«Неделя о расслабленном». Игумен Филарет (Пряшников) - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Неделя о расслабленном». Игумен Филарет (Пряшников)

* Поделиться

о. Филарет Пряшников

У нас в студии был настоятель Староладожского Никольского мужского монастыря игумен Филарет (Пряшников).

Разговор шел о Евангельской истории исцеления Спасителем расслабленного, а также о том, как поддерживать людей, оказавшихся в болезни или одиночестве.

Ведущий: Алексей Пичугин


Алексей Пичугин

— Друзья, здравствуйте! Светлый вечер на светлом радио. Меня зовут Алексей Пичугин, рад вас приветствовать. С удовольствием представляю нашего гостя. Ближайший час, эту часть светлого вечера здесь, в нашей студии, проведет игумен Филарет (Пряшников), настоятель Никольского староладожского мужского монастыря, кандидат теологии. Здравствуйте!

игум.Филарет (Пряшников)

— Добрый вечер!

Алексей Пичугин

— Неделя расслабленным у нас вот-вот уже сейчас будет, и мы будем вспоминать события, так хорошо описанные в Евангелие, в общем, известные нам благодаря Евангелию. Человек, который был много-много лет, почти 40 лет, парализован, потому что, ну, расслабленный кто это? Парализованный человек. И вот Христос нашел его лежащим у Овчей купели, исцелил его. И по неволе мы каждый раз, когда эту историю вспоминаем, задумываемся, почему в нашей жизни очень много происходит событий... Мы, когда входим в церковное измерение, мы даже пытаемся кому-то показать красоту христианства через чудеса. Вот на мой взгляд это большая ошибка, мне так кажется, потому что всякое бывает. Мы там говорим, смотрите, как здорово, а вот такой-то человек пришёл, помолился, и Господь его исцелил, хотя врачи говорили, что история безнадёжная, или вот там у одного человека произошла какая-то там ситуация в жизни, он пришёл в церковь, он до этого не ходил, помолился, и всё изменилось. Но мы знаем множество примеров, когда так не происходит, когда люди не выздоравливают, как бы кто ни молился, когда люди... и тогда у нас по-другому говорят, ну, значит, вот промысел Божий такой был. И поэтому красота христианства, наверное, в чем-то другом заключается. И привлекательность его тоже, мне кажется, в чем-то другом заключается. Но вот почему действительно так происходит? Ведь мы читаем там же в Евангелии, что стучитесь и откроют, просите и дастся вам. И вот люди просят, просят, просят. А не происходит.

игум.Филарет (Пряшников)

— Мы часто воспринимаем церковь как бюро исполнения добрых желаний. Почему-то мы воспринимаем Господа как личность, которая должна обязательно сделать так, как мы хотим. Но, к сожалению, такого не бывает. Я всегда задаю вопрос. Вот Господь приходил в этот мир. Сколько их он исцелил? Тысячи? Сотни? Единицы? Десятки?

Алексей Пичугин

— Мы даже не знаем, наверное.

игум.Филарет (Пряшников)

— Мы не знаем, да? Кому Господь оказал благодеяние, изгнал бесов, воскресил из мертвых. Ведь в Евангелии описываются очень интересные вещи, моменты, которые касаются лично человека. И если мы рассматриваем эти события, то первое, вот когда говорим о расслабленном, Господь сам к нему подошел, сам к нему подошел и сказал, что ты хочешь от Меня, что ты от Меня ждешь, первое. Второе, были случаи, когда к Нему, к Христу, обращались. Иисусе Сыне Божий, помилуй нас, да? Это те же слепцы, которые стояли возле пути и просили милостыню. То есть, вот видите, здесь мы о чем должны порассуждать. Ведь само понимание исцеления от той же болезни — это есть дар. Дар, который Господь дает человеку, сначала мы говорим по своему милосердию к человеку, по своей любви к человеку. Потому что в Священном Писании есть интересные слова. Если отец и матерь тебя забудет, я тебя никогда не забуду. Так же Господь, вот часто нам кажется, что Бог забыл меня, что Бог оставил меня в моей жизни, с моими проблемами, с моими болезнями, с моими потерями. Но это совершенно не так. Бог всегда с нами. И об этом Православная Церковь и вероучительная сторона нам говорит, что над каждым человеком существует Божий промысел. И вот первое, о чем я рассуждаю, когда читаю об исцелении расслабленном, это, конечно, его милосердие к человеку. Господь подошел и говорит, что ты хочешь от Меня, да? Что ты хочешь, чтобы Я тебе сделал? Я хочу исцелиться. Но нет человека, который взял и бросил бы меня в эту воду, когда я схожу — иной слазит. А второй момент, конечно, нужно что-то сделать. Вот всегда говоришь, ведь под лежачий камень вода не побежит, и также, когда мы не обращаемся к Господу, то исполнение желаемого может и не произойти. Вот всегда приводишь пример. Посмотрите, по городу ездит скорая помощь. Но если вы не наберете заветный номер 03, к вам помощь не придет. Вот так же и здесь. Господь обращается на наши молитвы... Вот еще раз хочу сказать, почему-то мы думаем, вот если мы поставили свечу, значит Бог нам обязан. Вот запомните, пожалуйста, и вот мы всегда должны об этом помнить и знать. Бог ничем нам не обязан, а по своей отеческой любви Он нам дает и радости сегодняшней жизни, и испытания. Ведь часто через испытания человек приближается ближе к своему Создателю.

Алексей Пичугин

— Тут можно, наверное, вспомнить, что и намерение целует...

игум.Филарет (Пряшников)

— Почему одному помогает, а другому не помогает? Мы не знаем, для чего дана эта болезнь. Мы не знаем, почему это испытание пришло в мою жизнь, ворвалось так оно беспощадно. И вот здесь, конечно, Святые Отцы, мы всегда обращаемся к наследию, Святоотеческому, который помогает нам иногда понять и перипетии нашей жизни, что должно быть смиренно мудрее, то есть мы должны понимать, почему Бог дал мне это и что это означает для моей жизни. Вот, наверное, вот так. Я думаю, нужно рассуждать, когда мы говорим, почему Господь одному человеку помог, а другому не то, что не помог, а медлит, потому что это в его планах. Вот так бы я ответил.

Алексей Пичугин

— Я ещё вспоминаю евангельский текст. Я вот сейчас в него смотрю, мне кажется, я даже не задумывался, вот о чём. Там есть такие слова. Сам расслабленный говорит, господин, нет у меня человека, чтобы опустить меня в водоём, когда возмутится вода. А пока я иду, другое, раньше меня спускается. Много раз это читали, и вроде бы всё понятно, но вот я почему-то только сейчас подумал, что очень важны здесь слова о том, что нет у меня человека, чтобы опустить меня в водоем. То есть это... Расслабленный ведь он вообще одинок, что он вот один там, оставленный всеми, и нет у него близких, никого у него нет, кроме Бога, и надеяться у него не на кого.

игум.Филарет (Пряшников)

— Это хорошая мысль. Но я бы еще сказал вот о чем. О надежде этого расслабленного, ведь сколько лет он там лежал? Ведь он же ждал. Понимаете, он ждал. Вот чего нам не хватает нашей жизни, мы не умеем ждать. Мы хотим здесь и сейчас. Срочно. А вот этого вот подожди, не торопись, оно должно прийти в свое время. И вот этот расслабленный, который мы сегодня вспоминаем, а ведь посмотрите, ведь не о всяком случае то, что Господь совершал, пишется в Священном Писании. Не каждый случай вспоминается, ведь для чего-то церковь оставила этот случай об этом расслабленном. Это очень поучительно, об этом рассуждать. Вот видите, вы приводите вот этот момент, что вот эта оставленность людьми, но не оставленность Богом в сложной жизненной ситуации расслабленного. А вот я вижу его упорство. Он ждал, понимаете?

Алексей Пичугин

— Да, это тоже важная мысль.

игум.Филарет (Пряшников)

— И кого он ждал? Ведь он не ждал Господа. Он ждал человека, который бы столкнет его. А пришел Господь.

Алексей Пичугин

— Там сколько народу, которые стоят, толпятся. Вообще дела до него даже нет. Лежит и лежит их там, таких много лежит.

игум.Филарет (Пряшников)

— Вы знаете, я у Дмитрия Ростовского читал, почему именно туда сходил Ангел. Интересно. И он пишет, что в этой купели лежало древо, из которого впоследствии будет сооружен Крест Господень. Это Дмитрий Ростовский пишет об этом. Вот это тоже удивительно. Почему? Потому что это чудо совершалось именно в этой купели. А их было там несколько, да? Ну, это как бы... Почему? Потому что всегда спрашиваем, а почему так происходило именно там? Почему там все собирались? Болящие, расслабленные, требующие исцеления? Потому что вот тоже совершалось великое Божье чудо там, благодаря вот этому вот древу.

Алексей Пичугин

— Да, ведь это очень важная мысль, вы сейчас очень важную мысль задели, потому что он, хотел сказать, не опустил руки, но он был расслабленный. Он действительно хотел исцелиться. Наверное, у людей, которые долго и тяжело болеют, вот эта воля к жизни, она может быть постепенно угасать, а он все равно ждал, действительно, он ждал, что что-то изменится. 38 лет, он страдал с рождения, под 40 лет это такой уже хороший по тем временам возраст. Понятно, что это еще...

игум.Филарет (Пряшников)

— А представляете, для него какой-то был крест. Ведь тогда не было всего того, чем мы сегодня можем пользоваться, чисто из медицинских показаний. Представляете, сколько ему приходилось выдержать, но ведь он терпел, и он ждал. Вот я еще раз хочу сказать, вот этого момента нужно ждать от Бога, зачастую ты хочешь сейчас, потому что мы этого дара, дара исцеления, дара жизни, мы должны заслужить. Вот, ну почему? Потому что, когда дается просто, невыстрадано, оно очень легко у тебя уходит. А когда ты ждешь это, когда ты идешь к этому, когда это для тебя дорого, в этом тоже есть ценность. И Господь всегда спрашивал, вот, да, может быть немножко не по теме. Но ведь Он у этих людей, желающих исцеления, помощи, Он часто спрашивал, а ты веришь в это? Ты хочешь это? Ты понимаешь, что Я могу тебе это дать? То есть еще вот эта взаимность в деле нашего спасения обязательно должно присутствовать.

Алексей Пичугин

— Почему вы считаете, что это важно? То, что действительно, ведь правда, в Евангелии Господь спрашивает, «Человека хочешь ли?» — «А что ты хочешь?» Для нас сегодняшних, которые, в общем, приходят к живому Богу, этот вопрос так не стоит. «Ну как же? Я же вот хочу, я...» А здесь вот он так поставлен, «Чего ты от меня хочешь?» «Ну, Господи, ты же видишь, что я от тебя хочу. Я вот тут страдаю так, страдаю эдак, Ты мне помоги». Зачем Он, правда, об этом спрашивает? Он же видит, что человеку не хватает.

игум.Филарет (Пряшников)

— Какова цена этой просьбы? Ведь еще раз хочу сказать, мы зачастую Бога воспринимаем как бюро исполнения добрых желаний. То есть вот я хочу, и мне это надо. Я хочу. Если ты мне не дал, я как ребенок, значит начинаю себя вести, да нет, никакого не Бога, и зачем я это делал вообще в принципе, зачем я ставил эти свечи, зачем я что-то... Понимаете, вот это маловерие и неуверенность в том, что Бог может ведь исполнить все в одну секунду.

Алексей Пичугин

— Это анекдот с парковкой.

игум.Филарет (Пряшников)

— Ну, то же самое, да, понимаете. Почему мы такие, вот я всегда задаю и сам себе вопрос, почему такие маловеры? Почему мы начинаем... я говорю, мы не можем подождать, потерпеть. А с другой стороны, промысел Божий в жизни человека. Вот я когда сегодня ждал, чтобы прийти на эфир, я вышел из машины, но я мог посидеть в машине. Вот мы говорим, почему Бог всегда приходит в твою жизнь, тогда, когда надо тебе это. Ну, я думаю, время еще есть 20 минут, выйду на, посмотрю на...

Алексей Пичугин

— На воздух, на реку.

игум.Филарет (Пряшников)

— На реку, да, на набережную. Прекрасная погода, ходят люди, отдыхают, птички поют. И просто стою, никого не трогаю, понимаете? Проходят две девушки мимо. Посмотрев на меня, они возвращаются назад. И вот одна из них говорит, «Я никогда не видела батюшку. Вот, я никогда не обращалась, и не знаю, как к вам обратиться». Я говорю, ну, обращайтесь, как хотите. У меня очень серьёзный вопрос. Мне 24 года. Но я боюсь смерти. Меня эта мысль убивает. Она мне не даёт жить. Что мне делать? Вы понимаете, как должно всё сойтись? Вот бы сидела бы в машине, эта девушка бы, она в принципе, ко мне бы никогда не подошла, и мы с ней вообще бы никогда не поговорили. Ну может быть, возможно, она бы с этими страхами жила, да, а возможно, она как-то по-своему обращалась к Господу Богу, чтобы Господь помог ей. И вот наша встреча сегодняшняя... вот мы говорим о расслабленном, человека не имею, который бы мне помог. Вот понимаете, в нашей жизни, я всегда убеждаюсь, будучи священником уже 24 года. Я убеждаюсь, что случайно вообще не бывает. И вот эта встреча с девушкой, с этой сегодняшней, да? Случайно, я вообще ее не знаю. Я просто вышел подышать воздухом. И вот этот вопрос, и мой ответ, и наша беседа. Я считаю, что Господь сегодня через меня, через... Ну, не то что я такой великий. Нет, конечно, я не считаю, что я человек, ограниченное существо, как и другие. Но я оказался для нее в этот момент рядом, и оказался ей помощником, наверное, так можно сказать. Вот так же и этот расслабленный, человека не имею, который бы мне помог. И Господь приходит даже через руки наших друзей и иногда незнакомых друзей.

Алексей Пичугин

— Там же еще важный момент, что все дело в субботу происходило, и вот это наш подчас, такое отношение к субботе, даже в христианстве оно сохраняется. «Девица косы не плетет, птица гнезда не вьет.» Это же тоже такой, некоторый отголосок этой иудейской традиции субботы.

игум.Филарет (Пряшников)

— Я с вами согласен, я с вами согласен. Но в нашем понимании, все-таки христианском понимании, для добрых дел, для добрых слов не существует запретов.

Алексей Пичугин

— Не существует, конечно, не существует.

игум.Филарет (Пряшников)

— Ни суббот, ни пятниц, ни воскресений. Если необходимо оказать ближнему поддержку, нужно встать, идти и помочь. Вот в этом и есть смысл нашего бытия — не жить только для себя, для себя любимого, чтобы Господь желание мои исполнял, да, вот, но жить для других. Вот я еще раз хочу сказать, да, можно я вспомню свою недавнюю поездку на Донбасс, и я встречаюсь же не только с людьми, с героями нашего отечества, с ребятами, которые ценой жизни защищают нас, а я встречаюсь с простыми жителями. И вот была одна встреча в реабилитационном центре для детей инвалидов Донецка. И наш монастырь оказал небольшую помощь. Мы купили ноутбук. Ноутбук одному парнишке, 14 лет. У него ДЦП. И мамочка, она одна работала в Донецком аэропорту, но сами понимаете, что его вот уже нет, она уже несколько лет не работает. И она, эта мама, живет ради своего сына. И я не видел в ее глазах отчаяния, я не видел в ее глазах «почему ты мне дал такой крест». Я понял, что даже и муж у нее, я не спрашивал, понимаете, там не спрашивают детали. Там совершенно другая жизнь. Но вот мы всегда говорим, почему Бог мне вот это не дал, вот это не сделал, а я всегда задаю вопрос, а что ты сделал, чтобы Бог тебе дал вот это? Как расслабленный, расслабленный честно сказал, я хочу вот это, но у меня не получается, Господи, не имею человека.

Алексей Пичугин

— Кстати, вот возвращаясь к вашей истории с мальчиком и его мамой, к нам приходят часто родители особенных детей или представители фондов, которые работают с особенными детьми, с больными детьми. И вот я по опыту общения с родителями вижу, что да, им очень тяжело. Безусловно, наверное, такой ребенок с синдромом Дауна или с аутизмом или еще с каким-то вот таким заболеванием, которое от рождения идет. Это крайне тяжелая история для родителей. Но вот они приходят, рассказывают про солнечных детей и то, что они в этих особенностях развития своих детишек видят какое-то счастье, какую-то радость. Наверное, в этом есть что-то глубоко родительское. Наверное, в этом есть что-то такое вот подлинное, идущее от родительской любви. Но, конечно же, в этом есть наверняка доля правды. Солнечный ребенок, солнечный, не даром же их так называют солнечные дети. Это я к тому, что вы рассказываете про мальчика Иоанна.

игум.Филарет (Пряшников)

— Да. Вот сейчас вот мысль тоже пришла у меня какая, вот все-таки скажут, ну что же батюшка такой вот так жестко так говорит, там, ставьте, не помогает Господь, значит, мы во всем чем-то виноваты, мы не так просим и прочее-прочее. Но я не хочу так сказать и не хочу так думать, и не хочу, чтобы наши слушатели так думали. Конечно, в трудную жизненную ситуацию мы идем, конечно, до последнего. Мы идем в храм с надеждой, что Господь поможет. Но вы знаете, вот мы почему-то делаем как, мы Бога как-бы припираем в угол и говорим только так. Другого не дано. А вспомните. Все-таки мы должны оставить выбор Господу в нашей жизни. Господи, я хочу так. Помоги, пожалуйста, моему ребенку или помоги моим родителям. Но, пожалуйста, это в Твоей власти. Я очень хочу, я очень жду этого. С другой стороны, я вижу здесь тоже некие испытания человека на прочность. Вот даже для чего даются эти дети, допустим? Это великое горе, когда у родителей рождается такой ребенок, да? Горе в каком плане? Ждут же счастья настоящего материнского, отцовского.

Алексей Пичугин

— Мы еще в последнее время воспитаны на этих картинках...

игум.Филарет (Пряшников)

— Да, да, вот это вот благополучие, когда нет ни болезней, вечное солнце и все прочее. А когда вот эти тучки приходят, я вот говорю, что, когда встречаюсь я по своему пасторскому служению, вот в таких домах, в домах ребенка. Вот допустим мы посещали шахтерский интернат, где больше 150 детей-инвалидов, разных-разных, недалеко от Донецка. Всегда задаешься вопросом, почему такие дети у нас? Почему Господь им позволяет жить? А вы знаете, ответ очень простой. Он проверяет нашу человечность. Насколько мы остаемся людьми?

Алексей Пичугин

— А вы знаете, мне почему-то последнее время, тоже ведь на эту тему задумываюсь, кажется, что так не может быть, потому что в этом тогда нету какого-то милосердия Божьего?

игум.Филарет (Пряшников)

— Есть.

Алексей Пичугин

— А какое?

игум.Филарет (Пряшников)

— Есть милосердие Божье. Оно направлено и на того, о ком заботятся родители, и на родителей в принципе. Вспомните, по-моему, во времена в Греции или в Римской империи, не помню, был такой город, в котором не было пожилых и больных. Что с ними делали? Их скидывали. Помните, вот эта легенда? Спарта, или что-то за город такой был? Вечно живущий, молодой, цветущий. Так, чего там не было? Вот я говорю, нравственная оценка поведения человека. Мы говорим о том, что милосердие Божие зачастую проявляется, но мы говорим, его здесь нет. А когда появляется, допустим, вот это испытание, о чем сейчас наша речь? Ведь мы, говорим не только о детях, которые приходят в этот мир, и они чувствуют тепло, заботу, любовь. Их никто никогда никуда не отдаст. От них никто не откажется. В этом и есть милосердие Божие по отношению к нам и к людям, чтобы мы одумались, чтобы мы встрепенулись. Но, конечно, давайте отойдем от этой темы, потому что она очень сложная и больная для любого, и для священника, и для простого человека. Но ведь существует и ряд других проблем, с которыми человек сталкивается, несправедливость жизни, недооцененность, потеря своих любимых, дорогих, близких людей и прочее. Вот, наверное, самое важное, раз мы говорим: «Светлый вечер», какие-то светлые мысли надо трансформировать людям и что-то в чём-то поддержать. Вот всегда нужно понимать, особенно в эти дни, раз мы говорим, дни Светлого Христова Воскресения, что мы не одиноки в этой жизни. Не замыкайтесь в себе. Вот это самое важное. Не оставайтесь с проблемой один на один. Кто-то идет к друзьям, кто-то там обращается, не знаю, к психологу. Но почему-то мы забываем, что есть еще Господь. Вот пойдем к нему, тогда я уверен, что мы многое, что увидим, переоценим. С его с его помощью.

Алексей Пичугин

— Неделя о расслабленным накануне говорим о... да, даже сложно сказать, мы начали-то говорить о евангельском сюжете, об исцелении расслабленного, а вышли, наверное, на какую-то общую тему помощи другим людям и как вообще человек переживает какие-то тяжелые ситуации с болезнями или с оставленностью, с одиночеством. И ведь да, у нас, как правильно отец Филарет сказал перед этим нашим небольшим перерывом, что все нужно, ну мы же на светлом радио, у нас светлый вечер, нужно все в какой-то свет вывести, но мы в свет выводим все равно через попытку проговорить или обсудить те или иные ситуации. И вот я вас слушаю и думаю, вы говорите, вот одинокий человек. И я сразу вспоминаю примеры людей, которые одиноки даже при том, что у них много, казалось бы, каких-то, как бы друзей, родных, близких. Но вот человек из этого, из этой жизни под куполом выйти никак не может, он не может увидеть свет. Я даже не знаю, вот как ему помогают в этом. Это к вопросу про расслабленного. Это такой же расслабленный человек, который просто физически здоров, но при этом он настолько расслаблен, парализован в душе, настолько он парализован в своем сознании, что он тоже не может выйти, и никто его не может даже в эту купель сбросить.

игум.Филарет (Пряшников)

— Но все-таки он же высказал свою просьбу. Он ведь что-то сделал. Вот очень важно, сегодня уже в нашей передаче мы упоминали, что человеку очень важно что-то делать. И здесь я вспоминаю еще одно евангельское событие, о блудном сыне притчу. И ведь там что сделал этот загубивший свою жизнь человек? Он сказал, встану и пойду к своему отцу. Вот когда мы находимся в каком-то некоем вакууме, когда мы думаем, что жизнь, она беспросветная, безысходная, вы знаете, что еще самое страшное в этой ситуации? Когда человек сам доходит до такого предела, когда он не видит радости в жизни, когда все монотонно, когда вроде бы что-то и есть, а чего-то не хватает. От чего это? Маловерие? Что это? Я тоже не могу это понять. Потому что, в принципе, одинокими мы не можем быть, особенно в нашей жизни, когда рядом телефон, социальные сети, читаем новости, кто-то нас толкает, когда бежит по лестнице, спускается по эскалатору. То есть мы никогда не бываем одиноки, чисто вот так вот, ну, физически, что ли, физиологически, с нами обязательно находятся люди. Но, конечно, вот встретить, встретить единомышленника, который бы помог мне. Вот почему очень часто в святоотеческом, опять же, предании есть понимание, как духовник, да, т.е. есть человек, который руководит твоей духовной жизнью, который может ответить тебе на твои запросы, духовные запросы, житейские проблемы. Не пережить твою жизнь, а ответить тебе на твой вопрос. Вот хорошо, когда человек, вот я говорю, когда он что-то делает, надо ведь искать ответ. Почему я так живу? Почему я в таком тупике? Почему я не могу свободно вздохнуть и сказать спасибо тебе Господи за сегодняшнее утро? Да, жизненные ситуации, проблемы с близкими — это обязательно есть у каждого человека. Но я еще раз хочу сказать, давайте о Боге не будем забывать. Не требовать у Него «поменяй мою жизнь», потому что ты должен сам поменять свое отношение. Согласитесь, да? Отношение к кому? Кто находишь, кто живет с тобой? Начать ценить того, кто не безразличен тебе. Ведь часто мы бываем очень жестокими, гордыми, когда мы не замечаем своих близких, от этого одиночества. Мы не ценим того, кого Господь нам дал. Мы говорим, у меня плохая семья, у меня непутевые дети, нехорошая жена или бестолковый муж, простите за такие... Но почему мы так говорим? Мы не ценим. Вот всегда, когда разговариваешь с людьми, говоришь так, а вы чем живете? Вы чем живете? Прошлым? Кто-то живет прошлым, вспоминают, как было тогда. Кто-то живет чем? «Вот завтра будет лучше, через месяц будет еще лучше». А почему-то люди не ценят сегодняшний день. Ведь Господь так сказал: «Не заботьтесь о завтрашнем дне», «Не пецитесь», «не отдавайте душу, цените то, что сегодня Я вам даю». А все остальное, житейские сложности, трудности, я уверен, как христианин, как священник, я уверен, они будут всегда, мы не будем жить безоблачной жизнью. Испытания будут всегда. Но...

Алексей Пичугин

— Но иногда на человека наваливается столько, ведь я думаю, что к вам приходят люди...

игум.Филарет (Пряшников)

— Выше сил Господь никогда не даст. Ну, выше не даст. Вот иногда думаешь, предел. Вот это предел, все, даже сам по себе. Ну, хватит, Господи, ну, уже просто-просто не могу. А потом раз, и все как бы, знаете, растворяется как туман. Раз, и понимаешь...

Алексей Пичугин

— А как же крест, который сам Господь нес, он же его не смог донести сам. На Голгофу то.

игум.Филарет (Пряшников)

— На Голгофу ему помогли... Но вот я и говорю, что рядом с нами всегда или Он, Господь, который помогает нести свой крест, или Он посылает наших близких. Ведь понимаете, в чем проблема и в чем такая философия, наверное, этой темы, которую сегодня обсуждаем? Это, наверное, то, что Господь помогает нам через руки наших близких. Вот человек молится. Человек молится. «Господи, помоги мне». И Господь ведь дает ему не то, что он хочет, а он через человека дает. Или книгу, допустим. Или просто подошел, подержал за руку человека, и в этом уже есть великая помощь. Поэтому очень сложные вопросы обсуждаем всегда. Но еще раз хочу сказать, человек должен все-таки сам сделать, сам стать и пойти по направлению к свету.

Алексей Пичугин

— Но иногда люди приходят и кажется, что все, вот совсем, наверное, так оно и есть, навалилось. И когда человек просто не видит этого выхода, да, ну вот там муж пьёт, сын уехал непонятно куда, дочь там... Ну вы эти истории, наверное, каждую неделю слушаете. И человек-то ведь приходит, потому что у него полное ощущение потери себя во всём этом. И даже выхода никакого не видит. И вот я не знаю, мне кажется, даже когда ты говоришь ему, что, ну, ведь есть Бог, ну, так человек-то пришёл к Богу, он же пришёл ни куда-то, он пришёл в церковь, он пришёл к священнику, значит, он пытается в Боге найти выход, но не может сам. Вот это всегда самое сложное, я думаю.

игум.Филарет (Пряшников)

— Я уверен, что для ищущего ответов на свои жизненные проблемы человеку Господь обязательно отзовется на его молитву. Обязательно он ему даст понимание, как решить тот или другой момент или проблему в своей жизни. Вы знаете, очень часто приходят люди в храм, и хорошо, когда они идут и приходят к тебе и говорят, можно с вами поговорить. Садимся на скамеечку, и начинается в основном это монолог, потому что ты не знаешь этого человека. Я не боюсь об этом говорить в лицо. Я вас вообще не знаю. Я первый раз вас вижу. И сегодня вам сейчас сказать какой-то рецепт, который вам поможет, я не могу. Не потому что я не квалифицированный священник, а я не хочу вам навредить. Так же как доктор. Он же вас должен выслушать, посмотреть симптомы, поговорить, а понаблюдать. А давайте через неделю еще вы придете. «Ага, вот это вам лекарство пошло?» Понимаете, вот часто люди, придя, освобождая свою душу, выливая на священника свои проблемы, уходят, потом не возвращаются. Мы даже можем отследить, это тот твой совет или хотя бы встреча, она была плодотворна или нет, потому что зачастую человек, все-таки получив... я думаю, что в такой беседе он получает некую уверенность. Я думаю, как-то с этими проблемами обязательно справляется. Но вот говоря о встречах с людьми, о беседах с людьми, безусловно всегда говоришь «выбор за вами». Я бы вот так поступил, я бы так мог сделать. А вы знаете, чисто гипотетически, если вы вот так поступите, то смотрите, что может быть. Но выбор за вами. То есть никогда нельзя проживать жизнь за человека, потому что он потом скажет «а мне вот этот священник, а я сделаю, что... Вы же мне сказали! И у меня такая... Из-за вас у меня всё! Я всегда оставляю, ну как священник, не знаю, может, не духоносный же старец, да, который всё видит, всё провидит и прочее. Вот. А всё-таки стараешься человеку вот тоже помочь, вот, да, как тот же расслабленный приходит, спрашивает. И ты всегда говоришь, вот... Ну вот... Ну, Господь же сильнее, вы понимаете, ведь если он дал вам сегодня это пережить, он даст обязательно надежду и силы это всё перенести. И для чего это дано? Подумайте, может, вы должны измениться, может, вы должны принять какое-то совершенно другое решение. Сколько таких случаев в моей жизни было? Конечно, да.

Алексей Пичугин

— А сам евангельский отрывок, о котором мы говорили сегодня в начале программы, он заканчивается тоже важными словами, когда Иисус находит вот этого бывшего расслабленного человека в храме и говорит, вот ты стал здоровым и больше не греши, чтобы не случилось с тобой чего худшего. Причем худшего здесь речь не идет, наверное, как некоторые люди это воспринимают, что вот тебя снова парализуют и будешь ты там лежать до скончания веков и своей жизни. Здесь ему Христос ничем не грозит. Худшее — это ведь не обязательно физическое какое-то происшествие. Худшее это же может быть еще и какая-то его жизненная коллизия. То есть это не то, что Бог его наказал, а то, что он своими поступками сам себя подводит к какой-то черте. И когда ему Господь говорит «больше не греши», мы можем сделать вывод, что может быть его и парализовало из-за какой-то ситуации. То есть он не от рождения был таким, а ситуация какая-то произошла, из-за которой он вот оказался.

игум.Филарет (Пряшников)

— Да, до конца истории мы это не знаем. И никогда не узнаем уже здесь, в этом мире, в этой жизни. Но самое интересное, вы знаете, о чем я всегда думаю? Насколько милосердие Божие велико к человеку. Ведь даже поднимая человека из глубин греха, Господь никогда не вспомнит тебе твоих преступлений. Когда он тебя прощает, а в этом случае, действительно, Господь простил расслабленному его прошлую жизнь. Всё-таки она у него была.

Алексей Пичугин

— Наверняка.

игум.Филарет (Пряшников)

— И какая, мы не знаем. Но видите, Господь его не пугает. Ты смотри, пойдёшь в ад. Нет. Он говорит, не поступай так. Вы знаете, Господь знал, о чём ему говорил. Он ведь его видел насквозь. И Он сказал, смотри, если ты будешь опять же так себя вести, худшее с тобой произойдёт, Господь его не пугает, ни сковородками, ни там еще чем-то. Он просто говорит, смотри, твои дела до добра не доведут. И помните, да, часто же Господь тоже говорит, иди, вот в случае там с блудницей женщиной, которую хотели забить камнями, и он же ее оправдал и сказал, иди и впредь не греши, я тебя не осуждаю, но впредь не греши. Вот этот голос, он звучит каждому человеку. Вот сейчас очень модно мазать людей греховной грязью. То есть, измазал человека, осудил, что-то написал про него. Но мы же понимаем, что Господь, Он... Ну и для нас это не оставит ненаказанным. Каким моментом? Господь позволит нам впасть в тот грех, который мы осуждаем. Вот самое главное — не осуждать человека, потому что человек сам, который делает свою ошибку. Он сам за это ответит. Мы за чужие грехи отвечать никогда не будем. Вопрос другой — как нам разобраться самими собой? Вот это самое важное.

Алексей Пичугин

— А почему Иисус запрещает тем, кого он исцелил, говорить о том, кто это сделал?

игум.Филарет (Пряшников)

— Это тоже удивительно. Почему? Я могу предположить. Господу не нужна была слава человеческая, потому что, как только появляется что-то из ряда вон выходящего в нашей жизни, сразу молва людская начинает что делать? Она начинает превозносить объект, который дарует. Там вот какое-то чудодейственный камень какой-то есть, там оденешь браслеты, у тебя будут великое здоровье, там еще что-то. Ну что только не придумывает наш человек своим греховным разумом. Но для Господа человеческая слава, даже исцеленных, она была совершенно не нужна. У него была другая задача — спасти человека, но не принести ему вред, даже исцелением, даже чудом, а спасти его. Вот, наверное, так бы я ответил на этот вопрос.

Алексей Пичугин

— То есть получается, что история спасения человечества — это то главное, а вот исцеление, помощь, физическая помощь — это такое сопутствующее. Добрые дела, которые сопутствуют, но они абсолютно не... И вообще чудеса в Евангелии, которые мы читаем, они вообще не главные. Хотя мы часто смотрим как раз через эту призму, вот чудо такое, чудо такое, чудо такое, но никакого физического чуда в заповедях блаженства нет, а именно они, та красная нить, которая через всё повествование идёт.

игум.Филарет (Пряшников)

— Заповеди блаженства на самом деле это высота Новозаветной Святости, которой мы с вами должны стремиться. Это та планка, которую Господь, мы как-то уже говорили об этом, устанавливает для любого человека, монах ты, простой, священник ли, врач, дворник. Господь для каждого из нас ставит определенную планку, до которой мы должны дотянуться. Что говорить о чудесах? Ну, вы знаете, само пришествие в мир Божьего Сына — это уже чудо. Спасение человеческого рода — это уже чудо. Оно присутствует в нашей жизни, проявление чудесного. И те исцеления, те события сверхъестественные, да? Ведь Господь, вот Который, допустим, насытил пять тысяч возлежащих хлебами, Господь не сделал, что хлеб крутился в воздухе, светился, да? Это был обычный хлеб, но он не заканчивался, чтобы накормить жаждущих.

Алексей Пичугин

— Вы знаете, такое объяснение читал, мне оно прям очень нравится, что физически-то там хлеба было много, то есть чудо состояло в том, что люди начали друг с другом делиться тем, что у них было. Был у них хлеб, например, там была рыба. И они начали просто...

игум.Филарет (Пряшников)

— Но все-таки там пять хлебов, но хлеба-то были не трехметровые в диаметре, да. Они были небольшие.

Алексей Пичугин

— Он их начал отдавать, а потом люди увидев, что он отдает, начали...

игум.Филарет (Пряшников)

— В центре даже вот этого чуда, что стоит в центре этого чуда? Любовь Бога к человеку. В центре любого событие сверхъестественное, которое мы не можем объяснить, направлено именно к этому расслабленному, к этому бесноватому, к этому слепому. Это была любовь, его любовь к этому человеку, к этой судьбе, к этой жизни. А всё остальное спасение человеческого рода. То есть, видите, есть некая индивидуальность. И ведь Бог спасает не просто народ или род христианский, а Господь спасает лично человека, хотя грешим поодиночке, спасаемся все вместе, но все-таки спасение происходит в отдельности каждой личности, а оно зависит от любви Бога к тебе, которая никогда не прекращается. Вопрос в другом, насколько я могу выстроить стену, насколько я могу отодвинуть Божью руку и сказать, извини, мне сейчас не до Тебя?

Алексей Пичугин

— И все-таки я еще бы хотел вернуться к идее «больше не греши», а потому что заканчивается отрывок словами: «Пошел человек, сказал иудеям, что здоровым сделал его Иисус». А дальше уже следующий стих, который не входит в чтение этого дня: «Потому и начали гнать иудея Иисуса, что сделал он это в субботу». Так получается, что он пошел и согрешил, он предал того, кто его исцелил или нет? Или я как-то неправильно это понимаю?

игум.Филарет (Пряшников)

— Я думаю, что нет, он мог поступить совершенно по-другому, он мог поступить по-другому с одной стороны, в каждой подворотне кричать и говорить, и даже свидетельствовать, что он был больным, стал здоровым, с одной стороны. А с другой стороны, ему необходимо было это свидетельство. Почему? Потому что тогда иудеи, если мы берем то время, там священники, они же выполняли роль кого? Свидетелей, то есть допустим, проказа...

Алексей Пичугин

— Ну, как вы сказали, с прокажёнными.

игум.Филарет (Пряшников)

— Да, нужно было подойти к священникам, сказать, я здоровый. Вот так же здесь, я думаю, что он знал этих людей, правоверных, возможно, тех, которые там учили. Ну, я уже, может, фантазирую, но я предполагаю. Я могу предположить, его знали, что он столько лет лежит, да его все знали. И как это так?

Алексей Пичугин

— Так и Иисуса все знали.

игум.Филарет (Пряшников) — Так это ты, что ли? А почему это ты? А что произошло? И здесь он должен был им рассказать, что этот Человек сказал: «Одр свой... и вперед... и иди».

Алексей Пичугин

— Но ведь он же был еще представителем своего общества, и те, кому он показался, священникам он показался, они знали, кто его исцелил, но они хотели, чтобы именно он им об этом сказал.

игум.Филарет (Пряшников)

— Ну это тоже, вы знаете, это тоже вот юридическая сторона, потому что мы же знаем, что Христа не любили. И искали всего то, что было бы против Него. А несоблюдение субботы это было одно из преступлений. Я не знаю, побивали ли за это камнями?

Алексей Пичугин

— Нет, ну камнями, я думаю, не побивали, конечно.

игум.Филарет (Пряшников)

— Но факт то, что по голове не погладили. Не погладили.

Алексей Пичугин

— Так что это, конечно, тоже важная история. И как вы думаете, а почему вот мы сейчас в пространстве Пасхи находимся? Понятно, что это не светлая неделя, не светлая седмица, но это мы все равно очень близки к Пасхи по времени. А почему нам церковь предлагает именно такой сюжет? Ведь не пост, сюжет очень непростой, здесь есть о чем подумать, но мы вроде бы как сейчас празднуем воскресение, празднуем... вот четвертая неделя, неделя о расслабленном.

игум.Филарет (Пряшников)

— А в центре Воскресения Христова стоит тоже великое чудо, ведь Господь смертью смерть попрал, то есть здесь мы погружаемся в такое познание, которое трудно разумом и рационально вообще рассказать. Помните, когда апостол Павел, по-моему, пришел в Ареопаг и начал говорить, говорить об Иисусе, о хороших делах, как его все хвалили. Но когда он сказал, что Иисус воскрес из мертвых, ему сказали: «Ты дурак, ты сумасшедший.» И выгнали его вон. То есть, понимаете, для просветленного разума воскресения из мертвых человека — это нонсенс. «Ты больной, ты говоришь о том, чего в принципе не может быть». Но мы ежегодно ждем этот день, ждем как чудо своей жизни, воскресение из мертвых нашего Господа. И для вот этого расслабленного встреча со Христом, это тоже была его личная Пасха. Исход, переход от жизни плачевной к жизни обычной, нормальной, от болезни к здравию. Это тоже, да, Пасха, переход. Переход от греховного к святости. Вот так, почему ведь церковь вспоминает именно сейчас, когда мы ликуем и радуемся, и вот это вот, вот это вот зоря, воскресение, она будет еще блистать какое-то время в наших сердцах? Потому что все очень просто. Вот этот расслабленный — это все мы. И мы без Бога, без Его помощи, без Его воскресения, ничто, мы теряем смысл своего бытия. А Он нам через Свои чудеса, через Свою любовь, через Свою заботу, Он нам это дает. Поэтому всегда говоришь, воскресение из мертвых Спасителя — это праздник того, что ты не одинок в этом мире. Это праздник победы, добра над злом. Безысходность побеждается тем, что ты, еще раз хочу сказать, не одинок в этой жизни. Поэтому не будьте одинокими. Вот первый, кто должен быть в вашем сердце, это Христос. А все остальное, все приложится.

Алексей Пичугин

— А у вас есть какие-то пасхальные традиции в монастыре?

игум.Филарет (Пряшников)

— Пасхальные традиции особые, конечно, у нас особых нет, но мы, допустим, радуемся и устраиваем пасхальный праздник для детей. У нас есть такая возможность, приезжают артисты, для детей ставится кукольное представление, рассказывающее о смысле Пасхи Господней. Безусловно, мы собираем для верующих, которые не могут пойти в храм, собираем пасхальные приношения, потом передаем. Или в дом инвалидов, или в дом ребенка. То есть, в принципе, тоже пасхальная и неделя, и вот этот период, он всегда сопряжен с какими-то добрыми делами. Чем больше мы их сделаем, тем светлее будет и радость с ней на сердце.

Алексей Пичугин

— Ну, у вас еще, я так понимаю, что Пасха, так как в этом году вообще Пасха поздняя, все сопряжено и с такими общечеловеческими заботами, у вас же там и корабли приходят, ну, теплоходы в смысле.

игум.Филарет (Пряшников)

— Начинается, да, период, период навигации, период, когда к нам приезжают гости, поэтому мы этот день очень ждем, тем более май, начало мая. Давайте не забудем, что и такие наши государственные праздники, День Победы и прочее, которые мы праздновали. Поэтому, безусловно, пасхальный период — это всегда огромное количество событий, встреч, каких-то интересных моментов в твоей жизни, в жизни обители. Поэтому с праздником Пасхи!

Алексей Пичугин

— Да, действительно, вот мы с вами еще продолжаем находиться в перспективе Пасхи, в пасхальном периоде. Пусть он для нас всех будет светлым. Спасибо большое за этот разговор. Такой непростой, наверное, получился. Отец Филарет (Пряшников), игумен Староладожского Никольского мужского монастыря, был гостем программы «Светлый вечер». Алексей Пичугин. Прощаемся. Всего доброго. До свидания.

игум.Филарет (Пряшников)

— Храни всех нас Господь!


Все выпуски программы Светлый вечер

Мы в соцсетях
****

Также рекомендуем