«Спорт и духовная жизнь». Протоиерей Андрей Овчинников - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Спорт и духовная жизнь». Протоиерей Андрей Овчинников

* Поделиться

У нас в гостях был настоятель храма Живночальной Троицы в Листах в Москве протоиерей Андрей Овчинников.

Разговор шел о том, каким может быть отношение христианина к спорту, в том числе, профессиональному, и как занятия физической культурой могут влиять на духовную жизнь. Отец Андрей размышлял, не противоречат ли занятия спортом, в особенности экстремальным, религии; можно ли христианину заниматься боевыми единоборствами и йогой; грех ли смотреть разнообразные матчи и «болеть» с азартом за любимую команду; а также стоит ли увлекаться спортом, если целью занятий является красивая фигура, что может впоследствии приводить к тщеславию, гордости и любованию собой.

Ведущий: Александр Ананьев


А. Ананьев

— Добрый вечер, дорогие друзья, пришла пора в очередной раз неофиту задавать свои неофитские, не всегда умные, но всегда от души вопросы в эфире светлого радио. Меня зовут Александр Ананьев и у меня в гостях сегодня в светлой студии радио ВЕРА на Андреевской набережной настоятель храма Живоначальной Троицы в Листах протоиерей Андрей Овчинников. Добрый вечер, отец Андрей, здравствуйте.

о. Андрей

— Добрый вечер.

А. Ананьев

— ...бодро ответил отец Андрей, по-спортивному так. И прежде чем я озвучу тему, у меня к вам вопрос, что называется, эпиграфом: вы можете себе представить батюшку Серафима, Серафима Саровского, который занимается спортом?

о. Андрей

— Спорт, как явление социальной жизни, пришел в городскую жизнь в первую очередь. Там, где люди с раннего утра до позднего вечера гнут спину на огородах, ухаживают за скотиной, занимаются хозяйством спорт просто не нужен.

А. Ананьев

— То есть вы имеете ввиду просто спорт в вашем понимании — компенсация недостатка физической активности, противовес сидячему образу жизни нашему вечному?

о. Андрей

— Отчасти да, но если говорить более точно, надо четко проговорить определения спорта и физической культуры, здесь есть очень важные различия и от этих различий будет зависеть и понимание.

А. Ананьев

— Но культура в любом ее проявлении, физическая культура, любая другая, она безусловно важна. Сегодня, друзья мои, я хочу поговорить именно о спорте, о профессиональном спорте, о любительском спорте, о том, каким должно быть отношение христианина к спорту. Мое отношение к спорту, вот именно такое, с христианской точки зрения, оно весьма неоднозначно, я прямо скажу, я даже здесь не буду делать вид, что стараюсь не сгущать краски, не утрировать, но мое отношение к спорту скорее негативное именно с точки зрения христианского мышления, христианского образа жизни. Безусловно, надо больше ходить, если есть возможность не проехать две станции на троллейбусе, а пройти пешком, подумать, может быть, помолиться по дороге в тишине, наедине с самим собой, это безусловно важно, это часть физической культуры. Но отправляться в фитнес-зал, заплатив 18 тысяч рублей за месяц, чтобы потом делать селфи в зеркале в пол того, какой ты стал красивый, потный и гладкий, а потом измерять себя в сантиметрах и очень гордиться собой, что у тебя в двух местах на два сантиметра больше, а в трех местах на три сантиметра меньше — это как-то неправильно, мне кажется, это какое-то проявление гордыни, это какое-то искажение. Тоже самое с бегом — какой смысл бежать сегодня на две минуты быстрее, чем вчера? Тоже самое в боксе— какой смысл бить другого мужчину, который не сказал тебе ни одного дурного слова? Итак, каким должно быть отношение к спорту у православных христиан? — такова тема сегодняшней программы. И начнем с фразы, которую мы знаем с детства и в общем, особо не задумывались, в целом соглашались, но с тех пор, как я крестился, слово «дух» приобрело гораздо более глубокое важное для меня значение. В каком смысле, дорогой отец Андрей, в здоровом теле здоровый дух?

о. Андрей

— Только в том, когда мы эту фразу читаем изначально правильно: «молись, чтобы в здоровом теле был здоровый дух».

А. Ананьев

— Эта цитата откуда?

о. Андрей

— Не вспомню автора, но что-то из древнелатинских философов, которые как раз были причастны к тому духу культа тела, который был на рубеже христианской эры, вот II, III век до Рождества Христова, это были Афины, это была Греция, была Латинская территория, Римская империя, вот там действительно об этом бы говорили постоянно, потому что для грека-язычника, эллиниста тело было высшей ценностью. И напомню, что первые Олимпийские игры, они проходили на стадионах, где женщин не допускали, потому что спортсмены выступали нагими, чтобы показать всю красоту того сложения атлетического, которое человек достиг.

А. Ананьев

— Вот видите, корни-то спорта какие греховные.

о. Андрей

— Да, но мы здесь, говоря про спорт, мы касаемся, заходим в самые разные сферы и темы, поэтому я предлагаю немножко разграничить, может быть, начнем все-таки про различия физкультуры и спорта, тогда наш разговор пойдет в более конкретном направлении. Что касается, допустим, физкультуры, я сам-то профессиональный не просто спортсмен, я еще и дипломированный тренер и выпускник советского лучшего центрального учебного заведения по спорту. Так вот, нам говорили прямо с первых дней наши преподаватели, что физическая культура — это часть общей культуры человека. Я, будучи священником, полностью с этим согласен, меня очень печалит и тревожит, когда наши пастыри являют пример безразличия к своему телу, будем говорить так, меньшинство священников занимаются какой-то физкультурой, все махнули на это рукой, живут, как живется, понятно, несут свой пастырский труд, но почему-то не понимают, что тело, даже по мнению святых отцов, это помощник человека, тот самый осел, так называли отцы нашу плоть, наше тело, за которым нужно следить, ухаживать, держать его, с одной стороны, в строгости, отучать от праздности и тогда твое тело будет тебе помогать, и сам, как священник, я стараюсь следить за своим здоровьем, стараюсь двигаться, стараюсь заниматься физкультурой, потому что это дает мне те телесные силы, которые необходимы в пастырском служении. Жалко людей-священников, которые с одышкой, у которых сорок килограмм лишнего веса, я против того чтобы называть священника больным человеком, который постоянно жалуется на больные ноги, на повышенный сахар, на одышку, на сердцебиение, на свой лишний вес. Да, есть изначально причины такие болезненные, от человека могут не зависеть многие проблемы со здоровьем, скажем, диабет и заболевания легочной системы, сердца, но многое просто от того, что запущено.

А. Ананьев

— А разве это возможно при действительно вот этом ритме жизни, ритме служения, когда у священника вечер, он постится соответственно, потом литургия с самого раннего утра и получается, до полудня человек даже не может нормально позавтракать, как это следует из советов диетологов.

о. Андрей

— Я хочу немножко вот эти достаточно штампованные фразы, что «с самого утра до обеда» — нет, не до обеда, литургия заканчивается в десять часов утра и всегда есть 15-20 минут, чтобы дойти до кельи или до трапезной, даже когда две литургии, между ранней и поздней есть маленький завтрак, не так все плохо, не надо сейчас поддаваться на панику и говорить, что священники такие мученики, которые себя истязают днем и ночью.

А. Ананьев

— Я не говорю, что мученики, я просто смотрю на вот этих людей и восхищаюсь просто, какой ритм им приходится выдерживать.

о. Андрей

— А вот чтобы этот ритм выдерживать и дальше, нужно заниматься своим телом, в том числе, уделять ему внимание, это часть культуры человека.

А. Ананьев

— Отмотаем немножко назад, мне показалось очень важным то, что мы всегда, получается, понимали фразу «в здоровом теле здоровый дух» превратно, неправильно. Мы-то всегда понимали как: «держи тело здоровым, тогда и дух будет здоровым», а исконный смысл, первоначальный, смысл, заложенный в эту фразу: «молись, чтобы в твоем и без того нормальном теле еще и дух был здоровым», я правильно понимаю?

о. Андрей

— Да, просто приоритеты были изменены, то есть поставили на первое место физическую крепость, красоту телесную, но как бы дух прилагался, а мы в христианстве говорим о другом: что тело — это служебная субстанция, это сила, которая должна идти за духовными ориентирами и в этом смысле человек, как личность духовно-телесная или душевно, духовно-телесная, должен соединять в себе вот эту красоту триипостасную, красоту духа, души и тела. Я не пропагандирую образ священника-супермена, который должен показывать все, и силу духа, и силу тела, но что в наших силах, а это есть, то делать надо. Вот почему очень разумно во многих семинариях духовных, точно знаю, что в Сретенской сейчас есть уроки физкультуры, тридцать лет назад это было лаже трудно представить, чтобы такие предметы вводились в подготовку будущих священников. Ну и помимо физкультуры нужно давать основы здорового образа жизни, потому что без этого ну никак нельзя. И повторю, что наши священники будут делать еще больше, если тело будет здоровее.

А. Ананьев

— Вы очень здорово, что напомнили, я к своему стыду забыл об этом напомнить, хотя хотел с этого начать наш разговор, действительно, начинали как профессиональный спортсмен в начале своей карьеры, в молодости. Скажите, когда вы стали священником, ваш образ жизни стал несопоставим с профессиональным спортом? Скажем так, вот это священническое служение и профессиональный спорт — это невозможно совмещать?

о. Андрей

— Это невозможно. Первый этап жизни для меня несопоставимый был связан с учебой в семинарии, когда мы по 12-14 часов сидели за книгами, это был действительно для меня особый непростой период, потому что я никогда столько времени не проводил в бездействии, физическом имеется ввиду, мне не хватало движений, не хватало воздуха, не хватало элементарной нагрузки, потому что я привык себя нагружать в разных видах деятельности физической, вот когда я пошел в семинарию, а потом в академию на семь лет, я просто выпал из такой активной жизни, ну и заработал много немощей таких, чисто связанных с малоподвижным образом жизни и набрал десять килограмм веса лишнего, и утратил физическую активность. Потом мне пришлось прилагать труд, в том числе согнать вес, достаточно было непросто это сделать, ну и все-таки дальше я стал заниматься своим здоровьем сам и сейчас мне это очень помогает. Ну, пока в мои годы, мне 52 года, я практически не болею, кроме каких-то исключительных случаев: ковид, операция была. Не знаю, кто меня, может быть, услышит или согласится, или будет со мной спорить, вот самый простой пример: понятно, что священники много времени проводят на ногах, говорят, что больные ноги — это наше профессиональное заболевание, отчасти это так, но я, когда стал на эту тему размышлять, у меня стали одно время болеть сильно ноги, так сильно, что я не мог даже заснуть. Я стал изучать эту проблему и понял, что я очень мало хожу. И что вы думаете, когда я стал заниматься ходьбой специально, то эта проблема ушла, я уже многократно сделал такие интересные примеры, когда накануне вечерней службы я выбираю маршрут и иду, допустим, пять километров пешком, через два-три часа я служу, и ходьба, казалось бы, нагрузка для ног, она дает наоборот пользу, она дает результат, поэтому здесь поговорка: «клин клином вышибается», то есть болят ноги — ходи, они болят, потому что ты их не нагружаешь, у тебя мышцы атрофируются, у тебя нет нагрузки, и организм тебе сигнализирует: займись мной, обрати внимание на то, что ты чувствуешь.

А. Ананьев

— Слушайте, отец Андрей, вот мне кажется, здорово, что вы находите в себе силы и время поддерживать себя в физической форме. Мне кажется, самая частая отговорка — это как раз у нас отсутствие времени, а соответственно желания, а вы на своем примере показываете, что даже священник вот в этом своем графике, полном различных забот, попечений может найти время для физической активности. Вообще сейчас о пользе таких правильных и умеренных нагрузок много говорится, благодаря федеральному проекту, кстати, «Спорт — норма жизни», национального проекта «Демография» создаются буквально все условия для регулярных занятий физической культурой для каждого желающего, причем бесплатные, и таких желающих, как мне кажется, становится все больше, причем самого разного возраста.

А. Ананьев

— «Вопросы неофита» на светлом радио, настоятель храма Живоначальной Троицы в Листах протоиерей Андрей Овчинников отвечает сегодня на мои вопросы, меня зовут Александр Ананьев. Давайте вот буквально пару слов действительно о спорте профессиональном, о спорте зрелищном, о шоу, которое мы все так любим и, наверное, в этом нет ничего такого, чем можно было бы гордиться.

о. Андрей

— Ну, вы сразу отметили первое отличительное свойство современного спорта — это зрелище, да, это так.

А. Ананьев

— Сразу просится Колизей, львы, раздирающие несчастных жертв на арене — по сути, это ведь то же самое, ты смотришь, как один размазывает другого и кричишь: «Давай, давай, еще сильней!»

о. Андрей

— Ну еще два важных качества, два важных признака: это то, что спорт не создает никаких ценностей, ни материальных, ни духовных, и третье — что спорт разрушает здоровье. Вот в этом смысле у спорта очень важное отличие от физкультуры, если физкультура работает на оздоровление организма, то профессиональный спорт здоровье разрушает, скажем так, в хлам, это путь к инвалидности, большинство профессиональных спортсменов фактически это инвалиды.

А. Ананьев

— Да, живи быстро, умри молодым.

о. Андрей

— Да, примерно так. И просто надо знать, насколько, какие фантастические нагрузки испытывают спортсмены, начиная с самого раннего возраста, скажем, если гимнастика, то уже в пятнадцать лет девочки и мальчики гимнасты, они уже сходят с арены, потому что там главное свойство гимнастов — это растяжки, это все акробатические элементы.

А. Ананьев

— Насколько я знаю, потом девочки, которые с юности лет занимались той же самой спортивной гимнастикой, я не врач, я просто слышал об этом, так или нет, не знаю, но охотно допускаю, что у нее будут проблемы со здоровьем такие, что они могут стать даже преградой между ней и материнством.

о. Андрей

— Да, все так, потому что если говорить об этой стороне жизни, то нагрузки на мышцы брюшной полости вот на этот самый пресс такие, что для полноценного зачатия, вынашивания фактически не остается места. Но вообще про спорт можно поговорить, интересные есть факты, скажем, вот мы сказали, что виды спорта, которые связаны с гибкостью, это акробатика, гимнастика, то же фигурное катание — это виды, которые выдавливают человека в самом раннем возрасте. А вот виды спорта, где главным является выносливость, это там, где есть долгожители-спортсмены, скажем, марафонцы, бегуны на длинные дистанции или лыжники, или конькобежцы, или велосипедисты выступают до сорока лет и более, потому что выносливость — это последнее качество, которое уходит из жизни человека. И вот мы можем вспомнить нашего знаменитого путешественника Федора Конюхова, который в 63 года переплыл Атлантику на весельной лодке, это феноменальное такое достижение, это рекорд мировой, который вряд ли какой-то молодой человек может побить.

А. Ананьев

— Отец Федор — это исключение из всех возможных ныне существующих правил, это феномен, который еще долгие столетия будут изучать и огромное счастье, что мы хотя бы просто живем в одном веке с этим замечательным человеком, который ко всему прочему еще и, вот я восхищаюсь его гранью художника, мне безумно нравятся его картины, так они мне нравятся, я все мечтаю попасть на выставку и своими глазами...

о. Андрей

— Да, художник, мыслитель.

А. Ананьев

— Да. Мы сейчас говорим именно о вот этой стороне спорта, когда я спрашивал вас в самом начале программы: а каким должно быть отношение к спорту у православных христиан? — я ж имел ввиду не только пройти пешком, чтобы разогнать кровь, чтобы немножко привести себя в порядок, но и сидеть перед телевизором, жевать чипсы и смотреть футбол, понимаете, это тоже спорт.

о. Андрей

— Но это не спорт, это просмотр шоу, также, как мы смотрим сериалы.

А. Ананьев

— А вот спросите мужчин, мужчина любит спорт? — «Конечно, люблю, обожаю спорт, особенно футбол и хоккей». И в это он вкладывает как раз то, что он знает, кто там в плей-офф выходит, и сегодня вечером он возьмет пивка и посмотрит, кто там дальше пойдет.

о. Андрей

— Ну опять же, мы возвращаемся к базовым понятиям культуры, сейчас очень много богатых людей, которые не злоупотребляют своим достатком, которые питаются скромно, не переедают, которые следят за своим весом, которые пытаются организовать досуг не вот в этих примитивных формах: телевизор, холодильник и компьютерная игра, а пытаются, я называю это: не сдаваться перед жизнью, потому что пока человек двигается, он живет, смотрите, «подвиг» и «движение» это однокоренные слова, «подвижничество», у апостола Павла в его посланиях очень много вот таких аналогов, связанных именно с олимпийскими играми, помните, да: «Христианин — человек, напоминающий участника забега, который должен бежать, преодолевать расстояние, это труд, это большая нагрузка и увенчивается тот, кто заканчивает дистанцию, кто побеждает». В принципе, хорошая формула христианской жизни.

А. Ананьев

— Два коротких вопроса, которые истекают из сказанного вами только что: я вчера смотрел футбол, я провел два часа перед телевизором, болел за тех, кто слева. Я должен исповедовать этот грех или это грехом не является?

о. Андрей

— То, что вы потеряли два часа своей жизни — это потеря невосполнимая, Бог дал каждому человеку бесценный дар времени, как мы им распоряжаемся, это уже на нашей совести. Если мы в это время могли сделать что-то более полезное по дому, помочь жене, сделать с детьми уроки, просто помолиться, почитать...

А. Ананьев

— Всегда есть что-то полезное, что ты мог сделать в это время.

о. Андрей

— Конечно, у каждого есть свое занятие. Я с годами отношусь очень отрицательно вообще к сидению перед экраном телевизора, мне кажется, что это очень непозволительная не то что роскошь, а ошибка — смотреть телевизор, что можно делать: мой посуду, чисти картошку, надо ужинать вечером будет, еще что-то делай, но зачем целые два часа просто тупо смотреть в экран? Мне кажется, что сейчас можно просмотреть нарезку самых интересных моментов матча

А. Ананьев

— О, ну это ж процесс, приготовить себе что-нибудь вкусного, подумать, что ты это в первом тайме съешь, что во втором...Я ж был такой, пока еще было что смотреть, еще до того, как я крестился, кстати. Мы приглашали друг друга в гости и готовили что-нибудь такое, мы вместе болели, вместе обсуждали, это же было хорошо.

о. Андрей

— А почему вы не ходили на стадион и не смотрели на трибунах эти матчи?

А. Ананьев

— Ну это слишком хлопотно, дома вкуснее, проще, можно не переодеваться и все недалеко, и холодильник рядом, и туалет, не надо стоять в очереди.

о. Андрей

— Да, бермудский треугольник.

А. Ананьев

— Да, да, да. То есть другими словами — грех.

о. Андрей

— Грех — это то, что человека отдаляет от Бога. Я думаю, что смотря футбольный матч или хоккейный какой-то чемпионат, мы не можем в этот момент молиться, мы не можем общаться с Господом, понимая Его присутствие рядом с нами, вот в этом смысле, наверное, да.

А. Ананьев

— И второй вопрос: допустим, завтра к вам подойдет молодая симпатичная женщина, будет держать в руках свою дочку, вы ее знаете, какая-нибудь хорошая, кто-то из ваших прихожан, говорит: «Дорогой отец Андрей, вот решила с октября дочку отдать в спортивную гимнастику, очень хочется, чтобы из нее выросла спортсменка, у нее блестящие данные, благословите». Получается, что вы не дадите свое благословение на то, чтобы эта маленькая четырехлетняя девочка посвятила свою жизнь большому спорту?

о. Андрей

— Ну, я так не скажу однозначно, дам или не благословение, но надо, во-первых, хорошо подумать и помолиться, дело в том, что мой опыт спортивный, мои занятия спортом проходили в то время, когда я был тоже некрещеный, я был еще подростком, был еще юношей, сейчас я понимаю, с одной стороны, что, конечно, спорт дал мне много пользы в плане не просто укрепленного здоровья, но самое главное — в деле такого самоотвержения, то есть я с детства помню, мне было десять лет, как я вставал в шесть утра, ехал на тренировку сначала в Лужники, потом шел в школу, потом нужно было сделать уроки, потом была вечерняя тренировка, потом нужно было вернуться домой — десять лет, я еще был ребенком, я все сам, я ездил уже без родителей по Москве. И вот постоянный такой процесс вовлечения в преодоление своих желаний, своих нагрузок, какие там прогулки с приятелями или просмотр фильмов — да не было времени просто банально, конечно, вот это дало закалку, плюс еще потом служба в армии, все это помогло. Но очень большое количество часов и времени было потрачено на то чтобы достичь, я достиг средних результатов, я не попал в какие-то сборные команды высокие, но времени было потрачено, конечно, много. Здесь надо говорить о том, если эта мама отдает девочку в детско-юношескую спортивную школу, так и назывались начальные такие спортивные структуры, ДЮСШ знаменитые, не знаю как сейчас, в советское время все было бесплатно, было большое количество настоящих педагогов-тренеров, которые работали не за деньги, это были именно воспитатели, это были люди, которые передавали не просто какие-то спортивные навыки или учили тебя конкретным видам спорта, это были люди, с которыми можно было посоветоваться, поговорить. Я помню, с нашим тренером регулярно общались родители, у нас он был фронтовик еще, я помню, другой тренер был олимпийский чемпион, Алексей Константинович звали его, имя помню. Что сейчас, я не знаю, насколько сейчас вот этот элемент коммерции, когда все идет по расчетам именно таким финансовым, то есть ты выступаешь, за счет этого тренеру идет приплата, все, наверное, тоже платно сейчас, все уроки, меня сразу это отталкивает, потому что нельзя за деньги воспитать чемпиона, нельзя за деньги воспитать патриота, нельзя за деньги воспитать вообще человека, поэтому тут надо хорошо понять, в какую жизнь вы ребенка отдаете, это очень жестко, это очень тяжелый, очень монотонный будничный труд ежедневный, который связан с самоотвержением, с отказом, иногда, может быть, с забытым детством даже, это просто труд, труд и труд.

А. Ананьев

— Через минуту полезной информации на светлом радио я приведу еще один аргумент в пользу того, чтобы не давать благословение этой прекрасной женщине посвящать жизнь своего ребенка спорту. Не переключайтесь, разговор будет очень интересный.

А. Ананьев

— «Вопросы неофита» на светлом радио и сегодня я, Александр Ананьев, беседую с настоятелем храма Живоначальной Троицы в Листах протоиереем Андреем Овчинниковым, говорим с ним сегодня о большом спорте, что само по себе странно, потому что люди, которые представляют, как я выгляжу, понимают, что уж кто-кто, а ты-то чего о спорте заговорил, тебе-то куда лезть? А вот переживаю. У меня тоже есть взаимоотношения со спортом и не самые успешные, не самые радужные, вспоминать мне о них, честно, неприятно, может быть, если хватит времени, я расскажу. А сейчас я хочу вернуться в стены замечательного храма Живоначальной Троицы в Листах, где к вам подошла вот эта прекрасная женщина, и тут вам, отец Андрей, как мне кажется, сразу же вспомнятся слова апостола Павла из послания к Коринфянам, глава шестая: «Все мне позволительно, — говорит апостол, — но не все полезно. Все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною». А вот теперь внимание: человек, который принял решение серьезно заниматься спортом, а это значит — только спортом, вот только спортом, ничем другим. Вы же прекрасно понимаете этот образ жизни. Фигурное катание футбол, хоккей, да каким бы ни был спорт, балет, опять же, но балет — это не спорт, это искусство, хотя зная, какие физические нагрузки валятся на вот этих девчонок, которые на пуантах выходят на сцену или стоят у станка, это прямо самый настоящий спорт. Я помню, кто-то из космонавтов рассказывал о том, как он стоял за сценой во время балета «Лебединое озеро» в Большом театре и просто ужасался тому, какие нагрузки испытывают балерины, он говорит: «мы, космонавты, такого не испытывали никогда». Разве спорт в данном случае не начинает обладать человеком? И разве это не является однозначной рекомендацией ни в коем случае этого не делать? Давай-ка гармонично развиваться, душа моя, давай посвятим себя искусству, литературе, всему понемножку, главное — воспитать благочестивую христианку, будущую маму счастливую женщину, ибо именно этого ждет от нас Господь, а вот этого: «быстрее, выше сильнее» — это все от лукавого.

о. Андрей

— Ну да, все так, тогда надо заниматься просто физкультурой и о спорте забыть, потому что спорт — это сфера полной самоотдачи, если христианин понимает, что жизнь наша — Христос, и мы ежедневно на богослужении говорим: «Сами себя друг другу и весь живот, всю жизнь нашу Христу Богу предадим», естественно, ничто не должно заполнять нашу жизнь, так, как ее заполняет Христос. Как только целью жизни становится спорт, это тот идол, которому мы начинаем поклоняться вместо Бога, поэтому еще раз говорю, что родителям очень хорошо подумать перед тем, как ребенка отдать в спортивную секцию, но мне кажется, сегодня не очень много родителей ставят перед собой такие высокие задачи — воспитать, ну если не олимпийского чемпиона, а чемпиона России или чемпиона Москвы, просто идут, отдают ребенка в секцию, если он два или три раза в неделю занимается хоккеем, футболом, гимнастикой, плаванием — это не большой спорт. Большой спорт наступит тогда, как это было со мной, когда мне в десять лет тренер сказал: «Либо ты уходишь в спортивную школу, либо мы с тобой прощаемся». Ультиматум.

А. Ананьев

— Хорошо. Поговорим о секциях. Можно отдать в конькобежный спорт, допустим, чтобы катался, на плавание, в спортивные бальные танцы, а можно в кикбоксинг, можно в бокс, можно в каратэ, это такой вид спорта, где два христианина пинают друг друга ногами. Как Русская Православная Церковь относится к тем видам спорта, где подобно гладиаторам на древнеримской вот этой арене Колизея люди бьют друг друга? Я знаю, что я сейчас нагнетаю и таким легким радикализмом занимаюсь, но мне правда важно услышать ответ от отца Андрея на какие-то вопросы, которые все равно есть в голове, не то, чтобы они критически важны вот для меня именно здесь, именно сейчас, но я уверен, что особенно осенью, в начале этого учебного года, у многих родителей есть вопросы: а куда отдать ребенка, чему посвятить там его жизнь? Боевые единоборства — да или нет?

о. Андрей

— Мне никогда они не были близки, я, может быть, такой человек не агрессивный, но с другой стороны, я ничего против не имею, потому что важно не то, как ты на тренировке себя ведешь, если даже на тренировках, ты наносишь удары там по лицу, по голове, но понятно, что это все в специальном обмундировании, самое главное, что будет дальше, когда ты выйдешь из спортзала, и как ты возможность проявить свою физическую силу будешь применять в жизни? Трудно увидеть мужчину, который видит, что пьют, обижают женщину или пристают к ребенку, и он, не обладая никакими элементами самозащиты, он будет просто стоять и смотреть, и бояться что-то сделать, как раз защитить слабого — это долг христианина, если ты не владеешь техникой, элементарной техникой рукопашного боя, ты к этому будешь неспособен. Другое дело, что во всех этих единоборствах, конечно, разогревается такое страстное начало, которое человеку иногда хочется как-то реализовать если будет возможность, и ты, обладая техникой того или иного боевого искусства, ты можешь злоупотребить этим даром и дело дойдет до беды, поэтому в целом надо хорошо подумать, в какой вид спорта отдавать человека, ребенка, потому что есть очень специфические виды спорта, в которых человек будет формироваться обязательно, но по моему наблюдению, что бы я советовал, я бы отдавал предпочтение командным видам спорта, командным и игровым, потому что команда — это коллектив, а игровой спорт — это мышление. Есть тип игроков, которые прекрасно освоили технику, скажем, футбольную или волейбольную, но который совершенно не имеет игрового мышления, и они, получается, на поединке на этом, но в этой игре они какие-то ненужные, они не могут себя применить, потому что у них нет игрового мышления, они не понимают вообще суть всей этой командной игры...

А. Ананьев

— Но играют не только ногами, но и головой.

о. Андрей

— Да, совершенно, головой очень важно играть.

А. Ананьев

— Я хотел было задать вам вопрос: «Скажите отец Андрей, а можно бить другого человека по голове и при этом оставаться настоящим христианином?» и тут вспомнил, что ведь есть же примеры, есть же прекрасный Федор Емельяненко, который занимается в боях без правил, невероятно успешен и известен во всем мире, при этом он глубоко верующий воцерковленный человек, я точно знаю, я часто вижу его в нашем храме, он много общается там с протоиереем Игорем Фоминым, которого я знаю и уважаю. Вот тоже вроде как его отношение к соперникам и православная вера помогает ему оставаться христианином. Более того, я нашел, готовясь к нашей сегодняшней беседе, любопытную информацию: священник храма в честь иконы Божьей Матери «Балыкинская» в городе Нелидово Тверской области — мастер спорта по боям без правил Сергей Акимов, он говорит, что: «Перед боем молюсь, чтобы никого не покалечить», понимаете? То есть вот так тоже можно, получается.

о. Андрей

— Ну можно, но это ноу-хау в Церкви. Мне кажется, что когда человек уже принял сан, все твои спортивные интересы, они имеют право на существование, но это делать надо скрытно. Священник — это не спортсмен, это не атлет, это пастырь, поэтому, если я занимаюсь, я люблю плавать, я до сих пор стараюсь поддерживать форму, и я плаваю так, чтобы особо никто не видел.

А. Ананьев

— По-че-му? Вот что важно.

о. Андрей

— Потому что в сознании человека священник — это в первую очередь священник. Там, где меня знают, я стараюсь сильно не демонстрировать то, что демонстрировать не нужно. Ну например, священнику не зазорно покататься на велосипеде, священник может покататься на лыжах, священник может плавать на лодке или раздеться и делать гимнастику на турнике или на брусьях. Ну, это есть пастырская какая-то этика, культура, где ты не должен никого смущать. К сожалению, сегодня современная церковная жизнь в силу разных причин, она очень сильно вышла за ограду церкви, мы говорим о пользе, но есть другое мнение, что мы слишком много проводим вне храма, а надо бы не забывать о главном — что сердце Церкви бьется в Евхаристии, и насколько мы будем ответственно совершать литургию, насколько будем мы за нее держаться, насколько будем о ней много говорить, вот от этого будет успех. Сегодня очень много интересов вне литургии находится.

А. Ананьев

— С одной стороны — да, я прекрасно понимаю, о чем вы говорите, но с другой стороны, ведь это было бы каким мощным интересом для молодых и еще не открывших двери храма людей и девчонок, вот буквально здесь по набережной Андреевской иногда бегает знаете кто — замечательный священник Антоний Смирнов, молодой, вот он прямо занимается бегом и вместе с ним бегают его друзья, молодые парни, прихожане, они бегают.

о. Андрей

— Он служит на Якиманке, да?

А. Ананьев

— Да, и он иногда присылает мне видео с этих пробежек, говорит: «Александр, вот пробегаем мимо вас, когда вы уж к нам присоединитесь?» Вот это же здорово?

о. Андрей

— Ну это его выбор, поэтому я свое мнение не меняю, я воспитан все-таки на старом поколении духовенства. Здесь мы говорим, слышим точнее часто, что вот как хорошо бы таким способом людей привлекать к Церкви, но я не очень в это верю. Да, становятся на уровень вот этих увлечений, буду со священником бегать или поднимать гири, кататься на лыжах, но не факт, что люди после этого придут в церковь.

А. Ананьев

— По крайней мере, люди будут говорить о Боге.

о. Андрей

— Ну и все, только говорить, дальше может ничего не произойти. Сейчас у нас эпоха разговоров, к сожалению, мы слишком много говорим о Боге, но не очень много делаем для такой полноценной жизни с Богом. Говорить легче, конечно.

А. Ананьев

— Вообще мы для полноценной жизни мало что делаем и, казалось бы, спорт это как раз вот такая деталь, которая может сделать твою жизнь чуть-чуть более полноценной, но не все так однозначно, вот мы с отцом Андреем сейчас добавляем все новые и новые штрихи к довольно неприятному портрету спорта в жизни христианина, имеется в виду не физическая культура, подчеркнем еще раз, а именно спорту. Взять хотя бы еще одну грань спорта, которая называется азарт, что такое азарт с точки зрения христианина? Азарт победить, азарт прыгнуть дальше, выше и больше, азарт, который испытывает вот этот мужичок с животиком, который смотрит телевизор и болеет за любимую команду. Азарт — разве это не потеря самообладания, разве это не потеря контроля и разве это не такой яркий, мощный, результативный, пусть не продолжительный, но все равно уход от Бога, такое опьянение?

о. Андрей

— Нет, что касается спорта, нужно или не играть... Скажу так точнее: азарт — это принадлежность игровых видов спорта, то есть говорить о том, что человек в бассейне азартно плавает от одного бортика к другому или азартно бежит десять километров нельзя. Азарт — это игровые виды спорта и здесь, если ты играешь, надо играть с азартом, если ты не хочешь азартно, не играй. Я не понимаю как, в каком-то журнале я видел, не знаю, кто это: семинаристы или какие-то студенты, они играли в футбол в подрясниках, я вот это вообще не понимаю. Или снимай и одевай форму, играй, либо подрясник и псалтирь в руках, если играешь, играй с азартом, это нормально. Для игры азарт — это тот импульс, который делает игру игрой, а все остальное — это, ну представьте волейбольный матч, где просто люди так вот вяло, спокойно, перебрасывают...

А. Ананьев

— Это же я, я всегда так делал.

о. Андрей

— Это волейбол, а еще был пионербол, когда не умеешь играть волейбол и просто мячик перекидывали друг другу в руки.

А. Ананьев

— Я также с женой в настольный теннис играю: ту-ду, ту-ду, чем дальше играем, тем и хорошо, кто выиграл? Да никто не выиграл, любовь победила и все такое, пошли кушать. Да, обычно так все и бывает. То есть вы меня сейчас удивили, мне показалось, что вы сейчас скажете: «Нет, азарт это от лукавого, человек всегда должен обладать собой и не допускать появления в сердце своем вот этого вот опьянения азартом». Так вот нет же, азарт может быть, получается.

о. Андрей

— Ну вот опьянения азартом не должно быть.

А. Ананьев

— Но это всегда опьянение.

о. Андрей

— Ну вот хорошо, человек может выпить вина и не опьянеть, а может напиться, так что его будут нести на руках домой.

А. Ананьев

— Тоже правда.

о. Андрей

— Поэтому, как вы и приводили цитату апостола Павла, что «все мне позволительно, но не все полезно», вот есть понятие меры и каждому человеку требуется иногда просто сбросить напряжение, и вот спорт в этом смысле для меня является очень большим подспорьем, если я не двигаюсь, я начинаю унывать, много есть, раздражаться, я не сплю, часто не хочется молиться, ну просто потому, что современному человеку нужно двигаться, нужно прокачать свои легкие, нужно прокачать свой мозг чистым свежим воздухом, мне кажется, это совершенно нормально и люди, которые это не чувствуют, которые не любят движения, мне их жалко, потому что в движении человек обретает много хорошего, много полезного, много того, что помогает ему дальше.

А. Ананьев

— «Светлый вечер» на радио ВЕРА, «Вопросы неофита» на светлом радио, настоятель храма Живоначальной Троицы в Листах протоиерей Андрей Овчинников отвечает сегодня на мои вопросы, меня зовут Александр Ананьев. Пытаемся разобраться со спортом: да или нет, а если да, то какой? А если нет, то почему? В монастырях, есть ли какие-то уставы, требующие от монашествующих, которые как раз вот ведут очень сидячий, очень стоячий, очень статичный образ жизни, какого-то движения, или это происходит само собой, потому что все равно у всех есть послушание, требующее движения?

о. Андрей

— Нет, конечно, послушание в монастырях сейчас за компьютером в канцелярии, за книжным, за свечным ящиком и так далее. Для меня не очень понятен феномен городских монастырей, потому что изначально монашество уходило из городов, оно скрывалось в пустынях, в лесах, в затворах, но с моментом развития христианской культуры и образования миссия монашества стала понятной, это были места духовного просвещения, это были места, где образовались первые библиотеки, училища, места оглашения и так далее, то есть вот здесь надо каждому монаху, который думает о монашестве, определиться с внешним вот этим укладом жизни. По мне бы, если бы я думал о монашестве, то я бы, наверное, выбрал монастырь на природе, вот мне требуется природа, мне требуется воздух, мне требуется физическая нагрузка, да, там, где есть физический труд это совершенно нормально, монах, который свою плоть не обуздывает — человек, который рискует очень многим, потому что плоть для монаха — это враг и сказать, что только богослужение и поклоны — это нет, это не наш путь, потому что мы слишком слабы, и молитва — это духовная пища, которую мы принимаем порционно, а вот физический труд на свежем воздухе — это как раз то, чего не хватает, нормальный естественный труд, это может быть и работа на огородах, это и всевозможные хозяйственные послушания, колка дров, работа где-то с какими-то хозработами, ну где вот все требуется, особенно в начале 90-х годов, когда не нужно было ничего выдумать, вот они, разрушенные храмы и монастыри, бери кирпичи, носи, убирай территорию, помогай восстанавливать, все это было естественно. И тогда, когда вот это все было дано нам, сейчас это все как бы заканчивается, поэтому в комфорте, в праздности, с интернетом в кельях, которые напоминают иногда четырехзвездочные отели, вот современные монахи спасаются.

А. Ананьев

— Я почему и спросил: я с трудом представляю себе вот этих вот прекрасных монахов в монастырях, которые занимались бы спортом.

о. Андрей

— Нет, почему в некоторых монастырях городских есть спортзалы.

А. Ананьев

— Серьезно?

о. Андрей

— Да, с тренажерами, но они как бы закрыты, они в братском корпусе. Ну а как можно, слушайте, вот что тоже вы из монахов делаете каких-то супер-героев, это молодые парни, которым по двадцать пять лет, у которых еще столько сил и здоровья, столько внутренней энергии...

А. Ананьев

— Да, вы сейчас сказали очень важную вещь: моя плоть — мой враг.

о. Андрей

— Да. И что, мы будем говорить, что 25-30-летний мужчина, став монахом, он что, лишен искушений плоти? Что блудные страсти его не борют? А физическая нагрузка для плоти — это очень важный фактор борьбы, да, он не главный, понятно, что побеждает блудную похоть смирение и благодать Божья, но труд всегда присутствует. Разумные труды, совершаемые с рассуждением, физический труд, который совершается с рассуждением, вот это один из способов обуздания этой главной плотской похоти.

А. Ананьев

— Йога — да или нет?

о. Андрей

— Йога, только физические упражнения без философии.

А. Ананьев

— Безусловно, безо всяких этих обращений к длинному перечню этих местночтимых божеств, но вот просто вот эти позы, которые... До моего крещения мне безумно нравилась йога, вот эта вот статика в напряжении, это же мне казалось очень, очень правильно, это какая-то настройка тела очень правильная, а потом я столкнулся с тем, что йога и Церковь это не просто они не имеют ничего общего, а они еще находятся в какой-то конфронтации.

о. Андрей

— Если из нее выбросить философию, это уже не йога, если оставить просто гимнастику, это не йога, если йога и медитация, и дыхание, и философия — да, это нельзя, потому что слишком много опасных движений в сторону раскачки вот этой защиты, которая нас отделяет от духовного мира, я поясню: православие нам предоставляет законный способ общения с духовным миром через молитву, самое очевидное и самое понятное —это молитва за усопших, когда мы молимся за тех, кто уже ушел в тот мир, а восточная практика, вот скажем, медитативная, в том числе индийская, она как бы разбивает вот эту брешь, эту защитную оболочку души, которая нас отделяет от духовного мира и в эту брешь лезут те существа, которые разрушают нашу жизнь, бесы, которые находят эту лазейку и сразу вот с человеком напрямую начинают общаться. Почему я против йоги: мне были известны люди, которые сильно повредились и которые свой путь к Церкви до сих пор ведут с неимоверным трудом, у них столько, их трясет, их постоянно колбасит, у них постоянные какие-то проблемы с подготовкой к причастию, к посту, к молитве, не отпускает нечистая сила человека.

А. Ананьев

— Поскольку время у нас подходит к концу, у меня такие блиц-вопросы пойдут. Тренажерный зал: да или нет? Прежде чем вы ответите, я все-таки уточню свой вопрос: тренажерный зал, как место, где практикуется культ красивого тела, мужского красивого тела и женского красивого тела, собственно то, против чего выступаем мы, когда приходим в храм, в церковь, да? Мы же не надеваем обтягивающую футболочку или короткую юбку, чтобы показать накачанные икры или прокачанные плечи— нет, это не важно, более того, это противопоказано, мы здесь не для этого, мы здесь не про это. При этом спортивный зал и вот здесь как раз и то, что меня смутило, когда я два раза пытался заниматься в тренажерном зале, я очень быстро, конечно, набирал какую-то классную форму...

о. Андрей

— Во-первых, я не поверю, что очень быстро можно набрать форму.

А. Ананьев

— Четыре месяца. Четыре месяца, минус десять килограммов и прямо вот визуально очень хорошо, прямо в четыре месяца, потом за четыре месяца также нагонял это все, когда переставал заниматься, но ты понимаешь, что ты загоняешь себя в какой-то тупик невероятный, потому что в конечном итоге что ты делаешь — ты делаешь это для того, чтобы на два сантиметра в двух местах стать больше.

о. Андрей

— Ну не совсем, нет. Смотрите, как посмотреть на любую проблему, вот если бы зал для того, чтобы накачивать мышцы и делать свою фигуру — да, это неправильно, но современные тренажеры позволяют прокачать те мышцы, которые у нас испытывают необходимость в проработке. Скажем, вот человек много сидит за столом, все сидят за столом перед компьютером, у всех больные спины, или у людей, скажем, проблемы с ногами — тренажер может позволить тебе прокачать те мышцы, которые тебе нужны для работы, поэтому если вы приходите в зал, и вы хотите провести занятие, нужно обязательно проплатить там или взять уроки у тренера, который вам составит программу для вашей работы. Я не согласен, что все ходят только для тела и только для красоты, многим нужно заниматься в тренажерном зале много, потому что болит все у нас, а вот современные тренажеры, они помогают очень хорошо прокачать мышцы, которым нужно дать нагрузку. Ну скажем, если я хожу много, я не могу себе найти занятие для, например, плечевого пояс или для пресса. Да, можно дома, какие-то гантели, какие-то гири или утяжелители, ну вот дома плохо занимается, а вот приходишь в зал, я правда, тоже не любитель железа, но когда ходил иногда, то чувствовал себя неплохо в этом смысле.

А. Ананьев

— Вот это меня и пугает — да, ты начинаешь чувствовать себя неплохо, ты начинаешь гордиться с собой, ты начинаешь делать селфи в этих зеркалах...

о. Андрей

— Да, нет, ну почему?

А. Ананьев

— Да все делают селфи, я сам, у меня есть даже целая подборка фотографий из спортзала, где я себя в отражении зеркал фотографирую, ну разве это не отвратительно?

о. Андрей

-Да не надо никаких селфи, просто занимайтесь и получайте удовольствие от нагрузки.

А. Ананьев

— Конечно. А ты видишь результат, и ты доволен результатом, ты доволен собой и в тебе такая гордыня вскармливается этой гречей с куриной грудкой, этими подходами, что ты начинаешь теряться, ты просто реально сбиваешься с курса. И потом ты понимаешь еще одну важную штуку: ты превращаешься вот в эту маленькую девочку, которую загоняют в этот большой спорт, и ты этим занимаешься регулярно и посвящаешь себя этому, потому что спорт требует регулярности, спорт требует, любой спорт.

о. Андрей

— Но, опять же, вопрос, какова регулярность: три раза в неделю или десять тренировок?

А. Ананьев

— Три раза в неделю.

О. Андрей

— Это хорошо, это не очень много, это может человек себе позволить современный и работающий, кто-то с утра, кто-то вечером.

А. Ананьев

— Но все равно спорт начинает обладать тобой.

о. Андрей

— Это вложение в здоровье, и нужно заниматься, без серьезного отношения к здоровью его не будет.

А. Ананьев

— Думаете так?

о. Андрей

— Да.

А. Ананьев

— А как же гордыня?

о. Андрей

— Можно гордиться чем угодно, при чем здесь спорт?

А. Ананьев

— Ну, потому что, как бы вам объяснить, мне, как неофиту кажется, что человек должен воспитывать в себе недовольство собой, понимание того, насколько ты не совершенен, насколько ты грешен, насколько ты изломан, мелок и тщедушен, насколько тебе многому еще надо учиться, насколько лучше и светлее человек рядом с тобой, а вместо этого ты начинаешь говорить: «а я самый крутой, я вот похудел, я стал шире, да, я замечательный вообще», и вот это не по-христиански.

о. Андрей

— Нет, это по-христиански.

А. Ананьев

— Почему?

о. Андрей

— Потому что нам дана заповедь возлюбить ближнего своего, как самого себя. Оказывается, не полюбив себя, не полюбишь ближнего, вы никогда об этом не думали? Поэтому неофитское отношение к тому, что христианство человека выворачивает наизнанку и показывает только негативные стороны и заставляет заниматься чуть ли не мазохизмом и не вот этим самокопанием в грехах — это как раз, наверное, путь неофитства, потому что дальше наступит время, когда ты поймешь, что ты личность, что ты бесконечно дорог Богу, что в тебе есть, несмотря на то что каждый человек поврежден грехом, очень много хорошего, очень много ценного, и вот эти качества нужно в себе обязательно развивать, расти как личность. Сейчас об этом мы тоже мало говорим, оказывается, христианство воспринимается как какое-то самоунижение бесконечное, в этом смысле люди обладают очень низкой, заниженной самооценкой, постоянным духом вот этой самокритики и в этом смысле человек, как личность, не развивается, поэтому в этом смысле я не могу согласиться.

А. Ананьев

— Последний короткий вопрос, у нас осталось минута: экстремальные виды спорта, где твоя жизнь находится реально под угрозой?

о. Андрей

— Здесь исключительно — нет, потому что жизнь — это великий дар, если ее потеряешь, потеряешь все, и рисковать нельзя. Альпинизм, парашютный вид спорта, я прыгал с парашютом в армии, но специально в мирное время не надо. А все это баловство, которое сегодня мы видим, когда прыгают с мостов, когда куда-то лезут, прыгают с высоток — нет, это исключено.

А. Ананьев

— Спасибо вам большое, отец Андрей, вы ответили на все мои вопросы. Если у наших слушателей есть еще к вам вопросы, пишите, пожалуйста, мы зададим в следующий раз именно ваши вопросы. Сегодня у меня в гостях был настоятель храма Живоначальной Троицы в Листах протоиерей Андрей Овчинников, который по-прежнему держит себя в прекрасной физической форме, в чем мы и предлагаем вам убедиться, если вы заглянете в гости в храм Живоначальной Троицы в Листах. Спасибо большое, отец Андрей.

о. Андрей

— Спасибо, до свидания.

А. Ананьев

— Я Александр Ананьев, бесконечно далекий от спорта, но готов пересмотреть уже свое к этому отношение благодаря моему сегодняшнему собеседнику. Всего доброго.

Все выпуски программы Светлый вечер

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
****
Другие программы
Мой Крым
Мой Крым
Алушта и Ялта, Феодосия и Севастополь, известные маршруты и тайный тропы Крымской земли. «Мой Крым» - это путешествие по знаменитому полуострову и знакомство с его историей, климатом и достопримечательностями.
Голоса Времени
Голоса Времени
Через годы и расстояния звучат голоса давно ушедших людей и почти наших современников. Они рассказывают нам о том, что видели, что пережили. О ежедневных делах и сокровенных мыслях. Программа, как машина времени, переносит нас в прошлое и позволяет стать свидетелями того времени, о котором идёт речь.
Моё Поволжье
Моё Поволжье
Города и села, улицы и проспекты, жилые дома и храмы. «Мое Поволжье» - это увлекательный рассказ о тех местах, которые определяют облик Поволжья – прекрасной земли, получившей свое название по имени великой русской реки Волги.
Светлые истории
Светлые истории
«Светлые истории» - это цикл программ, в которых ведущие Радио ВЕРА и гости в студии делятся историями из своей жизни. Историями о сомнениях, о радости, о вере, о любви… Очень лично. Очень искренне. Очень тепло.

Также рекомендуем