«Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа» (Еф 5:33)". Священник Константин Мальцев - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа» (Еф 5:33)". Священник Константин Мальцев

* Поделиться
Александр Ананьев и Алла Митрофанова

Наш собеседник — настоятель храма новомученников и исповедников российских в станице Ленинградской Краснодарского края священник Константин Мальцев.

Мы говорили о смыслах слов из Священного Писания о любви к жене, как к самому себе, и о страхе жены перед мужем, о том, почему в современных семьях чаще всего возникают непонимания и конфликты, и что может помочь их уладить и вернуть взаимопонимание и любовь.

Ведущие: Александр Ананьев, Алла Митрофанова


А. Ананьев

— Не в качестве эпиграфа, но в качестве основы для предстоящей программы «Семейный час» на радио «Вера» — Послание к Ефесянам, глава 5-я, стихи с 28-го по 23-й: «Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь, потому что мы члены Тела Его, от плоти Его и от костей Его. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа». Добрый вечер, друзья. За семейным столом вас приветствует, будем говорить откровенно, ничуть не боящаяся своего мужа Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

— И очень любящий свою жену Александр Ананьев.

А. Ананьев

— И мы приветствуем за нашим семейным столом замечательного священника, который в своих социальных сетях не так давно заставил нас вновь задуматься об этом фрагменте Священного Писания, с настоятелем храма Новомучеников и исповедников Российских в станице Ленинградской Краснодарского края, священником Константином Мальцевым. Добрый вечер, отец Константин. Здравствуйте.

Иерей Константин

— Доброй вечер, мои дорогие, вы мне подняли настроение, я увидел взгляд нашей дорогой супруженьки: кого убоится? — примерно это выглядело так. Но тут разные моменты. Именно убоится не из-за того, что там какие-то претензии или, как я всегда говорю, боксер из угла в угол бегает, чтобы удар не прилетел, а именно убоится потерять любовь, как порой страшно потерять любовь и заботу Божию, на фоне которой происходит внутренняя пустота и отчаяние. Поэтому поговорим немножко об этом.

А. Ананьев

— Да, как раз вот об этом в вашем замечательном видео, которое вы сняли в довольно экстремальных, неожиданных, может быть, для священника обстоятельствах — за рулем, в дороге. Видимо, вы очень хотели поделиться своими размышлениями, и мы вам очень за это благодарны. Причем не просто убоится потерять его любовь — и я хочу отдельно об этом поговорить, — принизить его мужское достоинство, после чего он не будет чувствовать себя мужчиной в отношениях. Ах, как важно все то, о чем вы говорите! Ну а на самом деле вот больше всего, вот в контексте программы «Семейный час», нас с Аллой зацепила ваша вот какая мысль. Женщина, говорите вы, как крылья для мужчины, но мало кто это понимает. Даже в детстве девочке достаточно сказать доброе слово — и мальчик чувствует себя супергероем. А для взрослого человека — даже изношенные крылья мужа обновляются, если жена что-то хорошее скажет. Отец Константин, вот как человек, как христианин, я подписываюсь под каждым вашим словом и не испытываю ни малейших сомнений. Но как мужчина я хочу спросить: позвольте, я же мужик, крепко стоящий о двух ногах. Разве мое самоощущение, тот факт, что я мужчина и веду, ну и должен придерживаться мужской линии поведения, он хоть как-то зависит от мнения окружающих, даже если это жена?

Иерей Константин

— Да безусловно, он зависит. Порой мужчина, при всей его твердости, а порой и такой жесткости, что я такой всесильный... Ведь давайте вспомним, почему Господь создал Еву Адаму, что не должно быть ему одному, это плохо. Потому что когда Адам увидел Еву, он сразу не понял, он это или не он, или кто это вообще — то есть он видел себя в ней как единое целое. Когда мы находим, если можно так выразиться, для начала, поэтапно находим свою вторую половину, ведь как мужчина поступает? Я думаю, об этом все знают, и женщины в том числе, чуть-чуть повторю: сначала он делает все так, чтобы показать, как он любит и относится — то есть я тебе вот все даю, чтобы ты увидела, как я тебя люблю, а потом он уже он ее любит так, смотря, как она к нему относится. То есть сначала вкладывает, а потом уже отталкивается. И вот здесь, когда происходит момент, что уже нечего отталкиваться, происходит очень сильный такой надлом и проблема. Потому что человек воцерковленный, он может это пережить, потому что он начинает молиться Господу, Богородице, Петру и Петронии: спасите, подкрепите, чтобы наша семья умножилась в любви, шествии вместе. Так, по сути-то, семья как малая Церковь — это Невеста Христова. В совокупе вся Церковь — это Невеста Христова. Но как мы должны относиться к Господу и, символично, в том числе к мужу, смотрите, если Господь как любит, да, вот человека? Христос любит ее больше, чем Самого Себя, Он любит ее так, что отдает Свою жизнь за нее, жертвуя Своей жизнью ради Церкви, то есть здесь ради верующих людей совершается жертва искупительная. Христос тем самым открывает возможность людям принять спасение и очиститься от грехов, то есть вот как Жених любит свою Невесту. Понятно, символично, всецело так должен и любить муж свою жену. Но невеста как должна тогда относиться к такому, как Церковь, да, относиться к такому мужу? С полнейшим благоговением и трепетом. Знаете, я даже символично могу рассказать один случай, у меня есть духовные чада — Ксения и Дионисий, в Краснодаре живут. И вот что-то у них был такой период (я ни в коем случае не переживаю, если они увидят и услышат наш с вами эфир, потому что это честно от души) — ругались, ругались, ругались. Вот она мне звонит: батюшка, что мне делать? Я говорю: доченька ну попытайся во всем покоряться, пока его воля. Вот просто экспериментально. Вот все что он говорит, если это не противоречие заповеди Божией, закону Божию, ну повинуйся. Говорит он: едем. Не говори: хочу — не хочу, поеду — не поеду. Говоришь: как ты сказал, так и будет. Прошло уже, ну чтобы не соврать, лет так ну пусть пять, максимум — они с того момента практически вообще не ругались. Ну вообще не ругались. А почему, по большому счету? Она говорит, вы как сказали, чтобы я ему больше слушалась, больше так повиновалась, говорит, так и он преобразился. Он, говорит, старается еще больше мне годить. А вот здесь еще больше ключевой момент: ресурс женщины — это еще более ценно. Потому что он говорит: я себя сугубо чувствую мужчиной в наших отношениях. Потому что, смотрите, вот у нас в отношениях бывает часто вранье. Ну, к сожалению, бывает. Вот что происходит с внутренней? Это я основываюсь в том числе не только на своей жизни, но и на тысячах исповедях. «У меня красивое платье? — Красивое». А он про себя думает: да лучше бы ты его не одевала. Но чтобы ее не обидеть: красивое. «Вот мне вот это, вот это? — Да, хорошо. — Мне вот это да? — Да хорошо». А внутри у него накапливается, он врет. Это разрушает его изнутри по факту. Он не хочет ее обидеть, но в то же самое время он разлагается изнутри. И потом эта рана прорывает, что происходит? Скандал, обиды. Потому что уже не может терпеть. Он ей угождает, чтобы подчеркнуть, какая она хорошая. Да никто не спорит, что она хорошая. Но честности нет. Если мне это не нравится платье, я скажу: мне не нравится, давай ты не будешь его носить, давай другое купим. Или носи его без меня, чтобы я не искушался. Ну и опять-таки, если оно не вульгарное, не провоцирует. Потому что ее лицо — и мое лицо в том числе. По ней же что скажут: что у тебя за муж? Поэтому если мы говорим об этом вранье, его в принципе не должно быть в отношениях. Потому что тогда эти крылья только думают, как мне будет хорошо, и они складываются, как, знаете, ладно, по щучьему велению, проще говоря. И тогда ничего не остается. А у нас должно все умножаться. Ведь мы все с вами понимаем, семейные люди, что это тяжелая пахота — семья. Каждодневная пахота. И пашет не один, а оба. И не зря Господь говорит: друг друга тяготы носите и в том исполните закон Христов. Ну которые слова читали в самом начале, так как говорится, сейчас, две секунды: жены, повинуйтесь своим мужьям. А сейчас давайте реально сегодня скажи вот: ты знаешь, я хочу тебе предложить выйти за меня замуж, но ты должна будешь мне повиноваться. Мы что услышим сегодня? Ну в лучшем случае на три буквы пошлет. В лучшем случае. А ведь это, по сути, фундамент твердости семейных отношений. Когда жена за спиною — она за мужем, как мы часто говорим. И благодаря этому крылья расправляются, а муж своими руками созидает для этих крыльев все что может. А иногда жены хотят быть руками. И мужчины — давайте тоже критично в сторону мужчин скажем, а то получается, что я сейчас только женщин говорю, что они должны, должны. Мужчины складывают ручки: ну она же делает, чего мне напрягаться тогда? И получается, что ни семьи, ни отношений, ни дружеских, не как муж и жена, едина плоть. Поэтому это очень важная тема, особенно для молодежи сегодня. В свете сегодня: бери от жизни все. В свете том, что я такая королева, только родилась, а уже сразу оденьте мне корону. Давайте честно скажем: мальчиков сегодня не воспитывают в большей степени как мужчин. Поэтому и видим деградацию среди мужского населения относительно таких вот, как бы это помягче сказать, содомских моментов. Потому что мягкотелые.

А. Ананьев

— О деградации мужчин, о гиперответственных женщинах, о сложностях семейных отношений продолжаем мы разговор сегодня с настоятелем храма Новомучеников и исповедников Российских в станице Ленинградской Краснодарского края, священником Константином Мальцевым. В программе «Семейный час». Я Александр Ананьев и здесь также Алла Митрофанова.

А. Митрофанова

— Отец Константин, у меня, по мере развития вашей мысли, возникало все больше и больше вопросов. И, по правде говоря, даже теряюсь, с чего сейчас начать. Ну давайте вот с конкретного примера, вы о платье сказали. Ситуация в нашей семье: Александр Ананьев не любит цветочные расцветки, принты, как их сейчас называют. Вследствие чего у меня платья в большинстве своем однотонные. Осталось несколько цветочных из нашего еще несемейного периода, которые Александр Владимирович одобрили.

А. Ананьев

— А чтобы убедиться в обратном, вам достаточно, дорогой отец Константин, посмотреть на наши отпускные фотографии — и вы увидите, что все платья, в которых Алла Митрофанова фотографируется, все в цветочек.

А. Митрофанова

— Да ладно, ни одного. Там нет ни одного платья в цветочек, ну правда. Платья однотонные. И, как вам сказать, это такой, ну с моей стороны компромисс, наверное, но мне просто действительно очень важно, что скажет муж по поводу того, как я выгляжу. Но если, к примеру, возникла такая ситуация, когда мужу действительно не нравится, что жена надела, как она приготовила рагу, каким у нее вышел борщ. Ну мама по-другому готовила его, и он к другому привык. Какие-нибудь, я не знаю, тыквенные оладьи — мама туда не добавляла всех там грузинских специй, а она взяла и чего-то там сыпанула — не так. Каким образом мужчина может женщине сказать об этом так, чтобы она не расстроилась и не пошла плакать в угол, что она жена никчемная? А у нее, поверьте, и так полным-полно поводов считать себя женой никчемной, в большинстве своем.

А. Ананьев

— Это ж каким же демоном я сейчас предстал перед нашими слушателями, а?

А. Митрофанова

— Да нет, у нас-то как раз все хорошо, у нас все закончилось цветочными принтами.

А. Ананьев

— Давай поговорим на конкретных примерах: рагу ему не понравилось. Все не так, отец Константин. Прекрасное рагу, и платье, и борщ.

А. Митрофанова

— Вот такой пример если рассмотреть. Как мужчина может деликатно сказать об этом своей жене, чтобы ее не задеть и не поранить в свою очередь тоже.

Иерей Константин

— Я думаю, тут наводящее должно быть. Если она стрессоустойчивая, то прямым текстом: моя дорогая, ну вот мне борщ не особо не понравился потому-то, потому-то. Я его съем, даже если еще раз ты его приготовишь, но если это будет по-другому, будет лучше. Это первый момент. Если более ранимая, а наши дорогие девочки, они более ранимые, то я бы сделал по-другому, лично я. Я бы сказал: давай мы в следующий раз не борщ будем есть, а допустим, какой-нибудь соус. У нормальной женщины, хозяйки, возник вопрос: а что не так? Что-то там не то? Ну и можно тогда уже от этого отталкиваться. Ну я бы еще перестраховался, скажу уже по опыту общения. Я бы сказал, что не все ингредиенты или что мне по душе, к примеру. То есть вот так вот мягко пытался бы это смягчить. Понятно, что я в чем-то уступаю, она в чем-то уступает. Потому что, если у нас не будет единомыслия, единоверия, у нас будет только в семье не райские отношения, а адские, ни к чему хорошему они в итоге не доведут. И крылья не будут поднимать, а крылья будут, как это, как правильно термин подобрать... хлестать.

А. Ананьев

— Обрезать.

Иерей Константин

— Ну и да, или.

А. Ананьев

— Или еще один способ: «Дорогая, ты приготовила такой вкусный борщ! Ну такой вкусный борщ, что давай отдадим его любимой собаке, она оценит. Он достоин лучшего». Отец Константин, но если говорить серьезно. Я вот сейчас слушаю вас, и я вдруг понимаю парадоксальную вещь: я понимаю, что взаимность — враг христианского брака. Потому что настоящая любовь должна не искать взаимности. Настоящая любовь не должна быть: ты мне — я тебе. Настоящая любовь — это когда ты отдаешь, не задумываясь, не ища ответного, не измеряя, вот смотри: твоя любовь килограмм 20, а моя любовь 8 килограммов — нет, так не пойдет, давай я тебе буду поменьше или уж давай, постарайся, чтобы у тебя любви было побольше. Получается, что каждый раз, когда мы ищем взаимности в семейных отношениях, в отношениях, основанных на любви, мы перестаем быть христианами и перестаем быть семьей?

А. Митрофанова

— Мне кажется, какая-то подмена понятий, прости, пожалуйста. Одно дело — взаимность и совсем другое — «ты мне — я тебе». «Ты мне — я тебе» — это же договорные отношения и к взаимной любви... имеют, может быть, какую-то связь, но с ней, но очень опосредованную. Хотя не знаю, могу ошибаться.

А. Ананьев

— Отношения, вот как я сейчас понял, и меня даже испугала эта мысль, она для меня новая: отношения не должны быть взаимовыгодными.

Иерей Константин

— Ну я частично соглашусь с вашим высказыванием. Ну просто на основании нашего самого известного Послания апостола Павла к Коринфянам, да, Первого Послания, там, мы помним, тоже такие, что любовь не раздражается какими-то вещам, и в том числе не превозносится. О том, что вы говорите, что не должно быть, не бартер, но в том числе Господь призывает друг друга тяготы носить. То есть, понимаете, тут вопрос количества любви, вы говорите: в таком соотношении люблю, а ты в таком соотношении любишь. Тут все-таки любовь должна быть, все-таки у нас есть конкретные точки отправления. Идеальная точка — прийти вместе к Богу семьей, как малая Церковь. Потому что частый вопрос: батюшка, а если муж (ну чаще почему-то муж, женщины спрашивают, а не «я» говорят), если муж раньше умрет, говорит, мы с ним увидимся на небесах? Я говорю: ну если оба в рай попадете, возможно, и увидитесь. Но за Бога ответить не могу. Но Господь обещал увидеться всем. Но попадаете ли вы туда, если муж раньше почиет — не факт. Ну я шучу, конечно, в том русле, что, может, вы его довели, что он мученический венец получил. Ну если, конечно, более серьезно, конечно, окончательная точка — это вместе прийти ко Господу. И когда у нас это основная цель, то мы уже пытаемся на какие-то вещи даже не реагировать. По смыслу того, что Господь сподобил нас вот это сегодня кушать — я и кушаю. Вот и все. Слава Тебе, Господи, мы же молимся: хлеб наш насущный. Понятно, что «хлеб насущный» — это больше о причастии, потому что это суть этой молитвы. Но если в бытовой момент перевести, и этому мы рады, что сегодня есть. Другое дело, что мы, каждый со своей стороны, прилагаем максимум усилий, а не «отвянь», если можно так выразиться. Поэтому если мы говорим о следующих целях, то следующая цель — это все-таки под друг друга подстроиться. Почему я в своем виде говорю, что все должно быть согласовано. А в городе у нас, особенно в городе, за дефицитом физического времени, поскольку в Москве периодически бываю и вижу, насколько люди ограничены в общении, в лучшем случае это через социальные сети, я понимаю, что хоть с кем-нибудь бы пообщаться в течение дня, вечером, может быть. с мужем. Ну в вашей ситуации, слава Богу, вы вместе, рядышком, это очень замечательно.

А. Митрофанова

— 24 на 7.

А. Ананьев

— Да. Тут два варианта: или принять это и радоваться или находить разные студии для работы.

А. Митрофанова

— Да нет, мы счастливые люди, правда. Отец Константин, вы знаете, что меня в нашем видео заинтриговало, и мне очень хотелось этот вопрос задать: вы говорите, как важно, чтобы женщина поддерживала мужчину в его желаниях. Я с вами абсолютно согласна, абсолютно. Мне кажется, это просто азбука. Мы, женщины, иногда сами не замечаем, как можем кувалдой вот эти крылья действительно мужчине отбить. Однако вот смотрите, например, такая ситуация — я ее сейчас намерено заострю. Муж говорит: дорогая, я все решил, мы продаем квартиру в городе и покупаем домик в тайге. Всю жизнь мечтал быть лесником. И вот мне 45, в жизни пора что-то менять, я все придумал: мы с тобой едем жить в тайгу. Я буду жить лесом, ты научишься нормально вести хозяйство, дети заживут нормальной жизнью без вот эти вот там чатов, пабликов и где они там торчат постоянно. Все, собираемся.

А. Ананьев

— И голос за кадром: «Основано на реальных событиях».

А. Митрофанова

— Понимаете, а женщина такая: слушай, а как же школа? — А ничего, будут учиться онлайн, сейчас это возможно. — А если, не дай Бог, что-то случится и потребуется больница, а она в 300 километрах? То есть у нее сразу включается практический ум. И как здесь ей быть? Она бы, может быть, и хотела бы мужа поддержать в этом его желании реализовать наконец свою детскую мечту, но, как говорится, что-то пошло не так.

Иерей Константин

— Ну тут два варианта на мой взгляд, честно говоря. Знаете, просто символизм приведу. Знаете, когда мне говорят: батюшка, я хочу в монастырь поехать, уйти вернее, уйти. Я говорю: ты поезжай хотя бы на недельку-две, а то и месяц потрудись трудником, а потом уже определись вообще, хочешь ли ты в монастырь. Потому что на данный момент у тебя такая эйфория, что ты там будешь только молиться, и все будет у тебя как в раю. Просто недооцениваешь объективной реальности. Вот первый вариант — это, возможно, поехать туда в отпуск и там пожить, попробовать в этой тайге, каково оно будет, хотя бы временно. А второй вариант — тут ну опять-таки, по мне, так ну и что, тайга? Ну это на мой личный взгляд. Но, понимаете, ни в коем случае не в похвальбу. Я просто как-то меня Господь, мы с вами даже на других эфирах, я вам раскрывался, что меня Господь посещал сугубой любовью Своей, и вот в этот момент ты понимаешь: все будет замечательно с моими детьми, семьей, и Господь не оставит, и у них будет все замечательно. Вот когда полностью свою жизнь доверяешь Богу, ты вообще не сомневайся, что что-то будет хорошо — все будет хорошо, ничего плохо не будет. А если какие-то будут временные испытания, вы же вместе, все равно это переживете. Понятно, здесь как женщину я сто процентов вас понимаю, что какие-то бытовые моменты женщине они первичны, потому что она создает семью. Вот смотрите, мужчина дает дом, а она создает там уют. Мужчина, вообще женщина во многом сильнее, давайте честно скажем: он ей дает семя — а она рожает ребенка, он принес ей продукты — она еду приготовила. Ну бывает, конечно, и противоположная сторона: если он ее обидел — жди шторма, получишь то же, в десять раз больше. Поэтому как бы относительно вашей мечты я бы просто попробовал поехать временно. Ну и все, вопрос бы тогда уже и для вас, и для него как бы чуть-чуть решился. То есть пробовать можно вместе: понравилось — не понравилось. Муж, он тоже, вот я куда, я забыл, куда вы недавно в Болгарию летали? Муж, он вообще куда-то в другое место хотел, к примеру. Или это тоже он виноват, что туда полетели?

А. Ананьев

— Да уж будем откровенны, мужчина всегда несет ответственность за все те беды, отпуски и переезды, которые случаются с семьей. А у нас сейчас минута полезной информации на светлом радио. А через минуту мы продолжим бескомпромиссный, открытый, честный разговор, основанный на реальных примерах, в программе «Семейный час». Не отходите далеко.

А. Ананьев

— «Семейный час» на радио «Вера» на радио «Вера» продолжается. Здесь Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

— Александр Ананьев.

А. Ананьев

— И настоятель храма Новомучеников и исповедников Российских в станице Ленинградской Краснодарского края, священник Константин Мальцев, который не так давно — и я вот вам советую, друзья, обязательно найдите это видео (ну я думаю, что нет смысла как-то шифровать эту социальную сеть) — в аккаунте в Инстаграм (деятельность организации запрещена в Российской Федерации) отца Константина, где он за рулем своего автомобиля рассуждает как раз о том, что женщина подобна крыльям для мужчины, но как мало среди нас тех, кто это понимает. И достаточно, вот как девочке, сказать мальчику доброе слово, что какой ты сильный, Петя, какой ты молодец! Так сразу же Петя почувствует себя супергероем. Но как-то все выпадает это из нашего поля зрения.

А. Митрофанова

— Со стороны женщины. Отец Константин, вы знаете, мне очень часто говорят: вот как же тебе повезло с мужем, он у тебя гений, он талантище, он герой — и я согласна абсолютно. Мне очень легко действительно говорить мужу абсолютно искренне вот все эти слова. Представим себе другую ситуацию. Представим себе ситуацию, когда у женщины муж, ну скажем так, свободную от работы часть дня проводит в таком диванном режиме: ну футбол, телевизор, там какие-то напитки, что-то еще — классика жанра такая. Я, по правде, не знаю статистики, у меня нет картины перед глазами, насколько сейчас это распространенная ситуация, потому что как-то в нашем кругу таких людей практически нет. Но говорят, что это прямо часто встречающаяся история: мужчина, который вот он сходил на работу, выполнил свой долг, в конце месяца зарплату принесет, в начале месяца аванс принесет, остальное время: не трогайте меня, дайте мне полежать, отдохнуть ну и так далее. И вся вот эта классика жанра, связанная с «прибей полку, вынеси елку», что-то там сделай еще и прочее, прочее, когда женские просьбы остаются неуслышанными, и жена переходит в режим пилы. Вот как в такой ситуации женщине отрастить мужчине крылья?

Иерей Константин

— Ну сначала пошучу: благодатным пендалем. А если более серьезно, Аллочка, сегодня диванные генералы с пультом в руках немножко переродились. Сегодня статистика показывает, что это «танкисты» чаще всего компьютерные.

А. Митрофанова

— А, кстати, да.

А. Ананьев

— Я почему большой акцент делаю на этом всем сюжете, поскольку это больше молодежи сейчас касается. А молодежь у нас сегодня все больше и больше отказываются и от детей, и вообще законных отношений и тому подобное, поскольку такой эгоизм умножается. Что делать с такими мужчинами? Здесь два варианта: или договариваться, или же планировать. Договорились — сделал. Если не понимает, тогда вот изначально уже желательно заводить какой-то журнал и в журнале планировать месяц, то есть как ежедневник: вот тогда мы делам это, планируем. Понятно, что наши планы — для Господа это смех, но тем не менее сегодня это более и более актуально становится. И тогда приходит время, и к этому ты должен еще подготовить что-то, то же самое прибить полку: надо полку купить, надо полку чем-то прикрутить — то есть, значит, еще что-то к этому. Вот в этом планировании, возможно, решатся какие-то моменты. Сначала это тяжело будет, а потом это система, и все выходит. Главное, последнее, что я скажу, главное, чтобы было спокойствие в семье, бесконфликтно и решение. Да, прошел, допустим, день, не прикрутил — давай переносить дату, но нам это надо сделать.

А. Митрофанова

— Нет ли здесь такой опасности, что женщина станет для своего мужа такой, знаете, строгой классной руководительницей, ну или генералом в юбке (есть такой архетип — «генерал в юбке»), человеком, от которого всегда будет соблазн увильнуть, сбежать, ну вот как, знаете, прогулять урок в школе? И мужчина постепенно в такой режим жизни перейдет, если женщина составит журнал действий.

Иерей Константин

— Да если он ее любит, никогда он не уйдет ни в каком режим. Когда человек любит, он хочет максимум сделать для своего человека, чтобы ты счастливый стал. Тогда он ничего не будет вилять, это для него в помощь будет. Я сам такой, что мне иногда нужно напомнить на фоне нашего сегодняшнего шквала, информационного завала. Я иногда ни в коем случае не обижаюсь даже на прихожан, которые мне что-то там напомнят, я, наоборот, поблагодарю, потому что просто не справляется мозг с переизбытком. Поэтому по мне так это сегодня уже как, к сожалению, объективная реальность, если мы говорим бытовые какие-то моменты.

А. Ананьев

— Я вот хочу прокомментировать то, что сказала Алла сейчас. Если муж успешен, если муж востребован, в том числе в профессии, там в своих делах — заслуга в этом его жены.

А. Митрофанова

— Да ладно.

А. Ананьев

— Потому что именно она отрастила ему эти крылья. Да, за каждым успешным мужчиной стоит талантливая женщина, я в это твердо верю. Потому что у него есть стимул, он понимает, зачем. А как только ты понимаешь, зачем, ты сразу получаешь понимание того, как этого можно добиться. Верно и обратное. Если мужчина валяется на диване, или сидит за «танками», или еще занимается чем-то, что не способствует укреплению семьи и укреплению дома — изрядная доля вины в этом все-таки именно на женщине. Может быть, ей стоит проанализировать, может быть, она берет на себя какие-то мужские функции? Может быть, именно потому, что она вот как-то вместо того, чтобы быть крыльями мужа, становится его ногами, руками и головой, и он чувствует в себе право и возможность вести такой образ жизни. И судя по тому, что отец Константин согласно кивает, я полагаю, что он хотя бы отчасти со мной согласен.

Иерей Константин

— Да, я согласен. Ну тут, скажем так, отчасти потому, что ведь, видите, женщина — это такое милое создание, которое готово: ну пусть посидит, пусть. Ну одно дело, когда какое-то у каждого должно быть хоть чуть-чуть, но личного пространства, чтобы хотя бы там часик своим делами занялся, своими интересами, чтобы ну хоть какое-то там хобби, не хобби, не суть важно. Но в любом случае, когда тот же самый парень-«танкист», для него часами становится нормой сидеть, вместо того чтобы тот же самый фильм какой-то с супругой посмотреть, который обоим бы понравился, а потом его обсудить — вот это тогда уже страшно. А есть ведь, смотрите, такая очень замечательная фраза, я тоже ее как-то говорил, повторюсь, не мной придумана: не так страшен убийца или вор, как страшен человек, с молчаливого согласия которого это все происходит. Ну пусть ворует, ну убивает, ну вот так вот. То есть человек безразличный — это страшный человек, это такая летальная «медвежья услуга». Так если вашу мысль продолжить, если вот эта «медвежья услуга» в кавычках, даже не в кавычках, а в человекоугодии здесь — она думает: да пусть сидит, я сама, я сама, — потом да, на фоне этого греха человекоугодия и у него еще больше гордыня и самолюбие развивается. И в том числе она начинает быть руками, которая пашет сама за двоих, будучи локомотивом. Но, с другой стороны, я тоже в чем-то не соглашусь с вами, Александр, когда говорите, благодаря женщине только лишь мужчина становится там талантливей, добивается успеха. Я вам, ну не в похвальбу сказать, вот я каких-то своих результатов в меньшей степени благодаря жене достиг. Я просто понимал, что если не я, то кто? Кто эту пользу принесет потом семье? И я всегда говорил: молитесь и не мешайте. Все. Но и молитва — это тоже крылья, это большой труд. Поэтому если уже скажут там доброе слово поддержки — это вообще замечательно, то есть не превознесли, а поддержали. Ну это да, я соглашусь, но для меня это было в первую очередь: только не мешайте, я все сам добьюсь. Ну это горделиво сказано. С помощью Божией. С помощью Божией, потому что без Бога ничего у нас никогда не получится.

А. Митрофанова

— Отец Константин, а вот со стороны женщины вопрос. Вы чуть выше упомянули о том, как важно не попустительствовать слабостям мужа и порой даже и волшебный пендаль такой, благословенный пендаль дать. А где проходит граница между попустительством, вот этим потаканием и подчинением мужу? И тем, что ты стараешься ему угодить. Ведь вырываешь управление от «танчика» из руки мужа — ты ему уже не угождаешь, и он может рявкнуть, наверное. Я не знаю, не пробовала, у нас, слава Богу, просто нет такой ситуации. Но я себе представляю, как это может быть: раз он рявкнул — уже не угодила мужу.

Иерей Константин

— Ну давайте честно скажем, лекарство тоже порой горькое бывает. Поэтому, несмотря на это, мы его все равно пьем, чтобы выздороветь. Поэтому, может быть, когда-то и рявкнет, но, если есть разум у него, и вернусь опять к единоверию, единомыслию, это фундамент — он поймет, что да, я перегнул, я пересидел, я забросил основные свои какие-то обязанности там, где-то оставил надолго супругу. А супругу, в принципе, вообще надолго оставлять нельзя. Потому что у нее может появиться много, скажем так, подружек, которые заполнят эту пустоту, которую должен заполнять или даже не заполнять, а дополнять... ну да, заполнять все-таки муж. Потому что пустота не может быть, потому что два в плоть едину, целое.

А. Митрофанова

— Вы очень важный момент опять же в этом видео поднимаете, связанный с присутствием подружек в жизни женщины. У меня очень много подруг, я их всех очень люблю и все замечательно. Я только вот опять же пытаюсь понять. Вы рекомендуете, если я верно вас услышала, не обсуждать с подругами вопросы, связанные с жизнью семьи, с отношениями с мужем и вообще внутреннюю вот эту вот кухню дома и отношений. То есть вы не говорите о том, что подруг не должно быть или их не должно быть много в жизни женщины, они просто не должны быть ее советчицами, правильно я вас понимаю?

Иерей Константин

— Потому что часто сегодня чаще всего, даже хорошие подруги могут быть завистливые. У вас есть муж, а у нее не такой муж или вообще мужа нет, и она такой, знаете, из подсознательной зависти вам дает совет не тот, который вам будет полезен. Но это не только женщину касается, это и мужчину касается. То есть если, допустим, ну у меня нет такой, но давайте визуализирую: если моей жене не нравится, что и я иду там с мужиками на рыбалку пить пиво, то я буду это дозировать — не раз в месяц, а раз в год делать, к примеру. То есть потому что, допустим, ей это не нравится, и я понимаю, что ну какова польза? Антистресс? Так я сильно тоже не напрягаюсь, чтобы у меня антистресс был. Пойду помолюсь, детей пообнимаю, с ними пообщаюсь — вот тебе другой антистресс. То есть альтернативу можно всегда найти. Но острые углы нужно стесывать, потому что рано или поздно ты о них, проходя, поцарапаешься и не факт, что оно быстро заживет, а может еще и загнить. Поэтому в любом случае это не только женщины касается, это и мужчины касается. А мужчина еще больше сапер, женщина еще тяжелей. Потому что мужчина — раз там, всплеск, высказал все и забыл. А по исповедям я скажу, женщины в десятки раз больше носят эту обиду или что-то недосказанное, но, к сожалению, это факт. С одной стороны, это эмоционально женщина хороша, у нее есть и плюс, и минус. Минус — это вот какая-то там мстительность, какая-то обидчивость и далее, далее — как минус. А плюс эмоциональности женщины — он идеальный. Если бы не было этой эмоциональности, не было сугубой сострадательности, не было бы сопереживания, то у нас в Церкви бы уже, в принципе, не было наших платочков, которые в большей степени наполняют храмы. Поэтому здесь есть и плюс, и минус эта эмоциональность. Потому что безразлично Бога пережить невозможно, равнодушно. Мужчина более рациональный: как, где — то есть твердо, а женщина, она пытается это более прочувствовать. Поэтому так и так может быть, но аккуратно нужно бы, потому что через эмоцию может и лукавый прийти. И какие-то нашепчивать тебе такие: ну ты же, посмотри, молодая, ну что ты на него, он лентяй там, тому подобное. Ну все может быть. Поэтому и у семьи должен быть духовник, который со стороны может сказать не приоритетно, а конкретно для духовной пользы, опять-таки даже если это не будет приятно кому-то из.

А. Ананьев

— Настоятель храма Новомучеников и исповедников Российских в станице Ленинградской Краснодарского края, священник Константин Мальцев, сегодня наставник двух супругов неразумных, Аллы Митрофановой и Александра Ананьева, в программе «Семейный час». Именно ему принадлежит высказывание в том коротком видео, которому сегодня посвящена наша программа. «Убоится, — говорит отец Константин, говоря о жене, — убоится не как боксер бегает с блоком по всему рингу, а убоится потерять его любовь, принизить его мужское достоинство, после чего он не будет чувствовать себя мужчиной в отношениях». Прежде чем я задам вам ключевой на сегодняшней программе вопрос — о разнице между любовью и почитанием, любовью и вот тем, что мы называем «убоится», я хочу задать вам сугубо мужской вопрос. А разве мужское достоинство мужчины не зависит на 110% от самого мужчины? Разве оно обусловлено отношением к нему извне, хотя бы даже жены? Разве это не то, что делает его мужчиной?

Иерей Константин

— Ну наверное, все-таки нет. Ну это мое личное мнение, может, кто-то с ним имеет право не согласиться. Понимаете, вот возьмем монахов. Он тоже, монах, он тоже мужчина, но он всю свою жизнь посвящает Богу. То что по природе он мужчина — да, а по сути он свое, как вы говорите, достоинство, он заполнил Богом. Но апостол Павел говорит: аще оженился, печешися — то есть думаешь, как угодить жене, аще не женился, думаешь — ну по-русски сразу, да, — думаешь, как угодить Богу. Вот монах — он полностью свое бытие во всех отношениях наполняет полностью служением Богу. А если мы все-таки говорим о отношениях, то здесь он уже не может быть полностью, только лишь по-своему, знаете, как локомотив. Локомотиву тоже порой надо ставить эти, как их, искусственные педали, чтобы он сам по себе не покатился. Иногда надо в паровоз или что-то там углей подкинуть, чтобы он скорость не потерял, успеть и далее. То есть если мы говорим о двух половинках, об отношениях, то мужчина более мужчиной становится, когда он является главой семьи и достойным отцом своим детям.

А. Митрофанова

— Отец Константин, а вот сейчас мне мысль в голову пришла, если позволите, хочется уточнить. Правильно ли я понимаю, что и монашеский путь, и супружеский, по сути, про одно и то же с точки зрения целеполагания: чтобы уменьшить свое собственное «я», для того чтобы внутри нас стало больше места для Бога.

Иерей Константин

— Да, конечно. Тут наполнение конечной цели или уже приближение к конечной цели. Потому что, как в семье я не иду эгоистично, сам, я веду за собою, так и в монашестве — я тоже не иду сам, в принципе-то. Серафим Саровский на это говорит: стяжи дух мирен и вокруг тебя спасутся тысячи. Если в семье это семья, то в монашестве это те, кто рядом, в том числе за которыми ты ухаживаешь, но начинаешь ты с себя. А цель одна и та же.

А. Ананьев

— Редкий момент на светлом радио, когда появляется такой спорный жанр как анекдот. С благословения отца Константина я хочу, мне вспомнился анекдот о сути мужского достоинства в супружеских отношениях. Алечка его, наверное, вспомнила...

А. Митрофанова

— Нет.

А. Ананьев

— Нет. А вот отцу Константину я его и слушателям радио «Вера».

А. Митрофанова

— Я же рыбка Дори, у меня оперативная память обновляется.

А. Ананьев

— Вот чем хорошо: можно каждый день рассказывать одни и те же анекдоты, она всегда будет радостно смеяться, потому что уже забыла. Сидят в баре, отец Константин, Козел и Лев. Вдруг у Льва звонит мобильный телефон, он хватает его и говорит: «Да, дорогая! Конечно, дорогая! Еще пять минуточек, дорогая и пойду... Конечно, я куплю, всего, да... Сахар, да... Чего еще купить? Да, любимая, все, скоро буду. Пока». Козел задумчиво на него смотрит, говорит: «Как ты со своей женой разговариваешь, а? Я своей между рог копытом ударю — и все! Как приду — так приду. Я здесь, дома, главный!» На что Лев также задумчиво на него смотрит и говорит: «Друг мой, у тебя жена кто? Коза. А у меня жена — львица». Так что не стоит сбрасывать со счетов влияние супруги на формирование мужского достоинства у мужа. А вот если говорить серьезно, то в чем разница, отец Константин, между любовью и почитанием? В евангельском смысле, конечно. Ведь апостол не говорит жене: люби мужа своего. Нет такой установки. Он говорит ей: почитай, бойся потерять его любовь. А вот мужу он говорит: люби.

Иерей Константин

— Ну здесь о жертвенности и уважительности с элементом субординации — я бы так обозначил. Понимаете, вот Господь говорит так: нет больше любви, как подвиг, да, чем положить душу за други своя. Почему мужчина служит, ну как минимум в нашей традиции, там в Израиле, еще где-то, там и женщины служат, а в большей степени в военных действиях в большей степени участвуют мужчины, за редким исключением женщины. Потому что у женщины немножко другое предназначение, данное Богом — это чадородие, через которое она и спасается. В Боге и с Богом. Поэтому мужчина готов ее любить до последнего своего издыхания, чтобы она, если так случилось и уже есть детки, она проявила уже немереную силу, и сама уже их подняла. Потому что я за нее положил свою жизнь, показал свою любовь. А она уже ко мне, если по этой же теме говорить, проявила почитание и она этих деток подняла. Честь и хвала, если, допустим, она до последнего своего издыхания не оставила, а проявила верность и замуж не вышла второй раз. Хотя я здесь не фанатик, что если я, допустим, почию, чтобы жена никогда больше замуж не вышла — я в этом не фанатик, потому что я понимаю, все равно нужна поддержка, помощь и тому подобное. Лишь бы она счастлива была и в заботе. Вот в этом в первую очередь почитание.

А. Ананьев

— Я вот в каком свете задаю этот вопрос. Я часто задумываюсь над тем, как часто и абсолютно неожиданно, вот если смотреть со стороны, распадаются семьи внешне успешные, у которых все есть для счастья. И жена умница, красавица, и муж порядочный, в общем, человек, дети, дом, дача, машина, две... А потом вдруг идешь, встречаешь старого знакомого, говорит: а ты в курсе, что вот эти двое расстались, развелись? Это шок вообще для всех нас: как? У них же все было хорошо! Ты знаешь, ну вот да, прошла любовь. Они перестали чувствовать любовь друг к другу. И я вот сейчас, слушая вас, задумался вот о чем. Заставить себя почитать человека — в общем, довольно легко, правильно? Там согласен ты, не согласен — почитай, ибо так заповедано тебе. Заставить себя убояться человека — наверное, тоже не так сложно, как кажется, можно себя заставить. А можно ли заставить себя любить человека?

Иерей Константин

— Я думаю нет, невольник — не богомольник. Насильно все равно ничего невозможно сделать, потому что тогда, получается, это уже раб человеческий, а не раб Божий и не раба Божия. Именно когда ты осознаешь, что ты любишь, тогда ты хочешь и почитать, и послужить. А когда уже, понимаете, вопрос в чем, почему расстаются в том числе. Вот я твердо убежден, куда бы муж ни поехал, длительней чем месяц, вот в этот момент — ну может быть там плюс-минус, у каждого свое, какой-то индивидуальный момент, но однозначно убежден, что вот в этот момент у жены должен щелчок быть: слишком он долго один, надо ехать к нему. Потому что, если не приедет — это вот 90% будут последствия. Разного характера. От минимум до максимум, там какую-то налево найдет. Жена всегда должна быть с мужем — это стопроцентно. Потому что в бытовых моментах, в духовных моментах, да просто элементарно поделиться-то с кем? С мужиками? С которыми ты и так на работе, который посмеется над внутренним твоим состоянием, что ты за что-то переживаешь? Они скажут: да ты же мужик! А внутри-то мы все равно бываем ранимы. А мужчины тоже ранимы, просто они стараются эту твердость показать свою, мужественность. Когда женщина хочет какой-то ласки, внимания от нас, мы почему ее даем? Потому что это в нас есть. Красивые слова и тому подобное — это в нас есть. Другое дело, что мы если это перегибаем, то это уже такие мальчики с красивыми прическами, подкрашенными глазками — то есть тут грань, грань между мужчиной и мужчинкой. Поэтому в любом случае мы должны понимать, что всегда мы должны быть вместе.

А. Ананьев

— Хорошо, у нас осталось две минуты, отец Константин. Алечка очень много вопросов хотела задать. Но все-таки здесь я человек с мужским достоинством, поэтому я наступил, так сказать, на свое и все, и, значит, мое право. Давайте предположим, что к вам, замечательному священнику из Краснодарского края, приходят двое и говорят: отец Константин, дорогой, благословите нас на развод, не любим мы друг друга. Или приходит муж, допустим, говорит: не люблю свою жену. Или жена приходит: я разлюбила своего мужа. Я прошу вас не один а, наверное, два или три практических совета, которые вы дадите эти хорошим, но потерявшимся в своих чувствах людям.

Иерей Константин

— Ну прежде, чем я дам ответ, я скажу, что я бы сначала выслушал людей и попытался разобраться, в чем суть проблемы. Потому что невозможно давать какую-то совет, не поняв сути. Если это какие-то чисто бытовые или обиды чаще всего, вот на этот момент, конечно, и сам не раз грешил, и мужчин призываю: ни в коем случае не опускаться до каких-то оскорблений, потому что это очень обидно, эту обиду всегда помнят и никогда не забывают женщины. При каком-то конфликте всегда вспоминают: а помнишь, 20 лет назад ты мне вот это сказал? Вот с этим всегда надо быть аккуратней. Я бы, конечно, что первый вопрос, первый вернее ответ дал бы: если это бытовые — смените просто полностью, какой-то отпуск или еще что-то, поезжайте в другое место, где нет ни кухни, где она не готовит — то есть смена обстановки. Однозначно. Потому что обыденность, иногда она разъедает. И в том числе отношения. Если бывает, были случаи, когда там детки, от деток она устала, он вроде пытается помочь там — в этом, конечно, в идеале, поможет: бабушки, дедушки, чтобы хотя бы чуть-чуть посидели, чтобы разбавить. Вообще 70% — те люди, которые приходили — чисто бытовые моменты, чисто бытовые. А 30% — это, конечно, какие-то духовные уже, как вы говорите: разлюбил, не тянет и тому подобное. Опять, когда спрашивал, почему не тянет? Да вот я — и вот здесь крылья: я не чувствую, что то, что мне интересно, ей вообще хоть как-то интересно, я с ней делюсь, а она «да, да» или просто кивает, как бы делает вид, что она меня слушает, то есть я разговариваю сам с собой. Я бы, конечно, тогда уже попросил привести, допустим, это мужчина, попросил привести женщину, и в лоб спросил: ты хочешь развода? Чаще всего она говорит: нет. И тогда бы вместе с ними обоими общался. И третий момент — это, конечно же, он даже, может быть, его и первым можно было поставить — это бездуховность. Они не молятся вместе, они не ходят в храм вместе, они не имеют духовника. Пусть у каждого по отдельности или общего, который для семьи будет, они живут жизнь безбожной. У них нет одного из ключевого момента — единоверие. Единомыслие — поссорились, прошло, а единоверия нету. Поэтому начинаются уже мысли: а зачем мне оно надо и ради чего мне это спасать? Вот три основных момента.

А. Ананьев

— Спасибо вам большое, отец Константин, за глубокий, не лишенный практичности за взгляд на такую сложную и такую простую вещь как семейные отношения. Я думаю, что мы этот разговор еще продолжим в наших следующих программах. А к этому разговору, друзья, вы всегда можете вернуться на нашем сайте https://radiovera.ru/. И мой настоятельный совет вам: обязательно найдите дорогого отца Константина в социальных сетях — это, правда, и поддерживает, и заставляет задуматься, иногда заставляет улыбнуться. А иногда есть возможность написать: отец Константин, а посоветуйте, скажите или благословите, — и он не поскупится ни на доброе слово, ни на совет, ни на поддержку. Настоятель храма Новомучеников и исповедников Российских в станице Ленинградской Краснодарского края, священник Константин Мальцев, сегодня был главным героем программы «Семейный час». Спасибо вам, отец Константин.

А. Митрофанова

— Спасибо.

Иерей Константин

— Спаси Господи. Всего доброго. Храни вас Господь.

А. Ананьев

— С вами была Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

— Александр Ананьев.

А. Ананьев

— До новых встреч.

А. Митрофанова

— До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
****
Другие программы
Дело дня
Дело дня
Каждый выпуск программы «Дело дня» — это новая история и просьба о помощи. Мы рассказываем о тех, кому можно помочь уже сегодня, и о том, как это сделать.
Первоисточник
Первоисточник
Многие выражения становятся «притчей во языцех», а, если мы их не понимаем, нередко «умываем руки» или «посыпаем голову пеплом». В программе «Первоисточник» мы узнаем о происхождении библейских слов и выражений и об их использовании в современной речи.
Жития святых
Жития святых
Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Александр Невский и многие другие - на их жизнь мы стараемся равнять свои жизни, к ним мы обращаемся с просьбами о молитвенном заступничестве перед Богом. Но так ли много мы знаем об их земной жизни и о том, чем конкретно они прославили себя в вечности? Лучше узнать о земной жизни великих святых поможет наша программа.
Небесная заступница
Небесная заступница
Программа о роли Богородицы и Её иконописных образов в истории России, о случаях Её заступничества за русских людей.

Также рекомендуем