«Православие в Милане». Архимандрит Амвросий (Макар) - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Православие в Милане». Архимандрит Амвросий (Макар)

* Поделиться

Нашим собеседником был настоятель прихода во имя святителя Амвросия Медиоланского в итальянском городе Милане архимандрит Амвросий (Макар).

Наш гость рассказал о жизни православной общины в Милане, о сложностях и радостях служения вдали от Родины, о святом Амвросии Медиоланском и его вкладе в развитие западного и восточного богословия, а также о том, что для себя открывают итальянцы в православной вере.

Фильм «Пастыри. Милан» из цикла фильмов «Пастыри» режиссера Андрея Андреева можно посмотреть на YouTube канале радио Вера по следующей ссылке: https://www.youtube.com/watch?v=OuhKuFx5bEg&list=PLwXWodrEMnWz0SU-0hrlvWrtyppvQjuHO.

Ведущий: Константин Мацан


К. Мацан

— Светлый вечер на радио «Вера». Здравствуйте, уважаемые друзья. У микрофона Константин Мацан. А на связи сегодня с нами и с вами архимандрит Амвросий (Макар), настоятель прихода во имя святителя Амвросия Медиоланского в Милане. Добрый вечер.

Архимандрит Амвросий

— Добрый вечер.

К. Мацан

— Гость из Милана, и не в первый раз на связи с нами — эту программу мы пишем дистанционно, уже своего рода традиция с отцом Амвросием разговаривать в программах «Светлый вечер» на волнах радио «Вера». И поводы каждый раз прекрасные, потому что режиссер Андрей Андреев снимает цикл фильмов, серию фильмов об итальянских пастырях, о православных священниках, которые несут свое служение на итальянской земле. Это целый цикл, как я сказал, так и называется — «Пастыри», и внутри этого цикла есть фильмы, посвященные конкретным городам. Мы уже делали программу про храм в Варезе, делали программу в целом про православие на итальянской земле. Но вот сегодня хотелось бы поговорить с вами, отец Амвросий, конкретно о месте вашего служения — о Милане. И фильм «Пастыри. Милан» вышел и недавно был показан в рамках Московского международного кинофестиваля, поэтому уже можно об этом фильме говорить как о состоявшемся произведении, и вы там один из главных героев. Потому что, как я уже сказал, вот вы служите в Милане уже много лет. А начал бы я вот с чего: как вообще начиналось русское православие в Милане? Можете рассказать, когда вы приехали на эту землю, в этот город, вообще в Италию, с чем вы встретились, что уже было сделано, а что еще предстояло делать?

Архимандрит Амвросий

— Спасибо, очень приятно, что мы имеем эту возможность пообщаться и немножко рассказать о нашем служении здесь, в Италии. Спасибо, Константин, что вы столько внимания уделяете этому. Конечно, оно и должно быть таковым, потому что итальянская земля, во-первых, это богатства духовные прежде всего — мы здесь у мощей очень много молимся, древние церкви, их много. И, конечно, людей тоже в нашей церкви очень много, их пришлось мне в первые дни в разных местах встречать и общаться и, конечно, это было непросто. Должен сказать, что, конечно, было уже, был здесь приход, и, конечно, люди верующие молились, но их было настолько много, что я помог создать второй приход, и прямо на этот приход меня и направили. Но это очень было, с одной стороны, непросто, но с другой стороны, очень хорошо. Потому что я Милан знал уже, потому что приезжал на конференции. И на этом приходе, где был настоятелем отец Димитрий (Фантини) итальянец, я много раз служил с ним и, конечно, я знал, в каком состоянии все. И, конечно, очень был рад, что все-таки меня Церковь направила именно сюда, где, с одной стороны, много работы, с другой стороны, можно возможностей. Я должен сказать именно об этом, потому что действительно в Милане непросто было, но приятно было. Потому что очень много было можно сделать, и мы сделали, конечно, еще больше надо делать. Но вот первый год мой был очень сложный, потому что храма фактически не было, нам разрешали раз в неделю лишь служить литургию в одном из католических храмов в воскресный день, только два часа нам давали. И конечно, это было действительно очень сложно, с одной стороны. А с другой стороны, я повторяю, было очень радостно, что люди хотели молиться, хотели встречаться, общаться и жить, как дома, и это действительно нам удалось, надо сказать. Потому что даже когда вот мне приходилось служить только два часа — это я успевал лишь литургию отслужить, а вот людей исповедовал и причащал уже в ограде церкви. Мы сделали переносной престол, и я пользовался этим. Они после нас служили свою мессу, а мы вот исповедовались, причащались, и даже под зонтиками. Ну есть много фотографий тоже интересных, даже некоторые кадры из фильмов сняты очень, да, было, владыка Иннокентий наш тогда архиепископ был, как у апостола Павла. Да, вот такая была ситуация непростая, естественно, надо было очень много думать, как, что делать, каким образом. Но я должен сказать, что вот этот первый год, пока храма у нас не было, мы молились, встречались, как могли и где могли, в течение недели. Конечно, вот итальянцам это очень нравилось. Вот я должен сказать, что вот мы в ограде церкви поисповедовались, причастились, ну и потом они ограду церкви закрывали, мы выходили. Там маленький парк был, и в этом парке мы еще проводили нашу встречу, вот воскресную школу. И надо сказать, что, конечно, были разные дни, был и дождь, но итальянцы с окон смотрели, что дождь идет, а под зонтиками верующие остаются. И их немало было всегда, несколько десятков человек, действительно была группа такая, ну довольно-таки — 40–50 человек это все-таки группа немаленькая, правда. И они видели, что они не расходятся, и час, два, понимаете. Ну потом мы перемещались в другой парк и до вечера. А среди недели я ходил в разные места, где они живут, ну что здесь очень хорошо работало, мне тогда помогательные разные организации, где вот принимали наших людей, они жили. И вот я приходил к ним вот туда, где они жили, мы, помню, два раза в неделю обязательно встречались, я там и молебен служил, и заупокойные литии, общались очень много. И таким образом наша община очень быстро росла, и было более сотни человек, и они видели это. И, конечно, благодаря этому через год нам дали храм.

К. Мацан

— А сами люди, где вы их нашли, вот где они были? Вы говорите, что было много людей, они все аккумулировались вокруг первого прихода или вам их пришлось искать? Я об этом спрашиваю, потому что в фильме, о котором мы говорим, есть такая фраза, которая меня очень зацепила, когда про вас кто-то говорит, что вот отец Амвросий поехал в Милан, в Италию, был направлен Церковью, чтобы собирать и искать людей, может быть, тех вот, кто нуждается в окормлении, в помощи, в православии, в Церкви, но просто не знает, что такая возможность есть. Вот их нужно было найти. Вот как это происходило?

Архимандрит Амвросий

— Да, я говорю, что и, конечно, вот мы служили в разных местах. Я говорю, что да, это очень важная страница моего служения. Потому что я с людьми встречался в разных местах, и не только в Милане, а в Италии, а также и в Швейцарии, рядом с нами Швейцария. Ну мы молились, встречались в парках, в разных парках, в Милане очень много их, и это было очень хорошо. И в других местах, где только могли встречаться. И знаете, мне это помогло, потому что я, конечно, в Милане, я повторяю, я охватывал очень много разных мест, где я мог встретить людей. Но потом они меня звали в другие города. И также вот в других городах, когда я встречался с ними, конечно, мы этот опыт использовали и создавали таким образом приходы. Мы молились в разных местах. Я говорю, вот, например, в Швейцарии, в Лугано, мы как создали приход: я приехал к прихожанке, которая ко мне приходила, и мы постоянно еще с ней встречались. Она говорит: вот я там в Лугано, мне надо, там и дочь моя, и внучка. Ну приезжаю к ним, а она говорит: а у нас-то здесь и там, и там есть верующие. Я говорю: ну давайте мы соберемся. Мы собрались прямо недалеко от университета, в парке, вот, и мы там, было нас около двадцати человек, и, конечно, помолились, и повторяю, и молебны, заупокойные литии мы всегда служили и много-много общались там. И даже вот я должен вам сказать, когда я еще был в Москве, а уже все знали, что я еду в Италию, а секретарь мне оттуда говорит: из Кальяри там люди просят священника, он говорит: так вот, приезжает — тогда я еще был протоирей Николай, — он говорит: приезжает отец Николай, вот звоните ему. Я уже оттуда им отвечаю: я еще не приехал, но я приеду и сразу с вами свяжусь. И вот мы в Кальяри, буквально через неделю я был уже там, и конечно, представьте себе, мы там смогли с ними встретиться, и они ждали, и мы организовали приход. Буквально я там был три дня, на учредительном собрании было 45 человек.

К. Мацан

— А приход в Италии, который сейчас является местом вашего служения, вот сам храм как появился, само здание откуда взялось?

Архимандрит Амвросий

— Да, вот я говорил, что благодаря тому, что мы очень много были в разных местах, молились, и много нас было, и я повторяю, что, конечно, община очень быстро росла. И они это видели. Потому что, я повторяю, мы не расходились сразу после Божественной литургии, после исповеди, причащения, а наоборот, мы еще оставались часа два. И они видели, что это вот, я повторяю, много, большая община. И мы просили, конечно, Католическую церковь помочь нам, дать храм. И, конечно, они, видя, что нас много, я повторяю, вот еще один вопрос: когда они видели, что мы под дождем не расходимся, они нам дали другой храм, для того чтобы мы проводили эти наши воскресные школы, встречи.

К. Мацан

— Добрые самаряне.

Архимандрит Амвросий

— Да, вот именно так. Спасибо.

К. Мацан

— Архимандрит Амвросий (Макар), настоятель прихода во имя святителя Амвросия Медиоланского в Милане, сегодня с нами и с вами на связи в программе «Светлый вечер». Вот вы упомянули, что был отец Димитрий (Фантини) в Милане, и был приход во имя, если я не ошибаюсь, святого Сергия и святого Серафима. И отец Дмитрий был итальянец, пришедший в православие. Вот расскажите о нем, что это был за человек, чем вам дорог его духовный опыт, какую роль он сыграл в вашем служении в Милане?

Архимандрит Амвросий

— Я должен сказать, если бы не он, я не знаю, где бы я служил. Но я повторяю, что, когда я приезжал сюда, в Италию, на конференции, я останавливался в Милане и с ним служил, с ним встречался, общались очень много. Но, конечно, когда я прибыл в Милан, в Италию, я прежде всего, конечно, сразу пошел к нему, и мы общались, постоянно общались. У нас не было храма, но все всенощные, конечно, я с ним служил. Литургии, естественно, мы были в другом храме. А вот среди недели если были праздники, там нам не давали, но мы служили у отца Димитрия. Но я должен сказать, что он сам хирург по специальности, но настолько он внутренний человек, что когда он стал священником, тогда было очень сложно, потому что здесь раскол совершился, и он, конечно, спас общину нашу здесь от раскола. Но самое главное, он очень был внимательный, терпеливый и любвеобильный. С ним было не только легко общаться, но очень приятно. Он вот когда с ним общаешься, чувствуешь, что он дает инициативу продолжать общение, с кем он общается. Вот никогда он не старался в общении своем что-то сказать кому-то, а вот сердечно он общался с другим, и вот тогда общение получалось очень таким глубоким и внутренним. Я просто говорю, что я научился у него этому тоже. И, конечно, это для пастырской жизни, пастырского служения величайшее дарование, которым он делился с другими, выслушивая каждого, это действительно много было для меня. И мы когда служили вместе, конечно, он смирением своим просто меня покорял. Я говорю: отец Димитрий, ну как, вы же настоятель. Ничего, давайте, давайте. Ну понимаете, он молился. Молился. Просто легко было с ним во всех отношениях. Потому что он был не в себе, а в людях, в общине, он каждого выслушивал. Я просто вам говорю, что, видя это, конечно, умилялся, как он это мог совершать, и люди за это его очень любили, конечно, и многим-многим он помогал.

К. Мацан

— А было ли что-то, чему он, что он вам подсказал, может быть, как-то или помог именно в плане специфики служения в Милане, в Италии? В этом, в общем-то, хотя вы знали и город, это место, приход, но задача организовывать приходскую жизнь за границей была для вас все равно задачей новой, насколько я понимаю, в тот момент. Вот чем здесь вам помог отец Димитрий?

Архимандрит Амвросий

— Да, я вот должен сказать, что все что я совершал и совершаю, я просто продолжил его служение, я вот видел, как он служил. И просто говорю, что вот его служение мне очень много помогло, потому что я не стоял перед чем-то, что мне надо подумать и сделать. Я знал и видел, как он это все совершает, и практически это было для меня очень большой помощью, потому что действительно я вписался сразу в жизнь вот диаспоры. Потому что, я повторяю, что я много с ним служил, я многое все совершал так, как он совершает. Потому что диаспора и служить у себя дома — это не одно и тоже, правильно, как вы сказали. Это дома все знаешь и все понимаешь, а в диаспоре множество вопросов, которые не знаешь и не понимаешь. Но я вам говорю, что, когда я приехал и с ним много служил, слава Богу, что Господь мне дал вот так с ним этот год первый год послужить, прямо во всех отношениях. Я вам говорю, что, конечно, в воскресные дни мы служили в разных храмах, а так всегда, когда он служил, я всегда с ним служил и в другие дни праздничные литургии. И я вам говорю, что как-то так я вошел в жизнь его служения и продолжил. Вот такой дар Божий.

К. Мацан

— А что он рассказывал вам, если рассказывал вам о своем приходе к вере? Как итальянец познакомился с православием, почему выбрал для себя православие?

Архимандрит Амвросий

— Да, это очень было важно для нас. Он, я повторяю, поскольку он такой внимательный и любвеобильный, он сейчас с православными верующими и со священнослужителями, и конечно, проникся этим. Я должен сказать, что он был действительно вот в таком глубоком поиске, который помог ему прийти к православию и стать православным священнослужителем. Да, мы много общались на эту тему, и он много рассказывал, как было ему непросто. Особенно когда был здесь раскол Евлогия, это было, конечно, очень непросто. Но он, я повторяю, своей любовью к людям, ясно что, с одной стороны, он стал таким прекрасным священнослужителем, а с другой стороны, он спас общину миланскую. И Господь ему даровал за это очень много благодати в его служении, конечно, это было невероятно. И он долгие годы служил на квартире. А потом Румынская Церковь, община перешла в другой храм, и этот храм, в котором они были, они отдали отцу Димитрию в 90-е годы. И, конечно, он рассказывал, как это было ему непросто. Он не любил очень много говорить, но говорил часто с такой любовью о том, как ему хотелось служить людям, как это было для него таким насыщением его души и так далее. Так что да, это вот мы помним, и очень благодарны ему, что как итальянец он очень был внимателен ко всему, он не только рассказывал, а расспрашивал и, конечно, это для него было тоже очень важным для общения, для его служения.

К. Мацан

— Я напомню, сегодня на связи с нами и с вами архимандрит Амвросий (Макар), настоятель прихода во имя святителя Амвросия Медиоланского в Милане. Мы записываем эту программу дистанционно, ведем разговор с Миланом. У микрофона Константин Мацан. Мы скоро вернемся, не переключайтесь.

К. Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. У микрофона Константин Мацан. На связи сегодня с нами и с вами архимандрит Амвросий (Макар), настоятель прихода во имя святителя Амвросия Медиоланского в Милане. Мы говорим о церковной жизни в Милане, и в том числе о фильме режиссера Андрея Андреева, документальном фильме, который называется «Пастыри. Милан». Это фильм из цикла фильмов, цикл фильмов, посвященный священникам, которые несут служение в Италии, в разных городах. И вот один из фильмов этого цикла — это фильм про Милан, как раз фильм, напомню, был показан в сентябре в программе Московского международного кинофестиваля, и вот отец Амвросий один из героев этого документального фильма как настоятель Миланского прихода. Ну вот в конце прошлой части мы говорили о служении отца Димитрия (Фантини), итальянца, который принял православие и до сих пор, слава Богу, здравствует и несет свое служение, он настоятель прихода преподобного Сергия и Серафима в Милане. Чем сейчас полно служение отца Димитрия?

Архимандрит Амвросий

— Да, он продолжает быть настоятелем прихода преподобных Сергия Радонежского и Серафима Саровского. И, конечно, это очень важно, потому что он имеет двух помощников-священников, которые служат. Он не может служить постоянно, потому что он создал монастырь на берегу озера Лаго-Маджоре. Но это от Милана, не знаю, километров 30–40, не так далеко, так что ему не трудно приезжать на приход, и нам к нему в монастырь. В прошлом году мне было очень приятно, я участвовал в этом. Наш владыка, митрополит Антоний, тогда был Крутицкий и Коломенский, а теперь он Волоколамский, председатель Отдела внешних церковных сношений, он прибыл к отцу Димитрию в его храм и поздравил его с сорокалетием его священнического служения. Я должен сказать, что это действительно было очень большое торжество, и нам было очень приятно. И, конечно, отец Димитрий очень много делает и для прихода, и для монастыря, естественно. И, конечно, мы с ним вот сейчас собираемся к нему в монастырь съездить, мы с детьми были там. И, конечно, нам очень приятно, что этот монастырь действует, ну и также мы с ним встречаемся и здесь, на приходе, потому что он приезжает, он настоятель, он служит нечасто, но в любом случае он приезжает. И я должен сказать, что, когда он приезжает, все верующие собираются, и даже с нашего прихода бегут к нему под благословение, пообщаться с ним, и, конечно, это для нас очень-очень приятно. Мы благодарим Бога, что у него здравие есть, он еще очень много служит, встречается, общается.

К. Мацан

— Не могу вас не спросить в связи с разговором о священнике-итальянце, о православном священнике-итальянце, наверняка это не единственный случай, когда, может быть, и среди ваших прихожан есть итальянцы, которые пришли в Православную Церковь. Понятно, что очень часто это случай биографический, когда, например, русская женщина выходит замуж за мужчину-итальянца, и вот через жену он узнает о Православной Церкви, может быть, не всегда глубоко погружаясь, например, в церковную жизнь. Но есть, наверное, и другие примеры, когда человек осознанно и очень глубоко, будучи рожденным в другой традиции, в западном христианстве, в католичестве или, может быть, будучи вообще человеком религиозно равнодушным, открывает для себя православие, и это становится действительно его жизнью. Вот что такие люди для себя в православии находят, чем они делятся? Почему именно православие выбирают?

Архимандрит Амвросий

— По-разному, конечно, то что вы сказали, что да, есть разные ситуации, в основном это, конечно, смешанные браки. Но я должен сказать, что в Милане в Католической церкви есть амвросиевский обряд, и он очень близок православному во многих отношениях, и это, конечно, очень помогает нам понимать друг друга. С одной стороны. А с другой стороны...

К. Мацан

— Простите, а что такое амвросиевский обряд? Это какой-то приход, где служат по-православному, восточным обрядом, или что?

Архимандрит Амвросий

— Нет, это епархия. Самая вот Миланская архиепархия...

К. Мацан

— Католической церкви.

Архимандрит Амвросий

— Да. Всегда ею управляет архиепископ. Это самая большая епархия, потому что, можете себе представить, две тысячи священников, да, и пять викарных.

К. Мацан

— Да.

Архимандрит Амвросий

— Епархия, правда? Вот самая большая, да, ну вот это Миланская епархия, которая продолжает жить тем обрядом, который практически создал святитель Амвросий Медиоланский. Потому что он, борясь, с одной стороны, борясь с арианами...

К. Мацан

— В IV веке.

Архимандрит Амвросий

— Да, он был, конечно, его спасло то, что он знал греческий язык хорошо и дружил со святителем Василием Великим. И, конечно, с одной стороны, это ему помогло преодолеть арианство, а с другой стороны, он просто ввел этот обряд. Антиохийский был, который, кстати, и в Константинополе, как вот византийская наша традиция, конечно, близок, очень близок к нашему литургическому, литургической жизни. И святцы, и литургический год — очень много элементов переплетается с нашим православным. Мы очень много смотрели, и я удивлялся я просто многому удивлялся этому. Так вот этот обряд был сохранен в течение многих столетий после святителя Амвросия. И, конечно, латинизация его была, но она не смогла его упразднить, так как галликанский обряд во Франции или мосарабский в Испании, они практически потеряли все свое прошлое. А амвросианский еще обряд, он практически в своих основах остался древним, благодаря тому что амвросианский обряд, ну вот я говорю, с одной стороны, он был создан вот святителем Амвросием и, конечно, помог ему ариан, вы знаете, что когда он стал епископом, святитель Амвросий, в Медиолане, он стоял перед большим вопросом, потому что Милан был арианским полностью.

К. Мацан

— Давайте только напомним нашим слушателям, кто такие ариане — что это была одна из первых и очень мощных таких ересей в Церкви. И, собственно говоря, наш Символ веры, который мы за каждой литургией читаем, был сформулирован, создан как некий ответ, как попытка утвердить в формулировках ту веру, которую православные исповедовали, а ариане нет. Был епископ Арий, который учил о том, что что Иисус Христос не Богочеловек, не Лицо Пресвятой Троицы, а тварное существо, некий такой, ну если совсем на простой язык переводить, такой человек, но очень особенный, некий высший. Но не Богочеловек, не воплотившийся Бог, не единосущный Отцу, как мы о этом говорим в Символе веры. И вот именно слово «единосущный», за него и бились. Потому что ариане учили, что Он подобосущный — Христос подобен Богу Отцу, но не един с Ним по сущности, а это принципиально важный был богословский момент, вот за который Церковь сражалась и вот в итоге победила арианскую ересь. Но арианская ересь, поскольку она была очень простой для понимания, а не сложной, как православное богословие догматическое, она была очень популярна. И многие епископы и священники принимали это учение, то есть становились арианами. И вот как вы сказали, что целые епархии были арианские. Ну это только начало истории Церкви, когда еще не все устоялось, и вот вероучение вырабатывалось, и это такой был период роста, и для такого периода даже распространение еретических учений, в принципе, было неизбежно. И вот в этих условиях нес свое служение и пастырское служение Амвросий Медиоланский.

Архимандрит Амвросий

— Да, спасибо, Константин. Да, это действительно было непростое время для Православной Церкви. Но надо сказать, что святитель Амвросий не просто боролся с арианством, он участвовал в создании богословия православного, в создании учения Церкви, и это исследовал очень много, да, со святителем Василием Великим очень много в этом отношении делал. И, конечно, святителя Амвросия Медиоланского здесь называют, что вот как у нас три святителя — святители Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоустый, — а здесь, на западе, все что имели эти три святителя, в одном святителе Амвросии Медиоланском. Ну это просто пару слов о том, о ситуации. Но я говорю, что амвросиевский обряд был именно поэтому очень сильный, потому что он был победителем. И, конечно, латинизация, которая шла, она не могла его в корне изменять, и поэтому я вам говорю, что корень православный в амвросианском обряде.

К. Мацан

— Архимандрит Амвросий (Макар), настоятель прихода во имя святителя Амвросия Медиоланского в Милане, сегодня на связи с нами и с вами в программе «Светлый вечер». Ну вот все-таки вопрос о том, что для себя находят итальянцы в православии. Причем мы начали говорить, вы сказали, что есть почва для того, чтобы люди, почитающие Амвросия Медиоланского святого, для себя открывали православие, потому что обряды в чем-то близки, и вот таким мостиком к православию для многих католиков становится Амвросий Медиоланский. А что они для себя в православии открывают?

Архимандрит Амвросий

— Ну, во-первых, мы должны сказать, что западная церковь, католическая, она отличается своей рациональностью, и, конечно, это очень непросто для веры, этот рационализм очень глубокий. И когда они приходят к православию, который живет глубиной своей веры, мистицизмом, конечно, они этим умиляются. Надо сказать, что вот многие миланцы просто приходят, чтобы побыть на нашей службе и помолиться. Хотя мы, конечно, очень много употребляем итальянский язык в богослужении, всегда читаем параллельно также на итальянском и апостольское чтение, и евангельское. Но даже когда они не понимают, они приходят, чтобы свое сердце наполнить вот этой благодатью нашего мистического подхода в вере. И, конечно, они за это очень нас ценят и очень близки к нам в своих стремлениях. И когда есть вот смешанные браки, конечно, многие остаются в своей церкви, но надо, я хочу сказать, что они больше ходят к нам, чем к своим. Потому что, повторяю, они насыщают свое сердце той благодатью, которая есть в наших молитвах, даже если, я повторяю, если они не понимают ничего, но они чувствуют, что свершается молитва, вот глубоко так, мистически, и они, конечно, приходят все больше и больше. Есть, конечно, такие, с которым мы очень много общаемся, и конечно, которых мы принимаем, естественно, они становятся православными. Но, я повторяю, что много таких, которые вот хотя и остаются, потому что это же непросто — стать православным в католической среде. А вот быть православным и оставаться еще в католической среде — для них это попроще, и вот многие так общаются с нами. Так что мистическая наша сторона, естественно, для них очень поражающая.

К. Мацан

— А мы заговорили о святителе Амвросии Медиоланском, и ему тоже посвящена значительная часть в фильме «Пастыри. Милан», о котором мы сегодня говорим. Кстати, я напомню, что этот фильм можно увидеть и на канале радио «Вера» в YouTube. И, конечно, естественно, что, говоря о Милане, о служении священников в Милане, значимой представляется фигура Амвросия. Мы о нем уже начали говорить, но вот чем еще он важен для вас? Вы в монашестве его тезка, он ваш небесный покровитель, и приход у вас, наверное, неслучайно освящен во имя главного миланского святого. И в фильме вы о нем очень интересные вещи рассказываете — о том, как он служил, о том, как он сумел построить храм в Милане, историю вот эту про змею, прекрасную, может быть, вы сейчас ее напомните нам. А вот чем его опыт пастырский может быть, миссионерский актуален для вас сегодня?

Архимандрит Амвросий

— Да, с одной стороны, святитель Амвросий мой небесный покровитель, и не только по имени монашескому, но, конечно, и прихода, и города — трижды да, города Милана, покровитель его. Даже вот люди далекие от веры, когда вот совершается служение в его память — мы 20 декабря, ну а 7-го (13 дней перед этим) они празднуют. И вот мы очень много замечали, что приходят очень многие в храм святителя Амвросия, повторяю, далекие многие от веры. Но когда их спрашивают: а что же приходите сюда? Ну потому, что он наш пример, наш великий предшественник, и они на его ориентируются. Вот я повторяю, что в Милане дух святителя Амвросия, и Милан — ну это практически одно и то же. Я говорю, даже для людей, которые далеки от веры. И, конечно, ну для меня это неизреченно, потому что святитель Амвросий, именно вот мы уже говорили, что он справился с крупной задачей. Потому что Милан, он никак не мог справиться с арианством, а он справился. И каким образом, конечно, он очень много взял от святителя Василия Великого, но прежде всего своей проповедью, конечно. И вот да, вы правильно подчеркнули, я говорю в фильме об этом, как он строил, он построил четыре больших базилики, его брат Сатир ему помогал. И вот одна из базилик святителя Амвросия Медиоланского, где он был погребен, и мощи его всегда находились в этой базилике, потому что там он эту базилику, с одной стороны, он ее построил как базилику, которая посвящена мученикам. С другой стороны, эта базилика, которую он построил на месте языческого храма бога Эскулапа. Ну понимаете, что медицина и змеи — это символ. И, конечно, святитель Амвросий убедил язычников, что да, вот мы тоже не против змей, мы за, но то, что вы змея почитаете, мы же тоже его почитаем. И действительно, ну вы прекрасно понимаете, что этот символ змея, который сделал по Божиему велению Моисей, очень большой святыней был. Не потому, что ну, конечно, израильский народ был спасен от змей не потому лишь, что, а потому что этот символ очень долго хранился в израильском народе и даже стал просто таким, что надо было его убрать от внимания людей, потому что кланялись как идолам. Но я повторяю, что святитель Амвросий благодаря этому смог вот построить с язычниками эту базилику. И, конечно, язычники, слушая его слушая его проповедь, стали христианами. Это невероятно. Я должен сказать, и прежде всего должен сказать о святителе блаженном Августине, который был тоже таким крепким языческим философом, который со всеми спорил, и никак, и прежде всего с христианами. Но он очень завидовал святителю Амвросию: как? Я вот философ, я учитель был в Милане, преподавал здесь в школе, все, высоко ценили. Но когда он услышал, что с востока пришли мудрецы к святителю Амвросию и начали его хвалить, и сказали: как хорошо, что мы к нему пришли, мы таких не встречали еще, он позавидовал, и пришел к святителю Амвросию, чтобы немножко с ним поспорить. А святитель Амвросий, окончив свое слово, просто ушел. И, конечно, Августин был обижен. Но благодаря тому, что его остановили вовремя и сказали, что святитель Амвросий непременно с тобой пообщается, он со всеми общается. И он приходил и приходил, и слушал святителя Амвросия, просто слушал. А затем он пришел...

К. Мацан

— И все, и повлиял.

Архимандрит Амвросий

— Да, и затем он пришел к святителю Амвросию, говорит: покрести меня, я готов. Это, конечно, было невероятно велико, и, конечно, это вот тот пример, которому мы должны все, пастыри, следовать. Потому что если мы с любовью совершаем все, а человек, если он чувствует любовь, а Августин это прочувствовал. Он приходил, я вам говорю, что хотел уйти и все, а потом его убедили, духовный отец, святитель Амвросий, и вообще община и, конечно, приходил, приходил. И вот это пример вот для пастыря очень большой. И, конечно, для меня святитель Амвросий это прежде всего проводник слова Божиего, который служит людям. Я должен сказать, что вообще в современном секулярном мире это первый вопрос, как мы общаемся. Как мы вот, пастыри, ведем нашу жизнь не только с паствой, а со всеми, с кем мы встречаемся. И вот святитель Амвросий — это величайший для нас учитель и пример, как надо быть всегда любвеобильным во всем и терпеливым. Ну я повторяю, я даже сам себе не могу представить, как он это совершил: обратить этого величайшего академика, Августина, в христианство — это было просто невероятно. Но мы же прекрасно понимаем, какое это было большое дело, как Августин потом Церкви послужил.

К. Мацан

— Спасибо огромное за нашу сегодняшнюю беседу. И мы неслучайно заканчиваем ее словами о святом Амвросии, который повлиял на блаженного Августина. А блаженный Августин — человек, чья мысль повлияла на всю последующую христианскую традицию, западную в особенности, но и восточную, конечно, тоже. Вот так все связано и вот так все у Бога неслучайно. Я благодарю вас за нашу сегодняшнюю беседу. Я напомню, сегодня с нами и с вами на связи в программе «Светлый вечер» был архимандрит Амвросий (Макар), настоятель прихода во имя святителя Амвросия Медиоланского в Милане. Мы говорили о служении отца Амвросия в Милане и о фильме «Пастыри. Милан» — документальном фильме режиссера Андрея Андреева, который также, напомню, в сентябре был показан на Московском международном кинофестивале, и где отец Амвросий один из главных героев. Спасибо еще раз. Уже стало хорошей традицией на радио «Вера» с вами общаться. Надеюсь, не в последний раз.

Архимандрит Амвросий

— Спасибо, взаимно. До новых встреч.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
****
Другие программы
Статус: Отверженные
Статус: Отверженные
Авторская программа Бориса Григорьевича Селленова, журналиста с большим жизненным опытом, создателя множества передач на радио и ТВ, основу который составляют впечатления от командировок в воспитательные колонии России. Программа призвана показать, что люди, оступившиеся, оказавшиеся в условиях заключения, не перестают быть людьми. Что единственное отношение, которое они заслуживают со стороны общества — не осуждение и ненависть, а сострадание и сопереживание, желание помочь. Это — своего рода «прививка от фарисейства», необходимая каждому из нас, считающих себя «лучшими» по сравнению с «падшими и отверженными».
Закладка Павла Крючкова
Закладка Павла Крючкова
Заместитель главного редактора журнала «Новый мир» Павел Крючков представляет свои неформальные размышления о знаковых творениях в современной литературе. В программе звучат уникальные записи — редкие голоса авторов.
Ступени веры
Ступени веры
В программе кратко и доступным языком рассказывается о духовной жизни, о православном богослужении, о Новом и Ветхом Завете. Программа подготовлена по материалам проекта «Ступени веры» издательства «Никея».
Сказания о Русской земле
Сказания о Русской земле
Александр Дмитриевич Нечволодов - русский генерал, историк и писатель, из под пера которого вышел фундаментальный труд по истории России «Сказания о Русской земле». Эта книга стала настольной в семье последнего российского императора Николая Второго. В данной программе звучат избранные главы книги Александра Дмитриевича.

Также рекомендуем