Москва - 100,9 FM

«Духовная жизнь в Белгородской области». Митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн, Андрей Угаров

* Поделиться

Наши собеседники — митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн и депутат белгородской областной думы, первый заместитель генерального директора, директор по производству компании «Металлоинвест» Андрей Угаров.

Мы говорили о духовной жизни в Белгородской области, о том, какой была церковная жизнь в Старом Осколе в Советское время, и каковы её особенности в настоящее время. Наши собеседники поделились воспоминаниями из жизни старооскольского епископа священномученика Онуфрия. Также разговор шел о том, как возрождается православие на белгородской земле, и как компания «Металлоинвест» этому способствует.

Ведущий: Алексей Пичугин


А. Пичугин

— Друзья, здравствуйте. «Светлый вечер» на светлом радио. Меня зовут Алексей Пичугин, я рад вас приветствовать. Мы сегодня будем говорить о духовной составляющей, не только о духовной, конечно же, а также об истории и о современности Старого Оскола, Губкина. Это интересная история, потому что много о чем можно здесь поговорить. Я с удовольствием представляю наших гостей. Сегодня вместе с нами и с вами здесь митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн. Здравствуйте, владыка.

Митр. Иоанн

— Приветствую всех вас, Божьего всем благословения.

А. Пичугин

— Андрей Угаров, первый заместитель генерального директора, директор по производству компании «Металлоинвест», депутат Белгородской областной Думы. Андрей Алексеевич, здравствуйте.

А. Угаров

— Добрый вечер.

А. Пичугин

— У нас несколько тем таких основных, на которые мы будем говорить. Первая, конечно же, это история, духовная жизнь в Старом Осколе. И, наверное, все-таки мы начнем не с глубокой древности, а со времен, которые ближе к нам, которые мы хорошо себе представляем. Ну, пускай по учебникам, но все равно представляем. Мы в эфир выходим вскоре после 75-летия Победы, мы много говорим сейчас о событиях военных, но никак не можем обойти все же и события, которые предшествовали этому, события, тяжелые для нашей страны, — это репрессии. И вот с этой темы, и со Старым Осколом неразрывно связана жизнь человека, который, в общем-то, из Белгородчины и уехал умирать — священномученик Онуфрий, архиепископ Курский и Обоянский. Тогда это была огромная Курская епархия, насколько я понимаю. Давайте начнем, наверное, с его жизни. Владыка, расскажите, пожалуйста, о том, кем был этот человек и как его жизнь связана с Белгородом, с Курском и с Южной частью России.

Митр. Иоанн

— Надо сказать, что будущий священномученик Онуфрий, в миру его звали Антон Максимович Гагалюк, родился в многодетной семье в Люблинской губернии. Вырос в бедной семье, рано лишился отца и был отдан в сиротский приют. Потом в Холмском духовном училище учился за счет приюта, в Холмской семинарии. И, как даровитого и талантливого юношу, его заметили, и поэтому он был отправлен в Санкт-Петербургскую духовную академию. И будущий святитель как раз попал с окраины империи в саму столицу, и в 1913-м году он принял монашеский постриг в честь преподобного Онуфрия, совершал свое служение. И уже в 1923-м году он был рукоположен в Киево-Печерской Лавре в епископский сан. Надо сказать, что он служил очень в трудные времена — шла Гражданская война, были постоянные расколы: большевики организовали альтернативную Церковь, так называемую обновленческую. И он осознавал свою великую миссию проповедовать Христа, проповедовать христианский образ жизни среди народа, который забыл Бога. Но тем не менее он сумел так организовать церковную жизнь, что когда его направили в 1929-м году на Старооскольскую кафедру, а в это время в Старом Осколе находились обновленцы и они имели большое влияние. Он за короткий период смог открыть более 160 приходов. Естественно, властям не понравилось это, так как это обновленцы напрямую сотрудничали с безбожной властью, их задачей было уничтожить истинную Церковь Православную. И, естественно, к нему были предприняты репрессии. И уже в 1933-м году святителя арестовывают и отправляют в Воронеж, так как было большое возмущение православных христиан.

А. Пичугин

— Относительно недалеко, это по тем временам достаточно «мягкое» наказание. Дальше был арест и расстрел, но это впоследствии. А высылка в Воронеж из Старого Оскола…

Митр. Иоанн

— После Воронежа был еще Курск. В 1935-м году святитель Онуфрий отправляется в Курск и там уже, как архиепископ Курский и Обоянский, служит. Но, к сожалению, его арестовывают в 1936-м году, отправляют на Дальний Восток. И в 1938-м году архиепископа расстреливают по сфабрикованному делу.

А. Пичугин

— Недаром мы еще его сегодня вспоминаем — несколько дней назад исполнилось 82 года со дня расстрела. 1 июня 1938-го года расстреляли священномученика Онуфрия, будущего священномученика. Интересно, что именно он стал первым епископом во вновь учрежденной Старооскольской епархии. А как в условиях 20-х годов было возможно открывать новые епархии?

Митр. Иоанн

— Вы знаете, решение принимали на Священном Синоде. Естественно, утверждались решения членами Священного Синода, которые вместе собирались, иногда даже за пределами России, но это было утверждено. И образование Старооскольской кафедры было неслучайно, потому что Старый Оскол — город с древними традициями. И в это время много очень было образовано кафедр там, где это было необходимо, потому что Старый Оскол, когда был захвачен обновленцами, там даже был свой обновленческий архиепископ Павел, который просто-напросто забросал большевистскую власть доносами на святителя Онуфрия. 

А. Пичугин

— А чем его обвиняли в первую очередь?

Митр. Иоанн

— В том, что он противник советской власти.

А. Пичугин

— Это обычное обвинение со стороны власти к пострадавшим — неважно, за Церковь, или пострадавшим по политическим или каким-то другим мотивам, но, в первую очередь, политическим. Но к духовенству, если почитать воспоминания о погибших в те годы священниках, архиереях, предъявлялись совершенно разные претензии — начиная от агитации с невступлением в колхозы, для простых священников, заканчивая достаточно тяжелыми обвинениями в адрес архиереев.

Митр. Иоанн

— Видите, в чем дело, так как святитель Онуфрий обличал обновленцев, то сначала его арестовали в Одессе, в Харькове, отправили в ссылку в Кудымкар, оттуда он пришел на Старооскольскую кафедру в 1929-м году. И, обвиняя обновленчество, он, естественно, задевал и власть, потому что обновленцы подстраивались под большевистскую проповедь, фактически проповедовали такой коммунистический рай и говорили, что Христос был первым коммунистом. Естественно, против этого не мог не выступить святитель Онуфрий, потому что он был верен прежде всего Христу и считал, что назначение православных святителей и пастырей — всенародный проводник земли к Богу через Церковь Христову, но через истинную Церковь.

А. Пичугин

— Андрей Алексеевич, вы тесно связаны с Белгородской землей. Для вас лично значима память святых людей, которые так же связаны с этой землей? И что для вас личного в этом?

А. Угаров

— В первую очередь, тесно связаны родители. Еще в советское время, 1985-м году, отца перевели на Оскольский комбинат. И мама за ним переехала. Я-то работал в Липецке, я только с 1999-го года переехал в Старый Оскол. Конечно, это очень важно, всё важно, вся эта работа. Мы с владыкой много говорили на эту тему, занимались этой темой: святые люди, храмы, куда люди могут прийти. Конечно, я-то попроще говорю, владыка может грамотно всё сказать. Куда могут прийти люди со своими заботами… Поэтому мы занялись, и отец занимался большим храмом в Губкине, потом я начал заниматься. Я думаю, что это очень важно именно для людей — почему мы и на комбинатах начали строить…

А. Пичугин

— Владыка, а как в целом выглядела церковная жизнь в Старом Осколе в советское время? Я понимаю, что разное количество храмов было. Если при жизни священномученика Онуфрия храмов было больше, потом они закрывались. Но в советские годы, насколько я понимаю, юг страны, там какие-то храмы действовали, в том числе и в Старом Осколе, наверное. Расскажите про это.

Митр. Иоанн

— В Старом Осколе была очень благоприятная обстановка, по сравнению с другими городами, с тем же Белгородом, потому что там действовали храмы. Если не ошибаюсь, 5 храмов действовало. И люди объединялись вокруг храмов, как-то могли и реставрировать их. Я вспоминаю Алексея Алексеевича Угарова, у нас сначала были достаточно сложные отношения, но затем мы были очень большими друзьями. И я в семье был Угаровых был частым гостем…

А. Пичугин

— Я так понимаю, что ваше общение, может быть, и даже дружба так и началась, наших сегодняшних гостей.

Митр. Иоанн

— Да. Первое, что он сделал: стоял храм в Незнамово, наверное, мало кто об этом знает — он стоял на дороге, дороги вокруг еще разбитые были, это конец 80-х, начало 90-х годов. И попросили его как-то помочь с оградой. Он откликнулся на это. И первая ограда до сих пор стоит, очень величественная, достойная. Вот такое деяние благое, спокойное. Даже, может быть, Андрей Алексеевич об этом не знает.

А. Угаров

— Да, кстати, я не знаю. Зато я знаю, как вы, владыка, в Израиль по паспорту отца, а он по вашему паспорту ездили, вот об этом я знаю. (Смеются.)

А. Пичугин

— Можно это рассказать по радио или нет?

Митр. Иоанн

— Получилось так, что мы в 2000-м году полетели большой делегацией, вместе с губернатором, по Святым местам. И перепутали паспорта… Я подаю паспорт на паспортном контроле и вижу удивленные глаза женщины: она смотрит на меня, а там написано, что мне много лет. И она никак не может понять.

А. Пичугин

— Вроде и не старый человек стоит перед ней.

Митр. Иоанн

— Да, вроде не старый человек. А тут Алексей Алексеевич подходит, он с моим паспортом подходит. И мне пришлось обратно вернуться, выхватить у него паспорт перед самым контролем. И он снова этот же паспорт показал. (Смеются.) После этого сотрудница пограничного контроля закрыла окно — она подумала, что с ней что-то не то, она закрыла свой пункт и сказала, что она устала. И ушла.


А. Пичугин

— Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня: митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн, и Андрей Угаров, первый заместитель генерального директора, директор по производству компании «Металлоинвест», депутат Белгородской областной Думы.  Владыка, к современности, я думаю, мы еще вернемся. Вы уже очень много лет возглавляете Белгородскую митрополию теперь, Белгородскую епархию в недавнем прошлом. Когда вы пришли на эту кафедру, в каком состоянии была область в духовном смысле? Храмов было гораздо меньше, я так понимаю, людей верующих тоже.

Митр. Иоанн

— Да. Было зарегистрировано официально 82 храма и 79 священников.

А. Пичугин

— Я знаю, что была епархия Курская и Белгородская в свое время.

Митр. Иоанн

— Да. Сначала я был викарием архиепископа Курского и Белгородского Ювеналия. И титул у меня был — Белгородский. Возвели меня в сан епископа 4 апреля 1993-го года. И в 1995-м году Священный Синод принял решение о возрождении самостоятельной кафедры Белгородско-Старооскольской. И началось наше возрождение. И сегодня у нас 410 храмов разных, я имею в виду и больничные храмы, тюремные храмы, и храмы университетские и так далее. И 510 священников числится у нас в штате нашей митрополии.

А. Пичугин

— Это очень много.

Митр. Иоанн

— Да, я думаю, что на полтора миллиона это достаточно серьезная цифра. Но многие из них находятся в миссионерской командировке. Так как я председатель миссионерского отдела, примерно 45 священников находятся сейчас в различных частях света.

А. Пичугин

— Мы с отцом Агафангелом хорошо знакомы.

Митр. Иоанн

— Видите, как замечательно. Он в Тикси построил замечательный миссионерский стан…

А. Пичугин

— В Тикси я не был. Но в том подворье, в котором он сейчас служит, был. Так, конечно, всё очень здорово.

Митр. Иоанн

— Это миссионеры, которые и на Дальнем Севере, и в Сибири, на Алтае и так далее. И в Юго-Восточной Азии из наших выпускников-миссионеров укомплектована митрополия, поэтому, слава Богу…

А. Пичугин

— Да, слава Богу. Мне кажется, такой очень интересный факт, может быть, далеко не все наши слушатели знают о том, что в советские годы один из ваших предшественников, сейчас уже находящийся на покое, тогда архиепископ Хризостом, сейчас митрополит на покое, будучи в очень тяжелые советские годы во главе Курской и Белгородской епархии, рукополагал очень много людей, которые не могли рукоположиться по своему происхождению, по своему образованию, как раз в вашей Белгородской и в соседней Курской областях. Я думаю, что это очень благотворно сказывалось на духовном климате в епархиях.

Митр. Иоанн

— Конечно. Многие вышли из нашей Курско-Белгородской епархии. Отец Владимир Волгин служил, известный московский батюшка. И много других батюшек, которые в Русской Православной Церкви занимают достаточно весомое место. И надо сказать, что здесь еще очень много было старцев. Надо вспомнить и архимандрита Серафима (Тяпочкина). Мы сейчас очень активно работаем над его канонизацией. Схиархимандрит Григорий (Давыдов). Архимандрит Ипполит (Халин) и многие, многие другие. Это старцы, которые духовно укрепляли не только Белгородскую и Курскую землю, но и всю Россию, потому что к ним стекалось множество людей за духовным утешением. И это очень важно было в советское время, когда люди ожидали, что внутреннее духовное просветление наступит после общения с такими людьми.

А. Пичугин

— Да. К отцу Серафиму ехали со всего Советского Союза. И удивительно, что для многих людей это проходило без всяких последствий со стороны контролирующих органов, все-таки это нехарактерная история для 70-х годов, когда приезжают в Белгородскую или другую область, к одному человеку. Мы таких людей знаем немного в то время: отец Павел (Груздев) в Ярославской области, отец Таврион в Прибалтике, отец Серафим на Белгородчине…

Митр. Иоанн

— Да, и отец Валерий в Воронежско-Липецкой епархии тогда был. В общем, в этом смысле Белгородчина духовно сильна была во всех смыслах. Я вам расскажу такой случай. Был первый секретарь Белгородского обкома — Алексей Филиппович Пономарев. Вначале, когда я прибыл, он, занимая определенную должность (я не помню, кем он был в 1993-м году), но при встрече со мной он отворачивался и уходил. Но потом мы с ним так сдружились, что он привел креститься своего сына, внука. И когда он появился, а он Герой Социалистического Труда. Представляете, со звездой Героя Социалистического Труда он заходит в храм, и там все, кто работали в храме и знают Алексея Филипповича, они ахнули, замерли, потому что был такой трепет, который он наводил. Он роста могучего…

А. Пичугин

— Никто не ожидал, что он в храм придет.

Митр. Иоанн

— Да. И он при крещении, когда на него сын взглянул, внук взглянул, и он сказал: «Делай, как я». И перекрестился, правильно перекрестился. И я должен сказать, что это не было каким-то приспособленчеством — такие глыбы, они не приспосабливаются, они воспринимают это всё. И он часто говорил о том, что, «знаешь, нас много лишили, того, что нам, может быть, помогло бы избежать того, что произошло со страной в конце 80-х годов».

А. Пичугин

— Андрей Алексеевич, мы вас представляем как заместителя генерального директора, директора по производству компании «Металлоинвест». А как компания связана с Белгородчиной? И вообще, насколько я понимаю, в Белгородчине аккумулируется достаточно большое количество добычи и производства руды?

А. Угаров

— Это правильно, со второй части начать. Конечно, с Белгородчиной «Металлоинвест» связан напрямую, даже больше, чем Курская и Оренбургская область, потому что здесь два крупных комбината: Лебединский ГОК, самый крупный комбинат на бывшем постсоветском пространстве, и Оскольский ГОК, который работал именно по спецсталям, один из немногих комбинатов, который выпускал качественную продукцию, потому что он был по технологии построен, а не как все традиционные комбинаты — Липецк, Череповец, Магнитка, а по технологии бездоменной металлургии. У всех домны, коксохимы…

А. Пичугин

— Насколько я понимаю, от доменных печей сейчас отказываются.

А. Угаров

— Да, отказываются. И поэтому здесь был наиболее высококачественный металл, потому что примесей не было, и поэтому это было передовое производство. У нас еще работает трест «Росстрой», наша дочерняя структура, там полторы тысячи человек. Можно сказать, что в «Металлоинвест» порядка 30 тысяч человек работают именно в Белгородской области.

А. Пичугин

— То есть вы один из крупнейших работодателей в области и в первую очередь в Старом Осколе.

А. Угаров

— Да. И я думаю, что крупнейший налогоплательщик не только в городе, но и в области.

А. Пичугин

— А для чего строить храмы? С одной стороны, казалось бы, многие могут спросить: да, вы много всего делаете, у вас очень много рабочих мест. Наверняка, вы открываете, и вы про это тоже можете рассказать, социальные объекты: школы, детские сады, магазины. А для чего? Почему вы пришли к идее, что необходимо строить церкви?

А. Угаров

— Понимаете, человеку, чтобы хорошо работать на производстве, у него должен быть надежный тыл — дети должны ходить в хорошие школы, детские сады, человек должен иметь возможность пойти в храм, постоять, помолиться, подумать о своих вещах. Город должен быть комфортным, потому что там живут наши люди. И вот этот принцип, которого я придерживался, когда был директором комбината, потом в «Металлоинвест», это был основной принцип — то есть создать среду. Потому что вышел человек за ворота предприятия и… Мы же знаем, что такое для нас православная вера — это один из столпов, на котором Россия стоит. И у нас не было никаких других мыслей, и у меня, как директора, или у людей, которые со мной работали… Большинство людей, мы храмам много помогали, очень хорошо воспринимали, с такой добротой душевной. Конечно, владыка Иоанн всегда нас наставлял, мы с ним много разных храмов построили, расписали.

А. Пичугин

— Мы еще про это вспомним.

А. Угаров

— Да. Это очень важно, поэтому я считаю, что такая позиция должна быть на любых крупных предприятиях нашей страны.

Митр. Иоанн

— Я вторгнусь в ваш диалог. Хотел бы случай с Андреем Алексеевичем рассказать. Мы в Губкинском храме, в Спасо-Преображенском соборе, крестили его дочку Глафиру. Покрестили его дочку, встали посередине храма. А храм не расписан: белые стены… Но храм величественный, громадный храм — когда мы его построили, он был по своим масштабам второй после храма Христа Спасителя среди построенных храмов...

А. Пичугин

— Да, я фотографии видел.

Митр. Иоанн

— И мы стоим молча, просто стоим. Я говорю: «Вот, белые стены». Андрей Алексеевич говорит: «Вижу. Владыка, ничего не говорите, я всё понял». И через некоторое время звонок от Андрея Алексеевича, он говорит: «Владыка, мы готовы приступить к росписи Спасо-Преображенского собора». Город Губкин, там, где находится Лебединский ГОК. И вот, благодаря, казалось бы, такому случаю, был расписан собор, величественный собор. И сейчас это является благоукрашением для всей земли, и всегда он полон. Буквально недавно мы святили в годовщину раба Божьего Александра, исполнительного директора ОМК, который трагически погиб в автомобильной катастрофе год назад, храм на территории уже самого ОМК — в честь святого благоверного князя Андрея Невского и Митрофана Воронежского. Храм построили за год. Это была инициатива всех людей.

А. Пичугин

— Владыка, я вас прерву. Буквально на минуту мы все прервемся — небольшой перерыв. Я напомню, что сегодня в гостях у радио «Вера»: митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн, и Андрей Угаров, первый заместитель генерального директора, директор по производству компании «Металлоинвест», депутат Белгородской областной Думы. И я, Алексей Пичугин. Через минуту все вместе снова здесь.


А. Пичугин

— Возвращаемся в студию светлого радио. Напомню: сегодня мы беседуем с митрополитом Белгородским и Старооскольским Иоанном, а также с Андреем Угаровым, первым заместителем генерального директора, директором по производству компании «Металлоинвест», депутатом Белгородской областной Думы. Говорим о Православии на Белгородской земле, о том, как компания «Металлоинвест» способствует появлению новых храмов. Владыка перед нашим перерывом вспомнил о том, как Андрей Алексеевич помогал в росписи огромного-огромного храма, второго, наверное, тогда… Какие годы? Владыка, напомните.

Митр. Иоанн

— В 1996-м году был построен храм…

А. Пичугин

— И 8 лет он стоял.

Митр. Иоанн

— А в 2004-м начали роспись. И закончили в 2006-м.

А. Пичугин

— Достаточно быстро для такого большого храма.

Митр. Иоанн

— Да. Надо сказать, что это благодаря помощи и технической в том числе. Ведь там громадные леса, сооружения были непростые — это нужно было еще и профессионально всё сделать, чтобы можно было художникам-иконописцам всё это совершить. И вот, слава Богу, что попечением Андрея Алексеевича, который лично занимался этим, он не кому-то там перепоручил, а приезжал, смотрел. Естественно, работы двигались, когда есть заинтересованность человека, то и люди видят это и стараются сделать всё как надо.

А. Пичугин

— Андрей Алексеевич, а вам было интересно следить за ходом росписи, как это происходит?

А. Угаров

— Конечно, очень интересно.

А. Пичугин

— Мы же совершенно не представляем, что такое расписать храм.

А. Угаров

— Мы не только этот храм расписывали, мы расписывали храм Рождества Христова, владыка знает. Конечно, это очень интересно. Я же никогда с таким не сталкивался, и поэтому нам всем было интересно, как идет процесс. Мы же производственники и поэтому было очень интересно. И второе, конечно, хотелось сделать, чтобы было всё хорошо, а для этого надо следить за всем процессом лично, особенно за таким важным, как роспись храмов.

А. Пичугин

— И мы не можем не вспомнить Андрея Владимировича Варичева, 40 дней со дня кончины сейчас исполняется — человек, который тоже очень много сделал для Белгородской земли, человек, который возглавлял компанию «Металлоинвест» до недавнего времени, до своей кончины. Я не знаю, кто начнет? Андрей Алексеевич, владыка?

А. Угаров

— Давайте я.

А. Пичугин

— Вы много лет работали вместе.

А. Угаров

— Да, мы 20 лет работали вместе. Андрей Владимирович на самом деле святой человек, именно с церковью у него связано очень много, вся его семья воцерковлена и с церковью у него было связано очень много. Он давал советы, помогал людям — с лечением, оказывал финансовую поддержку… Вообще, у него был дар слышать и понимать людей, не у многих руководителей этот дар есть. Он старался всех услышать, я даже иногда удивлялся, что малейшие вопросы он старался помнить, не забывать, и следить за ними. Он не любил афишировать свои добрые дела, про его большие дела я иногда случайно узнавал. Даже мы, его заместители, мало знали, не про всё знали, что он делал. Он много очень делал. Он вырос в Орловской земле. Он из простой семьи, его отец был главным инженером механического завода, мама была очень прекрасная. Жена, кстати говоря, у него умница, доктор наук, работает в МГУ. Прекрасные две дочери. Похоронен он был на Орловской земле.

А. Пичугин

— В монастыре, который он построил.

А. Угаров

— Да, в храме святого великомученика Димитрия Солунского, деревня Желябуга Белгородской области. Строительство этого храма начал Василий Николаевич Анненков — это отец его супруги Ирины. После кончины Василия Николаевича его дело продолжил Андрей Владимирович. И еще надо помнить, что была еще вторая часть, это к подвигу нашего народа в Великой Отечественной войне — мы с Андреем Владимировичем ездили по Курской области, я даже не знал, сколько в Курской области памятников. Мы с ним два раза ездили, потратили два дня, по этим памятникам. И видно было, как он к этому относился. В войну на этом месте шли очень тяжелые бои. Владыка, наверное, подскажет, поскольку великомученик Димитрий Солунский считается покровителем православного воинства…

Митр. Иоанн

— Да. Есть специальная поминальная суббота, и, конечно же, все совершают специальное богослужение за воинов, жизнь свою за веру и Отечество положивших.

А. Угаров

— Для нас это большая потеря, для холдинга. Наша задача, чтобы идти вперед и то, что задумал Андрей Владимирович, конечно, надо сделать. Поэтому еще раз хочется его вспомнить добрым словом. Нам всем тяжело.

А. Пичугин

— Его уход внезапным был.

А. Угаров

— Конечно, внезапным, 52 года.

А. Пичугин

— Да, владыка, пожалуйста, я как раз хотел вам слово передать.

Митр. Иоанн

— Я хотел бы добавить, что, вы знаете, у нас сейчас много людей, которые декларируют свою веру, но не живут по вере. А вот Андрей Владимирович жил по вере. Это чувствовалось во всем — и в отношении к людям, то есть он сумел организовать таким образом работу всех комбинатов, что главное это человек, который трудится: не человек для труда, а труд для человека. И эта позиция была основной, она исходила из ценностей человеческой жизни, как дара Божьего. И вот он этот дар Божий пытался всячески защищать. И защита была разная, в том числе и духовная защита — по его инициативе расписывались храмы и реставрировались храмы. Например, в Ивановке храм Рождества Пресвятой Богородицы. Или в Афоньевке храм Георгия Победоносца.

А. Угаров

— Храм Рождества Христова. Владыка, помните?

Митр. Иоанн

— Да, храм Рождества Христова в Старом Осколе. И кафедральный собор. Помните, вы заехали вместе?

А. Угаров

— Конечно, помню.

Митр. Иоанн

— Тогда шла роспись. Там средств-то никаких не было, собирали с миру по нитке. И вы как раз помогли в самый критический момент, когда надо было завершить кафедральный собор Александра Невского.

А. Пичугин

— Я так понимаю, что какая-то часть добрых дел Андрея Владимировича неизвестна нам, о чем знали только близкие люди. Об этом и Андрей Алексеевич говорит, что многие даже и не догадывались, скольким он помогает.

Митр. Иоанн

— Вы знаете, принцип был такой у Андрея Владимировича, он мог подойти и сказать: «Владыка, я слышал, там у батюшки проблемы в больнице. Вот, пожалуйста, на лечение». И это всё от него шло, понимаете. Можно сейчас об этом сказать, потому что он никогда не афишировал ничего. Но дело даже не в материальных каких-то средствах, а дело в том, что он действительно жил по-христиански: он не мог нагрубить, я от него никогда такого не слышал, не мог унизить людей каким-либо словом или действием. И относился ко всем благосклонно, по-христиански, понимая, что за каждое слово и действие нам придется отвечать. И это действительно была не декларация веры, как это часто бывает, — вроде и храмы строят и жертвуют на храмы, а в обычной жизни ведут себя, как язычники. Но вот здесь наоборот: органическое соединение духовной жизни с повседневной жизнью, когда христианский образ жизни не наигран, он не показной, а он естественный. Вот что характеризует Андрея Владимировича, Царствие ему Небесное.

А. Пичугин

— Давайте вернемся к Старому Осколу, его современности уже теперь. Помимо храмов, что еще есть интересного, куда можно жителям Старого Оскола прийти за духовной поддержкой?

А. Угаров

— Я чуть опережу владыку. Православная гимназия есть, очень много мы ей занимались, которая рядом с храмом Александра Невского. Владыка меня должен поправить, рядом с храмом Александра Невского мы поставили первый деревянный храм, мы с владыкой вместе им занимались. И у нас еще есть православная гимназия. А сейчас занимаемся православным детским садом. Это дети, которые с малых лет эту культуру впитывают — нашей Русской Православной Церкви.

А. Пичугин

— Владыка, вы, как правящий архиерей, расскажите.

Митр. Иоанн

— Я должен сказать, что у нас есть музей святителя Онуфрия, который сейчас очень активно формирует и осуществляет программы, И уже есть паломнические маршруты. Но, конечно же, то, что делает православная гимназия, это удивительно. Во-первых, они сделали фильм про святителя Онуфрия, называется «Светоч земли Оскольской», он посвящен подвигу священномученика Онуфрия. Это фильм из рисунков, посвященных жизни и подвигу святителя Онуфрия. Гимназисты сами, под руководством педагогов, нарисовали и потом из этого сделали фильм. Потом они сделали его на английском языке — дети изучали язык, но не просто какие-то бытовые фразы, они создали интерактивную игру для старшеклассников. Фильм называется «Крестный путь Старооскольского архипастыря». И далее, они сделали специально для пожилых людей передвижную экспозицию, она называется «Музей в чемодане». Всё это делается в Старооскольской гимназии, которая буквально в прошлом году, благодаря опять-таки «Металлоинвесту», благодаря тому, что ОЭМК полностью включился в это, понятно, что благодаря Андрею Владимировичу и Андрею Алексеевичу, и главным инвесторам «Металлоинвеста», была отремонтирована полностью. Мы благодарим губернатора, он тоже принял в том участие. Сейчас мы православный детский садик реставрируем, из бывшего отделения банка.

А. Пичугин

— А что такое православный детский садик?

Митр. Иоанн

— Православный детский сад, у нас их сейчас девять. Православный детский сад — это дошкольное образовательное учреждение, где дети обучаются по православным программам. У нас есть большие крупные православные детские сады на 240 человек, на 220. И в то же время и маленькие — на 50, на 25 человек. Тот детский сад, который сейчас будет в Старом Осколе, Бог даст, в этом году мы его откроем, он примет примерно 90 человек. И в этом православном детском саду и маленький храм будет, как в остальных детских садах. Причем мы делаем иконостас размером, как рост наших воспитанников, чтобы иконостас был доступен. И всё это делается для того, чтобы, как правильно Андрей Алексеевич заметил, создавалась среда для жизни, чтобы жизнь жительствовала, чтобы люди больше смотрели с надеждой в будущее. И, конечно же, тот труд металлургов, когда они стоят у металлургических печей —  там колоссальная температура, и вообще, это тяжеленный труд, он требует восстановления. А восстановление и духовных, и физических сил происходит в среде доброжелательной.


А. Пичугин

— Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня: митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн, и Андрей Угаров, первый заместитель генерального директора, директор по производству компании «Металлоинвест», депутат Белгородской областной Думы. Андрей Алексеевич, помимо церквей, что еще компания «Металлоинвест» сейчас делает, строит для жителей Старого Оскола?

А. Угаров

— У нас очень много социальных проектов. Сначала мы начали школы делать, в школах были проблемы, с которыми я столкнулся в 2005-м, в 2006-м году — очень тяжелая ситуация была именно с материальной базой. Поэтому массу школ сделали, детских садов в то время, когда я был директором. И мы дальше продолжаем — у нас каждый год проходит программа, мы выделяем очень много денег. У нас есть социально-экономическое партнерство с администрацией Белгородской области, где мы ставим вопросы перед губернатором о выделении денег именно на среду — на дороги, ремонт придомовых помещений и так далее. Мы сделали набережную в центре города, это было одно из знаковых событий. Была заброшенная река, мы сделали набережную… То есть мы возвращаемся к тому, что мы действуем по всем направлениям: наши школы, наши детские сады, наши храмы, наш благоустроенный город должен быть. Я всегда говорил, что мы самые сильные. Да, есть предприятия, они тоже много делают, но мы самые сильные, поэтому на нас должна быть самая большая нагрузка.

А. Пичугин

— А если говорить именно о социальной составляющей, в чем вы сейчас видите свои первоочередные задачи? Что нужно сделать сейчас, чего не хватает в Старом Осколе?

А. Угаров

— Ну, городом дальше надо заниматься. Например, парка нет в городе хорошего. Мы же обсуждаем каждый шаг с администрацией города, области, что мы будем делать. И, поверьте, это работа бесконечная, так же, как школы и детские сады. Например, мы делали комбинат, первые ремонты актовых залов в 2006-м году, уже прошло 15 лет, значит, нужно обновление. Сейчас же школы современные. Мы покупали интерактивные доски, а сейчас всё вперед идет. Поэтому это постоянная работа, где мы видим точки приложения наших усилий. И это бесконечная работа, мы готовы к ней и будем ей заниматься.

А. Пичугин

— Владыка, а вы как считаете?

Митр. Иоанн

— Андрей Алексеевич, вы забыли, что вы еще филиал МИСиСа. Это институт, где готовят специалистов как раз и для ОЭМК, и для Лебединского ГОКа. Это практически полностью переоборудование этого филиала, да и в целом помощь университету МИСиС. Это заслуга холдинга «Металлоинвест», и в первую очередь это забота ОЭМК, Лебединского ГОКа о том, чтобы этот филиал действовал и готовил кадры. Это очень важно — квалифицированные кадры, которые готовятся на месте.

А. Угаров

— Правильно вы напомнили.

Митр. Иоанн

— Преемственность, это преемственность.

А. Угаров

— 950 миллионов рублей на ближайшие 2 года. Половину мы должны из федерального МИСиСа, который в Москве, и мы должны вложить, чтобы привести корпус в новейшее состояние, которого там тоже никогда не было. Владыка правильно сказал, что это наши специалисты. Без подпорки современных специалистов производства будут угасать.

А. Пичугин

— Владыка, теперь с точки зрения строительства храмов, даже не только строительства. Я думаю, наверное, в Белгородской области, в районе Старого Оскола, как и во многих других областях России, стоят еще не до конца восстановленные церкви, которые 70-80 лет назад были закрыты, разрушены, полуразрушены. И теперь ждут своего часа, чтобы снова в них служилась Литургия.

Митр. Иоанн

— Вы знаете, в Белгородской области, благодаря усилиям губернатора, была специальная губернаторская программа по восстановлению храмов. Практически все храмы мы восстановили.

А. Пичугин

— Ого, ничего себе.

Митр. Иоанн

— Там, где было невозможно восстановить, их законсервировали. И построили новые храмы, так как в силу миграции, храм, который раньше стоял в центре села, оказался за три километра — просто люди переехали, особенно после войны, в другое место. И мы внутри села строим храм, а старый храм консервируем, так как до него не добраться, дорог нету. Поэтому в этом смысле у нас благополучная ситуация. Есть храмы, которые еще в процессе реставрации, но большинство храмов у нас, на земле святого Белогорья, как мы нашу Белгородскую область называем, они отреставрированы. Поэтому такой проблемы нет. Сейчас главная проблема — возвращение людей после вот этих испытаний эпидемии коронавируса в храмы. Потому что люди, конечно, напуганы  распространением этой болезни и так далее. И дело тут даже не в строительстве храмов, а я бы сказал, дело в том, чтобы мы побольше имели православных детских садов, гимназий, где бы могли воспитывать с малолетства детей в христианском образе жизни, прививая христианские ценности для того, чтобы они в дальнейшем, становясь специалистами, могли подавать нравственный пример. Вот таким нравственным примером, конечно же, был Андрей Владимирович Варичев. И это реально.

А. Пичугин

— Владыка, но мне кажется, что люди, которые ходили в храм до этой эпидемии, как только сама ситуация с распространением вируса придет в норму, как только будет понятно, что уже собираться неопасно, они сразу же пойдут в церковь.

Митр. Иоанн

— Люди, конечно, ходят. Я сейчас служу не в самом храме, а на крыльце храма: мы на асфальте рисуем такие ромашки — это места, где люди должны становиться, они должны в масках быть, социальную дистанцию держа. И мы специально на площади (я служил в Старом Осколе буквально на Вознесение в Вознесенском храме) построили подиум на крыльце, и люди на отведенных местах стояли с радостными лицами. Мы должны людям дарить сейчас радость. И эту радость не отнимет никто, если она дается свыше, когда человек соприкасается с Богом.

А. Пичугин

— Спасибо большое. Несколько минут  у нас остается. Напоследок прошу вас рассказать о том, что сейчас строится, благодаря «Металлоинвесту»? Или просто строится в Старом Осколе? Какие храмы, над чем сейчас идет работа? Андрей Алексеевич.

А. Угаров

— Владыка сказал про детский садик. Он в разрушенном состоянии, Потом у нас Введенский, будем им заниматься, серьезно заниматься. Дальше у нас в Ивановке храм тоже надо доделать. Ну, я не знаю, что еще, мы будем смотреть. Мы с владыкой намечали, мы по телефону не хотим, поэтому мы встретимся и наметим, какие у нас мысли по этому поводу. Мы работу не останавливаем, будем планировать дальше. Владыка всегда с нами на День металлурга, он освящал, когда у нас тяжелые ситуации были, освящал цеха, ходил с нами по цехам, поэтому он прекрасно понимает, что такое труд сталевара или горняка.

А. Пичугин

— Владыка, вас посвящали в металлурги?

Митр. Иоанн

— (Смеется.) Когда я освящал стан-350, там не было такого посвящения в металлурги, но вместо скуфьей у меня, естественно, была каска металлургическая надета, на ней было написано «ОЭМК». Вот представьте себе, тогда я еще был архиепископом. Да, и сосуд для святой воды — так из каски кропил я всё, это тоже очень важный такой момент.

А. Пичугин

— И, конечно, таким образом вы к труду металлургов так или иначе приобщились. Спасибо вам большое за этот разговор. Я напомню, что здесь в студии были: Андрей Угаров, первый заместитель генерального директора, директор по производству компании «Металлоинвест», депутат Белгородской областной Думы, и митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн. Владыка был по телефону с нами на связи. Спасибо вам больше за эту беседу. Я — Алексей Пичугин. Мы прощаемся, до новых встреч. Всего доброго. И будьте здоровы.

А. Угаров

— Владыка, до встречи.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Азы православия
Азы православия
В церковной жизни - масса незнакомых слов и понятий, способных смутить человека, впервые входящего в храм. Основные традиции, обряды, понятия и, разумеется, главные основы православного вероучения - обо всем этом вы узнаете в наших программах из серии "Азы православия".
Материнский капитал
Материнский капитал
Дети - большие и подросшие – как с ними общаться, как их воспитывать и чему мы можем у них научиться? В программе «Материнский капитал» Софья Бакалеева и ее гости рассуждают о главном капитале любой мамы – о наших любимых детях.
Первоисточник
Первоисточник
Многие выражения становятся «притчей во языцех», а, если мы их не понимаем, нередко «умываем руки» или «посыпаем голову пеплом». В программе «Первоисточник» мы узнаем о происхождении библейских слов и выражений и об их использовании в современной речи.
Встречаем Пасху
Встречаем Пасху

Также рекомендуем