“Светлый вечер” с певицей Ютой (эфир 22.10.2015)

Светлый вечер - Юта (эф.27.10.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Юта (эф.27.10.2015) - Часть 2
Поделиться

ЮтаУ нас в гостях была музыкант, певица и композитор Юта.
Мы говорили с нашей гостьей о музыке, песнях, о ее творческих планах и о современной эстраде.

Ведущие: Алла Митрофанова, Владимир Емельянов

В.Емельянов

— Здравствуйте, это программа «Светлый вечер» на радио «Вера» в студии Владимир Емельянов и Алла Митрофанова.

А.Митрофанова

— Добрый светлый вечер!

В.Емельянов

— У нас сегодня в гостях уже во второй раз замечательная певица Юта. Здравствуй!

Юта

— Привет, большая честь для меня.

Наше досье:

Юта родилась в Свердловске, окончила Государственное музыкальное училище имени Гнесиных по классу фортепьяно, училась в Государственном колледже эстрадного и джазового искусства по классу эстрадного вокала. В 1999 году Юта начала карьеру певицы. Уже в 2003 по результатам спецопроса, проведенного Институтом изучения общественного мнения, Юта вошла в число самых известных российских артистов. С 2005 года начинает активно работать над музыкой для кино и сериалов, принимает активное участие в работе благотворительного фонда «Жизнь», который поддерживает детей, больных раком. Дискография певицы насчитывает на сегодня 12 альбомов

В.Емельянов

— Девять месяцев прошло, по-моему, с даты последней нашей встречи.

Юта

— Ну, я таки разродилась, да.

В.Емельянов

— Ну что же, мы и об этом тоже будем говорить.

Юта

— И об этом тоже?

В.Емельянов

— Да. Мы напомним нашим слушателям, что в прошлый раз мы говорили об альбоме, который вышел в 2014 году, если мне память не изменяет. Да, который называется «Кстати» и слушали песни с этого альбома и вообще разговаривали за жизнь. Я вам должен сказать, друзья, что наш сегодняшний разговор не сильно будет отличаться от предыдущего, в смысле общения за жизнь. Но зато у Юты появились какие-то интересные новости, собственно говоря, она поэтому у нас сегодня…

А.Митрофанова

— Давайте начнем с новостей.

В.Емельянов

— Да, вечер с нами и проводит.

Юта

— Итак, начнем вот с чего. Мы с тобой Володя знакомы очень давно.

В.Емельянов

— Очень давно!

Юта

—Да, и знаешь, удивительно, что сейчас наступает такое время, когда люди из прошлого, из этого «очень давно» возвращаются и приносят очень классные идеи. Например, в 2002 году, как раз, когда мы с тобой и познакомились.

В.Емельянов

— В каком?

Юта

— В 2001…

В.Емельянов

— По-моему, 2001, да.

Юта

— Я собрала коллектив и в коллективе был человек по имени Ренат Насыров, он играл и играет на басу. И так сложились обстоятельства, что мы очень много чего придумали вместе, горели и нам было здорово, но мы расстались. Злые люди, так сказать, немножечко приложили к этому руку, но мы не будем об этом. И спустя…

В.Емельянов

— Сплетни, как обычно какие-то?

Юта

— Сплетни.

В.Емельянов

— Ну да, самое главное, непонятно, зачем это все делается.

Юта

— У каждого свой личный интерес, но если смотреть в разрезе вообще времени, то, наверное, это благо для обоих, потому что он приобрел определенный опыт, я приобрела определенный опыт, мы сейчас встретились и воссоединились совершенно другими людьми и родилась прекрасная идея под названием «Обаянда». Дело в том, что Ренат…

А.Митрофанова

— Это от слова «обояние» и…

В.Емельянов

— И, мне кажется, баян.

Юта

— Ренат, баянист, вот!

В.Емельянов

— Вот, обаяние.

Юта

— Он настоящий баянист, так получилось, что однажды он взял в руки бас-гитару и понял, что это мое, но память то… руки металл помнят, что называется и мы сейчас делаем огромную концертную программу и вообще это некая жизненная философия под названием «Обаянда»

В.Емельянов

— Прекрасно.

А.Митрофанова

— Слушайте, ну, баян, это действительно уникальный инструмент через который человек выражает какие-то такие вещи, которые не всегда можно выразить голосом и это, ну, такая, не знаю, из глубин души, что называется, идущая музыка, позволяющая выкрикивать, или пропевать… так, Юта уже сложила руки так…

Юта

— Просто, это были мои слова, вы прямо прочитали мысли.

А.Митрофанова

— Серьезно?

В.Емельянов

— Началось в колхозе утро…

А.Митрофанова

— Володя, это ты с Ютой знаком давно, а я ее вижу в первый раз, мне очень интересно тоже поговорить.

В.Емельянов

— Это хорошо!

Юта

— Я прямо… эмоции то бьют. Баян – настолько забытый всеми инструмент, никто его не использует.

А.Митрофанова

— Незаслуженно.

Юта

— Незаслуженно, во-вторых, когда ты слышишь его звук, внутри что-то просыпается, какая-то генетическая память.

А.Митрофанова

— Это вулкан начинает бурлить и эта лава должна найти какой-то выход и она находит его через баян. Мне так кажется.

Юта

— Абсолютно согласна.

В.Емельянов

— Нет, милые дамы, почему я, должен вас все-таки немножко прервать. Никто не использует баян, полным-полно баянистов, ну, правда, это все народные коллективы.

Юта

— В том то и дело, что…

В.Емельянов

— Но, давайте вспомним тогда, если мы копнем глубже историю, так сказать, рок, если можно так назвать, музыки в нашей стране, был же, и есть, наверное, замечательный Федор Чистяков из группы «Ноль», который баян этот рвал в хвост и гриву в таких песнях…

Юта

— Я так думаю, что я вторая после Федора Чистякова.

В.Емельянов

— Ты думаешь?

Юта

— Потому что очень часто баян используется…

В.Емельянов

— С теми же текстами, я хотел спросить.

Юта

— Стой, часто баян используется на эстраде в качестве прикола. Это просто такой…

А.Митрофанова

— Фишечка такая.

Юта

— Фишечка, забавный момент.

В.Емельянов

— Эстрадный номер.

Юта

— А у меня мои песни, которые имеют какие-то фольклорные нотки, которые мы играем прямо в рок-н-ролле, громко, торжественно и с драйвом, а тут вдруг баян и вокал. И это настолько по-новому раскрывается. Мы понимаем, что там такое поле для деятельности, поэтому и песни новые пишутся. Кстати под баян.

В.Емельянов

— Именно, и вот эта программа, она будет только вокал и баян и больше никаких инструментов?

Юта

— Нет-нет, там будут еще вкрапления, конечно, и перкуссия, и клавиши, и гитара, но центральное место.

В.Емельянов

— Баян и вокал?

Юта

— Баян и вокал.

В.Емельянов

— Прекрасно, я надеюсь, мы сегодня послушаем какой-нибудь отрывок?

Юта

— Мы же только это придумали, мы только-только отрепетировали первые четыре песни. Поэтому сейчас пока нечего вам показать и все будет.

В.Емельянов

— Я к тому, что просто через девять месяцев Юта к нам снова придет.

Юта

— Я приду с альбомчиком и скажу, а баян…

А.Митрофанова

— И расскажете о новом инструменте, с которым Вы будете работать к тому моменту.

Юта

— Возможно, кстати, возможно. Но вот у меня сын, ему исполнилось восемь лет, я ломала голову, что ему подарить. Говорю: «Толик, что ты хочешь? Вот есть что-нибудь, чего бы тебе хотелось?». На что мне ребенок заявляет: «Мама, я хочу летать, как птица». Я говорю: «Толян, может велосипед?», – он такой: «Да, ну…». И я пошла в магазин детских игрушек, говорю: «Что у вас есть?» А они показывают, ну, вот конструктор для восьмилетних парней. Ну, конструктор, что мы не видели в конструкторе, но есть еще какой-то станок для обрабатывания древесины. И я понимаю, что неинтересно. И я говорю: «А есть что-нибудь еще». И продавец мне говорит: «Ну, вот гитара есть», – и выносит мне настоящую маленькую шестиструнную гитару с отличной банкой, она классно звучит и думаю, ну вот попробуем ка. Я настолько попала в точку, у меня ребенок теперь даже в лифт заходит с этой гитарой.

А.Митрофанова

— Летает?

Юта

— Летает с гитарой.

В.Емельянов

— То есть, группы уже будут образовываться не в 14-15 лет, да, как Битлз, те же самые, а лет в 11-12.

А.Митрофанова

— И будет это такой семейный фактически концерт.

Юта

— Так это к чему, собственно, я поставлю хорошие струны на эту гитару и вполне возможно, что через девять месяцев я приду именно с этой гитарой.

А.Митрофанова

— А это старший сын?

Юта

— Старший.

В.Емельянов

— Так, а может быть вместе с Толей ты придешь?

Юта

— А может быть, и вместе с Толей.

В.Емельянов

— А может быть он уже будет к тому времени… ну не к тому времени, а через пару лет действительно вы вместе в концертах будете выступать, если на тот момент ему это будет интересно, у них же… они же растут, соответственно, очень сильно меняются какие-то желания, представления о жизни, хотелки какие-то свои тоже появляются.

Юта

— Скрипочку просит.

А.Митрофанова

— Следующий этап.

Юта

— И я выдыхаю.

А.Митрофанова

— Мальчик со скрипочкой – это прекрасно. Это классика жанра и это всегда прекрасно.

В.Емельянов

— Ну, я одного мальчика знаю, он правда далеко не мальчик уже, это Николай Владимирович Фоменко, он же окончил музыкальную школу по классу скрипки, вместе, кстати, с коллегой своим – Андреем Заблудовским, один бас-гитарист, другой соло-гитарист «Секрета», они оба учились на скрипочке. Но вот как-то на концерт они вынесли эту скрипочку и господин Фоменко попробовал на ней что-то изобразить.

Юта

— И?

В.Емельянов

— Ну, понимаешь, для того, чтобы играть на скрипочке, надо на ней играть каждый день, как минимум. Но в качестве прикола, да, это было забавно и смешно. Но тем не менее просто.

А.Митрофанова

— Давайте вернемся к новостям Юты. Про альбом мы поняли, есть же еще одна очень интересна новость, которую Вы нам сегодня принесли и перед эфиром уже успели слегка озвучить, так сказать, завесили интригу, а мне бы хотелось подробностей. Вы говорили про благотворительную программу, в которой будете принимать участие, Вы будете деток обучать.

Юта

— Ой, какая интересная тема, я даже волнуюсь, когда об этом думаю. Вадим Самойлов группа «Агата Кристи» предложил очень интересный проект – сделать серию мастер-классов для детишек и из неблагополучных семей, и детишек без родителей, и детишек с родителями. То есть, собрать такую компанию музыкантов, которые бы преподавали этим детишкам то, что они считают нужным. Я подписалась в качестве певицы, в качестве вокала и в качестве преподавателя по фортепиано, потому что у меня есть это образование. И сижу сейчас и переживаю, потому что, вы знаете, уже 16 лет на сцене, а каждый раз, выходя на сцену, или вставая перед микрофоном в студии, я понимаю, что я ничего не знаю.

В.Емельянов

— Так это же и есть, по-моему, признак профессионализма.

А.Митрофанова

— Это да, это хороший знак.

Юта

— И чему же я могу научить этих прекрасных маленьких детишек, вот я ломаю сейчас голову.

В.Емельянов

— Свободе.

Юта

— Вот, и наверняка не надо вспоминать никакие теоретические школы, никакие правила, нет. Нужно рассказывать именно о том, о чем я не знаю, нужно пытаться заставить их пробовать инструмент так, как им хочется.

А.Митрофанова

— Это очень правильный подход, я поскольку, знаете, имею некоторый опыт преподавания, тоже, всякий раз, собираясь на пары в институт очень переживаю, ну что же я буду рассказывать, я же совершенно не готова и прочее и замечаю всякий раз, на что дети реагируют лучше всего. Конечно же, в том, что касается теории, касается каких-то… ну я не знаю, схем построения литературных произведений…

В.Емельянов

— Или факты там, какие-то.

А.Митрофанова

— Факты бывают разные, их можно по-разному преподносить. Вот это все, это вещи, которые, они, конечно, из уважения к преподавателю реагируют на такие вещи, но, когда они 100% просыпаются и включаются – когда мы начинаем с ними, на примере литературных произведений рассуждать о нашей жизни, вот об их, о моей, о том, что происходит вокруг. Там, ну я не знаю, тема любви, популярна во все времена. Просто я никогда не забуду, как они моментально включились в тот момент, когда я сказала, что нас всех с вами… мы все очень разные, но нас всех объединяет одно простое желание, нам всем, наверное, хочется любить и быть любимыми, правда?

Юта

— Абсолютно.

А.Митрофанова

— Все, 100% внимание, понимаете, и вот это как раз те вещи, которые… ну какими бы они ни были в силу своих способностей, это вещи, которые их подключают к работе. И это то, мне кажется, о чем и с помощью музыки тоже можно говорить. И ведь вокал – это не только техника, вокал – это еще и пение души.

Юта

— Абсолютно точно, но, например, какие-то теоретические знания, которые я получила много-много лет назад, я только сейчас начинаю понимать. То есть, я их тогда приняла к сведению, положила на полочку и думала, что с ними делать. Но, мои университеты – это мои университеты. И удивительно, что ведь нас никто не учил никогда, слушать музыку всем телом, ведь звук – это что? Звук – это вибрация, а музыка – это что? Музыка – это звук. И конечно, интересно попробовать поговорить с детками именно на эту тему. А что касается любви, например, вот мы тут недавно с сыном пошли в Большой театр на «Жизель», ему очень понравилось.

А.Митрофанова

— Классическая была постановка?

Юта

— Классическая постановка и он задал мне два интересных вопроса. Первый вопрос был в конце первого действия, когда героиня сходит с ума. И он мне говорит: «Мам, а что с ней происходит?», – и я говорю: «Понимаешь, сходит с ума», – он говорит: «А как?», – и вот тут я зависла.

А.Митрофанова

— Восемь лет?

Юта

— Восемь лет. Я говорю: «Ну, она очень сильно переживает» – «А почему?» – «Толик, из-за любви» – «А почему?» Я не смогла объяснить ребенку, что происходит с главной героиней. Ладно, этот вопрос мы подвесили, а второй вопрос, убивший меня, он задал в конце второго отделения – почему она спасла принца и не спасла лесника? Я ему говорю: «Из-за любви», – он говорит: «А как это?»

В.Емельянов

— Ну, хорошо, начинает задавать вопросы.

Юта

— Правда, почему. Вот попробуйте объяснить теоретически ребенку восьми лет.

А.Митрофанова

— Нет, это теоретически невозможно совершенно.

В.Емельянов

— Как и многие вещи, вот в предыдущем, в сентябрьском номере «Фомы», если ты читаешь журнал «Фома», главный редактор этого журнала и глава Синодального информационного отдела – Владимир Легойда приводит маленькие такие штучки – высказывания своих детей, или они задают ему вопросы. И вот он там, значит, видимо уже поздний вечер и все такое. И он дочери говорит, что надо идти спать. А она прыгает в свою комнату детскую. Он говорит: «Слушай, ну что ты прыгаешь, неужели нельзя дойти спокойно», – и она ему возвращает: «А зачем идти спокойно, если можно прыгать?»

Юта

— Когда можно прыгать, гениально.

А.Митрофанова

— Когда можно летать. Зачем не летать, если можно летать.

В.Емельянов

— И следующая строка – троеточие и вопросительный взгляд, типа он задумался, а как ответить, она же права. Зачем идти спокойно, когда допрыгать можно. Вот, так что, дети иногда выдают такие перлы.

Юта

— Потрясающе, вот к вопросу о том, кто является твоим учителем. Дети являются моими учителями, без конца они меня ставят в тупик и я понимаю, что мне нужно, видимо, еще очень много читать, наблюдать за жизнью, чтобы правильно им объяснить.

 

А.Митрофанова

— Напоминаем, что в эфире программа «Светлый вечер» и у нас в гостях сегодня певица Юта, ну и поскольку мы разговариваем с исполнителем и автором музыкальных композиций, очень светлых, кстати говоря.

Юта

— Спасибо!

А.Митрофанова

— Наверное, странно было бы говорить, не приводя какие-то музыкальные примеры. Поэтому, давайте мы послушаем что-нибудь из Вашего альбома, расскажите, что.

Юта

— А давайте послушаем песню, которую поют в любом городе, куда бы я не приехала хором в чистейший унисон. Это уже стало доброй традицией, я в конце концов просто направляю микрофон в зал и говорю: «Давайте», – и они так поют песню.

В.Емельянов

— Вот всегда это очень… этот момент очень…

А.Митрофанова

— Показательный.

В.Емельянов

— С одной стороны, а с другой стороны, когда я вижу этот момент и вот весь зал, эта энергетика вся, она поет в этот единственный микрофон и я сижу там, предположим тоже на концерте, или смотрю это по телевизору, думаю: «Молодец, отдыхает».

Юта

— Откуда ты это знаешь? Я тебе технически расскажу на самом деле, если ты играешь часовой концерт, то в какой-то момент надо просто выдохнуть.

В.Емельянов

— Если ты его играешь живьем.

Юта

— Живьем, конечно же.

В.Емельянов

— А не рот открываешь…

Юта

— И ты ждешь этого момента и думаешь: «Ну, сейчас я помолчу, соберусь с мыслями», – и прекрасно.

А.Митрофанова

— Так что же мы слушаем?

Юта

— Мы слушаем композицию «Любимый мой».

Солнце да яркое белое гори,

Ой ночи тёмные, да горячи объятья.

Сердце да девичье ты заговорил,

Ой мама маменька да не умею врать я.

 

Любимый мой, лети как вольный ветер,

Казачья кровь да конь твой вороной.

Любимый мой один такой на свете,

Да не судьба нам вместе быть с тобой

Любимый мой, любимый мой.

 

Степь да ковыль до самой до зари,

Долго ли, коротко, а на двоих дорога.

Сердце да девичье ты заговорил,

Ой люди добрые да не судите строго.

 

Любимый мой, лети как вольный ветер,

Казачья кровь да конь твой вороной.

Любимый мой один такой на свете,

Да не судьба нам вместе быть с тобой

Любимый мой, любимый мой.

 

В.Емельянов

— Мы напоминаем, что это программа «Светлый вечер». Мы с вами только что послушали песню в исполнении Юты «Любимы мой». Юта, я на секунду хотел бы вернуться к предыдущему вопросу, относительно Вашего благотворительного проекта. Вот ты сказала, Вадим Самойлов был инициатором, ты подписалась, скажем так, а кто еще из музыкантов хочет принять участие, или хотел бы принять участие?

Юта

— Я абсолютно точно знаю, что группа «Маша и медведи» будет в этом участвовать и возможно, будут участвовать замечательные рэперы под названием «Bad balance» – Влад Валов. А все остальные, я думаю, что самые смелые обязательно будут с нами и я буду способствовать распространению информации об этом замечательном проекте.

А.Митрофанова

— А почему самые смелые? Он требует смелости какой-то этот проект, решительности и самопожертвования?

Юта

— Невероятной смелости, потому что учить чему-то детишек – это огромная ответственность. Потому что я, например, сижу и волнуюсь, у меня все трепещет внутри, потому что я прекрасно понимаю, что вот сейчас на меня будут смотреть огромное количество светлейших пар глаз и мне нужно будет что-то им рассказывать.

А.Митрофанова

— Ну, удачи Вам в Вашем проекте!

Юта

— Спасибо!

А.Митрофанова

— Давайте мы просто будем на связи, Вы будете нас информировать о том, как продвигается эта история.

Юта

— Обязательно!

А.Митрофанова

— Мы будем нашим слушателям с удовольствием доносить эту информацию, а может быть даже, Вы к нам придете в эфир и уже расскажете. Вы при этом сама мама троих детей и у Вас опыт общения с детьми есть, поэтому здесь тоже не прибедняйтесь, так сказать, но хотелось бы, знаете о чем спросить, ведь смотрите, ну, трое деток – это история тоже глубокая и требующая огромного внимания и дети… ну я не знаю, они же – это очень много времени нужно для того, чтобы попытаться им что-то объяснить, донести и прочее. Вы при этом, ну, очень успешная, скажем так, и бизнес-леди, наверное, тоже. То есть, не только певица, но и человек, который занимается продвижением своей музыки и Вы делаете это очень хорошо. Как вы находите для себя те грани, те границы, где вот здесь необходимо время на это, здесь необходимо время на то и каким образом правильно соблюдать эту субординацию смыслов?

Юта

— Ой, какой хороший вопрос. Тут скорее даже возникает встречный вопрос, я иногда вижу девочек, у которых один ребенок и нет работы, и они ничего не успевают. И я не понимаю, как можно при такой жизни ничего не успевать. Ну, для меня есть несколько правил. Первое правило – это нам нужна мама выспавшаяся.

А.Митрофанова

— Какое хорошее правило.

В.Емельянов

— Всем нужна выспавшаяся мама.

Юта

— Да, я уже поняла, что если мама не выспавшаяся, то мама злая и не рабочая. Поэтому, мама у нас спит. Потом, если ты хочешь нормально спать – не имей вредных привычек. Вредные привычки мы тоже отмели в какой-то момент.

А.Митрофанова

— А вредные привычки – это какие?

Юта

— Ну, это курение, алкоголь и гулянки, то есть, у меня не хватает. Еще есть вредная привычка в моем представлении – это тусовки. На тусовки времени не остается и главное, и желания нет.

В.Емельянов

— И слава Богу, потому что делать нечего на них. Кажется, вот сейчас я пойду на тусовку, уж там… Приходишь, вот эти улыбки в глаза и за спиной совершенно отвратительные вещи происходят, хорошо, выпил рюмку, хорошо выпил две, хорошо, выпил пять – дальше что?

Юта

— Дальше что?

В.Емельянов

— Все.

Юта

— Так это у вас у мальчиков так, а у нас у девочек еще два часа на сбор до.

В.Емельянов

— Ой, да, это очень затратно.

А.Митрофанова

— Мальчики не поймут, это лучше даже не объяснять.

В.Емельянов

— Мне кажется, куда лучше, когда так живенько.

А.Митрофанова

— Вот-вот, я сколько раз это слышу.

Юта

— Завидую, у нас так не получается. Потом, конечно, нужно понимать степень ответственности, как мамы, потому что детям бесполезно говорить, что ты должен быть счастливым, счастье есть и трам-пам-пам. Нужно показывать, что счастье есть, дети понимают только примеры. Поэтому надо держать себя в тонусе.

А.Митрофанова

— Причем искренние и личные примеры, потому что если на словах говорить одно, а на деле несколько иное, то они же считывают это все моментально, как, не знаю, круче любого сканера.

Юта

— А есть еще одна очень важная вещь о которой многие не задумываются – дети есть отражение твоего внутреннего мира, наличия гармонии, или отсутствия гармонии. Если у тебя внутри не гармонично, то твои дети болеют. Я замечала на себе это несколько раз, то есть, я знаю, если я где-то накосячила – у меня будут сопли, у всех троих.

А.Митрофанова

— Серьезно?

В.Емельянов

— Слушай, ну невозможно же всю жизнь жить в гармонии, так не бывает.

Юта

— Конечно, невозможно.

В.Емельянов

— То есть, это тогда какое-то блаженное состояние, но оно вне мира находится – это другая плоскость.

Юта

— Не-не, у нас иногда бывают сопли.

В.Емельянов

— Сопли бывают у всех, надо заметить. То есть – это тогда моя мама косячит.

А.Митрофанова

— Бывает по-разному.

Юта

— Ну, понимаешь, в вашем возрасте уже об этом говорить как-то не приходится, а вот до пяти лет – это очень актуально.

А.Митрофанова

— И не переводи стрелки… если у тебя сопли, не переводи стрелки на других.

В.Емельянов

— На маму, да?

Юта

— Мне порой кажется, что даже, когда моя мама чем-то заболевает, там какой-нибудь простудой – это моя вина. Мне иногда так кажется.

А.Митрофанова

— У Вас гипертрофированное чувство вины, Юта, Вы знаете?

Юта

— Есть такое.

В.Емельянов

— А может быть ответственности?

Юта

— Ответственности – да, а вообще себя ругать – это так не конструктивной. Я вам хотела вот что рассказать, у меня два дня назад произошло событие века просто. Был концерт в Москве с не очень комфортным звуком и концерт снимали камеры.

В.Емельянов

— Твой концерт?

Юта

— Да, сольный концерт. Так получилось, что со звуком мы не справились, но по-музыкантски свою работу сделали отлично, то есть, сделали все, что от нас зависит. И концерт снимали видеокамеры. После концерта ко мне подошли, спросили: «Можно ли выложить?». Я говорю: «Нет-нет, давайте мы сперва отслушаем, примем решение», – и люди вопреки договоренностям все-таки выложили видео. И я с ужасом начала это смотреть и мне понравилось. В общем, в чем заключается событие – мне никогда не нравятся свои выступления, а это понравилось и я думаю: «Хорошее начало».

В.Емельянов

— Или наоборот, тревожный звонок.

Юта

— Или наоборот.

А.Митрофанова

— Время покажет, но я все-таки верю в лучшее. Так что же касается тайм-менеджмента, вот Вы говорите, что есть мамы, которые с одним ребенком и при этом без работы и мало что успевают, у Вас трое, у Вас такой практически проект из серии шоу-бизнеса, да, очень успешный и, дай Бог, чтобы так было и дальше, но в чем секрет?

В.Емельянов

— Чтобы успевать все?

А.Митрофанова

— Мама выспалась – это очень хорошо. Это начало.

В.Емельянов

— Стало быть, она рабочая мама.

Юта

— Абсолютно, так в чем секрет… что бы сказать такое умное, я не знаю. Я без музыки не могу, она звучит постоянно.

А.Митрофанова

— А вот это и есть секрет, кстати.

Юта

— Это то, чем я хотела заниматься всю жизнь, и слава Богу, что у меня есть такая возможность, заниматься любимым делом. Я себя не… как сказать, не мучаю.

В.Емельянов

— Ну да, тебе комфортно, ты спокойна.

Юта

— Абсолютно.

В.Емельянов

— Ну, я имею в виду в бытовом смысле, ты спокойна. Естественно, ты как автор, как композитор, как автор стихов, естественно, ты беспокойна, вот с творческой стороны. Ну, потому что нельзя спокойному человеку заниматься творчеством вообще, в принципе, противопоказано. Есть огромное количество профессий для того, чтобы быть успокоенным, вот я имею в виду, именно в творческом смысле.

Юта

— Да, но есть нюанс, есть трое детей. И сейчас у нас уже репетиторы, кружки, студии, а все это стоит ден. знаков. А поскольку очень хочется, чтобы были и шахматы, и дзюдо, и плавание, и танцы, и рисование, а еще и английский, надо работать, потому что я и мама, и папа – и получается.

В.Емельянов

— А, скажи, пожалуйста, еще у меня два вопроса с одном, ты берешь на свои концерты хотя бы старших? И как ты управляешься, ты же гастролируешь еще, ты же не все время в Москве, ты же еще ездишь?

Юта

— С гастролями помогают мама и няня, и вообще помогает мама очень, она просто живет у меня, без нее бы никак. Что касается детей на концертах – очень сложная ситуация, потому что я либо мама, либо артистка, у меня эти две ипостаси, ну никак не пересекаются. То есть, если я вижу со сцены их в зале, у меня отрубается музыка напрочь и включается вот это – не холодно ли вам, не хотите ли вы попить, а может быть вам громко, а вообще-то вам уже пора спать и вообще сядьте ровно, выпрями плечи и начинается…

В.Емельянов

— Но, они бывали на твоих концертах?

Юта

— Бывали, и это кошмар.

В.Емельянов

— Скажи, пожалуйста, а музыку дома они твою слушают? Ты им ставишь, или они сами находят?

Юта

— Это такие фанаты певицы Юты, горячее фанатов нет. Они знают наизусть все песни, причем я их не заставляю, более того, они сами ставят диски, они выучивают наизусть песни и поют-поют.

В.Емельянов

— Я представляю Юта на концерте, а бабушка с ними под фортепьяно, или синтезатор.

Юта

— Это такое зрелище.

А.Митрофанова

— Это кстати очень здорово, потому что я как раз хотела спросить, а как дети относятся к Вашему творчеству, есть же такое мнение, что на детях лучше всего проверять – успешна, или не успешна песня, хороша она, или не хороша. Если дети запоминают и хорошо реагируют, значит, в принципе, хорошо пойдет. Ну, понятно, что не про все, далеко не про все успешные музыкальные проекты можно сказать так, но поскольку Вы как раз, ну, действительно какое-то очень светлое творчество у Вас, то мне кажется, что детям вполне можно его на тестирование, такое условное, давать. Вот, если реагируют хорошо, значит – это хорошо.

Юта

— А парадокс еще заключается в том, что из всех песен можно выделить какое-то количество коммерчески успешных треков, которые звучат везде и нравятся всем, и какое-то количество песен, которые очень люблю я, но не выстреливших в широкий какой-то путь. Так вот дети любят всего именно те песни, которые больше всего люблю я.

А.Митрофанова

— Которые не выстрелили? Они в них что-то другое слышат.

Юта

— Да, они в них что-то другое слышат, они их поют наизусть и для меня это такой космос.

В.Емельянов

— Скажи, пожалуйста, а ты ведь еще и на телевидении пишешь для сериалов музыку, это скорее не для телевидения, а для кино, но понятно, что его будут показывать не в кинотеатрах, а по телевизору. Это получается работа на заказ, а это очень тяжело делать на заказ? То есть, я понимаю… тут какой механизм срабатывает, значит, я персонал, у меня есть музыкальное образование, у меня есть инструмент, все, значит у меня есть срок, я должна это сделать. Так это происходит?

Юта

— Абсолютно.

В.Емельянов

— И все?

Юта

— Там вообще не до нюансов, не до чего – это производство.

А.Митрофанова

— А вдохновение тут не при чем.

Юта

— Нет, Чайковский очень правильно говорил, что ты бери карандаш в руки каждое утро и пиши по два часа, через неделю к тебе придет вдохновение. Просто на базе накатанных часов.

В.Емельянов

— Да, просто работать надо.

А.Митрофанова

— Ну, цех поэтов, кстати, Гумилев и его школа, они же тоже так работали. Каждое утро вместо зарядки они садились за письменный стол и начинали писать стихи. В принципе, результат неплохой, но тем не менее, это же все равно получается не то, что выношено у Вас в сердце, это то, что Вы создали по чьей-то просьбе, это всегда вот такая тонкая опять же грань.

В.Емельянов

— Алла, понимаешь, это не то, что выношено в сердце, это выношено головой – это же тоже неплохо.

Юта

— Нет, я вам, сейчас все расскажу.

А.Митрофанова

— Подожди, пусть Юта скажет.

Юта

— Мне кажется, что мы не пишем музыку, вот композиторы, музыканты, мне кажется, вся музыка создана где-то и она звучит где-то там очень высоко, и в космосе, ну где угодно, в каком-то месте. А мы всего лишь приемники, которые, если очень долго сидеть и ловить, ты в конце концов ее поймаешь. А для того, чтобы ее поймать, нужно долго настраивать этот самый свой приемник.

В.Емельянов

— То есть, такие радиолюбители.

Юта

— И вот момент…

А.Митрофанова

— Космические радиолюбители.

Юта

— Момент, когда ты ловишь этот сигнал – это и называется вдохновение.

А.Митрофанова

— Давайте мы сейчас обратимся к радиосигналу и послушаем что-нибудь из тех вещей, которые Вам удалось уловить.

Юта

— Ой, это потрясающая история, у меня дедушка – Николай Михайлович Коврижных ушел на войну в 19 лет, вообще мальчишка. И он прошел три войны, был фельдшером, дошел до Берлина, вернулся победителем и был невероятно красивый, статный, аристократический….аристократичный… как вот это правильно?

В.Емельянов

— Аристократичный.

Юта

— Да, парень из деревни, но он был просто великолепен. И он не любил рассказывать про войну, вообще ничего не рассказывал, кроме одной истории. Он был фельдшером и во время бомбежки внезапно начавшейся в госпитале, его укрыла телом медсестричка молоденькая и спасла ему жизнь.

А.Митрофанова

— А сама погибла, да?

Юта

— Сама погибла. И я захотела песню написать про не вернувшегося солдата, вот эта песня посвящена всем девочкам, мальчикам, которые сделали это великое дело – пали жертвой и не вернулись. Мы о них помним и им посвящена песня, которую мы сейчас услышим.

Ты уходил без слов – Прощай.

Не надо расставаний.

Какая нам теперь печаль.

Когда бушует пламя?

И солнце жгло тугую спину.

И небо было очень синим.

От этой доблести и силы.

 

Ты, душа, лети, лети, лети.

Парень на войне, друзья, враги.

Побывал, да вышел – мама, как же так?

Бьют дожди по крышам.

То стучат сердца мальчишек.

Не вернувшихся солдат.

Не вернувшихся солдат.

 

Теперь тебе, солдат, лететь.

Всё полем да туманом.

Ты прожил жизнь свою на треть.

О, Господи, как мало.

Кому ветра, кому бурьяны.

Ты был бесстрашным и упрямым.

Глухой удар и шёпот: Мама.

 

Ты, душа, лети, лети, лети.

Парень на войне, друзья, враги.

Побывал, да вышел – мама, как же так?

Бьют дожди по крышам.

То стучат сердца мальчишек.

Не вернувшихся солдат.

Не вернувшихся солдат.

 

Побывал, да вышел – мама, как же так?

 

Не вернувшийся солдат.

Не вернувшийся солдат.

 

В.Емельянов

—Итак, это Юта с песней «Солдат», вы слушаете программу «Светлый вечер». В студии Алла Митрофанова и Владимир Емельянов. Мы вернемся через минуту.

 

А.Митрофанова

— Еще раз добрый вечер, дорогие слушатели. Владимир Емельянов, я – Алла Митрофанова – это программа «Светлый вечер». В гостях у нас сегодня очень светлая певица Юта. Мы продолжаем разговор о творчестве Юты, о том, как очень непросто бывает совмещать работу и воспитание троих детей. Но вместе с тем, я так понимаю, что поскольку, вот музыка – это то, что Вам дает силы, а дети – это то, в общем-то…

Юта

— То, что дает силы.

А.Митрофанова

— Смысл всему остальному, то, в общем, конфликта какого-то здесь нет. На самом деле удивительно, что Вы так умело распоряжаетесь временем, это называется сейчас тайм-менеджмент и это целая наука. Не знаю, обучались Вы ей, или нет.

Юта

— Нет.

А.Митрофанова

— Вот, понимаете, это, что называется, женская природная мудрость, я думаю так.

В.Емельянов

— Это называется чуйка.

Юта

— Чуйка, ага, точно.

А.Митрофанова

— Запомнили, хорошо. Вот, при этом, если говорить о музыке и о том, как авторы подслушивают ее где-то там в том самом космосе, а есть ли какие-то темы, которые Вам бы очень хотелось подслушать, пока не получилось, но вместе с тем, Вы бы хотели за них взяться?

Юта

— О, отличный вопрос. Как раз следующая заготовленная композиция будет туда. Так получилось, что мне заказали очередной большой сериал, большой проект на одном из федеральных каналов и история этого сериала, она связана с балериной, Большим театром, то есть, академическая тема. И я поняла, что песня, которая будет там звучать, она не может быть ни эстрадной, ни попсовой, ни рок-н-рольной, а это должен быть романс под фортепиано. И вот таким образом, получив заказ, я создала романс, который мне так нравится, который лег в основу вообще следующей большой-большой работы под названием «Альбом романсов». Вот пять уже есть на данный момент, осталось чуть-чуть.

В.Емельянов

— Ты сама поешь его в сериале, или ты отдала?

Юта

— Сама, не-не-не.

В.Емельянов

— А ты свои песни вообще не отдаешь никому?

Юта

— Не просят.

В.Емельянов

— Серьезно?

Юта

— Нет, не стояло вообще такой задачи кому-нибудь, когда-нибудь отдать…

В.Емельянов

— Нет, не то чтобы задачи, просто никто не спрашивает.

Юта

— Никому не отдаю.

В.Емельянов

— А, никому не отдаешь. Я просто задаю этот вопрос из принципа.

Юта

— Слушай, мне было бы очень приятно, если бы какие-нибудь молодые ребята, с совершенно новым подходом к музыке взяли бы мои песни и перепели, я бы только гордилась. Поэтому, когда я иногда в сети нахожу какие-нибудь кавера на себя любимую – я радуюсь безумно, независимо от того, нравится мне, или не нравится, музыкально, не музыкально – это свежо и если этим пользуются люди, то это очень здорово.

В.Емельянов

— Но, все-таки есть, да?

Юта

— Есть, конечно есть.

В.Емельянов

— Но это в той стилистике, в которой ты исполняешь, или они там сами себе что-то придумывают?

Юта

— Сами придумывают, по-разному бывает, иногда и под гитару, иногда с полным бэндом, что называется, иногда под рояль люди играют.

В.Емельянов

— Я просто почему спросил, ну, ведь сейчас же очень много этих телевизионных программ, да, вот там всякие, ну не будем называть, я даже не помню всех названий, одну помню «Голос», я просто принципиально смотрел, из принципа, что называется, там был Баста, по-моему, среди этих наставников, Гагарина, Александр Борисович Градский, ну он не то что слон, он просто динозавр вообще отечественной музыки.

А.Митрофанова

— Ладно вам динозавр, скажем, вот мне слон нравится определение больше, потому что притча про слона и философов, которые пытаются его обнять, то с одной, то с другой стороны и каждый считает, что он понял, что такое слон.

В.Емельянов

— И там огромное количество этих самых молодых ребят, которые выходят, которые, на мой взгляд, чрезвычайно однообразны, у них какая-то своя новая, или не своя, мне кажется, она даже заимствованная, манера исполнения, она совершенно не наша, я не хочу сказать, не поймите меня правильно, уважаемые слушатели, не то что…

А.Митрофанова

— Не поймите меня правильно…

В.Емельянов

— Не поймите меня неправильно, поймите меня правильно, не то, что она не наша русская такая, она вообще какая-то, она чужая просто.

Юта

— Абсолютно согласна.

В.Емельянов

— Я хотел просто поинтересоваться, неужели… они какие-то там выискивают песни непонятные, а, вот я к чему говорил то все, склероз начинается, в другой программе один из мастеров был Розенбаум и там вышли какие-то три пацана и его песню… они не то что ее испоганили, они… это было что-то невообразимое, зная, будучи знакомым, скажем так, с Александром Яковлевичем, он такой мужик то на самом деле крепкий и несмотря на то, что у него тоже есть лирические песни, у него лапищи будь здоров, ну, он же боксер вообще в принципе, помимо того, что он врач, он еще и боксер и он до сих пор хорошо так выжимает и лежа, и сидя, я имею в виду штанги. Я думал, он их просто порвет сейчас. То есть, он сидел, и я видел, что у него эти желваки, они из скул выпрыгнут сейчас, но он все-таки совладал с эмоциями. Я просто к тому, что вот а куда этих людей девать потом, вот они зачем… вот они вчетвером набрали по 15 человек – 45 у нас будет через два года 45 певцов и певиц новых.

А.Митрофанова

— Ну это вот ты спрашиваешь у Юты?

В.Емельянов

— Ну она тоже… она же профессионал, все-таки.

Юта

— Ой, столько всего хочется сказать по этому поводу.

В.Емельянов

— Говори.

Юта

— Ну, например, есть великолепная группа «Guru Groove Foundation». Я знаю солистку – Татьяну, она прекрасна, ребята прекрасны, они правда совершенно невообразимо играют и они крутые. Но когда они появились на конкурсе Новая волна, вот который только что прошел. Они оказались несколько не в своей тарелке, вот не в своей парадигме и выглядели не настолько блистательно, насколько могут. То есть, вопрос контекста и уместности. И я понимаю, что у этой группы будет все очень хорошо, долгое количество времени, но на данном конкурсе у них все получилось немножко не так, как бы хотелось. Это раз, то есть момент уместности во времени и в конкретной ситуации.

В.Емельянов

— Это важно, да.

Юта

— Что касается проекта «Голос» очень правильную, очень важную вещь ты подметил, что люди поют под большим влиянием западной культуры и английского языка, потому по-русски мы споем «тебя», а по-английски мы споем «тепяяя», и вот это «тепяяя»…

В.Емельянов

— Оно повсеместно.

Юта

— Оно чуждо нам и мы это чувствуем сердцем – это не наши люди. Возможно это огромное количество участников найдет себя в каком-то….

В.Емельянов

— Клубе.

Юта

— В каком-то клубе, в каком-то другом времени, в каком-то другом репертуаре.

А.Митрофанова

— Ну а что ты смеешься, Володя?

В.Емельянов

— Я смеюсь от ужаса, потому что эти все люди, они будут через 2-3 года в телевизоре, вот в чем дело.

Юта

— Не факт.

А.Митрофанова

— Во-первых, не факт, во-вторых, найти себя, пусть даже и в клубе, или где-то там еще, это гораздо лучше, чем потерять себя, или чувствовать себя потерянным, нереализованным и прочее. Дай Бог, чтобы у ребят все было хорошо, вот как я скажу.

Юта

— Вот, например… да, у Тины Кузнецовой, которая являлась финалистом, например, первого «Голоса», да, я ее знаю, я знаю, какое у нее богатое прошлое, коллектив «Zventa Sventana» – это же вообще, это такой космос, это архаическая народная фольклорная музыка, которая играется с помощью современных красок. И когда Тина поет эстрадный репертуар – это одна Тина, когда она начинает петь свои вот эти вот фольклорные вещи, гениально петь – это другая Тина, это Тина, которая просто доводит тебя до состояния мурашек, больших.

А.Митрофанова

— Юта, а вот в связи с этим, Вы знаете, к Вам, как к исполнителю, который тоже в какой-то момент поменял фактически репертуар свой, тоже хотелось бы обратиться. Ведь Вы до того, как начали писать активно музыку для различных сериалов, у Вас было другое музыкальное направление, которое я даже не знаю, как правильно было бы охарактеризовать…

В.Емельянов

— Неформат.

А.Митрофанова

— Неформат, да, ну то есть, фестиваль «Нашествие», ну, то есть, такой неформат. И тут Вы начинаете писать то, что можно называть, наверное, форматом. Вот этот переход, он в связи с чем возник и что он Вам дал? Это была какая-то внутренняя потребность, или это было продиктовано, простите, необходимостью раскрутки, или что? Вот и как Вы себя в связи с этим ощущали?

Юта

— Очень интересно наблюдать за реакцией слушателей на мою трансформацию. Иногда люди пишут так, без знаков препинания, с маленькой буквы, не соблюдая никакие вообще правила написания русского языка: «Жили-были было лучше, ваще, попса», то есть, вот такой коммент приходит. Либо приходит другой комментарий, что очень рад, что Юта движется в новом направлении, потому что некое упрощение конструкции является признаком лаконичности. И, то есть, на отличном русском языке человек говорит, что ему нравится новое. Вот, сразу, как лакмусовая бумажка, кто как пишет, кто как воспринимает. По поводу формата-неформата, мне кажется, пройдет лет десять и понятие формат, неформат, вообще трансформируется в совершено что-то другое.

В.Емельянов

— Ну, оно придумано было у нас не так давно, буквально лет десять назад, да, когда артисты, директора приносили свои пластинки, часами дожидались этих программных директоров, сидя там в креслах, выпивая немеренное количество чашек кофе – возьмут, не возьмут. А у них просто эти горы дисков, которые ребята приносили слушать, они вот так в углу горой валяются и тоже это… Есть у нас правда неплохие продюсеры, я даже назову имя, вот Миша Козырев, предположим, в свое время он ведь очень много сделал для очень многих людей, которые сейчас уже являются и сидят в различных жюри, предположим. Я просто к тому, что слово формат, неформат, не так давно возникло и здесь… тут тоже, если мы говорим о радио-бизнесе – это одна штука, потому что, возвращаясь к твоей фразе, что мне ложится на душу эта песня, и мне кажется, что она клевая, но это не значит, что она будет звучать в эфире, ее поставят, потому что ее невозможно продать.

А.Митрофанова

— Но, она будет нравиться детям.

Юта

— Да.

А.Митрофанова

— Ютиным детям она будет нравиться – это тоже очень многое значит.

В.Емельянов

— Да, но для этого радио-бизнес и существует, поэтому он радио-бизнес и называется, бизнес. Но, у нас другое радио, я предлагаю к душе вернуться и к романсам.

А.Митрофанова

— Да, давайте, мы сейчас эту часть программы завершим тем, с чего мы начали, и Вы нам расскажете немножечко о той композиции, которую мы услышим, или я так понимаю, это будут фрагменты песни, которая…

Юта

— Это будут фрагменты романса, интересно, что писала про героиню, а написала про себя, потому, когда перечитала, что получилось.

А.Митрофанова

— Классика жанра.

Юта

— Классика жанра, да.

А.Митрофанова

— У нас певица Юта, мы слушаем композицию, которая называется…

Юта

— «Быть как все».

А.Митрофанова

— «Быть как все» и буквально через несколько минут продолжим наш разговор.

Юта

Идти не помня зла

В потоке суеверий

Чужих желаний и обид

Лети моя судьба в распахнутые двери

Порок таинственный магнит

 

И быть как все

И стать одной из первых

И продолжать искать

Во имя веры

 

Трещит по швам судьба

И рвутся нервы

И быть как все

И стать одной из первых.

 

В.Емельянов

— Мы напоминаем, что у нас в гостях сегодня Юта, а вы слушаете программу «Светлый вечер» на радио «Вера» с Владимиром Емельяновым и Аллой Митрофановой. Продолжаем, я просто так улетел немножко, потому что я сразу себе представил там сцену театра, занавес, вот это все, какая-то молодая девочка в пачке, в пуантах.

Юта

— Да, лучи прожекторов. «Жизель».

В.Емельянов

— Красиво.

А.Митрофанова

— И эта вечная внутренняя драма, которая знакома абсолютно любому артисту.

Юта

— Абсолютно любому артисту, любой женщине и любому мужчине – это всем знакомо.

В.Емельянов

— Стать первым?

Юта

— Быть как все и стать одной из первых, или одним из первых, для собственных детей, для себя, для родителей, для социума. У нас же у всех есть определенный набор амбиций, а амбиций каких – социальных амбиций и внутренних духовных амбиций. Хочется расти-расти-расти, и когда, правильно когда говорят – не учите меня жить…

В.Емельянов

— Помогите лучше материально.

Юта

— Ну, как это не учить? Мы пришли сюда, правда, учиться жить, учиться испытывать радость от каждого мгновения, испытывать возможность помогать, возможность сочувствовать, возможность сострадать, там столько всего. И…

В.Емельянов

— Мы сюда пришли расти…

Юта

— Расти духовно, да.

А.Митрофанова

— А можно про внутренние духовные амбиции спросить, Юта? Они у Вас какие, в чем они заключаются?

Юта

— Ой, как любой девочке, воспитанной в советских традициях, мне, конечно, хочется до сих пор быть хорошей. Ну так…

А.Митрофанова

— Комплекс отличницы?

Юта

— Комплекс хорошей девочки, скажем так. И когда я пыталась в себе сломать этот комплекс и стать плохой девочкой, все пошло наперекосяк, поэтому сейчас уже понимаешь, что это не родители в тебя что-то там вложили и ты поэтому такая, а это видимо мой такой путь и я думаю, что дети вообще родителей выбирают, то есть, если я выбрала именно этих маму и папу, значит так было надо, поэтому… о чем это я?

В.Емельянов

— О том, как ты была плохой и стала хорошей.

А.Митрофанова

— О духовных амбициях.

Юта

— Ну, да, и потом, вот опять же возвращаясь к вопросу о детях, дети очень здорово все ставят на свои места. Например, когда дети уезжают на дачу, ты так долго ждешь этого момента, что сейчас они уедут и ты останешься один.

В.Емельянов

— Наконец-то.

Юта

— Наконец-то, ты будешь в тишине, ты будешь плевать в потолок и будет тебе счастье. Ага, сейчас, они уезжают, через два часа начинается тоска, потому что, ты вообще кто, ты что и ты зачем.

В.Емельянов

— Смысле временно потеряны.

Юта

— Абсолютно потеряны, поэтому для детей ты должен быть главным, хорошим и самым-самым.

А.Митрофанова

— Это правда, Вы когда говорите про то, что нужно учиться радоваться, стремиться к таким вещам и прочее-прочее, я вот представляю, может быть, нас сейчас кто-то слушает, хорошо ей говорить, подумают люди, вот она такая успешная, вот она и там, и здесь, и везде, вот она и талантливая, и музыку пишет, и везде там ее играют, песни знают.

В.Емельянов

— И трое детей.

А.Митрофанова

— Да, и все так прекрасно и замечательно, а вот окажись она в какой-нибудь такой непростой ситуации, что бы интересно она сказала. Ну, я знаю, что у Вас были в жизни ситуации действительно крайне непростые, вот, что в таких моментах помогает удерживать вот эту планку, которую Вы обозначили?

Юта

— Ну, опять же, дети. Я не знаю, что бы со мной было и как бы я перенесла смерть мужа, который ушел, когда старшему сыну было четыре года, а девочкам было по году.

А.Митрофанова

— Они двойняшки?

Юта

— Да, совсем маленькие, не знаю, как бы я справилась, если бы не мои дети, если бы не моя мама, если бы не друзья, которые поддерживали. Ну, часто мы слышим эти истории от женщин, которые теряют состоятельных и успешных мужей, что мол на поминках все говорили: «А, мы с тобой», – и после заключения вечера они исчезали навсегда. Вот у нас прямо противоположная история, потому что огромное количество друзей Олега, наших общих коллег, наших общих друзей поддерживали, помогали, кто-то деньгами, кто-то добрым словом, кто-то просто подвезти куда-нибудь. И я за это безумно благодарна всем и Создателю, и себе за то, что, ну, выдержала, наверное. Поэтому, каждому же дается по силам и я все равно думаю, что мой муж, он где-то рядом, он никуда не исчез, не испарился. И я главное, смотрю на реакцию детей, они к смерти относятся вообще по-другому. Это для нас горе, для нас это трагедия. А для детей – это просто некая другая реальность, где находится их папа. Вот, например, у Олега был день рождения, и я решила наконец-то, спустя четыре года после его смерти, отвезти детей на кладбище, чтобы показать им, вот так-то. Я провела, конечно, огромную беседу до, значит, куда мы идем, что там будет, где находится душа папы, и с кем она находится, в каком месте и как папа за нами наблюдет и прочее-прочее. И вот они пришли, всю дорогу, пока мы шли… а был прекрасный осенний замечательный день, были такие разговоры – ой, бабочка, ой, гусеница, ой, смотри мама, какой листик. А, вот это папа, да? Привет папа. Пока папа. То есть, абсолютно спокойно.

В.Емельянов

— Другая картина мира.

Юта

— Вообще другая. И сквозь призму их отношения ты тоже, соответственно не делаешь брови домиком и говоришь: «Привет папа, ну пошли дальше».

А.Митрофанова

— Спасибо, что живой. Прошу прощения за такой трюизм, но иначе не скажешь.

Юта

— Вот абсолютно, спасибо, что я вообще есть. За то, что я девочка, в конце концов. Потому что музыканты говорят: «Ты не девочка, ты музыкант», – а я все-таки девочка.

А.Митрофанова

— А как это? Я таких вещей не понимаю, как это, конечно, это же ключевая, фактически одна из ключевых ипостасей, конечно девочка, и во всем, что мы делаем, девочки.

В.Емельянов

— Сижу сейчас, как медом меня обливают, Алла вместе с Ютой, хорошо, приятно, продолжайте, хочется жить, две девочки сидят у нас тут на радио «Вера», так все хорошо.

Юта

— А сейчас такие выйдем и по магазинам за картошкой.

А.Митрофанова

— Вы знаете, на самом деле, действительно, спасибо Вам большое, что Вы нам про это рассказали. Это история, которую, я бы, наверное, назвала таким свидетельством и мне очень важно такие вещи слышать, спасибо. Но, давайте вернемся к нашему разговору о творчестве, о тех вещах, которые… благодаря которым Юта известная и широко известна и нашим слушателям, и вообще. Из тех, может быть, амплуа, в которых Вы себя еще не пробовали, но которые хотелось бы… вот это платьице хочется на себя примерить. Вот что из таких вещей есть в Ваших мыслях, в Ваших планах и о чем можно было бы сейчас рассказать? Может быть нас слышит кто-то, кто подскажет Вам правильное какое-то русло, к какому закройщику идти, условно говоря.

Юта

— Хочется начать изучать китайский язык, не потому, что мне хочется его начать изучать, а просто на самопреодоление, ну, почему бы…

А.Митрофанова

— На слабо так?

В.Емельянов

— Сойдешь с ума…

Юта

— Есть очень хороший преподаватель, который ведет цикл передач на одном из федеральных каналов.

В.Емельянов

— Да-да-да, я знаю, я видел, и видел раскрытые от ужаса глаза людей, которые пытаются судорожно что-то хотя бы попытаться произнести из этой для нас абры-кадабры.

Юта

— Ну, просто мы столкнулись с Дмитрием Петровым на одной из съемок, а я очень искала на тот момент преподавателя сыну по английскому языку. И он меня правильно сориентировал, правильно посоветовал и результаты великолепные, я считаю. И параллельно спросил: «А не хочешь ли ты попробовать себя в качестве изучающего китайский язык?» – я сказала: «Да», – уже потом подумав. Но все, уже поздно, уже да.

А.Митрофанова

— Ну, мы же девочки, Володя, ну не надо так смеяться.

В.Емельянов

— Я над вами вообще не смеюсь, я сижу улыбаюсь, мне приятно находиться в вашем обществе и надеюсь, что нашим слушателям тоже в нашем обществе приятно находиться. Так, хорошо, китайский…

А.Митрофанова

— Когда первое занятие?

Юта

— В начале ноября.

В.Емельянов

— Телевизионное?

Юта

— Телевизионная съемка, да, и расскажу.

В.Емельянов

— Да, в следующий раз будет интересно узнать, во-первых, просто ли это съемка, или люди реально учат язык.

Юта

— Реально учат, абсолютно реально и задают на дом домашнее задание. Вот меня сын спрашивает: «Мама, ну почему я все время должен делать домашнее задание? Мама, ну давай какую-нибудь я профессию выберу, где не задают домашних заданий», – и я поняла, что нет таких профессий, где бы нам не задавали домашних заданий.

А.Митрофанова

— Они все на преодоление.

В.Емельянов

— Я с трудом представляю… если Аллу я могу представить, которая читает курсовые работы студентов, там еще что-то

А.Митрофанова

— Нормально, я этого кстати не делаю.

В.Емельянов

— Ну, условно говоря, да, ну поскольку ты с педагогической деятельностью не по наслышке знакома, то тебя с тетрадкой на кухне я не могу представить, вот убей меня.

А.Митрофанова

— Юта, спасибо Вам большое за этот разговор. И я Вам желаю удачи во всех Ваших новых планах и свершениях, не только в китайском языке, пусть у Вас вообще в принципе в жизни постоянно открываются такие новые горизонты, которые, ну, иногда переворачивают жизнь в каком-то совершенно новом направлении открывают путь, а иногда очень гармонично ложатся уже на то, что есть, и, в общем, способствуют нашему внутреннему росту и той гармонии о которой вы сегодня говорили, к которой Вы так стремитесь.

Юта

— Ой, огромное вам спасибо. Я получила такое удовольствие от беседы и хочу вам сказать, что лето обязательно будет. Скоро еще будет новый год и мы будем загадывать желания.

В.Емельянов

— А потом Рождество.

Юта

— И маленький совет, ребята, вот пока сейчас на дворе осень – идите за подарками, потому что потом сами знаете.

В.Емельянов

— Юта, спасибо большое, что пришла, не забывай нас, пожалуйста, мы тебя ждет в гости снова, и с «Обаяндой», и просто приходи, и просто чаю попить, ну и заодно, если будет время, в студии тоже посидим. Спасибо большое!

А.Митрофанова

— Послушаем напоследок что-нибудь, наверное, из Ваших главных таких самых известных композиций.

Юта

— Послушаем песню «Жили были», дети переписали конец стихотворения, потому что текст – это же энергия и если ты его произносишь, ты проецируешь и более того, ты программируешь, так сказать, свое будущее. И последняя строчка этого стихотворения звучала: «Не долго только жили были», – а дети переделали: «И долго-долго жили были».

А.Митрофанова

— Прекрасно.

Юта

Когда-нибудь настанут холода,

И ты опять уедешь, и тогда

Тебе во след рукой – и камень вниз,

И сны сбылись, и косы расплелись…

 

Когда настанут холода

И белая дорога ляжет,

Все промолчат, никто не скажет,

Что с холодами не в ладах.

Да дело даже не в годах,

Не в деньгах, не в музейной пыли.

Не насовсем, а навсегда,

Недолго только жили-были.

 

И если я однажды замолчу,

Меня не предавай, я так хочу.

Надеяться, держаться, дожидаться.

Ах, только бы надолго не прощаться…

 

Когда настанут холода

И белая дорога ляжет,

Все промолчат, никто не скажет,

Что с холодами не в ладах.

Да дело даже не в годах,

Не в деньгах, не в музейной пыли.

Не насовсем, а навсегда,

Недолго только жили-были.

 

Когда настанут холода

И белая дорога ляжет,

Все промолчат, никто не скажет,

Что с холодами не в ладах.

Да дело даже не в годах,

Не в деньгах, не в музейной пыли.

Не насовсем, а навсегда,

Недолго только жили-были.

Жили-были…

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (8 оценок, в среднем: 4,50 из 5)
Загрузка...