Москва - 100,9 FM

«Подготовка к посту». Светлый вечер с прот. Андреем Алексеевым (07.03.2019)

* Поделиться
протоиерей Андрей Алексеев

прот. Андрей Алексеев

У нас в студии был настоятель храма благоверного Димитрия Донского в Северном Бутово, духовник Олимпийской сборной России, член Общественного совета при Уполномоченном по правам ребенка при Президенте РФ протоиерей Андрей Алексеев.

Мы говорили о значении Великого поста в жизни христианина, как подготовиться к вступлению пост, о том, что такое прощение и как научиться искренне прощать, а также узнали об интересном проекте изучения Священного Писания в период поста, проводимого в форме «Кругосветной парусной регаты».


Ведущая: Лиза Горская

Л. Горская

– «Светлый вечер» в эфире радио «Вера. Здесь с вами в студии Лиза Горская и протоиерей Андрей Алексеев, настоятель храма святого благоверного великого князя Дмитрия Донского, что в Северном Бутове, кандидат богословия, кандидат исторических наук, духовник Олимпийской сборной России, а также член Общественного совета при уполномоченном при Президенте Российской Федерации по правам ребенка. Здравствуйте.

Протоиерей Андрей

– Здравствуйте, дорогая Лиза. Дорогие друзья, сердечно всех вас приветствую.

Л. Горская

– У нас, с одной стороны, разгар масленицы, с другой стороны, уже на горизонте виден Великий пост, уже как бы мысль к этому склоняется, и вот Прощеное воскресенье, и чин прощения.

Протоиерей Андрей

– Да, конечно, и в воскресенье будет проникновенная служба вечером. После всего этого, конечно, можно будет пойти еще что-то перекусить. А потом, как пишет протоиерей Сергий Булгаков, хмурое утро первого дня поста.

Л. Горская

– А вот почему хмурое?

Протоиерей Андрей

– Вы знаете, он образно пишет. И, как хорошо писал преподобный Паисий Святогорец, порой бывает нужна добрая шутка иногда, чтобы поддержать человека. Он обращает внимание на то состояние души того, кто не понимает, во что он ввязывается, куда он идет. Мы же, заметьте, читаем и поем в первые дни поста замечательное такое песнопение: «Постимся постом приятным...». Но ощутить приятность этого сразу не дано человеку, нужно войти постепенно в это состояние. А когда начинается некий путь, то вот первое впечатление у того, кто не совсем знаком: хмурое утро, – ну как же так, вот вчера была масленица, и блины, и какое-то и заговенье и прочее, и веселье, а теперь нужно пройти вот это время... Но вы знаете, что интересно – это время, когда можно действительно войти в возможность подышать воздухом рая.

Л. Горская

– Но я хочу оговориться, что я вот знаю многих людей, которые уже где-то со вторника или среды масленицы начинают говорить: ну скорее бы уже пост, уже вот надоело жить без поста, уже хочется поста.

Протоиерей Андрей

– Я разделяю эту позицию, потому что ждешь этого времени для того, чтобы войти в иное состояние, Лиза. И вот тут важно понимать, что данные от Бога инструменты, связанные с воздержанием в пище, с добровольным отказом от того, что рассеивает внимание и память о том, что ты непременно столкнешься в этой борьбе, на линии фронта с силами зла, да, необходимо с ними столкнуться обязательно, имея оружие вот то самое – молитву, пост, да покаяние, чтение Божиего слова, участие в таинствах, – то есть ты реально можешь очиститься и освободиться. Есть прекрасные слова у преподобного Максима Исповедника, он пишет, что чувство свободы, истинной свободы, оно только тогда посещает человека, когда он начинает освобождаться, с помощью Божией, от страстей, иначе он даже не замечает того состояния, в котором он находится. И вот тогда, когда он в нем находится, тогда для него хмурое утро, понимаете. Когда же он учится другому состоянию, для него это не хмурое утро, это ясное духовное солнечное утро, но там где-то на горизонте что-то такое может происходить – то облачко, то тучка, но тогда уж нужно брать оружие и стрелять. Духовное.

Л. Горская

– Или немножко прохладно.

Протоиерей Андрей

– Ну да, или так.

Л. Горская

– А вот вы, перечисляя инструменты поста, буквально на втором месте сказали об отказе от того, что рассеивает внимание. Я бы хотела об этом подробнее поговорить, мне кажется это очень важным и актуальным.

Протоиерей Андрей

– Видите ли, в чем вопрос, если говорить об отказе, то тут, во-первых, самое время сейчас нам, учитывая, что масленица, еще есть время, я всегда советую родителям, потому что они ведь взрослые уже, да, и самим и тем, кто имеет детей, а слава Богу, большинство их имеют, о мере поста поговорить, о том, как предполагают войти в этот пост взрослые и дети. И, обсудив на семейном совете, с духовником посоветоваться тоже, испросить благословения и эту меру соблюсти. Для чего? Мы с вами имеем дело с духовным деланием, с духовной практикой, и здесь есть определенные правила, которые постепенно, поступательно должны быть осваиваемы человеком. Потому что если взяться сразу резко, резво, никогда не делая чего-то, за какое-то серьезное, сильное большое, можно надорваться. И сродни, допустим, человеку, который не занимался в тренажерном зале, пришел, и тут же большие нагрузки, и он, бедный, встать не сможет.

Л. Горская

– Недельку.

Протоиерей Андрей

– Да, а потом, может быть, какие-то последствия, и вообще можно сказать: ну все, есть у меня одна тренировка – на диване, вот я лежу, тренируюсь: поднялся и снова лег.

Л. Горская

– А потом еще, извините, очень сложно будет организм заставить, потому что будет идти уже на физиологическом уровне неприятие этих нагрузок...

Протоиерей Андрей

– Конечно.

Л. Горская

– Которые такую боль впоследствии приносят.

Протоиерей Андрей

– Вот поэтому мера и совет пастыря, ну и, во-первых, и согласие членов семьи, готовность в какой-то степени войти в эту воду. Потому что ощутить радость от этого сможет не сразу человек, тем более когда речь идет о тех, людях которые в церковной жизни только начинают свой путь или о детях, которые еще каких-то моментов не понимают. Как апостол пишет, что у них еще чувства, так сказать, не сформированы для того, чтобы различать добро и зло, что хорошо, что плохо. Мы помогаем им потихонечку, постепенно, с рассуждением.

Л. Горская

– Вот вы сказали: обсудить на семейном совете и как бы поговорить с духовником по мере поста. Вот как, по-вашему, должно происходить это обсуждение на семейном совете – с привлечением детей, без привлечения детей? Надо их спрашивать, готовы ли они, хотя чем они хотят пожертвовать, или их надо ставить перед фактом, сказать: вот дорогой, у нас вот пост, мы там с папой одно, а ты давай-ка потрудись без телевизора там или без гаджетов? Вот как?

Протоиерей Андрей

– А знаете, я, так сказать, вот поделюсь тем, как это в практике служения, в котором я нахожусь. Сама ситуация очень различна. Во-первых, конечно, нужно вначале пообщаться друг с другом взрослым, между собой определиться. Очень важно единство. Не то что собрать за столом и начинаем при детях решать: вот это да, а я не согласна, а вот тут ты не прав, – нет, тогда это ситуация очень тяжелая, и будут непременно печальные последствия. Вначале нужно супругам между собой договориться, обсудить и найти для себя ту меру и готовность, а потом, конечно, привлечь детей, пообщаться с ними, учитывая опять же возраст. И еще одно очень важное обстоятельство: нужен диалог с ребенком, необходим по той причине, что он должен начать учиться понимать, что он делает, зачем все это нужно. Ты уже взрослый. Ты маленький или взрослый? Ты большой или маленький? Я уже большой. Понимаешь, нам без тебя не справиться. Ты уже вот часть этой нашей такой вот...

Л. Горская

– Армии.

Протоиерей Андрей

– Боевой команды. Ну да, нам с тобой на фронт, понимаешь? И вот без тебя мы не сможем. Конечно, ты посмотри, не все будет получаться сразу. Но если вот ты не будешь стрелять в этой части окопа, понимаешь, сюда вот, в нашу семью будут входить другие силы, и нам без тебя не справиться, мы нуждаемся в твоей помощи, понимаешь. И вот тут нужно посмотреть, конечно, есть то, что будет сложно, трудно. Но ведь когда включаешься в эту ситуацию и неформально к ней подходишь, нужно найти определенные варианты того, чтобы загрузить ребенка и ввести его в то, что будет и интересно, и познавательно и вместе с тем связано с возможностью не иметь свободного времени на какие-то глупости, да, чтобы человек имел возможность погружаться в то, о чем нужно задуматься. И заранее продумать, чем наполняется этот день, это время, понимаете. Не просто ограничивать и даже не объяснить, для чего это нужно, почему это неполезно, хотя не все сразу нужно объяснять, естественно, это целое искусство. Но чем основательнее и серьезнее подойдут к этому родители, тем в процессе движения их в эту сторону они непременно будут получать идеи, которые Господь будет им давать. И еще возможность их реализации. Потому что если они поищут того священника, с кем стоит посоветоваться на эту тему, они найдут того, кому это тоже не безразлично, что прийти посоветоваться, обсудить. Прийти вместе с ребенком, побеседовать, поделиться как-то моментами. Неформально подойти, как в любой ситуации, так и здесь. Или просто, знаешь, вот ну не едим чего-то или не смотрим или там отдай мне вот это. Понимаете, важен диалог. И постепенно возрастая в этом понимании, человек должен осознать для себя: у него есть противник, он с ним будет вести войну, он непременно столкнется с тем, что отношение к помыслам имеет. И вот он тоже должен здесь учиться, узнавать правила духовной безопасности. Ну как вот есть правила дорожного движения – мы же их изучаем и потом, так сказать, с инструктором. Ну а как здесь, это пост, у нас есть с вами время Пасхи – мы к нему будем направлять ну нашу машину, да, такую духовную, мы будем двигаться вот туда, и мы должны достичь некоего состояния. Есть те препятствия, которые нужно преодолеть, а есть те правила, которые стоит изучить. И вот здесь есть определенные средства. Опять же есть возможность подойти к этому, правильно обсуждая это и наполняя жизнь тем, что дает интерес. И я вот, кстати, скажу, что мы кое-что придумали.

Л. Горская

– Это секрет?

Протоиерей Андрей

– Нет, не секрет. Это называется «Кругосветная парусная регата». Представляете?

Л. Горская

– С трудом.

Протоиерей Андрей

– Вот у нас будет четвертая «Кругосветная парусная регата» – мы в течение поста совершим кругосветное путешествие. Да, причем это будет с яхтами, у нас уже на сегодняшний день несколько сотен яхт в нашем яхт-клубе, я его председатель, да, участвуют жители 83 городов, 14 стран, да. И мы, читаем Священное Писание – есть регата для взрослых и для детей. Взрослые – от 14, дети от 7. И читаются книги Ветхого Завета для взрослых – пять ступеней и шестая, это Новый Завет. В этом году Евангелие от Луки, а в первой части мы читаем книги Третью и Четвертую Книгу Царств, у нас мы шли потихонечку в предыдущие годы, две Паралипоменон и книга Ездры Первая. И вот Евангелие от Луки – с толкованием, с объяснением, с привлечением преподавателей духовных школ, которые приезжают, читают лекции. Информация на сайте, это интересно. Более того даются названия яхтам, бортжурнал, конфиденциальность, молитва о семье. В этом году посвящено плавание семье, и яхты эти, у них есть капитаны, сертификаты получают люди – все это вот так, да, в таком клубном формате – это первый этап. А второй этап – после великопостного – пасхальный, где в рамках индивидуальной игры уже определяется тот, кто побеждает, получает путевку в Святую Землю. А ребенок – в детский лагерь. И вот погружаясь в это чтение текстов, мы входим в состояние особое, то есть мы ищем возможность, изучая Божие слово, вот в таком формате интересном, необычном – есть группы, есть движение, есть рейтинг, который публикуется каждую неделю, да, и у нас на сайте представлен этот проект. Причем я когда с идеей пришел четыре года назад, получил поддержку у митрополита Арсения, и он, наблюдая за тем, как это происходит, меня благословил писать книгу об этой регате, потому что уже немало интересных случаев, удивительных, уникальных таких, знаете, встреч, когда наполняется человек чтением слова Божиего и меняется, реально меняется. И времени на глупости не остается. Он читает Священное Писание. Знаете, как-то один ребенок, ему стали задавать, девочка Ариша, стали задавать ей в школе в Великий пост много заданий, и они вот с мамой трудятся, делают. Мама такая смотрит на нее – ну она устала, ну сегодня вот давай, не читаем мы с тобой – вот у детей, значит, там своя программа, у них Четвероевангелие в этом году, у них в этом году Послание к Римлянам, Первое и Второе к Коринфянам и к Галатам, они читают с толкованием. Говорит: ну вот сегодня не успеем. Она ложится спать, говорит: мамочка, да, ну вот сегодня диавол победил. Маме так стыдно стало. Она достала Священное Писание, стали читать. Вы знаете, вот таких историй удивительных... А потом они делятся, что они испытывали. И вот в этом бортжурнале, а причем полная конфиденциальность, никто не знает, на какой яхте кто плывет. Есть название яхты, а кто там капитан? Это ведь тоже немаловажно, то есть мотивация. Да, вот такой формат, он немножко необычный, но ведь также интересно – почитать и наполниться состоянием.

Л. Горская

– А есть победители в регате?

Протоиерей Андрей

– Да.

Л. Горская

– А кто это? Что делал в течение регаты?

Протоиерей Андрей

– Смотрите, есть вот такие моменты. Есть те, кто первый прочитал, они получают определенные значки, кстати, из чистого золота – довольно большой значок, не масипусенький, знаете, такой, правда-правда. То есть работают ювелиры, чтобы сделать красивый вариант этих значков из чистого золота.

Л. Горская

– Опять эстетическая сторона поражает меня ваших мероприятий.

Протоиерей Андрей

– Лиза, это важно. Есть позолоченные, есть серебряные. Ну это те, кто прочитали быстрее. Понимаете, ну несовершенен человек, и есть моменты, которые имеют место быть. Правила прописаны, их можно прочитать, и мы ищем вот этот баланс, ведь мы должны понимать, взрослые, зачем мы это делаем, чем мы хотим наполниться. Ну каких-то внешние моменты имеют место быть, да. Мы используем в том числе какие-то вот такие возможности и спортивной жизни, и какие-то элементы, безусловно, присутствуют здесь. Но не они главное. Потому что да, есть там типа «Что? Где? Когда?» игра в конце, вторым этапом пасхальным, где отвечают на вопросы – это очень интересно, тоже записывается. Это уже все идет, знаете, красиво все это сделано, с гонгом, с музыкальными паузами, с какими-то подарками, очень ценными опять же, специально сделанными, подобранными. На одной регате тоже работал ювелир, были такие красивые мощевики-кресты серебряные, и в них была вложена земля из Гефсиманского сада, – получили двенадцать отличившихся. А в этом году посвящена регата семье, будет еще за семью молитва. И в конце, я уже договорился, и мы нашим Оргкомитетом соберем записки со всех участников, кто был в этой регате, и поедем в Екатеринбург. Поскольку в каждой регате есть какие-то символы, знаки, моменты принадлежности к духовной традиции, имеющие отношение к обращению к кому-то из святых. А у нас ведь есть замечательная семья в нашей русской истории, которая по жизни своей испытывала и взлеты и различные моменты падений, и опять взлеты, и путешествия вот в эту удивительную встречу с Богом, понимаете. И мы, молясь Царской Семье и видя перед собой пример вот этой высоты служения, молимся им и завершаем нашу регату там, на Ганиной яме литургией и молитвой святым Царственным Страстотерпцам. И молебном близ этого места, то есть там непосредственно, на этом месте. И это тоже мотивация – прочесть записки, помолиться.

Л. Горская

– Я напоминаю, что в эфире радио «Вера», программа «Светлый вечер». У нас в гостях настоятель храма святого благоверного великого князя Дмитрия Донского в Северном Бутове, протоиерей Андрей Алексеев. По поводу регаты еще хотела спросить: как к ней присоединиться? И не поздновато ли присоединяться тем, кто несколько лет пропустил, книги Ветхого Завета не читал?

Протоиерей Андрей

– Нет, вы знаете, нет, не поздно. Потому что любое движение в эту сторону всегда благотворно. Скажу более того, вот можно выйти на наш сайт http://www.dmdonskoy.ru – там идет еще, хронометр такой стоит – щелк-щелк, щелк-щелк – до регаты осталось столько-то дней, столько-то часов, столько-то минут, принимает участие столько-то яхт. Это, правда, интересно. И конечно, есть морская тематика, там карты представлены, потом там всевозможные изображения кораблей, но это внешняя канва. Предлагается войти в состояние, Лиза. Чтение Божиего слова потрясающе действует на человека. Это тоже особое общение. Более того, с Тем, Кто дал тебе это слово, и потом Который, по окончании жизни будет смотреть в твои глаза и спрашивать: а вот как ты изучал это слово? А ты читал Мою Книгу? А ты как ней относился, а ты погружался туда?

Л. Горская

– А что ты вообще делал?

Протоиерей Андрей

– Ну ты много прочитал ведь разного. Хотя сегодня не так много и читают, больше смотрят. Но ты же столько всего разного, так сказать, взял и этим наполнил свое сердце. А где место было для Меня и вот для этой главной Книги? Я, вы знаете, не могу обойти стороною, я повторяю эти слова, они меня потрясли когда-то, я их не сразу для себя вот так воспринял, но потом, когда они меня впечатлили, я их в сердце положил, Лиза. Апостол Павел, Послание к Евреям, он пишет: «Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов и судит намерения и помышления сердечные. И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто перед очами Его: Ему дадим отчет». Вот поэтому когда мы говорим о времени поста, да, чем наполнить – Божие слово потрясающе благотворно действует на душу и на тело человека. Мы же рассуждаем, что человек это душа и тело. И общение с Богом – ну как писал святой Игнатий Брянчанинов, когда ты в хороших отношениях с кем-то из внешних начальников земных, то тебе хорошо от этого. А когда ты в хороших отношениях с Богом, когда ты с Ним выстраиваешь отношения основательные и серьезные, и изучаешь Его слово – это тоже такая разновидность молитвы, как пишут святые: ты входишь в общение, в диалог с Ним, и меняешься, преображаешься. Так интересно общаться с людьми, которые наполнены Божиим словом. И я был потрясен, когда после вот, по прошествии какого-то времени, я попал в трапезную, где общались женщины из нашего хора. А у нас несколько хоров: есть хор мальчиков, есть детский хор, есть концертный хор, есть приходской хор, где поют женщины, есть девичий хор, есть мужской хор. И вот у нас приходской хор поет на службах по воскресным праздничным дням, раннюю литургию, и всегда среда у них день. И вот в среду это было, они пришли в трапезную, и о чем они разговаривают – это много женщин, – о Священном Писании. Это так интересно! Они рассуждают о тех книгах, которые они сейчас читают, о толкованиях святоотеческих и о том, что они потрясены, какой мир открывается перед ними: «А ты знаешь, слушайте, я вообще не представляла, оказывается, это вот то-то... А я всегда ходила и думала, неужели...» – и вот это такой разговор, который, знаете, настолько поражает, потому что там совершенно другие ориентиры, там другие приоритеты. Вот мы и обсуждаем приятности поста: мы начинаем с вами учиться дышать воздухом рая.

Л. Горская

– Ну да, конечно. А для трапезной вообще, мне кажется, такой разговор, он скорее в диковинку, честно говоря.

Протоиерей Андрей

– Правда?

Л. Горская

– Ну мне так кажется, такое представление.

Протоиерей Андрей

– А вы слышали другие?

Л. Горская

–Ну я не знаю, наверное, не стоит вдаваться в эти подробности.

Протоиерей Андрей

– А вот знаете, да, мы будем аккуратны здесь. А вместе с тем, о чем я хочу, дорогие друзья, сказать: мы сами решаем для себя, чем наполнить и свой ум, и свой стол, и свое сердце, когда мы встречаемся и общаемся, и ведем какой-то диалог, понимаете. И да, действительно, можно сколько угодно об этом рассуждать, но ведь когда высота определенного разговора и темы имеют отношение к Божиему слову, все преображается – это потрясающе интересно. То есть люди с интересом общаются. А во что превращается тогда эта пасхальная часть регаты – это... Ну кто-то скажет: ну, собрались – что, где, когда, вопросы – как это все скучно... Ничего подобного. Собираются те, кто читали, кто наполнены, кому интересно. И вот в финале всего этого они могут закрепить и вспомнить все, что они прочитали. Это так интересно, Лиза. И это вот такое живое действие – они сидят, они общаются, они думают, они размышляют. Все это еще к тому же красиво сделано. И кубки-то получают они – это ювелирная работа прекрасного мастера, и взрослая и регата, и детская, – они переходящие кубки, они очень дорогие. Это бриллианты, это натуральные камни, это золото, это серебро, это платина, это красивая работа. Они получают это и могут хранить у себя дома от Пасхи до Успения. И они отдают вот Успенским постом, отдают эти кубки, снова возвращают в Оргкомитет. И вы знаете, когда ты смотришь на эту работу – она красивая, она дорогая, и это подчеркивает значимость твоей... Нет, какой же победы – над собою: ты лень свою победил. Ты открыл Божие слово и погрузился в него очень глубоко. А потом ты чувствуешь голод, и ты испытываешь потребность читать дальше. Это очень интересное состояние. Его можно вообще никогда не испытать, если не понуждать себя вначале мыслить в эту сторону, а потом действовать.

Л. Горская

– А давайте поговорим о рассеивании внимания, которое у нас тоже как бы, которое вы упоминали в связи с практикой поста... Можно так сказать: практикой поста?

Протоиерей Андрей

– Можно.

Л. Горская

– Потому что я все чаще опять же сталкиваюсь с этим понятием. И я так понимаю, что сейчас это очень актуально. Сейчас даже, в частности у психологов и, видимо, это общая проблема. Потому что даже после сотрясения мозга к тебе в больнице (ну не дай Бог, конечно, сотрясение мозга) может подойти психолог и сказать: а вообще надо заниматься концентрацией внимания, осознанностью существования – это вам поможет восстановить там высшую нервную деятельность. Практически то же самое, да, только с медицинской точки зрения? Или нет?

Протоиерей Андрей

– Видите ли, в чем дело. Давайте с вами вспомним, исходя из того, что нам предлагают в традиции святоотеческой, с рассуждением по поводу, откуда приходят помыслы человеку. Нужно понять для себя, тогда мы сможем дать верный ответ на этот вопрос. Они приходят из четырех источников: от Бога, от Ангела Хранителя, от нашего падшего естества человеческого и от диавола. И мы учимся распознавать, откуда мысли приходят к нам. Вот почему очень важно не просто сосредотачиваться, а на чем, и движимые чем. Когда мы с вами учимся искусству духовной работы, есть определенные советы людей духовной жизни, которые показывают нам, куда идти. Знаете, был такой известный философ, Винни Пух, он сказал: у меня есть мысль, я ее думаю. Помните? Вот очень важно правильно думать, Лиза. Не просто думать, а правильно думать. О чем ты думаешь, какую ты мысль вложил в свое сердце? Заметьте, апостол Павел пишет, что из сердца исходят помыслы. Мы принимаем их откуда? Если принимаем их не от Бога, начинают они вести нехорошую работу у нас внутри, нас разрушают, и мы потом начинаем действовать, движимые этими помыслами. Вот почему, когда мы постом сосредотачиваемся на Божием слове, а оно у нас свежее и мы читаем его каждый день, мы открываем толкования на священные тексты, наполняемся этим Божественным глаголом, мы идем на службу, мы участвуем в таинстве. Более того, мы присутствовали за богослужением, где читается специальная перед постом молитва с благословением на пост, чтобы размягчилось наше сердце – это, конечно, образное сравнение, – чтобы мы вошли в состояние умягчения сердца. Мы вновь читаем эту молитву преподобного Ефрема Сирина, которую вчера читали, и завтра будем читать. У нас уже пошла среда сырная и впереди пятница, у нас уже не положены литургии, но мы в эти дни читаем молитву: «Господи и Владыко живота моего, Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми», – мы просим о том, с чем ведем борьбу. «Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любви даруй ми, рабу Твоему». Если Он дает, мы же должны подготовить почву – руки, сердце, чтобы взять. Вот почему мы учимся этому искусству настраиваться на доброе, на благое. Просто совет психолога, без духовной работы, вы знаете, может привести к разному – в зависимости от того, в чем упражняется и как практикует это человек, куда он направляет твою мысль, в какую сторону. Если здесь искусство смирения, то я знаю психологов, которые направляют к искусству гордыни. И есть такие книги, которые специально приготавливают и вводят человека в иное, совершенно страшное состояние. Знаете, вот такое ужасное, когда центром жизни является он: ты сам можешь, ты в состоянии, ты можешь добиться успеха...

Л. Горская

– «Тебе должно быть комфортно...»

Протоиерей Андрей

– Вот понимаете, все это мысли не оттуда. Но чтобы распознать врага – я имею в виду не человека, мы каждого должны оправдывать, а вот диавола, беса, стоящего за человеком. Нужно входить в традицию Божественного глагола и, находясь в Церкви, участвовать в таинствах, советуясь с теми, кто прошел впереди тебя и может подсказать, как правильно не только действовать, но еще и думать.

Л. Горская

– «Светлый вечер» в эфире радио «Вера». Здесь, в студии, настоятель храма святого благоверного великого князя Дмитрия Донского в Северном Бутове, кандидат богословия, кандидат исторических наук, духовник Олимпийской сборной России, а также член Общественного совета при уполномоченном при Президенте Российской Федерации по правам ребенка, протоиерей Андрей Алексеев. Оставайтесь с нами, мы вернемся через минуту.

Л. Горская

– «Светлый вечер» в эфире радио «Вера». Здесь в студии протоиерей Андрей Алексеев, настоятель храма святого благоверного великого князя Дмитрия Донского, что в Северном Бутове. И в преддверии Великого поста мы говорим о прощении. И давайте вернемся к этой теме, которая настолько обширна, что мы уже о множестве интересных и очень важных вещей поговорили. Все-таки прощение, в чем суть его?

Протоиерей Андрей

– Знаете, Лиза, удивительное слово, и речь опять же идет о состоянии. Хотя мы вслух произносим слова, что да, я прошу прощения и прощаю сам, но если в нашем сердце баррикада, стена, знаете, вот такой наваленный какой-то мусор, и мы, не работая внутри себя совестью, и являемся глухими к тому, чтобы проявить то, что имеет отношение к милосердию – это может так и остаться словами. Мы должны с вами понуждать себя идти в сторону вот готовности видеть перед собой тех людей, которых должны учиться оправдывать. Это не может быть быстро. Но мы потихонечку в этом навыкаем. И, заметьте, каждый год мы приходим к этому дню, особенному дню, когда Господь настаивает перед необходимостью отпустить внутри себя то, что мешает нам, что делает тяжелым наше сердце. А насколько это действенно – вы знаете, как священник могу сказать: это действенно. И когда человек решается на то, чтобы отпустить, он меняется сам. Я вспоминаю слова людей очень разных, в том числе и великих, с кем приходится мне общаться по роду моего служения, когда они прощали кого-то. Вот слова одной известной спортсменки, не буду называть ее имя: как будто гора с плеч упала, – она простила. А до этого ей было очень тяжело. И я понимаю почему: ее обидели, и несправедливо. Но когда она поступает по слову Божиему и прощает человека – не грех, а человека, – у нее падает с плеч гора. Знаете, я жду Великого поста этого особенным образом. Мне пришлось в прошлом году начать его не здесь, не в Москве, не в России, не дома то есть, а далеко-далеко в Корее, в Пхенчхане – это была Олимпиада, Олимпийские игры. И я думал: как я вот этот день буду проходить? Это же всегда ждешь этого мгновения: ты придешь в храм, эта служба, переоблачение из белых в темные одежды – это, конечно, символический момент, но ты ожидаешь в течение всего года вот этого состояния, в которое постепенно облекаешься ты. И вдруг Олимпийские игры. А это была пора финалов, когда самое ответственно время, какой же пост? Вы знаете, я стихи написал. Можно?

Л. Горская

– Нужно.

Протоиерей Андрей

– Да? Вот прямо в Прощеное воскресенье написал, в канун Прощеного воскресенья, прямо там, в Пхенчхане:

Просить прощенья и прощать –

Вот то, что Бог нам предлагает

Душой и сердце воспринять:

Прощен лишь тот, кто сам прощает.

Мы не желаем замечать

В другом благие измененья,

Однако жаждем обличать,

Прося формально извиненья.

Подумаешь – сказать «прости»,

Чего уж проще, только слово!

Но тяжело в душе нести

Багаж обиды на другого.

А чтоб вину свою признать,

Стремясь достигнуть царства света,

Необходимо понуждать

Трудиться совесть – больно это.

Как это все в себе взрастить?

Желать душой, умом стремиться,

Чтоб оправдать, чтобы не мстить,

Чтоб за обидевших молиться.

Я сам не справлюсь, помоги

Мне стать другим, Всесильный Боже,

Чтоб не делить: друзья, враги,

И кто дешевле, кто дороже.

Просить прощения и простить

Не может быстро получиться.

Дай, Боже, это все вместить,

Чтоб хоть немного научиться.

Л. Горская

– Хочется ну какой-то минуты тишины после таких стихов. Но мы не можем себе этого позволить на радио, это считается браком.

Протоиерей Андрей

– Да, я понимаю. Вы знаете, вот понимаешь, осознаешь для себя, что каждого из нас, Он, Бог, ставит в условия необходимости учиться, даже порой разговаривая, смолчать. Но для того, чтобы это не стало, опять же, знаете, вот таким моментом формальным, можно внутри себя быть далеко от чего-то того, о чем ты говоришь, тогда слова это одно, а дело это другое. Но заметьте, когда начинаешь учиться, хоть чуть-чуть практиковать то, о чем сказано в Божием слове и в нашей традиции святоотеческой, ты понимаешь, что положенное вот внутрь нашего сердца и сдобренное Божественным глаголом, в дни поста начинает работать и приносить особые плоды, даже если ты хоть чуть-чуть потрудишься. Потому что ты пускаешь в себя Того, Кто реально меняет тебя тогда, когда ты прилагаешь решимость и усилия. Есть прекрасные слова у святого Григория Богослова, он пишет: да, мы должны понуждать себя жить и поступать с любовью. Но если мы не имеем этой любви – а мы вначале не имеем ее, ибо она Божий дар тому, кто трудится, – мы должны понуждать себя действовать так, как если бы мы ее имели. И Господь, видя наше желание, даст нам по нашей неотступности, как дал немилосердный судия бедной вдовице, которая шла и просила и докучала ему, и он сделал это. Неужели Небесный Отец менее милосерден, чем немилосердный судья?

Л. Горская

– Вот я как раз хотела спросить. Я думаю, вы уже ответили на мой вопрос про формальное прощение. Это совсем плохо или лучше так, чем никак?

Протоиерей Андрей

– Вы знаете, тут, наверное, как вот священник, который принимает покаяние у людей, приходящих в этом состоянии нередко, ты спрашиваешь: а хочешь ли ты, вот желаешь ли ты, а готов ли ты позвать Господа в помощь для того, чтобы это произошло – да или нет? Мы доходим до вот этого простого, о котором сказано в Евангелии: пусть будет у вас да – да, нет – нет, остальное от лукавого. Вы готовы, вы хотите? – Да. – Давайте Господа попросим, чтобы Он нам помог это сделать. И будем бороться с тем, что будет не получаться. Но понуждая себя, как вот солдат, отступая если где-то, то с оружием в руках, придя в лазарет, получив врачевание от какой-то болезни и какого-то недуга, чтобы снова вернуться на линию фронта.

Л. Горская

– И два практических вопроса: прощать и продолжать общение с человеком – это одно и то же? Обязательно ли общаться дальше?

Протоиерей Андрей

– Не всегда. Не всегда, потому что есть столько различных ситуаций в отношениях между людьми. Есть то, что предполагает паузы в общении или ограничение в общении или, возможно, даже на какое-то время или длительное не взаимодействие. Но здесь важен совет пастыря, который поможет войти в конкретную ситуацию, чтобы понять, как правильно поступить не только сегодня, но еще и завтра, ибо ситуация меняется.

Л. Горская

– Спасибо. Второй вопрос практический, из моей собственной жизни. Мне недавно пришлось писать в книгу жалоб одной из платных московских клиник, по просьбе администратора этой клиники, жалобу на гардеробщиц, которые ну просто иногда общались так, как будто хамят, и это «иногда» случалось достаточно регулярно на протяжении нескольких лет. И когда я задала вопрос администратору, говорю: девочки, почему вы в любом настроении нормально общаетесь, а вот в гардеробе мы что-то такое вот получаем странное постоянно? Они сказали: пожалуйста, не могли бы вы про это вот здесь вот написать, ну пожалуйста. Вот права я была или нет? Ну даже не в этом вопрос, а вот в таких ситуациях, может быть, мне нужно было простить гардеробщиц тоже? Или есть какие-то ситуации, в том числе и социальные, когда ну прощать не стоит? Или, может быть, надо как-то в глубине души простить, а как-то все равно наказать?

Протоиерей Андрей

– Вы знаете, очень хороший вопрос. Одна ситуация от другой может отличаться. Вот почему, когда мы с вами двигаемся в направлении духовной жизни, мы призываем Господа в помощь для того, чтобы Он нам помог, находясь вот в церковной ограде – я об этом говорю в самом широком смысле слова, то есть находясь в том состоянии, когда мы учимся перед Богом ходить, то есть мы учимся в этой практике осознавать, что Господь слышит, видит, ведет нас, и происходящие события мы обсуждаем с тем нашим духовным наставником, духовником, который помогает нам войти в суть проблематики и посмотреть. Вот сейчас, если мы даже читаем святых отцов поучения – на одно и то же событие в отношении разных людей они по-разному реагирует и дают разные советы. Одному сейчас нужно непременно промолчать, а другому обязательно сказать. Вот здесь необходимо ничего не сделать, но молиться. А другому дают совет, что нужно делать непременно, но тоже молиться. То есть в зависимости от того, куда ты поставлен, что ты делаешь и как ты отвечаешь за это. Есть хороший пример, который произошел, случай с князем Владимиром равноапостольным, который, приняв христианство, перестал наказывать разбойников. И беззакония в пределах Киева, на подступах к нему так приумножились, что пришли священнослужители к князю и попросили навести порядок. А он сказал: как же, я же христианин теперь? Так вот по-христиански и наведи, с рассуждением. То есть необходимо понимать, что мы поставлены в разные условия жизни и, находясь на разных послушаниях, обязаны отвечать за те сферы, где в том числе мы и воспитываем тех людей, которые находятся возле нас, иначе хорошего не будет. Но вот в каком состоянии мы это делаем, чем мы движимы? Заметьте, в каком духе мы находимся, когда мы сейчас, допустим, воспитываем своих детей, или общаемся с мужем, или с женой, да, в каком состоянии? Замечательное высказывание есть у святителя Филарета Московского, он пишет, что раздраженный начальник, родитель, он не научает, он сам раздражает. Мы должны бороться в себе с тем злом, которое поднимается в нас. Заметьте, Лиза, речь ведь идет о главной заповеди – о любви к Богу и к ближнему. То есть как это так: я должен себя любить? А разве, а самолюбие, как же вот тут вот одно с другим совместить? Грех – самолюбие, а вот любить в себе Христа – вот здесь об этом речь идет. В себе нужно увидеть этого нового человека, с помощью Божией, находясь в Церкви, и воспитывать в себе этого нового человека. А другого человека в себе – ветхого, гадкого, нехорошего, –тоже увидеть и с ним вести борьбу. И смотреть: вот сейчас ты общаешься с кем-то из тех, кто возле тебя – с этой гардеробщицей, с администратором, дома с кем-то, в школе с кем-то, на производстве, в институте, – ты сейчас общаешься от лица ветхого человека своего и обращаешься к ветхому человеку, который сейчас вот тут тебе сказал что-то? Или ты молишься, берешь огнетушитель, как сказал преподобный Паисий, да, вот в себе вот это все угашаешь с помощью Божией. И потом из глубины этого своего сердца, извлекая нового человека, с помощью Божией, ты оттуда обращаешься вот туда, к новому человеку, который, может быть, сразу не откликнется на твой призыв. Но постепенно ты это делаешь и делаешь, и в конце концов, ты слышишь его тонкий голосок. А оказывается, он там есть. Но если ты сейчас, движимый, может быть, даже хорошей такой, как знаете, благой идеей или мыслью, начинаешь от ветхого человека обращаться к ветхому человеку – что ты получишь в итоге? Зло, помноженное на зло, даст еще большее зло. Ты не добьешься результата. И это можно только с Божией помощью, потому что это напрямую связано с воспитанием кротости, а кротость – это укрощение нрава. Мы в себе должны укротить вот того самого зверя, который поднимает свой голос и рычит на многих, и готов укусить и даже поцарапать.

Л. Горская

– Настоятель храма святого благоверного великого князя Дмитрия Донского в Северном Бутове, протоиерей Андрей Алексеев, в студии радио «Вера». Мы говорим о прощении. Такая важная тема как прощение собственных детей. Мы с вами немножко говорили до программы, тема очень актуальная, я вот вам рассказывала, скажу нашим слушателям. Слежу за многими сообществами в интернете психологическими и удивляюсь, как часто родители сталкиваются с такой проблемой в себе, что они кричат на детей. Вот им не нравится – они кричат, вот им не нравится – они наказывают там, шлепают. И пишут потом в сообществе: ну что мне делать? Я такой (сейчас модное слово) «токсичный» родитель. Ну смотрите, какая ситуация: моя дочка десять минут не могла встать – я ее будила, потом она не пошла чистить зубы, игралась с шариком, потом я ей принесла сок, она пролила этот сок с шариком, – и я ее шлепнула в итоге, я закричала на нее. И вообще, почему она меня так избирательно слышит, что-то слышит, что то не слышит, и я... я... я... – а потом в комментариях там, например, может выясниться, что этой девочке пять лет. А меня поразил, извините, тоже поразил недавно комментарий к аналогичному посту, к аналогичному тексту. Кто-то пишет: вы знаете, я вот тоже сетовала, что у моего ребенка избирательный слух, пока себя на этом не поймала и поняла, что он от меня научился, что у меня тоже избирательный слух: я, что нравится – слышу, что не нравится – не слышу. Прощение детей.

Протоиерей Андрей

– Лиза, вы подняли очень важную тему. И дорогие друзья, я хочу вам предложить вот над чем задуматься. Дело в том, что мы каждый день находимся сами на экзамене. Я не оговорился: мы Богом ставимся в условия, которые Он моделирует, которые Он ставит пред нами, и нас в них вводит для того, чтобы нам учиться искусству перемен в себе. И это напрямую связано с тем, что неудобнее всего для каждого из нас – речь идет об искусстве смирения. Мы много и часто порой об этом слышим, но мы не пытаемся идти в эту сторону. И не понимаем даже, что это, оказывается, единственная возможность человеку измениться и войти в Небесное Царство, которое начинается здесь, в нашем сердце, если мы начинаем практиковать, то есть учиться этому искусству. Какому искусству? Вот смотрите, попадая в неудобное положение, та мама, о которой идет речь, она как много, как долго и как часто в течение этого момента преодоления – ребенок с соком, ребенок не чистит зубы, ребенок не встает с постели, – как часто она молилась в это время? Вы знаете, я сейчас, может быть, такие знакомые слова говорю, дорогие мои, я спохватываюсь, что я забываю это делать. И, к сожалению, я понимаю, что это не навык во мне, я себя понуждаю вспоминать о том, что это нужно делать как можно чаще. И вы знаете, это работает: как только ты начинаешь Бога звать в помощь – это огромная сила, ты подключаешься к другому источнику. Если ты вдруг разводишь руки и чувствуешь, что тебя покидает душевное спокойствие, к какому источнику подключаешься ты? Кто начинает работать вместе с тобой? Вместе с кем ты кричишь на ребенка, какая сила? Ты в Святом Духе сейчас находишься?

Л. Горская

– Да вряд ли.

Протоиерей Андрей

– Вот об этом речь, Лиза, понимаете. Как только мы спохватываемся, начинаем Бога звать в поддержку, и вспомните молитву Оптинских старцев: «Господи, дай мне с душевным спокойствием встретитесь все, что принесет мне наступающий день», – с душевным спокойствием. Как важно в любой ситуации учиться и говорить с душевным спокойствием. И еще, вы знаете, мне все больше и больше нравится сказка «Волк и семеро козлят». Там есть потрясающий такой момент, когда волк идет к кузнецу, чтобы он перековал его голос, и он стал петь другим голосом. А если перевести это в наш с вами формат общения, мы должны подбирать тон, которым мы общаемся и с нашими детьми в частности. Понимаете, каким тоном мы общаемся: кто сейчас говорит через меня, кто действует сейчас через меня – Христос или... И вот эта задача, которую Господь непременно ставит перед нами: мы должны учиться искусству вместе с Ним общаться, то есть призывая Его в поддержку. И апостол пишет: непрестанно молитесь. К сожалению, мы сегодня не достигли в своем состоянии такого, но мы должны учиться этому искусству: обращаться к Богу – чтобы Он сейчас помог мне поднять дочку с постели, чтобы Он помог мне находиться в душевном спокойствии. И с Его помощью сказать из глубины своего нового человека, обращаясь к новому человеку этого, пока маленького еще совсем существа, чтобы вот туда мое слово силой Божией вошло и сподвигло. Это же тоже, ну поймите, это же тоже рычаг воздействия, мы должны найти его там. А что делаем мы тогда в этом положении? Мы сами начинаем поступать не по-Божьи, находясь в злом духе, и воспитываем в ребенке навыки к такому же поведению. И они будут поступать точно так же в отношении своих детей. А мы будем удивляться, почему у них не получается. И кто же их заразил этим состоянием? Кто же стал примером этого преодоления в себе подобных проявлений, которые непременно имеют быть в практике каждого из нас? Мы учимся вести борьбу с этими проявлениями, мы их природу понимаем для себя? И вот Великий пост – это время, когда мы можем, в себе это рассмотрев, вести войну с этим состоянием и учиться искусству к Богу обращаться как можно чаще, чтобы постепенно это стало навыком в нашей жизни.

Л. Горская

– То есть теоретически можно там, общаясь с духовником или я не знаю, кто как, взять для себя в качестве меры поста, например, не кричать на ребенка.

Протоиерей Андрей

– Это тоже определенная духовная практика, да. И преподобный авва Дорофей пишет: для начала нужно молчать, пока не успокоишься.

Л. Горская

– И молиться надо.

Протоиерей Андрей

– Непременно. Если мы этого не делаем, поймите, это же напряжение. Мы должны погасить то, что в нас поднимается, а мы не совершенны – ну поднимается, нужно признать, что это в нас есть и вести борьбу. И пост – это замечательное время, когда обнажается в нас наша гадость. Но есть узда, которую Господь предлагает нам взять. Вот почему преподобный Серафим Саровский пишет: пост без молитвы бесплоден, а без поста молитва тщетна. Ты вспахиваешь поле – засей его обращением к Богу. И чтение Божиего слова – это тоже определенная разновидность молитвы, это общение, это диалог с Богом. Ты читаешь, общаешься, ты настраиваешься на другую волну. И ты оттуда черпаешь примеры, ты успокаиваешься, и ты в мирном духе общаешься с тем, кто сегодня не выстроен – твой ребенок. Он не знает чего-то, он не умеет чего-то – а ты взыскиваешь с него за вранье так же, как за не съеденную кашу. Причем, может быть, даже еще больше за кашу. Потому что ты сейчас вот не в духе, и ты хочешь вообще отдохнуть, а вот тут тебе мешают, а вот тут тебе не дают. И еще есть одно важное обстоятельство. Дорогие, если вас прерывают ваши дети во время молитвы – прерывайтесь. Прерывайтесь. Идите и сделайте то, что они от вас сейчас хотят. А потом снова настроиться и снова. И так может быть и десять, и двадцать, и тридцать раз. Они маленькие, они каких-то вещей не чувствуют, они нуждаются в вас, в вашем слове. А если они сейчас после этой молитвы, которая к Богу: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас!» – и тут отвлекают тебя, – и ты как «помилуешь» тут этого ребенка! Ты ж только что читал, да: «Боже, милостив буди мне, грешному», – и тут же сразу... Вот посмотрите, это же все из нашей жизни. Я не утрирую, я констатирую. Потому что вот мы это все тоже разбираем с родителями, которые приходят на общение, на диалог. Потому что у нас ведь целый центр детский, да, это и дошкольный лицей, и гимназия, и как такая школа воскресная, спортивный комплекс. И много ситуаций, требующих рассмотрения и изучения с теми, которые хотят учиться искусству владеть собою, понимаете, с Богом. Потому что можно научиться искусству тоже собой владеть, но без Бога.

Л. Горская

– А вот после того как вы сравнили вранье с пролитой кашей, я хочу спросить мимо каким моментов в поведении ребенка ну никак нельзя пройти? В то время как, ну наверное, большинство согласятся со мной, что какие-то бытовые моменты, какую-то рассеянность и так далее можно запросто простить.

Протоиерей Андрей

– Лиза, мимо любых.

Л. Горская

– Вообще?

Протоиерей Андрей

– Да, просто нужно быть рядом. Но знаете, вот можно быть рядом. Знаете, как вот бывает, идет дождь – а у нас зонтик, и зонтик ведь над нами все время, даже если он маленький, но он защищает. Нужно быть рядом. Просто когда это сильный дождь, тогда и плащик надет, еще и сапожки на нас, понимаете, кроме зонтика. А когда он там легкий такой, даже можно и куртку не надевать, пробежался без зонтика даже. А тем более если легкий летний дождь, понимаете, может быть, даже и зонтик убираешь, чтобы как-то... Хотя сейчас небезопасно, да, помните, у Высоцкого была песня: ведь не все то, что сверху, от Бога, да, – вот тоже нужно быть здесь бдительным. Поэтому быть рядом в любой ситуации, помогая пережить человеку что-то. Он ошибся, он совершил плохой поступок – да, но это мой ребенок, я его люблю, независимо от всего, он останется моим ребенком. Я должен благословлять его, то есть поддерживать, я должен его любить, чтобы он ощущал: что бы ни произошло, я все равно рядом, я включаюсь, я молюсь, я прошу Бога о помощи и я разговариваю с ним, объясняю, рассказываю. Но не сам по себе, а вместе с Богом, взываю к его человеку новому, к его Христу в его сердце, чтобы он осознал, что вот так делать нельзя.

Л. Горская

– И так много раз может быть.

Протоиерей Андрей

– И так очень много раз. И к этому нужно относиться как к данности: это будет очень много раз. И мы должны понимать, что других вариантов не будет, это наша задача. Это пока еще совсем маленькие люди, они каких-то вещей не воспринимают. У них еще чувства, не отточенные в том, чтобы иметь навык к различению добра и зла. И мы должны быть рядом вместе с ними, помогая им преодолевать эти трудности. Это наша задача родительская. С Божией помощью.

Л. Горская

– Спасибо большое, отец Андрей. Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» была программа «Светлый вечер». Ее для вас провела Лиза Горская. У нас в гостях был протоиерей Андрей Алексеев, настоятель храма святого благоверного великого князя Дмитрия Донского в Северном Бутове, кандидат богословия, кандидат исторических наук, духовник Олимпийской сборной России и член Общественного совета при уполномоченном при президенте Российской Федерации по правам ребенка. Всего доброго.

Протоиерей Андрей

– Всего доброго, дорогие друзья. До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Герои моего времени
Герои моего времени
Программа рассказывает о незаметных героях наших дней – о людях, способных на поступок, на подвиг. Истории этих героев захватывают и вдохновляют любого неравнодушного человека.
Исторический час
Исторический час
Чему учит нас история? Какие знания и смыслы хранятся в глубине веков? Почему важно помнить людей, оказавших влияние на становление и развитие нашего государства? Как увидеть духовную составляющую в движении истории? Об этом и многом другом доктор исторических наук Дмитрий Володихин беседует со своими гостями в программе «Исторический час».
Крестный ход сквозь века
Крестный ход сквозь века
Голоса Времени
Голоса Времени
Через годы и расстояния звучат голоса давно ушедших людей и почти наших современников. Они рассказывают нам о том, что видели, что пережили. О ежедневных делах и сокровенных мыслях. Программа, как машина времени, переносит нас в прошлое и позволяет стать свидетелями того времени, о котором идёт речь.

Также рекомендуем