Москва - 100,9 FM

«Здоровые семейные отношения». Светлый вечер с Владимиром и Инной Новиковыми

* Поделиться

У нас в гостях были врачи, родители четырех детей супруги Владимир и Инна Новиковы.

Мы говорили с нашими гостями об их опыте построения семейного счастья, об их приходе к вере, об ощущении присутствия Бога в жизни, о том, как доверие Богу сочетается с заботой о своем здоровье и здоровье близких.

Ведущие: Константин Мацан, Анна Леонтьева


А.Леонтьева

- Добрый светлый вечер! Сегодня у нас в студии Анна Леонтьева… 

К.Мацан

- … и Константин Мацан. Добрый вечер! 

А.Леонтьева

- У нас в гостях Инна и Владимир Новиковы. Владимир – кандидат медицинских наук, врач-стоматолог. Инна – врач-остеопат. Добрый вечер! 

В.Новиков

- Добрый вечер! 

И.Новикова

- Добрый вечер! 

К.Мацан

- Родители четырёх детей… 

А.Леонтьева

- … и одного – внука. 

В.Новиков

- Внучки… 

К.Мацан

- Это ключевая категория для нашей программы. 

А.Леонтьева

- Да-да-да-да-да… Ну, на самом деле, у нас в студии в первый раз – врачи! И такая, необычная, тема – мы с врачами будем разговаривать о семье, о христианстве.  

Скажите, пожалуйста, – я не знаю, кто из вас хочет начать – как случилась ваша встреча… ну… простите, что так пафосно… встреча с Православием? 

В.Новиков

- Я, наверное, первый начну. Встреча с Православием на Русской земле – она предопределена. Вопрос только в том, когда и как мы встречаемся. 

Моя встреча была в детстве. Я видел дедушку, который стоит перед иконами и молится. В доме дедушки на стенах были иконы, были церковные книги. Были книги, как я тогда, будучи ещё дошкольником, понимал, очень непростые. Потому, что они были написаны от руки, цветными буковками, были изъедены жучками, в дырочках, и бережно хранились.  

Я ничего не понимал в этом. Но впечатление у меня осталось о том, что… вот… иконы… и святость… это так вот закладывалось. 

Конечно, вокруг себя я видел храмы, некоторые из них были разрушены. Наши родители… мои родители в советское время не ходили в церковь, и у меня не было опыта семейного погружения в Православие, в веру, но внутреннее ощущение, что есть что-то… особенное, что-то значимое – оно присутствовало. 

Как ни скрывай, но вылезало из разных углов – даже из кинофильмов, когда показывалось царское время, когда показывали службы, и офицеров, и сами… как бы, вот… обряды, Венчание, литература русская – конечно же, без этого невозможно… Поэтому… 

К.Мацан

- А личная встреча – вот, когда это не в культуре вокруг, и не в атмосфере, а в сердце? Ну, потому, что все жили… ну… не все жили, но многие жили в этой же стране, в этом же возрасте – Ваши ровесники – и не все пришли после этого в Церковь. 

В.Новиков

- Да… 

А.Леонтьева

- Не для всех Встреча предопределена, как Вы сказали. 

В.Новиков

- Да, да… 

К.Мацан

- Ну, встреча-то, может быть, и предопределена – с культурным полем Православия, а вот Встреча в сердце в Богом – это уже несколько другая история. Хотя, связанная, конечно же. 

В.Новиков

- Поиск – был. И это, наверное… человеческие трудности, жизни трудности – они подталкивают к поиску выхода. Когда ты понимаешь, что… в общем… надежды нет ни на что… кроме чуда! Кроме чуда… когда не к кому обратиться. То есть, знал бы, к кому обратиться… но вот, ты понимаешь, что в жизни есть то, что ты не знаешь, но ты чувствуешь. 

И вот, ощущение, оно каким-то очень постепенным образом входило в душу. И я, когда уже стал взрослым – я «взрослым» называю, когда я закончил институт и стал жить отдельно, уехал в другой город – я, по своей инициативе, ходил в храм. Постоять, посмотреть, присмотреться. Никто меня за руку не вёл. У меня не было… как бы… инструктора, или наставника в этом. 

А.Леонтьева

- А бабушки на Вас не… не… 

В.Новиков

- Вот… ну… в советское время, когда я с бабушкой и с дедушкой – это был их личный пример, но не было приводов… как бы…  в церковь – так вот у меня случилось. 

А.Леонтьева

- Нет, я просто спросила… знаете, когда я пришла в храм первый раз, то на меня напали бабушки – ну, что-то я не то всё делала – и я потом долго ещё, долго не ходила… вот… там злые какие-то бабушки, опасные были. 

В.Новиков

- Да, то есть, мой путь был… таким… очень постепенным, плавным: интерес и ощущение того, что я не знаю и не понимаю величия и значимости.  

То, что это присутствует, было прямо убеждением. Но какое это значение имеет, я не очень понимал. 

Интересовался литературой, пытался читать Библию. Но, понятно, что без объяснения – что к чему, странные имена, странные события, не связанные с переживаниями… 

К.Мацан

- Вы с Ветхого Завета начали, с начала? 

В.Новиков

- Ну, конечно! Открываешь Библию на первой странице, и там идёт перечисление, кто кого родил… да… При этом, пока ты это… 

К.Мацан

- А… всё-таки, это Евангелие от Матфея. 

В.Новиков

- Да… ну… это Евангелие, да… 

К.Мацан

- То есть… нет, в начале Ветхого Завета – там же про сотворение мира. А вот эта длинная родословная Христа – да, это Евангелие от Матфея, начало Евангения. 

В.Новиков

- Сотворение мира – оно впечатляет, конечно, да. Но, конечно, когда ты открываешь Ветхий Завет – это воспринимается сказкой. Это вот сказка… 

К.Мацан

- Там продраться надо через эти имена непонятные… царей… пророков… 

В.Новиков

- Да. Открываешь его – и там… как бы… история, но история, которая – далёкая от тебя. То есть, ты – ни в школе не изучал, никто тебе об этом не говорил, и поэтому, просто открыв книгу, ты можешь почувствовать слог, ты можешь почувствовать глубину, но вот... очень трудно, конечно, проникнуть...  

Поэтому, самостоятельное стремление к изучению, оно присутствовало. И вот именно непосредственное погружение в Православие произошло уже совсем в зрелом возрасте, благодаря обучению. То есть… 

А.Леонтьева

- А что значит «благодаря обучению», Владимир? 

В.Новиков

- Это уже 2000-е годы, когда Церковь стала восстанавливаться в своей полноте, и появилось понятие… вот, даже когда просто ходишь на Литургию, там звучит слово «оглашаемые»… «оглашаемые, изыдите вон…» и так далее. 

Вот, ты же не понимаешь, что… кто это… а кто такие «оглашаемые», кто это? 

К.Мацан

- Оглашенные. 

В.Новиков

- Оглашенные, да. Вопросы есть, ответов – нет. И вот именно курсы – курсы катехизации – помогли именно с пониманием погрузиться в это. 

А.Леонтьева

- Я хочу сказать, что у меня тоже есть родственники, близкие родственники-медики, и я заметила в этой среде такое явление – присутствует некоторый… ну… это не цинизм по отношению… там, вот… к человеку, к человеческому телу, просто медики проходят через очень много того, чего не проходим мы. 

Мы, например, не заходим в МОРГи… там… вот это вот всё… вот, в Вашей среде присутствует такое… ну, да… может быть, немножко и циничное отношение? 

В.Новиков

- Нет, я бы сказал, что медики… конечно, цинизм – он в человеческой натуре присутствует, но, в основном, медики благоговейно относятся. Потому, что когда ты прикасаешься к Божественному творению, ты понимаешь, что… даже изучая… непонятно, как это возможно. Как возможно, чтобы это функционировало. Чтобы вот эти канальцы, капиллярчики, клеточки, митохондрии, и гормоны, и нейроны, и… и это всё… как бы, вот… настолько слитно… и в этом была жизнь – ну, знаете… как бы… это просто… 

К.Мацан

- Само это не могло бы получиться! 

В.Новиков

- … задумываясь об этом, уже прямо понимаешь, что – нет, это невозможно…  склеить, это можно только Сотворить! 

К.Мацан

- Интересно… Вы сейчас рассказывали историю Вашего пути к вере, и так Аня, очень удачно задала вопрос вот про это отношение… Это такое – мужское, рациональное, на самом деле, отношение – сначала поиска, изучения Библии, курсы и такое, философское, осмысление того, что… вот… есть тело – оно… мы можем описать, как оно работает, но не можем понять, почему оно так гармонично работает – это… то есть, дальше – философия молчит. Это – путь такого, рационального, постижения. 

А мне кажется, что вот у Инны должен быть путь более сердечный, как у женщины, нет? Какой-то путь и к вере, и Встрече… такой… больше от сердца? 

А.Леонтьева

- А ты, глядя на Инну уж сразу определил… 

К.Мацан

- Я предполагаю просто… я буду рад ошибиться! 

И.Новикова

- Я хочу сначала ответить, Анна, на Ваш вопрос – насчёт цинизма. 

Я выросла в семье докторов, мои родители – стоматологи. И, в то же время, в те годы – 70-80-е годы – обучение было таковым у стоматологов, что они могли работать на «Скорой помощи», и, буквально, все праздники – это могло быть в Новогоднюю ночь – все выходные, всегда, в 12 часов ночи приезжает «Скорая помощь» и забирает кого-то – маму или папу. И за все годы я никогда не слышала какого-то возмущения.  

То есть, вот – праздничный стол, мы сидим – дети, у нас – большая семья… дети, друзья – звонок. Приезжает «Скорая помощь» – мама или папа одеваются, спускаются, и все с большим пониманием… и нет ни возмущения, ни ропота, ни недовольства. Оказали помощь, вернулись – и снова за праздничным столом. 

Поэтому, хотя мои родители не ходили тогда в церковь, и, в то же время, о цинизме речь не шла. Наоборот, всегда было какое-то такое вот… атмосфера оказания помощи, добра – это более типично для докторов. Во всяком случае, я других – не встречала. В жизни… я о таком читала, но в моей жизни это не присутствовало ни на каком возрастном этапе. 

А что касается моего прихода к вере, то, если вот Владимир рассказывал о том, что он смотрел фильмы – о Царской Семье, о том, как венчались, как люди ходили в храм по Воскресеньям, и как это запало в его душу, и как он мечтал о том, что когда у него будет семья, он тоже будет ходить в храм, для меня это удивительная история. 

Когда он рассказал об этом через несколько лет нашей совместной жизни, я была просто поражена. Потому, что в моей жизни совершенно не присутствовало… хотя, нет. Вот, сестра моей бабушки – они ходила в храм. Да, она всегда ходила в храм, и даже меня маленькую впервые в храм привела она. Я уже не помню почему, но вот… я помню просто это пустой храм, эти свечи, такой огромный-огромный потолок, и это было очень интересно. Правда, за этот поход пришлось моим родителям получить выговор, потому, что они были коммунистами, и в первом классе нас всегда спрашивали: «Дети, кто был в церкви?» – ну, я, конечно, подняла руку, как честный ребёнок, и сказала: «Я была». Вот. Ну, это вот такие встречи. 

А когда я была уже взрослой, меня очень интересовала медицина. В широком смысле этого слова. Как можно лечить человека травами, как мы устроены, что на что влияет – меня это просто завораживало. И когда мы жили в Риге, я ходила на занятия – вёл их йог, но он говорил именно о человеке, о здоровье, о философии. Я тоже искала своё путь. Мен хотелось понять смысл жизни, глубину. И вот, я такими кругами дальними заходила. 

И вот, на одной из лекций… он был очень интересный рассказчик, очень интересный, очень интересный! Он никогда не вёл конспекты, но всегда знал, на чём он остановился. И это вот длилось, длилось…  

И вот, однажды он так вот, вскользь, говорит: «Между прочим, даже Христос ходил в Индию и занимался йогой». И я, как будто, в этот момент куда-то провалилась. То есть, я больше не слышала и не видела ничего.  

Я помню это ощущение, потому, что, к своему стыду, я тогда думала, что это просто… ну, вот люди ищут какой-то выход для себя – и это была такая красивая история, которая каким-то образом вот так долго, долго существовала в сердцах людей. И когда… 

К.Мацан

- Красивая история… Вы имеете в виду – история про Христа? 

И.Новикова

- Да, да! То есть, я не могла себе представить… 

К.Мацан

- Он, конечно, в Индию не ходил и йогой не занимался, как мы знаем… 

И.Новикова

- Ну, конечно, Он никуда не ходил – это, конечно же, он туда не ходил… 

А.Леонтьева

- По крайней мере, таких сведений… 

И.Новикова

- Да, зачем бы Ему, вообще, это было надо… но вопрос-то не в этом. Вопрос в том, что я впервые услышала – тем более, от человека, которому я доверяла, в смысле его философских убеждений, его отношения к медицине, к людям – что Христос – был. И эта мысль меня пронзила. Я на какое-то время выпала вообще из процесса. Я обычно каждое слово слушала, а здесь – я просто выпала. И об этом потом, как-то, всё время помнила. То есть, меня эта мысль…  очень держала моё внимание эта мысль. 

И потом, уже через много лет, когда я слушала православные лекции, в одной из них я услышала о том, что Христос – это Бог. И я тоже помню вот это состояние какой-то – Встречи. Это невозможно описать! Не понятно, почему именно в этом месте… это возникает. Там… не знаю… 20 часов слушания – и вот именно в этом месте возникает какое-то чувство, какое-то… как будто, встреча меня – с каким-то знанием, внутренним, глубинным… да… вот с этим поиском.  

Я помню точно, что это была Якиманка, что это был солнечный день прекрасный, что это было лето… этот момент, когда я вдруг это поняла – вот всей своей сутью!  

Мне захотелось срочно припарковаться, и просто вот – подходить к прохожим и спрашивать: «А Вы знаете, что Христос, оказывается – это Бог!»  

Меня это так порадовало, и так меня это вдохновило, что когда я приехала к моей бабушке, которая, как раз, водила меня в церковь, и я ей говорю: «Бабушка, а Вы знаете, кто такой Христос?» Она очень просто – она была дояркой, очень простой человек – говорит: «Конечно! Христос – Бог». Я говорю: «Бабушка, а Он – Бог…» 

А.Леонтьева

- «…откуда Вы это знаете, бабушка?» 

И.Новикова

- … а Он – Бог, или Сын Божий?» 

К.Мацан

- То есть, Вы пошли в Догматическое Богословие с бабушкой? 

И.Новикова

- И бабушка очень просто, но очень уверенно, говорит: «Христос – это Бог. Мне так сказали мама с папой. Это – Бог» – и у неё нет никаких сомнений, ей не надо никаких лекций православных, ей не надо катехизации – ей ничего не надо, она просто знает, что Христос – Бог, и верует Ему всю жизнь. И это видно по тому, как она жила. 

И меня, конечно, это очень задело внутри. То есть, я – с таким пафосом, а она – так просто, и с такой глубиной, что…   

Вот, мой путь был вот таким. 

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА» 

К.Мацан

- Владимир и Инна Новиковы – семья врачей, Владимир – практикующий врач-стоматолог, кандидат медицинских наук, Инна – остеопат – сегодня проводят с нами этот светлый вечер. 

А.Леонтьева

- Инна, скажите пожалуйста, можно Вас спросить… вот… остеопатия… каким-то образом… Вы говорили, что она тоже привела Вас к мыслям о Боге. Вот, как может сочетаться остеопатия… 

К.Мацан

- Начнём с того, что для многих обывателей, к коим я себя отношу, может вообще показаться, что остеопатия и православная вера – две вещи несовместные. 

А.Леонтьева

- Даже не пересекающиеся… 

К.Мацан

- Это – из двух разных вселенных. И вот, остеопат православным человеком – тем более, церковным, вдумчивым и знающим – вообще, не может быть. 

А.Леонтьева

- Нет, мне так не казалось… мне просто хотелось услышать, в какой точке это пересекается. 

К.Мацан

- Это – то же самое, что я спросил, просто ты это более точно и правильно сформулировала. 

А.Леонтьева

- Спасибо. 

И.Новикова

- На самом деле, конечно, остеопатия только вот в прошлом году была принята в круг медицинских специальностей официально, и вышла из подполья. 

Есть представление о том, что это какая-то эзотерическая наука – что, конечно, очень приятно для нас. И, в то же время, когда я обучалась остеопатии, мы уже были венчаны, мы уже прошли определённый путь, и я нашего батюшку просто замучила вопросами – потому, что меня очень интересовало… Вот, то, что от Христа – мне всё надо, а вот то, что нет – мне не надо ничего. И я его спрашивала, так как там техники работы…  

Остеопатом может быть только доктор, с высшим образованием. И, при этом, нас, докторов, обучали техникам пальпации… то есть, самый чувствительный инструмент – это рука человеческая, самый точный, но навык пальпаторный – как понять, что это – это, конечно, невозможно формулой написать, невозможно… там… как-то… это – просто навык: ты или чувствуешь… и учишься этому. Это, конечно, очень… так… соблазнительно… на каком-то этапе. 

И наша преподаватель… 

К.Мацан

- Соблазнительно – Вы имеете в виду, что… для Вас, как для верующего человека соблазнительно было… вот… увлечься какими-то тонкими материями, непонятными… и вот… в такой немножко… в мистицизм какой-то такой уйти? 

И.Новикова

- Да, да, я этого очень боялась, и я мучила не только батюшку, а и всех, кого я могла. И наша преподаватель сказала, что она была у Иоанна Крестьянкина, и он благословил её. И тогда вот я немножко успокоилась. 

А сейчас я благодарю Бога каждый день за это соприкосновение с тем чудом… вот… как Он создал человека!  

Ведь остеопаты работают с заложенной Богом возможностью организма к самовосстановлению, понимаете? Есть такой ресурс у каждого человека, абсолютно у каждого, к самовосстановлению, к самокоррекции, и вот мы с этим работаем. 

Каким-то образом, наши руки служат точкой опоры для того, чтобы этот ресурс реализовывался. Понимаете? И это, конечно, чудо.  

Это чудо, и поэтому, я считаю, что я – очень счастливый человек. Именно поэтому в нашей клинике – в стоматологической клинике – присутствует не только остеопатия, там и логопеды, неврологи… потому, что мы понимаем, что Господь не создавал отдельно глаз, там, или зубы, или ногу, а потом, там, как-то их друг ко другу прикручивал, прилаживал, примазывал, а Он сотворил это – единым. И нет никакой возможности рассматривать это отдельно. И нет никакой возможности помочь… в некоторых случаях возможно просто полечить зуб, и не навредить, и всё будет отлично, и даже – несколько зубов. Но, в некоторых случаях, зубы можно вылечить, а организму доставить много неприятностей. 

Поэтому, я очень благодарна Владимиру, который в первые годы – а мы были одной из самых-самых… может быть, первой… ну… одной из самых первых клиник, у которых появился остеопат в штате, – который поддержал эту идею, и не только поддержал, но он спонсировал первые семинары для стоматологов и для остеопатов – разъяснительные. 

Мы приглашали лучших лекторов европейских по этой теме – стоматология и остеопатия – которые читали и занимались вот таким просвещением. 

И сейчас уже некоторые очень известные российские лекторы на эту тему подходят и благодарят за те семинары бесплатные, которые тогда – мы вот людей, буквально, созывали и собирали: «Пожалуйста, придите, послушайте!» 

А.Леонтьева

- Дорогие гости, я призываю вас вернуться в семью, как обычно! Я хотела спросить у вас… вот… об истории вашего знакомства. Как вы познакомились – два светлых человека, которые сейчас пытаются так помочь людям… Как всё это начиналось? 

В.Новиков

- Мы – увлечённые люди, увлечённые со студенческой скамьи, и даже раньше, и наше знакомство произошло на почве увлечения своей профессией. 

Мы познакомились на семинаре. Это знакомство было необычным. Для меня это было как некая вспышка. Я… как и все молодые люди всегда ищут свою «половинку», да… я находился в поиске, и когда я впервые увидел Инну – это было как… некое… запечатление мгновения. Я его до сих пор помню – это мгновение, когда я её первый раз увидел. 

Конечно же, я был смущён – потому, что я почувствовал это, но человек мне незнаком. Как подойти, сказать сразу, что «я к Вам что-то чувствую»? Ну, это… ну… непривычно, поэтому… нам помог, собственно, сам формат семинара!  

Предполагался общий вечер знакомства, такой – праздничный, и даже танцы. И я, несмотря на то, что был достаточно застенчивым, в личном плане, человеком, я набрался храбрости – хотя, может быть, внешне тогда этого по мне и не сказать было, но это было так, – пригласил её на танец, и мы танцевали, и затем… вот это было первое наше знакомство. 

И.Новикова

- Я хочу дополнить, что во время танца Владимир сказал мне: «С Вами так легко танцевать, как, наверное, и жить». 

А.Леонтьева

- Ничего себе! 

И.Новикова

- Да! 

В.Новиков

- Это было такое… 

К.Мацан

- Владимир решил зайти издалека… 

В.Новиков

- … практически, признание было… почти. 

К.Мацан

- И как – оправдался тезис, подтвердился, по жизни, что – жить так же стало легко, как и танцевать? 

И.Новикова

- Я его всегда спрашиваю об этом! 

В.Новиков

- А дальше я решил себя проверить… 

А.Леонтьева

- Та-ак… всё основательно очень! 

В.Новиков

- Мы жили в разных городах, и даже – в разных странах, в тот момент. 

Семинар закончился, мы разъехались в разные стороны. Обменялись телефонами, но… я внутренне переживал… вот эти ощущения, которые были, с одной стороны, а с другой стороны – понимал, что мы… в общем-то… у нас – разные жизни в разных странах. 

И мне внутренне хотелось себя проверить. Может быть, это была случайность… такая… мимолётное увлечение? И мне потребовалось, наверное, три месяца, когда я для себя, внутренне, понял, что я не могу без Инны жить. То есть, для меня это был такой, наверное, необходимый период. 

Со стороны Инны это совсем по-другому выглядело – она сейчас расскажет! 

А.Леонтьева

- Инна! Ну, расскажите, ну, пожалуйста… Вы не проверяли свои чувства? 

И.Новикова

- Для меня это было необычно. Потому, что эти три дня, которые мы провели на семинаре – они были такими… очень волшебными, и очень тёплыми, и для меня было совершенно непонятно – я с таким никогда не сталкивалась – чтобы вот человек просто взял, и пропал. То есть, для меня это было просто… вообще… 

А.Леонтьева

- Я вот тоже об этом подумала… 

И.Новикова

- … очень… очень… очень удивительно. И когда, через 3 месяца, вдруг раздался… 

К.Мацан

- Ничего вы не понимаете… 

А.Леонтьева

- Стенка на стенку уже! 

В.Новиков

- Я чувствую мужскую солидарность! 

К.Мацан

- Так! 

И.Новикова

- Да… и когда, через 3 месяца, раздался звонок… 

В.Новиков

- Не просто звонок, а с приглашением приехать… 

И.Новикова

- … да… я, конечно, обрадовалась… и, в то же время, очень удивилась. 

К.Мацан

- А куда из Риги нужно было ехать? Вы в Риге жили тогда? 

И.Новикова

- Нет, я была киевлянка, а Владимир – рижанин, да. Он приглашал меня. 

К.Мацан

- А, значит, Вы ехали в Ригу, как раз, из Киева. 

И.Новикова

- Семинар был в Полтаве… 

К.Мацан

- Понятно… 

И.Новикова

- … и я уехала в Киев, а Владимир – в Ригу. И потом он приглашал меня к себе в Ригу. 

А.Леонтьева

- Дорогие, вот… мы, с моим коллегой Константином, очень часто спрашиваем людей, которые в какой-то момент повенчались, зачем это им было нужно? Как к этому пришли? Что под этим понимают? Почему решили, в конце концов, пойти и повенчаться? Что изменилось в жизни после этого? 

К.Мацан

- То есть, венчались не сразу, как поженились? 

И.Новикова

- Несмотря на такую романтическую историю знакомства, мы с Владимиром первые 10 лет – у нас не было ни колец обручальных… мы вот… как-то этому не придавали никакого значения. И когда нам Господь дал нашего батюшку, который потихоньку начал нас вразумлять, и потихоньку начал… наши взгляды начали меняться… там… через года два, после знакомства с батюшкой, мы ожидали нашего третьего ребёнка. И вот, собственно говоря, именно батюшка донёс до нас важность и значимость Венчания для рождения ребёнка. 

То есть, для меня сначала Венчание было важно, чтобы ребёнок родился в венчаном… 

К.Мацан

- А почему это важно? 

И.Новикова

- Потому, что когда я поняла, что… Божья защита, да. И Господь, конечно, Он – милостив ко всем, понятно, и, в то же время, для меня внутри тогда рождённый в венчаном браке ребёнок – это ребёнок… особенная защита у него есть. 

К.Мацан

- Владимир и Инна Новиковы, семья врачей – Владимир, практикующий врач-стоматолог, кандидат медицинских наук, Инна, остеопат – сегодня проводят с нами этот светлый вечер. 

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА» 

К.Мацан

- В студии светлого радио Владимир и Инна Новиковы, основатели Центра персональной стоматологии Владимира Новикова. Владимир и Инна – родители 4 детей. 

А можно, я вот сейчас спрошу прям… я не могу в этом месте не спросить, поскольку, врачи сидят у нас в студии.  

Вот, мы часто слышим этот аргумент, и часто, скорее всего, несправедливо, со скепсисом относимся – ну, что это такая за… магическое сознание… вот, покрестить ребёночка, чтобы не болел…  

В принципе… я понимаю, что вы сейчас совсем не об этом говорите, но я именно хочу это прояснить. Потому, что я понимаю, что… допустим, там… для меня, человека обычного, может быть логика того, что в венчаном браке ребёнок родится – будет защита. Какая? Болеть будет меньше. А для вас, врачей, которые по профессии всё время с болезнями общаетесь – вряд ли вы так наивно на это смотрите. Тогда – что это за защита? Она – какая? Если не банально от болезни, вот… 

И.Новикова

- Какая-то вот удивительная история в моей жизни с тем, что я воцерковилась уже… там… в таком, совсем-совсем зрелом возрасте, и, при этом, моя бабушка, которая не веровала в Бога, научила меня молитве «Отче наш» – ещё в школе, каким-то образом. Как это случилось – тоже не помню, но я знаю точно, что эту молитву я знаю с тех времён. 

И вот, когда… я хирургом была вначале, хирургом-стоматологом… когда я удаляла зуб, я обязательно молилась и крестила сзади голову пациента. Притом, что я – как раз, ещё жила в Риге – я вообще ещё ничего не знала, это какое-то – внутреннее ощущение. Я сама удивляюсь этому. 

Когда у нас рождалась первая дочь, у меня было кесарево сечение. Я точно помню, что я поднималась по ступенькам и читала молитву «Отче наш». Почему я её читала, я не знаю.  

Когда у нас рождался второй ребёнок, после кесарева сечения у нас были естественные роды, и это было достаточно опасно. У меня была иконка – такая… совсем-совсем простая, на картоночке. Эту иконку Пресвятой Богородицы Казанской оставила мне моя тётя, когда уезжала к любимому в Америку. Это было сто лет назад, она такая уже – немножко затёртая. И вот эта вот иконка была у меня с собой у груди, и когда я с наркоза выходила, я ещё глаза не открыла, а уже везде проверила – есть ли иконка. То есть, ещё вот этот наркозный коридор в голове белый, ещё не ушёл полностью вот этот туман, а я уже искала, и думаю: «Боже мой, а икона у меня есть, или нет?» 

Поэтому, у меня не было никакого сомнения, что есть какая-то такая сила, которая помогает… не в смысле, там, «болел» или «не болел»… а это вот… ну… что-то другое. Это что-то, что – больше, чем я, что-то, что – мудрее, чем я, что-то, что помогает мне, независимо ни от чего. Помогает мне… ну, вот просто – всегда, везде и во всём. 

К.Мацан

- Но вот я при этом сказал, что… так, может быть, с излишним скепсисом, что вот, значит, мы хотим, когда крестим ребёнка, чтобы он «не болел»… а, собственно, что в этом плохого? Мы заботимся о ребёнке, и хотим, чтобы всё было у него хорошо, в том числе, и к Богу обращаем просьбы о том, чтобы он был здоровым. Для верующего сознания – это нормально. Это – часть нашей веры во всемогущество Божие. Но… тут, как раз, я хочу у Владимира спросить. 

Честно говоря, я никогда об этом не думал, но с врачом об этом интересно поговорить. Может быть, коротко, а то Аня потом опять скажет, что Вы увлеклись эмпиреями… 

А.Леонтьева

- … унеслись ввысь! 

К.Мацан

- А вот как вы, врачи, вообще… осмысляете для себя молитву о здравии? Вот, ребёнка, допустим. Если позволите, в ваших руках часто здоровье человека. При чём здесь упование на Бога, казалось бы? 

В.Новиков

- Вы знаете, есть существенная разница между врачами и знахарями… 

К.Мацан

- Так… 

В.Новиков

- … или… я вот даже не знаю, какое слово противопоставить слову «врач». 

Дело в том, что врач – это, в общем-то, специалист. Это – профессия. Она, в каком-то смысле, одушевлённая. Потому, что это профессия, которая имеет дело с людьми, и с их здоровьем, и с их жизнью. 

В то же самое время, врачебная профессия – это, в том числе, технологии. И мы прекрасно понимаем, что есть технологии лечения лекарствами, есть технологии лечения зубов – одна технология, вторая технология, третья технология, и даже их можно выбирать, чередовать, и делать прогнозы, самое главное. 

Но Инна правильно сказала, что человек предполагает, а Господь – располагает. Мы никогда не можем дать 100% прогноз. Я, как врач, ответственно заявляю, что все процедуры, которые выполняют врачи, имеют процент успеха. Самые лучшие процедуры близятся к 100%. Ну, и вот, это… как бы… идеально, если процедура, технология врачебная – она именно… как бы… достоверная, предсказуемая. А ответственность врача, как профессионала, заключается в том, чтобы использовать именно те технологии, которые будут наиболее эффективными, наименее вредными, с наименьшим количеством побочных эффектов, и реализующие задачу восстановления здоровья, или укрепления здоровья, или решения тех или иных задач… 

К.Мацан

- То есть, для Вас нет противоречия, которое часто бывает у людей, смотрящих на религию со стороны. Такое противоречие, что-либо уж на Бога уповать, либо на свои силы… там… к врачам идти. Такой выбор: либо – либо. 

В.Новиков

- Нет, ни в коем случае. Дело в том, что Господь, по моему глубокому убеждению, больше всего действует через людей. А врачи – это тоже люди. И Господь – Он везде, и в каждом из нас, и мы ищем помощи у Господа, и нет ничего зазорного, если мы обращаемся к врачам, с упованием на Господа. 

К.Мацан

- Вот это – очень интересная формула. Я её – запишу. «Надо обращаться к врачам, с упованием на Господа». 

А.Леонтьева

- Да-да-да-да-да! С упованием на Господа. Молитва входит в эффективные какие-то… средства… 

В.Новиков

- Чтобы Господь послал того доктора, который поможет. 

А.Леонтьева

- Я вспомнила историю. У нас… мы воцерковлялись в 90-е, и у нас был такой врач – очень крутой, он реаниматолог был у Рошаля, некий доктор Ежов. Он лечил всю семью, и он очень здорово всё объяснял. И мы очень быстро все стали очень грамотными… так… владели терминологией медицинской…  

У нас очень верующая семья, ребята такие… они от всех болезней, как только что-то начинается, они лечились бисептолом. И мы страшно возмущались. Мы говорили: «Бисептол – это устаревший препарат!» – но они всегда выздоравливали. 

И, в конце концов, я сказала мужу: «Слушай, вот им – помогает бисептол. Пусть он устаревший, пусть он не работает ни на ком, вот на этой семье – он работает. Они примут бисептольчику, помолятся – и всё проходит». Это реально было так! 

В.Новиков

- Вы знаете, наверное, здесь проявляется самое главное действие. А это главное действие – это вера. Если человек верит, что он выздоровеет – он выздоровеет! 

К.Мацан

- Аня, возвращайся в семью! Ну… в смысле… к семье. 

А.Леонтьева

- Я хотела спросить… на третьем ребёнке вы пришли к Православию? Это значит, что вы и младших начали тут же как-то тоже воцерковлять, да? Вот, как это происходило? Это было строго? это было как-то… весело? это было… вот… мы приходим в Церковь такие… неофиты, и как-то вот стараемся сразу погрузить в Истину, которую мы открыли, и наших детей тоже. 

В.Новиков

- Я хочу сказать, что для нас любовь – это то же самое, что свобода. 

А.Леонтьева

- Это тоже запиши, Костя… 

К.Мацан

- Записываю… 

В.Новиков

- Поэтому, мы детей не принуждали. Самая большая ответственность родителей – показывать своим примером.  

Поэтому, если ребёнок… если родители идут куда-то… ну… мы берём с собой. Если мы не можем нигде оставить, мы берём с собой. 

Конечно, мы сталкивались с трудностями поведения с детьми в храме. Мы прекрасно представляем торжественность атмосферы, и детей, которые живут своей жизнью – где-то на нижнем этаже, между ногами. Ну, и здесь нам приходилось придумывать… и… смотря на других родителей, которые тоже приходили с детьми, у нас образовывались… между ногами… 

А.Леонтьева

- Миры, да… 

В.Новиков

- … уголочки… да, миры… да… подстилочки… и дети мирно поводили время, внимая всеми клеточками, как бы… вот… то чудесное пение и славословие, которое в храме проходит… 

А.Леонтьева

- Как Вы красиво говорите… Инна, а вот, скажите… вот эту проблему «дети в храме», когда они мешают… там… кому-то, как-то… раздражают… 

И.Новикова

- Можно, я дополню? Мы воцерковлялись с Владимиром, катехизацию проходили, когда у нас Серафиму, 3-му ребёнку, было 9 месяцев. И поэтому, с одной стороны, конечно, это свобода, а с другой стороны, мы не очень спрашивали наших, ещё маленьких, старших детей. Было 5 лет Юле, и 9 лет – Насте – у нас каждые 4 года рождался ребёнок.  

Мы не очень спрашивали. Мы просто шли в храм и брали их с собой. И вот, в этой атмосфере они росли. И, так как было много деток в семьях, с которыми мы вместе оглашались, то вот мы им, там… коврики положим внизу, и дети знали, что они могут рисовать, они могут даже играть там какими-то маленькими машинками, но должны очень тихо себя вести. Или какие-то маленькие милые мягкие игрушки кто-то… вот, у нас Юля очень любила свою собачку Жучку, и она с ней везде не расставалась, и тоже приходила с ней в храм. 

И иногда мне было очень жаль, что дети не видят вот этой красоты, которая вот там – чуть выше. И, в то же время, через какое-то время я сталкивалась с их вопросами, и я понимала, что они поняли больше, чем я, внимая каждому слову. 

Поэтому, как-то они вот… обучались по-своему. По-своему. 

А.Леонтьева

- Ну, это я помню, как мне ребёнок сказал… какие-то я записывала за ними фразы… ну, типа: «Мам, не бойся, что я упаду с качелей – ангелы же меня починят!»  Или… там… вопросы, типа: «Можно ли будет взять в Рай хомяка?» 

К.Мацан

- И что ты отвечала? 

А.Леонтьева

- Ну… я сначала, знаете… 

К.Мацан

- Про хомяка мне интересно… 

А.Леонтьева

- … когда я была такая… строгая православная, то я говорила детям: «У животных нет души, они в Рай не попадут». Потом моя более мудрая подруга меня встретила, и говорит: «Слушай, ну ты с ума сошла! Как это они в Рай не попадут? А как в Раю – без животных?» И я тут же… вернулась домой, и говорю: «Всё нормально с хомяками, всех берём с собой!» 

К.Мацан

- А вот, православная семья – чем от неправославной отличается для вас? Вот, вы считаете себя, я так понимаю, православной семьёй. Что вы в это выражение лично вкладываете? И где тогда водораздел… не знаю… 

В.Новиков

- Вы знаете, я, наверное, вот в этом… в этот момент… 

К.Мацан

- Или вы этим выражением не пользуете, может быть… 

В.Новиков

- … я хотел бы сказать: «Не суди – не судим будеши»! Потому, что сказать, что мы – очень православная семья… мы знаем примеры… ну… наверное… более вовлечённых людей, которые посвящают свою жизнь служению Господу в большей полноте, чем мы. И мы, в семейных разговорах с Инной, часто думаем: «А всё ли мы делаем, что мы можем сделать?»  

Поэтому, я вот… боюсь сказать, чем отличается православная семья от неправославной…  

К.Мацан

- Вы знаете… но вот… 

В.Новиков

- … потому, что очень широкий вопрос… 

К.Мацан

- … вот, Вы сказали об очень… очень… 

А.Леонтьева

- Это мужской разговор, очевидно… 

К.Мацан

- У Вас вот… слышится логика такого… как бы… сравнения степеней: вот эти – очень православные, а те – не очень.  

Знаете, как я тоже… помню… когда был совсем-совсем юным неофитом, в разговоре со старшим товарищем такую фразу произнёс: «Ну, я надеюсь, что могу себя назвать православным?» Он говорит: «Что значит, можешь назвать? Мне кажется, это то, с чем надо определиться с самого начала! Ты веришь во Христа как в Богочеловека, или нет? Если ты веришь, то ты – православный, всё, вопрос закрыт. Дальше уже… там… жизнь пойдёт, и она может быть разная». 

Вот, в этим смысле, когда я говорю, «что такое православная семья», я не имею в виду… знаете… кто больше времени проводит в храме, и кто строже постится – мне кажется, не этим измеряется православие, нет? 

В.Новиков

- Вы знаете, в этом вопросе всегда для меня важны примеры. Для нас одним из таких примеров является Царская Семья. 

Люди, облечённые полнотой власти, и всеми возможностями, при этом оставались истинно православной семьёй. И когда мы смотрим фотографии – благо, это не просто жизнеописание, а есть фотографии, которые, в общем-то, являются документальным средством, мы видим выражение лиц, мы видим…  одежду, мы видим поведение, до нас дошли даже киносъёмки, хроники, до нас дошли описания людей, которые вживую общались с этими людьми. И для нас жизнь Семьи последнего Императора является примером. 

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА» 

А.Леонтьева

- Сегодня в нашей студии – Инна и Владимир Новиковы. Это – семья врачей. Владимир – кандидат медицинских наук, врач-стоматолог, Инна – врач-остеопат. И беседа принимает, время от времени, такой… научный оборот. Я предлагаю… вот, только что Костя и Владимир подискутировали на Богословские темы, а мне хочется обратиться теперь к женской части – к Инне. 

Инна, Вы перед тем, как включили микрофоны, рассказали какую-то чудесную историю про Петра и Февронию, про Вашу спутницу… Вы могли бы нам её рассказать? 

И.Новикова

- Мы с Владимиром ездили к Петру и Февронии в гости, и с нами был наш друг из Киева – он ездил благодарить Петра и Февронию, потому, что у них третья беременность наступила по молитвам к святым. 

И вот, возвращаясь обратно, когда мы стояли в очереди, там иногда обращались люди: «Кто едет в Москву?» – чтобы можно было добраться. 

К нам подошла такая… несколько странного вида… старушка – именно старушка, и спросила, не едем ли мы в Москву. 

Я вот на неё смотрела, и, к стыду своему, думала: «Сказать, что мы не едем, я не могу, – а она подошла прямо ко мне, – Сказать, что мы едем, значит 5 часов…» – а я очень люблю дорогу с Владимиром, мы обычно много разговариваем – это такое… целая часть нашей жизни. И я говорю: «Да, мы едем… пока не знаем, когда», – это была правда.  

Она к нам подходила раз шесть. Ну, потому, что очередь медленно двигалась. В общем, в итоге стало понятно, что это неизбежно. Мы взяли её с собой. Звали её Елизавета. 

Вы знаете, эта дорога была для меня – незабываемой. Она сидела на заднем сиденье, за Владимиром, и всю дорогу молилась. Она молилась тихонько, она слегка шевелила губами.  

К.Мацан

- Все пять часов? 

И.Новикова

- Все пять часов. Я такого не видела никогда.  

То есть, сначала я слегка оглядывалась, всё ли там у неё в порядке – не жарко ли, не холодно… а потом я просто оглядывалась для того, чтобы понять, что молитва всё ещё продолжается. 

И когда мы приехали к нам, было понятно… я не знаю, где она живёт, и, вообще, живёт ли она где-то, потому, что у неё нет ни навыков пользования душем… «Помогите мне…» – она просила меня открутить воду, то есть, она такие вот простые вещи не знала, да… 

На следующий день мы помогали её добираться до… а ехала она к Сергию Радонежскому, она нам об этом сказала: «Вот, я еду к Сергию Радонежскому». Было это за пару недель до праздника. 

И я её гостинцы готовлю какие-то, пирожки, чтобы это было легко ей, а она так смотрит на меня удивлённо, и говорит: «А зачем Вы это делаете?» Я говорю: «Ну, как… Вы едете в дорогу, неизвестно, когда Вы приедете, что Вы будете кушать…», а она так сказала: «Нет, спасибо, мне не надо».  

То есть, было понятно, что человек настолько с Господом, что Господь даст ей и пирожок – ей мой пирожок не нужен, у неё совершенно… вообще… другая жизнь. И вот, уезжая, она спросила, за кого молиться.  

И я как-то думала о ней потом, потому, что… то, как она разговаривала, то, как она кушала, то, как она… какой взгляд у неё был – я понимала, что у этого человека очень сильная молитва. 

И через две недели, на Сергия Радонежского… вот, 17-го числа – это Царственных мучеников, а 18-го – Сергий Радонежский… мы приехали к нашим родителям – к родителям Владимира – и, на 53 году совместной жизни, венчались в один день его родители, и, на 27 году совместной жизни венчался его брат с супругой в храме Серафима Саровского, и это, конечно, было удивительно.  

А когда в августе мы узнали о том, что мы ждём ребёнка, у меня не было никаких сомнений, никаких – вообще, ни одного! – что это было по молитвам этой женщины удивительной. 

А.Леонтьева

- Слушайте, а у нас тут был… у нес не очень много времени… я хочу самое главное у вас узнать, чтоб польза была, как говорится… был такой герой, который нам сказал, что секрет длительной семейной жизни – он живёт с женой 51 год, у него 10 детей – это 30 раз, где-то, в день признаваться в любви своей жене! 

Вот, у меня такой вопрос к обоим супругам: а у вас есть какие-то секреты семейной жизни? Счастливой семейной жизни. 

В.Новиков

- Секретами делятся те, кто, действительно, проживают… наверное… больше 50 лет, но вот нам о совместной жизни… 

Нам повезло – мои родители ещё живы, и живут вместе, и вот в этом году отметили 61 год совместной жизни. 

А.Леонтьева

- Круто… 

В.Новиков

- Конечно же, вот у кого нужно учиться!  

В прошлом году, когда они праздновали Бриллиантовую свадьбу, конечно, им такие вопросы задавали: «Ну, в чём секрет? В чём – секрет?» И удивителен был сам ответ. 

А.Леонтьева

- Так… 

В.Новиков

- Ответ был такой: «Вы знаете, мы, в общем-то, никогда не говорили друг другу слова… там… «я тебя люблю», и такие… яркие признания в любви – мы всю жизнь друг друга уважаем». «Друг друга уважаем», – и вот в этом для них, для моих родителей, выражается любовь. 

А мама, как физиолог, это объясняет с точки зрения научной, физиологической: что в нашем организме, в живом организме – очень много разных клеточек. И вот, организм может быть здоров тогда, когда эти клеточки друг к другу толерантны – есть такое слово, оно может быть по-другому объяснено как уважение, поддержка. Это, наверное, один из таких… секретов стабильной жизни. 

И.Новикова

- Я хотела бы ещё сказать, что мои родители Венчались в день своего 50-летия… 

В.Новиков

- Совместной жизни… 

И.Новикова

- Да, совместной жизни. 

К.Мацан

- Я где-то слышал – от… по-моему, тоже кого-то из врачей, что вот это вот понятие толерантности – оно иногда означает… как бы… отсутствие иммунитета… там… у клетки, или у чего-то… к чему-то другому. Это когда клетка, или организм, не сопротивляется тому, что к нему… вот… идёт. 

Это… как-то вот… очень, мне кажется, относится к семейной жизни – вот, не сопротивляться друг другу! Как-то… вот… принимать друг друга легко! 

В.Новиков

- Вот… Вы знаете… на самом деле, я… вот, прямо… задели мою струну, и я хотел сказать, что… продолжая размышления и вот наш разговор про Венчание, я хочу сказать, что слова когда говорят, что «муж и жена теперь – одно тело» – они, в общем, не воспринимаются на бытовом уровне: «Ну, ладно, там… сказали, но как это – на самом деле?» 

На самом деле, я замечаю, что в нашей жизни происходят удивительные вещи. Когда… ну… это можно, конечно, предположить, что знание другого человека, или знание привычек, но… когда есть ощущение, что, действительно вот… Инна для меня – это как… продолжение меня, да… И если я принимаю…  ну, у каждого же человека бывают и сложности в жизни, и какие-то желания, которые отличаются от твоих желаний, но если ты говоришь себе: «Это – мои желания», – никаких проблем нет! То есть, нет противопоставления.  

То есть, вот это одно тело – семейное тело, как бы, да – оно именно таким образом проявляется. Даже в песня поётся, что… там… горести и радости – на двоих, но именно, если – когда они общие. То есть, ты принимаешь проблемы и радости другого человека, как свои – вот тогда всё складывается хорошо. 

А.Леонтьева

- Вы знаете, дорогие Инна и Владимир, я сегодня… считаю, что наша беседа… мы с Костей получили такое естественно-медицинское подтверждение реальности… 

К.Мацан

- … того, что любовь – есть. 

А.Леонтьева

- … реальности Таинства Венчания, да… того, что любовь есть.  

В.Новиков

- Я, кстати, хотел сказать, что… вообще… очень рад оказаться на радио «Вера». И «вера» – это такое ёмкое слово. По вере, на самом деле, очень много в жизни совершается.  

И по поводу таинств хочу сказать свой личное убеждение, что в Церкви, в Православной Церкви, есть Таинства. Мы не задумываемся об этом слове, почему они – Таинства? 

И для себя я недавно открыл… вот… нашёл ответ на этот вопрос. Что Таинства – они потому Таинства… не потому, что эти Таинства скрыты от зрителей, а потому, что действие их – таинственно, что преображение наступает – внутри. 

То есть, Крещение – это Таинство, Венчание – Таинство, и что происходит – мы не знаем, но то, что это происходит – это происходит по вере. 

А.Леонтьева

- Спасибо вам огромное!  

Сегодня мы говорили с врачами о молитве – такой, совершенно необычный, формат нашей семейной передачи. Спасибо, с вами было очень интересно и… как-то светло поговорить! 

К.Мацан

- Владимир и Инна Новиковы, врачи. Владимир, практикующий врач-стоматолог и кандидат медицинских наук, и Инна, остеопат, сегодня провели с нами этот светлый вечер. Спасибо, ещё раз, огромное! 

В студии также была моя коллега Анна Леонтьева, и я, Константин Мацан.  

До свидания! 

А.Леонтьева

- До свидания! 

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Часть речи
Часть речи
Чем отличается кадило от паникадила, а насельник от местоблюстителя? Множество интересных слов церковного происхождения находят объяснение в программе «Часть речи».
Прогулки по Москве
Прогулки по Москве
Программа «Прогулки по Москве» реализуется при поддержке Комитета общественных связей города Москвы. Каждая программа – это новый маршрут, открывающий перед жителями столицы и ее гостями определенный уголок Москвы через рассказ о ее достопримечательностях и людях, событиях и традициях, связанных с выбранным для рассказа местом.
ВЕРА и ДЕЛО
ВЕРА и ДЕЛО
«Вера и дело» - это цикл бесед в рамках «Светлого вечера». В рамках этого цикла мы общаемся с предпринимателями, с людьми, имеющими отношение к бизнесу и благотворительности. Мы говорим о том, что принято называть социально-экономическими отношениями, но не с точки зрения денег, цифр и показателей, а с точки зрения самих отношений людей.
Притчи
Притчи
Притчи - небольшие рассказы, наполненные глубоким духовным смыслом, побуждают человека к размышлению о жизни. Они несут доброту и любовь, помогают становиться милосерднее и внимательнее к себе и к окружающим.

Также рекомендуем