Москва - 100,9 FM

«Будни и подготовка к встрече Пасхи в семье в период самоизоляции». Священник Николай Бабкин

* Поделиться
Александр Ананьев и Алла Митрофанова

В нашей студии был клирик храма Николая Чудотворца в Отрадном священник Николай Бабкин.

Темой это программы стали семейные будни и подготовка к встрече главного праздника Церкви в период самоизоляции. Наш собеседник поделился, как изменилась его жизнь как священника и как главы семьи. Отец Николай дал советы, как можно с пользой для детей провести время дома, как не допустить конфликтов, особенно в семьях, где есть дети, и как можно разрешать уже возникшие разногласия. Разговор шел и о том, как справиться с проблемой, когда мужчина может ощущать чувство стыда за то, что вместо привычной работы и обеспечения семьи всем необходимым, ему приходится оставаться дома, и как супруги могут помочь друг другу в такое непростое время. В заключении программы отец Николай поделился, как настроиться на Пасху и не потерять радость Воскресения Христова, даже если в храм пойти не получается.

Ведущие: Александр Ананьев, Алла Митрофанова


А. Ананьев

— Добрый вечер, дорогие друзья! Вы слушаете «Семейный час» на радио «Вера» в наше импровизированной, самоизолированной уютной... хотел сказать — студии, но, по сути, это все-таки гостиная у нас в квартире. Вас приветствует ведущая Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

— Александр Ананьев.

А. Ананьев

— И в первую очередь мы с Алечкой хотим поздравить Вас с наступающим большим светлым Праздником! Мы на протяжении вот уже нескольких недель с Алечкой по поводу и без повода повторяем одно и то же: Пасха будет! Пасха будет, и она приближается, и вот мы с радостью поздравляем Вас с Наступающим!

А. Митрофанова

— Мы, конечно, когда планировали эту программу, думали — будем выходить в эфир как раз в тот момент, когда люди завершат уже весь основной такой массив дел по подготовке к Пасхе. Уже будет готова, наверное, половина вот этого праздничного стола, и можно будет, отложив все дела, потихоньку дать себе передышку, а потом всей семьей пойти в храм — ну, как это обычно бывает. Но вот этом году обстоятельства совершенно другие, и я думаю, что большинство из нас впервые проходит через подобное испытание, когда в Праздник праздников, в Пасху мы, в общем, призваны оставаться дома. Ну, наибольшая строгость здесь, конечно, в Москве и Московской области. В других регионах, наверное, может быть, как-то есть и другие ситуации. Но вот мы в Москве — да, мы остаемся дома и надеемся на то, что когда это все закончится, мы окажемся в храмах и обнимем друг друга с двойной какой-то радостью, и будет всем нам настоящий тоже праздник и счастье.

А. Ананьев

— За несколько недель до программы, когда мы планировали «Семейный час», запись программы на радио «Вера», мы думали о том, что ведь это будет, пожалуй, самый счастливый вечер в году — накануне вот этого Праздника, когда семьи, дети, папы, мамы будут выбирать, что надеть самое красивое, чтобы пойти в любимый храм, чтобы встретить Пасху в любимом храме. Но, вот видите, несколько иначе распорядилась жизнь, она внесла свои коррективы. И чего в этом больше — плюсов или минусов, хорошего или плохого? С какими испытаниями сталкиваются мамы, папы, дети, семьи? Вот об этом мы сегодня решили поговорить с нашим дорогим гостем — с клириком храма Николая Чудотворца в Отрадном, нашим большим другом (я надеюсь, что у меня есть все основания это сказать), замечательным священником, пастырем, молодым многодетным отцом Николаем Бабкиным. Здравствуйте, отец Николай!

Священник Н. Бабкин

— Здравствуйте, дорогие мои! Всех приветствую, особенно дорогих и любимых, неизменных и несменяемых ведущих с телеканалов и нашего замечательного радио «Вера». Очень рад, что именно с Вами сегодня мы в эфире. Помню нашу последнюю встречу, когда мы снимали передачу про нашу семью, и с большой любовью и искренностью приветствую Вас и всех наших дорогих слушателей. Пусть эта Пасха Христова наполнит наши сердца радостью и изгонит всякий страх и грусть-тоску тоже.

А. Ананьев

— Отец Николай, как мы рады слышать в Вашем голосе свет и оптимизм! Ведь жизнь же поменялась невероятно — по крайней мере, у нас с Аллой Митрофановой жизнь поменялась кардинально. Мы пока еще не можем сделать окончательных выводов, чего в этих изменениях больше — хорошего или плохого, того и другого, в общем-то, достаточно. Но вот Ваша жизнь — насколько она претерпела изменения? Ведь Вы же вот сейчас собираетесь в храм, Вы сейчас будете служить для всех нас, вместе с нами — правда, удаленно, у окна, поставив свечку. А Вы там... Насколько Ваша жизнь поменялась как у священника, в первую очередь, и как у главы семьи, во вторую очередь?

Священник Н. Бабкин

— Ну, для меня как священника жизнь, конечно, претерпела больше ограничений, потому что приходится сниматься на телеканалах и вести активную богослужебную деятельность, социальную деятельность. Я же еще и священник-блогер, поэтому мне приходится чаще контактировать с людьми, чаще общаться с ними. А матушка у меня — в декрете, она чаще, чем я, дома, с детками. Я думаю, наверное, каждый почувствовал это на себе, просто по-своему, и здесь сравнивать неправильно, потому что образ жизни у нас  немножко разный — у мужчин свой, у женщин свой, у детей свой. Мне как священнику, конечно, сложнее приходится — в том смысле, что приходится молиться в пустом храме. С одной стороны, это грустно, с другой стороны, я не отчаиваюсь, потому что я понимаю — люди дома не от того, что не хотят прийти, а потому что любят и заботятся друг про друга. И когда мы молимся, когда мы причащаемся вместе с батюшками в эти дни в пустых храмах, мы не одиноки, мы не чувствуем, что здесь никого нету, мы не чувствуем какой-то пустоты, отстраненности людей от нас. Наоборот, какое-то состояние торжества переполняет наши сердца в эти дни. И пока Христос будет между нами и людьми, это состояние никуда не денется. Я даже скажу, что эта Страстная неделя в этом году — она очень особенная, более особенная, чем другие. Потому что она засвидетельствовала всему миру, насколько крепка вера христиан. После призыва Святейшего Патриарха люди без указа сверху, даже без проповеди священников самоизолировались, послушались и проявили настоящую любовь друг ко другу. Это очень здорово. И я думаю, когда потом мы встретимся, после этой изоляции, мы обнимемся и скажем друг другу спасибо огромное за любовь. Очень важно для священника понимать, что ты не просто говоришь о любви, а видеть реальные плоды этой любви. Это, на самом деле, очень воодушевляет, наполняет силками и говорит тебе: ты не зря, не зря тратил время, ты не зря говорил людям о чем-то возвышенном. Вот. Ну, а для матушки моей, конечно, сложно взаперти, как и детям, потому что энергию девать некуда, особенно детям. Сверстников нет, им тяжело, они немножко перегружены и чаще конфликтуют, чем обычно. Супруге тоже непросто. Женщине... Вообще, да и любой человек не может находиться с детьми в режиме 24/7, это очень выматывает. Особенно если у тебя еще трое детей, это очень сильно выматывает, безусловно. И хорошо, что я рядом с ней бываю. Я же не только на службах. В остальное время я дома. И, с одной стороны, сложно, потому что паузы нет, с другой стороны, мы друг друга поддерживаем и помогаем сделать вот эту самую паузу, отвлечься. Ну, и, что важно, что важнее всего этого — и напряжения, и усталости, — это то драгоценное время, которое мы проводим вместе. Вот я уверен, что пройдет полгода, год, мы опять окунемся с головой в рутину нашей жизни, будем вспоминать про коронавирус уже как отголоски прошлого и, наверное, будем жалеть, ну, что, может быть, не совсем правильно и мудро распорядились этим временем, которое Господь нам давал. Я думаю, что нужно искать даже во всем таком тяжелом, плохом, самоизолированном состоянии что-то хорошее, светлое, ясное, искать надежду, искать любовь, искать взаимопонимание в семье. Может быть, те проблемы, о которых раньше не говорили, поднять эти темы, открыть для себя новый мир души ближнего. И уже, так сказать, выйти наконец из своей собственной коробочки для того, чтобы сердце не было сковано какими-то предрассудками, домыслами. Я думаю, что это время можно потратить на огромную пользу для укрепления внутрисемейных отношений, и с помощью молитвы, с помощью общения это все возможно.

А. Митрофанова

— Отец Николай, вот, если позволите, мы сейчас обязательно вернемся к семейным отношениям, но вот в преддверии Пасхальной ночи очень хочется уточнить у Вас — а как вот технически будете выходить из положения? Алина, Ваша супруга — получается, она остается дома вместе с детьми. Вас все вместе будут ждать, и Вы, когда вернетесь, принесете в дом вот эту самую пасхальную радость. Или, я не знаю, наоборот, детей лучше спать уложить, а самим родителям, тем, кто дома остается, смотреть трансляцию по телевизору или, там, через Интернет, кому как удобнее? Вот как Вы будете решать этот вопрос?

Священник Н. Бабкин

— Ну смотрите, конечно, у всех разные традиции в семье. В этом у нас журнал «Фома» анонсировал такой челлендж — чтобы мы свечечки ставили у окна, читали Евангелие, вспоминали воскресшего Христа. Конечно, не все дети смогут дождаться батюшку или любого отца семейства так поздно ночью. Скорее всего, это будет утром, когда они проснутся, и мы вместе сядем за праздничным столом. Но самое важное здесь то, что они будут находиться в ожидании Христа Воскресшего. И они будут знать, что вот-вот Христос воскреснет. Это очень важное состояние. И это состояние встречи и с Христом, и с отцом, который только что вернулся из храма и принес домой эту радостную весть. Вот я, конечно, приду домой с огонечком, я приду домой с пасхальным куличом, с пасхальной радостью. Матушка прочитает детям Пасхальное Евангелие, расскажет о Христе, и у них это будет особенный день, особенные воспоминания и такое вот... маленькая такая, но очень глубокая и очень яркая духовная прослойка в их душе, к которой они будут возвращаться каждый раз, когда будет наступать Пасха в их жизни. Я не думаю, что они будут чувствовать себя какими-то обделенными из-за этого. Тем более, сейчас технические средства, о которых Вы говорите, позволяют посмотреть и Пасхальное богослужение по телевизору, и онлайн-трансляцию. У нас в храме будет онлайн-трансляция, они смогут на папу посмотреть (чего раньше не было, кстати). Вот до самоизоляции они не могли меня увидеть онлайн во время богослужения Пасхи. То есть нам такое даже в голову не приходило. А сейчас вот из-за самоизоляции мы пошли вперед, продвинулись, и, наверное, вот эти онлайн-трансляции богослужений будут чаще проводиться в наших храмах. Так что нет худа без добра, я думаю так.

А. Митрофанова

— Отец Николай, то есть получается, что для детей можно даже такие экстраординарные обстоятельства, как сейчас, ну, не то чтобы обставить определенным образом, а развернуть так, что это наполнится еще большей какой-то радостью, да? Потому что непривычно, и дома как-то вот атмосфера тайны и ожидания, что вот сейчас в храмах зазвучат пасхальные песнопения, мы это услышим через онлайн-трансляцию, и вся семья будет перед экраном, и так далее. То есть для детей это, наоборот, даже как еще дополнительное переживание, может быть, интереснейшее такое, богатое?

Священник Н. Бабкин

— Да, безусловно. Они не так часто смотрят у меня богослужения по телевизору, потому что детям всегда важно принимать участие в процессе. Это же не мультик, это служба. Но Пасхальное богослужение — оно настолько радостное, и в нем принимает участие твой отец — это здорово. Мне кажется, они будут с большим интересом смотреть. И сейчас мы уже пробуем, и у нас и на Вербное Воскресенье была трансляция, и... Ну, посмотрим, как они вообще к этому расположены. Мне кажется, это принесет определенные плоды, действительно как-то немного развернет ситуацию в сторону позитива. Сейчас многие критикуют эти онлайн-трансляции и начинают говорить, там — «онлайн-причащение», «онлайн-исповедь», еще как-то, вот какие-то глупости. Но на самом деле это возможность человека не почувствовать себя одиноким, не почувствовать, что Церковь его бросила и оставила. Я сейчас смотрю на всю политику управления нашей Церковью в дни самоизоляции и просто поражаюсь, насколько она мудрая и расчетливая. Потому что у нас открыты храмы, у нас совершаются богослужения. Это очень важно для православного христианина. Если бы у нас сейчас были закрыты храмы, все эти апокалиптичные настроения, все эти рассказы про конец света — они были бы усилены в разы, люди были бы больше напуганы. А Церковь наша сохранила возможность молиться за своих прихожан, и это очень важная тема, и для детей, в том числе, тоже. Они понимают, что папа не просто ушел из дома куда-то, а папа — вот он, молится за них. И сейчас времена непростые, но отец поступает правильно. Но и Церковь поступает правильно. И дети это с детства уже видят. Они видят, что Церковь о них с детства заботится. А ведь мы знаем знаменитую фразу — «кому Церковь не мать, тому Бог и не Отец». А они видят как раз и отца, и мать, и Церковь, которая действительно реально заботится о них и духовно поддерживает. Я думаю, для детей это такой очень важный и необходимый урок — ну, для их возраста, конечно, который, безусловно, останется в их памяти. Может быть, не так, как я говорю, но в плане какой-то опеки, Любви, помощи, поддержки это будет с ними на всю жизнь.

А. Ананьев

— Вы слушаете «Семейный час» на Светлом радио. Здесь, в нашей импровизированной студии Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

— ...Александр Ананьев.

А. Ананьев

— И священник, клирик храма Николая Чудотворца в Отрадном, Николай Бабкин. И мы так счастливы, отец Николай, слышать в Вашем голосе и свет, и оптимизм, и радость, несмотря ни на что. Вот почему я подчеркиваю — «несмотря ни на что»? Буквально вчера я смотрел чудесный разговор с профессором Алексеем Ильичем Осиповым, который, улыбаясь, как ребенок, говорил: «Да Вы что, ну какое «молиться» в Пасхальную ночь? Там же священник говорит: «Христос Воскресе!», и детский крик со всего храма: «Воистину Воскресе!», полный какого-то восторга. Какое там — молиться?». И вот я сейчас пытаюсь представить, какой же будет служба без вот этого детского ответа «Воистину Воскресе!» прямо на полном крике. Я крестился буквально, напомню нашим слушателям, чуть больше двух лет назад, у меня было всего две Пасхи в храме, две Пасхальных службы. И это каждый раз какой-то вот восторг до мурашек, когда вот это вот проходит, когда вот этот вот праздник, когда вот эта вот радость просто переливается через край. А тут такое впечатление, что эту радость отменили, что этой радости не будет. Понятно, что дети остаются с родителями, дети дома, церковь рядом, папа рядом, мама рядом, но как же вот эта вот радость? Где найти источник вот этой радости, что ее может заменить? Ну Интернет же ее не заменит!

Священник Н. Бабкин

— Нет, но, Вы знаете, очень укрепляет даже Интернет. Мы проводим эти онлайн-трансляции, я у себя на канале проводил онлайн-трансляции богослужения. Великий праздник вот был — Вербное Воскресенье и Благовещенье. Я говорю: «Давайте Акафист прочитаю, братья и сестры! Я Вам его даже почитаю сам». Включили онлайн-трансляцию, встали, и на YouTube я в прямом эфире провел трансляцию. И во время трансляции там была небольшая пауза, я краем глаза смотрю — а вместе со мной молятся тысячи человек. И я просто в шоке был. Я не ожидал. Я думал — ну, придет, там, человек 10-15 с батюшкой помолиться. Этот Акафист можно самому прочитать. Но насколько людям сейчас важна общность, и насколько им важна забота пастыря. И даже просто — ты просто стоишь, читаешь Акафист. Обычное дело, обычная молитва — что в этом удивительного может быть? Да, наверное, ничего. Но сейчас, в момент, когда людям особенно нужны поддержка, понимание, тепло, душевная забота, это воспринимается настолько благодарно, настолько радостно, что, в общем, воодушевляет и меня как пастыря. Поэтому даже если нас в храме будет пять человек всего — священнослужителей, там, хора, — я знаю, что сейчас вместе с нами тысячи людей, тысячи и миллионы христиан по всему миру, которые молятся в эту Пасхальную ночь. Может быть, не все с нами онлайн, но все единодушно пребываем вместе, так же, как и апостолы. Мы забываем, что первая Пасха апостолов — она не была особо радостной-то. Она была такой вот — тоже находящейся в состоянии некоего ожидания. И мы тоже сейчас находимся в некоем ожидании: а что будет впереди? Но у нас что есть только? Надежда на Христа, так же, как и у апостолов. Одни разбегутся, одни разбегутся, спрячутся. Кто-то, может быть, предаст Христа, как Иуда. Это будет очень малое количество людей. Кто-то уйдет в раскол и скажет, что все священники неправы, что нужно ходить в храмы и так далее. Ну, Бог с ними. Но большая часть, вот те самые одиннадцать апостолов оставшихся — они будут ждать Воскресения Христова. Да, им будет страшно. Я сейчас уже говорю не об апостолах, а о прихожанах. (Смеется.) Там будет непонятно, что нас ждет грядущее, будущее. Но вместе с этим мы будем находиться в состоянии грядущего Воскресения, Троицы и других христианских праздников и будем находиться в состоянии встречи, ожидания встречи со Христом и друг с другом, когда мы снова вместе причастимся, когда мы снова вместе обнимемся и скажем друг другу: «Христос Воскресе!» — «Воистину Воскресе!». Вот это самые главные слова и самый главный смысл, который, мне кажется, наполняет сегодня большинство христианских сердец в нашей стране.

А. Ананьев

— Я думаю, что вот Алла Митрофанова и Вы, отец Николай, согласитесь со мной в том, что люди вокруг в последние вот эти дни, недели — они удивляют, они восхищают, они радуют. Вот буквально несколько дней назад наш с Аллой коллега и дорогой друг Алексей Пичугин вышел в Интернет неожиданно (я тоже наблюдаю за всеми) и с сияющими глазами говорит: «Слушайте, мне пришла в голову прекрасная идея: а давайте я Вам почитаю вслух книжку!». И он начал читать Клайва Льюиса Стейплза «Расторжение брака». И это было совершенно неожиданно, я от Алексея такого не ожидал и в очередной раз восхитился. Каждый пытается придумать что-то свое, что-то новое, чтобы... даже не то, чтобы выжить, а чтобы жить полной жизнью и радоваться. И каждая семья пытается придумать что-то новое, что-то свое. Вот в каждой семье, которую я знаю, есть какие-то свои, с позволения сказать, ноу-хау — какие-то новые игры, какие-то новые правила, какие-то новые свои маленькие законы, какие-то новые системы координат, в которых легче выживать и детям, и взрослым. И вот мы с Аллой каждое утро каждое утро составляем какое-то расписание. Придумываем... даже не придумываем, а составляем, чтобы жить согласно этому расписанию, и тогда день сжимается в один какой-то сияющий миг, и нам становится гораздо легче. Я точно знаю, что Вам с матушкой, с Вашей изобретательностью и с Вашей фантазией тоже удалось придумать что-то в своей семье, что может взять на вооружение любой наш слушатель, потому что во эта вот самоизоляция продолжается, и, может быть, то, что Вы придумали в своей семье, это тоже поможет и всем остальным.

Священник Н. Бабкин

— Ну, у нас свои особенности. Я стараюсь ими делиться. Не знаю, насколько они, конечно, будут приемлемы в каждой семье, но что-то, может быть, можно будет извлечь из этого. А мне понравилась идея про расписание. Действительно, у нас тоже есть некий план на день. Но вот до расписания мы пока еще не дошли. (Смеется.) Так что я, услышав это, и задумался сейчас. Поведаю о том, что есть у нас. В первую очередь, мы всегда начинаем день с завтрака. Я говорю — не с молитвы, а с завтрака, потому что по утрам обычно мы молимся сами, каждый. Ну, матушка обычно с детками молится, а я предпочитаю утро начинать с Богом наедине. Ну, это моя особенность. Может быть, потому что я в монастыре долго жил. Потом уже мы вместе собираемся за завтраком, вместе молимся и кушаем. Если дети встают раньше (а это бывает, потому что они могут и в пять утра встать, и в шесть утра), то эта схема меняется, нарушается сразу. Здесь невозможно предугадать, потому что трое детей — кто-то из них может подскочить и поднять других. И бывает так, что, в общем-то, мы встали — они уже позавтракали. Так что вот здесь какое-то четкое расписание с детьми составлять, наверное, не получится ни у кого. Ну, потом у нас обычно игры идут совместные. Это разные могут быть... Маленькая — Мелитина — очень любит в мячик играть. Вот просто... Еще больше она любит просто у меня на руках висеть весь день. (Смеется.) Мы пробовали в настольные игры играть. Очень хорошо зашли вот фишки, кубики — такая тема, где дети могут принимать активное участие, где не нужно быть сильно взрослым и можно чувствовать себя примерно на одном уровне с папой и мамой. Это очень сближает детей, очень объединяет и помогает довериться родителям. И уже к обеду обычно планы у нас бывают совершенно разные, потому что, так как я занимаюсь публичной деятельностью, веду блоги, у меня очень много работы, и определенная часть времени днем, это несколько часов, мне необходимо проводить в тишине — для того, чтобы и что-то написать, ответить людям, дать какие-то советы, приготовиться к эфиру, например, смонтировать ролик на своем канале, еще что-нибудь. Поэтому вот это время обычно проводит уже с ними мама. Мама может им мультики включить в это время, мама может и Библию с ними почитать — все, что угодно, здесь каких-то четких, регламентированных правил тоже не получается, потому что дети. И к вечеру мы вместе собираемся уже, обычно после того, как я с богослужения возвращаюсь, вместе. Я стараюсь всегда по пути домой зайти, взять какую-нибудь вкусняшку. Даже просто по одной конфете взять — минимально, по конфетке дать им... Им вообще нравится, когда я прихожу и говорю: «Так, кто в правый карман, кто в левый?». И они никогда не знают заранее, что папа принесет, и никогда еще, ни разу не угадали, потому что я всегда стараюсь их удивлять. Ну, вот такое расписание. Наверное, наши слушатели с детьми понимают, что иначе не получается. Потому что, в общем-то, дети есть дети. А сейчас, в условиях самоизоляции как-то их вывести на прогулку — это тема довольно сложная. Но, в любом случае, я думаю, каждые родители сегодня должны постараться спланировать какое-то время в этой самоизоляции на своих детей, обязательно. Какое-то время, которое я уделю детям, которое уделю своей семье. И этого времени сейчас должно быть больше. Поэтому мне нравится вот эта идея с книгами, и мне нравится идея с просмотром каких-то, может быть, фильмов или книг о Христе, которые будут помогать детям лучше понять смысл Страстной недели, смысл предстоящей Пасхи. Это большой вклад, который ты делаешь в своих детей. А вклад в своих детей — это гораздо более надежный и дает больше процентную выгоду, чем вклад в банк, потому что дети — это наше настоящее, будущее, это наше достояние. И, наверное, наши планы и наше расписание должны быть рядом с ними, вот прямо рядом, вплотную с ними. Тогда все остальное будет наполняться смыслом. Тогда у тебя будет больше сил и работу делать, и больше желания вкладывать туда свои силы, и отдача будет тоже больше. Я по себе это замечаю, потому что я священнослужитель, и мне, в любом случае, приходится очень много отдавать. Любому священнику приходится отдавать. Когда к тебе приходят на исповедь, и через тебя все проходит, тебе же потом нужно где-то это восполнить! Вот хорошо, если батюшка семейный или батюшка молитвенник. Молитва, семья — это то, что восполняет человека и то, что дает ему силы в течение всего дня не уставать. И, вот как Вы правильно сказали, Александр, весь день — какая такая яркая вспышка, наполненная какими-то интересными событиями расписания своей жизни. Это очень важно. Это помогает сохранять и внимание к себе, и не рассеивать впустую время в общении, и чтобы все не закончилось тем, что потом скажешь: «Была самоизоляция — ну чем я занимался? Глупостями какими-то», да? Вот я очень надеюсь, что наши слушатели — они смогут правильно составить себе расписание, чтобы потом они не жалели о том, что потратили время впустую.

А. Митрофанова

— Отец Николай, если позволите, очень хочется уточнить. Вот когда трое детей в доме, в ограниченном пространстве, без возможности гулять — вот тут, конечно, конфликты-то неизбежны. Какие Вы для себя находите пути решения острых вопросов? Что-то не поделили, где-то кто-то кого-то задел и так далее... Когда есть возможность выйти на улицу, выпустить пар — это одна история, когда самоизоляция — история другая. Какие здесь?..

А. Ананьев

— Да, мы очень хорошо помним с Аллой, как Никодим носился по детской площадке ранней осенью, и его было просто не остановить. А сейчас он заперт. Я представляю, как Никодима распирает, и Никодим уже готов, наверное, взорваться от энергии, которая его переполняет!

А. Митрофанова

— Словом, когда возникают ссоры или какие-то вспышки, как Вы решаете эти вопросы?

Священник Н. Бабкин

— Я такой маленький лайфхак, как сейчас модно говорить в Интернете, дам для всех слушателей. Он не мой, его придумала моя супруга. «Система плюсиков и минусиков». Я не знаю, кто первый его придумал — я от нее услышал. И система, в общем, в том, что за хорошие поступки детки получают плюсики, за плохие получают минусы. И, соответственно, если минусы накапливаются, то потом есть некоторые ограничения — в мультфильмах, там, вкусняшках, играх и так далее. То есть дети понимают, что надо вести себя правильно. Но эта система — она не безусловная, потому что есть здесь момент христианской любви и прощения. Если кто-то из детей первым идет на примирение, особенно если его обидели и он нашел в себе силы сказать: «Я тебя прощаю, давай будем играть вместе», то все его минусы сразу стираются. Мне кажется, это очень важно с христианской точки зрения, потому что когда мы идем на исповедь, мы тоже просим у Бога, чтобы Он наши все минусы просто взял и разорвал, и выбросил, как будто их никогда и не было. И Господь это делает каждый раз. И после исповеди человек чувствует очень сильное облегчение на своей совести — как будто камень с души падает. Если ты искренен, Господь тебя прощает. Вот эта система, мне кажется, позволяет понять смысл покаяния для человека. А ведь Господь начинал Свою проповедь именно с покаяния. Он сказал: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное». То есть человек, который не умеет раскаиваться, который не умеет признать свои ошибки, ему очень сложно принять Христа. Потому так важно, чтобы христианин умел первым идти на покаяние, умел смиряться, умел находить поводы и вот эти дорожки, тропинки к сердцу ближнего. А ведь сложнее всего найти эти тропинки к близким людям, тем более, к своей старшей сестре. Ему как мальчику, конечно, сложно приходится — он неугомонный, и Александр помнит эту игру в страх на площадке, когда они с Никодимом друг за другом бегали. Ну, мы с ними играем в подвижные игры. У них любимая игра — это вверх ногами. Когда они были маленькие, мне было проще их вверх ногами поднимать, сейчас уже, конечно, посложнее приходится, потому что Ксении шесть с половиной, Никодиму — пять, а Мелитине-булочке полтора годика всего, и самый легкий из них — Никодим. (Смеется.) Я уж не знаю, почему, но у них с Мелитиной одинаковый размер футболки. То есть он ходит в ее футболках, она может его надеть футболку, и нормально. Они переодеваются так иногда. И энергия у него, конечно, бьет из... Потому что он сам по себе такой человек очень чувствительный, эмоциональный и творческий. И ему непременно нужно куда-то ее давать, эту энергию. Поэтому он ездит на машинке по всей квартире, гоняет по полдня, наверное, и учит молитве соседей. Потому что когда они утром просыпаются от езды машины над их головами, они очень часто вспоминают Имя Божье: «Господи! Опять они с утра этим занимаются! Боже мой, да когда же это закончится!». Вот так мы учим соседей молиться! (Смеется.) Это шутка, конечно, да, но, я думаю, детям нужно куда-то давать энергию. И мы еще стараемся на балконе гулять — он небольшой, но тоже позволяет. И какие-то подвижные игры, гиперактивные игры — они и тебя самого тоже немножко так бодрят. Ну, можно, если папы нас слушают, взять какие-нибудь гантельки, и с сыном можно заниматься спортом. Не что-то тяжелое, что-то совсем легкое, а просто чтобы он за тобой повторял, мышцы укреплял. Потому что занятие спортом — оно очень дисциплинирует. Неслучайно ведь в монастырях не только монахи весь день в кельях молятся, но еще и трудятся. Человек физически должен трудиться, это заповедь Божья. А как ты будешь трудиться в квартире? Ну, вымоешь ты пол, ну, сделаешь генеральную уборку — а дальше что? И здесь здорово, что можно вместе убираться, вместе с папой — это очень важная тема, и можно еще и заниматься спортом вместе с папой. Я думаю, у таких детей меньше шансов, что они будут вести вредный образ жизни и употреблять спиртные напитки, там, курить — потому что у них перед глазами будет пример их отца, и, в общем-то, пример правильный, пример позитивный. И если этот пример будет, то, непременно, будут какие-то и плоды благоприятные. Ну вот, я думаю, как-то так. Ну, а что еще, в общем-то, можно придумать в условиях самоизоляции, кроме прогулок по балкону, домашней уборки и каких-то физических занятий вместе с папой и мамой?

А. Ананьев

— Спасибо Вам большое, отец Николай! Давайте прервемся буквально на минутку — у нас полезная информация на радио «Вера». А через минуту мы вернемся в студию и продолжим «Семейный час» на радио «Вера».

Вы слушаете «Семейный час» в импровизированной домашней студии — тире — гостиной. По-прежнему Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

— ...и Александр Ананьев.

А. Ананьев

— И у нас за нашим импровизированным столом по ту сторону радиоэфира — дорогой наш друг, клирик храма Николая Чудотворца в Отрадном, священник, отец, муж Николай Бабкин. Еще раз добрый вечер, отец Николай!

Священник Н. Бабкин

— Добрый вечер, дорогие мои друзья, дорогие наши слушатели, дорогие продюсеры и звукорежиссеры! Почему-то никто никогда с ними не здоровается... (Смеется.) А они нас внимательно слушают!

А. Митрофанова

— Кстати, да!

А. Ананьев

— С наступающим Вас праздником еще раз! Сегодня мы говорим о том, как жить в эпоху самоизоляции и как встречать Пасху. И вот Алла Митрофанова показывает жестами, что у нее есть вопрос. Однако прежде, чем она задаст свой вопрос, я хочу поделиться, раз уж мы тут делимся своим опытом и какими-то полезными лайфхаками, простите мне это слово неприятное...

А. Митрофанова

— ...открытиями!

А. Ананьев

— ...открытиями, да. Мы вычитали — и подписываемся под каждым словом — одну прекрасную мысль. Вот когда живешь в одной квартире рядом пусть даже с самым-самым близким человеком, это все равно время испытаний. И пройти это испытание гораздо проще, если каждый раз благодарить человека за все подряд. Человек головой кивнул — ты его поблагодарил. Человек чашку помыл — ты его поблагодарил. Жена тебе в тарелку котлету положила... овощную — ты ее поблагодарил. Понимаете? То есть чем чаще мы говорим «спасибо!», тем больше в нашей жизни радости и благодарности. Знаете, это вот как было — я уж не знаю, правда это или неправда, мне трудно в это поверить, я все-таки не физик... Но проводили исследования — одной банке воды говорили: «Спасибо!», а другой банке говорили: «Я тебя ненавижу». И у той воды, которой говорили: «Спасибо!», была одна, очень красивая молекулярная структура, а той воде, которой говорили: «Я тебя ненавижу», была очень неприятная молекулярная структура. Скорее всего, это какая-то выдумка — или нет, я не знаю...

А. Митрофанова

— Но красивая метафора.

А. Ананьев

— Да. Но то, что люди становятся красивыми каждый раз, когда им говоришь «спасибо» даже за какие-то пустяки, это абсолютная правда.

А. Митрофанова

— Отец Николай, Вы знаете, как раз Саша сейчас предварил, получается мой вопрос, потому что мы поговорили с Вами, как решать спорные ситуации, конфликтные, возникающие между детьми. «Система плюсов и минусов» — Вам за это прямо огромное спасибо. Я думаю, что для многих радиослушателей это хорошая подсказка. А вот что касается мужа и жены — чем глубже в самоизоляцию, чем дольше она у нас продолжается, тем больше открытий, наверное, мы делаем и в самих себе, и в наших отношениях тоже. И здесь вот важный вопрос — а есть ли какая-то, условно говоря, система плюсов и минусов для взрослых, для мужа и жены, для тех людей, от которых зависит и настроение в доме, и будущее семьи, и вообще все? Вот если, к примеру, какая-то вспышка произошла, не у всех ведь даже есть возможность по разным углам разойтись, потому что пространство в квартире ограничено. И вот как здесь быть? Тем более, что сейчас нас люди слушают — может быть, у кого-то возникла как раз накануне конфликтная ситуация. А Пасха — это тот праздник, в который нужно с совершенно чистым сердцем входить, с детской радостью. Что бы Вы здесь могли посоветовать или на что обратили бы внимание?

Священник Н. Бабкин

— Вы знаете, сейчас часто говорят о том, что в дни самоизоляции люди чаще ссорятся, и многие боятся, действительно, этих самых разводов пресловутых. Хотя ЗАГСы сейчас предлагают регистрацию онлайн. Сейчас есть удивительная возможность зарегистрировать свои отношения и жить в законном браке. Понятно, что не будет какой-то красивой церемонии, но можно провести уникальную праздничную церемонию дома, повторить которую потом уже будет невозможно и о которой ты будешь всем рассказывать и хвастаться. (Смеется.) Я думаю, это такой маленький позитивный плюсик из всего этого. Ну, а насчет притирок, обид — безусловно, когда люди живут вместе, они возникают, и если. В общем-то, находишься в закрытом пространстве, все это доходит до предела, потому что то, на что раньше не хватало времени, а именно на обсуждение каких-то взаимоотношений, сейчас просто ты с этим сталкиваешься. Если в семье эти темы были игнорируемы ранее, то теперь их невозможно просто игнорировать. Вы вместе друг с другом почти безвылазно смотрите. Можно, конечно, разойтись по разным комнатам, но потом, в старости Вы тогда и спать будете в разных спальнях, в одиночестве и, в общем-то, встречаться будете только на кухне, может быть, иногда или у телевизора. Но это нельзя назвать семьей. Поэтому я всегда призываю, чтобы, конечно, эти проблемы были решаемы. Сейчас та самая ситуация, когда тебя ничто не отвлекает — ни работа, ни какие-то еще обязанности. Вы дома — ты и твоя семья. Ну и решайте эти обязанности, решайте эти проблемы между собой. Просто для мужчины это тема не очень удобная. И я как мужчина понимаю. Все-таки в эмоциональной сфере женщина превосходнее, чем мы. Она более чувствительна, и она здесь главенствует. Почему мужчины не любят  обсуждать отношения? Женщины более чувствительнее, они более понятливые, они даже больше тебя знают, чем ты сам. Это пугает. Мужчину настораживает, ему проще те сферы, где он главенствует. Это, в общем, отвечает нашим природным мужским качествам. Так что я как мужчина понимаю, почему мы не хотим выяснять эти отношения. Для меня когда-то это стало стимулом для того, чтобы глубже изучать психологию отношений. Тем более, у меня супруга психолог, поэтому мне приходится подтягиваться в этой теме, чтобы можно было что-то ответить, где-то, так сказать, противопоставить или, может быть даже, парировать, или даже начать спорить с ней — может быть, она заблуждается, а я прав. Да, мы иногда обсуждаем какие-то вещи и понимаем просто, что ну нельзя это доводить до крайности. Я священник, я исповедую людей, я вижу, чем это заканчивается обычно. Поэтому сейчас как раз то самое время, как я сказал, для того, чтобы поднять эти темы и наконец-то их уже обсудить. Не получится игнорировать.

А. Ананьев

— Я сейчас посчитал, отец Николай — у меня 744, а может быть, 745 поводов назвать Вас самым счастливым человеком. И один из этих поводов, конечно, то, что матушка у Вас психолог. И, конечно же, она знает, как решить еще одну проблему, о которой я хочу поговорить, о которой Вы вот сейчас вскользь упомянули, — проблему мужчины, осознающего себя мужчиной, и женщины, осознающей себя женщиной. Все-таки за атмосферу в доме, за ощущение дома отвечает, вот как мне кажется, больше женщина. А мужчина — ведь он кто? Он тот, кто каждое утро, беря в руки дубину, надевая шкуру, отправляется за мамонтом.

Священник Н. Бабкин

— (Смеется.)

А. Ананьев

— Сейчас ситуация изменилась. Сейчас мужчины, надев тренировочные штаны с вытянутыми коленками, выпив чашку кофе, растерянно сидят на диване, смотрят в одну точку на стену и понимают, что... Ну, я сейчас говорю про себя, Вы поймите, я сейчас не говорю про других мужчин...

А. Митрофанова

— Что ты придумываешь! Нет у тебя таких штанов!

А. Ананьев

— Нет, штанов, может быть, и нет, но ощущение такое есть, отец Николай! Мужчина чувствует себя никчемным, мужчина чувствует себя не у дел.

Священник Н. Бабкин

— Да.

А. Ананьев

— Мужчина чувствует себя бесполезным. Я, поверьте, знаю, о чем говорю — у меня немало друзей, людей состоявшихся, они молодцы, они успешны. Но вот сейчас волей-неволей они чувствуют себя вырванными из этой жизни, и они ощущают стыд перед своими домашними за то, что... Я не знаю, осознанный, неосознанный, но стыд за то, что они не делают то, что должны бы делать. И их уважение к самим себе неизбежно падает. А если человек меньше уважает себя, он, как следствие, начинает больше негатива испытывать и по отношению к окружающим, хочет он того или нет. Что бы Вы посоветовали в данной ситуации, в первую очередь, нам, мужчинам, испытывающим такую гамму ощущений? И, во вторую очередь, что бы Вы посоветовали женщинам? Как женщина может помочь мужчине преодолеть этот непростой период?

Священник Н. Бабкин

— Ну, тема, на самом деле, очень глубокая, можно целый эфир даже ей посвящать. Мужественность и женственность — темы, которые очень редко проговариваются. Потому что мы чаще говорим, что во Христе нет ни мужского пола, ни женского, все едино, но Бог не нивелирует наши природные особенности. Мы после того, как становимся христианами, не превращаемся в затюканных слабаков, мы остаемся мужчинами. И смирение не предполагает того, что ты слаб духом. Наоборот, смирение тебя делает сильнее, оно тебя укрепляет, потому что за твоей спиной Бог. И, конечно, ты чувствуешь в себе громадную силу. Если мужчина при этом еще и такой активный, респектабельный, амбициозный — вот как Александр, да? — талантливый, весьма талантливый, то, конечно, чем выше амбициозность и талантливость, тем сильнее он чувствует вою никчемность в какие-то моменты времени. Ну, тут еще есть, конечно, проблема нарциссизма, или, говоря духовным языком, гордыни или эгоизма. Но это вещи все-таки не тождественные между собой. Есть мужчины, по сути, «достигаторы», которым обязательно нужно добиваться каких-то успехов. Вот эти люди — они чувствуют проблему в том, что сидят на диване, даже просто отдыхают. Они не могут себе это позволить. Это вот проблема нарциссизима или «достигаторства» такого. Ты все равно к каким-то высотам стремишься, и тебе кажется, что если ты остановишься, сразу все, что ты делал, тотчас рухнет. Тебе нужно точно встать с дивана и куда-то пойти, и что-то делать. Этим мужчинам просто необходима какая-то активная деятельность. Даже активный отдых им просто необходим. То есть ну вот тема у телевизора на диване — это не их тема. Поэтому, в первую очередь, то, что поможет сразу вот такому мужчине, — спорт. Вот просто найти хотя бы час времени — ну, понятно, да? — на тренировки, плюс-минус, дойти, помыться после всего этого, и сбросить эти напряжения, сбросить усталость. Немножечко заняться собою, и ты уже уходишь после зала сразу бодрым, оживленным и набравшимся сил. Ну, если ты, конечно, себя там не угробил, пока тягал железо. Это очень помогает мужчине — вот именно физическая деятельность. Мы должны в поте лица добывать хлеб свой, поэтому без физической активности никак. Если это не зал, это может быть просто пробежка или даже занятия с гантелями дома, ну, все, что угодно. В любом случае, я за спорт. И я по себе чувствую — когда я перестаю в зал ходить, я сразу становлюсь каким-то вялым, тоскливым, настроение какое-то сразу становится... А когда я хожу в зал, у меня сразу все сферы моей жизни — они приходят в тонус. И я становлюсь более внимательным и более активным, более интересным. Я и сам это вижу, и семья моя это чувствует. Поэтому, мне кажется, вот это первое, что можно делать, — это спорт или какая-нибудь физическая активность дома. Второе — мужчина часто думает, что занятия с детьми — это мать, это женское дело. Ну, вот так вот он на это смотрит. И поэтому он не считает это чем-то выдающимся. А это просто супер. Сейчас очень большой запрос в глазах женской аудитории на настоящих мужчин. Вот даже просто посмотреть на популярных блогеров или замечательных артистов, у которых очень крепкие семьи, — на них смотрят с большим уважением и восхищением. Это признак того, что, действительно, такой запрос у общества существует. А запрос существует, потому что есть потребность в этом. Потому что, видимо, наши мужчины действительно, как Вы, Александр, сказали, — мы стали слабее, мы чувствуем никчемность и ощущаем себя ненужными. И это происходит, в том числе, и благодаря тому, что мужчина себя не реализует как семьянин, он не занимается своей семьей, ему кажется, что дети — это, ну, скучно. А заниматься семьей он может с младенчества. Но для этого надо выстраивать личные взаимоотношения с младенцем, когда уже он только-только родился. Это, безусловно, должно быть. Поэтому, я думаю, вот с этого стоит начать. Это чисто человеческий совет.

А. Ананьев

— Мы продолжаем «Семейный час» с замечательным собеседником, клириком храма Николая Чудотворца в Отрадном, священником Николаем Бабкиным. В нашей импровизированной студии — Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

— ...Александр Ананьев.

А. Ананьев

— И сейчас мы говорим о том, как мужчине в условиях самоизоляции остаться мужчиной, а женщине — женщиной.

А. Митрофанова

— Отец Николай, еще третий пункт, если я правильно поняла, у Вас есть по поводу... ну вот из тех советов или рекомендаций, которые можно дать мужчинам, оказавшимся в самоизоляции и перед вопросом: «А что же такое я делаю? Где мне, как мне забить того самого мамонта, который позволит мне почувствовать себя оправданным, что ли, в глазах семьи?». Ну, судя по тому, как я поняла этот вопрос. Потому что проблема эта внутренняя, мужская. Внешне-то женщины — как? Мы продолжаем любить своих мужей и прекрасно понимаем всю эту сложность ситуации и каково им сейчас. Поэтому у нас зачастую таких вопросов нет. Но для мужского внутреннего вот этого самосознания очень важно понимать: «А в чем сейчас реализуется моя вот эта самая мужественность?». Поэтому, если можно, третий   пункт озвучьте, пожалуйста, очень интересно».

Священник Н. Бабкин

— Да, я немножко извинюсь перед нашими радиослушателями, потому что у нас радио «Вера», а я немножко углубляюсь в чисто человеческую тему, в вопросы психологии. Мне кажется, чтобы наш эфир послушали мужчины, которые, может быть, не так сильно знакомы с религией, и они услышали именно это из уст священника. Я поэтому специально начал с темы спорта и с темы «Мужчина как семьянин». Но сейчас я хочу сказать про молитву. Про молитву, и с нее, собственно, наверное, и стоило бы начать. И я ею закончу, для того, чтобы все остальное, что было мною сказано, имело больший смысл и было более весомо в глазах наших слушателей. И в ушах тоже — у Вас именно радио. (Смеется.) Молитва, на самом деле, это не какой-то бубнеж волшебных слов или заклинаний, как может показаться обывателю, это не пустое времяпрепровождение. Молитва — это обращение внутрь себя, «умное делание». Когда человек через свою душу вступает в связь с Богом, он как бы выходит за рамки своих человеческих возможностей. И в этот момент его дух — он просто ликует. Вот это состояние духовного восторга от общения с Богом — его невозможно сравнить ни с чем — ни с семьею, ни со спортом, ни с обычной повседневной жизнью. Это ответ на вопрос, почему люди уходят в монастырь. Просто познав это величие Духа и имея склонность к молитве, большинство таких людей уходят в монастырь. Либо же живут в семье, но оставаясь как бы монахами в миру. Ну, я имею в виду не то, что они живут как брат с сестрой, а в том смысле, что они занимаются очень глубокой созерцательной жизнью. Конечно, к этому склонны не все — все люди разные. Но если человек действительно поистине пытается выстроить этот мостик с Богом, у него обязательно это получится. И, выстроив этот мостик, он никогда не почувствует себя никчемным. Нельзя чувствовать себя никчемным в присутствии Бога — только в первые моменты, в состоянии смирения, в состоянии, когда ты понимаешь величие Творца. Это редкие моменты. Но в основном это глубокое утешение и наполнение тебя благодатью. Это то, что тебя окрыляли. Я как-то покупал детскую кроватку с рук. Приехал в дом просто к мужчине... Ну, по голосу был мужчина... Я приехал и увидел иконы, почувствовал запах ладана. Вышел мужчина с бородой, очень спокойный, очень умиротворенный. Человека, так сказать, только-только подняли с молитвы, можно сказать. И мы с ним очень кротко побеседовали. Познакомились... Мы не стали спрашивать про нашу веру, священник я или нет. Мы поговорили с ним, побеседовали на каком-то глубоком уровне. Мы, вроде бы, говорили о вещах земных, но при этом сердца наших находились, бились в такт друг другу. Просто удивительное состояние, когда ты встречаешь родственную душу, то есть того человека, который думает и чувствует так же, как ты. Вот когда мы встречаем верующего, мы можем ощутить на себе это состояние. Это очень укрепляет. Это очень укрепляет. Почему мы, христиане, должны находиться в Церкви. И это очень укрепляет и наполняет смыслом жизнь мужчины. Поэтому я бы посоветовал каждому нашему радиослушателю обязательно найти себе доброго друга христианина. Если это нельзя сделать из числа мирян, то пусть это будет хотя бы духовник, чтобы Вам было с кем поделиться. Это для мужчины очень важно. Не может человек сам идти к Богу в одиночестве. Для большинства это очень тяжело. Мы должны иметь духовных наставников, мы должны иметь какую-то поруку, да и просто человеческую поддержку. Это же так здорово и так замечательно, когда у тебя есть родственная душа. Женщина этого не поймет. Не потому, что она женщина. Да, не потому, что она женщина, и не потому, что женщина хуже молится. Да нет, Боже упаси, чтобы наши слушатели, Алла, не обижались. Нет, просто женщина смотрит на это немножко по-другому. Ну, потому что Вы смотрите на это по-женски, мы смотрим на духовность по-мужски. И в чем-то, безусловно, мы можем понять друг друга, но, я думаю, и мужчины, и женщины согласятся, что проще молиться и вот в духовных вопросах обращаться именно женщине — к женщине, мужчине — к мужчине. Я сейчас говорю не про духовничество, не про священника, не про батюшку, а я говорю сейчас про брата или сестру по вере, про единомышленника — того, кто тебя понимает как кто бы то ни было. Вот так как мы все-таки разные, с точки зрения пола, нам это важно. А для мужчины важно вдвойне, потому что мужчина — это духовный стержень своей семьи. Если он будет в себе этот стержень иметь, то все остальное будет вокруг этого стержня крутиться и выстраиваться нужным образом. И само здание семьи, которое мы строим от начала нашего брака до нашей смерти, оно будет выстроено более ровным, более аккуратным и наполненным светом любви Христом.

А. Ананьев

— Отец Николай, поскольку Вы на радио и Вы сейчас не можете видеть, я сфотографировал специально наполненные слезами глаза отчаянья Аллы Митрофановой, которая только что от дорогого сердцу священника услышала, что она не может быть другом-христианином своему мужу!

А. Митрофанова

— (Смеется.)

А. Ананьев

— (Смеется.) Вы представляете? Она сейчас... (Смеется.)

А. Митрофанова

— Да ладно тебе! Я же постоянно об этом говорю! Это, на мой взгляд... Я абсолютно согласна с отцом Николаем и тоже считаю — это неправильно, когда жена становится каким-то духовным советником своему мужу, а тем более, наставником.

А. Ананьев

— Почему — советником? Другом просто.

А. Митрофанова

— Ну, другом — ну да. Ну просто очень часто мы, женщины, любим поучать и «давай-ка, вот я тебе сейчас скажу, что надо делать». Это запрещенный прием, вот категорически. И я сейчас, в свою очередь, к женщинам обращаюсь: если хотите сохранить отношения, никогда не говорите Вашим мужьям, что им делать и, тем более, как им молиться. Это — ну, мне кажется, нет ничего... Вот это мина замедленного действия. Ну это на мой взгляд. Конечно, я могу ошибаться, но вот по внутренним ощущениям каким-то это именно так.

А. Ананьев

— Отец Николай, это правда?

Священник Н. Бабкин

— Я хочу, да, пояснить тогда, ремарочку сделать маленькую. Единомышленник для мужчины — мужчина для мужчины — это не означает, что он не должен делиться сокровенным со своей женщиной. Он должен это делать, безусловно. Потому что если мужчина этого не будет делать, у Вас не будет хватать духовной... и духовной, и душевной близости. Поэтому, безусловно, о каких-то своих проблемах, в том числе духовных, нужно говорить. О каких-то страхах, о каких-то внутренних переживаниях — можно, безусловно. Я сейчас говорю про духовную опору, а не про то, что с женщиной нужно дистанцию держать. Может быть, пока можно сделать выводы такие из моих слов — да, безусловно. Но я своей жене какие-то вещи говорю — про какое-то, может быть, свое предчувствие, про какое-то свое состояние нынешнее. Она говорит что-то — мне иногда кажется: «Да нет, она меня не понимает». «Да нет, я совсем тебе о другом говорил». Но потом проходит время — и, бывает, случается так, что она оказывается права. И я, пока вот сейчас это говорю, я вспомнил, что я ни разу ей про это не говорил — что «ты была права в каких-то духовных вопросах». (Смеется.) Хотя я священник. А, наверное, стоит говорить иногда женщине, мужчине — мужчине говорить женщине, а женщине говорить мужчине — вот эту фразу: «А ты была права, и спасибо тебе за это!». Вот...

А. Ананьев

— Не забывайте говорить «спасибо!» друг другу. Эта очень важная фраза «ты была права, спасибо» должна звучать тем чаще, чем реже женщина бывает права. (Смеется.) Это первое правило мужчины!

А. Митрофанова

— (Смеется.)

А. Ананьев

— Отец Николай! Спасибо Вам огромное! Вот час в очередной раз в Вашей компании пролетел совершенно незаметно, как то сияющее мгновение, о котором мы говорили в самом начале нашей беседы.

А. Митрофанова

— Ну, знаете, прежде, чем мы попрощаемся окончательно, вот еще буквально одна минута у нас есть... Отец Николай, если можно, какой-нибудь совет от Вас или пожелание, поскольку сейчас Пасхальная ночь, и, может быть, у кого-то есть это прекрасное состояние праздника, а у кого-то нет — в силу того, что мы в самоизоляции, вот сейчас такие обстоятельства, в этом году. Направьте, пожалуйста, подскажите, как себя настроить на праздник, подключиться, если позволите, к этому уникальному «источнику питания», к которому миллионы людей подключены. Вот Господь Бог, восстающий из гроба и всех нас выводящий в Вечную Жизнь. Как себя почувствовать участником этого процесса в самоизоляции?

Священник Н. Бабкин

— Русские, перестаньте страдать! Научитесь благодарить! Нам этого так не хватает! Мы так привыкли ныть на жизнь. Мы так привыкли к плаксивым и депрессивным настроениям, что даже не умеем благодарить. Когда я был в миссии на Чукотке, моя матушка завела книжку благодарностей и благодарила Бога за всякую ерунду, как может показаться человеку. За то, что сегодня выглянуло солнце, за то, что батюшка смог приехать на службу вместо меня послужить, — вот за все-все-все. И у нее жизнь изменилась после этого. Реально, у нее изменилась жизнь. Вы можете не поверить. Кто-то, может быть, к этому не прислушается. Но поверьте мне: если Вы в эти Пасхальные дни наполните свою жизнь благодарностью, и это с Вами останется на последующие месяцы, дни и годы, то потом Вы не пожалеете о том, что Вы научились благодарить Бога за все.

А. Ананьев

— Отец Николай, Алла Митрофанова показывает Вам большой палец, сияет счастливой улыбкой...

А. Митрофанова

— Золотые Ваши слова! Спасибо!

А. Ананьев

— Да, ей очень важно было то, что Вы сказали, и мне, и всем, кто провел с нами этот час. Сегодня мы беседовали с клириком храма Николая Чудотворца в Отрадном, священником Николаем Бабкиным, который вот сейчас отправляется на праздничную службу. Вместе с ним всем сердцем и душой будет Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

— ...и Александр Ананьев, конечно, тоже. Спасибо Вам!

А. Ананьев

— Вот те слова, которые мы повторяли, повторяем и будем повторять: Пасха будет! С наступающим Праздником! Отец Николай, спасибо!

Священник Н. Бабкин

— Спаси Господи! С наступающим Праздником! Христос Воскресе!

А. Ананьев

— Воистину Воскресе! Всего доброго!

А. Митрофанова

— Спасибо, отец Николай! До свидания!

Священник Н. Бабкин

— До свидания!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Рифмы жизни
Рифмы жизни
Авторская программа Павла Крючкова позволяет почувствовать вкус жизни через вкус стихов современных русских поэтов, познакомиться с современной поэзией, убедиться в том, что поэзия не умерла, она созвучна современному человеку, живущему или стремящемуся жить глубокой, полноценной жизнью.
Домашний кинотеатр
Домашний кинотеатр
Программа рассказывает об интересном, светлом, качественном кино, способном утолить духовный голод и вдохновить на размышления о жизни.
Светлый вечер
Светлый вечер
Программа «Светлый вечер» - это душевная беседа ведущих и гостей в студии Радио ВЕРА. Разговор идет не о событиях, а о людях и смыслах. В качестве гостей в нашу студию приходят священники, актеры, музыканты, общественные деятели, ученые, писатели, деятели культуры и искусства.
Утро в прозе
Утро в прозе
Известные актёры, режиссёры, спортсмены, писатели читают литературные миниатюры из прозы классиков и современников. Звучат произведения, связанные с утренней жизнью человека.

Также рекомендуем