Москва - 100,9 FM

«Калужская митрополия и Издательский совет Русской Православной Церкви»

* Поделиться
Митрополит Калужский и Боровский Климент

В нашей студии был Председатель Издательского совета Русской Православной Церкви митрополит Калужский и Боровский Климент.

Мы поздравляли нашего гостя с его юбилеем и говорили о его служении, о жизни Калужской митрополии и о работе Издательского совета.


Ведущие: Алексей Пичугин и Марина Борисова

А. Пичугин

— Здравствуйте, дорогие слушатели! «Светлый вечер» на Светлом радио. Рады приветствовать здесь, в этой студии, Вас мы — я, Алексей Пичугин...

М. Борисова

— ...и Марина Борисова.

А. Пичугин

— Сегодня у нас в гостях митрополит Калужский и Боровский Климент, председатель Издательского совета Русской Православной церкви. Владыка, добрый вечер, здравствуйте!

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Добрый вечер.

А. Пичугин

— В начале нашей программы мы хотим поздравить Вас с юбилеем. Замечательная дата! Вот уже в эти дни Вы его отмечаете. Очень много всего сделано, и я надеюсь, что еще будет сделано Вами в Церкви, и в Калужской области, сейчас в Калужской митрополии — в первую очередь. Дай Бог Вам сил и здоровья, и помощи Божьей на то, что Вы делаете и будете делать и в Русской церкви, и на Калужской земле. Спасибо большое, что к нам сегодня пришли.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Ну, я сил, здоровья я всем желаю тоже, и помощь Божью. Без Бога мы не можем ничего совершать. Мы должны привыкать во всем полагаться, что вот как Господь устраивает. А Господь делает только для блага человека. Иногда даже и, как говорится, и чихнуть дает, чтоб мы вспомнили о Боге.

А. Пичугин

— Спасибо! Мы сегодня хотели поговорить с Вами на разные темы, в том числе и о Калужской земле. 30 лет уже в следующем году исполнится, как Вы занимаете эту кафедру, калужскую кафедру. Я думаю, что очень многое поменялось и в жизни страны, и в жизни Калужской области, в том числе и в калужской церковной жизни, за это время. Давайте начнем наш разговор, наверное, с некоторых воспоминаний о том, какой была Калуга и какой была жизнь, церковная калужская жизнь в 1990-м году — еще Советский Союз, еще только-только заканчивается перестройка, еще даже 1991 год не наступил. Вы приезжаете в Калугу — и что Вы там застали?

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Ну, Калуга — это был один из регионов нашей страны, где активно насаждали атеизм. В Калуге в советское время, до 1988 года, было только 24 храма на всю область. И, притом, половина храмов была в селах. Половина городов Калужской области вообще не имела храмов. Районы целые не имели храмов. Я когда приехал в Калугу, в Обнинске не было храма. Было рядом с Обнинском село Белкино, там находился храм. А Обнинск — 100 с лишним тысяч населения.

А. Пичугин

— Притом, что Обнинск относительно недалеко от Мочсквы — мне кажется, он где-то посреди дороги между Калугой и Москвой.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Да, да. Не было храмов в Бабынинском районе — во всем районе. Не было храмов в Износковском районе. Только открылся, за год до моего назначения, храм в Жиздре — на весь район один храм. В Тарусе только открылся храм. Состояние было, в общем, очень плачевное — ни одного монастыря епархиального не было. Только два года перед этим передали Оптину Пустынь, а за два месяца до моего назначения передали Шамординский монастырь. Я когда первый раз приехал в Оптину Пустынь, там еще жили посторонние люди, не вся территория была передана. Часть территории, даже храмы еще не все были тогда переданы. Потихонечку только все передавалось. В Калуге не было кафедрального собора...

А. Пичугин

— А сколько храмов действовало в Калуге в 1990 году?

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Когда я приехал, три храма, притом, один только передали в мае месяце 1990 года. Там службы, еще вот стоял фанерный иконостас. При том, как сказать, вот в этой трапезной части храма. А центральная часть была в таком состоянии — туда войти было трудно.

А. Пичугин

— Я думаю, что на город с населением, если не ошибаюсь... Сейчас Калуга, да и в 1990 году примерно столько же — около 300 тысяч...

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Больше — 340 тысяч.

А. Пичугин

— 340 тысяч — ну, примерно, да. И я подозреваю, что все три храма, когда их было всего три, они были по воскресеньям просто битком забиты.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Ну, я не знаю, как до меня, но при мне битком, запомнились. Но я скажу то, что отсутствие храмов сильно сказалось на духовном состоянии людей. Я в августе был, то есть в июле, назначен, а в августе туда приехал, 2 августа. До конца года я ещше спог добиться — открыли мы в области четыре храма, а за следующий год, за 1991 год, мы открыли два монастыря и где-то 10-12 храмов. Я сразу стал добиваться, чтобы возвращали Церкви храмы. Потому что без храма невозможно и работать с народом, и... А о состоянии общества — я приведу, это не 1990 год, а примерно 1994 год. Я расскажу один случай — когда мы хотели в одном микрорайоне Малинники (это целый микрорайон города Калуги) взять, получить землю, чтобы построить там храм, там не было земли, в центре микрорайона, тольок рядом, на окраине микрорайона находилось кладбище. Недалеко от кладбища нам выделяли кусочек земли.

А. Пичугин

— Я знаю — это, кажется, где-то в районе аэропорта. Когда едешь по объездной Калуги, с левой стороны...

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Да-да-да. Это вот в ту сторону, от центра до аэропорта «Грабцево» посередине где-то. И вот у меня интересный был случай. Я приехал, пока ждал — представитель городской администрации подъедет, чтобы показать участок, выходили две женщины с кладбища. Увидев меня, они меня спросили: «Батюшка, Вы зачем приехали?». Я сказал: «Хотим здесь построить храм». Одна из них говорит: «Да, покойничкам нужен храм». А я ей сказал: «А разве нам не нужен?». А она мне спокойно отвечает: «Я безгрешна».

А. Пичугин

— Я думаю, что большинство священников в своей пастырской практике сталкивались с подобным ответом.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Да, да. Я ей объяснил примеры. Она говорит: «Ой, батюшка, а чего ж Вы нас не учите?». Я говорю: «Вот храм построим — приходите» (она недалеко жила), «приходите, и будем учить». Вот такое состояние было народа. Народ воспринимал, вот я скажу, и событие Тысячелетия Крещения Руси — как бы просто Церковь это институт, который сохранил традицию. Надо принять крещение, и больше ничего не нужно.

А. Пичугин

— Я вот сейчас...

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Не привык еще тогда жить по Евангелию, жить по-христиански, соблюдать посты. И сейчас еще в таком состоянии многие находятся и задают вопросы, зачем все, что вот Церковь имеет, — и богослужения, и молитвы, и посты для спасения. Это очень такое опасное состояние. И задача Церкви вот сейчас как раз — просвещать людей. Этим мы занимаемся в Издательском совете.

М. Борисова

— Владыка, вот Вы были поставлены на Калужскую кафедру после того, как много лет служили в Канаде и в США. И я предполагаю (это как раз 80-е годы), что контраст между тем, что Вы видели там, и тем, что Вы увидели, когда приехали в Калугу, был очень велик. Насколько трудно или легко было Вам перестроиться? Потому что все-таки Вы много лет общались совсем с другими людьми.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Ну, я вырос в России в советское время, и я туда поехал — уже было 33 года, и там я находился. Вначале, конечно, здесь представлял — Америка это что-то такое интересное, такое, как говорят, продвинутое, все... Но когда приехал туда, то понял: американцы живут совсем по другим принципам, чем мы. У них другое отношение к жизни. У них совсем другая ментальность. Я остро ощутил вот ментальные особенности американцев, их прагматизм и установку на достижение материальных благ. Вот что было главным в ихней цели.

М. Борисова

— Но получается, что, по сравнению с нашим сегодняшним днем, общество наше стало больше похоже на американское?

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Больше похоже на американское. Но у них сильно развита социальная работа. Опять: социальная работа для чего развита у них и почему, какие принципы? Она имеет показной характер. Сделал — обязательно должны похвалить.

А. Пичугин

— Ну, а разве это не приносит свои положительные плоды, когда...

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Ну, видите, здесь вопрос...

А. Пичугин

— ...»скорая» приезжает вовремя...

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— По Евангелию, Господь сказал: «Правая рука не должна делать... не должна знать, что делает левая».

А. Пичугин

— Да, мы не можем обобщать, мы не можем говорить, что вся социальная работа в Америке построена исключительно для показухи, извините за бедность речи.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Я согласен, не вся построена. У них, конечно, американская ментальность, скажу такое — во всем... В центре стоит человек. У нас — община. Это было и до революции, а в советское время это распространилось на все общество. Там у них человек, права человека там защищаются. И человек обеспечивается всем необходимым. У нас больше как бы такая нацеленность сейчас — «я», а про общество не думают. Почему? Это обратная сторона. Это уже как бы отошли мы от советского времени. В советское время, когда все трудились на благо общества, сейчас перешли трудиться на благо самого себя. А там есть понятие «общественная польза», общественно-полезный такой труд. Но опять: все делается не ради любви, а либо традиция, либо... Вот я посещал, там в Америке есть такие центры по оказанию помощи престарелым. Приезжают люди, даже пенсионеры, которые ушли на пенсию, не работают, но они крепкие, все, они — это у них социальное какое-то общение, институт, группа. Они посидят, пообщаются, поехали, кому-то отвезли необходимую помощь, передали — и все.

А. Пичугин

— Так это же не плохо! Я смотрю, как у нас такие социальные центры в провинции выглядят — туда часто никто и не приезжает, и даже дорог не знают. К нам приходят ребята, которые занимаются помощью и пенсионерам, и инвалидам, в том числе и в домах для инвалидов, которые часто расположены за 300-400 километров от областных центров, но там, куда никто не при едет.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Да, нет, это неплохо. Внешне это неплохо. Но внутренне... Вот... Я вспомню, у Достоевского есть рассказ — это вот соответствует как бы русской ментальности, русское понимание любви к ближнему и благотворительности. Когда у одного брат скончался, он приходит домой к жене и говорит (это Достоевский описывает, рассказ про Ванечку): «Вот Ванечка сироткой остался». Жена говорит: «Да? А у нас своих пять человек. И только есть хлеб и масло, больше ничего нету». Он говорит: «Ну что ж, Ванечку не бросим — мы будем есть хлеб без масла». Вот наша до революции была социальная как бы такая направленность человека — забота о ближнем, любовь к ближнему. У американцев нету — они делают, делают эту социальную работу, потому что у них есть возможность, избытки. Да, нам тоже надо этому учиться, тоже надо этому учиться. И мне, я скажу, Америка помогла, во-первых, в чем? Я восемь лет служил там — я познакомился с организациями приходов, как у них действуют воскресные школы, как у них работают молодежные структуры. Там была Федерация русских православных клубов, которая внеюрисдикционная, входили разные приходы разных юрисдикций. И было молодежное направление, где приходы работали с молодежью.

А. Пичугин

— Мы об этом, владыка, простите, отдельно поговорим, в отдельной программе про советское время.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Я вот коснусь Америки. Я увидел, как они организовывают эту работу. У нас в советское время этого не было.

А. Пичугин

— Я напомню, что митрополит Калужский и Боровский Климент, председатель Издательского совета Русской Православной церкви, в гостях у Светлого радио. Завтра в семь вечера мы продолжим наш разговор с владыкой Климентом, но уже поговорим о его жизни, в том числе и в советское время, о годах служения в США. А вот, с Вашего позволения, я бы вернулся к Калужской епархии. Я подумал, что мы, практически, никогда не говорим здесь, в рамках наших программ, про то, как в 90-е годы жила Церковь. Именно в 90-е годы в Вас очень яркий как раз, наверное, пример того архиерея, который взял епархию в 1990-м, еще в советское время, и до сих пор ею руководит, вот на протяжении 30 лет. Были тяжелые 90-е годы, которые принято уже сейчас называть по-разному, в том числе и смотреть на них очень-очень негативно. И некоторые, наоборот, что-то очень хорошее в них видят. Но вот 90-е годы для Церкви время совершенно особенное — время каких-то надежд, время, когда кажется, что все возможно. И очень много начинаний. Вот расскажите, пожалуйста, что такое 90-е годы для Калужской области.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Я бы... Я бы не сказал бы, что были еще какие-то... Надежды были, но не было уверенности. К примеру, когда я приехал в Калужскую область, через два-три дня мне по телефону... Был такой Уполномоченный совет по делам религий, Рябов...

А. Пичугин

— Калужский?

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Калужский, да, Федор Павлович. Он мне прямо говорит: «Вы что, против советской власти работать сюда приехали?». Когда я ему сказал, что надо открывать храмы: «Вы что, против советской власти?».

А. Пичугин

— А это середина 1990 года, через год вообще все рухнет.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Да. Отметили Тысячелетие Крещения Руси. Открыли где-то семь-восемь храмов в Калужской области. А он мне это заявляет. А потом мне из Совета по делам религий говорят: «Вы будьте повежливее с Федором Павловичем, он у Вас заслуженный Уполномоченный».

А. Пичугин

— А где сейчас Федор Павлович? Или уже нет в живых?

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Уже...

А. Пичугин

— Уже все, да?..

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Уже Господь определился. В конце он изменился. Но это прошла, знаете, такая работа, и я первый, кто в Калужской области встретился с первым секретарем обкома. И мне сказали, когда я поставил вопрос ребром... Я в Америке встречался с губернаторами, а здесь со своим губернатором не встречусь, губернатором из Штатов? А ко мне приедут американцы, и  мне сказали — 15-20 минут, не больше, а мы с ним проговорили почти полтора часа!

А. Пичугин

— Как смотрел глава огромной... ну как — огромной? — или достаточно большой области в центре станы на то, что у него есть еще и Церковь? Потому что долгое время он должен был ее, практически, не замечать. А тут ситуация изменилась, Тысячелетие Крещения Руси отметили, уже все меняется...

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Вот, я думаю, моя первая встреча с Сударенковым сильное оказала влияние на него. После этого Церкви стали передавать храмы. И в 1991 году передали два монастыря, потом третий монастырь передали. То есть начался процесс. Почему? Потому что во всей стране начали передавать, но Калужская область была более такая атеистическая. Потому что город Циолковского, Обнинск — наукоград, там ученые, и город молодой, он в 1954 году был только основан — без традиций, без вот таких культурных. Люди съехались с разных сторон, из разных мест. Вот не было такого как бы корня этой традиции, стержня традиции.

А. Пичугин

— А Вы практически одновременно с Сударенковым?.. Вы назначены были на кафедру, а он был назначен первым секретарем?

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Раньше он...

А. Пичугин

— Ну, в 1990 году.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Он раньше был назначен, да. Но он был до этого и...

А. Пичугин

— Он и Калужский горком возглавлял...

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— ...горком возглавлял, потому в Средней Азии был вторым секретарем.

А. Пичугин

— И губернатором Калужской области он был с 2000 года, и до сих пор, в общем...

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Это потом. Это уже потом.

М. Борисова

— Владыка, вот храмы отдавали. А помогали их восстанавливать? Или это только все силами паствы?

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Ну, это народ восстанавливал. И епархия, конечно, организовывала. Я никогда не обращался к вот это... к администрации Калуги и области: «Давайте восстановим храм». Я говорил, что надо восстанавливать, но конкретно не ставил перед ними задачи. Мы обращались, конечно, и в федеральные органы власти. Вот программа есть — «Культура России» — по восстановлению храмов. Мы получали поддержку. Калужская область — экономически она не сильный регион. Сейчас стала развиваться промышленность, а до этого была она экономически такая, слабая область. Не было крупных таких предприятий, и не было полезных ископаемых, и нету сейчас.

М. Борисова

— Владыка, вот многие сейчас даже настоятели сельских храмов, разрушающихся говорят, что проблема в том, что получить хоть какое-то финансирование, помимо пожертвований, которых катастрофически не хватает, очень сложно. С одной стороны, люди стараются получить статус памятника истории и культуры, желательно, федерального уровня, тогда есть надежда получить какие-то средства, хотя бы из федерального бюджета. Но, с другой стороны, этот статус абсолютно не дает возможности делать даже текущий ремонт, потому что каждый вбитый гвоздь требует массы согласований. И получается, что как решать эту проблему, никто толком не понимает. И очень много сельских храмов. И вот в Московской области, по крайней мере, их внешне немножечко привели в какой-то божеский вид. Хоть там теперь березы на них не растут и крыши не снесенные.

А. Пичугин

— Программа работает — «Восстановление поруганных святынь».

М. Борисова

— Вот. Ну, а у Вас в Калужской области как?

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Ну, у нас, я скажу, десятки храмов, где еще растут березы. Стоит храм, но населенного пункта нету.

А. Пичугин

— Вот, замечательный вопрос: а что делать в этом случае?

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Мы организовываем  туда и поездки молодежи, и прихожане приезжают — почистят что-то. Но не рекомендуем лезть, особенно если купол... То есть это... нету покрытий на куполе, металла... Растут деревья, очень опасно вырывать деревья, потому что может рухнуть свод.

А. Пичугин

— А как архиерей как Вы считаете, что делать с такими храмами, если прихода нет и понятно, что в ближайшее десятилетие люди там вновь не появятся? Но при этом здание храма стоит, медленно разрушается, и здесь всегда дилемма — кому им заниматься? Или оставить как есть (ну, рухнет — и рухнет, даже если памятник архитектуры), или Церковь должна что-то с ним делать, несмотря на то, что богослужения там проводиться не будут?

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Вот я скажу, приведу примеры из моей канадской практики. Там в конце XIX века, в начале ХХ века было очень много эмигрантов из южнославянских земель. Это и карпатороссы, и с Волыни ехали, и с Буковины ехали. Они поселялись, получали фермы, наделы, строили храмы. Тогда на лошади или, там, на какой-то другой такой живности пахали, сажали и все прочее делали. Сейчас изменилась ситуация. Вместо сотни, может быть, двух сотен фермеров живет один фермер.

А. Пичугин

— У меня очень хороший знакомый был настоятелем храма в Канаде, и он рассказывал, как он сейчас в Стамбуле служит, отец Георгий Сергеев, наши слушатели его должны знать. Он рассказывал, как он ездил вот по таким маленьким фермам и приходам, у него все его канадское служение заключалось в постоянном перемещении по этим приходам.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Вот! Там муниципалитет отвечает за наружное состояние храма и кладбища. Внутри — они не отвечают. В год раз-два совершаются, в некоторых храмах — три раза — службы. Престольный праздник. И, что интересно, на эти службы приезжают люди из разных мест Канады. Ихние прадедушки, дедушки приехали в это место, построили храм, тут лежат их предки. Все кладбища ухожены.

А. Пичугин

— Но нам далеко до этого!

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Храм восстановлен.

А. Пичугин

— Вот — храм восстановлен.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Вот. За этим следят.

А. Пичугин

— А у нас там березы растут.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Точнее, он не восстановлен — он не разрушался.

А. Пичугин

— Он не разрушался. А у нас разрушался, растут березы.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Да.

А. Пичугин

— И вопрос мой как раз заключается в том, что с этим делать.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Надо святые места восстанавливать. И так — пускай, да... Не обязательно проводить там газ, тепло...

А. Пичугин

— Служить каждое воскресенье. А вот это хорошее предложение, да!

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— А вот, к примеру, храм, скажем, Успения — на Успение служба или Преображение, раз в год.

А. Пичугин

— Да.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Вот. Но отвечать должна все же власть за... Это территория власти. Это не церковная территория.

А. Пичугин

— Это памятник архитектуры России.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— А это лицо России. И памятник архитектуры.

А. Пичугин

— Да. Федерального или регионального значения, который, по идее, до...

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Да.

А. Пичугин

— Но ведь храм...

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Вот эти все храмы, о которых мы говорим, им по 100 с лишним лет, по 200 лет, 300 лет. Конечно, здесь нужно участвовать государству, и обязательно власть местного уровня заботится. Вот я скажу такую вещь, приведу. Это вот в Канаде вот так — в год две-три службы находятся, совершаются. Там приезжают люди. А муниципалитет отвечает, чтобы храм был снаружи чистый, красивенький, покрашенный. Крыша чтоб не текла. Кладбище чтоб было ухожено. А у нас порой идешь-идешь... Я вот иногда — редко, но, бывает, выхожу в лес погулять, и вдруг в лесу кладбище находишь. Ни дороги, ничего, а кладбище есть. Вот мы должны научиться уважать наших предков, любить. Воздавать им память. Они создали Россию, они построили наше государство, в котором мы сейчас благами пользуемся. Они отдавали все, чтобы только село было, чтобы земли обрабатывались, вот храмы были построены. Вот это, вот эту надо нам любовь как-то возродить.

А. Пичугин

— Мы прервемся на минуту. Я напомню, что сегодня в программе «Светлый вечер» митрополит Калужский и Боровский Климент, председатель Издательского совета Русской Православной церкви. Моя коллега — Марина Борисова, я — Алексей Пичугин, и мы через минуту снова сюда вернемся.

Возвращаемся в студию Светлого радио. Напомню, что сегодня у нас наш гость — митрополит Калужский и Боровский Климент, председатель Издательского совета Русской Православной церкви. Мы — Ваши ведущие: моя коллега Марина Борисова и я, Алексей Пичугин.

М. Борисова

— Владыка, вот Вы сказали, что одна из главных задач сейчас — возродить отношение к своим традициям и святыне, но это как раз ведь задача того самого Издательского совета Русской Православной церкви, который Вы возглавляете. Наверняка, еще когда Вы были на служении и в Канаде, и в США, так или иначе, Вам приходилось, наверное, сталкиваться с ведомством владыки Питирима, который возглавлял тогда Издательский отдел Московского патриархата, который в те времена советские власти часто использовали как такую витрину — посылали с выставками, с какими-то концертами хора, чтобы вот показать, что права верующих в Советском Союзе не ущемляются. Поэтому, в общем, Издательский совет был как бы еще немножечко и дипломатической службой. Но был колоссальный голод по духовной литературе, и каждое свершение Издательского совета — там, получили разрешение издать следованную(?) Псалтирь, получили разрешение переиздать Минею, получили разрешение... А уж когда получили наконец разрешение Библию переиздать, это вообще был просто праздник всех, кто имел отношение к Издательскому отделу. Вы попали на служение в Издательский совет совсем в другие времена. Какие задачи Вам казались тогда главными, когда Вы в 2009 году возглавили этот Совет, и изменилось ли вот это приоритетное направление сейчас?

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Ну, когда я был Синодом назначен председателем Издательского совета, то Святейший Патриарх Кирилл поставил задачу, чтобы православная книга стала доступна для людей. Чтобы те православные книги, которые распространяются через церковную книжную сеть, были как бы правильные, чтобы не было книг, в которых есть сомнительное содержание, искажало, допустим, истину. Чтобы книга... И мы со Святейшим тогда говорили — чтобы книга и художественная тоже присутствовала в книжной церковной системе распространения и для людей, которые еще не готовы читать, допустим, Евангелие и святых отцов, а через художественную литературу могли немножко приобщаться к русской православной культуре. Вот я скажу: в советское время много людей приходило к вере, читая Гоголя, Достоевского. Задумывались о смысле жизни — и тогда они начинали искать, так в чем же задача, смысл жизни человека, какая задача стоит перед человеком. Приходили к вере в Бога. И вот по благословению Святейшего Патриарха Кирилла мы начали развивать это направление. Не поменялась задача, задача наша остается. Но мы каждый год стараемся в этом направлении продвигаться вперед. Я скажу — мы учредили Патриаршую литературную премию имени Святых Равноапостольных Мефодия и Кирилла. Писателям, которые внесли значительный вклад в сохранение и развитие русской литературы. Мы проводим День православной книги, этот праздник установлен ну как бы в связи с воспоминанием о выходе в свет первой точно датированной печатной книги. Это 1 марта по старому стилю, 14 марта по новому стилю, ежегодно проходит этот праздник.

А. Пичугин

— «Апостол» Ивана Федорова.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Да, «Апостол» Ивана Федорова. Мы проводим конкурс «Просвещение» через книгу. Четыре года назад мы провели и вот конкурс, Детско-юношеский литературный конкурс имени Ивана Шмелева «Лето Господне». Этот конкурс направлен на то, чтобы молодежь привлечь к литературному творчеству. И когда мы провели первый конкурс, мы увидели, сколько хорошей талантливой молодежи, старшеклассников. Это 6-7 класс, 8-9 класс, 10-11 класс — три у нас возрастные группы. Вот, сколько талантливых ребят живет в нашей стране, которые с удовольствием сейчас уже не берут ручку, а на компьютере набирают, нам присылают свои литературные, творческие произведения. А они разного характера могут быть. Это и рассказ, и литературно-критическая статья, эссе, очерк, дневник, записки путешественника — то есть в разной форме могут быть. И тематика разная, и история Церкви, и история Российского государства, и жизненные ситуации, и жития святых, и паломничества, посещения святых мест. И когда ребенок описывает соприкосновение со святынями, или как он рассказывает о своем, допустим, дедушке, как он участвовал в Великой Отечественной войне, или описывает историю соседнего села, которое было уничтожено вместе с жителями во время Великой Отечественной войны фашистами, это просто трогает сердце — какие у нас замечательные есть дети! А для них это поддержка!

А. Пичугин

— А про репрессии пишут?

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Что?

А. Пичугин

— Про репрессии пишут?

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Про репрессии... Пишут про новомучеников. Пишут о новомучениках.

А. Пичугин

— Ну это тоже репрессии, это же неразделяемо.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Да, о новомучениках. Ну, репрессии — это тоже такой вопрос, который, знаете... Репрессия — политическая, а здесь — стояние в вере. Репрессированный человек и замученный, мученик Церкви Христовой — это разные люди. Они стояли за убеждения, за свою веру, за Христа стояли, они не хотели отказываться от Бога. А таких людей очень много. И вот дети — дети пишут о своих... Как прабабушка или прадедушка был священник, и его забрали, и он прошел вот эти испытания. То есть очень много замечательных таких работ, и я скажу такую еще вещь: мы проверяем эти работы на актуальность...  то есть на оригинальность. Большой процент — 90-98 процентов — оригинальности. Это не списанные тексты, не скопированные тексты, как бы идеи, и вставлены разные имена. Это дети сами осмыслили рассказы своих дедушек, бабушек, родителей. Вот очень замечательно. Вот этот конкурс, который мы, вот я считаю, что он очень такой важный, полезный и, главное, то, что дающий надежды. Еще один, вот новый конкурс, который мы сейчас, в этом году только, начали, и первый сезон проходит, это «Новая библиотека». Если мы год назад проводили только по одной номинации — «Новая библиотека» — неизданные произведения о новомучениках, художественные произведения (не исследование, не научная какая-то работа), то в этом году мы сделали дополнительно три номинации «Новой библиотеки». Это Премия имени Федора Михайловича Достоевского — за выдающиеся литературные произведения в жанре романа или художественной биографии, Премия имени Аксакова за выдающуюся книгу предназначена для подросткового чтения, и Премия имени Святых Благоверных Петра и Февронии — за выдающуюся книгу, предлагающую положительный образ семьи, внутрисемейных отношений, воспитания детей. Вот. Это вот новая премия, и она продлится до декабря месяца. Мы принимаем изданные за прошлый и за этот год книги, и вручаться будет в течение весны и лета. То есть юноши... Вот эта лучшая книга, которая будет удостоена Премии Аксакова, будет вручаться на День православной книги, когда в Храме Христа Спасителя в Москве Патриарх и мэр города встречаются со школьниками и поздравляют их с Днем православной книги. Премия Достоевского приурочена будет к празднику святых равноапостольных Мефодия и Кирилла и будет вручаться вместе с церемонией награждения лауреатов Патриаршей литературной премии. А Премия за семейную книгу будет вручаться в День празднования Петра и Февронии, День семьи, любви и верности. Вот это мы как бы развиваем, но двигаемся в том направлении, которое указал нам Святейший Патриарх Кирилл.

М. Борисова

— А вот я слышала про проект такой, аналогичный проекту «Жизнь замечательных людей», под условным названием «Жизнь замечательных христиан». Он как-то?.. Он пока только словесно сформулирован, или что-то уже делается?

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Он пока... Это пока идея. Еще пока мы не начали его реализовывать. Это пока разрабатывается, он не начал... Как бы в жизнь его не запустили пока еще, как говорится.

М. Борисова

— Но это Церковь будет... Как, предполагается, что Церковь будет заказывать? Ведь «Жизнь замечательных людей» делается под заказ. То есть издательство заказывает, и авторы пишут по плану, который предлагает издательство.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Сейчас пока некоторые книги... Несколько книг вышло таких пилотных.

А. Пичугин

— Как Вы планируете развивать этот проект — исключительно в церковном поле или во взаимодействии со светскими издательствами, может быть, со светскими авторами? Продвигать его в обычных книжные магазины?

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Мы, «Новая библиотека», договариваемся с издательствами и ищем спонсорами, потому что премия будет примерно 250 тысяч автору. Вот это... Ну, а сейчас у нас, как бы на этот год мы договорились, на этот премиальный сезон, но это мы... Всегда будет выступать какой-то спонсор, и договариваться будем с издательствами.

А. Пичугин

— А о ком бы Вы сами хотели видеть книгу? Ну вот самый яркий пример?

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— (Пауза.) Я бы хотел видеть хорошую семью. Вот что у нас сейчас проблема какая в издательской деятельности — мало хороших образов, мало героев, которые бы показывали и добрые отношения между людьми, хорошую внутрисемейную обстановку. Если мы вспомним первые годы советской власти, у них сразу была дана команда... Вот «Повесть о настоящем человеке» — пишите, почему нужно воспитывать общество было. Или «Тимур и его команда» — надо воспитывать подростков. Вот мы сейчас хотим пробудить интерес, чтобы писатели обратились к этим темам — подростковым, для подростков книги, для молодежи книги, для семьи, какие семейные отношения должны быть. Я скажу, как... К сожалению, я редко вообще попадаю... смотрю телевизор, а попадаю иногда — какой-нибудь фильм показывают... Чтобы посмотреть новости, я ищу, жду. Предыдущий фильм не закончился, но по программе фильм идет перед новостями. Смотрю — главные герои разведенные.

А. Пичугин

— Ну, всякое в жизни бывает!

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— В жизни всякое бывает, но надо показать хорошую семью, хорошее отношение. А вот где бы целая семья была — редко показывают по телевидению. Вот это надо... над этим надо задумываться. Мы должны воспитывать наше общество. И, притом, сейчас есть демографическая проблема. Об этом уже говорят у нас в государстве. Если раньше говорили: «Мы решаем демографические все вопросы», а сейчас это открытая, поэтому говорят, что «мы не решили, мы не вышли из демографической ямы, а мы, наоборот, находимся... еще глубже как бы уходим на нее». Мы должны создавать образы или книги. И в книги добрый и хороший образ есть и хорошую семью показывать. И на экране телевизоров.

А. Пичугин

— Я напомню, что митрополит Калужский и Боровский Климент, председатель Издательского совета Русской Православной церкви, в гостях у Светлого радио.

М. Борисова

— Владыка, Вы когда-то, еще не будучи главой Издательского совета, возглавляли Оргкомитет по подготовке и проведению первого фестиваля православных СМИ «Вера и слово». Как вообще пришла идея этого фестиваля? Какие задачи ставили тогда (это был 2004 год)? Поскольку фестиваль продолжает проходить, какие задачи ставятся сейчас?

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Ну, я думаю, этот фестиваль — он развивается. Когда я был назначен Управляющим делами Московской патриархии и со Святейшим Патриархом говорили, что очень слабое присутствие Церкви в информационном пространстве. И у епархий не было у всех даже сайтов. Не было специалистов, которые могли работать со светскими семьями(?). Кто работал, они не имели практики общения. И вот мы тогда решили провести Первый фестиваль СМИ «Вера и слово», церковных СМИ, чтобы хотя бы встретились между собой представители разных регионов, которые работают в епархиях, на приходах, в монастырях, со средствами массовой информации. И чтобы они услышали, какие стоят задачи. Ну, из того времени каждый период — там, два-три года, но проходит такой фестиваль, и он уже, знаете, накопил достаточно хороший опыт взаимодействия.

И между собой — и по горизонтали, и по вертикали, то есть и со светской властью, и с церковным руководством... У нас после... Вот в 2009 году был создан даже специальный отдел по взаимодействию общества и СМИ. Вот. Поэтому я вижу положительный только результат. Вообще, я скажу: мы в Церкви должны чаще встречаться и обсуждать те проблемы, которые стоят в жизни Церкви вот на сегодняшнем этапе ее жизни. Сейчас мы живем в информационное время, в быстро меняющемся мире. Меняются не только вот эти инструменты передачи информации, но меняется и мышление человека. Сейчас, во-первых, люди уже привыкли, они в любом месте могут выйти в Интернет и получить нужную информацию. Мы должны научиться более четко, точно и правильно говорить. Потмоу что люди могут нас проверить и скажут: «Ну что так? Церковь — он от себя чего-то говорит, а в действительности было не так». И не только исторические факты, но и научные данные. В Интернете все можно прочитать. И поэтому очень важно... Вот этот вот фестиваль очень важный. И я скажу: время цифровых технологий, то есть обмена информации, оно... Церковь должна включиться в этот процесс. Это время, в которое мы живем. Это новые технологии. А... Я уж не говорю — это каждый человек. И Церковь должна научиться работать и действовать с теми... Вот в этом обществе. И вести диалог с теми, кто сейчас как раз вот вокруг нас живет. Мы не должны быть в отрыве.

М. Борисова

— Но вот многообразие форм современных СМИ, в том числе и блогерство, и соцсети, приводит к тому, что люди, находящиеся внутри Церкви, но на какие-то многие части ее жизни смотрят по-разному, они торопятся свое мнение высказать в доступной им форме подачи. И все это начинает приобретать порой форму такого всеобщего обсуждения, хотя в этом обсуждении участвует колоссальное количество людей, которым, в принципе, это неинтересно, это просто вот процесс ради процесса. Управлять этим невозможно в силу того, что Интернет доступен каждому и каждый, в общем, что хочет, там и пишет. Но что в этой связи может сделать Издательский совет?

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Ну, это не входит в нашу компетенцию. У нас есть отдел, я сказал, по взаимодействию общества и СМИ. Мы с блогерами не работаем, но, говоря свое мнение, что мы должны делать, это вся Церковь должна делать — мы должны научить культуре общения не только при встрече, face to face, как говорят американцы, но и через Интернет, через блоги. Это все зависит от культуры человека. И священник должен помнить, что он священник, где бы он не был. В старину говорили, как...

А. Пичугин

— По рогожке видать.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Да. Узнаешь. Так и это. Если он ведет блог, участник этой дискуссии, он должен помнить, что он и священник, что... И это не только священники — это каждый мирянин, он должен чувствовать ответственность за каждое свое слово. И сейчас, если, как его, принимают, там, анонимно стараются выступать, все равно — его быстро... специалисты скажут, кто это, найдут. И Интернет поможет, цифровые технологии определят, кто он такой. Поэтому здесь не скрыться. И здесь священник и каждый православный христианин должен чувствовать ответственность за каждое слово и помнить слова Христа: «За каждое слово дадите ответ» — не только сказанное, но и которое напечатали. И, конечно, когда безответственно что-то печатают вот в этих блогах, там, всяких соцсетях, это неправильно. Каждый человек должен чувствовать ответственность, независимо... Даже если он пускай считает себя неверующим, но он должен ответственность чувствовать, что его слово может и нанести урон.

М. Борисова

— Вы с осени прошлого года возглавляете Комиссию межсоборного присутствия по вопросам общественной жизни, культуры, науки и информации, то есть, практически, находитесь на минном поле. То есть именно вот по всем этим направлениям, главным образом, и стреляют все критики Русской Православной церкви. Что в данной ситуации может сделать межсоборное присутствие?

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Ну, дело в том, что мы только изучаем темы. Мы темы изучаем и докладываем Святейшему Патриарху и Священному Синоду, и те наработки, и тот материал, который мы предоставляем им, они принимают решение, как дальше с ним поступить. Сейчас такие темы, о которых мы — вот о межсоборном присутствии — говорим, и это, допустим, нравственные аспекты роботизации. Потому что сейчас происходит вот именно тотальная роботизация — роботы вводятся во всех сферах, во всех направлениях производств.

А. Пичугин

— А какие нравственные аспекты здесь имеют место быть?

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Ну вот мы будем рассуждать и готовиться. Для выяснения, именно для понятия этих тем всех я скажу: нравственные аспекты роботизации, антропологический аспект новых информационных технологий, экономика в условиях глобализации — вот эти основные темы, которые мы сейчас будем изучать. Вначале мы изучаем — мы проводим «круглые столы», проводим конференции, слушания по этим темам. Какие нравственные аспекты? Вот я пока от себя лично скажу: при каждой модернизации производства мы должны, руководитель должен думать о тех, кто там работает. Не просто росчерком пера — «ты свободен». Потому что сейчас мы ввели компьютеры. Это должна быть и государственная политика — чтобы подготовиться, вообще наше общество, к переходу... Вот это — цифровые технологии вводятся везде. Это не только, я скажу, даже на производстве. Возьмите... Сейчас простой пример: «Сбербанк» сократил очень много офисов, представительств, своих отделений по Москве. Почему?

А. Пичугин

— Правильно. Потому что банкоматы, которые стоят, они выполняют полностью, дублируют работу этих служб.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Да. И даже не только банкоматы. Сейчас со смартфона, там...

А. Пичугин

— Естественно.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— ...с  компьютера можно делать те операции...

А. Пичугин

— Работало бы еще это все поуверенней, постабильней.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Да. Когда раньше ходили с талончиками или, там, с квитанциями, очередь выстаивали.

А. Пичугин

— «Где открыли — там и забирайте, и там и обслуживайтесь».

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Да. Сейчас это облегчает, скажу, вот это отношение, расплату за услугу, которые получаем — за квартиру, за свет и прочее, прочее, за машины, за налоги, там, за все. Мы получаем облегчение в своей жизни. А вот надо продумать — люди, которые раньше сидели там, в этих отделениях банков, чтобы они могли получить другую профессию или где-то могли переучиться или что-то такое. И вот это — задача, это нравственная задача всего общества нашего.

М. Борисова

— А что Вы...

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Потому что молодому еще легко перестроиться. А вот если человек в возрасте?

А. Пичугин

— Это какой-то такой хороший задел на будущее, потому что недаром Швейцария несколько лет назад на референдум выносила обсуждение того, что каждый гражданин Швейцарии, вне зависимости от того, где, как он работает, просто по факту своего гражданства будет получать дополнительно достаточно большие деньги. Это же все как раз первый шаг к тому, что скоро будет массовое сокращение, в том числе в европейских странах, работающих, экономически активных людей. И вот это попытка как раз, наверное, как-то помочь им себя увереннее почувствовать в новых условиях. Пока мы, наверное, далеки еще здесь, в России, от этого.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Но мы...

А. Пичугин

— Но мы потихоньку движемся.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— ...во всем далеки, не только в этом. (Смеется.)

А. Пичугин

— (Смеется.) Но все равно, мы движемся...

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Но мы должны это все прорабатывать и продумывать.

А. Пичугин

— Должны, конечно.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— И Дума должна принимать заранее законы. Вот нравственные аспекты — вот тот, кто принимает решение, он должен думать, и как быть с теми, кто, допустим, не сможет переквалифицироваться, не сможет освоить компьютер. К примеру, я говорю.

А. Пичугин

— У нас время программы, к сожалению, закончилось. Спасибо Вам большое, что Вы к нам сегодня пришли! Я сразу анонсирую еще раз, что завтра мы продолжим беседу с митрополитом Калужским и Боровским Климентом уже в рамках нашей совместной программы с Музеем — исследовательским центром «Советский Союз. Вера и люди» в семь часов вечера здесь, на радио «Вера», и поговорим о жизни в советские годы нашего гостя, владыки Климента. А сегодня — спасибо большое, спасибо, что были с нами.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— Желаю помощи Божией всем, и помогай Господь!

А. Пичугин

— И мы тоже прощаемся.

Климент, митрополит Калужский и Боровский

— До свидания!

М. Борисова

— До свидания!

А. Пичугин

— До свидания. Алексей Пичугин и Марина Борисова.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Радио ВЕРА из России на Кипре
Радио ВЕРА из России на Кипре
По благословению митрополита Лимассольского Афанасия (Кипрская Православная Церковь) в эфире радио Лимассольской митрополии начали выходить программы Радио ВЕРА. Популярные у российского слушателя программы переводятся на греческий язык и озвучиваются в студии Радио ВЕРА: «Православный календарь», «Евангелие день за днем», «Мудрость святой Руси», «ПроСтранствия», «Частное мнение» и другие.
Сюжеты
Сюжеты
Каждая передача состоит из короткого рассказа «современников», Божием присутствии в их жизни.
Голоса Времени
Голоса Времени
Через годы и расстояния звучат голоса давно ушедших людей и почти наших современников. Они рассказывают нам о том, что видели, что пережили. О ежедневных делах и сокровенных мыслях. Программа, как машина времени, переносит нас в прошлое и позволяет стать свидетелями того времени, о котором идёт речь.
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Вы любите кино, или считаете, что на экранах давно уже нечего смотреть? Фильмы известные и неизвестные, новинки и классика кино – Юрий Рязанов и его гости разговаривают о кинематографе.

Также рекомендуем