"Основы православной культуры". Светлый вечер с Еленой Гуцул и Татьяной Самошкиной (21.06.2016)

* Поделиться

Елена Гуцул и Татьяна СамошкинаУ нас в гостях были преподаватели Основ православной культуры, учителя московских школ Елена Гуцул и Татьяна Самошкина.

Мы говорили о том, что входит в курс Основ православной культуры, кто его преподает и кто выбирает его для своих детей.


В.Емельянов

— Здравствуйте, это программа «Светлый вечер» на радио «Вера». В студии Владимир Емельянов.

А.Пичугин

— Алексей Пичугин, здравствуйте!

В.Емельянов

— Мы сегодня будем говорить о таком школьном предмете, как Основы православной культуры и нам будут в этом помогать педагоги, преподаватели этой самой православной культуры. Татьяна Михайловна Самошкина — методист школы 2073, преподаватель Основ православной культуры, здравствуйте!

Т.Самошкина

— Здравствуйте!

В.Емельянов

— И Елена Семеновна Гуцул — учитель школы 1391, тоже преподаватель Основ православной культуры, добрый вечер.

Е.Гуцул

— Здравствуйте.

В.Емельянов

— Ну что же, дискуссия о ведении в школах Основ православной культуры ведется уже ни год, даже ни два, и ни три, а уже десятилетия, процесс пошел. И процесс пошел давно, и во многих школа Основы православной культуры стали частью процесса образовательного и можно уже, наверное, говорить о каких-то успехах и о каких-то неудачах. Давайте попробуем, если так можно выразиться, подытожить этот небольшой накопленный опыт. Итак, что мы имеем на данный момент? О чем мы сегодня можем уже говорить с определенностью.

Т.Самошкина

— С каждым годом тенденция выбора именно православной культуры — ОПК становится больше. То есть детей становится больше в классах. Если начинали мы, родители опасались выбора именно направления православного, брали в основном все Светскую этику, то теперь в общем-то, они как раз понимают, что ОПК — это не то, что мы изучаем молитвы, не то что мы ходим в церковь, не то, что мы углубляемся в изучение Библии — нет конечно. Мы, в общем-то просматриваем все это поверхностно. Мы касаемся именно культуры православия, мы даем те знания, которые дети должны знать, живя все-таки в России, изначально Россия — это православная страна, в основном, конечно то, что в ней довольно много еще народов, которые проживают с различными другими направлениями вероисповедания.

В.Емельянов

— И они и будут здесь проживать.

Т.Самошкина

— Конечно, поэтому, в общем-то и весь курс и называется Основы религиозных культур и светской этики, который разбит на шесть модулей. То есть родитель выбирает самостоятельно, что им изучать. В начале, я повторю, что шла тенденция выбора светской этики. Теперь, в общем-то, склоняются к тому, что идет больше выбор православия. И родители каким образом выбирают — третий класс, родителей приглашают на собрание, причем собрания проходят трижды. В первый раз их знакомят, что это такое, учителя преподаватели, которые ведут эти предметы рассказывают, что же это за предмет, с чего он начинается, что, как, чему будут обучать, какие модули есть и для чего они нужны. Причем вы знаете, я в своей школе приглашала на такие собрания, приглашала батюшку — это отец Федор в Киевском поселке и приглашала имама из Наро-Фоминска. То есть они приходили вдвоем, они говорили, нужно ли это, не нужно. Причем, допустим, если батюшка говорил: «ОПК — это хороший предмет, основы православной культуры, детей не будут именно готовить к тому, чтобы они ходили в церковь. Нет — это выбор добровольный, если ребенок к этому подойдет, если в семье к этому готовы, то они сами придут в церковь». Отец Федор это подтверждал, то есть, он тоже выступал. Имам же был немножечко по-другому настроен, он наоборот сказал, что нет, выбирайте светскую этику, учителя все равно ничего не знают.

А.Пичугин

— Ну кстати, давайте сразу назовем шесть модулей, Вы говорите, что их шесть, может быть не все в курсе, какие это модули.

В.Емельянов

— Вот, например, я не в курсе.

Т.Самошкина

— Это, как мы уже сказали — это Основы православной культуры, следующий — это Светская этика, потом, Основы ислама, Основы буддизма, Мировые религии и Ииудаизм.

А.Пичугин

— Соответственно все, что у нас представлено в России, все религии, они таким образом и преподаются.

Т.Самошкина

— Они таким образом освещаются все, причем можно просто выбрать Мировые религии.

В.Емельянов

— Это как раз вопрос, который у меня повис на устах — а чего эти модули дробить, шесть их, просто взять Мировые религии и просто их изучать, с одной стороны. С другой стороны, загрузка у школьников колоссальная, нужно ли им изучать историю мировых религий, начиная с проторелигий, шумеро-аркадской всякой... буддизм, иудаизм, ислам, христианство.

А.Пичугин

— И насколько глубоко.

В.Емельянов

— Да, и насколько глубоко. Потому что мы с Лешей сейчас буквально перед эфиром обсуждали этот вопрос и у нас все-таки точки зрения разделились. Леша считает, например, что это программа уже для студентов ВУЗов и то не каждых.

А.Пичугин

— Есть школьный предмет Мировая художественная культура — МХК, который на протяжении уже последних... я не знаю, в советское время он преподавался, или нет, но нет, наверное.

Е.Гуцул

— Он с пятого класса, есть, да.

А.Пичугин

— С пятого класса начинается, уже 25 лет успешно преподается. Соответственно в курсе Мировой художественной культуры, учеников же знакомят с различными возможными религиозными воззрениями, исповеданиями той, или иной религии у разных народов.

Е.Гуцул

— Нет, Вы знаете, Вы зря так говорите, именно по тому предмету, который Вы сейчас произнесли, там смотрится сама культура. Какая-то живопись, какие-то скульптуры и так далее, или там освещается архитектура. Но однако история, предыстория самого вероисповедания не оговаривается. То есть этого как раз там нет. Даже если взять мировые религии, вы не представляете, насколько это интресно.

А.Пичугин

— Нет, мы представляем как раз.

Е.Гуцул

— Когда сам начинаешь углубляться в это, когда действительно не зная, открываешь и начинаешь смотреть, откуда пошел буддизм, что был такой человек, реально существовал, он даже прописан, даже год рождения его известен. Либо потом берем ислам, то же самое, пока я во все это не углубилась, я считала, что ислам возник раньше, чем православие, я глобально ошибалась, что православие возникло намного раньше.

А.Пичугин

— Христианство, будем говорить так.

Е.Гуцул

— Да, конечно же, христианство, которое потом раздробилось, разделилось на разные конфессии. Но когда начинаешь это изучать — это интересно. Причем дети, когда они слушают — это, наверное, тот предмет, на котором детей не надо успокаивать.

А.Пичугин

— Так Вы же говорите об Основах мировых религий. А почему тогда Основы православной культуры?

Е.Гуцул

— А они тогда просматриваются все, если мы берем Основы мировых религий, то мы касаемся всех.

А.Пичугин

— Так это же замечательно, с одной стороны, мне кажется, если речь идет о детях из церковных семей воцерковленных семей, то там этот вопрос в общем и не стоит, это идет с одной стороны из семьи, с другой стороны из прихода, может быть из воскресной школы, если дети туда ходят — это с одной стороны. А с другой стороны, если речь идет о детях из семей не воцерковленных, то почему бы их не знакомить с основами мировых религий, да и церковных детей тоже, потому что они ходят в церковь, им рассказывают про православие, а откуда они узнают, им же жить вместе с детьми из мусульманских семей, им жить среди людей, которые исповедуют иудаизм и так далее, среди буддистов тоже. Не на этом ли предмете выстраивается коммуникация детей разных религий между собой. Они понимают, что они ни в коем случае сами по себе ни хуже и ни лучше друг друга.

Е.Гуцул

— Вы знаете — это уже, наверное, следующая ступенька образования детей. В четвертом классе — это выбор родителей, когда они выбирают тот модуль, по которому будет обучаться ребенок, начиная с пятого класса введен новый предмет — Основы духовно-нравственной культуры народов России.

А.Пичугин

— А это обязательный предмет, да?

Е.Гуцул

— На данный момент он не то что обязательный, он идет, как внеурочная деятельность, как дополнительный предмет, как выбранный. Но в любом случае дети на него приходят все и все по нему работают. В основном все приходят, такого нет, что кто-то пропускает, что не хочу, не пойду, такого просто не бывает. Они приходят, потому что действительно это интересно, когда они начинают все это узнавать.

В.Емельянов

— Но это как рассказывать, конечно, тоже еще очень важный этот момент.

Т.Самошкина

— Мне бы еще хотелось сказать о том, что в третьем классе родители пишут заявление, какой бы модуль они хотели бы изучать. Но и они будут изучать только тот модуль, который учитель прошел курсы. Если он не прошел курсы по этому модулю, он не имеет права его и преподавать.

А.Пичугин

— А Вы перед тем как стали преподавать Основы православной культуры, где проходили подготовку? Ведь наверняка Вы раньше преподавали другие предметы в школе?

Т.Самошкина

— Конечно.

В.Емельянов

— А какие?

Т.Самошкина

— Я учитель начальных классов.

В.Емельянов

— А Вы?

Е.Гуцул

— Учитель начальных классов.

В.Емельянов

— И соответственно, где Вы проходили подготовку по Основам православной культуры?

Е.Гуцул

— В МИОО — 72 часа.

В.Емельянов

— То есть это государство? Это не церковь?

Т.Самошкина

— Нет-нет, мы учились в институте образовательном, который готовит, именно у них курсы по учителям, если нужна более глобальная подготовка, более углубленное по какому-то предмету, мы ездим туда.

Е.Гуцул

— Да, и было все очень серьезно, мы сдавали зачеты, нам дали сертификаты.

А.Пичугин

— Это вот кстати один из вопросов, который очень часто задают родители, скажем, в Москве дело несколько иначе обстоит, а что касается глубинки — кто, как правило преподает в ОПК — это кто, это какая-то тетенька, которая может быть в прошлом комсомольский, или даже пионерский лидер, а теперь она вдруг внезапно обрела веру, воцерковилась и стала читать Основы православной культуры. Я помню, потому что мы в свое время, когда изучали в институте, сначала я еще застал, какие-то основы марксизма-ленинизма, а буквально через год этот же человек читал историю религий, что было довольно потешно, конечно. Вот у родителей такие сомнения могут быть.

Е.Гуцул

— В основном — это учителя начальных классов, потому что они работают с этими детьми, то есть, начинается это все в четвертом классе. Учителя опять же, те, которые готовы проходить эти курсы — это же не обязательно, то есть, там никого не заставляют. У нас изначально было три преподавателя, потом... на данный момент их сейчас уже пятеро. Причем только двое-трое могут преподавать все модули, нас готовили по всем модулям, все шесть модулей. А два человека поехали подготовились только по православию. То есть опять же, учитель сам выбирает для себя, по какому модулю он готов разговаривать с детьми. То есть он может себя подготовить по одному модулю преподавать, а может по всем модулям сразу.

А.Пичугин

— Еще одна опасность, которую, например, я здесь вижу, с одной стороны у нас в студии две замечательные женщины, я так понимаю, что вы, несмотря на то, что возможно, может быть да, может быть нет — люди церковные, но в общем светские. А где гарантия Основы православной культуры в школу не придет человек, который не получил духовного образования, настоящего, он не очень хорошо себе представляет богословие, он не очень хорошо себе представляет действительную православную культуру, но при всем при этом находится в плену каких-то представлений и фантазий о святой Руси, замечательной нашей бесконечно святой русской истории. И вот это все, этот весь сладкий елей он вкладывает в головы ни в чем не повинных детей.

В.Емельянов

— И вдогонку к Лешиному вопросу, 72 часа, Вы говорите, но это же ничтожно мало.

Т.Самошкина

— Но еще ведь есть самообразование.

А.Пичугин

— Видите, Вы этим занимаетесь, а кто-то нет, кто-то посчитает, что этого достаточно, еще он прочитает несколько тонких брошюрок и вперед.

Е.Гуцул

— Ну вот я, допустим, когда обучалась этому предмету на курсах, я проходила 118 часов, уже не 72 и нас готовили, действительно серьезно готовили. У нас профессора читали, именно каждый свой модуль, то есть это не то, что пришел один человек и все модули нам отчитал — нет, каждый человек, который знает глобально именно свой предмет, свой модуль, которые для нас модули, а они именно предметники именно по этой сфере и они рассказывали, все показывали, беседовали с нами и потом мы сдавали зачеты.

В.Емельянов

— Вы все шесть модулей можете читать? И по исламу, и по иудаизму?

Е.Гуцул

— Да.

А.Пичугин

— То есть, соответственно, если кто-то из детей выбирает Основы мировых религий — тоже попадают к Вам?

Е.Гуцул

— Ну в общем, вы знаете, у меня именно в этом году первый раз такое было. То есть девочка, которая училась у меня в классе — это мой ребенок, из моего класса, она дагестанка и родители очень на своей религии, они полностью придерживаются ее, и они выбрали не светскую этику, они выбрали ислам, причем это был один ребенок. И для того, чтобы она не сидела где-то в другом кабинете одна, она присутствовала на светской этике, но занималась по своему учебнику и с ней занимались отдельно.

А.Пичугин

— А кстати, что такое светская этика?

В.Емельянов

— Я тоже хотел спросить, что вы там изучаете? Как вилку с ножом держать?

Е.Гуцул

— Нет, ну что вы, это мы говорим о добре, О зле, о дружбе. То есть то, что окружает детей постоянно. Причем и толерантностное отношение, то есть, если дети другого вероисповедания — это ни о чем не говорит, они должны быть все вместе, мы живем вместе, это наш общий дом — Россия. Поэтому это светская этика и изучает. В сущности все модули охватывают это и потом все равно об этом говорится. Там первая тема — это Россия общий дом, то есть начинается с этого и заканчивается, в общем-то, дружбой.

А.Пичугин

— А у на с же никогда нельзя было преподавать что либо, рассказывающее о добре и зле, об этической стороне жизни, без идеологической подоплеки, будь то марксизм-ленинизм, и в советское время все это облекалось в такую оболочку, будь то Закон Божий, до революции. А как, если речь идет о светской этике, говорить об этих вещах, безотносительно к вопросам религии, или вопросам идеологии?

Е.Гуцул

— В общем-то, это можно запросто все обойти, мы же говорим о тех примерах, которые мы видимо ежедневно. Мы можем говорить о добре и зле, непосредственно находясь в классе. То есть, мальчик толкнул девочку, во что это может вылиться? Может девочка улыбнуться в ответ, или дать рюкзаком по голове. Такой минимальный пример.

В.Емельянов

— Это касается светской этики?

Е.Гуцул

— Конечно это касается — это добро и зло. Либо ты отвечаешь злом на зло, либо ты понимаешь, что человек случайно, то есть проявляется твое внутреннее качество — это уже добро. Даже вот такая мелочь, либо начинаем... причем они очень хорошо понимают, когда мы переходим на животных. Ты покормил котенка — это хорошо?

В.Емельянов

— Это счастье, как была цитата из фильма «Гостья из будущего»: «А вчера я накормила бездомного котенка. Какое счастье».

Е.Гуцул

— Да, потом от этих котят мы переходим к тем людям, которые действительно в чем-то нуждаются. Там бабушку через дорогу перевести — это же хорошо, правильно? А не толкать, допустим, если она в очереди стоит, может быть ей уступить эту очередь, или место ей где-то уступить. В общем, такая мелочь, казалось бы, но об этом мы тоже говорим — это в светской этике.

А.Пичугин

— Мы сегодня говорим о предмете Основы православной культуры, ну и о предметах, которые преподаются в школе, сейчас в современной школе вместе с ОПК — это шесть модулей. Я напомню — это Основы светской этики, История мировых религий, Основы ислама, Основы иудаизма, Основы буддизма и Основы православной культуры. Об этом мы сегодня говорим с преподавателями Основ православной культуры из разных московских школ. Это Татьяна Самошкина — преподаватель школы 2073 и Елена Гуцул — преподаватель школы 1391.

В.Емельянов

— Я знаю, что была еще одна такая серьезная проблема, коли мы не только о предмете рассказываем, которые существуют. Было несколько учебников и они были разные. И долго шли дискуссии о том, какие из них подходят и преподавателям и ученикам, а какие не подходят. Что мы имеем на сегодняшний день в результате? Вы оставили это многообразие учебников, или все-таки пришли к какому-то единому учебнику?

Е.Гуцул

— У нас теперь один учебник, не единый конечно по всем модулям — каждый учебник по своему модулю. Но в любом случае, он единый по всем школам. Единственное, что до сих пор еще новый учебник, я его уже видела, он уже разработан, но пока в школе его еще нет, когда изначально учебник... начиналось все с чего, в четвертом классе — это было второе полугодие и переходило в пятый класс на первое полугодие и учебник у нас до сих пор так и остался 4-5. А вот новый учебник есть, я его видела, нам его показывали, но пока в школах его нет. Пока не издан, то ли еще как-то до нас не дошел. К сожалению не могу сказать автора.

А.Пичугин

— А кто вообще визирует эти учебники?

Е.Гуцул

— Вы знаете, там полный совет. И присутствуют представители всех конфессий — это обязательно. Нам даже показывали фотографию тех, кто обсуждают эту тему, там все обсуждают, все учебники абсолютно.

Т.Самошкина

— У нас настоятель храма — отец Георгий, он нам покупает учебники и когда у нас первый урок Основ православной культуры, он приходит на этот урок, детям рассказывает и дарит учебники.

В.Емельянов

— А в дальнейшем вообще духовные лица посещают занятия?

Т.Самошкина

— Да, у нас проходит много семинаров. Мы ставим с детками спектакли, например, Рождество Христово, или день православной книги, мы обязательно приглашаем отца Георгия, учителя воскресной школы Ирину Алексеевну Почеткову и они присутствуют на этих праздниках. Мало того, у нас знаете такое сотрудничество с воскресной школой, они к нам тоже приходят и показывают свои спектакли с детками. Это уже стало такой традицией хорошей.

А.Пичугин

— Это, что касается православных священников, а что касается имамов, или там раввинов, они приходят, посещают?

Е.Гуцул

— К сожалению их в школе мы не видели.

А.Пичугин

— Но дверь открыта школы для них.

Е.Гуцул

— Да, конечно, пожалуйста. На собрание приезжают, имам у нас был на собрании, он приезжал. Он разговаривал с родителями, он говорил, не столько о предмете, о своем вероисповедании. На собрании, что нужно выбирать он советовал родителям.

А.Пичугин

— Расскажите, пожалуйста, если вы знаете, конечно, мы говорим сейчас о московских школах, вы рабоатете в школах, которые находятся на территории Новой Москвы, но все равно — много школ, много священников, много храмов, можно найти имама, или раввина. А как быть со школами, которые находятся в периферии, в глубинке? Там же по идеям, по правилам дети тоже должны выбрать направление?

Е.Гуцул

— Там все происходит на таком же уровне.

А.Пичугин

— Один священник на пять-шесть храмов, сумеет он еще найти, извините, «дырку» в своем расписании, чтобы доехать до школы — это вопрос, а вот ближайшая синагога, мечеть, или пагода — где-то очень-очень далеко.

Е.Гуцул

— Может быть поэтому мы их не видим.

А.Пичугин

— Просто, я не знаю, вам приходится общаться с вашими коллегами из школ, которые находятся в отдаленных местах, может быть на каких-то мероприятиях, конференциях?

Е.Гуцул

— Помимо этого у нас семинары еженедельно обязательные и мы постоянно встречаемся.

А.Пичугин

— Как они выходят из такого информационного вакуума?

Е.Гуцул

— Почему вакуума? Есть великолепная, в общем-то, великолепный сайт в интернете — это pravolimp.ru, там столько всего. И там великолепно разработаны уроки, если допустим нет тетрадей, которые не всегда бывают в издательстве, когда мы заказываем, мы прямо берем уроки оттуда. Причем, обращаясь туда, можно взять музыку, можно взять все, что угодно. Допустим, когда у нас идет по православию изучение молитвы, то мы не касаемся глобально всех молитв, мы изучаем молитву, так для примера, на Отче наш. Когда мы смотрим в учебники, она в нескольких видах дается — на старославянском языке и на обычном нашем русском языке, на котором мы привыкли общаться. Причем, когда мы проходим это, я включаю детям в записях, когда поет хор Отче наш. Вы знаете, они просят включить его неоднократно, то есть, давайте еще послушаем — это интересно. И когда на следующий раз мы говорим о том, чтобы, если кто-то хочет... опять же, если кто-то хочет. На следующий урок дети приходят, знают молитву эту все. Потому что им интересно. Я с чего начала, что этот сайт pravolimp.ru, там очень интересно, причем они проводят очень много олимпиад. Вы знаете, сейчас достаточно олимпиад, которые платные. У них олимпиады все бесплатные. Проходят постоянно, у них «Свеча России» — это для более старших классов, по православию, по светской этике олимпиады. Они охватывают все, хотя это считается православным сайтом, но они охватывают все модули и по всем модулям они проводят, пожалуйста, проводите олимпиады, участвуйте. «Наше наследие» — великолепная тоже олимпиада, когда дети пишут — это всегда касается 9 мая, обычно к этому мы пишем. То есть то, что дети знают, это 3-4 классы «Наше наследие» пишут, по-моему, да, 1-2 еще не пишут, 3-4 классы пишут «Наше наследие». Если в прошлом году говорилось именно по Великой отечественной войне, в этом году, уже охватывалось... тогда и церкви охватывались, знают ли они, что такое монастыри, знают ли, что такое монахи. Опять же — это не обязательно, дети сами с удовольствием в этом участвуют.

Т.Самошкина

— Я хочу сказать, что у нас есть свой куратор — Васюкова Наталья Николаевна, которая высылает на сайт какие-то разработки. У нас один раз в месяц по средам всегда семинары, то есть мы не можем вариться в собственном соку.

Е.Гуцул

— Наталья Николаевна, она вообще курирует всю ТИНАО, мы относимся к ТИНАО — это новые округа которые.

А.Пичугин

— Вы употребляете какие-то очень страшные слова.

В.Емельянов

— А мы не знаем.

Е.Гуцул

— Троицкие и новомосковские округа.

Т.Самошкина

— А по-русски — Новая Москва

А.Пичугин

— А у нас география вещания радио «Вера» уходит далеко за пределы Москвы и даже в некоторых городах ближнего и дальнего зарубежья мы вещаем.

В.Емельянов

— Теперь скажите, пожалуйста, дорогие педагоги, вот, скажем, мой ребенок ходит вместе со мной в церковь, посещает воскресную школу, в которой проводит занятия настоятель этого храма и я, например, не хочу, чтобы мой ребенок какой-либо из этих модулей вообще посещал. Вот эти занятия, они обязательны для всех, или это все на добровольной основе происходит?

Е.Гуцул

— Вы знаете, предмет этот обязательный, в любом случае, только выбираете модуль, который мне подходит.

В.Емельянов

— А я не хочу никакой, чтобы он изучал в школе.

Е.Гуцул

— Он как математика, понимаете, он даже записывается в личное дело, мы ставим зачет. Он не оценивается 5-4-3...

А.Пичугин

— То есть, придется тебе принять это, как данность. А все-таки, мой любимый вопрос, я к нему вернусь, простите уж, а где-то на периферии могут сказать родителям, что, простите, педагогов по всем модулям нам здесь в нашей деревне не найти, вот у нас есть преподаватель воскресной школы, по совместительству Анна Петровна, вот она и будет преподавать вам основы православной культуры?

Т.Самошкина

— Не могут. Обязательно отправят на курсы, иначе они не имеют права преподавать, в любом случае преподавателей готовят.

А.Пичугин

— Это если есть такая возможность, будет один преподаватель, который все шесть модулей может детям преподать.

Е.Гуцул

— Может быть и такое, хотя вряд ли, обычно несколько человек отправляют учиться.

В.Емельянов

— Я вот пытаюсь вспомнить, мы же все с вами четверо здесь сидящих, учились в советской школе, нам же тоже говорили о добре и о зле, но у нас не было этих модулей каких-то, основ каких-то там.

Т.Самошкина

— Да, но мы тогда не подразделяли, в общем-то на вероисповедание. Мы говорили, что Советский союз, мы все братья, все равны и так далее. Мы и сейчас об этом говорим, но так как мы начинаем говорить о том, что существуют какие-то религии и люди преклоняются перед этими религиями, и есть люди, которые действительно воцерковленные, ходят в храмы, которые ходят в мечети. Они туда же ходят, и в синагоги, мы знаем об этом. Если это просто раньше не произносилось, то теперь мы знаем, что это существует, но если человек никуда не ходит — для этого есть светская этика, на которой мы говорим о добре и зле. Просто раньше не произносилось слово «светская этика».

А.Пичугин

— Давайте продолжим разговор через минуту, напомним, что в гостях на светлом радио сегодня Татьяна Самошкина — методист и преподаватель Основ православной культуры школы 2073 и ее коллега — Елена Гуцул, учитель школы 1391, также преподаватель Основ православной культуры. Алексей Пичугин.

В.Емельянов

— И Владимир Емельянов в студии радио «Вера».

В.Емельянов

— Мы продолжаем наш «Светлый вечер». В студии Владимир Емельянов.

А.Пичугин

— Алексей Пичугин.

В.Емельянов

— И наши замечательные гости — Татьяна Михайловна Самошкина — методист школы 2073, преподаватель Основ православной культуры и Елена Семеновна Гуцул — учитель школы 1391, тоже преподаватель Основ православной культуры. Собственно мы сегодня и говорим о преподавании в школах основ православной культуры. Мы в первой части программы говорили про то, что существует шесть модулей — Основы православной культуры, Основы иудаизма, ислама, светской этики и еще два, напомните мне.

А.Пичугин

— Светская этика, Основы мировых религий, Ислам, Иудаизм, Буддизм и ОПК — православие.

В.Емельянов

— И теперь вернемся все таки, давайте более подробно поговорим об Основах православной культуры. Может быть вместо Основ православной культуры, на ваш взгляд, просто умозрительно, Закон Божий ввести в школе? Для православных учеников.

Е.Гуцул

— Да, но туда же приходят дети еще из невоцерковленных семей, то есть, поэтому мы не углубляемся слишком далеко. Опять же, мы не изучаем Библию — нет, мы говорим о православной культуре. Мы изучаем то, что принято — для чего нужны церкви, для чего туда ходят, что такое иконы. Опять же, мы не изучаем иконы — что это такое, как они и для чего существуют.

А.Пичугин

— Секундочку, а как же, вы изучаете иконы и что это такое, но не изучаете иконы, как что?

Е.Гуцул

— Допустим, мы не говорим о том, что это икона у нее нужно молиться и так далее. Мы говорим, что это образ, образ перед которым человек преклоняется. Для чего — для того, что есть какая-то вера.

В.Емельянов

— Нет, но вы же объясняете, например, что эта икона Казанской Божьей матери.

Е.Гуцул

— Да, рассказываем ее историю.

В.Емельянов

— А вот это икона Смоленской Божьей матери, чем они отличаются принципиально.

Е.Гуцул

— Внешним видом, больше нет.

Т.Самошкина

— В основном мы говорим о том, что такое икона и чем она отличается от картины.

А.Пичугин

— Я помню, что на уроках МХК учителя рассказывали примерно о том же — что такое икона, чем она отличается от картины, или от портрета, который выполнен в той же технике. Но это все было включено в Мировую художественную культуру.

В.Емельянов

— Леша, можно я более четко сформулирую вопрос и тогда уже все встанет, как мне кажется, на свои места?

А.Пичугин

— Давай.

В.Емельянов

— Мы сейчас будем говорить о содержательной части курса Основ православной культуры. Многие из наших слушателей, у которых дети еще не пошли в школу, или только-только начали ходить, они даже не представляют, чему будут учить их детей на уроках ОПК. Давайте развеем все их сомнения и страхи и конкретно расскажем о содержании курса. Во-первых, он на сколько рассчитан?

Е.Гуцул

— На весь учебный год.

Т.Самошкина

— Один раз в неделю.

В.Емельянов

— Один раз в неделю, занятия длятся один год. Потом этот предмет исчезает из расписания.

Т.Самошкина

— Они переходят в пятый класс и там уже МХК.

А.Пичугин

— А, то есть это предмет, который предшествует МХК?

В.Емельянов

— Все-таки давайте подробно поговорим о содержании курса ОПК.

Е.Гуцул

— Более подробно, что Вы хотите услышать?

В.Емельянов

— Все то, что хотят услышать наши слушатели, которые еще так и не отдали детей в школу.

А.Пичугин

— Представьте себе, что у нас родительское собрание и вы предлагаете людям выбрать. Мы разобрались в первой части программы со Светской этикой и с прочими предметами из этих шести модулей, осталось ОПК.

В.Емельянов

— Мы с Алексеем для своих детей выбираем ОПК.

А.Пичугин

— И решили узнать, что это такое, почему им нужно туда.

Е.Гуцул

— В основном сейчас все дети крещеные, но как вести себя в церкви, они даже не знают. Сейчас, когда на уроках мы рассказываем, встречаем детей, например, на улице: «Татьяна Михайловна у нас даже спор вышел с сыном, который говорит, что надо надевать головной убор мальчику, а я говорю: нет, ты не очень внимательно может быть меня слушал». Они сами

Т.Самошкина

— В основном сейчас все дети крещеные, но как вести себя в церкви, они даже не знают. Сейчас, когда на уроках мы рассказываем, встречаем детей, например, на улице: «Татьяна Михайловна у нас даже спор вышел с сыном, который говорит, что надо надевать головной убор мальчику, а я говорю: нет, ты не очень внимательно может быть меня слушал». Они сами крещеные, а как вести себя в церкви они даже не знают, куда поставить свечу.

В.Емельянов

— Подождите, им должны объяснять родители. Они же не сами по себе крещеные, знаю, какие сейчас родители, их крестили, зачем? Не для того, чтобы мальчик был умненький и на пятерки учился и здоровенький.

А.Пичугин

— Очень многие именно за этим и крестят.

В.Емельянов

— Я согласен с тобой, но мне кажется, что вот уж такие вещи, что ты должен снять головной убор, когда ты заходишь в храм, и уж куда поставить свечу и что думать при этом, как минимум, я уж не говорю, что говорить. Мне кажется, что должны объяснять родители.

Е.Гуцул

— Вы знаете, у нас в школе 1391, неоднократно возим детей, когда идет Пасха, то есть Пасхальная неделя, когда детей можно поднять на колокольню, когда они могут позвонить в колокола, знаете об этом, да? В течение недели можно подняться на колокола любому желающему — это Пасхальная неделя после Пасхи.

А.Пичугин

— С благословения батюшки.

Е.Гуцул

— Да, конечно, но обычно это всегда дается, подходите и всегда пожалуйста, особенно, когда приходят дети. Дети с удовольствием поднимаются на колокола и звонят и в этот раз, в этом году, я когда повезла туда детей, я обратилась... перед тем, как у нас подошло, так как в любом случае мы туда одни не поднимемся с детьми — нет, конечно, мы ждали звонаря. И кто-то из представителей церкви данного храма присутствовал, один из батюшек, присутствовал в храме. Когда мы подошли к нему, я попросила его рассказать об иконах. Два часа он водил, я не ожидала такой, конечно экскурсии, я думала, что он просто расскажет, что такое икона, покажет, одна там, другая там, вообще иконы для чего они вешаются, где они должны находиться. Нет, закончилось не тем, он каждую икону обошел и про каждую рассказал. 2,5 часа длилась наша экскурсия.

А.Пичугин

— Бедные дети.

Е.Гуцул

— Вы знаете, в том то и дело, что тут не было «бедные дети». Когда я привожу детей в музей, вы знаете, ребенка сконцентрировать внимание надолго нельзя, поэтому обычно редко пользуемся услугами экскурсовода, потому что они не будут его слушать, 10-15 минут, на этом у них заканчивается — они бегают сами, смотрят сами то, что им интересно, они всегда все увидят сами, потому что ходить постоянно за одним человеком они не будут. Здесь же 2,5 часа никто даже не попросился куда-то отойти, они все ходили и слушали, потому что там такие были истории.

А.Пичугин

— Священник настолько хороший рассказчик, что...

Е.Гуцул

— Да, он великолепно описал каждую икону и рассказал, что же это такое. То есть у нас есть экскурсии, когда мы куда-то ездим, опять же — это по желанию родителей, готовы они своего ребенка туда отправить, или нет. Это именно, что касается православной культуры в школе.

В.Емельянов

— А как урок то проходит, я не пойму? Экскурсия — это все очень хорошо, если у родителей есть деньги — это же не бесплатно.

Е.Гуцул

— Это бесплатно, мы платим только за транспорт.

В.Емельянов

— Мы платим только за транспорт — это кто платит?

Е.Гуцул

— Это родители оплачивают транспорт.

В.Емельянов

— Значит, не бесплатно.

Е.Гуцул

— Мы едем до ближайшей церкви — не так далеко.

В.Емельянов

— Хорошо, бесплатно, едут на экскурсию, как проходит урок в школе, в классе — объясните мне, пожалуйста.

Е.Гуцул

— Во-первых, у нас есть учебники, у нас есть великолепные тетради рабочие.

В.Емельянов

— Но вы же не читаете учебники.

Е.Гуцул

— Конечно мы рассказываем, но в то же время дети и зачитывают из учебника что-то, там есть хорошие примеры. И причем, опять же, пользуясь, я еще раз вернусь к сайту pravolimp.ru, там даны великолепные рекомендации и музыка, которая соответствует данному уроку и ее тоже включают. Знаете, когда первый урок начинается, там есть такая тема про святую Русь, музыка длится порядка 8 минут, и они каждый раз просят еще включить. И когда они слушают эту музыку, слушают эту песню, можно нарисовать картинку, что вы себе представляете, когда вы слышите это. Кто-то рисует реки, кто-то поля, леса и так далее, кто-то церковь в это время нарисует. Но это в основном те дети, которые более воцерковленные. Но опять же это ассоциация от музыки идет и от того пения, которое они слушают. Поэтому, возвращаясь к Вашему вопросу — мы не углубляемся далеко в тему религии, потому что мы изучаем Основы православной культуры, опять же, основы только. И именно православной культуры, не саму религию. Мы не изучаем Библию, но иногда зачитываем оттуда выдержки, они прямо даются в учебниках, либо в тетрадях проходятся.

В.Емельянов

— А у Вас есть с собой этот учебник, просто посмотреть?

Е.Гуцул

— Нет, к сожалению.

Т.Самошкина

— Вот Вы сейчас сказали, вы читаете учебник, ведь написаны притчи, там написаны жития святых — это очень интересно. У нас в апреле месяце проходила олимпиада «Святые подвижники земли русской. Князь Владимир». Вы знаете, мы, наверное, месяц готовились всем комплексом, мало того, что привлекла всех учителей 4-х классов, у нас есть внеурочная деятельность «Истоки», кстати она идет не только с первого класса, а еще даже в дошкольных учреждениях «Истоки». Это было очень интересно, библиотекарь приходил рассказывал, то есть этот урок, он еще... мы узнаем и традиции, и культуру своего народа.

А.Пичугин

— А скажите, пожалуйста, как быть с патриотическим воспитанием? Это включено в один из модулей, или нет? Я пример приведу, я знаю случай был просто со знакомым ребенком, ему поставили двойку, это было, наверное, обществознание, но не знаю, возможно это как-то перекликается, ему поставили двойку за то, что он вместе со всем классом не радовался воссоединению Крыма с Россией.

Е.Гуцул

— Вы знаете, эта тишина, которая после этого — это конечно жутко. Когда по поводу того, что двойку поставили. Во-первых, начнем с того, что эти модули безотметочные.

А.Пичугин

— То есть оценок там нет вообще?

В.Емельянов

— А вы говорите зачеты они сдают?

Е.Гуцул

— Это мы сдаем зачеты.

А.Пичугин

— А дети зачет не сдают?

Е.Гуцул

— Эти модули безотметочные.

А.Пичугин

— То есть вы отчитали курс, они его прослушали — на этом все закончилось.

Е.Гуцул

— Нет, в конце ставим зачет.

А.Пичугин

— Я же про это и спрашиваю.

Е.Гуцул

— Но не по отметкам, там нет двоек.

В.Емельянов

— Но есть зачет и есть незачет.

Е.Гуцул

— В сущности незачета не бывает, дети работают, им нравится.

Т.Самошкина

— Им всем интересен этот курс.

Е.Гуцул

— Когда они делают проекты по определенным темам — это очень интересно. А что касается...

В.Емельянов

— Нет, вы поймите, мы не против, мы просто интересуемся.

А.Пичугин

— Нет, но то, что он безотметочный — это я сейчас для себя открыл.

В.Емельянов

— В школе вообще на мой взгляд отметок не должно быть.

А.Пичугин

— Нет, но то, что Основы православной культуры без отметок — это хорошо, потому что нельзя... пускай это не Закон Божий, но нельзя знать, условно, жизнь Сергия Радонежского на двойку, или на тройку.

Е.Гуцул

— Здесь зачет, то есть ребенок готовится, они готовятся всегда. Причем какие они проекты делают красивые, причем они сами, они рисуют, что-то какие-то выдержки где-то вырезают, либо переписывают.

Т.Самошкина

— И порой не хватает времени на уроке, они ходят за тобой на перемене, остаются после уроков, рассказать то, что они подготовили дома. Приносят маленькие иконки своего святого, и нельзя не послушать ребенка, им нравится на самом деле очень.

А.Пичугин

— А как, если уж мы говорим о школах, которые находятся в Москве, понятно, что у нас очень много в этих школах учится детей совершенно разных вероисповеданий, здесь можно встретить и православного, и католика, и мусульманина, и буддиста, а как детям на Основах православной культуры объяснить, как им строить отношения со своими сверстниками, которые придерживаются других мировоззрений?

Е.Гуцул

— Мы об этом говорим не только на православии, но и здесь тоже.

А.Пичугин

— Если родители выбрали за детей Основы православной культуры, вот прекрасно изучается, рассказывается про жизни святых русских подвижников, рассказывается об иконах, еще о чем-то. Но ведь очень важно, если в курсе светской этики говорится о том, как себя вести детям разных национальностей, разных вероисповеданий...

В.Емельянов

— Что они празднуют, когда они постятся. Потому что ведь это все на самом деле потом, когда-нибудь в дальнейшем, к сожалению, тоже может стать причиной конфликтов.

Е.Гуцул

— Говорится только о том — возлюби ближнего своего и не важно, какой он веры. Не проходи мимо — мы говорим о том, что нельзя быть равнодушными, чтобы была не пустая душа у человека, а милосерде. А не как относиться к буддизму и мусульманину.

А.Пичугин

— Но как же, это очень важно. Я встречал, к сожалению, примеры того, как дети уже в пятом классе, возможно это у них из семьи идет, но у них на межрелигиозной, межнациональной почве возникают конфликты.

Е.Гуцул

— У нас даже тема есть — Россия наш общий дом. И мы всегда говорим о том, что в России мы живем разных вероисповеданий. Иной раз, когда идет... даже когда у нас идет самый большой праздник, который мы освещаем, мы всегда о нем говорим — это Пасха. То есть, когда приближается Пасха, мы о ней говорим, и она заложена в темах, в разделах тем. Мы начинаем сравнивать — если мы празднуем Пасху, какой праздник похож, кто знает, в других религиях?

А.Пичугин

— Вот я про это и спрашивал.

Е.Гуцул

— Конечно, мы это обсуждаем, то есть, если мы говорим про Пасху, то это уже исходя по теме урока — а вот знаете, ваши соседи какой праздник будут похожий... то есть, он не в это же время празднуется, он другой. Если у католиков, допустим, у нас Пасха иной раз совпадает, у них такая же Пасха, в иудаизме тоже Пасха, как она перекликается, когда он тоже у них бывает и все. Но мы даже проводим линию сравнения даже с исламом.

В.Емельянов

— Итак, мы сегодня беседуем об Основах православной культуры и не только с преподавателями Основ православной культуры — Татьяной Михайловной Самошкиной и Еленой Семеновной Гуцул. Вот еще какой вопрос хотелось бы поднять. Мы все время говорим о том, что ОПК — это некое совершенно отдельное педагогическое образовательное действо, скажем так. давайте не будем забывать о том, что обычные школьные предметы тоже несут в себе определенный миссионерский заряд. Например, ту же самую русскую литературу, с точки зрения, или позиции светского гуманизма, а можно через призму православного мировоззрения. Пересекается ли каким-то образом то, что делаете вы с тем, что предположим потом дает педагог словесник?

Е.Гуцул

— Наша русская литература всегда пересекается с православием, там очень часто и говорится об этом, особенно, если идет классика, если мы говорим...

А.Пичугин

— Говорят ли об этом на уроках литературы детям, которые уже знакомы с Основами православной культуры?

Е.Гуцул

— Они не делают такой акцент, они непосредственно говорят о литературе.

В.Емельянов

— То есть они с точки зрения светского гуманизма. Вот я это и хотел выяснить. Тогда получается, что собственно...

А.Пичугин

— Я, кстати говоря, по поводу светского гуманизма, однажды держал в руках учебник, скорее даже пособие для школьников, и оно так называлось «Светский гуманизм» и там просто приводились фрагменты из произведений великих мыслителей и философов, как российских, так и зарубежных, по вопросам существования человека. К сожалению, я не знаю, скорее всего — это был какой-то единственный эксперимент и в серию это не пошло, но как альтернатива всему, всем этим шести модулям, мне кажется, что это был бы вообще идеальный вариант.

В.Емельянов

— Ну вот смотри, я просто имею в виду, что можно Пушкина изучать, как озорника, предположим такой...

А.Пичугин

— Молодой повеса.

В.Емельянов

— Даже не то что повеса, а молодой балбес такой, который написал «Гаврилиаду», или еще какие-нибудь такие стихи, например. А можно говорить о Пушкине, который написал стихотворение «Отцы пустынники», можно говорить о Пушкине, который написал «Капитанскую дочку». Я уже не говорю про изучение Гоголя. И получается то, что вы делаете, потом не продолжается на уроках литературы, скажем так, потому что она не преподается с христианской точки зрения.

Е.Гуцул

— Нет, она преподается конечно, как светская литература. То есть, она преподносится нам, как мы привыкли, той литературой, которую еще мы изучали.

А.Пичугин

— Надо ли это соединить каким-то образом, на Ваш взгляд?

В.Емельянов

— Не получается ли, что Ваш труд впустую? Ну да, они прослушали этот курс с 3 по 5 класс, ну и все, и хорошо. А дальше мы будем изучать Пушкина, Гоголя, но уже с другой точки зрения.

Е.Гуцул

— Что касается дальше, я немножко уйду от темы литературы. Курс «Основы духовно-нравственной культуры народов России», который изучается сейчас в пятом классе, на одном из последних семинаров нам было сказано, что в ближайшем будущем его будут вводить дальше, он продолжится в 8-9 классах. То есть его будут дальше изучать, на этом не закончится то изучение, которое год изучили и на этом закрыли. Темы будут продолжать и будут их развивать. Чтобы все-таки наши дети были готовы к тому, где они живут и что люди все-таки имеют какое-то вероисповедание и ходят в храмы.

А.Пичугин

— А кстати такой вопрос, он совершенно не по теме, а как вы относитесь к тому, что мы с вами изучали астрономию в школе, а сейчас дети не изучают астрономию?

Т.Самошкина

— Наверное, есть какая-то тема в физике.

А.Пичугин

— Нет, астрономия — это был отдельный предмет, если вы помните.

Е.Гуцул

— Ну, наверное, жалко. Все-таки звезды, они над нами горят, часто дети задают вопросы.

А.Пичугин

— На самом деле действительно, уходят какие-то очень важные предметы. Астрономия, я прекрасно помню, что она пускай даже на каком-то начальном уровне, пускай я там не очень хорошо может быть ее и изучал в школе, но какие-то общие представления о вселенной, благодаря астрономии у нас были.

В.Емельянов

— Вот вы говорите физика, кстати можно и о физике то же самое сказать. Потому что можно говорить о том, что Паскаль разработал основу теории вероятности математического анализа, а другое дело совсем, когда мы говорим, что Паскаль вообще один из крупнейших христианских философов. Ведь, наверное, на уроках физики об этом не говорят?

Е.Гуцул

— Нет, конечно, говорят о нем, как об ученом.

В.Емельянов

— Я тогда про то и пытаюсь понять, что тот предмет, который вы читаете, даже все эти шесть модулей, они отдельно особняком стоят от всего образовательного процесса.

Т.Самошкина

— Нет, конечно же, вы думаете только в четвертом классе...

А.Пичугин

— Которые не пересекаются вообще нигде, ни разу, никак.

Е.Гуцул

— Даже, если они не пересекаются, я думаю, все-таки какой-то след в душе ребенка они оставляют, они учат добру, они учат толерантности, они учат тому, что дети должны между собой хорошо общаться.

Т.Самошкина

— Уважение к взрослым, к родителям.

Е.Гуцул

— Да и между собой. Вот мы сейчас берем наши классы, у нас же в классах сейчас столько различных национальностей.

В.Емельянов

— Как Ваш класс делится, например?

Е.Гуцул

— Никак, они все вместе учатся.

В.Емельянов

— Я понимаю, что они все вместе учатся, но вот в процентном соотношении? Сколько у Вас мусульман, например, учится, сколько учится русских детишек, сколько других национальностей?

Е.Гуцул

— Из 28 человек, у меня было 4 мусульман, основная категория — это были русские дети, но конечно присутствовали еще украинцы, но это меньше.

В.Емельянов

— Все-таки украинцы, они тоже славяне и все такое прочее, наши братья. Ценности одни и те же.

Е.Гуцул

— Конечно.

В.Емельянов

— Но ведь есть же, я слышал, что есть в Москве классы, где подавляющее большинство мусульманских детей и лишь единицы русских детей. Есть такие школы, есть такие классы?

Е.Гуцул

— Возможно, у нас такого пока еще нет.

А.Пичугин

— Мы сейчас не будем говорить, хорошо это, или плохо.

В.Емельянов

— Никто не говорит, это данность.

А.Пичугин

— Но и для этих школ нужны квалифицированные преподаватели, хотя я больше чем уверен, что дети из традиционных исламских семей как раз очень хорошо знают основы своей веры и без всякой школы общеобразовательной.

Т.Самошкина

— Повторюсь, у меня же девочка была, которая изучала ислам.

В.Емельянов

— Одна?

Т.Самошкина

— Да, на светской этике.

В.Емельянов

— Вы ей преподавали?

Т.Самошкина

— Нет, не я, на светской этике ей преподавали этот предмет. Ее никуда не вывели, не сказали: «Учи именно то, что ты хочешь, то что мы даем, остальное нет, потому что ты одна». Нет, конечно, все равно занималась непосредственно по своему учебнику.

А.Пичугин

— Уважаемые коллеги, разговор этот не в том смысле, что бесконечный, но очень много здесь всяких разных подводных камней, потому что видите, мы даже затронули тему, что вы читаете курс, а он потом в дальнейшем не пересекается, мы привели пример литературы, физики и так далее. Это вообще предмет отдельного такого нашего интервью, или беседы, назовите как хотите. Но во всяком случае, вы сказали очень хорошую фразу о том, что, как минимум предмет и те модули, которые вы читаете детям, они детям прививают доброе отношение друг к другу, уважение к старшим, любовь к ближнему, заботу и внимание и так далее, и так далее. И если это зерно посеяно, то, наверное, оно какие-то ростки даст. Я бы на этом закончил нашу сегодняшнюю беседу. Спасибо вам большое, напомним, что у нас сегодня в гостях были: преподаватель Основ православной культуры — Татьяна Михайловна Самошкина — методист школы 2073 и учитель школы 1391, преподаватель Основ православной культуры — Елена Семеновна Гуцул.

В.Емельянов

— «Светлый вечер» для вас провели Владимир Емельянов.

А.Пичугин

— Алексей Пичугин, спасибо.

В.Емельянов

— До новых встреч!

Другие программы
Мудрость Святой Горы
Мудрость Святой Горы
В программе представлены короткие высказывания монахов-подвижников Святой Горы Афон о жизни человека, о познании его собственной души, о его отношениях другими людьми, с природой, с Богом.
Прогулки по Москве
Прогулки по Москве
Программа «Прогулки по Москве» реализуется при поддержке Комитета общественных связей города Москвы. Каждая программа – это новый маршрут, открывающий перед жителями столицы и ее гостями определенный уголок Москвы через рассказ о ее достопримечательностях и людях, событиях и традициях, связанных с выбранным для рассказа местом.
Азы православия
Азы православия
В церковной жизни - масса незнакомых слов и понятий, способных смутить человека, впервые входящего в храм. Основные традиции, обряды, понятия и, разумеется, главные основы православного вероучения - обо всем этом вы узнаете в наших программах из серии "Азы православия".
Частное мнение
Частное мнение
Разные люди, интересные точки зрения, соглашаться необязательно. Это — частное мнение — мысли наших авторов о жизни и обо всем, что нас окружает.

Также рекомендуем