Василий Садовников. Придворный выезд от главного подъезда Большого дворца в Петергофе - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

Василий Садовников. Придворный выезд от главного подъезда Большого дворца в Петергофе

* Поделиться

— Простите, пожалуйста, а можно, я вам покажу свой рисунок?

— Рисунок? Конечно, я с удовольствием посмотрю его! Ты будешь ещё одним автором, с работой которого я познакомлюсь здесь, в Большом дворце Петергофа.

— Вы так долго и внимательно рассматривали акварель Василия Садовникова, что я решила с вами поделиться. Вот, посмотрите, я скопировала её.

— Ну-ка, ну-ка! Что ж, замечательно получилось! Особенно тебе удались пушистые ели. И я вижу, ты даже дополнила картину «Придворный выезд от главного подъезда Большого дворца в Петергофе». У автора повозка только ожидает седоков, а у тебя царь уже сидит в экипаже, да еще в короне!

— Но ведь он жил в этом дворце? Значит, и кататься мог поехать?

— Летом 1852 года, когда была написана картина, императорская семья действительно жила в Петергофе. И хотя художник не дает прямого ответа, совершат выезд Романовы, или кто-то из придворных, многие детали указывают на то, что экипаж предназначен для Николая Первого или его супруги Александры Федоровны. Это и оживление прохожих у парадного подъезда Большого дворца, и упряжка из четырёх лошадей, запряженных цугом, и всадники, которые приготовились её сопровождать — их называли форейторами. Обрати внимание — Садовников выписал все эти подробности тончайшими штрихами и сохранил прозрачность акварели. Чтобы в точности повторить такую работу, нужно много учиться.

— Мне мама в художественную школу ходить не разрешила, сказала, что это бесперспективно. Не стать мне великим художником. Так и буду чужие картины перерисовывать.

— Между прочим, неплохой способ натренировать руку и глаз. Василий Семёнович Садовников именно так и учился рисовать — раскрашивая чужие гравюры и литографии.

— Раскрашивал? Как маленький? Его тоже родители в художественную школу не отдали?

— Родители Василия не имели возможности дать ему образование. Они были крепостными крестьянами и зависели от барыни, княгини Натальи Голицыной. А она славилась своим крутым нравом! Её побаивались не только слуги, но и близкие родственники. Сын Натальи Петровны, Дмитрий Голицын, даже будучи уже московским генерал-губернатором, не осмеливался перечить маменьке. Но в одном он сумел настоять на своём. Заметив у крепостного мальчика талант к рисованию, Дмитрий Владимирович стал его покровителем. Он и снабжал Василия литографиями для копирования и раскрашивания, карандашами и красками.

— Почему же князь не отдал мальчика учиться?

— Крепостной был собственностью его матери. Лишь после смерти княгини, в 1838 году, Дмитрий Голицын дал Садовникову вольную.

— Василий тогда уже взрослый был?

— Да, на тот момент Садовникову исполнилось тридцать восемь. В этом зрелом возрасте он подал прошение в Императорскую академию художеств о присвоении звания свободного художника.

— Свободного — значит, не крепостного?

— Нет, здесь речь о другом. В Академии существовала система классификации художников. По окончании обучения ученикам присваивался определённый уровень, или класс. А самоучки могли рассчитывать только на звание «неклассного», или, по-другому, свободного художника. Его и получил Василий Садовников за работу «Интерьер парадной лестницы Академии художеств».

— А «Придворный выезд» он когда написал?

— В 1852 году. К этому времени Садовников уже был широко известен и популярен, как пейзажист и художник интерьеров. Литографии и акварели Василия Семеновича украшали не только комнаты в мещанских и купеческих домах, но и дворянские гостиные. Слава Садовникова достигла царской семьи, по высочайшим заказам он писал внутренние пространства императорских дворцов и усадеб, запечатлевал различные события придворной жизни — вот как на этой картине.

— Какая успешная карьера! Повезло! У меня так никогда не получится!

— Знаешь, мне кажется, творчество и карьера — это в определённом смысле антонимы. В детстве и юности Василий Садовников стремился реализовать свой дар, не страшась гнева суровой барыни. И в зрелые годы писал не ради денег и славы, а по потребности души.

— Для себя рисовал?

— Для людей! Таланты нам даются от Бога, чтобы мы делились ими друг с другом. Если будешь помнить об этом, то непременно станешь настоящим художником!

«Картину Василия Садовникова «Придворный выезд от главного подъезда Большого дворца в Петергофе» можно увидеть в Государственном музее-заповеднике «Петергоф».

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
****
Другие программы
Храмы моего города
Храмы моего города
Древние храмы Москвы и церкви в спальных районах — именно православные храмы издревле определяют архитектурный облик Столицы. Совершить прогулку по старинным и новым, знаменитым и малоизвестным церквям предлагает Дмитрий Серебряков в программе «Храмы моего города»
Жития святых
Жития святых
Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Александр Невский и многие другие - на их жизнь мы стараемся равнять свои жизни, к ним мы обращаемся с просьбами о молитвенном заступничестве перед Богом. Но так ли много мы знаем об их земной жизни и о том, чем конкретно они прославили себя в вечности? Лучше узнать о земной жизни великих святых поможет наша программа.
Частное мнение
Частное мнение
Разные люди, интересные точки зрения, соглашаться необязательно. Это — частное мнение — мысли наших авторов о жизни и обо всем, что нас окружает.
Псалтирь
Псалтирь
Андрей Борисович – увлеченный своим делом человек. А дело всей жизни нашего героя – это изучение Псалтыри, библейской книги царя Давида. Вместе с Андреем Борисовичем мы попадаем в различные житейские ситуации, которые для нашего героя становятся очередным поводом поговорить о любимой книге.

Также рекомендуем