Москва - 100,9 FM

«Служение на Святой Земле». Прот. Игорь Пчелинцев

* Поделиться
о. Игорь Пчелинцев

У нас в студии был ключарь подворья Праведной Тавифы в городе Яффо протоиерей Игорь Пчелинцев.

Мы говорили о русской духовной миссии, и что она представляет собой на сегодняшний день, а также о приходе подворья Праведной Тавифы. Отец Игорь рассказал о своем служении на Святой Земле.


А. Пичугин 

- Здравствуйте, дорогие слушатели, «Светлый вечер» на светлом радио. Здесь, в этой студии Алла Митрофанова 

А. Митрофанова 

- Алексей Пичугин. 

А. Пичугин 

- А также протоиерей Игорь Пчелинцев, наш гость, ключарь храма святой праведной Тавифы в Яффо, здравствуйте, добрый вечер. 

о. Игорь 

- Добрый вечер. 

А. Пичугин 

- Яффо, я думаю, что многие из наших слушателей, кто бывал в Израиле, бывали и в Тель-Авиве, и в Яффо. Правда, не очень понятно, обычно про Яффу говорят, как про отдельный город, хотя, насколько я понимаю, насколько я помню, я там только один раз был – это составная часть Тель-Авива или большого Тель-Авива, как это правильно все? 

о. Игорь 

- Надо исторически посмотреть, Яффо – это один из древнейших городов на земле и до начала 20-го века это был такой городок приморский. В 1909-м году решили сделать отдельное такое поселение, квартал или район еврейский, который назвали Тель-Авив, «Холм весны» - это название взято из Библии было. Но Тель-Авив активно развивался и в 1950-м году после провозглашения независимости Израиля он поглотил Яффо и сейчас это единый город и официальное его название: Тель-Авив-Яффо. Ну и вокруг Тель-Авива еще образовался огромный мегаполис, там слилось шестьдесят городов и поселений разных с населением больше 3,5 миллионов человек, это фактически почти половина населения Израиля, такой центр. Но Яффо, особенно ее старая часть, она выделяется, как такой историко-культурный заповедник, там хороший музей, старые храмы есть, свидетельства ее древности, хотя все, кто захватывал Яффу, это было такое развлечение историческое, начиная с Тутмоса Третьего и кончая Наполеоном, например, все… 

А. Митрофанова 

- А не завоевать ли нам Яффо? В таком смысле? 

о. Игорь 

- Да, все разрушали ее. 

А. Пичугин 

- Но он не самый укрепленный город. 

о. Игорь 

- Ну, крепость была хорошей, и Наполеону потребовалось несколько дней современной артиллерии, чтобы разбить стены Яффо и ворваться в город. Он там им устроил, конечно, страшную резню и я думаю, что, может быть, так не очень известно, но преступления его в Яффе, уничтожение нескольких тысяч человек совершенно невинных, не причастных к войне, одно из самых главных его, наверное, грехов таких вот. И он еще не был тогда императором, был генералом. 

А. Пичугин 

- У нас с вами повод совершенно другой, светлый, на светлом радио в светлый вечер поговорить сегодня про христианство на Святой Земле, начиная с храма в Яффо, храма святой праведной Тавифы. И, кстати, почему такое посвящение? 150 лет исполняется храму, общине. И почему такое интересное посвящение, хотя мы привыкли, что даже в Израиле, в общем, достаточно традиционные названия у храмов. 

о. Игорь 

- 150 лет, я бы хотел уточнить, не храму, храм был построен несколько позже, ему 125 лет. 150 лет назад архимандрит Антонин (Капустин), отец русской Палестины, приобрел этот участок, тогда это были сады на месте древнего очень кладбища Яффы 1-2-го веков, где была похоронена одна из героинь книги «Деяния апостолов» святая праведная Тавифа, воскрешенная в Яффе апостолом Петром. И эта гробница с самых древних времен почиталась, там не было, правда, построено ни храма, ни монастыря, но все равно народ отмечал это. Я даже находил какие-то места в книгах 17-го века (упоминания, конечно, не сами книги), что в 17-м веке все население Яффы в пасхальное время приходило на эту гробницу и праздновало ее память, как обычно это на востоке бывает: сначала помолились, потом сделали шашлык, и все радуются. Причем приходили и христиане, и мусульмане, такой был городской, наверное, как праздник. 

А. Митрофанова 

- Ничего себе, то есть это такой центр объединения культур получается - святая праведная Тавифа. Хотя уж, казалось бы, это такое доброе соседство, пример доброго соседства. 

о. Игорь 

- В Яффе во все времена сосуществовали разные народы, это было и во времена Древнего Египта, потому что Египет очень долго владел Яффой, и во времена иудейского владычества там были не только иудеи, и другие народы, более-менее мирно. И потом в византийское, мусульманское, крестоносное время и в притурецкой империи там все были: и христиане, и мусульмане, и иудеи. Разные христиане причем: и армяне, и копты, и православные, поэтому Яффо, наверное, там временами были межнациональные конфликты, мы читаем об этом в истории, но они не определяли общей погоды и общего настроения в городе. И сейчас более-менее, наверное, тоже так мирно соседствуют все. 

А. Митрофанова 

- Я как раз хотела спросить у вас, как выстраивается взаимодействие с иудейскими общинами, как смотрят на православный храм в Яффе жители города, которые не разделяют наших религиозных взглядов и каким образом вообще, сто́ит ли выстраивать коммуникацию? 

о. Игорь 

- Каких-то официальных отношений, скажем, у меня лично и у нашего прихода нет с другими религиозными общинами. На таком личном уровне мы с кем-то общаемся, но, в основном, с представителями Иерусалимской Патриархии, потому что в Яффе есть митрополит Иерусалимский Патриархии – митрополит Дамаскин, уже много лет там, и при нем небольшая митрополия, в которой всего три священника, один дьякон, и два храма фактически – вот это вся Яффская митрополия. Но у них очень большая община, в основном, арабы язычные, но там есть и русскоязычные люди, у них есть и русский священник тоже. И есть румынская община с румынским священником, вот эта, входящая в Яффскую митрополию. Мы стоим особняком, потому что мы подчиняемся Русской духовной миссии, Московской Патриархии, но у нас есть взаимодействие: на тот же Праздник Тавифы приглашаем митрополита Дамаскина, он возглавляет службу, такая традиция уже многолетняя. 

А. Митрофанова 

- Про Русскую духовную миссию вы сейчас сказали, и я думаю, что, несмотря на то, что мы постоянно, мне кажется, одна из постоянных тем у нас в эфире: Русская духовная миссия присутствие русских на Святой Земле, архимандрит Антонин (Капустин), все-таки сто́ит об этом, наверное, хотя бы в нескольких словах напомнить. Что это за история? Мы уже это словосочетание привыкли слышать, что за ним стои́т? Что такое Русская духовная миссия? 

о. Игорь 

- Исторически Русская духовная миссия была образована в середине 19-го века для помощи русским паломникам, паломничество такое широкое началось в 19-м столетии. 

А. Митрофанова 

- А почему, кстати говоря? 

о. Игорь 

- Наверное, изменилась международная обстановка, улучшились отношения Российской империи и Османской империи, потому что Палестина тогда принадлежала Османской империи, хотя мы знаем, что и до того существовало паломничество, есть даже записки паломников, но такие больше были единичные случаи. В 1820-е годы было создано «Российской общество пароходства и торговли», вот оно приняло на себя первое такой послушание доставки паломников, а потом, в 1847-м году была создана Русская духовная миссия, уже как церковная организация. И там получилось такое взаимодействие нескольких структур, и все работали в принципе на одну, на Российскую империю, на помощь паломникам, помощь православному населению Палестины: Русская духовная миссия, Российское консульство и вот Общество пароходства и торговли взаимодействовали между собой. Строились храмы для русских паломников, помогали восстанавливать храмы, собирали средства по всей империи для восстановления святынь, ведь они к середине 19-го века практически пришли в запустение. Это и храм Гроба Господня, и храм Рождества в Вифлееме. 

А. Пичугин 

- В общем, поддерживались только на русские деньги. 

о. Игорь 

-Да. Строились школы, десятки школ были построены, ведь еще Императорское Палестинское общество участвовало там. На территории современных Израиля, Иордании, Сирии, Ливана до сих пор живы люди, уже старшее поколение, которые в детстве, давно ходили в эти школы и помнят даже русский язык. 

А. Пичугин 

- Это продолжалось все до конца 40-х годов, я так понимаю, или середины? 

О. Игорь 

- В основном это продолжалось до начала Первой Мировой войны, и потом последующей русской революцией, когда все фактически структуры и вся церковная жизнь прекратила связь с Россией, но Русская духовная миссия продолжала существовать, она не закрывалась. 

А. Пичугин 

- Под эгидой Зарубежной Церкви? 

О. Игорь 

- Да. В 1948-м году, когда Советский Союз признал Израиль в числе первых, фактически первым из всех стран, то в благодарность за это Израиль передал через Советский Союз Московской Патриархии те храмы и монастыри, которые оказались на территории Израиля. То, что осталось на Иорданской территории, оно так и продолжало оставаться в ведении Русской Зарубежной Церкви. И так наше подворье попало в Московскую Патриархию, но перед этим в 1945-м году был исторический визит Патриарха Алексия Первого на Святую Землю, это вообще первый визит патриарха Российского на Святую Землю, за всю историю. И он посетил все основные места, я думаю, что там и налаживались тоже отношения с только что родившимся государством Израиль. И дальше, и дальше до 60-х годов, когда Никита Сергеевич Хрущев фактически за бесценок продал бо́льшую часть участков Русской духовной миссии… 

А. Пичугин 

- «Апельсиновая сделка», так называемая. 

А. Митрофанова 

- Да, позорная, они же сгнили потом, по-моему, эти апельсины где-то? 

А. Пичугин 

- Поговаривают. 

О. Игорь 

- Я не помню, что с ними случилось, там еще даже деньги какие-то выделяли, но они пришли не живыми деньгами, а изделиями легкой промышленности для советских трудящихся. То есть это была, конечно, безумная сделка такая на уровне: «Кемская волость? Да забирайте, никому не надо». 

А. Пичугин 

- В общем, это в стиле было тогда нашей внешней политики, это другая история. 

О. Игорь 

- Я думаю, мы от этой темы уйдем, вернемся к самой Русской миссии 

А. Митрофанова 

- Да, Русская духовная миссия, когда она создавалась с середины 19-го века, другими были условия путешествия, проживания паломников, представления о комфорте и так далее. Мне бы хотелось понять, что было тогда, что предоставляла миссия людям и как это выглядит сейчас, когда масса гостиниц, любым видом транспорта можно добраться до Святой Земли, пожалуйста, выбирай, что тебе по карману, какие у тебя предпочтения, то есть абсолютно любые варианты доступны сейчас. Как это выглядело тогда? 

О. Игорь 

- Первоначально, еще когда не было миссии или когда она только создалась, паломники не имели, мы не имели своих мест для размещения. Иерусалимская Патриархия тогда предоставляла, по крайней мере, два своих монастыря, один в Яффе, один в Иерусалиме для размещения прибывающих паломников. Они прибывали пароходом, после морского путешествия приходили в себя немножечко и дальше турецкие власти организовывали караваны паломников из Яффы в Иерусалим – это примерно 70 километров, вроде бы немного… 

А. Митрофанова 

- На верблюдах караваны? 

О. Игорь 

- Нет, смотрите, это же паломники и в основном, это были простые люди, не очень богатые, не состоятельные, они шли пешком. В этом был религиозный момент: то, что мы паломничаем, мы путешествуем по стопам Христа. Люди состоятельные могли нанять лошадь или повозку и на повозке двигаться туда. Еще были приюты по дороге, потому что за один день невозможно было тогда преодолеть этот путь. Пользовались гостеприимством Иерусалимской Патриархии. И вот когда уже к управлению Миссии приступил отец Антонин в 1865-м году, он начинает активно работу, чтобы иметь свои места для приема паломников и наше подворье, участок был приобретен в 1869-м году, как раз имел основную цель принимать прибывающих в Яффу паломников или провожать отбывающих уже со Святой Земли. И в двух километрах от моря был найден этот сад, гробница Тавифы. Отец Антонин боролся за это место, потому что так, если упрощая немножко, когда он обратился в Петербург за разрешением на приобретение, ему сказали: «Ну кто такая святая Тавифа? Ну кому это интересно? Не надо ничего». И он понял, что ситуация критическая, нашел деньги у благотворителей, которые оплатили приобретение двух участков на самом деле соединенных в один, и так вот он на свой страх и риск начал это место. 

А. Митрофанова 

- В программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня, напомню, протоиерей Игорь Пчелинцев, ключарь храма святой праведной Тавифы в Яффе на Святой Земле. Яффа, которая сейчас воспринимается, как пригород Иерусалима, как мы узнали из рассказа отца Игоря, была прежде самостоятельным городом, кстати, Яффа или Яффо все-таки? Потому что встречается написание такое и такое. 

О. Игорь 

- Имен у нее столько много, что мы можем запутаться… 

А. Митрофанова 

- Вы говорите «она» 

О. Игорь 

- Это древнее название города Яффо, что означает на иврите «прекрасная» 

А. Пичугин 

- Ио́ппия еще была, что тоже, видимо, как-то с Яффо: йоппе, йоппия… 

О. Игорь 

- Когда пришли греки, римляне, у города появилось греко-римское название: Ио́ппа, Иоппи́я, это название есть у нас в Новом Завете, присутствует. Яффа – это, видимо, уже такое европеизированное немножечко название, но они все употреблялись спокойно. В английском языке ее называют «Джаффа», известен «Джаффа-фрутс» такой бренд. 

А. Пичугин 

- Кстати, Тель-Авив, Яффа, ведь мы, когда говорим Тель-Авив, то официальное название у города Тель-Авив-Яффа, правильно? 

О. Игорь 

- Да. 

А. Митрофанова 

- Уточнили географические моменты, а теперь хочется к рассказу вернуться: представляю себе путь паломника вот этого, середины 19-го века, которому действительно нужно где-то останавливаться, желательно, чтобы его где-то подкормили в дороге. Если я правильно понимаю, когда речь идет о простых людях, то в основном они были представителями десятков других людей, которые, например, из своего села снаряжали одного, понимая, что двоих не потянут, всем селом в паломничество не уйдут, здесь кто-то должен работать, но одного ходока можем снарядить. Скидывались, чтобы у него были какие-то средства на дорогу, на пропитание и он шел и по дороге молился за всех, то есть не только за свой род, но и за того парня, и за соседа, и вообще, кто попросил. Киваете – да, так это было? 

О. Игорь 

- Я думаю, что примерно так и было, много было людей неграмотных, но они несли кем-то написанные записки, поминания, кто мог читал их по памяти, кто нет, там не знаю, прикладывали к святыням, чтобы как-то Господь помянул тех, кто там записан был. Поминали священники, это была обязанность, собственно, и сейчас остается поминать всех, за кого подают на молитву. Но я тогда остановился, что сформировались караваны, они обязательно сопровождались турецкой полицией, потому что… 

А. Пичугин 

- Были нападения ребят, которые в пустыне жили. 

О. Игорь 

- Вообще в целом Палестина была достаточно пустынна в то время, не настолько населенная, как сейчас, и, конечно, были разбойники на дорогах, такое дело случалось. 

А. Пичугин 

- Это у нас где, в «Лавре» описано такое нападение? 

А. Митрофанова 

- В романе «Лавр» у Евгения Водолазкина есть такое. 

А. Пичугин 

- Кстати, по поводу паломников интересно, вот мы обычно никогда на это не обращаем внимание, но достаточно понятно, что знать могла путешествовать, духовенство, особенно представители черного духовенства путешествовали в Святую Землю, но мы знаем достаточно много случаев, когда в Святую землю приезжали простые люди. И тут не совсем понятно, как, почему, на какие средства, кто они были, потому что ну как крестьянин может оставить свою землю, которую он пахал, а кто вместо него будет ее обрабатывать? Но мы знаем, что они ездили. 

О. Игорь 

- Да, ездили, обычно количество паломников было от 2 до 10 тысяч в год, может быть, не такие большие цифры, но все равно. 

А. Митрофанова 

- Но по меркам 19-го века, когда не было еще такого транспортного сообщения, как сейчас, мне кажется, это немало. 

О. Игорь 

- Но были пароходы, и они были достаточно стабильны в течение недель или двух из Одессы доставляли до Святой Земли людей, вот там интересный есть момент: если был шторм около Яффы - пароход не останавливался, уходил куда-нибудь в Египет или в Бейрут. 

А. Пичугин 

- И как тогда? 

О. Игорь 

- Ну, значит, смотрели на пирамиды. 

А. Пичугин 

- То есть человек собирался в Иерусалим, единственная возможность была… 

А. Митрофанова 

- Слушай, так вот откуда «Нищий старик, - конечно, тот самый, что умер в Бейруте год назад», помните, да, у Гумилева в «Заблудившемся трамвае?» 

А. Пичугин 

- Вот откуда такой поток русских туристов в Египет. 

О. Игорь 

- Даже первый состав Русской духовной миссии во главе с Порфирием (Успенским), будущим епископом Феофаном Затворником, будущим затворником, они прибыли в Бейрут, пароход довез до Бейрута, дальше уже добирались по земле. Ну ничего, люди, кто хотел, достигали своей цели. В то время это было не настолько дорого, сейчас, может быть, я точную цифру не вспомню: 10 рублей надо было заплатить за паспорт, по-моему, где-то 10 или 30 рублей в зависимости от класса за пароход и нужны были какие-то деньги там на проживание, хотя проживание было такое, совсем за символическую сумму, особенно в гостиницах и на участках Русской духовной миссии. Паломники получали какую-то простую очень еду, койку и какое-то гарантированное обслуживание, потому что везде были врачи, например, потом даже, к концу 19-го века была построена русская больница очень хорошая, в которой лечились не только паломники, но даже местные жители там прибегали. Миссия и Палестинское общество создали инфраструктуру по всей Святой Земле. 

А. Митрофанова 

- Вот как-то все по уму прямо, да, получается? 

О. Игорь 

- Это не просто давалось, конечно, такое. Я думаю, что основные труды, конечно, здесь отца Антонина (Капустина), который был тоже в свою очередь связующим звеном между разными российскими структурами, которые тоже не всегда находили между собой взаимопонимание, конкурировали, вражды не было, но было такое взаимодавление какое-то, и вот здесь отец Антонин со свойственно ему сердечной мягкостью решал очень многие конфликты. И взаимоотношения с Иерусалимской Патриархией, со строительством нашего подворья тоже там надо было договариваться с властями, получить разрешение на участок, на храм и так далее. 

А. Митрофанова 

- Кстати говоря, сейчас ведь Русская духовная миссия, она возрождена и ведет активную работу, я знаю, что ваш приход, ваш храм, вы тоже ездите в больницы и многим людям оказываете поддержку, уже не в той форме, как это было в 19-м веке, замышлялось архимандритом Антонином (Капустиным), потому что все-таки другие нужды есть сейчас, но, тем не менее, вот эта благотворительная работа в другой форме, она не просто ведется, но она у вас там кипит. Когда мне нужны какие-то витамины для мозга, для души, просто вот это ощущение счастья, что ли, я к вам в фейсбук захожу… 

А. Пичугин 

- А я думал, в Тель-Авив едешь 

А. Митрофанова 

- Нет, я не могу себе позволить, знаешь, так раз и с работы взять и уехать… 

О. Игорь 

- Но мы вас видели несколько раз на подворье на нашем. 

А. Митрофанова 

- Бог милостив, да, я действительно трижды там бывала, это просто величайшее счастье в моей жизни. Я захожу к вам на страницу и вижу фотографии Иерусалима, каких-то других прекрасных мест, но не только. Я вижу, как вы там ездите к деткам больным, как вы просите за них помолиться и у меня так, знаете, сразу раз – и мозги на место встают. Расскажите, что делается сейчас? 

О. Игорь 

- То, что касается больниц, чтобы это не выглядело, как похвальба… 

А. Митрофанова 

- А, вам сложно сейчас будет об этом говорить, я понимаю 

А. Пичугин 

- Есть такие вещи, о которых все-таки надо говорить, пускай это не будет выглядеть, как похвала. 

О. Игорь 

- Не я это начал, потому что Русская миссия еще до моего приезда, священники из Иерусалима приезжали, основные больницы посещали, даже какие-то подарки дарили детям, и люди приглашали священников в частном порядке, там причастить, пособоровать – это всегда было в общем-то, особых препятствий в израильских больницах мы не встречаем, даже наоборот такое в целом благоволение. И я езжу больше по той случайности, что мы близко к основным медицинским центрам и больницам, они сосредоточены в Тель-Авиве и вокруг него в близлежащих городах. С каждым годом все больше приезжает людей на лечение в Израиль, раньше меньше было, сейчас больше. Едут люди с России, с Украины, со стран ближнего Российского зарубежья. Они нуждаются в духовной поддержке, сами больные – это и взрослые, и дети. И, конечно, если дети, то родители, кто хоть немножечко воцерковлен, они ищут храм, приезжают к нам, если не могут сами приехать – мы едем туда как-то. У нас не то, чтобы при храме есть, это самостоятельная организация - волонтеры, помогающие вот этим родителям и детям больным. Но мы с ними тесно взаимодействуем, устраиваем какие-то для детей праздники, те же подарки, еще что-то, находится возможность привезти деток в храм, там мы молимся, причащаемся, потом пьем чай, если это какой-то праздник или ближе к Рождеству, или Пасха, то делаем какое-то представление, вот дети нашей воскресной школы выступают перед ними, даже ездили раньше пару раз в больницу. Там не все так просто это - организовать какое-то мероприятие в больнице, одному легче приехать, чем какой-то командой, но в целом есть такое взаимодействие. Мне это самому очень нравится, я даже для себя сказал так, самому себе, что это важный момент моего служения. Я всю жизнь старался, насколько возможно, подражать Иоанну Шанхайскому, когда читал в его житии, что после службы он обязательно ехал в больницу, чтобы посетить кого-то из русских православных христиан, которые были в той или иной больнице в Шанхае или где-то он был, в Сан-Франциско. И вот когда у меня сейчас это происходит такое, я с большой благодарностью самому Иоанну Шанхайскому и Господу, что он дает мне такую возможность, потому что и для меня самого, как священника, молитва с этими людьми, сострадающими, с болящими имеет очень большое значение для моего собственного внутреннего духовного устройства, я так понимаю. 

А. Пичугин 

- Протоиерей Игорь Пчелинцев, ключарь храма святой праведной Тавифы в Яффо – это Тель-Авив, Израиль, в гостях у светлого радио. Алла Митрофанова, я Алексей Пичугин, через минуту мы сюда вернемся 

А. Митрофанова 

Еще раз добрый светлый вечер, дорогие слушатели, Алексей Пичугин, я Алла Митрофанова. И в гостях у нас сегодня протоиерей Игорь Пчелинцев, ключарь храма святой праведной Тавифы в Яффе, в Тель-Авиве. Еще раз добрый вечер, отец Игорь, для тех, кто к нам присоединился только сейчас 

О. Игорь 

- Добрый вечер. 

А. Митрофанова 

- Мы говорим о Русской духовной миссии и об удивительном храме святой праведной Тавифы, который был построен благодаря стараниям архимандрита Антонина (Капустина), замечательного человека, выдающегося, как его бы сегодня назвали: менеджером по продвижению или что-нибудь подобное. Но он обладал каким-то невероятным видением масштабным, что можно сделать и как устроить процесс так, чтобы людям было хорошо, все работало, и чтобы паломники, приезжающие на Святую Землю, чувствовали себя здесь максимально…комфортно, наверное, неправильное слово, но – спокойно, скажем так. 

О. Игорь 

- Ну, наверное, да, потому что человек находится на чужбине в другой совершенно среде, отличной, и в то время, и сейчас это также, потому что Израиль, несмотря на большое количество русскоязычного населения, тем не менее, менталитет там совсем другой, ближневосточный. 

А. Пичугин 

- Это сказывается на наших соотечественниках, которые там проживают, вернее, это как-то меняет их характер, они перестраиваются или все равно остаются достаточно советскими людьми? 

О. Игорь 

- Наверное, это больше касается старшего поколения, они такие, вот именно от того времени. Многие настолько непластичны, я не хочу, чтобы звучало это оскорбительно, просто человек, проживший бо́льшую часть жизни уже не может меняться, они плохо учат язык, многие не знают иврит, от этого тоже у них сложности какие-то бывают. А вот молодое поколение, они, конечно, становятся уже фактически израильтянами, и отрадно, что многие не теряют веры своей православной. Хотя в целом-то нормальная обстановка такая межрелигиозная, но бывает на бытовом уровне какое-то непонимание, скажем так. 

А. Пичугин 

- У меня был очень смешной случай много лет назад, уже больше десяти, в Нетании мне нужно было найти одно учреждение, но я не знал, как туда проехать, не было у меня навигатора, не было еще тогда такого количества гаджетов, которые в офлайновом режиме показывали, куда надо ехать. Я ездил по городу и спрашивал этот адрес. И вот я подъезжаю, идет пожилая дама, я подхожу к ней, спрашиваю по-английски, как проехать туда-то и туда-то, я уже примерно представлял, где это находится. Она на меня смотрит, тяжело вздыхает и на чистейшем русском говорит: «Ой, я не знаю, простите, я вас не понимаю, я еврейка». Вот к вопросу о нашем старшем поколении. 

А. Митрофанова 

- Да, прекрасный пример, замечательный. Отец Игорь, возвращаясь к разговору о храме святой праведной Тавифы: 125 лет в этом году с момента его постройки, 170 лет Русской духовной миссии. А вот что сейчас на территории храма святой праведной Тавифы есть для паломников, которые хотели бы у вас, может быть, остановиться и потрудиться? Ведь это большая территория, это сад, у вас там павлины, это очень красиво. И люди приезжающие на Святую Землю, располагающие каким-то временем, нередко думают, как бы какую-то лепту свою внести, посильный вклад в жизнь православных людей здесь в качестве благодарности Господу Богу? Вот есть ли у вас в храме что-то такое, в чем можно принять участие, чтобы вам это было еще и полезно? 

О. Игорь 

- Такая возможность есть. Если у кого есть такое желание – просто лично ко мне обращается через социальные сети как-то, и мы поможем реализовать это желание, действительно, у нас много различного труда, приезжают люди, помогают. Здесь есть сад, есть сама территория, храм, мы тоже принимаем паломников. Может быть, не в таком объеме, как раньше и не с такой заботой, но вот все группы Русской духовной миссии, которые приезжают, мы их поим чаем, угощаем чем-то, еще что-то, даем возможность послужить, если есть желание такое, хотя все хотят в Иерусалиме, у нас не так часто служат архиереи, священники, но бывает. То есть есть такое, и это все, действительно, труд ради красоты, Яффо – значит «красивая» и я думаю, что подворье тоже относится к этой красоте и все это отмечают. Вот вы прежде спрашивали о том, как относятся местные люди: скажем, конечно, к нам ходят православные христиане, в основном русскоязычные, потому что служба у нас на церковнославянском языке, общение на русском в основном происходит. Но когда подворье открыто для посещения, приходит очень много даже израильтян и видят, что это очень красивое место, такой фактический парк при храме, сам храм очень красивый и люди удивляются, что «мы живем там тридцать лет в Тель-Авиве и никогда не думали, что прямо почти в центре города такое может быть красивое место уникальное». Оно отличается по настроению от самого города, город такой быстрый, даже местные называют: Тель-Авив – это город без остановки. А здесь такой покой, тишина, птицы поют, павлины ходят, люди молятся. 

А. Митрофанова 

- Мандарины опять же. 

О. Игорь 

- Ну, мандарины, они ведь все-таки в декабре, остальной год без мандаринов. 

А. Пичугин 

- Мне Яффо кажется наиболее европейским городом Израиля, потому что Иерусалим, если мы говорим про старый город, он очень шумный, суетливый, он такой, в полной мере ближневосточный. Тель-Авив, пока я там еще не оказался, если мы разделим все-таки, пускай они административно едины, разделим Тель-Авив и Яффо – я помню, что первое впечатление о Тель-Авиве у меня сложилось по фильму Данелии «Паспорт», когда они приезжают, это был фильм, который я посмотрел тогда еще, когда он недавно как вышел, и вот эти высокие дома, небоскребы, в Москве их не было еще или были, вернее, но не такие, а там они уже стеклянные. И вот я с таким ощущением приезжаю в Тель-Авив и попадаю в милый, маленький, уютный город, но тоже ближневосточный, где там, как выяснилось, к небольшому небоскребу ютится такая невзрачная деревянная лачуга. Другие города типа Нетании, они такие, обычный современный город, а вот Яффо – это единственное место в Израиле, которое мне так по-хорошему напомнило старые европейские города с их колоритом, с их образом жизни.  

О. Игорь 

- Да, там если вы ходили по Яффе, есть рядом очень такие колоритные кварталы, они тоже были пристроены к Яффе в конце 19-го века, когда строилось наше подворье, там так называемая американская, немецкая колония. Еще один бывший еврейский квартал, очень красивые домики небольшие, создают настроение средиземноморья очень прекрасное. Ну и коль мы заговорили о мандаринах, я напомню, что Яффа – это родина товарных цитрусовых, в начале 19-го века именно в Яффе начали выращивать для Европы и для России отчасти цитрусовые. 

А. Пичугин 

- А до этого как они сюда попадали? 

О. Игорь 

- Их не было. Это были исключительные случаи, где-то так. Здесь, вокруг Яффы на пять километров насадили садов и вот этот самый бренд «Джаффа фрутс» как раз идет с того времени. Отец Антонин (Капустин) приобретал же два сада, соединил их в одно, перестроил эти сады, сделал водоснабжение и писал в своих дневниках, что «Мы приобретаем это прекрасное место у нашей Тавифы (он так это все, что именно Тавифе принадлежит) и я думаю, какая в будущем здесь будет красотища», прямо вот так вот пишет, это в 1869-м году, 150 лет назад. Он очень любил это место, заботился о нем, приезжал туда, привозил гостей, они отдыхали там, хотя он все время страдал от жары Яффской и даже пишет такое: «В Иерусалиме меня посылают по каким-то делам в Яффу на вечное потение». И хочу напомнить, что, когда закладывался храм в 1888-м году на его закладке была в будущем преподобномученица великая княгиня Елизавета Федоровна со своим супругом и братом супруга, Павлом Александровичем. Они жили на нашем подворье, мы очень ценим этот исторический факт, хотим его тоже как-то отметить памятной какой-то доской, иконой. 

А. Митрофанова 

- Насыщенная история, конечно, на единицу площади несколько энциклопедических томов, наверное, можно составить и будет большая библиотека, посвященная истории именно Яффы и прихода вашего храма и Русской духовной миссии. Опять же, если какой-то такой мостик протягивать к нашим дням, что сегодня собой представляет русская духовная миссия? Вот эти ваши пронзительные слова про ваше служение в больницах Тель-Авива, про то, как это важно лично вам – это только часть и это ваш, в большей степени личный вклад, а Русская духовная миссия, как система что такое сейчас? 

О. Игорь 

- Ну сейчас это несколько храмов и монастырей на Святой Земле. И, конечно, основная функция миссии - прием и помощь паломников, она остается, конечно же. Хотя сейчас возникло за последние годы много частных фирм, которые помимо Русской миссии возят паломников, и это не только вопрос конкуренции и доходов, но все равно здесь миссия… 

А. Пичугин 

- Конкуренция, как нас учит пособие по экономике, как-то подстегивает к развитию. 

О. Игорь 

- В общем-то да. Хотя я этим вопросом не занимаюсь лично, знаю, что Миссия предлагает всегда очень хорошие условия паломникам, советую не пренебрегать Русской миссией, потому что эти средства, они не уходят в воздух куда-то, они идут на поддержку в миссию, у которой очень много всяких забот, ну и по юридическому сопровождению наших участков тоже самое, коммунальные услуги и все остальное. Но хочется уйти от финансовой темы просто к существованию миссии. И очень важно сейчас, особенно с 90-х годов функция миссии – это поддержка и окормление русскоязычного населения Израиля, потому что наши приходы: Хайфа, Яффо, Иерусалим окормляют русских православных людей, украинцев, грузин, молдаван, сербов, которые не имеют своих храмов, вот наши храмы для них свои. Здесь многие эти народы молятся, исповедуются, причащаются, между собой вступают в коммуникации, и приезжают с самых отдаленных городов Израиля и в наш храм, и в Иерусалим, и в Горненский монастырь, и в прочие монастыри именно за духовным окормлением, потому что человек православный без храма не может оставаться и там, и тут, очень важно. Потом еще важный момент: сейчас при всех храмах русской миссии есть воскресные школы. Здесь передается знание о православии подрастающему поколению, все хотят учить русский язык, или учить, или не забывать его. То, что было в школах при Антонине (Капустине) в этих палестинских школах, это, я думаю, традиционно продолжается, это очень хорошо, мне кажется. И я хотел бы еще отметить, что на нашем подворье в 30-е годы была школа для девочек. Сейчас подобная школа есть в Вифании, это участок Русской Зарубежной Церкви, относящийся к Гефсиманскому монастырю, такая школа существовала в 30-е годы здесь, не очень много было учениц. В конце 30-х годов они переехали в пригород Вифлеема Бейт-Джалу, но вот Яффа как-то осталась без школы. 

А. Митрофанова 

- Одна из сестер вот этой школы в Вифании для девочек рассказывала нам, и когда мы были на экскурсии, потом я позвонила ей и попросила, чтобы она дала комментарии нам для радио «Вера», это прозвучало у нас в эфире. Когда было противостояние на территории Израиля, это одна из самых таких беспокойных территорий, где все время идет война, и как она говорила, там приходят сначала одни силы, потом другие, у них на улицах постоянно меняются флаги, у них при этом в школе учатся девочки и из одного лагеря и из другого лагеря и к ним каждый день, как только менялась власть, приходили люди с автоматами и, грозя расстрелом, не только педагогов, но и детей принуждали их признать, подчиниться очередному вот этому новому правительству. Поступали они очень мудро, по-женски: они звонили какой-нибудь влиятельной маме из противоположной стороны, которая присылала охрану. Охрану выставляли вокруг школы, дети оказывались в безопасности. И вот такая карусель у них была в течение определенного времени, слава Богу сейчас все успокоилось, но даже в таких условиях они ни на минуту не прекращали обучение детей, так что в пользу школы, мне кажется, такие картинки, конечно, очень здорово свидетельствуют 

О. Игорь 

- Но мы, конечно, в более спокойных условиях находимся, Вифания действительно почти на линии фронта оказывается, когда какие-то конфликты. Конечно, мы за них молимся, их поддерживаем, у нас отношения очень хорошие. 

А. Пичугин 

- Отец Игорь, а за эти 150 лет, которые прошли с момента начала покупки участка, потом строительства храма все-таки какой период был самым сложным и тяжелым, наши советские годы? 

О. Игорь 

- Наверное, самым таким критическим был период Первой Мировой войны и первых послереволюционных лет. В 1914-м году турецкие власти удалили всех монахинь и священников с российским подданством с территории Палестины. Часть из них уехала в Египет пережидать всю эту смуту, часть вернулась в Россию и из России практически уже никто не вернулся. А египетские сестры после 1918-го года поражения Османской империи и установления британской власти в Палестине вернулись и продолжили духовную жизнь всех подворий и монастырей, но, лишившись субсидирования и поддержки Российской Империи и православных паломников, которых не стало, и всего остального, благодетелей, они пребывали в очень тяжелом состоянии, буквально умирая с голоду. И вынуждены были сестры пойти на дорожные работы: британцы занялись обустройством Палестины, стали прокладывать асфальтовые дороги в начале 20-х годов и сестры нанимались на асфальтирование дорог, тяжелый совершенно, особенно для женщин труд, получали з это какие-то небольшие деньги, но это позволяло им существовать. И надо отдать должное еще британским властям того времени: всем монахиням и всем насельникам Русской миссии выплачивалось небольшое пособие ежемесячное, просто так, от щедрот, что называется, небольшая пенсия, это позволяло им выживать. Начальники русской миссии того времени тоже прикладывали массу усилий, чтобы найти какие-то средства, тогда это было в подчинении Русской Зарубежной Церкви, но там были замечательные совершенно люди: архимандрит Киприан (Керн) известный богослов-ученый был, литургист. Потом про наш участок хочу сказать, ведь был там в 30-е годы настоятелем отец Михаил Польско́в или Польский, будущий протопресвитер, преподаватель Джорданвильской семинарии. Он в 20-е годы сбежал с Соловецких лагерей, какими-то правдами-неправдами добрался до Палестины через все границы, был принят в сущем сане, так разрешили ему служить и назначили настоятелем нашего подворья. Он несколько лет служил, потом был переведен и впоследствии уехал в Америку, там много лет преподавал. И он автор первого в истории труда о новомучениках Российских. 

А. Митрофанова 

- Ничего себе. 

О. Игорь 

- В 90-е годы эта книжка выходила у нас это было фактически первым пособием по истории новомучеников. 

А. Митрофанова 

- Надо же – с Соловков сбежать. Я не представляю, как это технически возможно, не то, что физически. 

О. Игорь 

- Вы почитайте его жизнеописание, там все подробности описаны, это очень интересная история такая. 

А. Митрофанова 

- С удовольствием. 

А. Пичугин 

- Мы все время говорим о том, что никто никогда не сбегал из ГУЛАГа, но были несколько таких верифицированных побегов, о которых можно почитать. 

А. Митрофанова 

- Отец Игорь, а лично для вас служение на Святой земле – что это? 

О. Игорь 

- Я думаю, что лучше, чем отец Антонин (Капустин) про это нельзя сказать. Когда его спросили, как вы относитесь к своему служению на Святой Земле? Он сказал так: «Я отношусь к этому, как к бесконечной и незаслуженной награде от Господа». 

А. Митрофанова 

- Емко. Вот так вот. 

А. Пичугин 

- Тут, кстати, уточним: он сбежал не с Соловков, а он сбежал из ссылки в Коми в Москву, а уже оттуда его переправили потихоньку за границу. Ну тут, конечно, у него величайший подвиг, как он преодолевал различные границы нелегально. 

А. Митрофанова 

- Когда приезжают люди к вам в храм, может быть, проездом в Иерусалим, что чаще всего, наверное, бывает, с какими вопросами обращаются? Может быть, есть какие-то особенные ситуации, в которых помолиться хорошо бы именно святой Тавифе? И мы действительно мало о ней знаем. А есть у нас такая традиция, что у целого ряда святых, что называется, своя область особенного влияния, я так, осторожно об этом скажу, никто не понимает, почему это так, но все знают, что вот святитель Спиридон Тримифунтский помогает устроить квартирный вопрос, виртуозно помогает, проверено, я не понимаю, почему, но факт. Святая Тавифа, что в ее жизни может быть особенно привлекательно, почему люди к ней приходят, молятся? 

О. Игорь 

- Из того, что нам известно из книги «Деяний святых апостолов» мы понимаем: она была членом женской общины Яффы первых христиан, ученицей она названа, то есть ученицей Христовой. Они занимались то, что мы сейчас называем социальной работой: помогали бедным, неимущим, она шила рубахи, полотенца, еще что-то, что упомянуто, это раздавалось тем, кто нуждался в этом. И поэтому в «месяцеслове» она именуется иногда Тавифа Милостивая. У меня вообще такое очень положительное отношение к святым с прозвищем «милостивый», очень люблю Иоанна Милостивого, Филарета Милостивого, того же Иоанна Шанхайского. И Тавифа здесь в этом же ряду людей, поэтому я думаю, нужно к ней обращаться за духовной помощью в делах милосердия, добра и то, что как я сказал, социальной работе, в церкви-не в церкви – не важно, если ты верующий человек. И потом мы знаем, что издавна Тавифа считается покровительницей церковных рукоделий: шитья, вышивки, и вот у нас даже есть дружественная церковная мастерская святой Тавифы в городе Старый Оскол, которые нам шлют облачения, вот они назвались в честь святой Тавифы, они молятся ей, приезжали даже к нам тоже. 

А. Пичугин 

- Интересно, все стараются облачения откуда-то с востока привезти, а вы с Белгородской области. 

О. Игорь 

- Ну, с Востока – это, наверное, из Греции стараются везти, потому что в Греции шитье церковное очень там дорогое, а мы все заказываем в России, иногда что-то с Украины, потому что и по цене, и качество в хороших мастерских не уступает греческим. Ну и тут личное отношение, конечно. Потом я знаю из своего опыта служения, ко мне обращаются люди, что с благодарностью Тавифе, она им помогала не только в социальных или рукодельных каких-то делах, но кто-то молился о чаде и родили ребеночка, кто-то молился об исцелении от тяжелых болезней и получил это исцеление. И мы так вот, по крайней мере, берем на ум это дело, что и во всех наших посещениях больниц тоже всегда присутствует имя святой Тавифы. 

А. Митрофанова 

- Милостивая, как вы сказали, мне кажется, не только это можно связать непосредственно с делами милосердия, но и вообще в принципе с собственным сердцем. Даже если по работе, профессионально мы никак не связаны с благотворительными фондами или не являемся крупными жертвователями, дарителями для каких-то организаций и нет какого-то человека в нашем окружении, кому постоянно требуется помощь и мы ее оказываем, вот все равно, меня, знаете, каждый раз колят слова  об окамененном нечувствии, когда в молитве они встречаются мне очень страшно, я про себя говорю, я боюсь этим заболеть, вот этим самым окамененным нечувствием, мне кажется, что святые, у которых есть вот эта «приставка», звание милостивых, (в кавычках приставка, понятно) они тоже про это, они ведь могут с этим помочь? 

О. Игорь 

- Думаю, что да и помогают, потому что современному человеку, и не только современному, современному особенно очень нужно утешение, и люди часто ищут утешение в запретной области: алкоголь, наркотики, секс, что угодно еще, через это получают какую-то психологическую разрядку, облегчение, но это ведет потом к смерти, той самой ненужной смерти. Есть утешение, которое дается нам от благодати и эти святые, я думаю, очень сильно могут помочь нам в этом, именно в этом – получить нам утешение, мир сердечный и не переступая Закона Божьего. Человек молится Тавифе святой, апостолу Петру, который у нас тоже один из главных героев, храм-то в честь апостола Петра 

А. Митрофанова 

- Воскресившего святую Тавифу. 

О. Игорь 

- Да, в Яффе причем, здесь же. 

А. Пичугин 

- Храм в честь апостола Петра и праведной Тавифы, как-то так он, да, называется? 

О. Игорь 

- Антонин (Капустин) в своих дневниках, когда была закладка храма, пишет: «Сегодня заложили храм в честь апостолов Петра и Павла и святой праведной Тавифы», то есть здесь все, мы тоже апостола Павла не исключаем, у нас есть и иконы его, в прошлом году мы получили частицы мощей апостолов Петра и Павла и в прошлом же году частицу мощей святой праведной Тавифы от духовника Киккского монастыря на Кипре, и это сейчас главные святыни нашего храма помимо самой гробницы Тавифы. 

А. Пичугин 

- Спасибо большое. 150 лет исполняется, будем говорить, что храму, потому что место, которое было куплено под храм 150 лет назад спустя всего лишь полтора десятилетия уже стало местом, где находился замечательный храм и продолжает находиться. 

А. Митрофанова 

- 7-го ноября у вас престольный праздник, связанный именно со святой Тавифой. 

О. Игорь 

- Да, я думаю, это лучшая замена традиционному 7-му ноября. 

А. Митрофанова 

- Точно. Уже как-то, по-моему, эта дата выходит из памяти, 4-е ноября уже сейчас больше, но тем не менее, да, действительно, так что с наступающим вас престольным праздником, это прекрасный день. 

О. Игорь 

- Спаси вас Господи. 

А. Пичугин 

- Ключарь храма в Яффо протоиерей Игорь Пчелинцев был гостем программы «Светлый вечер», спасибо. Алла Митрофанова 

А. Митрофанова 

- Алексей Пичугин. 

А. Пичугин 

- Счастливо. 

А. Митрофанова 

- До свидания. 

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Тайны Библии
Тайны Библии
Христиане называют Библию Священным Писанием, подчеркивая тем самым вечное духовное значение Книги книг. А ученые считают Библию историческим документом, свидетельством эпохи и гидом в прошлое… Об археологических находках, научных фактах и описанных в Библии событиях рассказывает программа «Тайны Библии».
Встречаем Пасху
Встречаем Пасху
Еженедельный журнал
Еженедельный журнал
Общая теплая палитра программы «Еженедельный журнал» складывается из различных рубрик: эксперты комментируют яркие события, священники объясняют евангельские фрагменты, специалисты дают полезные советы, представители фондов рассказывают о своих подопечных, которым требуется поддержка. Так каждую пятницу наша радиоведущая Алла Митрофанова ищет основные смыслы уходящей недели и поднимает важные и актуальные темы.
Актуальная тема
Актуальная тема
Актуальными могут быть не только новости! Почему мы празднуем три новых года и возможен ли духовный подвиг в самой обычной очереди? Почему чудеса не приводят к вере, а честь – важнее денег? Каждый день мы выбираем самые насущные темы и приглашаем гостей рассуждать вместе с нами.

Также рекомендуем