“Созависимость в семье”. Семейный час с Туттой Ларсен и протоиереем Артемием Владимировым (10.06.2017)

«Созависимость в семье» о. Артемий Владимиров (10.06.2017) - Часть 1
Поделиться
«Созависимость в семье» о. Артемий Владимиров (10.06.2017) - Часть 2
Поделиться

У нас в гостях был духовник Алексеевского женского монастыря в Москве протоиерей Артемий Владимиров.

Мы говорили о том, как быть, если один из членов семьи страдает алкоголизмом, наркоманией, или иными зависимостями, как можно совместно преодолеть эти ситуации, как помочь своему родному человеку и не разрушить семью, и как предостеречь детей от попадания под власть различных опасных зависимостей.

 


Т. Ларсен

— Здравствуйте, друзья! Вы слушаете программу «Семейный час» на радио «Вера»! У нас в студии старший священник и духовник Алексеевского женского монастыря в Москве, член Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства — протоиерей Артемий Владимиров. Здравствуйте!

прот. Артемий Владимиров

— Приветствую вас, дорогие друзья!

Т. Ларсен

— Хотелось сегодня поговорить о теме, которая достаточно болезненная, достаточно драматичная, но, к сожалению, весьма распространенная в нашей жизни — о преодолении зависимости в семье. Потому что, несмотря на то, что все мы мечтаем жить долго и счастливо в любви, радости, доверии, и умереть в один день, частенько сталкиваемся с тем, что в нашей жизни присутствует третий лишний, и эта зависимость одного из супругов: либо алкогольная, либо наркотическая…

прот. Артемий Владимиров

— Ой, не приведи Бог!

Т. Ларсен

— Это может быть и игромания, и какая-то компьютерозависимость.

прот. Артемий Владимиров

— Какое-то предельное развитие страсти.

Т. Ларсен

— Да. Когда какая-то страшная страсть становится камнем преткновения, препятствием, стеной между нами и теми, кого мы очень любим.

прот. Артемий Владимиров

— При том, что сам человек уже не принадлежит ни себе, ни близким — какой-то становится не такой, как будто его подменили, как будто это не он.

Т. Ларсен

— Да. И вот здесь вроде бы как всё понятно. Зависимость — это грех, это зло…

прот. Артемий Владимиров

— И болезнь!

Т. Ларсен

— Да. А если ты православный христианин, и ты молишься, постишься, причащаешься, то с тобой этого произойти просто не может, потому что ты же защищен от этого зла в своей жизни.

прот. Артемий Владимиров

— Подождите! На Бога надейся, а сам же не плошай! А ведь часто к вере люди и приходят, потому что вдруг они осознали за собой эту страшную зависимость, подобному тому, как Родион Раскольников, когда направлялся с визитом к старухе-процентщице чувствовал как будто край его плаща попал в страшную центрифугу, и кто-то тянул его на это дело. И люди приходят к вере уже будучи зависимы, а стало быть вступают в борьбу со своей страстью.

Т. Ларсен

— Как же быть? Получается, что, даже если ты православный, если твоя семья вполне благочестива, ты не застрахован от этого жуткого явления, которое может случиться с твоими близкими, с твоим мужем, с твоими детьми?

прот. Артемий Владимиров

— На Земле живём! Поверьте, до сих пор встречаются на исповеди такие наивные девочки и молодые особы, которые замечают, что их ухажёр всегда приходит на свидание навеселе, всегда с каким-то пьяненьким взором.

Т. Ларсен

— Для храбрости?

прот. Артемий Владимиров

— Да. И до сих пор встречаются такие «комсомолки», которые про себя думают: «Я — сильная. Чуть только приберу его к рукам (хоть какой, но муж), я-то из него выжму эти соки…»

Т. Ларсен

— Человека сделаю!

прот. Артемий Владимиров

— Да. И потом оказывается, что милая, сопрягши с ним судьбу, уже принуждена вступить в бой с «Змеем Горынычем», высасывающим жилы из этого человека. А иногда парадокс — так умело притворяются праведными, интеллигентными и завидными женихами, «ни капли в рот, нет, только кока-колу», и в период жениховства, особенно если он краткий (уж сильно велико желание современной москвички обрести своего кавалера по сердцу, окольцевать его), и потом вдруг такой сюрприз, что сердце человека не свободно — там какие-то «подселенцы».

Т. Ларсен

— Что же делать в такой ситуации?

прот. Артемий Владимиров

— Прежде всего, не отчаиваться. Нет ничего хуже, чтобы натянуть на себя белую простынь и начать ползти по направлению к Хованскому кладбищу. Конечно, жизнь готовит нам бесконечные сюрпризы. Что делать? Неплохо всё-таки вспомнить пословицу: «Одна голова хорошо, две — лучше». Во-первых, мамусик или приходской батюшка — это те инстанции, которые много чувствуют. А если дело уже сделано, то, конечно, начало исправления, позитивного изменения заключается в том, чтобы больного человека, захваченного страстью, и уже признавшего за собой эту болезнь, побудить искать силы, энергию, принимать инъекцию таинств церковных. Без обращения к Тому, кто вознес на крест все наши болезни и страсти, нечего и думать об освобождении от недуга пьянства, не говорю о тягчайшей болезни — наркомании. И сегодня мы, священники, должны особенно внимательно относиться к таким семьям. При том, что сегодня, например, популярны «Общества трезвости», где работа ведется не только с зависимыми, но и созависимыми людьми, то есть с родственниками, которые единым фронтом призваны сплотиться в борьбе с этой общей болезнью. И вы сказали о молитвах… Да! Это не отговорка, это не поиск какого-то психологического утешения, но молитва матери из огня изымает, со дна морского поднимает! Мать, выплакивающая в тайной молитве свое горе и просящая: «Господи, вразуми моё заблудшее чадо! Господи, просвети его ум! Господи, научи его бороться с грехом, дай ему сил противостоять соблазну! Господи, не дай ему ползти по наклонной плоскости и дальше! Вытащи его из этой беды! Святитель Николай Чудотворец, помоги! Отстою к мощам сколько нужно, пять-шесть часов, только… Святитель Николай, щелкни по лбу моего супруга, он уже, милый, и пьет, и бьет! Господи, помилуй!» Вот эти вопли, это внутреннее моление к Богу — есть необходимая предпосылка добрых изменений. Но, повторяю, как важно, чтобы страждущий член семьи (все страдают, но особенно тот, кто захвачен этими страстями по рукам и ногам, пленен ими) соблаговолил признать себя нуждающимся во враче. И здесь рука об руку должны, наверное, и батюшка, и нарколог, если мы говорим о такого рода заболевании.

Т. Ларсен

— Я хотела вернуться к теме выбора жениха. Когда вы говорите, что иногда торопятся заключить браки, а иногда и так видно, что человек какой-то неблагонадежный. Но не всегда ведь видно! Ну что же, анализы брать? Особенно с наркотиками — ты не можешь понять. Или с игроманией — ты заранее этого не увидишь. Ты видишь хорошего человека с ясными глазами, всегда веселого, всегда энергичного, предупредительного.

прот. Артемий Владимиров

— Позвольте поспорить! Что касается принятия какой-то гадости… Например, когда ко мне приходят на исповедь, я всегда какой-то аптечный запах чувствую. То есть человек такой трезвый, но при этом от него пахнет аптекой. И всегда это настораживает. Я имею в виду людей, пристрастившихся к этой белой смерти, к каким-то синтетическим наркотикам.

Т. Ларсен

— Я хотела сказать, что я просто знаю женщин, которые реально, прежде чем выйти замуж за мужчину, смотрели в его медицинскую карту. Может быть, это подход?

прот. Артемий Владимиров

— Неплохо иногда и в военный билет заглянуть! Это не грех! Знаете, там есть… В советское время классификация «8Б» — это какое-то острое психическое заболевание. Ведь по большому счету раньше «сватьи Бабарихи» этим и занимались — подбором кандидатов. А ныне люди честные должны всё о себе рассказать, что может отяготить их будущий горизонт семейной жизни. Родители должны поделиться. А если они скрывают, что ребенок, простите, на учете у психиатра, то под сомнение, как мы когда-то говорили, может быть поставлен даже брак, таинство Венчания. Но здесь, конечно, «семь раз отмерь — один раз отрежь». Ведь мы должны, помимо галантности жениха и умения его поддержать разговор салонный, всё-таки узнать его образ мыслей и образ жизни, а иначе поспешишь, нагрешишь, людей насмешишь. Здесь необходимо определенное время. Да, вы правы, такая мимикрия свойственна лукавым молодым людям — он всегда в хорошо выглаженной паре, да еще и с цветами, такой весь из себя обходительный, нафабренный, надушенный, причесанный, но важно понять, что он делает по ночам. Может быть, он уже давно провалился в компьютерный андеграунд, и у него день смешался с ночью, и он десоциализирован. Знаете, как иногда фазан распускает хвост и принимает на себя образ северного сияния. А что там на самом деле под хвостом? И, конечно, образ жизни моего будущего спутника, спутницы — это очень важная составляющая человеческого счастья. И как обидно, действительно, «за что боролся — на то и напоролся», вдруг обнаружить, когда уже судьбы соединились, что вы вышли замуж или женились на человеке неполноценном в том смысле, что он не свободен, не хозяин над самим собою, и подпитывает какую-то ужасную страсть, не совместимую с созиданием мира в семье.

Т. Ларсен

— Мы говорим об алкоголизме, наркомании. Это, конечно, такие очевидно вредные вещи, да! А вот компьютерная зависимость для многих людей даже не кажется им страстью. Ну подумаешь, сидит всю ночь напролет и играет, деньги он не проигрывает, никого не бьет…

прот. Артемий Владимиров

— А, знаете, сейчас такие компьютерные биржи, что может и квартирку незаметно потерять.

Т. Ларсен

— Ну нет, он сидит, «рубится» в какую-то «стрелялку» всю ночь.

прот. Артемий Владимиров

— Да, это куда ни шло — просто тупизм.

Т. Ларсен

— Но без этого не может.

прот. Артемий Владимиров

— Вот я помню мы как-то с батюшкой на эти семейные темы говорили. Я познакомился с ним, представьте себе, в Калифорнии. Я даже имя его помню — отец Ярослав из Калифорнии. В интернете можно посмотреть, он устраивает женихам и невестам такие пятиступенчатые туры и на первый взгляд задает им самые отвлеченные вопросы: «А вы за какую бейсбольную команду болеете?», «А какое варенье вы предпочитаете?», «А как вы организовываете свой досуг?» И пытается помочь молодым нащупать как бы единую линию жизни, или, напротив, помочь им увидеть полную разноплановость, разновекторность их интересов. Мы хорошо знаем, что даже у ребенка, отрока, юноши наступают изменения в психике, если он подменил общение с миром, если он в период учения подменил этими посиделками. И представьте себе, что появятся дети (и я как священник знаю об этих ситуациях), когда муж, словно растение, у него вообще атрофируется отцовское чувство, ему лень отодрать зад, извините за грубое выражение, от кресла, потому что его уже не интересует планета людей — он весь там, в каких-то виртуальных схемах. И это очень печально, потому что любая страсть высушивает человека, превращает его, знаете как, когда у ложки, которую придавили, остается оболочка, мнимость в геометрии — уходит любовь, уходит живая реакция на ближних, уходит общение с окружающими людьми, он становится каким-то водяным, каким-то лешим во плоти. И, конечно, как здоровым членам семьи вытащить «из болота бегемота» — это и есть главный предмет нашего сегодняшнего рассуждения. «Парня в горы тяни» — туда, где нет интернета, куда не проведешь кабель, по которому течет лептон — единица информации, здоровый образ жизни. Хоть переезжай по плану нашего сегодняшнего правительства на Дальний Восток осваивать гектар земли!

Т. Ларсен

— Вы слушаете «Семейный час» на радио «Вера». У нас в гостях протоиерей Артемий Владимиров. И мы говорим о том, как нам преодолеть зависимость в семье одного из членов этой семьи. Ну понятно, когда ты выбираешь себе жениха или невесту, то ты должен под микроскопом всё рассмотреть, выдержать как-то, какой-то срок, чтобы узнать человека, как-то с ним сонастроиться. Но ведь часто зависимость накрывает уже существующую семью.

прот. Артемий Владимиров

— О, да!

Т. Ларсен

— И всё было хорошо, жили 10 лет, растили детей, и вдруг он теряет работу, например.

прот. Артемий Владимиров

— Да, у него как-то опускается душа.

Т. Ларсен

— И вот здесь начинаются проблемы. У меня, например, есть пример такого одного молодого человека, который уже не молод, который был безумным трудоголиком, очень талантливым, очень творческим, и первые 35-40 лет своей жизни он «горел» просто.

прот. Артемий Владимиров

— Кипел!

Т. Ларсен

— Он мало спал, много путешествовал, он очень много работал. И в какой-то момент у него силы стали кончаться.

прот. Артемий Владимиров

— Истощение, угашение.

Т. Ларсен

— Да. Причем он был просто вообще такой «зожник», знаете. То есть, вообще, ни алкоголя, ни табака, ничего в его жизни не было. И вдруг на пике своей карьеры, на пике истощения своих сил, он открывает для себя кокаин.

прот. Артемий Владимиров

— Ой!

Т. Ларсен

— Кто-то ему подсказал, что это неплохой способ просто прибавить сил. «Вот ты 24 часа в сутки не спишь — взбодришься!»

прот. Артемий Владимиров

— Но он был таким дураком, что внял этому совету?

Т. Ларсен

— Представляете, да! Потому что он был настолько чист от этого всего на протяжении всей своей предыдущей жизни, что ему в голову даже всё это не приходило. Кто-то предложил, он случайно попробовал.

прот. Артемий Владимиров

— Мир не без «добрых» людей!

Т. Ларсен

— И человек настолько тяжело попал в эту ситуацию, что он реально чуть не умер. У него теперь куча диагнозов, ему ничего нельзя, он сидит на диетах.

прот. Артемий Владимиров

— Пытается освободиться от этого?

Т. Ларсен

— Он освободился, но…

прот. Артемий Владимиров

— Стал инвалидом?

Т. Ларсен

— Да. Просто из-за того, что он сильно заболел. И сейчас у него достаточно спокойный образ жизни. У него есть работа хоть какая-то…

прот. Артемий Владимиров

— Шатко-валко?

Т. Ларсен

— Да. У него есть семья, есть дети, которым он, наконец-то, может уделить время (раньше было не до того). Но всё-таки ему пришлось пройти практически через немощь, через потерю части своих функций, ресурсов для того, чтобы из этого выскочить. Для меня это очень драматичная ситуация, потому что это был и остается прекрасный, умный человек. Но даже такие люди не застрахованы от такого падения.

прот. Артемий Владимиров

— Безусловно! Как говорится, свято место пусто не бывает! Наше сердце так создано Господом, что оно должно принадлежать чему-то, кому-то одному. И гармония обретается тогда, когда выстроена духовная вертикаль — внутренний человек живет в союзе с Богом через православную жизнь, и при этом он, конечно, может проявлять себя в разных творческих амплуа. Но если ты как пламенный мотор полагаешься только на собственные ресурсы, несколько упоен собственным эго, у тебя всё получается, ты успешен, ты двигаешься вперед, то незаметно горючее прорабатывается, израбатывается и наступает слом. Нет худа без добра! Он внутренне видимо смирился, то есть он почувствовал, что он слаб и немощен. И это какая-то произошла коренная метаморфоза в его душе. Но всё равно приключение опаснейшее. Хорошо, что он соскочил с этой петли. Я вот, например, как священник всегда очень внутренне переживаю, когда молодые супруги, женщины мне рассказывают, что муж балуется травкой (марихуана или какая-то «дурка»).

Т. Ларсен

— В аптеках продается, во многих западных странах это легализовано как лекарство.

прот. Артемий Владимиров

— Да, сейчас, к сожалению, в какой-нибудь Голландии это любимое времяпрепровождение.

Т. Ларсен

— И в Америке!

прот. Артемий Владимиров

— А в Америке считается, что аспирин — первое дело для снятия боли как физической, так и душевной. Но я знаю по опыту, что человек уже просто неадекватен, у него расплавляется стержень, именуемый долгом, честью, ответственностью, ему всё нипочем, у него развивается «трынь-травизм», он похохатывает, глупо посмеивается, перестает чувствовать драму жизни. И представьте себе, какая трагедия для супруги с тремя детками, что папа вдруг дурнеет, становится…

Т. Ларсен

— Овощем!

прот. Артемий Владимиров

— Да, он уходит от ответственных решений. И, конечно, если бы кто-то из молодежи сейчас услышал нашу передачу и понял, что ни в коем случае, ни за какие коврижки на каких-то тусовках, кампусах, дискотеках… «Всё нужно попробовать», — говорят эти служители Люцифера. «Ну что ты ломаешься?» Ни за что! Потому что привыкание… А уж если речь идёт о спайсах, то зависимость возникает с первого раза, и потерянного не воротишь — портится мозг, растлевается душа. И какие титанические усилия ближайшие в первую очередь родственники употребляют, прощаются зачастую со всем скарбом нажитым, только бы вытащить из зависимости «дуремара» по легкомыслию, по слабохарактерности, по какой-то такой мимикрии, попавшего в эту историю.

Т. Ларсен

— Как можно предотвратить вот это зависание, залипание, затягивание твоего любимого человека в какую-то ни было зависимость, если, вот я говорю, что даже взрослые, умные, состоявшиеся люди не застрахованы от таких падений?

прот. Артемий Владимиров

— Конечно, для меня ответ ясен. Это подлинная воцерковленность, когда человек вместе с абсолютным смыслом бытия предстояния Богу, приближения к Нему, очищения души, вселения Божьей благодати в твое сердце, обретает еще и созидательную цель состояться как муж, как отец, как специалист. Когда мы действительно вкладываем свою душу в созидание семьи, тогда всё это кажется абсолютной мерзостью, дребеденью на постном масле, чушью. Я имею в виду всякую «развлекательщину». Мне кажется, что это просто уловка, крючок для праздного ума. Помните, поэт говорит: «Цели нет передо мною, сердце пусто, празден ум». И на что отвечал митрополит Филарет нашему поэту, точнее, лирическому герою этого стихотворения: «Вспомнись мне, забвенный мною!

Просияй сквозь сумрак дум — и созиждется Тобою сердце чисто, светел ум!» То есть целеполагание. Конечно, каждый из нас знает за собой какие-то падения, плюсы, минусы. Мне, может быть, повезло, став учителем русского языка и литературы, получив классное руководство, и я, деля свое время между семьей и работой, окруженный молодежью уже юных лет, борясь с какими-то своими страстишками… У меня была своя зависимость! Даже не поверите — обжорство!

Т. Ларсен

— Да что вы?

прот. Артемий Владимиров

— Да-да! Не то что я весил 300 килограмм (я не ходил до сих пор в «Макдональдс»), но страстишка была очень лукавая, она лишала меня гармонии с самим собой. Однако понимание, что мне нужно бороться за молодежь, за моих любимых девятиклассников, среди которых уже и табачный запашок пошел, и брань какая-то нечистая… Вот социальные профессии, конечно, выручают: пастырь, врач, священник. Хотя никто не застрахован! И врачи, простите, хирурги — им дарят коньячок.

Т. Ларсен

— Да, но у них и работа-то какая! Им самим анестезия нужна!

прот. Артемий Владимиров

— Да, снимают стресс, спиваются, не дойдя до положенного срока и выслуги лет. И, не дай Бог, с батюшками какие-то такие приключения будут иметь место.

Т. Ларсен

— Опять же в случае с зависимостью пищевой или алкоголической, или наркоманией, мы всё-таки имеем дело действительно с болезнью, с физической болезнью, с перестройкой организма, с нарушением работы…

прот. Артемий Владимиров

— Здесь как бы стык и душевного, и физического плана.

Т. Ларсен

— Да. Но вот, например, даже та же игромания или ещё вот люди очень часто становятся такими, то, что мы называем «адреналиновыми игроманами»…

прот. Артемий Владимиров

— Расскажите подробно!

Т. Ларсен

— То есть человеку всё время нужен какой-то экстрим, либо это экстремальные виды спорта. Но есть люди, которые этот экстрим реализуют в быту, в постоянной жизни.

прот. Артемий Владимиров

— Как бы в кровь входит стремление рисковать жизнью?

Т. Ларсен

— Да, вызывать на себя какие-то конфликты.

прот. Артемий Владимиров

— Ставить себя в форс-мажорные ситуации?

Т. Ларсен

— Да-да. Провоцировать ситуации, в которых ты постоянно на грани, на острие ножа. Об этом мало, кто говорит, но грань между просто любовью к экстремальным видам спорта и зависимостью тоже достаточно зыбкая.

прот. Артемий Владимиров

— А вот эти наши ночные мотоциклы без глушителя!

Т. Ларсен

— А «зацеперы», которые ездят на крышах поездов! Это же всё очень… Или есть такой целый вид безумия, как прыжки по крышам, по всяким стройкам на высоте, залезание на всякие башни.

прот. Артемий Владимиров

— Ой, я с высотой не дружу.

Т. Ларсен

— Ну, то есть как бы вроде кажется, что это не наркомания, но с другой стороны, это же тоже некая зависимость?

прот. Артемий Владимиров

— За этим, мне кажется, стоит одно. Душа наша по природе иностранка и христианка одновременно. Сердце человеческое может насытиться только союзом с бесконечно Благим, Всесвятым, Всемогущим Богом, благодатью своей обновляющим душу, дающим душе ощущение подлинной вечной жизни. И если небо оказалось закрытым для человека, если он как будто рожден ползать, а не летать, то вот даже при благоприятном, кажется, внешнем интеллектуальном, эмоциональном развитии всё равно не хватает чего-то существенного. И душа ищет запредельного, но не там, где обретается подлинная нравственная свобода. Это еще в «Пире во время чумы» Пушкин писал о том, как сердце, человеческая душа стремится к гибели и видит какое-то патовое наслаждение, созерцая смерть перед своими глазами.

Т. Ларсен

— Мы продолжим наш разговор через минуту!

Т. Ларсен

— Вы слушаете программу «Семейный час» на радио «Вера». У нас в студии старший священник и духовник Алексеевского женского монастыря в Москве, член Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства — протоиерей Артемий Владимиров. Говорим мы о том, как преодолеть зависимость в семье. Вы употребили термин «созависимость», и, наверное, это еще одна, очень большая проблема, когда мы говорим о зависимости именно в семье. То есть не тогда, когда человек один, предоставлен сам себе и своей болезни, и сам с ней разбирается, а когда от этого страдает огромное количество людей вокруг него. И в первую очередь, мне кажется, здесь еще есть очень большая проблема в нашем менталитете, потому что людям стыдно признать, что в их семье есть больной человек. И часто женщина или мужчина очень много лет терпят, как-то пытаются увещевать, как-то пытаются по-другому эти вопросы решать, ходят к бабкам, экстрасенсам, ищут какие-то зелья, которые можно подмешать, чтоб само рассосалось. И, мне кажется, что здесь тоже очень большая проблема для человека, рядом с которым находится зависимый человек, принять правильное решение.

прот. Артемий Владимиров

— А представьте себе, вот на исповеди слышишь, как приличная женщина, хорошо одетая, видно, что у неё всё в порядке со вкусом, она тянется к духовной жизни, и вот рассказывает, что соседки ей сообщают: «Вон твой у подъезда валяется никакой». И каково ей? Это же открытая рана, это какое-то бельмо, притча во языцех, чемодан без ручки. Она первый, второй, третий раз… Я говорю о пьяных мужьях, которые потеряли образ человеческий, образ Божий, уже не стесняются ничего и никого, уже неадекватны. Какая это трагедия для домочадцев! А вот как жалко детей, которые принуждены смотреть на все эти безобразия. Дети особенно нуждаются в тепле, свете, гармонии в отношениях отца и матери, между тем как тот, кто должен бы делиться с ними мудростью жизни и вводить их во взрослую жизнь, — никакой, растение! Ещё хорошо, если не агрессивный. В этом смысле, конечно, родственники становятся заложниками ситуации, и зачастую они ещё пламеннее желают исцеления больного члена семьи, чем он сам. И сегодня нужно отдать должное священникам. Во многих епархиях, губерниях батюшки возглавляют такие школы, «Общества трезвости» именно на православной основе. Потому что есть протестантские организации типа «Девять шагов». Вроде бы как благое дело, но принципиально не нуждаются в храме, в Таинствах, какие-то там доморощенные молитвы, и такие очень явственно антицерковные тенденции, где человек сам изобретает себе какую-то духовную жизнь и это носит характер кружковщины и сектантства. Всё мне нравится в этих «Обществах трезвости», кроме одного. Есть сейчас такой псевдоавторитет в области трезвенности — профессор (не знаю профессор он или нет) Жданов, который подхватил где-то у баптистов очень пошлую и глубоко антинаучную идею, что вино не является пищевым продуктом. Горячительное — это абсолютный яд по его утверждению. И презирая вообще восьмитысячелетнюю культуру человечества… В Грузию, что ли, ему съездить, или в Молдавию, или во Францию… Он по существу хулит этот продукт, смешивая очевидно какие-то элитные, шедевральные напитки с «пол-литрой» хрущевского времени (то действительно был продукт, не совместимый с жизнью), и многие батюшки, к сожалению, усвоили эту пропаганду, и вместо того, чтобы учить воздержанию («всё мне можно, но не всё полезно»), подхватывают какие-то выдумки о том, что в Священном Писании Ветхого и Нового Завета речь идет не о вине, а о соках.

Т. Ларсен

— А как же Кана Галилейская?

прот. Артемий Владимиров

— Вот они находят и здесь оправдание, что будто бы Спаситель апельсиновый или вишневый сок какой-то сотворил из воды. В общем, весьма обидно за наших проповедников, потому что Православие никогда не должно округлять и искажать темы и фактуры. И вино апостол Павел заповедовал пить как лекарство, ради немощи желудка. Об этом сегодня, может быть, распространяться подробно не будем, но то очевидно, что, если человек ужален страстью, «муха цеце» — алкоголизм — вдруг привились ему, конечно, иногда и созависимые, то есть окружающие его люди, берут на себя обет воздержания не потому, что они видят в вине зло (они могут быть вполне здоровы и ничто не препятствует им поднять бокал хорошего сухого вина за здравие мамы, справляющий свой юбилей), но несут крест соучастия, сочувствия. И зачастую весьма деятельным оказывается такой подход, когда человек, борющийся со страстью, получает моральное подкрепление от сродников, которые из солидарности с ним, не прикасаются к вину. Надо ведь сказать, что любая зависимость поддерживается определенной темной средой. И в борьбе с алкоголизмом, наркоманией, едва ли не главное слагаемое успеха — вырвать несчастного из того кружка вечно пьяненьких Мармеладовых или каких-то соблазнительных тусовщиков, которые ему передают дозы, и поселить его на здоровую почву.

Т. Ларсен

— Если ещё говорить о созависимости, то часто, мне кажется, что близкие не способны увидеть реальную, объективную картину той трагедии, которая происходит в семье. Например, они не способны понять, что это болезнь, и что этот человек уже не в состоянии адекватно воспринимать какие-то наши слова, советы, желания и прочее.

прот. Артемий Владимиров

— Согласен. Часто родители по какой-то внутренней амбициозности, влюбленные в своих детей, просто «профукивают», не видят, смотрят сквозь пальцы на проблему, и не видят её кричащего, так сказать, присутствия. Иногда романтическая вера в праведность твоих детей (это твое произведение, твоя «кровиночка») приводит к тому, что у родителей не хватает элементарной критичности по отношению к взрослому ребенку. «Нет! Это мой сынуля, мой Жорик в студенческой компании не способен ни к чему худому!» А Жорик давно уже, простите, сидит на игле! И в этом отношении, конечно, родители должны занимать золотую середину. Вместо болезненной подозрительности и совершенно несуществующих обвинений, вместо оправдывания и «обеления» ребенка, нужен принцип «доверяй, да проверяй». Очень важно иногда просмотреть и по компьютеру, по сетям, что там за друзья-«подселенцы», какова лексика, какова сфера интересов. После драки кулаками не машут, а вот профилактически предупредить развитие трагедии можно. Поверьте, к нам, священникам достаточно часто приходят сейчас родители и привозят, как молодых упирающихся бычков, своих деток. Родители бьют тревогу, возлагая на священника надежду, что тот каким-то мудрым подходом сумеет просветить им мозг и помочь им развернуться, выйти из той среды, того порочного круга, где неизбежно соскальзывание вниз по наклонной плоскости.

Т. Ларсен

— А священник сумеет?

прот. Артемий Владимиров

— Ну здесь каждый батюшка, наверное, должен иметь своё оружие и иметь свой стиль общения. По своему маленькому опыту хочу сказать, что самое главное священнику с этим лисенком, волчонком… Я вспоминаю, буквально на прошлой неделе таких девочек, связанных, наверное, с самой страшной зависимостью… Это сегодня существуют какие-то секты, которые пытаются детей зомбировать. Это всегда не бескорыстно, потому что всякие операции с недвижимостью, и всё это на псевдодуховной почве оккультизма. И я смотрю, что совершенно юным созданиям (14-16 лет) достаточно одного какого-то сеанса, «связи с космосом», каких-то обещаний «резервов организма», вдруг вскрыть и приобщить вас к какой-то энергии… Да сколько подобных оккультных вещей существует в мире бизнеса, когда еще люди деньги платят за то, чтобы им обрести слагаемые успеха, воздействовать на людей…

Т. Ларсен

— Личностный рост и всё такое!

прот. Артемий Владимиров

— И вот я вижу, что одной такой встречи девчонки с какой-то такой сектантской «гюрзой» достаточно, что полностью ломается психика, и ребенок неадекватен, теряет даже членораздельную речь, и уже появляется необходимость в реабилитации, помощи и священника, и психолога, а главное — необходимо поместить его в здоровую среду, где домочадцы с любовью и терпением потихонечку возвращали бы образ человеческий своему милому чаду.

Т. Ларсен

— А, кстати, о чадах! Что делать, например, если ты обнаружил, что твой ребенок сидит и «гуглит» в интернете те же спайсы, «что такое спайсы». Вот ребенку 12 лет, он услышал это слово, ему стало очень интересно. Что делать родителю, который хотел бы всё-таки ребенка уберечь? Забрать сразу у него эту возможность «гуглить» в интернете? Или, наоборот, сесть с ним вместе, всё это рассмотреть и рассказать ему всё про эти самые спайсы?

прот. Артемий Владимиров

— Второй случай, конечно, идеальный, когда по-умному родители раскрывают оборотную сторону медали. А я даже встречал таких родителей, которые устраивали инсценировки, когда ребенок уже с кем-то познакомился, и, знаете, нанимают дядю Стёпу-милиционера, хватают…

Т. Ларсен

— А! Мальчика хватают?

прот. Артемий Владимиров

— Да, проводят его через «обезьянник» и дают такую шоковую терапию, такую встряску, чтобы было неповадно. Но это требуются уже и определенные знакомства, и энергия. Но все средства хороши!

Т. Ларсен

— Ну можно привести ребенка в какой-нибудь реабилитационный центр.

прот. Артемий Владимиров

— Безусловно! Чтобы он один раз посмотрел… Да показать можно на ломку, на страшные мучения, на внешний вид молодых людей, умерших от передозировки. Здесь, конечно, определенное пространство предоставлено каждому из родителей, учителя этим должны заниматься. Главная ещё опасность — невольно не порекламировать эту дрянь!

Т. Ларсен

— Вот! В чём, собственно, и вопрос! А, может, лучше наоборот, пусть он остается в «блаженном неведении».

прот. Артемий Владимиров

— Это, я думаю, уже обусловлено характером ребенка, потому что всякие отрицательные впечатления иногда и травмируют. И в зависимости от того, кто перед нами, мальчик или девочка, мера их знакомства, втянутости или отдаленности от зоны риска, должна эта мера нам подсказать, как провести такую профилактику. Я думаю, что не являюсь первым специалистом в стране по этой части, существуют даже особые психологические службы, у которых накоплен немалый опыт в этом отношении.

Т. Ларсен

— Вы слушаете программу «Семейный час» на радио «Вера». У нас в студии протоиерей Артемий Владимиров. Говорим о преодолении зависимости в семье. Очень часто, когда разговор идет о том, что нужно помочь человеку справиться с тем или иным недугом (наркоманией, алкоголизмом, игроманией), звучат слова о том, что, если человек сам не хочет, то помочь ему невозможно. Молись, не молись, кодируй, не кодируй, отправляй в рехабы, не отправляй — всё равно он возвращается к прежнему образу жизни, потому что он совершенно не готов. Получается, что, если сам человек не хочет, а вся семья уже просто лезет на стенки, то совершенно бесполезно пытаться его спасать?

прот. Артемий Владимиров

— Один из религиозных философов говорил по-человечески, что Господь пошёл на определенный риск, создав такое существо, которое почтено свободой произволения. Есть такой камень, который Бог не может поднять, выражаясь по-человечески. Бог может всё! И речь идет о том, что Бог не нарушает свободы человека, но ожидает склонения нашего произволения в добрую сторону — это свободный акт, разумной, волящей, мыслящей человеческой души. Под лежачий камень вода не течет! Действительно, домашние могут употреблять титанические усилия всем фронтом «сталинградским» и «ленинградским», проводить «сандомирские» и прочие военные операции, вплоть до «взятия Берлина», а он скажет: «А мне плевать! Мне очень хочется!» То есть «Васька слушает, да ест». В этом смысле главная психологическая помощь заключается в том, чтобы помочь человеку раскрыть глаза на предмет его пристрастия, выбить у него табуретку из-под ног, то есть тот гонор, то желание быть крутым или покатым, лишить этого демонического обаяния тот образ жизни, к которому поневоле стремится этот глупый теленок и козленок. Вот почему нам нужны умные собеседники. Иногда у домашних не хватает энергии, психологизма, интеллектуальных сил. И, конечно, это общая беда, которая призвана сплотить и врача, и священника, и родителей. И каждый из нас должен проявить участливость, импульсом любви воздействовать на помраченного умом и сердцем больного. Но душа по природе христианка, и детектор истины — совесть, Богом дарованная способность различения добра и зла нам соприсутствует. В большинстве случаев, конечно, человек, который почувствовал, что он деградирует, он испытывает в конце концов физические страдания, от него уходит жизнь в ее многоцветии, его «выперли» с работы, с ним не хотят общаться те друзья, которым он становится в тягость зачастую — и это, наверное, самое страшное, что он собственными руками разваливает собственную семью. Безусловно, каждый новый день Бог дает человеку, чтобы посмотрев назад, переосмыслив свою жизнь, как блудный сын он сказал: «Отче, согрешил я на небо и пред Тобою!» Может быть, еще неплохо было бы, интересно для наших слушателей узнать отношение к кодированию всякого рода. Ведь, если речь идет о воздействии на мозг, то это достаточно неоднозначная проблема, потому что человек, которому парализовали волю или воздействовали на мозг, рано или поздно сорвется как пружина, сжатая искусственно и затем разжавшаяся. А между тем православный храм и наша православная вера предлагает кардинально иное решение. Представьте себе, несчастный Мармеладов, пропивший свое счастье, приходит к батюшке, говорит: «Ой, жизнь моя кончается, сейчас я упаду!» Перед ним кающимся крест и Евангелие, и вот обетный крест, когда, находясь в трезвом уме и ясной памяти, человек, желающий избавиться от страсти, просит у Господа Бога помощи, кается, и священник вместе с ним, и вот мы решаем совместно месяц не употреблять ни капли горячительного, и он целует стопы Спасителя на кресте, как будто прикасается к ним, и его сердце, получая прощение, затем может быть освящено еще и Таинством Причащения. Вот человек, сохраняя ясность ума, свободу произволения, не во сне, не под наркозом, делает вызов страсти. И тут-то Бог помогает ему божественной благодатью. Ну, может быть, нет греха в том, чтобы вшить пилюлю в наименее интеллектуальное место, потому что человек боится смерти, токсикоза, но хорошо, когда эти дедовские, советские методы (они имеют свое рациональное зерно) всё-таки предварены покаянием, молитвой и сознательным обращением человека к Богу. А вот воздействие на мозг, а тем паче гипноз, может быть разрушительным, потому что это чары, чуждые человеку, от другого человека, а может быть и демоническое воздействие, и эти чары через какое-то время свое действие прекращают, и, как свинья с крутизны, человек может броситься в морскую пучину, так что придет еще худшее состояние.

Т. Ларсен

— А всё-таки есть ситуации, когда проще отступить, перестать бороться просто во имя сохранения своей собственной жизни, детей?

прот. Артемий Владимиров

— Сам Спаситель говорит: «Если правая рука соблазняет тебя, отсеки её! Лучше тебе увечному войти в Царствие Небесное, чем со здоровыми членами быть вверженным в геенну». Если человек становится сознательным соблазнителем и развратителем… Ну представьте себе ситуацию, когда наркоман, желая приобрести влияние, начинает собственным детям предлагать стать соучастниками или подельниками, как часто, между прочим, бывает, что девушка, связавшаяся с наркоманом, желая поддержать своего друга, понять его, принять его, вдруг сама попадает в это болото обеими ногами. Когда речь идет о личности демонизированной настолько, что она уже бахвалится собственным несчастьем. Это, собственно, состояние героев «Пира во время чумы» — Вальсингама и его товарищей, которые пели хвалу чуме, и остается только один выход: бежать — то есть обезопасить себя и детей, чтобы не была травмирована их душа. И, конечно, если поведение человека становится социально опасным… Представьте себе алкоголизм, соединенный с агрессией. Или наркоман, который готов уже собственную мать порешить, лишь бы ему достать зелье. Конечно, таких людей нужно изолировать, и обращение к органам правопорядка и силовым структурам просто необходимо. В противном случае последствия могут быть непредсказуемы. Вот вчера я получил информацию, что девочка-наркоманка, попавшаяся, как это обычно бывает, при передаче (они же еще и распространяют что-то, желая себя финансово поддержать, и это уже особая статья), попадает куда-то в Казанскую клинику, куда свозят со всей страны маньячных женщин, рецидивисток. Как правило, это как раз женщины, которые обладаемы той или иной страстью, уже в неадекватном состоянии совершают страшные преступления. Не приведи Господь довести зародившуюся страсть, так ее раскормить, чтобы этот питон удушил уже бессмертную душу, и человек стал пособником Сатаны. Общество всегда изолировало таких людей, но душа-то остается страждущей и мучающейся. И поэтому «береги платье снову, а честь смолоду». Вот почему я очень надеюсь, что наш с вами диалог-размышление сегодня доступен не только для бабушек, которые с нами тихо охают, воздыхают и крестятся со словами: «Помилуй, Господи!» — но и студенчеству, находящемуся сегодня на 60% в группе риска.

Т. Ларсен

— Это печально. И действительно, наверное, очень важно найти поддержку в лице достойного пастыря или, может быть, врача, если вы не совсем воцерковлены, потому что я слышала достаточно грустные рассказы. Никак у меня не выходит из головы история одной женщины, у которой четверо детей, и муж ее бьет, и духовник ей говорит: «Терпи!»

прот. Артемий Владимиров

— Духовнику может не хватать опыта в этом отношении, если он водится казенным школьным богословием, живя, может быть, в тепличной обстановке, может быть, он — представитель черного духовенства, и реально не представляет себе последствия подобных жанровых сцен, которые неделя от недели могут становиться только хуже. Травмы бывают физические, психологические, психические. И в этом смысле супруге, если она чувствует, что эти советы, как они не хороши по букве, не работают, ситуация становится более мрачно, опасной, конечно, можно побеседовать и с другим священником, и в этом нет никакого преступления. В конце концов можно обратиться к владыке Пантелеимону. Это замечательный наш владыка, который в Москве отвечает за службу «Милосердие», есть у него определенные организации, которые оказывают помощь…

Т. Ларсен

— Жертвам насилия.

прот. Артемий Владимиров

— Да, помощь мамам, беременным мамам. И мудрость владыки, который сам был в свое время белым священником, воспитал прекрасных четырех дочек, и здесь я бы рекомендовал этой мудростью воспользоваться. Батюшка — это в конце концов истина не в последней инстанции, и один ум хорошо, а две головы лучше.

Т. Ларсен

— Но разве это не ситуация, в которой нужно не к батюшке, а просто к милиционеру обращаться?

прот. Артемий Владимиров

— Если ситуация угрожающая, то безусловно нужно спасать детей, как из огня. В моем представлении, мужчина, который считает допустимым не просто «шлепнуть», а бить женщину, свою супругу, мать своих детей — это человек, развратившийся донельзя, это уже не мужчина, а какое-то двуногое ядовитое насекомое, и вовсе не всегда безмолвное терпение имеет благие результаты. У нас на плечах не кочан капусты, а голова! И в этой ситуации приоритет, наверное, находится, обретается в том, чтобы сохранить детей от подобных сцен и помочь им выйти из этого мрачного круга, где эти фобии могут впоследствии искалечить их собственное восприятие жизни.

Т. Ларсен

— Спасибо большое, батюшка! Такая тяжелая тема, и, конечно, у нас такой разговор был несколько умозрительный, потому что в каждой отдельно взятой трагедии, в каждой отдельно взятой такой страшной ситуации свои способы, своя история, свои пути и слезы. И дай Бог, чтобы мы не оказались в этом!

прот. Артемий Владимиров

— А я вот думаю, что важно выбрать для себя какую-то благую зависимость. Давайте выберем, дорогие радиослушатели, зависимость от веры во Христа, от надежды на лучшее и от любви к людям! Давайте выберем зависимость от общения с природой! Солнце, воздух и вода — наши лучшие друзья! Или зависимость от милосердия и потребности помогать ближним! Зависимость от исповеди, причащения Святых Христовых Тайн! Зависимость от классической музыки, от умной книги, от благодарного, светлого, расположения! Вот у меня уже есть зависимость от радиостанции «Вера», и я чувствую себя только богаче и счастливее! И каждый раз меня несут ножки, стопы в нашу радиорубку! Аминь!

Т. Ларсен

— Спасибо огромное! Вы слушали «Семейный час»!

прот. Артемий Владимиров

— До свидания!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (11 оценок, в среднем: 4,73 из 5)
Загрузка...