколько этапов, вот последний такой значительный труд, значительное издание было предпринято в 2004 году – петербургское издательство «Гиперион» выпустило пять увесистых тоже таких томов дневников равноапостольного Николая. Вот при начале наших этих ученых занятий у нас была встреча с одним замечательным пастырем и таким активным участником церковной жизни, церковным дипломатом, протоиереем Николаем Балашовым, заместителем председателя Отдела внешних церковных связей. Мы передали отцу Николаю книги, он имел желание познакомиться с дневниками равноапостольного Николая. И сказал о том, что хорошо было бы эти дневники опубликовать, снабдив их научным комментарием. Потому что, погружаясь в это наследие, мы сталкиваемся со многими проблемами. Равноапостольный Николай писал свои дневники, естественно, не с целью знакомства нас, людей XXI века, с особенностями жизни Японии. Он писал просто то что он видел, то что изучил в процессе длительного пребывания своего в Японии, и поэтому, конечно, нам необходим комментарий. Поэтому вот даже то, что уже на данный момент издано, оно нуждается в переиздании и в том, чтобы эти источники, важные источники по истории православия в Японии были бы адаптированы для нашего изучения, для нашего более легкого понимания. И вот так возникла эта идея издания максимально полного наследия нашего великого подвижника, равноапостольного Николая, доступного для современного читателя. Ну а поскольку в 2013 году вот это знакомство с наследием началось, мы поступили очень просто: мы просто стали приезжать в архив и копировать все те документы, которые...

А. Пичугин

– Связаны с равноапостольным Николаем.

Игумен Иоанн

– Просто-напросто написаны были его рукой. Ведь огромный объем этих рукописей, и захотелось просто познакомить читателей, исследователей, да просто широкий круг...

А. Пичугин

– А на кого, как вы считаете, рассчитано ваше издание?

Игумен Иоанн

– Ой, вы знаете, хоть оно такое вот научное, снабжено комментарием там, и максимально, так сказать, копируем все вот эти вот нюансы, особенности рукописей, но интерес очень высок. Вот даже недавно мне позвонил, узнал о том, что публикуется это наследие, один из владык, епископ Феодосий, Каинский и Барабинский, из Новосибирской митрополии, и пожелал тоже приобрести эти книги, сказав о том, что опыт равноапостольного Николая, опыт его миссии, он востребован вот в этом регионе, можно так сказать, в глубинке сибирской. И он видит непосредственные перспективы применения вот тех методов работы, миссионерской работы в своей архипастырской деятельности. Поэтому интерес вызывает у многих. Вот мне пишут, в том числе и наши православные верующие, которые получили эти издания после презентации, которую мы в декабре получили, провели. Публикуем мы максимально все. Вот первые два тома, как было сказано, они озаглавлены «Официальная переписка». Ну, казалось бы, какие-то сухие там официальные документы малоинтересные. Оказывается, нет. Вот эти официальные документы, что они из себя представляют? Это отчеты, которые писал равноапостольный Николай ежегодно в Святейший Синод, в которых он сообщал об обстоятельствах жизни, деятельности, успехах, проблемах Российской духовной миссии в Японии, приводил какую-то статистику.

А. Пичугин

– Напомню, 150 лет в этом году исполняется.

Игумен Иоанн

– Да. И как правило, они имеют несколько частей, эти отчеты. В первой части приводится такая статистика, которая из года в год по одной схеме указывается и очень наглядно демонстрирует рост этой миссии, значительный рост, успехи православия в Японии. А во второй части он просто пишет, в достаточно свободной форме, основные впечатления, которые он получил от своей жизни и от пребывания в Японии, от своих трудов в истекший год. То есть в известном смысле они дублируют его дневники. Но если дневники, они подчас эмоциональные, какие-то такие субъективные содержат мнения, его высказывания, то здесь уже более взвешенная оценка и наглядная демонстрация исторического развития православия в Японии. Вот это первые два тома. Также мы в конце прошлого года презентовали третий том трудов равноапостольного Николая, в который мы включили письма. Письма равноапостольного Николая издавались и при его жизни, и сразу после его кончины, и есть многие письма, которые вовсе не опубликованы, а сохранились в рукописях. Вот мы взяли на себя такой труд, представить читателю это наследие также. Особое значение, конечно, имело включение в этот третий том целого корпуса писем, который равноапостольный Николай написал одному из японских священнослужителей, священнику Сергию Судзуки.

А. Пичугин

– Вот я как раз сейчас открыл, посмотрел, да, там очень много их.

Игумен Иоанн

– Много.

А. Пичугин

– Он японец явно, судя по фамилии.

Игумен Иоанн

– Да, совершенно верно. Он, кстати говоря, знал русский язык этот японец, и эти письма были написаны на русском языке. Отец Сергий Сузуки, в частности, окормлял военнопленных. До 80 тысяч русских военнопленных находилось в Японии в 1904–1905 году, потом они были отпущены на родину. Но вот труд по их утешению, по их окормлению духовному взяла на себя молодая Японская Церковь. Это был особенный этап жизни равноапостольного Николая в это непростое время. И вот эти письма, они были приобретены епископом Выборгским Кириллом...

А. Пичугин

– Патриархом.

Игумен Иоанн

– Ныне Святейший Патриарх Московский и всея Руси. И мы Святейшему тоже наш проект представили, и он очень тепло отозвался, снабдил его своим приветственным словом. И всегда, когда мы имеем возможность со Святейшим встретиться, он проявляет большое участие. И для него действительно приятно, то что некогда приобретенное это вот бесценное сокровище, оно тоже изучается и популяризируется.

А. Пичугин

– А приобрел он как его?

Игумен Иоанн

– Он был ректором Петербургской духовной академии и у одного из коллекционеров приобрел в библиотеку Духовной академии, поскольку равноапостольный Николай был выпускником Петербургской духовной академии. И вот у нас, кстати говоря, в числе попечительского совета нашего проекта есть и ректор Петербургской духовной академии, владыка Силуан, который тоже поддерживает нас в наших трудах и мы взаимодействуем в реализации этого проекта, за что тоже Петербургской духовной академии выражаем большую благодарность.

А. Пичугин

– Три тома пока вышло, да?

Игумен Иоанн

– Да, планируется издание десяти томов, потому что основной объем, как я уже сказал, это пять томов дневников равноапостольного Николая...

А. Пичугин

– Все вместе, дневники вы тоже в этой серии будете выпускать.

Игумен Иоанн

– Да. Ну вот третий том это письма, далее четвертый том, над которым мы сейчас работаем, и хотели бы, конечно, в этом году его презентовать. Четвертый и пятый том – это дневники, далее они продлятся в следующих томах, шестом и седьмом. Также мы хотели бы представить вниманию читателей научные труды равноапостольного Николая. Он писал научные статьи, он, конечно, писал, произносил проповеди, которые были изданы в Японии на японском языке – вот их мы в настоящий момент переводим на русский, для того чтобы нашему читателю представить – это интересно, важно, гомилетическое наследие равноапостольного Николая. И также есть совершенно уникальный памятник – это протоколы Соборов. То есть те протоколы, которые были издаваемы, кстати говоря, при жизни равноапостольного Николая, с середины 70-х годов XIX века и вот, собственно, до конца дней, до 1912 года, когда скончался равноапостольный Николай. Как правило, он говорил в начале каждого из Соборов проповедь, публиковались какие-то его реплики.

А. Пичугин

– Ну то есть можно оценить весь масштаб личности равноапостольного Николая Японского.

Игумен Иоанн

– Да.

А. Пичугин

– Напомним, что в ближайшее воскресенье как раз день его памяти и актовый день Николо-Угрешской семинарии. 150 лет создания в 2020 году в нынешнем отмечает Российская духовная миссия в Японии, 150 лет со дня ее создания. Уже вернее не миссия, а Японская Автономная Церковь сейчас у нас уже есть, с 1970 года ей 50 лет в этом году. И 50 лет назад канонизировали равноапостольного Николая. Японского. Об этом мы сегодня говорили с игуменом Иоанном (Рубиным), кандидатом богословия, ректором Николо-Угрешской духовной семинарии. Спасибо вам большое за то, что пришли к нам. Приходите.

Игумен Иоанн

– Алексей, благодарю вас за беседу. Всем нашим слушателям хотелось бы пожелать всяческой благодати Божией. Господь да управит сердце ваше в любовь Божию, к терпению Христову.

А. Пичугин

– Спасибо. До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Крестный ход сквозь века
Крестный ход сквозь века
Встречаем праздник
Встречаем праздник
Рождество, Крещение, Пасха… Как в Церкви появились эти и другие праздники, почему они отмечаются именно в этот день? В преддверии торжественных дат православного календаря программа «Встречаем праздник» рассказывает множество интересных фактах об этих датах.
Прогулки по Москве
Прогулки по Москве
Программа «Прогулки по Москве» реализуется при поддержке Комитета общественных связей города Москвы. Каждая программа – это новый маршрут, открывающий перед жителями столицы и ее гостями определенный уголок Москвы через рассказ о ее достопримечательностях и людях, событиях и традициях, связанных с выбранным для рассказа местом.
Исторический час
Исторический час
Чему учит нас история? Какие знания и смыслы хранятся в глубине веков? Почему важно помнить людей, оказавших влияние на становление и развитие нашего государства? Как увидеть духовную составляющую в движении истории? Об этом и многом другом доктор исторических наук Дмитрий Володихин беседует со своими гостями в программе «Исторический час».

Также рекомендуем