Москва - 100,9 FM

«Вербное воскресенье. Страстная Седмица. Великий четверг. Великая пятница. Великая суббота». Священник Стахий Колотвин

* Поделиться

У нас в студии были настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митино священник Стахий Колотвин.

Мы говорили о ближайшем воскресении, в которое празднуется Вход Господень в Иерусалим, а также о значении и смыслах богослужений Страстной Седмицы.

Ведущая: Марина Борисова


М. Борисова

— Добрый вечер, дорогие друзья, с вами Марина Борисова, в эфире наша еженедельная субботняя программа «Седмица», в которой мы говорим о смысле и особенностях богослужений наступающего воскресенья и предстоящей недели, и сегодня со мной в студии настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митине священник Стахий Колотвин.

о. Стахий

— Добрый вечер.

М. Борисова

— И с его помощью мы постараемся разобраться, что ждет нас в Церкви завтра, в Вербное воскресенье и на наступающей Страстной седмице. Вот подошли мы к завершению Великого поста и по традиции мы делаем основной акцент на разборе евангельских и апостольских чтений за воскресной литургией, но мне кажется, что наступающая Страстная седмица настолько насыщена будет евангельскими чтениями, что у нас просто не хватит размера нашей передачи, чтобы поговорить об всех этих смыслах подробно, да, в общем, наверное, в этом и нет особого смысла, поскольку об этом будут говорить долго, подробно на всех проповедях в течение всей недели, и я думаю, что те, кто выдержал марафон Великого поста и внутренне подготовился к тому, что нужно еще вступить в эту последнюю фазу, я думаю, что они смогут почерпнуть толкования евангельских чтений этой недели во многих источниках.

о. Стахий

— Действительно, тем более Великий пост, он нам дан для того, чтобы мы из него вышли уже обновленными, с новыми духовными силами, а учитывая, что предстоящая седмица к Великому посту никакого отношения не имеет, время покаяния и осмысления своей жизни закончилось, и мы можем наконец-то сосредоточиться не на себе любимых и не на своих собственных грехах, а мы можем сосредоточиться все-таки на сострадании Христу, то вот уже если путь пройден поста, хоть какая-то польза есть, то она будет на Страстной седмице проявляться, в том числе, и понимании и сопереживании Евангелию, тем более Страстные Евангелия, они растопят сердце даже самого бездушного человека.

М. Борисова

— Ну вот Вербное воскресение, казалось бы, Лазарева суббота — еще не пост, Вербное воскресение — еще не Страстная, вот эти два дня, они как-то удивительно перекликаются, у них даже тропарь один, хотя он вроде бы описывает события Лазаревой субботы, но он, поскольку речь идет в нем о том, что приветствуют входящего в Иерусалим Спасителя, даже перекличка такая в содержании тропаря праздничного: «Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси Лазаря, Христе Боже. Темже и мы, яко отроцы победы знамения носяще, Тебе Победителю смерти вопием: осанна в вышних, благословен Грядый во имя Господне». То есть вот этот общий гимн объединяет вот эти два как бы отдельных праздника.

о. Стахий

— В принципе, у нас любая суббота — это седьмой день недели, это день покоя Божественного, покоя перед величайшим свершением, перед днем будущего века — воскресным днем, каждое воскресение на протяжении всего года, церковного года, да и просто года нашей жизни, оно посвящено Пасхе, малая Пасха, кроме того, мы можем пойти по другой линии: каждый двунадесятый праздник, величайшие праздники Богородичные, Господские, они тоже имеют смысл ровно потому, что они ведут или подводят итог воскресению Христову, ну, те хронологические события, которые уже после: Вознесение, Сошествие Святаго Духа на апостолов — это реализация этого воскресения уже в окружающем мире, все, что до этого, начиная с Рождества Богородицы, Благовещения, собственно, само Рождество Христово — это путь к Пасхе, и мы видим, как Вход Господень в Иерусалим, Вербное воскресение вот эти два пути к Пасхе: путь по воскресным дням и путь по двунадесятым праздникам, они сходятся вот в этой одной точке, где уже нужен заключительный финальный рывок через вот этот крест, который Господь говорит: «Возьми свой крест и за мной гряди через Голгофу Страстной седмицы к Пасхе и Воскресению Христову». И поэтому здесь, когда мы вместе с Господом входим в Иерусалим, мы входим с большим торжеством, с радостью, но понимая, что все испытания еще впереди, и когда у нас уже за спиной Великий пост, вот вчера пятница, последний день Великого поста у нас был, на всякий случай напомню, что пищевые-то ограничения, они все такие же, а на Страстной седмице даже принято как-то и построже попоститься, но речь не о говении, не об ограничении в пище, а вот уже о некотором пути покаяния, который нам Великий пост предлагает, что уже в момент Входа Господня в Иерусалим мы уже участники, мы сопричастники, мы уже избранные ученики, которые с Господом идут на Тайную Вечерю, идут в Гефсиманский сад, за которых Господь молится, говорит: не за всех молюсь, вот за них молюсь особо, вот тот человек, который не пришел просто на Пасху куличи освятить или даже на пасхальную службу, а который прошел этот путь поста, он уже в этой избранной кагорте. Однако рано почивать на лаврах, наша задача укрепиться этим праздником, чтобы потом достойно сопереживать Христу и достойно все эти искушения, испытания, которые не только до Пасхи, но и после Пасхи, и до конца нашей жизни будут нас сопровождать, все равно проходить и от Господа не отступать. То, что Вход Господень в Иерусалим имеет общий тропарь и такой, можно сказать, общий цикл богослужения с Лазаревой субботой — тоже это абсолютно неслучайно, как мы помним, и в Евангелии смыслы этих событий теснейшим образом связаны, не было бы такого Входа Господня в Иерусалим, просто не было бы такой иудейской реакции, если бы Господь Лазаря не воскресил, причем не воскресил настолько явно, не как Он дщерь Иаира восставлял, сказал: «Девица просто спит», а то, что Господь просто взял и разлагающегося мертвеца, в котором уже вот душа покинула его, и он начинает возвращаться в тот круговорот элементов таблицы Менделеева, из которой было сотворено наше тело и вот это тление, этот запах, эта ужасная пещера, каждый, кто спускался в эту пещеру Лазаря, гробницу, ты спускаешься в какое-то святое место — тебе там хорошо, в Гробе Господнем тебе уютно, ты на коленочках в кувуклию заходишь, у тебя душа поет, ты опускаешься в гробницу Лазаря и понимаешь, как же там ужасно, чудо — выход из этой гробницы, а не пребывание там, если гробница Христа — источник Воскресения, гробница Лазаря — это наоборот юдоль скорби, юдоль тления, юдоль, которую нужно преодолеть на пути к воскресению Христа. Мы каждый раз на каждой воскресной службе просим, чтобы Господь нас совоскресил вместе с Ним, и вот мы вслед за Лазарем тоже так из гроба выходим, и наша задача потом с Господом вот это торжество пройти, мы идем, несем на себе крест, не крестик какой-то в смысле нательный, главное — крест каких-то своих испытаний, понимая, что вот это радость, действительно, мы приобщились Святых Христовых Тайн, и эта радость должна нас всю неделю укреплять, но это не значит, что эта радость будет, что Господь все устроит вокруг идеальным образом и никакого повода для скорби не будет — нет, скорби будут, но мы вот этой радостью совоскресения Христу уже вооружились.

М. Борисова

— Но первые три дня Страстной седмицы тоже как бы, условно говоря, объединены в единый цикл, у них тоже единый тропарь, который распространяется на все богослужения всех этих трех дней: «Се Жених грядет в полунощи, и блажен раб, его же обрящет бдяща», в эти дни прочитывается по традиции вся Псалтирь и все Евангелие и все три дня совершается литургия Преждеосвященных Даров и кроме Евангелия на богослужении читаются отрывки из Ветхого Завета — паремии, где главное место занимает начало книги Иова, в эти дни евангельские тексты, которые читаются за богослужением, напоминают нам притчи, их много на эти три дня: это и притча и бесплодной смоковнице, и о двух сыновьях хозяина виноградника, и о злых виноградарях, и о мудрых и неразумных девах, притча о талантах, об отделении овец от козлищ, и про женщину с алавастровым сосудом мира, вот эти все причти прочитываются за богослужением в эти дни и все это вместе, как один непрекращающийся богослужебный цикл, который подводит нас к основным событиям так называемого Страстного цикла, который относится непосредственно уже к страданиям и крестной смерти Спасителя.

о. Стахий

— Тут даже ничего Церкви не пришлось изобретать, осмыслять, потому что Евангелие, оно правда неравномерно, вот мы знаем, что жизнь Христа до крещения, мы знаем совсем младенческие события, ну, отрок Христос в храме и все, потом Господь выходит на проповедь, и мы видим Его проповедь на протяжении трех лет, но все равно мы видим притчи и можно посмотреть те притчи, которые записаны в Евангелии, половина из них — это те притчи, которые Господь говорил на протяжении трех лет, понятно, Он, может, говорил и больше, но то, что Духом Святым Господь посчитал нужным сохранить, чтобы мы постоянно могли на них свою жизнь ориентировать. И вторая половина, мы тут не по количеству знаков берем или по количеству притч, но все равно почти равновесная часть — это то, что Господь сказал буквально за эти три дня, когда Он вошел в Иерусалим, почему Господь так делал, это не только какой-то Его сверхъестественный замысел, это, опять же, снисхождение к немощи, потому что никогда Его не слушали так внимательно, как после того, как Он воскресил Лазаря. Да, Господь взял и умножил хлеба, к Нему прислушались, взял и исцелил хромого, изгнал бесов, к Нему прислушались, но когда произошло вот это величайшее чудо воскрешения Лазаря — Его слушали внимательно, когда Его уже встретили все торжественно, то уже Его меньше отвлекали фарисеи и саддукеи, а даже если они и отвлекали, то все равно их вопросы приводили лишь к большему прославлению евангельского благовестия, поэтому то, что люди смогли, современники Христа за такой короткий период все эти причти воспринять, показывает и нам, причем люди не только забрасывали все свои дела, как раз в Галилее Господь, к Нему стекались различные толпы, здесь были люди, которые пришли сюда из далеких краев к празднику Пасхи, тоже большая была аудитория, а были люди, которые жили просто повседневной жизнью, слушали, значит, и мы, даже если у нас не получается выбраться вечером на литургию Преждеосвященных Даров по окончании рабочего дня или успеть до работы, если в храме утром эта литургия совершается, в любом случае мы не должны переживать из-за этого, но, по крайней мере, открыть и просто вот и так христианину хорошо читать каждый день Евангелие, но вот если Страстная седмица, правда, мы немножко думаем не о себе, а о Христе, то вот эти все притчи мы вполне можем успеть, прочесть, осмыслить, каждый день по чуть-чуть.

М. Борисова

— Ну и, насколько я знаю по практике московских храмов, очень во многих храмах именно в эти дни выделяется отдельное время для того, чтобы люди могли поисповедаться перед большими вот этими службами завершения Страстной седмицы.

о. Стахий

— Да, безусловно, если вы уже упустили Великий пост, конечно, лучше исповедоваться до Страстной седмицы, то есть уже пятница накануне Лазаревой субботы — это последний день, да и то уже вечерня — служба относится тоже к Лазаревой субботе, то есть тоже к Великому посту не относится, это, кстати, интересное символизирует, что это другой том постной Триоди, то есть другая богослужебная книга начинается, тоже неравномерно такой толстый том постной Триоди, который нас весь Великий пост сопровождал и тоненький, который охватывает Вход Господень в Иерусалим с Лазаревой субботой и Страстную седмицу, конечно, лучше вот на этой неделе уже поисповедоваться перед Пасхой и в следующий раз исповедоваться уже после Светлой седмицы, а причащаться все, безусловно, те дни, то есть и Великий Четверг, и Великую Субботу и, конечно, Пасху Господню, и каждый день Светлой седмицы, когда получается выбраться в храм, естественно, уже не опираясь на то, что ищешь возможности как-то еще свои грехи перечислить, потому что там время плакать и время радоваться, время собирать камни и время их разбрасывать, и вот точно также, если ты не смог хорошо покаяться, поисповедоваться в то время, когда Церковь призывает, во время Великого поста, то у тебя это не получится ни в Страстную седмицу, ни в Светлую, которые абсолютно не предназначены для принесения покаяния, а уже предназначены для того, чтобы закреплять в общении с Богом уже плоды, которые ты в таинстве исповеди получил, Дары Святаго Духа для исправления своей жизни, если же все-таки правда, вы время упустили, на прошлой неделе не исповедовались, то тоже, конечно, в эти первые три дня исповедуйтесь, чтобы уже когда поется «Вечери Твоея тайныя днесь», чтобы никто не говорил: «Ой, батюшка, тут „Вечеря тайныя“ поется, а у меня тут еще вот грехи, я вчера на кого-то чихнул, отвлекитесь, пожалуйста, ну, „Вечеря тайныя“, ну, Господь идет на страдания, но вот „да молчит всякая плоть человеча, Господь во аде пребывает плотью“ — нет-нет, мне не до этого, мне надо какие-то свои грехи перечислить, чтобы мне как-то комфортнее там было на Пасху себя ощущать» — нет, уже о своих грехах мы думали до этого, теперь мы думаем о Христе только.

М. Борисова

— Мне кажется, что для многих это не совсем понятно, потому что все-таки наша традиция складывалась таким образом, что у нас исповедь и причастие соединены, по крайней мере, в традиционном сознании.

о. Стахий

— Безусловно, именно поэтому мы для того, чтобы достойно причащаться на Страстную седмицу и на Светлой седмице должны перед этим обязательно тщательно поисповедоваться на предшествующей неделе.

М. Борисова

— Напоминаю нашим радиослушателям, сегодня, как всегда по субботам, в эфире радио «Вера» программа «Седмица», с вами Марина Борисова и настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митине священник Стахий Колотвин, и мы говорим о смысле и особенностях богослужений наступающего Вербного воскресения и предстоящей Страстной седмицы. Ну вот прошли первые три дня, худо-бедно как-то мы собрались с мыслями с помощью церковных служб и евангельских чтений, и вот наступает Великий Четверг, то есть мы подошли к самому главному — к установлению Таинства Евхаристии. Вообще, что это такое, нам говорят каждый воскресный день на проповеди в любом храме и все равно полностью осознать, что же произошло в этот четверг, не знаю, может быть, даже и не каждому дано, что значит установление Таинства Евхаристии, что это за слом церковного сознания? Ведь существовала Ветхозаветная Церковь, существовали Таинства, и апостолы в этом выросли, и их сознание сформировалось в этих категориях, и вот происходит революция, в чем?

о. Стахий

— Ветхозаветный человек должен был Бога умилостивить, Он должен был себя как-то выкупить, ты совершил что-то, что-то совершил доброе — иди Господа благодари, ты берешь там, приносишь жертву, но как раз из-за несовершенства твоих поступков, пусть и сделанных ради Господа: ты взял и похоронил усопшего — ты осквернился его смертью, ты прежде чем к каким-то делам перейти жизни, ты должен принести жертву, ты просто родился: «во гресех роди мя мати моя», царь псалмопевец Давид распевает, и мы вместе с ним, и надо прийти и выкупиться. Мы вспоминаем праздник Сретения, по сути, вот Христос тоже соблюдал вот эти все правила, а тут наступает такой момент, когда жертву Богу приносит сам Бог, Господь наш Иисус Христос, Он говорит: все равно что вы ни принесете Богу, все это будет недостаточно, как вот мы неделю назад вспоминали, что Бог при заключении завета с Авраамом клялся самим собой, так и здесь вот эта реализация вот этой клятвы самим собой уже при заключении не Ветхого, а Нового Завета, происходит то, что Бог сам себя в жертву будет приносить, но еще до этого Господь показывает: это не скорбь, это радость, эта скорбь положена в основу радости, потому что еще Господь не на кресте, ну а поскольку Он выше времени, его наш тварный ход времени никак не ограничивает, и Он в силах уже на Тайной Вечере дать своим ученикам Свое Тело и Кровь, которые еше в нашей хронологической линии не пролиты, еще не преломлены, еще на крест не вознесены. Господь и дает, и говорит: «Я уже все за вас сделал». Когда мы на литургии возносим Дары, говорим: «Твоя от Твоих, Тебе приносяще, о всех и за вся», говорим: Ты, Господи, Ты все сам сделал, и нам остается только благодарить, мы Тебя просто благодарим, что Ты нас спас. Вот во время Великого поста, когда мы служили большую часть воскресных дней вплоть до Входа Господня в Иерусалим, когда мы ради праздника уже не особо долго молимся, а побыстрее совершаем короткую литургию Иоанна Златоуста, мы литургию Василия Великого в анафоре, тоже если в вашем храме ее не читают слух, то в домашних условиях посидите, посмотрите вот этот чудесный текст, то увидите, там постоянно благодарили: «Ты, Господи, нас сотворил, мы Тебя благодарим. Ты взял, мы впали во грех, Ты посылал нам пророков, готовил Свое пришествие, потом Сам пришел, не кого-то другого прислал, а Сам пришел нас воскресил, все для нас сделал». И наша жертва, она, получается, только жертва благодарности, как ребенок не в силу взять и своим родителям, будучи ребенком, мы не говорим о каком-то уже когда 30, 50 лет пройдет и уже взрослый человек о пожилых родителях заботится, а вот маленький ребеночек, он не может ничего дать такого родителю, что бы у родителей не было, даже если ребенок взял и прибрал за собой игрушки в комнате, родителям приятно, но если бы у родителей этого ребенка не было, они наняли бы на сэкономленные деньги клининговую компанию, которая куда более идеально бы убрала, но для родителей важна благодарность, что ребенок с благодарностью воспринимает заботу о нем. И вот мы тоже устанавливаем со Христом такие отношения, не как с недоступным Богом, с которым только через этот дым возносящийся, как мы помним, начиная с Каина и Авеля, врата рая закрыты и только вот эти принесенные плоды, либо сельскохозяйственные выращенные, либо наоборот, уже какого-то животного происхождения, что как-то вот дым возносится к Господу в далекие недоступные небеса, что вместо этого уже сидит Христос между нами, даже не сидит, а возлежит, вот у нас настоящий праздник, потому что Господь уже с нами, Он вместе с нами вот эту приносит жертву не чтобы с нами соединиться уже как-то через далекие сигналы, как вот шли иудеи из Египта и видели столп огненный, столп облачный в зависимости от времени суток, а чтобы соединиться с нами всецело, чтобы мы стали одним единым с Ним, не ограничивая своей свободы, поэтому мы просто говорим: Господи, благодарим Тебя за то, что, как апостол Павел говорит: «Живу не я, но живет во мне Христос», я грешный, несовершенный человек, который даже если на каждый грех будет быка приносить, то просто все коровки быстренько истребятся на земле и не останется, нечего будет дальше приносить, но я, Господи, спасибо, что не имею необходимости за каждый свой грех приносить какую-то жертву, Ты уже Своей Кровью мои грехи омыл, я Тебя просто благодарю, что Ты меня такого, Тобой искупленного, терпишь рядом с собой и не просто терпишь, а принимаешь и становишься мне ближе любого родственника, потому что ты становишься со мной одной крови после того, как я ее вкушу.

М. Борисова

— В этот день совершаются еще два уникальных чина: чин омовения ног, который в Синодальный период Русской Православной Церкви как-то подзабылся и был уже не так давно нашими патриархами восстановлен, и в частности Патриарх Кирилл совершает этот чин в кафедральном соборе в Великий Четверг, он и в католической Церкви тоже совершается, то есть это такой удивительный трогательный чин омовения ног в память о том, как Спаситель омыл ноги своих учеников перед Тайной Вечерей. И раз в два года совершается тоже такой уникальный чин — это освящение мира, почему именно в Великий Четверг?

о. Стахий

— У нас многие наши традиции коренятся в глубокой истории и истории Иерусалимской Церкви. У нас есть памятник 4-го века: женщина, паломница из Западной Европы поехала к различным святыням и прежде всего Святой Земли и записала, и благодаря этому мы видим, как они складывались, мы видим, как некоторые традиции остались локальными в Иерусалимской Церкви и не распространилось на весь мир, а некоторые стали употребляться повсеместно, причем где-то повсеместно вообще в каждом храме употребляться, а некоторые стали употребляться только на Патриаршем богослужении, как Патриарх Иерусалимский их совершал, так их совершают именно только патриархи других Поместных Церквей, именно поэтому в Синодальную эпоху омовение ног и подзабылось, потому что не было патриарха, который по идее должен этот чин возглавлять. Вот нас уже не удивляет, что в древности чин освящения воды на Крещение совершал только Иерусалимский патриарх, шел на Иордан и совершал, и даже мы не ждем, что только Патриарх Кирилл совершит освящение воды, а в каждом храме батюшка воду освящает. Чин, например, благословения огня, который в Великую Субботу совершается, его совершает только Иерусалимский патриарх до сих пор, он как-то не прижился, хотя по идее было бы красиво, если бы каждый патриарх благословлял в своей Поместной Церкви, как и водичку, раз каждый священник может на приходе и воду благословить, освятить на Крещение, почему нам надо ждать какого-то там самолета из далекой земли, вот было бы хорошо, как на Крещение воду, точно также накануне Пасхи и огонь благословлять, потому что вот символы Крещения как раз огнем и водой, они друг друга бы как раз очень хорошо дополняли. С чином омовения ног еще очень интересно посмотреть, как тоже практика менялась, потому что сейчас, когда омывают ноги, то как раз сидит тот, кому омывают, а тот, кто ходит, идет и преклоняется, а недавно я вот тоже смотрел фотографии древних мозаик и тоже уже не помню, из какого древнего храма эта мозаика, несколько было подборок, и видишь, что наоборот, Христос сидит и к Нему подходят апостолы и свои ножки Ему подают. Точно также это надо понимать, что Господь, Он готов, несмотря на то, что Он Творец неба и земли, на то, что Он управляет Вселенной, Он готов нам свое милосердие, свою заботу, то есть Он, Творец мира, готов нам послужить, но Он не будет бегать за нами и нас за ножку хватать, нет, Он ждет наоборот: ты ко Мне приходи, ты если Мне дашь, неважно, нога грязная, я тебе ногу омою, душа у тебя грязная, я тебе душу омою, Господь это готов сделать, но все-таки мне кажется, что вот эта идея, которая выражена на древних фресках, что все-таки Господь сидит и ждет, что к Нему действительно кто-то придет, и что тогда Он ноги омывает, она очень важна, мне кажется, было бы красиво, чтобы этот чин тоже, может, и за пределы Патриаршей службы распространился, может, тоже будет когда-то и на межсоборном присутствии поднята эта тема, потому что было бы это правильно, чтобы и настоятель своим клирикам омывал ноги на приходе, тем более мы знаем, далеко не везде существует гармоничные отношения, хоть где-то как-то по-евангельски можно было бы поступить, что тоже этот чин и в семье как-то, может, воспроизводить, понятное дело, что отец или дедушка каким-то младшим поколениям ножки омыл. Другое дело, что можно это все оставить, как внешнее, что внешне мы смиряемся, а важно, чтобы все-таки внутренне, поэтому даже если не получается никому ноги омыть даже если за множеством служб на Страстной седмице не получается никому послужить, думаешь: сейчас вот Пасха пройдет, я ее отпраздную, кому я пойду помогу, о ком я пойду, позабочусь? Вот Христос позаботился обо мне, надо и мне тоже Ему подражать и тоже о ком-то дополнительно, о ком я не должен заботиться, а наоборот, от кого, может, я должен благодарность и заботу получать, чтобы тоже ему послужить.

М. Борисова

— Почему именно с Великого Четверга до Фоминого воскресенья не читается Псалтирь и отменяются земные поклоны, почему это важно? Вообще почему важно помнить, что есть в богослужебной практике дни, когда земных поклонов нет, и сейчас об этом почти никто не помнит, потому что люди совершают земные поклоны и по воскресеньям и, собственно, во время Евхаристического канона, что, наверное, благочестиво, но по содержанию, по смыслу противоположно.

о. Стахий

— Действительно, в восточной традиции, например, за исключением вечерни накануне Дня Святого Духа, который обычно совершается в нашей русской практике в связке с литургией просто в день Живоначальной Троицы, Сошествия Святаго Духа на апостолов нет молитв, когда молишься, стоя на коленях, есть еще во время освящения храма, но в такой регулярной практике нет, а вот земные поклоны, в отличии от коленопреклоненной молитвы — это норма христианского богослужения, но тоже норма христианского богослужения покаянного характера, она не норма богослужения торжественного, потому что уже торжественное богослужение, как вот на колени становится человек, который понимает: да, я не заслуживаю прощения, я могу лишь молить о пощаде, я не заслуживаю, чтобы меня пощадили, но я надеюсь на милосердие, это символизирует земной поклон. Поясной поклон, он символизирует, вот как встречаются люди, друзья, и они, дамы реверанс делают, мужчины делают изящный поклон, это никак не ставит одного выше, другого, ниже, нет, это люди друг друга даже приветствуют некоторым поклоном, чтобы показывать, что они друг друга любят, заботятся и просто они с уважением друг к другу относятся. И точно также не то, что мы были такими грешниками и поэтому земные поклоны били в течение Великого поста, а тут стали праведниками, это зависит не от нас, мы перестаем делать земные поклоны, наоборот, их совершаем по ходу Великого поста как раз потому, что мы говорим: «да, Господи, я не достоин, но Ты меня делаешь достойным», в принципе, у нас сбито это немножко, нам кажется, я могу себя сделать достойным, я вот если прочитал какие-то молитвенные последования к причастию, значит, у меня есть право прийти и причаститься — нет, это безумие, Господь нас может тоже сделать достойными, мы можем лишь немножко подготовиться, а достойными делает Христос. И вот здесь уже Господь, можно сказать, говорит: «а теперь праздник, Я вас всех делаю достойными, и постившихся, и не постившихся», как Иоанн Златоуст то, что его «Слово на Пасху» мы будем читать, тоже говорит: да, все приступите к этой радости и уже все, поздно бить земные поклоны. Воскресенье, как малая Пасха, тоже не место для земного поклона, тем не менее есть некоторая логика и в той традиции, более поздней, потому что традиция — это не мертвая вещь, а традиция развивающаяся, что даже, несмотря на воскресный день, кладется земной поклон перед Святыми Дарами, перед схождением Святого Духа, когда поются песнопения, анафоры Евхаристического канона и в момент изнесения Чаши, потому что здесь мы, можно сказать, делаем такой шаг назад и вспоминаем наоборот и вот это страдание Христа, искупление нашего греха, чтобы потом восстать и уже дальше земных поклонов не делая, приступить к вот этой радости со Спасителем.

М. Борисова

— В эфире радио «Вера» программа «Седмица», с вами Марина Борисова и настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митине священник Стахий Колотвин. Мы ненадолго прервемся и вернемся к вам буквально через минуту, не переключайтесь.

М. Борисова

— Еще раз здравствуйте, дорогие друзья, продолжаем программу «Седмица», с вами Марина Борисова и настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митине священник Стахий Колотвин. И, как всегда по субботам, мы говорим о смысле и особенностях богослужений наступающего воскресенья и предстоящей недели. Вот мы подошли к самому трагическому дню Страстной седмицы — это, собственно, кульминация, это Страсти Христовы и как обычно у нас по традиции службы, посвященные этому событию, начинаются вечером в четверг, начинаются со службы 12-ти Евангелий, служба, о которой многие знают и традиционно помнят о том, что свечки, которые они держат во время чтения 12-ти Евангелий, нужно от них зажечь фонарик и этот фонарик принести домой, такая благочестивая традиция, сложившаяся еще пару веков назад, но помимо этого, мне кажется, очень важно еще обратить внимание на то, какие службы служатся непосредственно в пятницу, потому что пятница очень насыщена богослужебно, к сожалению, далеко не все мы в состоянии все эти службы посетить, но хотя бы вспомнить про них, мне кажется, это важно, потому что начинается все с Великих или «царских» часов, собственно, царскими они у нас только в России называются, потому что вместо византийских императоров, благодаря которым это чинопоследование было сложено, у нас были цари московские, которые вполне ходили тоже на все эти чтения этих часов, они отличаются от ежедневных часов тем, что, во-первых, они все вместе читаются, все четыре, и там несколько меняется строй, там некоторые псалмы заменяются, там читаются паремии, то есть это такая очень насыщенная смыслами получается, но состоящие из практически одного чтения службы. Потом, у нас в пятницу совершается служба Выноса Плащаницы, как правило, у нас это происходит в середине дня. И потом удивительное тоже такое богослужение вечернее, которое, к сожалению, многие просто уже не в силах посетить, потому что очень много в эти дни совершается богослужений — это утреня Великой Субботы с чином Погребения Плащаницы, то есть это, по сути, отпевание Христа. Вот обо всех этих службах хотя бы понемногу хочется поговорить.

о. Стахий

— Конечно, до революции это дни для служащих, понятное дело, коровку все равно надо подоить крестьянину, она не сможет без этого обойтись, но вот были выходными и, например, в Греции, где не было революционных событий, где как-то ритм жизни идет тот же самый, это выходные дни, как и опять же, выходные дни это в ряде стран традиционной католических, протестантских в Европе и Латинской Америке, то есть уже не четверг, не пятница и вплоть по Светлый понедельник нет работы. Тем не менее я рад тому обстоятельству, что у нас эти дни выходными государство не делает, потому что увы, как мы помним, что крепостное право, его апогей, который достиг при Екатерине Великой, что когда уже крестьянин, при Петре Первом он должен был всю жизнь на помещика работать, а помещик должен был всю жизнь без пенсии служить от рождения и до последнего издыхания на госслужбе, на военной или на гражданской, а Екатерина сказала: «нет, дворяне могут ничего не делать». И действительно, появились поэты, музыканты, писатели, но это были единицы, а в основном появилось множество людей, которые просто прожигали жизнь, ничего не делали, и такой общий упадок страны. Вот точно также и с этими днями, которые как бы хорошо, если бы были выходными, думает воцерковленный человек, а вот представьте, что вокруг как раз гуляния, дискотеки, все разъехались, на курорты слетали: вот длинные выходные очередные, и совсем было бы полное несоответствие, поэтому, в принципе, и хорошо, что этих госвыходных нет. Тем не менее я советую подумать, если совсем как-то только не препятствуют какие-то сопутствующие события — взять, например, выходной за свой счет или в счет отпуска, или в счет зарплаты. Например, на Великий Четверг, потому что Великий Четверг — это день, когда утром еще, собственно, богослужение Великого Четверга, а Страстные Евангелия — это уже служба Великой Пятницы, по идее она должна по уставу совершаться в пятницу утром, ну или по-хорошему вообще в ночи, потому что как раз события, что Господа в Гефсиманском саду берут под стражу — это ночью все, мы видим, что уже петух возглашает, то есть рассвет начинается, тогда апостол Петр предает Спасителя, в основном, до этого ночью действие идет. Но вот в нашей богослужебной традиции та литургия, которая на вечерне должна, вечером служиться, совершается утром, в Великий Четверг, потому что Тайная Вечеря, она так и называется, вечеря — это же ужин, который вечером совершается, а Страстные Евангелия читаются как раз вечером, хотя по идее должны утром начинаться читаться. Но зато это дает возможность, что если ты берешь отпуск за свой счет, выходной или договариваешься, или меняешься сменами с коллегами, то есть специально прилагаешь некоторые усилия и попадаешь в этот день, то ты удивительным образом можешь успеть к двум важнейшим службам сразу из двух разных богослужебных дней, они разные, разного содержания, их посетить совершенно спокойно, даже если это не получается, я, на самом деле, восхищаюсь теми нашими прихожанами, мы служим очень раннюю службу в четверг утром и служим очень поздно вечером, то есть где-то в среднем на час раньше, чем в окружающих храмах, на час позже, чем в окружающих храмах и что я, когда вижу человека, который и утром был, и вечером, и знаю, что он целый день работал, трудился, я думаю, что я, конечно, не то, что человеку сочувствую, наоборот, за него радость, я знаю, что Господь в долгу не останется, что этот человек преодолел, он захотел быть со Христом, и он действительно с Ним. И вот здесь, конечно, мы про Тайную Вечерю говорили и идем к Страданиям Христа, и даже если не получилось выбраться на службу, ну просто даже после работы приходишь или попал на конец только службы, или совсем сил нет, вот постарайтесь тогда в пятницу эти Страстные Евангелия прочесть, это в принципе в интернете всю подборку можно найти, даже без толкований, просто вот так, потихонечку, подряд, даже отвлекаясь если на какие-то дела, взял, прочитал, каким-то делам посвятил, вернулся. Вот эти слова о страдании Христа, это не притчи, у которых символический смысл, это правда Бог, вот Ему больно, Ему очень обидно, Господь имеет человеческую природу, гипостазированную в своей личности, и эта человеческая природа страдает и телесно, и душевно, и мы все время думаем: «ой, Господь на небесах в силах, Он дал нам какие-то заповеди, а мы тут такие бедные, несчастные, слабые, как это все переносим», но мы-то переносим, мы по своим грехам страдаем, а Господь не имеет никакого греха, Он нас так любит, говорит: «Да, Я понимаю, вы страдаете за грехи, хорошо, Я возьму ваши грехи, и Я за них вот сейчас пойду и пострадаю, чтобы вы не страдали», как у ребенка почки отказывают, и мама берет: вырезайте мне почку, пусть лучше мой ребенок будет с ней жить, а я как-нибудь буду с такой инвалидностью дальше существовать, кровь переливать и так далее. Или дзот солдат на войне закрывает своей грудью. Вот и Господь в этой духовной битве, Он делает все для того, чтобы мы жили дальше и спасались, но наша задача, наш вывод: уже если Господь ради нас такую жертву приносит, а надо помнить об этой жертве, что уже ценить данное нам, если тебе мама дала свою почку, и ты живешь, а твоя мама из-за этого, может, и раньше скончалась, ты должен прожить так, чтобы твоя мама была тобой довольна, если за тебя сослуживец пошел и лег под танк, а ты выжил, ты должен жить так, чтобы трудиться за двоих, если за тебя умер Сам Христос — ты должен быть так, что даже люди, которые не чувствуют Христа рядом с собой — ты рядом с ними прошел, окружил их любовью и заботой, и они тоже почувствовали, что Бог есть, что любовь торжествует, что добро в мире главней.

М. Борисова

— Напоминаю нашим радиослушателям, в эфире программа «Седмица» и настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митине священник Стахий Колотвин, и мы говорим о смысле и особенностях богослужений наступающего воскресенья и предстоящей недели. Ну вот мы подошли к завершению Страстной седмицы, вот мы останавливаемся на пороге Пасхи — Великая Суббота, все другое, облачения в храме меняются с темных на светлые, облачение священства меняется на светлое, все меняется, на наших глазах происходит такая метаморфоза, но само богослужение Великой Субботы для многих из нас годами остается неразгаданной загадкой, потому что оно в корне отличается от того, к чему мы привыкли за год нашей жизни в Церкви. Начнем с того, что служба очень многосоставная, последний раз в году служится литургия Василия Великого, а помимо этого, мы слышим 15 паремий, это люди, которые какое-то отношение к богослужению имеют, где-то, может быть, на клиросе пели или, может быть, чтецами где-то в каком-то храме их благословляли помогать, они знают, что это такое — прочитать 15 паремий Великой Субботы — это значит остаться без голоса, это если еще ты сам читаешь и понимаешь, что ты делаешь, для многих, кто просто стоит и молится в храме это, в общем, тяжелый труд, потому что мы все достаточно невежественны в Ветхом Завете и воспринимать на церковнославянском языке на слух отрывки из ветхозаветных текстов без связки какой-то канвой, которая от нас ускользает из-за того, что мы просто либо никогда не читали, либо, может быть, мельком что-то где-то слышали, все это придает еще большей такой внутренней напряженности службе Великой Субботы. Давайте все-таки хоть в двух словах поясним, что это за загадочные 15 паремий.

о. Стахий

— Надо понимать, что весь смысл Ветхого Завета — это подготовка к пришествию Христа, весь смысл пришествия Христа — это Воскресение, воскрешение человеческой природы в себе и соответственно, возможность и нам воскреснуть и наследовать жизнь вечную. И поэтому из всего многообразия Ветхого Завета, где, в принципе, каждое слово говорит и пришествии Спасителя опосредованно и о победе жизни над смертью, выбраны всего лишь какие-то 15 отрывков, это, на самом деле, составители службы, я просто восхищаюсь их лаконичностью, как вот из всего необъятного Ветхого Завета просто можно взять и в день Великой Субботы открыть Ветхий Завет, пролистать все эти странички и думать, как они могли выкроить 15 отрывков, которые наиболее соотносятся с Воскресением Спасителя, и что мы видим: что люди, человечество этого и ждали и что сам Господь, вот еще на первичном совете Живоначальной Троицы, когда решил спасть род человеческий, что уже все это было задумано, и к этому моменту, который сейчас будет наступать, вот она, Пасха, приближается, вот мы приближаемся сквозь Великий пост, сквозь Страстную седмицу к очередной Пасхе, и вот мы путь прошли, а какой путь прошло все человечество до вот этого Воскресения Христа...

М. Борисова

— Да, собственно, даже и не все человечество, там начинается с Книги Бытия, с первой главы, где говорится вообще о сотворении мира.

о. Стахий

— Да, потому что если, как апостол Павел говорит: «Христос не воскрес, то вера наша тщетна» и в принципе, весь этот мир, он сгорит все равно и наше будет новое небо, новая земля, но существование этого мира ровно для того, чтобы Христос воскрес и чтобы мы могли воскреснуть вместе с Ним, поэтому творение этого мира, где на окраине вот этой необъятной Вселенной, на окраине галактики крохотный шарик Земли, настолько он украшенный уже дальше Господа, что там человек живет и туда Господь приходит — тоже настоящее чудо, как Господь сюда, в этот уголок к нам заглянул.

М. Борисова

— На протяжении чтений этих паремий нас Церковь отсылает к изречениям различных пророков, и мы часто вспоминаем какие-то эпизоды из книги Исход, из книги Царств, но вот что удивительно, четвертая паремия — это практически целиком книга пророка Ионы и это довольно странно, потому что там нет никакого провозвестия о Пасхе, там история пророка, который ослушался, можно сказать, Бога, сбежал и в конце концов был вынужден проповедовать в Ниневии в такой чуждой для себя столице, чужой империи, в общем, какая-то это история...

о. Стахий

— Там, на самом деле, все смыслы, наоборот, максимально пасхальны, то есть показывают, что Пасху, воскрешение не может одолеть никакой пророк, потому что пророк, имеющий силу, имеющий Дух Святой, который глаголет через него, как мы в Символе Веры поем, он убегает наоборот в противоположном направлении, и только Христос, который в Гефсиманском саду молится, чтобы чаша миновала, все равно идет в нужном направлении. Мы видим, что заслуживает человечество гнева, уничтожения, как заслуживает уничтожения Ниневия, и пророк из-за этого сокрушается, как же Господь Ниневию не уничтожил — да точно также, как Он нас вместо того, чтобы уничтожить, наоборот спасает, воскрешает, поэтому образ пребывания Ионы во чреве китове — это самый яркий, наверное, из уже перечисленных образов Воскресения Христа, то, что гроб не в силах удержать, что любое погружение вот это сошествие во ад, оно лишь для его сокрушения, точно также, как и то, что эта рыба глотает Иону — это не для погибели Ионы, а для того, чтобы он исполнил волю Божию, не для того, чтобы он гнев Божий на себе воспринял, а для того, чтобы он волю Божию исполнил, точно также, как Господь идет и не проигрывает через то, что Он во гробе очутился, а наоборот, идет для того, чтобы милосердие возвестить тем людям, которые пусть этого милосердия и не заслуживают. То, что мы перед этим видим, вот эта ветхозаветная Пасха, недаром Пасха — это в принципе в иудейской культуре не имеет отношения к Воскресению Христа, это прежде всего ожидание, что ягненок умирает вместо человека, каждый первенец должен был по результату 12-й египетской казни погибнуть, Ангел шел и всех убивал детей, а тут берется ягненочек невинный, белоснежный, которые не должен умирать за грехи людей, но его убивают и помазывают притолоку, причем помазывают какой-то знак, у нас в Ветхом Завете не сказано здесь, в Исходе, какой это знак был, но если человек берет и как-то хочет пометить, что он ставит — крестик, наверняка и в ветхозаветной Иудее тоже этот крестик на притолоке ставили и тем самым знаменовали, что вот, придет этот непорочный Агнец — Христос, «Агнец Божий вземляй грехи мира», который пострадает и освободит, умрет, чтобы не умирали другие, но при этом умрет не навсегда, а наоборот, до Воскресения.

М. Борисова

— Вот удивительно, что среди этих 15-ти паремий две протягивают такой уже непосредственный мостик между ветхозаветными и новозаветными событиями, восьмая паремия — это третья книга Царств, 17-я глава, где идет рассказ о чудесах, которые сотворил пророк Илия, и там чудесным образом умножаются последние остатки еды в доме бедной вдовицы, а затем, когда ее сын умирает от болезни, Господь по молитвам пророка воскрешает его, это вот просто прямое такое соотнесение с чудесами, которые сотворил Спаситель.

о. Стахий

— Это еще кроме того, очень важная паремия для понимания, вот мы говорили про Великий Четверг, про Евхаристию, иногда кто-то с издевательством, кто-то с непониманием искренним говорит: «как же, что причащаетесь мертвого бога?» Мы причащаемся Бога Воскресшего, как вот это умножение хлеба — это умножение евхаристического хлеба и умножение Тела Христова, что все могут его вкусить, и все вкушают именно в воскресение, что не то, что отрок ел вот этот хлеб умножившийся и умер, а наоборот, он ел этот хлеб, и ему Господь жизнь вернул, так и нам вот эта паремия — это не воспоминание о каком-то далеком чуде, в локальном месте совершившемся, а воспоминание чуда, которое рядом с нами, что мы идем и вкушаем Тело Бога не умершего, но Бога Воскресшего и через это приобщаемся к бессмертию.

М. Борисова

— И вот 12-я паремия, тоже 4-я книга Царств, 4-я глава, где рассказывается еще об одном воскрешении: чудесное воскрешение мальчика, которое совершает пророк Елисей, то есть это вот все, Ветхий Завет пропитан предощущением Нового.

о. Стахий

— Более того, мы помним, как сила Божия почила вдвое больше на пророке Елисее по его просьбе, что вот он увидел колесницу, поднял, вот это его одеяние, действительно, на нем почила сила больше, и Елисей проверяет эту силу, он же, в отличии от Ильи, сначала посылает свой просто посох, даже мой посох должен отрока воскресить, но Господь пророка Елисея немножко смиряет, потому что показывает: нет, силу воскрешать даже не находясь физически рядом с человеком, даровать жизнь вечную не может иметь даже в два раза более великий пророк, как пророк Елисей, имевший в два раза больше силы перед пророком Ильей, а может иметь только Господь, поэтому и мы вроде не находимся сейчас две тысячи лет назад рядом с гробом Господним и не видим сами, как мироносицы, вот результат этого воскресения, как апостолы, не встречаем Воскресшего Господа во плоти, что вот мы можем его прямо даже пощупать и дотронуться даже до его ран, но тем не менее Господь, и нас, отстоящих от Него и по времени, и уж тем более по своим грехам, все равно воскрешает.

М. Борисова

— И вот удивительно перекликается с тем, что вы говорили о Евхаристии, как о благодарении, последняя 15-я паремия, это отрывок из книги пророка Даниила, 3-я глава — это торжественная песнь трех отроков в пещи вавилонской, то есть в ситуации, когда ну все, вот-вот страшная смерть в огненной печи, в этой ситуации люди хвалят, славят Господа, то есть до какой степени доверие внутреннее, что все во благо, что не может что-то от Бога исходить, что повредит тебе, даже твоя мучительная смерть может быть во благо.

о. Стахий

— Центральный сюжет иконы Воскресения Спасителя, которую мы видим каждый воскресный день в своих храмах — это сошествие Господа во ад, это, можно сказать, событие даже не воскресного дня, а событие вот этой самой субботы, Господь сходит во ад, и вот эти отроки в печи это и символизируют, к ним является Ангел, вестник Божий, который вот этот огонь остужает росой, и он им не вредит, и это как раз прообраз того, как Господь сходит во ад к душам праведников, они жили праведно, они заслужили рай, но рай закрыт, они попадают в ад несправедливо, точно также, как три отрока несправедливо попадают в эту огненную печь, но она им не вредит, и точно также Господь приходит и изводит их из ада. А с другой стороны, можно видеть и другой символический смысл, тоже связанный с воскресением, что вот эти три отрока знаменуют, да, сходит Господь Иисус Христос, это второе лицо Святой Троицы, но тем не менее Бог неразделим, и поэтому Бог во всей полноте восходит во ад, и ад его не в силах вместить, и ад становится не местом скорби и смерти, а местом радостной песни, которая идет и вот мы, яко от кита Иона, воскрес еси от гроба, и тоже постоянно на воскресных богослужениях в течение всего года каждую малую Пасху вспоминаем трех отроков в пещи, потому что это тоже провозвестник Воскресения.

М. Борисова

— Мне кажется, еще не нужно забывать, что в Великую Субботу вместо Херувимской песни все-таки поется это удивительное совершенно песнопение: «Да молчит всякая плоть человеча» и несмотря на то, что Великая Суббота для нас еще — день забот, поскольку все мы готовимся к встрече Пасхи, к застолью пасхальному, к разговлению, но при этом, мне кажется, даже занимаясь этими хлопотами предпраздничными, если мы будем помнить, что вот сегодня на литургии пели вместо «Херувимской песни» «Да молчит всякая плоть человеча», и эта подготовка, может быть, пройдет у нас немножко по-другому.

о. Стахий

— Тактический совет: действительно, все, что можно сделать чуть раньше, что-то купить заранее, какие-то заготовки сделать, чтобы не посвятить весь этот день только суете, и даже если большую часть дня все равно суете приходится посвящать, особенно в большой семье, тем не менее как проверить, что ты какую-то часть Богу уделил — это если ты пришел на службу, я говорил о том, что возьмите выходной за свой счет в четверг, а суббота нерабочий день стандартного рабочего графика, поэтому этот день уж точно надо начать с Божественной литургии, радости получите куда больше. Да, придут люди, которые придут только покропить куличики, яички в этот день, но тем не менее вы сможете почувствовать, как Господь уже, еще Пасха не началась, люди об этом не знают, еще мироносицы плачут, еще апостолы ходят, они бросили Спасителя, и их совесть грызет, а уже Пасха началась, она там, в глубине, в глубинах адских уже Господь сокрушает ад, идет, уже мертвые сейчас будут воскресать, и вот мы просто еще не почувствовали, что это Пасха дошла до нас, точно также и человек, который все-таки выбирается на богослужения Великой Субботы, слышит вот эти паремии, слушает со вниманием, уже с полным молчанием, поэтому даже если много часов в середине дня пройдет в каком-то приуготовлении к празднику, просто суетном, но до этого будет участие в богослужении — это будет по-настоящему по-христиански проведенный день.

М. Борисова

— Спасибо огромное за эту беседу. В эфире была программа «Седмица», с вами были Марина Борисова и настоятель храма Воздвижения Христа креста Господня в Митине священник Стахий Колотвин. Слушайте нас в следующую субботу.

о. Стахий

— Сил пройти заключительную Страстную и радостно встретить Пасху.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Вы любите кино, или считаете, что на экранах давно уже нечего смотреть? Фильмы известные и неизвестные, новинки и классика кино – Юрий Рязанов и его гости разговаривают о кинематографе.
Богослужебные песнопения
Богослужебные песнопения
Программа о богослужебной жизни Церкви раскрывает историю, смысл и богослужебный контекст песнопений, которые звучат в православном храме.
Часть речи
Часть речи
Чем отличается кадило от паникадила, а насельник от местоблюстителя? Множество интересных слов церковного происхождения находят объяснение в программе «Часть речи».
Прообразы
Прообразы
Программа рассказывает о святых людях разных времён и народов через известные и малоизвестные произведения художественной литературы. Автор программы – писатель Ольга Клюкина – на конкретных примерах показывает, что тема святости, святой жизни, подобно лучу света, пронизывает практически всю мировую культуру.

Также рекомендуем