Москва - 100,9 FM

«Помощь бездомным животным». Светлый вечер с Ириной Зенкиной, Натальей Мазаевой и Юрием Ярославским (28.05.2018)

* Поделиться

У нас в гостях были социальный предприниматель Юрий Ярославский, организатор приюта для бездомных животных «Территория добра» Ирина Зенкина и волонтер приюта «Дубовая роща» Наталья Мазаева.

Разговор шел о том, почему существует проблема брошенных животных, как поменять отношение общества к этой проблеме и о том, как приюты помогают бездомным животным.


А. Пичугин

— В студии светлого радио приветствуем вас мы, Лиза Горская...

Л. Горская

— И Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— Сегодня здесь в этой студии вместе с нами и с вами этот «Светлый вечер», ближайший час проведут Юрий Ярославский, социальный предприниматель. Добрый вечер.

Ю. Ярославский

— Добрый вечер, дорогие радиослушатели,

А. Пичугин

— Ирина Зенкина, организатор приюта для бездомных животных «Территория добра», приют находится в подмосковном городе Клин. Здравствуйте.

И. Зенкина

— Здравствуйте.

А. Пичугин

— Наталья Мазаева, волонтер приюта «Дубовая роща». Добрый вечер.

Н. Мазаева

— Здравствуйте.

А. Пичугин

— Сегодня мы будем говорить с вами, дорогие радиослушатели, о приютах для бездомных животных. Мы часто говорим о социальных проектах, социальной направленности. Вот сегодня поговорим о приютах для бездомных животных. Это такая довольно новая тема для нашей радиостанции, мы редко ее касаемся или практически не касались вовсе. Ну давайте начнем, наверное, с того, каким образом они у нас поддерживаются. Вот Юрий Ярославский в нашей студии, человек, который помогает приютам для животных. Юрий, а почему вы вдруг решили помогать животным?

Л. Горская

— И вдруг ли?

А. Пичугин

— И вдруг ли? Это какая-то старая история, может быть, связанная с воспоминаниями из детства, с животными, которые у вас были? Или просто вот так сердце болит, не можете пройти мимо бездомной кошечки или собачки?

Ю. Ярославский

— Еще раз спасибо, Алексей, за такое представление. Ну наш проект только на старте. А когда мы организовывали нашу цирюльню, мы изначально уже не мыслили...

А. Пичугин

— Ну надо пояснить, что вы занимаетесь парикмахерскими.

Ю. Ярославский

— Да, это наше, можно сказать, семейное. Мы изначально себя не мыслили вне вот тех общественных отношений, которые принято называть социальной ответственностью бизнеса. Более того, не было у нас и других вариантов, кроме как помощи, я бы даже, наверное, сказал сотрудничества — я поясню, почему я это слово заменил, — сотрудничества с нашими друзьями из приютов для бездомных животных. Почему я говорю сотрудничество — в один какой-то момент я обратил внимание, что я задался вопросом: а кто кому помогает? И пришел к выводу, что это не мы им помогаем, а они нам помогают, давая возможность делать что-то хорошее, что-то полезное. Я вообще всегда благодарю судьбу, когда предоставляется возможность кому-то помочь, я считаю, что это Господь моими руками, выбирает мои руки для того, чтобы сотворить какое-то доброе дело. А почему объектом нашего сотрудничества стали именно бездомные животные — я могу рассказать конкретную совершенно историю, как это мир, без преувеличения будет сказано, появился в моей жизни. У нас всегда была дома собака, и все это были животные, так или иначе или взятые с улицы, или с передержки. Я на этом считал свою миссию помощи этой сфере исчерпанной — мы, что могли, сделали. До одного прекрасного момента, когда в соцсети на ленте своих новостей я не увидел публикацию из приюта Ирины. Самое интересное, что я не искал этого контента, и единственное чем он меня зацепил, это то что это город Клин. Я обратил внимание, что это примерно в одну сторону с нашей дачей и подумал: может быть, когда-нибудь доеду, почему нет? И подписался. И самое главное произошло именно в этот момент. Моя жизнь, если можно так сказать, разделилась на до и после: новости этого приюта стали занимать едва ли не центральное место в ленте моих новостей. И в один прекрасный день я собрался и решил воочию познакомиться с теми уже «хвостиками», которые мне полюбились пока с экрана монитора. Но пока мы в начале программы находимся, я хотел бы, знаете, такой эпиграф задать и, может быть, сразу на многие вопросы ответить. Вот радио «Вера» учит нас многим таким светлым ценностям, светлым мыслям, например часто звучит в эфире радио «Вера»: «Всякое дыхание да хвалит Господа», — в принципе для аудитории радио «Вера» это лучший ответ на то, почему животные. Но я бы хотел еще сделать акцент на вполне формальном моменте. Вот давайте попробуем с вами определить социальную роль приюта, чтобы, так сказать, приземлить наш разговор в практическую такую плоскость. Ведь на примере одной отдельно взятой собаки — что это такое? Ну самое простое — да, это спасенная одна душа, из голодной и опасной среды помещенная в теплое место, а главное получающая шанс на жизнь. Но давайте посмотрим дальше. Во-вторых, это 000446 минус n в степени n животных в будущем, как результата...

Л. Горская

— Бездомных животных.

Ю. Ярославский

— Да, бездомных животных, конечно, как результата бесконтрольного размножения. А самое, наверное, главное, что касается каждого из нас, это минус тоже вот количество потенциально опасных животных, которые может встретить каждый из нас на улице, которого могло бы не быть, если бы, например, кто-то из нас решился бы взять собаку из приюта, освободив тем самым место для выполнения всех этих вот трех функций приютом. Всего лишь благодаря тому, что вы нашли друга себе в приюте.

А. Пичугин

— Я нашел сайт приюта, который организовала Ирина, наш гость Ирина Зенкина. И я сейчас смотрю — здесь огромное количество животных, собак, и всех предлагают забрать. А где вы их находите? Их вам привозят, вы их подбираете на улицах? Это Клин, это окрестности? Или это со всей Московской области к вам свозят?

И. Зенкина

— Нет, конечно, к нам никто не может свозить, безусловно, потому что приют частный. У нас, в общем-то, это на первый взгляд, кажется, что очень много животных. На самом деле это мизерное количество против того, что можно увидеть во всем районе нашем, Клинском. Конечно, огромное количество обращений с разных регионов России, ну самое большое это с разных городов Подмосковья. Причем были случаи, когда все-таки мы откликались на просьбы людей и брали, конечно, животных — ну в критических ситуациях, откликались, брали животных с других городов Московской области. Но, конечно, наша задача это наш район. Хотелось бы, естественно, там как-то не то что порядок навести, а работать. Ну как бы приют должен работать все-таки на тот район, где мы находимся. Таких приютов в районе должно быть не один и не два, а наверное, десятки, чтобы эту проблему решить. А то что, конечно, стараемся реагировать на самые критические ситуации. Потому что звонков, обращений огромное количество, просьб забрать животных очень много. Очень много обращаться стали люди по домашним животным, не понимая о том, что организовывая приют, наша цель была именно бездомные животные, именно те животные, которые на улицах находятся и которым нужна вот в первую очередь эта помощь.

Л. Горская

— У нас люди очень часто не представляют вообще, чем занимаются приюты, для чего они нужны, не сталкиваясь с этим. Мы сейчас об этом поговорим. И поэтому для обывателя зачастую как бы такое представление о том, что ну если с собачкой не сложилось, можно отдать в приют, оно как бы нормально. Да, Юрий что-то хочет сказать.

Ю. Ярославский

— Лиза сказала очень правильную вещь о том, какое представление в основном в обществе присутствует о приютах. И в том числе мы ради этого и собрались сегодня, чтобы нашим радиослушателям рассказать, что приют это не некая территория с вольерами, по которым можно разносить пищу. Это целый мир, это целый калейдоскоп эмоций и отношений. Я надеюсь, наша сегодняшняя беседа поможет расширить рамки представления о том, что такое вообще приют для бездомных животных и что это за важная социальная функция.

Л. Горская

— Хотела сказать, у меня одна подруга, которая занимается помощью животным, бездомным собакам, ее все время на работе, она жалуется, ее все время спрашивают, не понимая, люди: почему ты помогаешь животным, когда есть дети например? Почему ты помогаешь животным, когда есть люди? И она говорит, я много лет смущалась, ну как бы что на это ответить. А потом до меня дошло, и я стала в ответ спрашивать: а вы помогаете детям? И я обнаружила, что люди, которые мне задают этот вопрос, они сами никому вообще не помогают. У них только ко мне есть претензии, что я помогаю животным, а там не кому-то еще. Вот это удивительно. Потому что ну, как правило, те люди, которые сами чем-то заняты, им в голову не приходит регламентировать другим, чем им заниматься или нет. Это все равно что: Алексей, почему ты сортируешь мусор дома, если есть больные дети?

А. Пичугин

— Ну да, примерно из той же оперы вопрос. Ну если бы я сортировал мусор еще!

Л. Горская

— Ну я с тобой проведу беседу. Да, вам приходится с этим сталкиваться?

Н. Мазаева

— Мне никогда такой вопрос не задавали. Но я могу вот немножко начать рассказывать...

Л. Горская

— Да, давайте.

Н. Мазаева

— Как я к этому пришла вообще. Это, наверное, в этом году как-то с 5 января я поняла, что я буду заниматься, буду волонтером в приюте. Было достаточно интересно, наверное, с детского возраста помогать или иметь, наверное, свой приют. Всю жизнь как-то очень люблю животных, безумно. Занимаюсь верховой ездой и там всегда была куча животных дома. И тут наконец-таки собственно я... До этого нужно прийти на самом деле, это не сразу, когда ты понимаешь, что ты хочешь это делать, помогать. Некоторым людям морально тяжело прийти в приют. Но вот где-то с 5-го или по 7-е число, в Рождество, так получилось, что я пришла в приют. Перед этим, конечно, мне рассказали про всю информацию, что там, сколько собак у нас, в нашей «Дубовой роще». Это 800 собак у нас в «Дубовой роще».

Л. Горская

— Ничего себе!

Н. Мазаева

— Это Северо-Восток, да, около Останкино находится.

Л. Горская

— Да, мне иногда приходится из телецентра слышать, как они лают, бедненькие.

Н. Мазаева

— Проезжая мимо, да, наверное...

Л. Горская

— Ну я там иногда, бываю просто, в телецентре, доносится. Но, честно говоря, мне страшно идти туда. Потому что ну придешь — их там 800, они все такие симпатичные, — сердце будет разрываться. Домой всех не заберешь, ну там ну одну, ну две...

Н. Мазаева

— Я тоже первый день, когда слышала про это приют, я первый день плакала просто. Я не могла понять, что мне надо сделать, как мне всем собакам помочь можно. Потому что 800 собак — что ты сделаешь для них? И я начала общаться тогда, на тот момент с первым волонтером, который меня в это все посвятила, Екатерина. В общем-то, она мне рассказала, как и что, что там можно, чем помочь. И я помню, мы приехали, купив восемь мешков корма сухого, по 12 килограмм.

Л. Горская

— Это один мешок на сто собак.

Н. Мазаева

— Ну я не помню, сколько это получилось. Это мало на самом деле, мы не прокормили, у нас два ряда, вот у меня 3-й и 5-й ряд, и у нас двести собак почти. У нас живет в одной клетке по две-три, а то и четыре собаки. И мы приехали когда, я смотрю — этот гул стоит, собаки несутся... То есть на самом деле не каждый человек сможет в такой атмосфере находиться, потому что это надо перебороть свой страх. Потому что ну они чуют твой страх, они знают, когда ты боишься...

Л. Горская

— А раз ты боишься — значит, у тебя совесть не чиста, надо с тобой разобраться.

Н. Мазаева

— Ну либо совесть, либо, возможно, у тебя были прецеденты в детстве, тебя там собака кусала или что-то такое. На самом деле те, кто приходят в приют, могут даже немного помочь себе психологически, какие-то свои страхи снять и обратить так их в помощь и любовь к собакам. И мы прокормили несколько рядов тогда, даже до 4-го ряда хватило. И я поняла, что я туда буду ходить. Ну раз-два в неделю точно. Потому что когда ты приходишь и окунаешься в мир собак — да, сначала страшно, потом ты приходишь — уже не так. И потом ты начинаешь любить их и относиться к каждой, как к своей собаке. Они хотят любовь, они ну не то что требуют, они бы хотели обрести свой каждый дом эти собачки, хвостики эти. Ну как бы у нас волонтеров достаточно много, наверное, на нашем ряду. Мы каждому приносим теплой каши, собакам, раскладываем, там три миски, потому что три собаки, две миски — то что две собаки. Каждой нужно раздать сразу, потому что чтобы не было драки за еду или там каждая поела...

Л. Горская

— Такой навык нужен серьезный: одну отпихнул, другой дал...

Н. Мазаева

— Да. Ну сейчас я говорю, это вот не то что как надо, я туда прихожу, а потому что я хочу ходить туда.

А. Пичугин

— Мы напомним, что в гостях у светлого радио сегодня Юрий Ярославский, социальный предприниматель. Ирина Зенкина, организатор приюта в городе Клин для бездомных животных, приют называется «Территория добра». Наталья Мазаева, волонтер приюта «Дубовая роща». Важный, мне кажется, вопрос, ну для начала: вообще в приютах собак больше брошенных, которые когда-то жили дома и их выгнали или попытались пристроить и отдали в приют? Или собаки, которые никогда и не знали что такое дом, кто такие люди и которые, в общем, попали в приют с улицы?

И. Зенкина

— Я не знаю, мне кажется, что мы не знаем, как они попали на улицу. Конечно, львиная доля животных это именно с улицы. Но, скажем так, 90 процентов, может быть, даже больше этих собак явно знали когда-то человека, знали руки. Потому что естественно, что в приюте ну основная масса животных это ласковые, добрые собаки. И если собаки никогда не знали человека, мы все знаем, что они просто дикие.

А. Пичугин

— Ну поэтому я и задаю вопрос...

Н. Мазаева

— Конечно, это все люди.

А. Пичугин

— Наталья сказала, что очень много ласковых, добрых, хороших собачек, которые хотели бы обрести свой дом. Ну и поэтому тут же возникает этот вопрос: а знали ли эти собаки дом? И как они будут потом адаптироваться в квартире или в каком-то частном доме?

Л. Горская

— Ну Алексей, вот с приходом школьного года на дачах появляется масса абсолютно домашних собак бездомных. Потому что почему-то люди считают, что если ты взял животное, там собаку, кошку на лето для ребенка, ну вот а потом...

А. Пичугин

— Можно и на даче оставить.

Л. Горская

— И это ОК. Не задумываясь над тем, во что вообще вырастет ребенок, который в детстве столкнулся с тем, что живое существо, оказывается, можно вот так предать, бросить на произвол судьбы, какая это травма для ребенка — раз, и какие выводы он сделал на будущее и в кого он вырастет — два. Это тоже люди просто ну не задумываются, это по незнанию. Они же не какие-то вурдалаки, просто они поступают, как им проще, как им кажется хорошо. Может быть, там стоит действительно как-то людей просвещать? Вот этот пласт животных, брошенных под 1 сентября, он огромен. Это каждую осень бедные эти собаки — дворняжки, породистые, да какие угодно, кошки, всё — они там начинают умирать с голода и замерзать. Если они попали в приют — им повезло.

Ю. Ярославский

— К сожалению, судеб очень много разных. И мне известны даже такие случаи, что брак при разведении собак выбрасывают, грубо говоря, на помойку. То есть что ж тут говорить о...

А. Пичугин

— Помет породистых собак, и если там кто-то слегка там выбракован, там пятнышко белое где-то в холке — и всё?

Ю. Ярославский

— Когда задача заработать деньги — выбросить животное не является проблемой, к сожалению. А что уж тут говорить о таких случаях, как не справились с животным — поиграли, на лето взяли поиграть, неожиданно выяснилась какая-то аллергия, что животное может что-то подгрызать дома. Кстати говоря, тем большее уважение вызывает, когда у людей, взявших собаку из приюта, вызывает просто ну такое умиление, что да, собака может что-то подгрызть, но с ней надо просто немножко позаниматься, и все будет хорошо.

Л. Горская

— Ах ты, моя миленькая, вкусная ножка у стула была? Ну приятного аппетита!

Ю. Ярославский

— Ножка у стула, обшивка на двери...

Л. Горская

— Ну мы не будем пугать никого. Может быть, кто-то сейчас серьезно задумался над тем, чтобы взять собаку из приюта. Взрослые собаки, как правило, ничего не грызут, грызут щенки, у которых зубы режутся и чешутся. Очень редко взрослые собаки сгрызают. Это уже они там могут от одиночества, но это единичные случаи.

И. Зенкина

— А я хотела добавить, что если кто-то хочет собаку, например, взять, но немножечко боится это сделать — есть испытательный срок. То есть две недели -там взять собаку, посмотреть, как, что. И если все хорошо, то оставлять. Если там испытательный срок так себе прошел, то они ее возвращают в приют.

А. Пичугин

— Мне очень нравится описание собак в приюте у Ирины. Вот я читаю, сейчас тоже открыл. Например, про каждую собаку написано что-то индивидуальное, интересное и важное. «Зузу, она же Зоя Петровна. Размером чуть крупнее кошки, примерно с таксу, около 40 сантиметров в холке. Но внутренне ощущает себя не меньше дога, поэтому мы уважительно зовем Зузу Зоей Петровной...» И дальше такое же, вот в таком же стиле описание еще на несколько абзацев каждой собаки.

Л. Горская

— Кстати, у меня же собака тоже, моя вот личная, была Эля, но потом стало очевидно, что она Элеонора Вульфовна.

А. Пичугин

— А, я помню, Эля. Это в свое время Элеонора Вульфовна?

Л. Горская

— Ну конечно. Там да, очень важное существо. Сколько у вас собак в приюте?

И. Зенкина

— У нас сейчас где-то 180. Количество постоянно колеблется, потому что вот только на днях буквально четверых щенков подбросили. Кто-то уезжает, кого-то подбрасывают. Но дело в том, что еще надо говорить, что интернетом я не занимаюсь, мне хватает занятия непосредственно животными. Интернетом у нас занимается Елена, поэтому эти все тексты пишет она, как бы это не я это делаю.

Л. Горская

— Расскажите про жизнь приюта со стороны того, как у нас устроены законы, как у нас устроено общество: чего вам не хватает, что бы, может быть, вы там хотели сказать людям, что можно было бы изменить в лучшую сторону в плане отношения государства?

И. Зенкина

— Ну в плане отношения государства мы все долго очень ждем закон, который нам крайне необходим всем — закон о содержании животных, которым много что должно быть оговорено. Я проект закона читала. Все с нетерпением его ждем, потому что нам это очень, крайне важно. А по поводу того, что со стороны людей — конечно, люди должны поворачиваться вообще ко всем проблемам, ну я имею в виду то, что у нас называется благотворительностью. Животные, к сожалению, тоже являются частью такой вот системы...

Л. Горская

— Почему, к сожалению? Их Господь нам создал в помощь.

И. Зенкина

— Ну да, ну я говорю о том, что...

А. Пичугин

— Не у нас являются частью системы, не в нашем обществе.

Л. Горская

— А, в этом смысле. А просто меня с детства поражало — я сейчас снова, наверное, отвлекусь, — у нас на даче, где-то в глуши Владимирской области, сторожа жили. Ну такие сторожа, они там жили круглый год, они когда-то отсидели и вот они вышли, и у них были лайки. И как они обращались с этими лайками — это ну ужасно, то есть они их не кормили — это ладно. А лайки их любили. А они их там могли побить, могли убить. А собаки их любили и к ним приходили. И я маму спрашиваю: «Мам, а почему собаки от них не уходят?» Она говорит: «Ну как? Бог создал собаку служить человеку». И меня это так поразило: вот замысел Божий о животном — и вот оно служит. Его бьют, его гонят, его не кормят, а оно все равно приходит и преданными глазами смотрит. Вот это вот ты больше нигде не встретишь такого.

И. Зенкина

— Правильно, поэтому и говорят, такое есть понятие: собачья преданность — несмотря ни на что, они верные и преданные. Поэтому нужно как-то и людям к этому относиться по-другому. Нужно понимать, что животные это не игрушки. А собака, в частности, это вообще животное совсем с другой организацией, с другой организацией, и с другим вообще восприятием, и с каким-то уровнем мышления. Поэтому люди должны понимать, когда заводят животное, какую ответственность они на себя берут. Почему когда люди создают семьи, рожают детей, почему они к этому ответственно относятся...

Л. Горская

— Да тоже не всегда, к сожалению.

И. Зенкина

— Да, это да. Это бич, беда наша, государства. К сожалению, это тоже есть.

Л. Горская

— Посмотрите истории фондов многочисленных — сколько примеров, когда рождается особый ребенок в семье, и мама остается одна.

И. Зенкина

— Лиза, в отношении животных это гораздо больше. Это гораздо больше. Нужно прекратить относиться к животным — к собакам, кошкам, которых мы заводим, как к частной собственности, как к вещам. Нужно относиться к ним как к членам общества, как членам семьи и любить. Я неоднократно видела мужчин, когда погибает животное, да, ну при каких-то непредвиденных обстоятельствах, я видела, как они плачут.

А. Пичугин

— Мы напомним,что в гостях у светлого радио Юрий Ярославский, социальный предприниматель. Ирина Зенкина, она организатор приюта для бездомных животных, приют называется «Территория добра» и находится в городе Клин подмосковном. И Наталья Мазаева, волонтер московского приюта «Дубовая роща». Мы вернемся в эту студию через минуту. Напомню, что Лиза Горская и я, Алексей Пичугин, также здесь.

А. Пичугин

— Возвращаемся в студию светлого радио. Напомню, что в гостях у нас сегодня Юрий Ярославский, социальный предприниматель. Ирина Зенкина, организатор приюта для бездомных животных «Территория добра», приют находится в подмосковном Клину. И Наталья Мазаева, волонтер московского приюта «Дубовая роща». Мы сегодня говорим о бездомных животных, о животных, которые находятся в приютах. А как в приютах помогают больным животным? То есть понятно, что далеко не все из собачек, которые там находятся, они здоровые, явно, что им нужна какая-то помощь ветеринарная. Но мы же опять же знаем по своим собакам, что ветеринары и вообще любая такая медицинская помощь животным это штука дорогая довольно. А как в приютах с этим обстоит? Наталья.

Н. Мазаева

— Я скажу. Значит, у нас есть два стационара на территории приюта...

Л. Горская

— «Дубовая роща».

Н. Мазаева

— Да, на «Дубовой роще». Значит, у нас там мы проводим иногда какие-то медобследования. В основном, конечно, мы за счет волонтеров помогаем собакам — на передержку куда-то отправляем, либо все необходимые медикаменты или там что-то если связано с хирургическим вмешательством, мы собираем деньги с помощью волонтеров.

Л. Горская

— На конкретное животное больное.

Н. Мазаева

— Да.

Ю. Ярославский

— К счастью, надо еще отметить, что многие ветеринарные клиники готовы работать в долг...

Л. Горская

— А они не готовы работать бесплатно, многие клиники?

И. Зенкина

— Почему? Нам помогают бесплатно.

Л. Горская

— Готовы, да?

И. Зенкина

— Есть, да, клиники, которые делают скидки. И в частности, клиника, которая у нас в Клину, на протяжении вот уже нескольких лет они нам помогали. То есть мы закупали все необходимое для стерилизации — они нам бесплатно стерилизовали наших животных. Ну это не огромное какое-то количество, потому что мы не могли сами физически их туда привозить. Но все равно они помогали и до сих пор нам продолжают помогать, и многие какие-то вопросы, манипуляции порою часто делают бесплатно.

А. Пичугин

— А есть же какие-то наверняка ветеринары-волонтеры? Может быть, у них даже какие-то объединения есть?

Л. Горская

— Ну мне кажется, это все частная инициатива. Я вот знаю, в городе Дмитров есть одна женщина чудесная, ветеринар, которая ну просто в клинике, да, она бездомных животных лечит по цене препаратов, то есть она вообще там не берет за свою работу. Но это не инициатива клиники.

А. Пичугин

— Ну я в Подольске знаю.

Л. Горская

— Там знаю клиники, где на безнадзорных животных там скидка 10 процентов. Ну если у тебя несерьезное заболевание, то это как бы одно...

И. Зенкина

— Ну на несерьезное заболевание часто приходится тратить огромные суммы. Вот мы недавно спасали собаку, которая лежала здесь, в Москве, в стационаре, практически три недели он находился, его спасли. Ну все равно, там клиника пошла на какие-то уступки, где-то что-то нам все равно снизили стоимость.

Л. Горская

— У нас в гостях был польский режиссер Кшиштоф Занусси, и он очень переживал за бездомных животных, хотя в Польше там ситуация гораздо лучше, чем у нас. И мы в ходе беседы обнаружили, что у него семь собак подобранных. Потом он говорит: нет-нет, уже восемь, я же эту слепую взял.

И. Зенкина

— У нас тоже Чичерина же живет в районе сейчас, Юля, они там тоже, мы без конца с ними созваниваемся. Они тоже мне постоянно звонят и говорят там...

Л. Горская

— Что говорят?

И. Зенкина

— Ну что, ну я в основном с мужем ее общаюсь, что вот то они совета просили, как у них там собака какая-то со щенками была, они просили помочь там, мы консультировали. Тут вот мы недавно с ним опять созванивались. Тоже они там подбирают, стерилизуют сами.

Л. Горская

— Вы мне вот что скажите. Всегда хочется смотреть на проблему с точки зрения, как ее решить. Вот у нас как-то так полярно устроено общество: одни выкидывают мусор в лесу — другие потом идут из леса: в одной руке корзина с грибами, в другой руке мешок с чужим мусором, который они выносят из леса, не в силах просто смотреть, как природу поганят. Одни выкидывают животных — другие, там в итоге живут у них восемь собак дома. Ну восемь собак дома — наверное, это все-таки многовато, да, это сказывается на качестве жизни.

И. Зенкина

— Конечно.

Л. Горская

— Почему-то одни свою безответственность проявляют за счет жертвенности и гиперответственности других. Вот как нам эту полярность смягчить? Вообще есть шанс или так и будет, чисто российская черта? Как вот ваше личное мнение? Мне интересно у всех спросить здесь.

И. Зенкина

— Ну вот лично я вижу решение этой проблемы, вот мое такое мнение, твердое такое, потому что исходя уже из опыта своего: конечно, абсолютно нет пропаганды. Она должна быть какая-то массовая. И это должны и СМИ как-то в этом плане работать, и волонтеры приютов, и просто люди, которые просто как-то касаются, даже косвенно, этой проблемы. Нужно доносить до людей, ломать вот это представление, менять наш менталитет в отношении к животным. И просто об этом постоянно рассказывать, доносить, да, это.

Л. Горская

— Ну вот мы опять про животных. Мне глобально интересно: почему у нас люди перестали окружающую среду воспринимать как тоже зону своей ответственности?

И. Зенкина

— Ну я считаю, мало об этом все-таки разговоров идет, очень мало.

Л. Горская

— Пропаганда, вы считаете.

И. Зенкина

— Ее практически нет. Я не знаю, я на других мультиках, на других фильмах росла, чем вот уже сейчас поколение. Но нет этих даже добрых фильмов, которые я очень любила в детстве — нет, к сожалению. Нет. И рассказов очень мало. Причем в основном поднимают именно такие каналы, не центральные каналы, а...

Л. Горская

— Так это же родители, когда воспитывают ребенка.

И. Зенкина

— Ну безусловно, это и школа, и родители. Нет, вот сейчас, например, есть некоторые люди в Клину, да, которые хотят организовать помощь, вот у них такая цель: ходить по школам, проводить уроки добра, разговаривать с детьми. Но для этого нужны люди. Вот у нас, например, недостаточно волонтеров. Конечно, надо, не знаю, как-то поднимать этот вопрос в более широком смысле.

Л. Горская

— Вы как считаете?

Н. Мазаева

— Мне кажется, у нас просто не хватает баланса в мире. Вот чтобы какое-то воспитание, наверное, с детского возраста, чтобы людям, детям прививали, что нужно любить животное на самом деле. И даже если у тебя в детстве был какое-то опыт негативный, это не значит, что теперь всегда так будет.

А. Пичугин

— Видите, у нас сейчас очень глобально все. Мы привыкли, что нас последние годы учат глобальным вещам: патриотизм, дети и патриотизм, например. А вот помним мы все мультик про Простоквашино. Правда, сейчас новый вышел, но пока он только вот вышел, еще неизвестно, о чем...

Л. Горская

— «Неправильно ты, дядя Федор, бутерброд ешь...»

А. Пичугин

— Да, но ведь дядя Федор подбирал и кошку, и собаку. И корову они завели, ну опять же.

Л. Горская

— Ну с этим некоторые были трудности.

А. Пичугин

— Ну были, да. Но дело не в этом. Вот последние несколько месяцев все равно...

Л. Горская

— Подожди. Мне Юрия хотелось послушать. Я же попросила всех.

А. Пичугин

— Ну давайте, да, а потом я о своем расскажу.

Ю. Ярославский

— Да, кроме всего прочего надо понимать, что то, о чем сказала Лиза, это отчасти естественный ход вещей. Если бы не было тех людей, которым ничего не стоит бросить под ноги мусор, значит, их стоило придумать, потому что так устроено наше общество. А знакомясь вот с миром приютов для бездомных животных, очень хорошо понимаешь, насколько неправильное выражение: мир не без добрых людей. Категорически неправильное. Мир со злыми людьми — это да. Но добрых гораздо больше. И приютам, может быть, конечно, не в той мере, в которой хотелось бы, но все равно помогает очень много людей. И мы, надеюсь, об этом чуть позже поговорим, чем можно помочь. И наши радиослушатели поймут, что маленькой помощи не бывает. Помочь в силах любой из нас, даже с ограниченными финансовыми возможностями и даже с ограниченными возможностями по передвижению. Надеюсь, Алексей, этот вопрос мы поднимем, да?

А. Пичугин

— Конечно, обсудим.

Л. Горская

— Да у нас люди вообще хорошие, я считаю. Просто они иногда не задумываются над тем, что делают, иногда склонны из своей какой-то, может быть, инертности выдавать желаемое за действительное. У меня вот мой любимый пример про мою интеллегентнейшую подружку, которая несколько лет назад на моих глазах выбрасывает мусор в окно. Я говорю: «Ты сейчас что сделала? — А я сейчас что-то сделала?» Я говорю: «Ты сейчас вот кинула обертку от шоколадки в окно». Говорит: «Да? Ой, я не задумывалась». И я ее не встречала, прошло пять лет, говорит: «Лиз, я больше в окно ничего не кидаю. Это же надо же! Вообще не думала!»

А. Пичугин

— Задумалась наконец.

Л. Горская

— Да. То есть у человека на уровне машинального в какой-то момент какое-то действие совершенно неправильное настолько стало привычным, что она его не рфелексировала никак.

А. Пичугин

— И все-таки что-то меняется. Потому что последние месяцы ездишь по Москве — висят билборды. Сначала были: «Возьми собаку из приюта», теперь: «Возьми кошку из приюта». Я не знаю, кто это делает...

Л. Горская

— Ну это делают вполне конкретные люди, мой хороший. Дай Бог им здоровья.

А. Пичугин

— Ну так все-таки что-то происходит, если уж они сумели Москву всю завесить этими билбордами — это уже много, мне кажется. Ну как много, в данном случае нельзя говорить, много — мало, но это уже что-то.

Л. Горская

— Больше стали забирать животных из приюта?

Н. Мазаева

— Ну я не скажу, что больше — меньше там и так далее. Там цифра такая: в год, ну дай Бог, 50 собак мы, может быть, пристраиваем.

И. Зенкина

— Потому что их очень много.

Н. Мазаева

— Да. И, например, вот у нас есть выставка «Пора домой» от нашего приюта. Она будет 1 июня в Сокольниках проводиться у нас как раз. То есть туда можно прийти, чтобы собственно провести время просто с семьей, посмотреть, как собаки себя ведут вне приюта. Может быть, принести корм как раз таки, чем-то помочь, медикаменты опять же принести. И просто провести время хорошо.

Ю. Ярославский

— Давайте сразу скажем, что выставка бездомных животных — это не мероприятие по там выпрашиванию, молению людей взять животное, выставленное в ряд. Это целое, практически светское мероприятие, красиво организованное — с анимацией, с угощениями.

Л. Горская

— То есть это полноценный досуг семейный.

Ю. Ярославский

— Это не просто полноценный, это совмещение, то что называется, приятного с полезным. Нередки случаи, когда в этом непосредственное участие принимают звезды. Например, вот певица Ёлка — постоянная участница таких мероприятий. Насколько я помню, Татьяна Лазарева была ведущим одного из таких мероприятий. Также активно помогают, например, Дмитрий Певцов, Лариса Долина недавно подписывала календари. Ну я уж не говорю про Леонида Ярмольника, который известный борец за права животных. Это всё, эти выставки это красивейшие мероприятия, на которых можно и не только найти друга, но просто провести красиво время с семьей.

Л. Горская

— Я знаю, что тут столкнулась с таким явлением неожиданным, еще никак его для себя не охарактеризовала. Но после недавних абсолютно трагических событий в Кемерово, у меня две знакомые семьи, с которыми мы это обсуждали. Значит, одна девушка, у которой там двое детей, говорит, мы так это тяжело переживали, и мы потом, нам было так плохо — и мы взяли кошку из приюта. И другие взяли собаку. Я понимаю, что это как бы абсолютно разные вещи, что это несовместимые, несопоставимые. Но тем не менее люди в условиях, когда им не хватает, когда им больно, когда им тяжело, когда им не хватает там какого-то тепла, и дети, они же тоже эту историю очень переживали, не меньше взрослых, — они берут и заводят, берут из приюта животное. Вот так интересно.

И. Зенкина

— Ну хочется сделать что-то светлое в этот момент, доброе.

А. Пичугин

— Ну а я все про билборды. Не так давно разговаривали с одной очень старой моей хорошей подругой, я ее знаю лет 15, наверное, и...

Л. Горская

— Билборды-то работают!

А. Пичугин

— И вот она всегда ну как-то к собакам относилась — ну так. У нее кошки целый мир. И вот вдруг она мне говорит: ты знаешь, я по Москве езжу, смотрю, билборды: «Возьми собаку из приюта». Я уже маме говорю: а давай, правда, возьмем собаку из приюта? Работает.

Л. Горская

— А я смотрю, уже даже косо стали смотреть на людей, которые породистых собак себе заводят.

А. Пичугин

— А, кстати, тоже замечал.

Л. Горская

— Уже так: «А, да, деньги не на что потратить? Значит, и деньги потратил, и этих недобросовестных заводчиков поддержал, вместо того, чтобы взять нормальное животное из приюта...» Тоже работает.

А. Пичугин

— А расскажите, пожалуйста, про проект «Take a kitty».

Ю. Ярославский

— Да, Алексей, хорошо, что вы этот вопрос задали. Потому что невозможно не рассказать про этот проект. И замечателен, он, наверное, по двум обстоятельствам. Ну самое первое, к сожалению, это наша реальность, то что занимаются этим две хрупкие девочки, которые ведут огромную работу. А занимаются они собачками, ну так сказать, особенными, у которых перебит позвоночник и парализованы задние лапки. Ну надо понимать, что животное, оно же не понимает, что у него что-то не так, оно исходит из того что есть и приспосабливается. И надо видеть то, как преображаются эти животные, когда их, во-первых, забирают — нередки случаи, когда они находят дом, они живут полноценной жизнью. То есть те животные, на которых многие хотели бы поставить крест и говорят суть ли не «зачем вы над ними издеваетесь», живут и наслаждаются. И чтобы вот привести пример, очень хотелось бы, чтобы наши радиослушатели обратили внимание, очень легко сейчас средства социальные сети позволяют находить любую информацию. Есть такая вещь как хэштег. Вот пожалуйста, посмотрите, сейчас я назову. Напомню, что хэштег пишется, начиная с решетки. И в тех примерах, которые я назову, вместо пробела нижнее подчеркивание. Любая соцсеть знает эти хэштеги, и через эти хэштеги вы сможете выйти на странички этого проекта. Посмотрите, не пожалеете. Вот, например, #луи_армавир — это потрясающая история щенка, которого в Москве заметили, в Армавире из Москвы. У него с конечностями, с позвоночником было все в порядке, там просто было очень тяжелое состояние шерсти, и у него был тяжелый рахит передних лапок. Провел где-то месяц в стационаре, восстановился физически, ему сделали специальные такие ортезы, которые выпрямляют лапки, и сейчас он, в общем-то, носится по квартире. А второй пример, тоже очень-очень красивый, это котик Элиста. Его, котика Мишельку, нашли в подъезде в таком состоянии, когда у него мышцы задних конечностей были уже настолько атрофированы, что превратились практически в сухожилия. Обязательно посмотрите, как он носится за игрушками. Когда на это смотришь, испытываешь такие эмоции, которые, наверное, сложно с чем-то сравнить.

А. Пичугин

— Это в Инстаграме всё, да?

Ю. Ярославский

— Инстаграм ярче всего представит этот проект, хотя любая соцсеть эти хэштеги узнает. Но звезда, конечно, это, наверное, самый яркий пример — по хэштегу #малышка_первомайск — это собачка, которую оставила себе одна из организаторов этого проекта, Лиза, потому что просто она в один прекрасный день поняла, что никому ее не сможет отдать, поскольку она так к ней привязалась. Говоря «она», я имею в виду одновременно и Лизу, и зовут эту собачку Тося. У нее была тоже автомобильная катастрофа, ее забрали с раздробленной задней лапой, но пришлось ампутировать, ничего страшного. Они прекрасно гоняют на своих тележках, которые делаются под заказ каждой собачке, и наслаждаются жизнью. Очень рекомендую обратить внимание, еще раз понять, сколько всего хорошего вокруг нас и не закцикливаться на каких-то негативных моментах.

Л. Горская

— Про автотравму у меня была тоже примечательная история. У нас выяснилось, что сбитый пес ползает недалеко от моей дачи. И мне звонят: «Вот, недалеко от твоей дачи, сбитая собака, забери!» Я говорю: «Ну отлично, ну и что я буду с ней делать? — Ничего, там сделаешь рентген, потом тётке отдашь». Я говорю: «Какой тётке? Зачем ей эта сбитая собака?» Выясняется, что вполне себе сознательная женщина когда-то ехала с детьми и с мужем куда-то там, неважно, по шоссе, и они увидели сбитую собаку из пробки. И эта собака подняла голову, посмотрела на них... а они проехали мимо. Ну поленились, побоялись: а что мы будем с ней делать? В общем, они уехали. И ее мучила очень совесть. Ее ужасно мучила совесть. Она поняла, что и детям это вообще очень плохой пример и очень плохое событие. И поэтому когда она узнала, что где-то аналогично сбитая собака валяется, она решила, что ну значит, мы поможем другой собаке. И мы привозим этого пса, которого мы там с трудом на обочине выловили, он там ползал от нас, уползал в ужасе. Стоит эта женщина по стойке смирно, ее двое сыновей и муж — все, в полном составе все те, кто проехал мимо умирающей собаки на шоссе, встречают, значит, другую, с тем чтобы ее лечить. Они меня, конечно, очень впечатлили — и в плане какой-то осознанности, и в плане того, что ну да, там каждый человек может дать слабину, совершить ошибку, потому что ну нехорошо проходить мимо беспомощного существа — да, это собака, это не человек, но тем не менее это существо, которое без тебя пропадет. И ну совершив эту ошибку, ты все равно ее можешь исправить и помочь кому-то другому — это важно, да. А то что она поняла, что детям нужно объяснить, что это было неправильно и показать... В общем, они этого пса выходили и, я не помню, по-моему, даже себе оставили. Я дальше уже не следила. Вот такая вот история.

А. Пичугин

— Мы напомним, что в гостях у светлого радио сегодня Юрий Ярославский, социальный предприниматель. Ирина Зенкина, организатор приюта в городе Клин подмосковном для бездомных животных «Территория добра». Наталья Мазаева, волонтер московского приюта «Дубовая роща». Вы общаетесь с людьми, которые забирают собак, в том числе и собак инвалидов, да, мы сейчас говорили о проекте «Take a kitty». А что движет этими людьми, в первую очередь? Может быть, есть что-то общее? Вот ваш опыт о чем говорит, почему люди готовы взять из приюта собаку-инвалида?

И. Зенкина

— Внимание, наверное, сострадание. Ну мы как бы таких собак-инвалидов, у нас только недавно один уехал пес. Мы даже не думали, что он уедет. Его зовут Вольт, у него искривлены были задние конечности — это последствия такой болезни, в общем-то, сейчас уже довольно нередко встречающейся: дисплазия тазовых конечностей. Тоже вот люди увидели, что он у нас вывешен был на сайте, и просто сознательно взяли, сказали, будем с ним сами заниматься, будем, как говорится, там ну принимать меры. Ну для меня это было очень удивительно. Но люди готовы были, у них была уже перед этим собака, они уже брали. То есть они сознательно взяли такое животное, которому они решили обеспечить достойную жизнь. Вчера вот был звонок с Москвы: люди хотят взять старенькую собачку, Бусю. Тоже вот они сейчас решают, потому что хотят, чтобы собака достойно дожила. Они тоже не считают нужным покупать собаку и хотят вот обеспечить животному. Ну это, наверное, такое сознание у людей. Такие вот люди есть у нас.

Н. Мазаева

— Да, у нас тоже в том году был опыт, когда у нас забрали собаку с выставки пожилые люди. И довольны, присылают фотографии, как она сейчас живет, как она чувствует. То есть это такая радость. Особенно, говорю, если — про социальные сети мы уже говорили сегодня — ты утром просыпаешься, заходишь в эту группу и смотришь: там «привет» от такой-то собаки. Это уже у тебя там утром настроение совершенно другое, более позитивное, когда ты видишь, что кто-то находит свой дом.

Ю. Ярославский

— Но плюс ко всему еще, наверное, сложно все-таки найти слова, чтобы объяснить, чтобы ответить на вопрос: почему. У меня вот такой бывал случай в жизни — наверное, это мой ответ на вопрос, почему. Я как-то находится дома один, ну собака была тоже дома. И я поймал себя на мысли, за счет вот этой обратной связи, что я не один дома, есть кто-то еще. Потому что настолько, ну что называется, только разве что не говорит.

Л. Горская

— Это очень чувствуется, когда умирают животные. Потому что так-то они молчаливые, а когда вот они умирают, понимаешь, насколько пусто становится.

Ю. Ярославский

— Совершенно верно.

Л. Горская

— А так можно и не замечать. Ну ходит и ходит — покормил, погулял, погладил.

А. Пичугин

— У меня 13 лет назад умерла собака, с тех пор я не заводил. И 13 лет она прожила. И до сих пор, когда прихожу в ту квартиру и вставляю ключ в замочную скважину я ловлю себя на мысли, что я прислушиваюсь, что она вот-вот вроде должна сейчас идти со своего места к двери и ждать меня, а этого не происходит. А 13 лет уже прошло, а вот все равно ждешь.

Л. Горская

— А как классно, когда ты приходишь домой, и тебя встречают радостно! Даже если у тебя у самого в этот момент лицо кирпичом, и ты не очень приятный пришел.

И. Зенкина

— Все прощают нам.

Л. Горская

— Да, и всегда тебе рады. Это, конечно, здорово. Удивительно, как собаки нас любят — в любом состоянии. Алексей, давай, может быть, вернемся к каким-то более общим вещам, которые, например, беспокоят меня. Вот ты...

А. Пичугин

— Я тебя беспокою?

Л. Горская

— Ты меня очень иногда беспокоишь, а иногда радуешь. В плане, то есть меня беспокоит глобально наше отношение к экологии, наше отношение к природе, наше уважение и к природе, там в частности к животным. Собаки для меня лишь просто очень яркое проявление того, что это отношение гораздо хуже, чем хотелось бы и хуже, чем оно должно быть. И я это отношение, да, там зачастую списываю на безграмотность. Вот приведу пример. Есть деревня недалеко от Москвы — в принципе там люди живут образованные, и там бегает деревенская собака. И вот она рожает два раза в год. Ее никто не стерилизует, потому что «стерилизовать — это негуманно»: это операция, это больно и как же так. Зато она рожает там по 12 щенков, которые гибнут, попадают под машину, их кто-то там... Вообще не буду перечислять, что может произойти с щенком в деревне. И это вроде как гуманно. Вот это удивительно, да? То есть почему так происходит? Наверное, может быть, Юрий нам объяснит. Почему считается, что стерилизовать безнадзорное животное — это негуманно, а то что десятки щенков гибнут — это вроде как естественный процесс?

Ю. Ярославский

— Я думаю, что здесь просто не надо подменять понятия и передергивать смыслы. Что такого в операции по стерилизации? И это даже не аналог аборта, да, это предотвращение бесконтрольного размножения обреченных по сути, как минимум на голодное существование, а по-хорошему, смерть животных. Просто здесь это кому-то очень хочется притянуть за уши смысл тот, который хотят увидеть. Мое такое мнение.

Л. Горская

— А вот про отношение к природе? Или это мне кажется, что мы просто перестали ее замечать. А ее между прочим, как и нас, создал Господь.

Ю. Ярославский

— Ну к сожалению, наш сегодняшний мир, который живет по законам потребления, диктует моду на те вещи, как например там бесконечные селфи, фотографии еды, как ни странно, даже котиков иногда — но только лишь с той целью, чтобы увеличить аудиторию. Не о том мы сегодня думаем, о чем надо. Вот в том числе радио «Вера» несет эту миссию: напомнить нам о том, о чем реально нужно думать.

Л. Горская

— Вот тут прозвучала слово «пропаганда» — плохое слово, да, уже, наверное, на зубах навязло, не с тем чем надо ассоциируется. А в чем вы видите выход? Вот просвещение общества. Ну есть что-то глобальное? Всегда как бы хочется все-таки более глобально мыслить в этом отношении. Потому что есть отношение общества, есть просвещенность общества, есть опять же законы, которыми тоже это все регламентируется. И если эти две вещи правильно сочетаются, у нас все хорошо: у нас нет мусора в лесах, у нас они не вырубаются, у нас нет пожаров, у нас минимум безнадзорных животных и так далее и тому подобное. И мы цивилизованное общество. И отношение к людям — ведь это же связанные вещи, да?

И. Зенкина

— Конечно.

Л. Горская

— И взаимоотношения между людьми тоже более человеческие. Ну потому что не зря же есть эта теория разбитых окон: если можно нарисовать на заборе — значит, можно и украсть. Если можно выкинуть животное — значит, можно и человеку нахамить и бросить его.

И. Зенкина

— Все на одной чаше весов. Нет, ну Алексей же сказал, что вот работают, да, вот эти рекламные плакаты, которые «возьми животное». Работают реально, да, работают. Потому что человек идет — он раз увидел, два увидел, три увидел, потом думает: да, ну почему бы и нет, почему бы — ну как-то понимает...

Л. Горская

— Эта мысль до него дошла.

И. Зенкина

— Да, это как напоминание такое. Наверное, нужно об этом напоминать постоянно: что природу надо беречь, что природа нам много что дает. Ведь все же люди, да, в конечном итоге едут отдыхать, они едут на природу.

Л. Горская

— А потом они могут оставить мусор.

И. Зенкина

— Правильно. Но ведь каждый хочет приехать на чистое место — почему не взять с собой мешок и не собрать этот мусор? Меня тоже это всегда почему-то, вы знаете, просто коробило. Мне тоже было это вот непонятно. Ну наверное, все начинается с малого: когда мама идет со своим ребенком по улице и дает ему какую-то конфету и говорит, что мусор нужно выбросить в положенном месте. Приучение к порядку, этот порядок, наверное. А потом ребенок, он вырастает и порядок во всем: и в отношении к животным, потом в отношении к родителям и в отношении к природе, и к обществу в целом.

Л. Горская

— Я почему еще, у меня очень свежие впечатления. Буквально вот в прошлом месяце мы были в Финляндии, и мы были на Байкале. Финляндия маленькая, с такой, ну с прекрасной природой — но вообще ты там не найдешь ни мусоринки. Там чувствуется такое уважение к себе, к этой природе, там начиная с того, что...

И. Зенкина

— Еще лучше в Норвегии.

Л. Горская

— Что там зимой в супермаркетах продается уже фасованный корм для диких птиц для лесных — любой, для всех видов. Просто целый ряд стеллаж, вот как у нас хозтовары — у них корм для птиц.

И. Зенкина

— И лакрица рядом.

А. Пичугин

— Мы с Финляндией хотя бы не жили в одной стране. А с Белоруссией мы жили в одной стране. И вот граница, вот почему по одной деревне проходит граница: и вот здесь все завалено пакетами, все дороги и обочины, а соседний дом, вот уже другая сторона — и там все чисто.

Л. Горская

— Ну да, но там у них очень жестко этого добивались. В Финляндии у них есть уважение и есть закон. А потом я приезжаю на Байкал, где природа такая прекрасная и величественная, что Финляндия на всю свою красоту, конечно, не сравнится — и я вижу горы пакетов, горы мешков, горы мусора. Это жемчужина, это половина людей во всем мире спит и видит, как они съездят на Байкал, с детства это мечта — и мы там берем и оставляем мусор. Потом мы берем катер и берем, моем посуду Fairy, от которого рыба дохнет, который вообще не смывается, не вымывается или там моющими средствами вредными. Никто вообще об этом не думает даже. Вот это удивительно. Алексей, да, ты хотел про Белоруссию что-то...

А. Пичугин

— Да нет, я уже все сказал. Потому что я часто одно время в Белоруссию ездил, и вот это меня удивляло. Понимаешь, когда я приезжаю куда-то в Европу, пускай даже на машине, я понимаю, что они с нами в одной стране 70 лет не жили. В Белоруссии тоже выбрасывали, и тоже все было так же загажено. Но почему-то вот 20 лет, которые мы живем раздельно — и там все по-другому.

Л. Горская

— Ну хочется что-то положительное, да, из этого всего вынести после моего выступления с броневика сейчас.

А. Пичугин

— Ну а что положительного? Я не знаю, что здесь можно найти положительного, когда из моей машины, да, человек, сидящий справа от меня, вот так вот выбрасывает банки на обочину.

Л. Горская

— Твой друг.

А. Пичугин

— Ну знакомый, скажем так, и не один.

Л. Горская

— Ну ты ему можешь сказать?

А. Пичугин

— Я могу сказать, да, а он не поймет.

Н. Мазаева

— Несколько раз сказать.

Л. Горская

— Ты можешь высадить его из машины.

А. Пичугин

— Да могу высадить — а он не поймет, почему это произошло, понимаешь.

И. Зенкина

— Значит, все равно как-то надо настойчиво, а как еще? Ну как? Не возьмешь же, не ударишь, как еще, как? Как-то, значит, нужно все равно. Все равно методом, наверное, как-то добиваться, объяснять, как-то все равно пытаться достучаться. Ну один не поймет, второй не поймет, но кто-то поймет, кто-то повернется все равно лицом и скажет, да, где-то у него там произойдет щелчок в голове, он скажет: ну да, зачем? Зачем жить в грязи? Зачем, когда можно просто за собой убирать, правильно? Чисто не там, где убирают, а там где не мусорят.

А. Пичугин

— Ну с другой стороны, на самом деле все-таки что-то меняется опять же. Вот про билборды мы говорили, про кошек и собак. Урны для раздельного сбора мусора стоят. И неважно, куда это потом все свозится, но хотя бы люди смотрят, куда что можно выкинуть...

Л. Горская

— Да важно, куда это потом свозится. Что уж тут.

А. Пичугин

— Ну важно, но это уже следующий этап.

Л. Горская

— Ну пускай хотя бы приучатся выкидывать.

А. Пичугин

— Есть Лизавета, которая из леса выходит с двумя пакетами чужого мусора.

Л. Горская

— Ну да, иногда с тремя.

А. Пичугин

— Так что что-то происходит. Ну мы сегодня говорили в основном про бездомных собак, и трое замечательных гостей были у нас в этой студии. А мы общаемся с ними и понимаем, что опять же что-то происходит. Потому что есть неравнодушные люди, которые каждый по-своему старается помогать, в данном случае животным.

Л. Горская

— Ну мне кажется, личный пример тоже важен. И сейчас, когда там у нас, в частности, в Москве многие прекрасные, успешные, симпатичные, красивые люди декларируют, да, что для них эта проблема важна и занимаются бездомными животными — это важно.

Ю. Ярославский

— Вы знаете, дорогие друзья, я хотел бы обратиться к тем нашим радиослушателям, в сердцах которых найдет отклик наша сегодняшняя беседа, с простым предложением. Если вы не знаете, с чего начать в деле помощи приютам для бездомных животных, я хотел бы вам предложить приносить, например, вещи, которые вы готовы были бы передать, в нашу цирюльню. Она находится, волею не иначе как Божиего промысла, около храма Живоначальной Троицы, что на Пятницком кладбище: проспект Мира, 102. Мы с вами сможем обсудить другие, заинтересовавшие вас вопросы, а главное, оперативно передать по назначению то, что вы принесете...

Л. Горская

— А зачем эти вещи? Это для утепления приютов или что за вещи?

Ю. Ярославский

— Лиза, понимаете, приют — это в первую очередь быт. И нужны вещи любые, просто любые. Начиная от средств гигиены, медикаментов для ну и собак, хотя и для людей, потому что там работают такие же люди, как мы с вами. И можно продолжать до бесконечности. Все, что вот человеку нужно в жизни, он может либо из дома, либо сходить в магазин, приобрести. Тут сложно даже скорее назвать то, чего не нужно приютам.

А. Пичугин

— Юрий Ярославский, социальный предприниматель. Спасибо вам большое. Ирина Зенкина, организатор приюта в городе Клин подмосковном для бездомных животных, приют называется «Территория добра». И Наталья Мазаева, волонтер приюта «Дубовая роща», были вместе с нами здесь, в этой студии. Спасибо вам. Лиза Горская...

Л. Горская

— Алексей Пичугин...

А. Пичугин

— Всего доброго, и будете здоровы.

Ю. Ярославский

— Всего доброго.

И. Зенкина

— До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Притчи
Притчи
Притчи - небольшие рассказы, наполненные глубоким духовным смыслом, побуждают человека к размышлению о жизни. Они несут доброту и любовь, помогают становиться милосерднее и внимательнее к себе и к окружающим.
Псалтирь
Псалтирь
Андрей Борисович – увлеченный своим делом человек. А дело всей жизни нашего героя – это изучение Псалтыри, библейской книги царя Давида. Вместе с Андреем Борисовичем мы попадаем в различные житейские ситуации, которые для нашего героя становятся очередным поводом поговорить о любимой книге.
Свидетели веры
Свидетели веры
Программа «Свидетели веры» — это короткая, но яркая история православного миссионера, как из древних времен, так и преимущественно наших дней, т. е. ХХ и ХХI век. В жизненной истории каждого миссионера отражается его личный христианский подвиг и присутствие Христа в жизни современного человека.
Моя Вятка
Моя Вятка
Вятка – древняя земля. И сегодня, попадая на улицы города Кирова, неизбежно понимаешь, как мало мы знаем об этом крае! «Моя Вятка» - это рассказ о Вятской земле, виртуальное путешествие по городам и селам Кировской области.

Также рекомендуем