Москва - 100,9 FM

«Венчание и семейная жизнь». Священник Максим Бурдин

* Поделиться

Мы беседовали с руководителем Отдела катехизации Астраханской епархии священником Максимом Бурдиным.

Мы говорили о венчании: в чем смысл этого таинства; как происходит подготовка к нему, и почему она так важна; каковы в настоящее время мотивы людей, которые собираются венчаться; и о чем не стоит забывать каждому, кто желает совершить таинство. Отец Максим ответил, как можно проверить, готов ли человек к созданию семьи, и как укрепить уже существующий брак, если есть опасность развода. Также наш собеседник объяснил, почему дети не должны занимать центральное место в семье, и что может помочь супругам в достижении гармоничных и созидательных отношений друг с другом.

Ведущая: Лиза Горская


Л. Горская

— Здравствуйте, в эфире «Светлый вечер». С вами здесь Лиза Горская и священник Максим Бурдин из Астрахани. Здравствуйте, отец Максим!

Свящ. Максим Бурдин

— Здравствуйте, добрый вечер.

Л. Горская

— Он в Астрахани, я на даче. И мы с вами проведём этот вечер, и будем говорить о венчаниях, потому что рано или поздно всё вернётся на круги своя. Я, готовясь к нашей программе, смотрела, что интересует людей в связи с этим. Конечно, в лидерах запросов «венчание в карантин» — можно ли обвенчаться в карантин, или ждать окончания. Я так понимаю, что одно из ваших послушаний в епархии — это подготовка людей к венчанию, новобрачных к этому Таинству. Вот расскажите, какая ситуация сейчас, пожалуйста.

Свящ. Максим Бурдин

— Надо понимать, что те меры, которые применили в регионах, они очень сильно разнятся. В Астрахани уже давно сняты многие ограничения и они не были такими строгими, как в Москве. Честно говоря, ко мне за всё это время ещё так и не обратился с желанием повенчаться. Насколько мне известно, наши пары семейные, которые здесь планировали свадьбу в эти дни, просто сдвинули своё торжество на более позднее время и перенесли. Как с этим обстоят дела в Москве, мне трудно сказать, в силу удалённости региона я совершенно не знаком с обстановкой. Но вместе с этим, конечно...

Л. Горская

— Извините, отец Максим. Я думаю, что если у вас перенесли, то у нас-то тем более перенесли — у нас-то всё пожёстче будет.

Свящ. Максим Бурдин

— Я полагаю, что так. Но и надо понимать, что у нас ещё и тёплое время длится значительно дольше, то есть у нас сентябрь и октябрь вполне сносны для того, чтобы свадьбу отпраздновать. Конечно, там появляется определённая занятость — школьная и так далее. И я полагаю, что просто на те даты сместили. Одна острая проблема в карантина была — это желание крестить детей.

Л. Горская

— Это проблема?

Свящ. Максим Бурдин

— Да. Дело в том, что ограничения для прихожан тоже были. Но мы из этого выкрутились: совершали крещения на дому. Более того, я сам сдавал тест для того, чтобы быть уверенным, что я, посещая людей, не представляю для них никакой опасности. И после того, как результаты теста пришли, я ездил и на дому крестил несколько раз. Но после того, как ограничительные меры по посещению прихожан с наших астраханских храмов сняли, чувствуется, что люди ждали этого момента, стали звонить исправно. И вот мы, честно говоря, до сих пор находимся в поиске того метода, как готовить ко крещению, потому что личные встречи пока что проводить, наверное, рановато. И хорошего метода, который бы устраивал всех, пока что мы не нашли.

Л. Горская

— А подготовки к венчанию сейчас идут?

Свящ. Максим Бурдин

— Да. Но понимаете, если готовить семью к венчанию — это несколько проще, потому что, как правило, венчаются сейчас люди молодого возраста, и с ними очень просто организовать видеоконференцию. А вот если речь идёт о подготовке ко крещению, то тут число зрителей этой видеоконференции значительно больше — это мама, папа, крёстный, крёстная, плюс ещё любопытная бабушка, которая...

Л. Горская

— Любознательная.

Свящ. Максим Бурдин

— Да, и ещё тоже отвергнуть ни в коем случае нельзя. Честно говоря, при всей моей любви к технологиям, я предпочитаю личные контакты, хотел бы, конечно, чтобы мы лично встречались. Но, по всей видимости, в этом году надо переждать.

Л. Горская

— Я прошу прощения, это такая особенность удалённой работы на даче — хотя у нас здесь условия, приближенные к студийным, но природа всё равно вторгается. Вот сейчас я смотрю, что сорока направляется воровать птенцов у скворцов, вроде муж пошёл её гонять, я отвлеклась. Напасть ужасная. Вернёмся к нашей теме: венчание. Про подготовку к крещению более-менее известно сейчас, это уже становится привычной вещью. Хотя я знаю, что многие священники до сих пор сталкиваются с тем, что люди недоумевают, что им тут собираются объяснять — они и так всё знаю: «Батюшка, ваше дело крестить, и отстаньте от нас». Но это всё реже и реже. А что касается подготовки к венчанию: в чём заключается она?

Свящ. Максим Бурдин

— По поводу подготовки ко крещению, кстати, поисковый запрос «крещение без бесед», наверное, самый популярный сейчас. И моя задача, как руководителя Отдела по катехизации, делать так, чтобы в наших астраханских приходах никто не халтурил, никто не совершал крещения без огласительных бесед. Интернет мне очень помогает в этом смысле: мне достаточно вбить в поисковике «крещение без бесед в Астрахани» и я сразу вижу, где мне нужно вмешаться и пресечь беззаконие. Потому что люди делятся сразу информацией, местом, где батюшка проводит крещение без бесед и так далее. А эта информация в каком-то смысле работает против священника. Слава Богу, у нас никогда каких-то разбирательств или выяснений отношений между священниками не было. Чаще всего все эти публикации в интернете носили такой характер как бы недоумения — сведения какие-то старые передавались и так далее.
По поводу венчания нюанс вот какой: мы проводим подготовку ко крещению и к венчанию не от ветра главы своей, то есть это то служение, которое регулируется церковными нормативными документами. И вот когда в 2011 году в норму постепенно стала входить подготовка ко крещению, то, к сожалению, почему-то не заметили, что в том же документе в «Религиозно-образовательном и катехизическом служении в Русской Церкви» есть отдельный раздел, посвящённый подготовке молодожёнов к венчанию. И вот там говорится о том, что жениху и невесте полагается встретиться со священником, чтобы он с ним провёл какую-то беседу, дал им наставление, рассказал о христианском браке. Там же говорится о необходимости приглашать этих людей ко Святому Причастию и так далее. Скажем так, подготовка к венчанию параллельно существует как норма уже почти десять лет. Просто это вопрос, который не так часто поднимается, поэтому, мне кажется, он остался незамеченным.

Л. Горская

— Почему он не так часто поднимается?

Свящ. Максим Бурдин

— Не знаю. Дело в том, что есть у нас цифры за 2015 год по городу Санкт-Петербургу: примерно на 60 тысяч браков только 1650 пар приняли решение обвенчаться. Это довольно большой город, где часто регистрируют брачный союз. И я не думаю, что за пять лет цифры радикально поменялись. Напротив, мне кажется, если поменялись, то в сторону уменьшения. Поэтому у нас только менее 3-4% молодожёнов принимают решение венчаться. И это означает, само собой, что мы не так часто сталкиваемся с этим вопросом на практике.

Л. Горская

— Сразу два вопроса у меня возникло. Как вы думаете, почему такой низкий процент? И вот люди внутри этого процента — чем руководствуются они, зачем они венчаются?

Свящ. Максим Бурдин

— По поводу низкого процента скажу следующее: очень долго в церковной среде говорили о том, что венчание — это ответственный шаг. Своих взглядов мы не поменяли и действительно настаиваем на том, что люди должны к Таинству подходить осознанно. Это распространяется не только на венчание — это касается абсолютно всех Таинств, которые есть в Православной Церкви. Нельзя подходить безответственно ни к священству, ни к исповеди, ни к соборованию. Именно об этом апостол Павел говорил, что принимают Тело и Кровь Христову, не размышляя о величии святыни. И действительно у людей есть как бы убеждение о том, что Таинство венчания в каком-то смысле должно закреплять уже устоявшиеся серьёзные, надёжные, проверенные отношения. А до тех пор, пока к определённому постоянству они в своём браке и в своём супружеском общении не пришли, можно вопрос венчания отложить на потом. Это первый момент. И второй момент: я статистикой не владею, но думаю, если к ней обратиться, то мы увидим, что в принципе падает число зарегистрированных брачных союзов по той причине, что институциональный брак теряет своё место в обществе. А теперь о второй части вопроса — о мотивах тех людей, которые приходят венчаться. Здесь я буду говорить только о тех, с кем непосредственно сталкивался. Мотивы самые разные: мотивы есть хорошие, когда люди действительно понимают, что без Божьей помощи в браке делать нечего, как и без самопожертвования. Есть те, у кого мотивы довольно, скажем так, эстетические. Вот недавно у нас была одна семья, барышня пришла и прям требовала, чтобы её повенчали в нашем красивом верхнем храме, что ей требуются красивые фотографии, иначе она закатит нам тут истерику — и закатила же, кстати. Это я отношу к дурным мотивам. Извините, отвлёкся.

Л. Горская

— Извините, я уже сейчас любопытство своё включу: а вы что сделали?

Свящ. Максим Бурдин

— Прикинулся мёртвым — лично я. (Смеётся.)

Л. Горская

— Как птичка.

Свящ. Максим Бурдин

— Да. Это самая безотказная тактика в такой ситуации. (Смеётся.) Там, понимаете, нюанс какой: в нашем Успенском соборе два этажа. Есть нижний храм, довольно приземлённый, с низкими потолками и маленькими окнами. И есть огромный, очень высокий, воздушный верхний храм, где только окна метров по 8-10.

Л. Горская

— Да, красота.

Свящ. Максим Бурдин

— И так случилось, что в верхний храм пришли ребята, им нужно было какие-то работы выполнить по монтажу иконостаса. И они водрузили строительные леса перед Царскими вратами. И я пошёл и попросил их леса отодвинуть, быстренько храм в порядок привёл, пошёл венчать. Не хотелось, конечно, барышне праздник портить, но я сделал для себя некий вывод. Теперь во время бесед перед венчанием я сразу уточняю, что мы вас ждём по умолчанию в верхнем храме (в тёплый сезон), но если вдруг что-то не так, вы, пожалуйста, не закатывайте истерику батюшке, а спокойненько смиренно спуститесь вниз, потому что важно не место, где вас венчают, а само священнодействие. Это прям заученная фраза, которую я обязательно произношу на беседе перед венчанием, потому что венчать может пойти священник, который не умеет прикидываться мёртвым, и тогда у нас будут жертвы. А нам это зачем?

Л. Горская

— Ой-ё-ёй. У меня была, кстати, история чудесная с лесами и с венчанием, с моим собственным, надо сказать, венчанием, которое было запланировано на определённый день, и так сходились графики отпусков и церковные праздники, что либо в этот день венчаться, либо года через два. И вдруг мы обнаружили храм, весь в ржавых, грязных лесах. Короче, решили расписывать храм. И нашёлся благодетель, который именно в эти дни решил это сделать, и ничего с этим поделать было нельзя. И леса были так плотно возведены, что там даже нагибаться нужно было, чтобы войти. И какие-то баснословные деньги стоило их разобрать и собрать на время венчания. И я пошла смиряться, а когда вернулась через день, посмотреть, что всё-таки можно с этим сделать, со своей подружкой-флористом Глашей Дикой, Дикая — это фамилия. И я обнаружила, что леса частично разобраны, по большей части, а остальные украшены белыми цветами.

Свящ. Максим Бурдин

— Очень трогательно, хотя у вас  была возможность отслужить венчание в стиле лофт.

Л. Горская

— Ну да. Причём так плотно-плотно, очень красиво цветами было задрапировано всё. Оказалось, что какой-то местный очень состоятельный человек решил крестить внучку. И в общем, он так сделал ко крещению своей внучки, которое завтра. Его настоятель попросил тогда уже пораньше всё это организовать, чтобы мы тоже... в общем, такой подарок нам был на венчание. То есть я это воспринимала как нечто чудесное. Вот такая маленькая чудесная история про леса, сельский храм, белые цветы и отсутствие истерик.

Л. Горская

— Я напоминаю, что в эфире программа «Светлый вечер». Здесь с вами, не в студии, а каждый у себя дома, Лиза Горская и священник Максим Бурдин из Астраханской епархии. И мы говорим о свадьбах, о венчаниях, о том, что происходит сейчас, о том, что, надеюсь, будет. И чем стоит руководствоваться, когда прибегаешь к такому Таинству, как венчание. Да?

Свящ. Максим Бурдин

— Да. Я закончу мысль. Часто мне приходится слышать от сторонних людей, что желающие венчаться приступают к этому Таинству, просто поддавшись неким модным веяниям и тенденциям. Здесь мне бы хотелось поставить просто крест решительный, потому что таких людей, которые пришли и сказали: «О, вы знаете, это модно, сейчас на это высокий спрос, это нам нужно, чтобы какая-то популярность дополнительная была», — я ещё не встречал, Бог миловал. Может быть, действительно был всплеск в 90-е годы и в начале двухтысячных, когда много было желающих венчаться. Но по этому поводу у меня есть вот какой комментарий: я сейчас встречаю этих людей, кто венчался 18-20 лет назад, может быть, даже побольше, и от них слышу некое сожаление, что они в своё время не получили никакого наставления, что с ними не встретились, не рассказали, не объяснили. И, честно говоря, это меня в очередной раз побуждает, чтобы трепетно относиться к вопросу обязательной беседы перед Таинством венчания.

Л. Горская

— То же самое, кстати сказать, с крещёнными в 90-е. Я знаю многих людей, которые сожалеют, что они крестились без огласительной беседы, ничего не понимая, каких-то основополагающих вещей не зная. И потом они собственным кровавым жизненным опытом их добывали, хотя могли бы просто услышать от священника.

Свящ. Максим Бурдин

— Да, крещение без наставления очень часто приводит к тому, что человек дрейфует, как льдина в свободном плавании — где прибьётся или не прибьётся к берегам, непонятно. А когда мы его готовим, то, конечно, мы и его совесть испытаем, в том числе покажем, куда он идёт, и многие вопросы, которые в тот или иной момент надо решать. А каждая катехизация не похожа на предыдущую — нельзя это потоком вести. Мы эти вопросы, конечно, обсуждаем и решаем.

Л. Горская

— А что касается венчания: мы поговорили о том, какая бывает мотивация. А какая, с вашей точки зрения, идеальная мотивация, какой должна быть мотивация правильная?

Свящ. Максим Бурдин

— На память мне приходит, — кажется, это выражение философа Соловьёва, который говорит о том, что любая религиозность — это выражение пафоса расстояния, дистанции между Богом и человеком. И если говорить об идеальной мотивации, то это как раз тот случай, который нам подходит, когда люди понимают, что созидать домашний быт, созидать семью, воспитывать детей, воплотить идеалы любви без вмешательства Божьего невозможно. Это и довольно правдивое отношение к себе, во-первых, и, во-вторых, понимание величия Божьего. Мне кажется, что с таким настроением, конечно, к венчанию приступать вполне праведно и благочестиво. Есть ещё добрые мотивы, но этот я бы отнёс к идеальным.

Л. Горская

— А попроще?

Свящ. Максим Бурдин

— А если попроще: Господи, без Тебя никак, поэтому мы пришли сюда.

Л. Горская

— Вы, когда перечисляли необходимые обстоятельства, буквально 15 минут назад, вы ещё говорили о самопожертвовании. Это тоже необходимая вещь?

Свящ. Максим Бурдин

— Конечно, да. Порой на горло собственной песне приходится наступать. Это довольно высокое искусство, те, кто им овладели в браке, счастливо живут, я убеждён.

Л. Горская

— Как им овладеть?

Свящ. Максим Бурдин

— Опытным путём. И, наверное, если не через потери некие, то, по крайней мере, через издержки. Это вещь неизбежная. Понимаете, мы учимся общаться всю жизнь. Такого, чтобы человек овладел навыком общения с кем-либо, такого человека не существует. И вот это обучение, мне кажется, пронизывает всю нашу брачную культуру, отношения с детьми и так далее. Вот если в семье родился ребёнок, супругам нужно вновь учиться общаться. Ребёнок повзрослел, в школу пошёл — супругам опять надо по-новой учиться общаться и так далее. И если здесь мои личные, эгоистичные цели будут первостепенными, понятно, очевидно, что брак такой не будет надёжным. Поэтому без самопожертвования в браке делать нечего. А ещё вводным условием, обязательным для венчания, я бы назвал опыт совместной оклейки обоями комнат. Если люди уже умудрились вместе где-нибудь обои поклеить, тогда их можно допускать до венчания, если не клеили — лучше пока не связываться.

Л. Горская

— Так, может быть, завести какую-нибудь тестовую комнату при храме, и пускай все там по очереди клеят обои?

Свящ. Максим Бурдин

— Да, у нас есть объект в кремле, там две тысячи квадратных метров — старый, XVII века архиерейский дом. Я, когда приглашаю к нам клеить обои, они странно реагируют.

Л. Горская

— Надеюсь, не истериками хотя бы?

Свящ. Максим Бурдин

— Нет-нет! (Смеётся.) На самом деле, немножко с бытом, конечно, столкнуться. Древние устои предполагали, что люди, готовящиеся к раку, первоначально обручаются, испытывают твёрдость своего намерения, сталкиваются с тем, что блеск кольца проходит, а потом уже вступают в церковный союз и в законный брак. А сейчас же порой решения спешно принимаются, мне кажется. И это вот и оборачивается иногда неприятными последствиями.

Л. Горская

— Я так понимаю, что чем раньше мы понимаем, что без самопожертвования не обойтись, тем более гладко всё в последствии. И лучше это понять перед браком.

Свящ. Максим Бурдин

— Да, а теперь представьте себе ситуацию, что кто-либо из супругов вступает в брачный союз с намерением всю жизнь другого исправлять и перевоспитывать.

Л. Горская

— А я таких ситуаций много знаю.

Свящ. Максим Бурдин

— Да, и я тоже много знаю. И итог у них далеко не всегда радужный. Поэтому христиане, христианское учение о браке говорит о том, что это действительно необходимо...

Л. Горская

— Перевоспитывать. Нет, я имею в виду наступать на свои какие-то амбиции и уметь смиряться. Это необходимая мера для того, чтобы брак был по-настоящему крепким.

Л. Горская

— Это очень интересная тема. Может быть, нам стоит даже остановиться немножко подробнее на том, где вообще границы этого смирения и самопожертвования, и есть ли они. То есть где мы смиряемся и это христианский труд на созидание брака, а где мы уже, может быть, теряем... кому-то может казаться, что он теряет собственную личность и он уже унижен. Другой супруг становится тираном, и ему это не на пользу — то, что другой смиряется, смиряется, смиряется.

Свящ. Максим Бурдин

— Вы знаете, вообще по Клайву Льюису духовная жизнь напоминает синусоиду: всегда в ней будут взлёты и падения. Точно так же и в общении супружеском: в нём неизбежны взлёты и падения. И вот мне кажется, всякому человеку нужна определённая чуткость. Вообще, очень хорошо воспитывать в себе внимательность и умение различать, что называется, время и происходящее вокруг — умение адекватно оценивать происходящее и в семье, на службе, в доме, в месте основной занятости и так далее. И здесь нужно понимать, что конечный итог моего смирения должен быть таким, как сказано в Священном Писании. Если мы вспомним чтение из Апостола на день преподобного, там звучит фрагмент из Послания к Галатам — я говорю об общей памяти любого преподобного, будь то Сергий Радонежский или Кирилл Астраханский, Савва Освященный, кто угодно — вы попадёте всегда на фрагмент из Послания к Галатам. Плод Святого Духа: любовь, благость, кротость, долготерпение, смирение и так далее. Вот если умение смириться приводит к таким результатам, значит, это по-настоящему спасительно. Если это взращивает чрезмерное, гипертрофированное чувство вины, комплекс какой-то замкнутости и самонедостаточности — я в терминологии могут здесь немножко неаккуратным быть, но тем не менее здесь граница проходит именно, мне кажется, через понятие результата: что приводит по-настоящему к любви, благости, кротости, долготерпению и так далее. Если не получается, значит, нужно искать другие способы укреплять брак.

Л. Горская

— Какие ещё есть способы укреплять брак?

Свящ. Максим Бурдин

— Я однажды был приглашён на освящение фундамента дома, основания дома. Пришлось далеко поехать, километров 50, хотя для Москвы это, наверное, немного, да?

Л. Горская

— Нет, так — на работу съездить.

Свящ. Максим Бурдин

— Ну да. Пришлось очень далеко поехать, километров 50...

Л. Горская

— Сибиряки сейчас вообще над вами смеются.

Свящ. Максим Бурдин

— Они над нами часто смеются, особенно когда приезжают. Дело в том, что астраханцы в плюс 25 на всякий случай надевают кофточку — лишь бы не замёрзнуть.

Л. Горская

— Это был такой ответ сибирякам. Хи-хи. Ну ладно.

Свящ. Максим Бурдин

— Да, они постоянно нам удивляются, говорят: «Ребята, уже очень жарко. А плюс 25 на самом-то деле всерьёз угрожает жизни», — и это ещё не жарко.

Л. Горская

— Как же вы преодолели этот длинный путь в 50 километров?

Свящ. Максим Бурдин

— С Божьей помощью. И там был вырыт котлован, уже установлена опалубка под фундамент. Но знаете, что я увидел в тот момент? Очень тонкую арматуру — буквально вот 8 миллиметров. Я хозяина дома спросил: «Простите, а вы здесь будете какой-то лёгкий каркасный домик возводить?» Мне ответили: «Нет, кирпичный двухэтажный». А если оглядеться, там ещё и речка поблизости. Я молился за них как никогда. И когда освящали этот дом, там уже исправлять нечего было, то есть я буквально молебен закончил, и приехал этот миксер с бетоном и начал все полости заливать, формировать уже основание под дом. Правда молился, потому что в нулевом цикле сэкономили очень сильно. Когда мы проводим беседу с нашими молодожёнами, я им на доске рисую домик и спрашиваю: «Толщину ленты фундамента, заглубление фундамента регулируют какие-то правила?» — «Да, регулируют». Двигаемся дальше: «Толщину стен регулируют?» — «Да». «Количество окон?» — есть же некие СНиП — строительные правила. Уклон кровли и так далее — все эти моменты как бы проговорены, исходя из горького опыта строительства и эксплуатации таких зданий. А теперь, внимание, вопрос: цвет домика хоть как-то регулируется?

Л. Горская

— Иногда да, но в исключительных случаях.

Свящ. Максим Бурдин

— В крайне исключительных случаях. А цвет кровли? Если вы строите свой домик, вы можете кровлю положить любого цвета, вы можете покрасить его в самый ваш любимый цвет. Он, может, даже другим не понравится, но вам он нравится. Так вот, когда мы говорим о христианской морали брачной, то мы говорим это о базовых понятиях: каким должно быть основание, какими должны быть стены, какой должна быть кровля. А всё остальное уже полагается на творчество собственно людей: как они распределят комнаты, как они установят розетки, в каком количестве. Захочется им 30 штук — да ставьте 30 штук, пожалуйста, на здоровье, в одной комнате. Это всё такие моменты, которые относятся уже к частному случаю. И вот, честно говоря, я уже говорил об этой внимательности и сейчас повторюсь: это, мне кажется, основное — умение считывать происходящее вокруг тебя. И вы знаете, любой священник, я думаю, сейчас мои слова подтвердит. Но к нам обращаются в ситуациях, когда уже почти ничего не исправить: «Батюшка, давай сделай что-нибудь срочно, иначе мы послезавтра разведёмся!» Я убеждён, что если до такого состояния не доводить, если люди за праведностью брака следят регулярно, то всё это можно предупредить и с Божьей помощью как бы свести на нет.

Л. Горская

— «Светлый вечер» в эфире радио «Вера». Оставайтесь с нами, мы вернёмся через минуту.

Л. Горская

— В эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». Здесь Лиза Горская, священник Максим Бурдин из Астрахани. Мы беседуем с вами о браке, о венчании. И такой вопрос: отец Максим, что должно быть в нулевом цикле, в фундаменте брака, чтобы он максимально долго и благополучно простоял?

Свящ. Максим Бурдин

— Первое, я убеждён, правильные мотивы. Мы об этом говорили чуть ранее, но с этой темы сошли. Брак нельзя вступать, исходя из каких-то полуправдивых соображений. И честно говоря, когда я начинаю беседовать с семьями, у которых случился кризис, — иногда, кстати, получается помочь, иногда не получается, поскольку здесь всё индивидуально и от случая к случаю. Когда такие я беседы я провожу, очень часто выясняется, что люди вступали в свой союз, заведомо зная, что он, во-первых, ненадолго, и такое, к сожалению, бывает. И во вторых, были факторы, которые на этот союз воздействовали, например давление родителей. Очень неприятно и даже, мне кажется, стыдно в христианской аудитории говорить о вступлении в брак по расчёту, исходя из меркантильных соображений. Отсутствие какой-либо полной уверенности в правильности поступка. Например, один раз слушал барышню одну, которая мне жаловалась на своего супруга — это привычное дело, мы все жалуемся на своих супругов, но не ради того, чтобы в дурном свете выставить, а для того, чтобы найти решение этой сложившейся ситуации. И вот барышня жаловалась-жаловалась, а потом в конце добавила: «Да если разобраться, то он на мне и жениться-то не хотел». — «Стойте, подождите, а как этот брак состоялся вообще? Ну вот просто убедили его в необходимости этого поступка, он, как барашек, пошёл на заклание. А что от такого брака ждать? Если нулевой цикл, то это правильные мотивы, к которым всегда можно вернуться, и к этим мотивам не стыдно вернуться. Вспомните африканскую какую-то традицию, республику я не помню, где, прежде чем принять документы на бракоразводный процесс, обязуют супругов прийти в свадебной одежде в ЗАГС — назовём это так. То есть если они хотят развестись, они дома должны надеть свадебную одежду и в ней прийти в этот ЗАГС. Как правило, люди до этого ЗАГСа не доходят. Если они дома эту свадебную одежду надевают, то у них вспыхивают какие-то чувства, воспоминания приятные, хорошие о свадьбе, и всё — они никуда не идут. Говорят, что эта мера позволила сильно сократить процент разводов.

Л. Горская

— Как интересно!

Свящ. Максим Бурдин

— Это очень любопытное наблюдение, по-моему. А теперь представьте, что если кто-то надевает эту одежду, а вспомнить по большому счёту нечего. Со мной был такой случай, что я однажды оказался гостем на свадьбе, во время которой похитили невесту. Это как бы привычное развлечение. Жениха пригласили её искать, он даже не встал и не пошёл, сказал: «Ну, украли и ладно. Никуда не пойду, у меня здесь стол полный. Зачем мне?»

Л. Горская

— Тоже неплохой вариант.(Смеётся.)

Свящ. Максим Бурдин

— Дело в том, что они прям в свадебный день в пух и прах разругались. Я не был свидетелем этой ругани, потому что я буквально в ЗАГСе и вечером на застолье приехал, но то, что он не пошёл эту невесту разыскивать...

Л. Горская

— Он хотя бы заметил, что её нет — это уже даёт шанс на какое-то радужное развитие событий.

Свящ. Максим Бурдин

— Да, это к нулевому циклу, мы на нём никогда не сможем останавливаться, двигаться дальше надо. Второй момент: конечно, здесь работает принцип блаженного Августина, один из моих любимых его афоризмов: «Если Бог на первом месте, всё остальное — на своём». Известный всем владыка Феоктист в одном из комментариев в «Евангелии дня» как-то заметил, что очень важно обращать внимание на то, как устроен святой угол в доме — это очень хорошо характеризует праведность и религиозность самого человека. Я соглашусь с ним, потому что порой приходится приходить в дома христиан, освящать. Максимум, что мы можем найти, это маленькую иконочку, которая помешается в кошелёк. Есть и другие крайности: я был в одном доме, а там все четыре стены комнаты увешаны иконами. Это как духовные обои: с потолка до самого пола — вот всё-всё в иконах. Я сам растерялся, мне было, конечно, некомфортно. Это тоже крайность, которую мы как бы отвергаем. Но принцип блаженного Августина говорит, что если Бог на первом месте, то всё остальное — на своём. Если супруги по этому принципу живут, мне кажется, что супружество будет надёжным. Ещё один момент, о котором я скажу, честно говоря, меня за него критикуют очень часто, но я позволю себе это озвучить в эфире. Я убеждён, что дети не должны становиться центром бытия семьи.

Л. Горская

— Пауза...

Свящ. Максим Бурдин

— Да.

Л. Горская

— То есть Бог на первом месте, а дети на каком?

Свящ. Максим Бурдин

— Один мой хороший друг, на мой взгляд, правильно сформулировал идею, говоря о том, что в брак мы вступаем без детей, и рано или поздно окажемся в ситуации, когда у нас детей не будет. То есть они вырастут и выйдут за пределы семьи, мы уже перестанем с ними так часто встречаться, видеться, и они будут жить своей собственной жизнью. И здесь важно, чтобы чего не случилось, чтобы не оказалось, что муж и жена к этому времени друг другу стали чужими людьми. То есть у них был какой-то проект, общее занятие: ребёночек, любимый сыночек, дочка — не важно, кто. И в нём они, допустим, сосредоточились, а вдруг сыночек выехал, а поговорить-то не о чём.

Л. Горская

— Такое часто бывает.

Свящ. Максим Бурдин

— Это такое часто бывает. И мне кажется, что об этом ещё надо сказать вот в каком ключе: мне как-то давно попадалась статистика пика разводов, исходя из брачного стажа. Так вот, пик разводов приходится на 3-4 год в браке и на 20-25, а вот между этими отметками наблюдается определённый спад. И мне кажется, что это правильность вот этого тезиса в каком-то смысле иллюстрирует. Потому что на 3-4 год в семье появляется как раз малыш, ребёнок, а в 20-25 он из этой семьи выходит. И вот тут как раз неудобный момент и выясняется. Поэтому я убеждён, что, конечно, детей надо воспринимать как приложение к супружеским отношениям, важное, ценное, благословенное, иначе бы  не было 127-го псалма, в котором сказано, что сыновья твои должны тебя защищать от палящего солнца, но тем не менее, конечно, на них не сосредоточиваться, потому что можно потом погореть.

Л. Горская

— «Светлый вечер» в эфире радио «Вера». Здесь Лиза Горская и священник Максим Бурдин из Астрахани. Точнее, священник Максим Бурдин из Астрахани, Лиза Горская из Подмосковья — мы удалённо общаемся на тему венчания. И вот сейчас, поскольку речь зашла про детей. Отец Максим, я считаю, что нужно оговорить тогда то, что всё-таки необходимо давать детям. А то мы как-то поговорили о том, что постановка ребёнка в центр супружеского общения может привести к разрушению брака, но давайте всё-таки, чтобы это не звучало так, как будто детей надо задвинуть. Что нужно дать, как нужно с ними общаться, какое внимание им нужно уделять, чтобы это было созидательно и для супругов тоже?

Свящ. Максим Бурдин

— Да, действительно, детей исключать уж совсем из брака нельзя, тем более не надо отказываться от самого деторождения. Вообще, любой разговор о христианской морали — это всегда разговор о балансе. И мы с вами можем столкнуться с той крайностью, когда слишком много внимания уделяется 

детям, и с крайностью, когда им внимание не уделяется в принципе. Опять-таки, возвращаясь к своему опыту катехизатора, я хочу вот о чём сказать: когда готовлю взрослых людей ко крещению, допустим, тех, кому уже 30-35; или же когда я пришёл преподавать в наш Каспийский институт морского и речного транспорта и стал ребятам читать историю религиозных идей, то в обоих случаях я слышал сожаление, что как жаль, что мама с папой мне об этих важных вещах не рассказывали. И мне кажется, что одна из таких педагогических задач, которая стоит перед родителями, — поговорить действительно с детьми о важном не просто однократно, а воспитывать их в ключе важного — спасения души, в контексте своей праведности, в контексте веры и хождения перед Богом. Это долгий разговор, и он немножко не по теме нашего сегодняшнего разговора о венчании. Я кратенько отмечусь. Да, но как бы сделать так, чтобы эта фраза, если и прозвучала, что «я жалею, что мама с папой мне ничего важного не сказали», чтобы она была не про меня.

Л. Горская

— То есть общение должно быть в первую очередь качественным. Правильно? Не объёмным, а качественным.

Свящ. Максим Бурдин

— Да. И качественным, и содержательным. И в то же время, если не ошибаюсь, по-моему, Иоанн Златоуст говорил о том, что когда он вышел уже во взрослую жизнь, то столкнулся с тем, что чрезмерное внимание мамы если не повредило ему, то по, крайней мере, мешало ему сразу привыкнуть к взрослой жизни. Но меня надо перепроверить: возможно, это был не Златоуст, а кто-то из великих святителей.

Л. Горская

— Я думаю, многие из великих в том числе попадали в такую ситуацию.

Свящ. Максим Бурдин

— Да. Это может быть не только мама, это может быть и папа — кто угодно. Но нам, конечно, надо стараться этого избежать.

Л. Горская

— Кстати, это тоже вопрос о том, как ограничить собственный эгоизм, потому что зачастую чрезмерное внимание к ребёнку обусловлено именно эгоизмом родителей. Это отдельная огромная тема.

Свящ. Максим Бурдин

— Да. Так вот, к разговору о подготовке к венчанию: одной из ключевых тем вообще беседы с молодожёнами я считаю им объяснение сути службы, самого чина. И мы прям берём маркер и маркерную доску и рисуем план храма, начинаем с ними обсуждать, какие молитвы читаются, что означает этот псалом, что обозначает вот этот элемент литургический, почему мы подаём им общую чащу. Потому что у людей есть определённый страх, что экзотичный мужик в этой жёлтой или белой одежде сейчас с ними что-то сделает. И если они вдруг сделают в шаг в сторону, то их сиюминутно расстреляют. И мне кажется, что преодоление этого страха перед самим богослужением — одна из задач вот такой предвенчальной катехизации. Вместе с тем я убеждён, что легкомыслие тоже надо как бы преодолевать. И мы вот, например, касаемся темы гостей, потому что во время венчания приходят самые разные люди вместе с молодожёнами. Мне, например, горько видеть, что ребята стоят во время богослужения, венчаются, а где-то на задах храма сидят их дружки и ёрничают, хихикают, чуть ли не пальцем показывают. Мы сразу эту тему тоже обсуждаем, говорим о том, чтобы приглашали в храм тех гостей, кто хочет по-настоящему молиться. Не надо делать это как условие, как шантаж: «Если ты не придёшь, я оскорблюсь, обижусь...»

Л. Горская

— Как развлечение.

Свящ. Максим Бурдин

— Да, конечно. Я за 10 лет видел разные истории, в том числе и курящих в храме людей в числе гостей венчания, которые не понимают, что здесь этому не место. И конечно, видел очень благоговейных людей, которые со священным трепетом во время службы молятся и поддерживают молодожёнов, искренне радуются. Мне бы, конечно, хотелось, чтобы таких венчаний было побольше.

Л. Горская

— Мне тоже. Мы с вами говорим не только о подготовке к венчанию, но и о том, что после. И вы говорили, что многие к вам обращаются, когда в семье уже настал кризис — это поздновато. А правда ли, что сейчас, в связи с пресловутым карантином и тем, что многие оказались запертыми в четырёх стенах, в том числе со своими супругами, и объём общения стал сильно больше, чем обычно, кризисов в семьях стало тоже сильно больше, чем обычно?

Свящ. Максим Бурдин

— Когда мы вступали в брак на всю жизнь, никто не говорил, что придётся вместе сидеть два месяца.

Л. Горская

— Предупреждать надо!

Свящ. Максим Бурдин

— Не предупреждали, да. Наверное, многие к этому были неготовы. Вы знаете, мне кажется, пока странно об этом говорить. Я искренне надеюсь, что это кризисами не обернётся, хотя социологи и психологи определённо это предсказывают и прогнозируют. Я бы очень хотел, чтобы они ошиблись. Но пока что не берусь оценивать, потому что только-только вышли, и мне кажется, что это будет спешно с моей стороны.

Л. Горская

— Но обращений таких — «батюшка, что делать?» — пока не увеличилось?

Свящ. Максим Бурдин

— Нет, не увеличилось. Пока что Бог миловал. Но я определённо себя к этому готовлю. Знаю семью, у которой был большой кризис год-полтора назад. Этот кризис возник из-за того, что муж и жена встречались буквально раз в месяц, при этом живя и работая в одном городе. И я недавно был у них, я освящал у них дом, и потом с ними общался. И они говорят: «Карантин — это хорошо. Мы хоть пообщались».

Л. Горская

— «А, кстати, хороший человек мой муж, оказывается!» — «А неплохая женщина, интересная — жена моя».

Свящ. Максим Бурдин

— Да, за них я порадовался. Поэтому мне хотелось бы искать, конечно, больше положительных примеров.

Л. Горская

— Раз уж о положительных примерах и вещах зашла речь, и не так уж много времени у нас с вами осталось, давайте я вас спрошу: что вы посоветуете тем, кто сейчас до сих пор находится либо в четырёх стенах, либо в состоянии кризиса после нахождения в четырёх стенах, с ощущением, что «достало, обрыдло, не могу больше», или как модное слово «невыносимо»? — я бы его запретила, кстати. Ведь не во всех регионах карантин ослаблен. Вот ваши рекомендации?

Свящ. Максим Бурдин

— Во-первых, я бы запретил слово «крайний», когда его используют в смысле «последний» — здесь у меня моё такое возражение.

Л. Горская

— Да. Это из цирка пришло.

Свящ. Максим Бурдин

— Что посоветовать людям? Знаете, хорошую книгу. Отыскать хорошую книгу и немножко отвлечься на чтение, на другой мир — книга всегда предлагает другой мир. Здесь у нас у всех вкусы разные, и что-то конкретное я рекомендовать не могу. Хотя многим я рекомендовал и дарил книги Евгения Водолазкина, и они сыскали популярность, и многим позволили вырваться из нашей суеты, рутины и обыденности. Вот такой повторяющийся карантин — это не что иное, как обыденность. И, может быть, даже и посмеяться, потому что там есть хороший юмор. Это если говорить с позиции, условно, терапевтической. А с позиции христианской: если вы дома, вам ничто не мешает позвать священника домой для того, чтобы он исповедь вашу принял и преподал Причастие прямо на дому. Вам ничего не мешает позвать его для того, чтобы молебен дома послужить. И я думаю, что такой болезненный отрыв от Церкви можно так вот компенсировать. Больше чем уверен, что никто из священников не откажется от такого служения, потому что они на то и поставлены, чтобы народ свой  навещать. Честно говоря, я с нашими бабушками, любимыми, дорогими и очень ценными, а у нас классные бабушки в приходе, даже немножко так вот бодался и говорил: «Ни в коем случае не думайте, что если вы звоните батюшке, то вы ему мешаете, что вы его отвлекаете так от большого количества дел. Вот эти помыслы, пожалуйста, сразу прекратите. И звоните, и пускай отцы приходят и навещают вас, и причащают, и дома молятся вместе с вами и так далее». И когда вместе служба совершается, действительно это большая радость, и я думаю, что её можно даже и переместить домой.

Л. Горская

— То есть стараться не отрываться от Церкви и постараться переключаться, чтобы смотреть на нашу жизнь новыми, свежими глазами и уметь ценить момент.

Свящ. Максим Бурдин

— Безусловно, да. Вот у монахов есть принцип: никуда не уходи из своей кельи, она тебя научит всему. Это, по-моему, у аввы Исаии. Но я не монах и на практике не испытывал работоспособность этого метода. Раз он в истории остался, то, наверное, неспроста. Я бы его немножко переиначил: не покидай своей Церкви — она тебя научит всему. И, честно говоря, когда карантин случился, конечно, в глазах прихожан был виден страх: как они останутся без Причастия, как они останутся без любимых богослужений. А у нас всё это угодило, представляете, прямо на пасхальные дни. То есть мы почти до Страстной седмицы служили без ограничений.

Л. Горская

— У нас — Вход Господень в Иерусалим.

Свящ. Максим Бурдин

— И в середине Страстной седмицы были колебания: оставить — не оставить, открыть — закрыть. И вот прямо за несколько дней до Пасхи вот так вот решилось. И народ даже не успел приготовиться к такой вести. Немножко пасхальная радость их, конечно, пошатнулась. Но ничего, съездил я за один день, за Великую Субботу, в пять мест, всех на дому причастил — порядка 20 человек. Ну что ж, не получилось на Пасху, значит, причастимся дому.

Л. Горская

— Слава Богу!

Свящ. Максим Бурдин

— Да.

Л. Горская

— К сожалению, закончилось наше время. Я надеюсь, что мы ещё пообщаемся с вами и, может быть, в более благоприятных обстоятельствах, потому что всё как-то движется к лучшему, я надеюсь, с Божьей помощью. А сейчас будем прощаться. Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире была программа «Светлый вечер». Её для вас провела Лиза Горская. И здесь у нас в гостях был священник Максим Бурдин из Астраханской епархии, руководитель Епархиального отдела катехизации.

Свящ. Максим Бурдин

— Не грустите, дорогие друзья, всем вам помощи Божьей!

Л. Горская

— Спасибо. Всего доброго.

Свящ. Максим Бурдин

— Счастливо.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Сюжеты
Сюжеты
Каждая передача состоит из короткого рассказа «современников», Божием присутствии в их жизни.
Ларец слов
Ларец слов

Священник Антоний Борисов – знаток и ценитель Церковно-славянского языка, на котором совершается богослужение в Русской Православной Церкви. Он достает из своего ларца слова, которые могут быть непонятны современному человеку, объясняет их – и это слово уже нем вызывает затруднения. От «живота» до «василиска»!

Домашний кинотеатр
Домашний кинотеатр
Программа рассказывает об интересном, светлом, качественном кино, способном утолить духовный голод и вдохновить на размышления о жизни.
Тайны Библии
Тайны Библии
Христиане называют Библию Священным Писанием, подчеркивая тем самым вечное духовное значение Книги книг. А ученые считают Библию историческим документом, свидетельством эпохи и гидом в прошлое… Об археологических находках, научных фактах и описанных в Библии событиях рассказывает программа «Тайны Библии».

Также рекомендуем