Москва - 100,9 FM

«Профессия как призвание». Татьяна Батышева

* Поделиться

У нас в гостях была директор научно-практического центра детской психоневрологии департамента здравоохранения Москвы, доктор медицинских наук, главный детский реабилитолог Министерства здравоохранения, профессор, заслуженный врач России, депутат Московской городской думы Татьяна Батышева.

Татьяна рассказала о том, как пришла к работе в сфере детской неврологии и реабилитации, и почему именно в этом она видит свое призвание. Наша гостья поделилась, что важно в каждом человеке видеть хорошее, уметь всех прощать и помнить, что через проявление любви к ближнему начинаешь любить и уважать себя.

Ведущая: Алла Митрофанова


А. Митрофанова

- «Светлый вечер» на радио «Вера», здравствуйте, дорогие слушатели. Я Алла Митрофанова. И вы знаете, рядом со мной сегодня здесь удивительный человек. Не все, наверное, из нас могут с уверенностью сказать, что занимаются в жизни любимым делом, что работа доставляет настоящую радость, но вот Татьяна Тимофеевна Батышева, директор Научно-практического центра детской психоневрологии департамента здравоохранения Москвы, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач России, депутат Московской городской думы – сколько регалий сразу. Татьяна Тимофеевна, добрый вечер…

Т. Батышева

- Добрый вечер, дорогие друзья.

А. Митрофанова

- У вас как раз такая история - вы занимаетесь любимым делом, работа приносит вам радость, это видно по вашему лицу, по тому, как вы улыбаетесь. Вы рассказываете об этом в замечательном фильме владыки Илариона (Алфеева), снятом о вас, вот я как раз сейчас ехала на нашу с вами встречу и смотрела его с невероятной радостью такой тихой внутри, потому что это счастье – видеть человека, который на своем месте реализуется и служит Богу, а именно так, я так понимаю, вы воспринимаете вашу работу?

Т. Батышева

- Конечно, и никак иначе.

А. Митрофанова

- Знаете, многие задаются вопросом: а как найти свое предназначение? Как действительно сделать так, чтобы вот: хочешь ни дня в жизни не работать – найди то дело, которое доставляет тебе удовольствие и занимайся им. В вашей жизни это стечение обстоятельств или определенная закономерность, как вы думаете?

Т. Батышева

- Вы знаете, мне кажется, что очень важно уметь слушать те подсказки, которые Господь нам все время дает по этой жизни. И вот впервые я познакомилась с Господом, когда была совсем маленькой, у меня была моя замечательная прабабушка, она совершала какие-то таинства вечером и утром, она уединялась и с кем-то очень активно разговаривала. Я так удивлялась, думала: что же она там делает? А она, оказывается, молилась. И вот она рассказала мне, что существует Господь Бог, который нас очень любит, который нам помогает, который следит за нами и наша задача – уметь слушать Его подсказки. И в моей жизни всегда были такие подсказки, но, честно говоря, не сразу я их научилась распознавать…

А. Митрофанова

- Очень вас понимаю, да.

Т. Батышева

- Да, поэтому, конечно, мы все люди, такие интересные, развивающиеся, нам все интересно и очень важно понять все-таки, а что же будет делом твоей жизни? И вот у меня тоже была такая история: я в свое время увлеклась серьезно химией и даже пошла на Кафедру стекла в Технологический институт Санкт-Петербургский и варила там шурфы и очень красивые всякие стеклянные изделия, но мой любимый папа – человек, который для меня, наверное, был самым главным в жизни и все такие важные вехи мы всегда с ним обсуждали, и на семейном совете, кстати говоря, когда собиралась вся семья и самые важные решения принимались именно там. И вот он мне сказал: «Ты знаешь, все-таки мама у тебя занимается такой чудесной профессией, она врач. И ты фактически выросла в машине скорой помощи в поликлинике и рядом с операционной», ну так оно и есть.

А. Митрофанова

- А вы ездили вместе с мамой на вызовы?

Т. Батышева

- Да, когда папа был на полетах, папа – военный летчик, мама – врач, детей не с кем было оставить и я тайком ездила с ней на вызовы, я и брат тоже.

А. Митрофанова

- Фантастика.

Т. Батышева

- Да, поэтому это все с рождения было как-то так. Я играла сначала в куклы и была врачом, а потом вдруг в старших классах решила варить стекло…

А. Митрофанова

- И у вас ведь получалось.

Т. Батышева

- И получалось, да, и мне это так нравилось и все меня подбадривали и были у нас очень хорошие такие занятия для старшеклассников и потрясающие педагоги, которые вкладывали душу и сердце в нас, и я там была одной из лучших, конечно, мне казалось, что я в правильном направлении двигаюсь. Но папа сказал: «Послушай, мама в пятом поколении врач, это не шутки. Мне кажется, ты тоже должна быть врачом». Я говорю: «Пап, ну меня разрывает на части: с одной стороны, я и медицину вроде бы люблю и уважаю в силу того, что я выросла в ней, а с другой стороны, влечет меня стекло». Папа сказал: «Ты знаешь, ты должна сделать свой выбор». И вы знаете, удивительная история, действительно, Господь всегда рядом с нами, и я чувствую Его присутствие и когда в жизни каждого человека наступает какой-то важный период сделать выбор - вот Господь, Он всегда приходит нам на помощь…

А. Митрофанова

- Если мы ему разрешаем.

Т. Батышева

- Если мы умеем его видеть и слышать. Не то, что мы разрешаем, Он всегда с нами, а вот можем ли мы увидеть Его и услышать, есть ли в нас этот талант?

А. Митрофанова

- Вот вы очень интересно увидели и услышали, история, которую вы как раз в этом фильме рассказываете про бабушку, которую вы встретили в больнице и некому было ей помочь, она обратилась к вам: «Вынеси утку, деточка, пожалуйста», и вы с радостью это сделали, а бабушка потом подарила вам…

Т. Батышева

- Она мне подарила конфету и сказала – удивительный человек, я ее никогда больше в жизни не видела, она меня видела первый раз и, дав мне эту конфету, она сказала: «А может быть, эта конфета повлияет на твой выбор в жизни». Вот откуда знала эта бабушка, что я выбираю, действительно, свою будущую профессию? И действительно, вот это ее неподдельное чувство радости, благодарности, вот это счастье, когда ты видишь, что твое, какое-то, на мой взгляд, небольшое действие вызвало такой отклик в душе другого человека и, собственно говоря, привело меня к решению, что, конечно, я должна быть врачом – это абсолютно мое. А шурфы – конечно, это здорово, но это хобби.

А. Митрофанова

- Удивительно, истории такие я называю про себя: «Господь – великий режиссер», потому что мы так сами не придумаем, это можно в книжке как-то написать, из головы выдумать, но это будет неестественно, а то, что рассказываете вы – это какая-то логика жизни или, действительно, подсказка от Господа Бога и очень хорошо, что вы это умеете слышать. А вы помните первый раз, как вы такую подсказку, как вы на нее среагировали? Откуда этот опыт слышания?

Т. Батышева

- Ну, во-первых, это прабабушка моя говорила, Анастасия Яковлевна, а я всегда удивлялась, думаю: ну как же так, человек, которого мы не видим, может нам подсказывать? Знаете, была такая история: мама очень меня поругала как-то, я была маленькая, мама меня поругала и вдруг я иду и смотрю: иголка лежит на полу. Я беру иголку, подхожу к маме и говорю: «Мама, вот посмотри, представляешь, я нашла иголку. Вот ты бы встала, иголка бы попала к тебе, а ты вот так на меня ругаешься, представляешь, а я иголку нашла». Она рассмеялась, обняла меня и говорит: «Ну какая ты молодец!» Я убедилась: если ты делаешь какое-то доброе дело, то это хорошо. Понимаете, мне кажется, что вот сама религия православная, она именно этому и учит, ведь она учит не думать о себе, а думать прежде всего о ближнем своем и через любовь к ближнему ты начинаешь любить и уважать себя. И вот этот опыт еще с самого младенчества, наверное, мне помогал в этой жизни. Ну а когда я уже стала врачом…конечно. Вы знаете, я между прочим, дружу со своими пациентами, у меня есть несколько таких моих замечательных пациентов, несмотря на то, что я из Санкт-Петербурга переехала в Москву, это было уже очень много лет назад, мы все равно продолжаем поддерживать отношения – это пациенты, которые были одними из первых, ко мне, когда я была совсем молодым врачом, можете себе это представить? Мне кажется, это такое богатство, это такое чудо! Значит, я, наверное, получилась не таким плохим доктором, раз мы продолжаем встречаться.

А. Митрофанова

- Сомнений-то нет никаких в этом. Вопрос – что…знаете, мне очень нравится у Льюиса эта фраза: «Есть две категории людей, – это в «Расторжении брака» он пишет – те, которые говорят Богу: Да будет воля Твоя и те, которым Бог говорит: Да будет твоя воля». Хорошо, то есть, если ты не хочешь, я не буду вмешиваться в твою жизнь, вот делай так, как ты считаешь нужным, я уважаю твое решение – ну, как в притче о блудном сыне: отец, который наперед знает, что произойдет с его ребенком, но он его отпускает, потому что уважает его выбор. И вот, знаете, когда вы рассказываете про семейные советы, я думаю именно об этом: где баланс между уважением решения, которое твой ребенок хочет принять и собственным видением этой ситуации, что для него лучше в данный момент. Вот ваш отец оказался прав, и Господь вам дал такую подсказку, но ведь на семейных советах бывает так, что люди принимают решение, противоречащее, наверное, тому, к чему склоняется ребенок – у вас, наверное, такого опыта не было, у вас как-то это все по-другому решалось?

Т. Батышева

- Вы знаете, я вспоминаю сейчас: я студентка, мы очень рано с мужем поженились, и я считаю, что это большой дар, это здорово, я и в 21год стала мамой первый раз. И вот представляете, я забеременела и, казалось бы, у меня самое интересное все начинается, я уже определилась со специальностью и столько перспектив и вдруг беременность. И мы с мужем обсуждаем: а нужен ли нам второй ребенок, может быть, есть смысл подождать? Я, конечно, советуюсь со своими родителями, мы жили все вместе, естественно, были определенные сложности с проживанием, потому что была определенная теснота и дочка была еще маленькая. И вот здесь родители заняли очень жесткую позицию и сказали: только рожать. Хотя мы, в принципе, два молодых человека, мы были склонны к тому, чтобы ну, может быть, и прервать эту беременность. И вот я безумно благодарна своим родителям за такую очень правильную жесткую позицию именно в этот период моей жизни, потому что у меня растет совершенно фантастический сын – мое необыкновенное богатство и моя дочь, безусловно. И мне кажется, что вот здесь семейный совет, вопреки нашим желаниям с мужем, он настоял на том, чтобы мы оставили этого малыша и это очень правильно. Ведь, знаете, наши старшие, они обладают удивительным даром видеть чуть дальше, чем мы, молодые, поэтому вот даже в выборе моей специальности: я всегда мечтала быть хирургом, у меня дедушка хирург необыкновенный был, мама – потрясающий хирург, которая пришила три пальца в военно-полевых условиях молодому человеку, у него оторвало три пальца во время военных испытаний и представьте, без всяких микроскопов, без всякого специального оборудования, и пальчики шевелились у парня. То есть вот такого уровня был хирург.

А. Митрофанова

- Потрясающе.

Т. Батышева

- Конечно, это вообще в Книге рекордов Гиннесса можно было бы описать. Представьте себе, в палатке пришить, взять смелость, потому что не было возможности никуда его доставить. Она удивительный человек, у нее тысячи спасенных жизней на ее счету. И вот она мне сказала, что: «зная твой характер – твоя семья будет обречена то, она распадется, потому что ты будешь жить там, со своими пациентами, твои дети будут не видеть мать» и так далее. И я считаю, что, может быть, она и была абсолютно права в этом плане, что я сейчас невролог и я абсолютно счастлива, я решаю каждый день какие-то кроссворды, я разгадываю эти вот диагнозы у своих детишек. И, безусловно, мне кажется, что неврология – одна из самых высокоинтеллектуальных специальностей медицинских и вот каким-то чудесным образом моя мама оказалась права, что это именно та специальность, которая нужна мне.

А. Митрофанова

- В программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня Татьяна Тимофеевна Батышева, директор Научно-практического Центра детской психоневрологии Департамента здравоохранения Москвы, заслуженный врач России, доктор медицинских наук, депутат Московской городской Думы. Татьяна Тимофеевна, у вас, как вы уже сказали, неврология стала вашим главным таким поприщем в медицине и вместе с тем это далеко не самое простое, хотя в медицине нет простых путей, но неврология, особенно детская неврология – это психологически еще непростое испытание, как мне кажется, потому что видишь деток, которым крайне нужна помощь, а у медицины не всегда есть ресурсы сейчас, чтобы ее оказать. Вот самые сложные для вас ситуации или, может быть, узлы какие-то, связанные с вашей профессией, какие они?

Т. Батышева

- Вы знаете, у нас неврология, она и взрослая, и детская, у нас нет такой специфики, я бо́льшую часть своей жизни работала со взрослыми и так случилось, что я пришла работать в свой Научно-практический Центр детской психоневрологии и для меня это была такая новая веха в жизни. И вы знаете, конечно, когда ты видишь малыша в коляске – сердце разрывается на миллион частей и хочется обнять его, расцеловать и сделать все максимально возможное и неслучайно ведь наших детей зовут «дети – ангелы». И вы знаете, я в полной мере поддерживаю это мнение, потому что когда Господь что-то забирает, Он обязательно что-то дает. И я очень счастлива, что жизнь развернулась ко мне вот таким, самым светлым, наверное, своим боком и дала мне возможность работать именно с детьми-ангелами, потому что эти детишки, они необыкновенные, они позитивные и они так любят эту жизнь, как никто другой и всякий раз я учусь у них, для меня они великие учителя. Какой-то случай сложный, какая-то история жизни и всякий раз я удивляюсь, вот как этот маленький человек, который еще не умеет ходить, вот он уже прошел такие испытания в этой жизни, и он победил, потому что он улыбается, потому что он хочет жить. Ну и конечно, наши прекрасные родители, ведь мы с вами знаем, что относительно здоровый малыш сколько приносит беспокойств, а когда рождается особый малыш – это особая категория моих прекрасных родителей и важно оказаться рядом с ними, вот в самый ответственный момент оказаться рядом, чтобы они смогли понять и принять своего малыша и не ратовать на то, что вот, Господь посылает такие испытания, а преодолевать и вокруг себя помогать еще всем другим, у которых есть такая же беда. И вы знаете, у нас удивительные родители, им все удается, они молодцы, конечно, сначала у них, мы с вами знаем, есть четыре стадии ответной реакции на стресс и только в четвертой стадии, когда родители понимают и принимают своего малыша – вот здесь как раз и начинаются конструктивные взаимоотношения и с социумом, и с врачами, и со всеми, кто вокруг малышей. Как-то раз звонит мне мой знакомый и говорит: «Ты знаешь, у нас такая беда!» Я говорю: «А что случилось? – Ну вот у нас единственный сын, такой хороший парень, замечательный, учится в университете, и он влюбился в девочку с ДЦП!». Я говорю: «А в чем трагедия-то? – Ну как, ты же вот у нас специалист, расскажи нам, что его ждет, какие ужасы?» Я говорю: «Слушайте, да я счастлива за этого парня, ему достается лучшая девочка на земле, потому что эта девочка привыкла работать с самого рождения, это великая труженица, она, как никто другой, знает, что такое любовь, она знает и чувствует, и понимает, что такое семья, она умеет этим всем дорожить…

А. Митрофанова

- Любить умеет.

Т. Батышева

- Умеет любить искренне, со всей душой. И вы знаете, они воспитывают прекрасную дочку, уже свою, ей уже три годика.

А. Митрофанова

- Они сами родили?

Т. Батышева

- Они сами родили здорового абсолютно ребенка, да. И этот мальчик сказал: «Татьяна Тимофеевна, я все время вспоминаю ваши слова, спасибо вам огромное, я самый счастливый человек на этой земле, вот у меня такая замечательная супруга, моя подруга и мой настоящий ангел-хранитель».

А. Митрофанова

- Удивительно.

Т. Батышева

- Понимаете, потому что если это настоящий детский церебральный паралич – наши дети могут рожать абсолютно здоровых детей и не надо им это запрещать. И хочу сказать, что каждый человек имеет право на любовь, на создание семьи и мне кажется, очень важно, когда я начинаю разговоры об этом с родителями, я всегда сначала вижу такое недопонимание: ну как же так, у меня ребенок-инвалид, какая любовь, какая семья? А потом я им, когда начинаю рассказывать, примеры показывать, ведь мы встречаем своих выпускников, которые приходят к нам в гости, рассказывают о своей судьбе и среди выпускников нашей больницы есть и психологи, и педагоги, они, кстати, работают у нас в центре, замечательные ребята, журналисты, золотые медалисты, бухгалтера, поэты, практически люди всех различных специальностей.

А. Митрофанова

- А что значит: «выпускники больницы» - у вас определенные реабилитационные курсы существуют, да?

Т. Батышева

- У нас курсы, но, как правило, дети приходят к нам с рождения, потом с определенной периодичностью мы встречаемся снова и это уже наша семья и все, приходя к нам в центр, всегда говорят: «Ну какая у вас больница? У вас тут дом родной». Я говорю: «Спасибо, для меня вот лично самые дорогие слова, самая, наверное, главная похвала, это значит, что у нас действительно не пахнет больницей». У нас каждый вечер или какие-то концерты, или спектакли, у нас очень весело, мы занимаемся спортом, у нас есть паракаратэ, у нас есть футбол для мальчишек с ДЦП и, кстати говоря, в прошлом году наши мальчишки заняли третье место в соревнованиях по футболу среди здоровых детей.

А. Митрофанова

- Ого!

Т. Батышева

- Да, так что не так все плохо у нас.

А. Митрофанова

- Да вообще отлично.

Т. Батышева

- У нас мальчишка пришел к нам в центр, и мы его посадили на велосипед, через полгода он стал серебряным призером в паравелоспорте в стране у нас. У нас есть потрясающие, на мой взгляд, направления – это следж-хоккей, у нас народ играет…

А. Митрофанова

- А что это такое? Я, простите, вообще ничего не понимаю в таких вещах.

Т. Батышева

- Правда?

А. Митрофанова

- Да, следж-хоккей – это как?

Т. Батышева

- Ну вот, вы знаете, мы сегодня говорили про подсказки от Господа, и я сейчас немножко расскажу такую интересную историю: совершенно случайно мне довелось попасть на паралимпиаду - ну как, она случайная закономерность, получается. Когда я узнала, что формируют команды врачей, я, конечно, в первую очередь, побежала, говорю: «Я очень хочу. – Ну, ты же вроде сейчас в детстве». Я говорю: «Да все равно, я хочу». Ну и так мне повезло и я работала заместителем главного врача в поликлинике горного кластера. Ну, хочу сказать, что работа была очень тяжелая, конечно, приходилось принимать непростые решения и, конечно, было очень сложно. Но, с другой стороны, это такой был урок по жизни, и я дала себе слово, что когда я вернусь в Москву – я буду развивать этот параспорт в нашем центре. И к нам пришел наш замечательный мэр, Сергей Семенович Собянин, в гости к нам, и я ему рассказала о том, что есть такая вот мечта – сделать специальную лабораторию по определению вида спорта и спортивного прогноза у наших особых детишек. Вы знаете, там была такая большая компания, с которой он пришел, все как-то очень скептически на меня посмотрели, но Сергей Семенович, спасибо ему огромное, видя такой задор в моих глазах он сказал: «Ну ладно, я тебя поддержу». И были выделены средства, и у нас теперь есть такая потрясающая лаборатория, которая помогает детям делать свои первые шаги в спорте. И мне довелось побывать на паралимпиаде на заключительном матче, когда наши следж-хоккеисты боролись с американцами. Следж-хоккей – это хоккей, только в таких специальных, они называются коляски или такие корзинки…

А. Митрофанова

- А, понимаю, да.

Т. Батышева

- И вы знаете, наши так дрались, и они проиграли, к сожалению, и вот я сидела и думала: все, сейчас кто-нибудь скажет: «вот, такие вы, всё проиграли» и знаете, мертвая тишина в огромном-огромном зале, и все стали потихонечку вставать и кричать: «Молодцы!» и все рыдали, просто рыдали, наши парни – герои. Потом они пришли к нам в поликлинику, я с каждым обнялась, расцеловалась и сказала: «Вот во имя вот этого подвига вашего я хочу сделать такое направление у себя среди своих детишек». И вот у нас есть такая команда: «Полярные волчата», мы ее сделали.

А. Митрофанова

- Название какое прекрасное.

Т. Батышева

- Да, и вы знаете, очень много добрых людей собираются, когда есть доброе дело. И к нам пришел такой инженер смешной и говорит: «Вы знаете, надо вам коляски вот эти делать – «корыта» они называются в простонародье». Я говорю: «Слушай, ну 200-400 тысяч – у меня таких денег нет». Он говорит: «Да ладно, я в своем гараже сделаю». И вот он нам сделал такое первое корыто, потом он нам сделал такие паравелосипеды из колясок. Потом, вы знаете, еще тренер пришел, еще – у меня сейчас целая команда таких ребят: инженеры, спортсмены, которые делают специальные устройства, чтобы наши ребята могли и на велосипедах кататься, и в следж-хоккей играть. И, конечно, есть еще удивительный человек у нас в центре, вот всё – Господь: я иду на какое-то мероприятие и вижу - симпатичный парень на коляске, ну и рассказывает про какие-то спортивные соревнования. Думаю: опа! Вот это мне интересно. И я подхожу, начинаю с ним знакомиться и понимаю, что он необыкновенный, душа-человек, его зовут Сергей, и он родоначальник паракаратэ у нас в стране. Я говорю: «Сережа, как хочешь, но с завтрашнего дня ты работаешь у меня». Он говорит: «Как это?» Я говорю: «Ну как – а у меня нету паракаратэ!»

А. Митрофанова

- А надо.

Т. Батышева

- Да, а надо! И вы знаете, Сережа приехал к нам, и он сейчас работает тренером – вы не представляете: мои ребята, и девчонки, и мальчишки, собирают все золотые награды. Мы в Казахстане все золото взяли, в Беларуссии все золото, сейчас в Рязани были соревнования – ну тоже почти все золото взяли. Причем вы знаете, что интересно - он берет всех. У меня есть один мальчик, у него очень тяжелое генетическое заболевание, ему даже тяжело было в коляске сидеть. И Сережа так его зажег, что сегодня этот мальчишка, вопреки всем нашим медицинским прогнозам, начал ходить. Это нереальная история, когда я рассказываю своим коллегам и озвучиваю этот диагноз – мне говорят: «Слушай, ну тебе надо описать это, как клинический случай в научную практику, потому что такого быть не может».

А. Митрофанова

- Удивительные истории сегодня рассказывает Татьяна Тимофеевна Батышева, директор Научно-практического Центра детской психоневрологии Департамента здравоохранения Москвы, доктор медицинских наук, заслуженный врач России, депутат Московской городской Думы, удивительно красивая женщина, которая сияет и вокруг нее начинают происходить чудеса. Продолжим этот разговор буквально через минуту. Я Алла Митрофанова, не переключайтесь.

А. Митрофанова

- «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. Еще раз приветствую всех, я Алла Митрофанова и в гостях у нас сегодня Татьяна Тимофеевна Батышева, директор Научно-практического Центра детской психоневрологии Департамента здравоохранения Москвы, доктор медицинских наук, заслуженный врач России, депутат Московской городской Думы и главный детский реабилитолог Минздрава нашего, что тоже важно в контексте того разговора, который сейчас пойдет во второй части нашей программы. Татьяна Тимофеевна, вы невероятные вещи рассказываете о вашем реабилитационном центре и наверняка нас сейчас слышат родители детей, которые бы хотели к вам попасть, у которых действительно нужда в прекрасных специалистах и в таком чутком медицинском подходе, который есть у вас – насколько это реально вообще? Каковы условия попадания к вам, каковы масштабы той помощи, которую вы оказываете?

Т. Батышева

- Дорогие родители, дорогие и любимые! Конечно, я понимаю, что каждый хочет приехать в Москву и прореабилитировать своего малыша в нашем центре, но, к сожалению, мы принимаем на бесплатное лечение только московских детишек, мы существуем за счет бюджета города Москвы. Но, безусловно, в каждом регионе страны сегодня есть детские реабилитационные центры и, как вы правильно сказали, так как я являюсь главным специалистом Минздрава России по детской реабилитации, все самые сложные случаи в различных регионах страны мои коллеги обращаются к нам, чтобы мы проконсультировали по телемедицине, и мы это делаем. Вторая история: хочу сказать, что детская реабилитация – это очень молодая наука и лишь шесть лет назад был приказ министра здравоохранения о создании такой службы. И вот сегодня у нас есть профессиональное сообщество, оно называется «Национальная ассоциация детских реабилитологов». Дорогие родители, заходите к нам на сайт, там есть информация о главном специалисте региона, есть паспорт службы реабилитационной вашего региона, вы можете открыть, там есть адреса, телефоны и медицинских центров, и социальных центров, и образовательные маршруты для ваших детишек, так что у вас есть полная информация.

А. Митрофанова

- Еще раз назовите, пожалуйста, что нужно вбить в поисковике в качестве запроса.

Т. Батышева

- Национальная ассоциация детских реабилитологов, и все, и сразу же вы входите на нашу страничку, там очень интересные новости мы в ежедневном режиме рассказываем и если есть какие-то вопросы, вы тоже можете написать нам на сайт и мы, безусловно, на ваши вопросы ответим.

А. Митрофанова

- Национальная ассоциация детских реабилитологов – вот это можно ввести в любом поисковике и сразу выйти на сайт и получить подробнейшую информацию о тех медицинских центрах, которые есть в вашем регионе и куда обратиться, может быть, где ближайший, если конкретно в вашем городе нет. Думаю, один из часто задаваемых вопросов и я сознательно не хочу его избегать у нас в эфире: сравнение российской медицины с европейской или американской, или, может быть, японской, как это принято говорить таким широким словом: зарубежной медициной. Очень много сейчас есть разных способов отвезти своего ребенка на лечение за рубеж, пожалуйста, это и Европа, и Израиль, и самые разные клиники. У кого-то есть собственные материальные возможности, чтобы такой шаг предпринять, кто-то обращается к друзьям, кто-то обращается к благотворительным фондам и так далее, слава Богу, что есть возможности. Вопрос: всегда ли есть такая необходимость? Сейчас, в данный момент каково состояние российской медицины по, скажем так, 10-балльной шкале по сравнению с ведущими клиниками Запада, Востока, того, что в мировой практике предлагается в вашем конкретно направлении неврологии?

Т. Батышева

- Знаете, у нас есть принципиальные различия: когда мы говорим о так называемой «советской медицине», собственно, это наши учителя, то мы говорим о том, что «реабилитация – это восстановление утраченной функции». Когда мы говорим о западном подходе к реабилитации, мы говорим: «адаптация к имеющемуся дефекту». Понимаете, в чем разница?

А. Митрофанова

- Ну, вообще кардинальная

Т. Батышева

- Кардинальная. Поэтому в нашу клинику приезжают из очень многих зарубежных стран, это и ценовая политика, действительно, у нас намного комфортнее и правильнее, дешевле и самое главное – принципиальный подход другой. Если мы ставим задачу научить ребенка ходить, то все-таки в большинстве случаев в Европе ставят задачу, как правильно сделать так, чтобы ему было комфортно сидеть в коляске.

А. Митрофанова

- Оборудовать пространство.

Т. Батышева

- Да. И это, собственно говоря, пошло еще со времен Великой Отечественной войны, мы с вами помним, что когда прошла Великая Отечественная война полстраны были инвалидами, причем инвалидами тяжелыми и в то время даже и голод был и было все плохо и сложно, правительство нашло возможность построить несколько научно-исследовательских центров по реабилитации и, собственно, оттуда во многом от нас, от России во многом пошла история развития реабилитационной службы. И вы знаете, в одном из шикарных центров в Мюнхене, который является ключевым по реабилитации в мире, когда я разговаривала с его директором, я говорю: «Скажите пожалуйста, откуда пошла история вашего центра?» Он говорит: «Ну, после войны, там пять ортопедов решили создать частную клинику по восстановительному лечению, создали и вот это выросло в такой великолепный центр с мировым именем». Я говорю: «А у кого они учились?» Он рассмеялся и говорит: «Ну как у кого – у русских». У русских, понимаете? Вот сейчас, когда рассказывают о том, что все в России плохо, а на Западе хорошо - меня всегда это возмущает. Понимаете, да, я же сказала, что детской реабилитации всего шесть лет – это ни о чем и тем не менее смотрите, как мы много сделали всего: и профессиональное сообщество, у нас есть два научных журнала, у нас сегодня в нашей ассоциации почти тысяча человек уже зарегистрированных, а у нас ассоциации только год. Представляете, сколько у нас замечательных специалистов в России. Мы двигаемся, мы создали и свой детский порядок, и создали, вот видите, структуру маршрута, по которому мама с малышом может двигаться. Ну, конечно, нет пророка в своем Отечестве и нам кажется, что вот там, это, по-моему, по всей истории, еще со времен Петра Первого это как-то было на уровень подкорки заведено, что все, что за рубежом, все намного лучше. Но вот хочу вам сказать, что, например, тяжелый ребенок, израильтянин, он уже на протяжении трех лет лечится только у нас, потому что как раз в Израиле – там больше адаптация к имеющемуся дефекту, а у нас мальчишка начал вставать и наши израильские коллеги приезжали к нам с удивлением, как мы могли этого добиться, потому что малыш, действительно, очень непростой. У нас дети есть и из Канады, и из Германии, из Америки, отовсюду, из Африки приезжают к нам дети. Ну, это прекрасно, когда у нас есть возможность обменяться информацией со своими коллегами. И вот я сейчас, например, поеду в Италию – очень интересные два реабилитационных центра, которые я хочу посмотреть, во Флоренции и в Милане. Только что, несколько месяцев назад я была и знакомилась с работой университетской клиники в Сеуле, Южная Корея. И хочу вам сказать, вот там мы смотрели вместе с нашими коллегами очень непростого малыша из Арабских Эмиратов, и мои советы вызвали просто удивление, и я понимаю, что там просто другой абсолютно подход и то, что мы бы смогли помочь этому ребенку эффективнее – совершенно очевидно, потому что российский народ, он необыкновенный. И вот сейчас реабилитация настолько активно стала развиваться, что многие наши Кулибины, которые создают совершенно потрясающие какие-то новые реабилитационные модели вот именно для надомной реабилитации, они удивительные. Мы познакомились с ребятами из Томска – хорошие ребята, мальчишки, ортопеды, они и инструктора ЛФК, и врачи, и они сделали свою фирму и изготовили уникальный такой тренажер, как конструктор «Лего»: в зависимости от сложности его можно собирать по-разному. И вот мы сейчас с ними хотим сделать такую дистанционную реабилитацию, то есть будет специальный инструктор, который сможет заниматься с ребенком, ребенок где-то будет в другом регионе, а инструктор с ним занимается по телекоммуникациям, причем что интересно: они сделали такую ценовую политику этого прекрасного конструктора, что фонд социальной защиты его компенсирует эту стоимость, таким образом для семьи это получается абсолютно бесплатно, было бы только желание у родителей трудиться и помогать своему ребенку. Так что мы не стоим на месте, мы выиграли, кстати, президентский грант, создали уникальный экзоскелет для самого маленького ребенка: 80 сантиметров, уже будет робототехника учить ходить малыша, в котором всего лишь 80 сантиметров, таких аналогов в мире нет. Ну, безусловно, мне кажется, то, что сейчас происходит такой, на мой взгляд, научный бум, который, безусловно, способствует и развитию реабилитационной службы и наверняка в каждом регионе есть такие удивительные люди, которые делают свою работу не по нужде, а по великому служению, вот как раз с именем Господа на устах. И что удивительно, вы знаете, вот эти все люди, они очень воцерковленные: вот эти ребята из Томска, наши коллеги из других городов, наверное, потому, что с именем Господа делаются добрые дела и очень важно - вот эта необыкновенная любовь к нашим детям, мне кажется, она творит чудеса, открывает нам глаза.

А. Митрофанова

- В программе «Светлый вечер» на радио «Вера», напомню, Татьяна Тимофеевна Батышева, директор научно-практического Центра детской психоневрологии Департамента здравоохранения Москвы, заслуженный врач России, доктор медицинских наук и депутат Московской городской Думы, главный детский реабилитолог Минздрава России. Удивительно, вы обмолвились сейчас, что системе реабилитации шесть лет всего у нас в России…

Т. Батышева

- Детской реабилитации.

А. Митрофанова

- Да. Получается, где-то до 2014-го года такого острого вопроса не стояло - создать систему?

Т. Батышева

- Нет, она была просто внутри взрослой, был общий порядок и все подходы как к взрослым, так и к детям, они были общие. Но нам удалось доказать, что детский организм – это уникальная структура и, конечно, маленький человек – это не подобие взрослого, не подобие большого человека, потому что все-таки уже у взрослых людей это статические какие-то процессы, а когда вот мы говорим о детях - я всегда сравниваю детишек с таким мощным идущим поездом: каждый день у нас происходят какие-то изменения, правда? Какое-то новое слово, какой-то новый взгляд, какое-то интересное выражение, наши малыши, они абсолютно гениальны и нейропластичность мозга, особенно в первый год жизни, она фантастическая. И то, что у взрослых, например, существует неблагоприятный прогноз, то у нас его нет, потому что никто не знает, только Господь знает, если верить и молиться, то ваш малыш, конечно, ему станет лучше, потому что для наших детей все имеет значение и особенно вера в них, вот вера в Господа, вера, знаете, это обстановка любви, обстановка взаимопонимания, поддержки. Вот наши дети, они как лакмусовая бумажка, они все чувствуют, они все понимают, поэтому, конечно, детская реабилитация – это особое направление, особая наука и нам удалось это доказать. Это была непростая история, поверьте, было очень много критики в наш адрес, но все-таки…

А. Митрофанова

- А на основании чего, я пытаюсь понять, что тут можно критиковать, если вы человека, который не умеет ходить, ставите на ноги и благодаря вам девушка с ДЦП рожает здоровых детей?

Т. Батышева

- Ну, видите, ли, нет пророка в своем Отечестве, я повторяю еще раз эту фразу, но, пользуясь тем, что наша аудитория все-таки особенная, радио «Вера» - это, мне кажется, очень прекрасное, светлое, очень хорошее радио, вы знаете, я вот случайно с вами познакомилась и хочу сказать, что я очень счастлива, что судьба меня с вами свела…

А. Митрофанова

- Взаимно.

Т. Батышева

-…потому что столько позитива от вас, вот столько хороших умных, мудрых мыслей я почерпнула, слушая ваше радио, что я приветствую наших радиослушателей искренне, со всей душой и хочу сказать, что это и провидение Господне, раз у нас есть такое радио «Вера».

А. Митрофанова

- Да, и то, что вот сейчас рождается ребенок с такими особенностями, ДЦП, например – это не приговор, вовсе не приговор, наоборот, возможности, получается, какие-то новые открываются там, где, казалось бы, закрылись все прочие двери - вот это удивительно, конечно, но сколько нужно мужества, опять же, со стороны родителей. И вот я знаю семьи, где такие детки – это, конечно, один из родителей совершенно точно начинает служить именно ребенку, проводить с ним практически все время – это можно сказать «до свидания» работе и на второго родителя, если с Божией помощью сохраняется семья, потому что всякое бывает тоже, на второго родителя колоссальная нагрузка по добыче мамонта в самом широком смысле этого слова все траты должен обеспечивать тогда уже второй, папа чаще всего, а если мама к тому же одна остается, то как это все непросто, это просто испытание такое Господь посылает и как научиться видеть хорошее, радоваться в этой жизни, когда вот так – большой вопрос.

Т. Батышева

- Вы знаете, я считаю, что все, что с нами происходит, все к лучшему. И вот в этом фильме я рассказывала: вы знаете, я все время торопилась, вот я торопыга такая по жизни, мне хочется все успеть, и это, и это, и это, какие-то дела, может быть, не до конца завершаю, и вдруг я падаю и ломаю руку и думаю: ну вот, как же я в самый ответственный момент ломаю руку! А потом думаю: спасибо, Господи, Ты же сколько раз мне говорил, что надо остановиться, надо успокоиться, привести в порядок свои дела, мысли, может быть, в другом направлении вообще двигаться, но я же не слышу, у меня своя внутренняя убежденность, что я иду правильным путем. И вот когда такая трагедия, казалось бы, со мной случилась, во-первых, она заставила меня пересмотреть подходы и жизненные, и к своему здоровью, в том числе, ну и масса других дел, поэтому я считаю, что даже перелом моей руки – это прекрасное событие, потому что он дал мне возможность почувствовать себя в совершенно другом измерении жизненном…

А. Митрофанова

- Но для этого нужно такое доверие к Богу, что вот знаете, как прыжок в неизвестность с непониманием, а раскроется ли парашют?

Т. Батышева

- А как по-другому? Вот я понимаю, что если мы говорим о вере, она должна быть искренняя и единственная, на всю жизнь, а если это так, для красного словца – ну тогда не надо говорить о том, что ты веришь в Бога, просто говори, что ты сомневающийся. А то, понимаете, мы иногда играем в эту веру, не веря искренне внутри, и вот тут-то и как раз идет проверка на правильность и на истинность веры, а сможешь ли ты? Вы знаете, я вам хочу сказать, вот у меня все время были сомнения, вот как же так: тебя ударили по одной щеке – подставь другую. Ну надо же убивать сразу, если тебя ударили, надо сразу, с маху всех поубивать, вот у меня было такое твердое убеждение, что именно так надо действовать, потому что по-другому тебя затопчут, заплюют или еще что-то. А потом я поняла, что ни в коем случае этого нельзя делать, любая война несет только войну и, конечно, разные люди приходят ко мне в кабинет, конечно, разные родители. Вот, например, заходит одна мама ко мне, я ее не знаю, и она начинает сразу агрессивно мне что-то рассказывать и так далее. Вот есть два варианта: либо я тоже с агрессией на нее набрасываюсь и говорю: «ты что, я тебя не знаю, что это такое?» А можно с любовью - я подхожу к ней, обнимаю ее и говорю: «Детонька, я тебя люблю, мой хороший, я за тебя, давай мы сядем и спокойно поговорим».

А. Митрофанова

- Первый раз в жизни е видя?

Т. Батышева

- Да, абсолютно. Вы не представляете, какие приходится решать вопросы, и соединять семьи, и рассказывать, как надо правильно вести себя, как женщине, как матери, потому что приходят, ведь не зря меня зовут «большая мама», знаете?

А. Митрофанова

- Интересно…

Т. Батышева

- Мои дети назвали меня «большая мама», а почему? Ну, есть мама, которую можно иногда не послушаться, но большую маму точно нельзя не послушаться, потому что большая мама знает все. И вот у меня есть такой контент просветительский в Инстаграм, и в Фейсбуке, называется «Большая мама», дорогие родители, приходите, там очень много полезных советов, ведут его профессиональные врачи, я там возглавляю нашу команду, очень хорошие профессиональные люди, мы на все ваши вопросы тоже отвечаем, очень много добрых слов нам пишут наши друзья. Понимаете, важно, чтобы мы могли видеть хорошее даже в самом плохом человеке, даже в самом плохом, что может случиться и самое важное – что мы должны уметь сказать слова́ «люблю» человеку, пока он жив и обязательно всех прощать, потому что груз непрощения, он давит на нас страшно и создает нам проблемы. Мы же с вами знаем термин «психосоматика» - это наше непрощение, это наше внутреннее недовольство, ведь мы с вами открываем глаза утром и смотрим: солнце – какое счастье! А можно сказать: «опять солнце, опять жара! Смотрит мне в глаза, меня разбудило, да как же так!» Или вот, например, дождь у нас идет – да для Москвы прекрасно – дождь, промыл воздух, мы вышли, у нас свежий воздух, нам хорошо. Понимаете, если мы будем жить так, чтобы искать в каждом событии что-то хорошее, у нас будет другая жизнь, мы будем чаще улыбаться, у нас даже морщинки будут от улыбок, такое счастье.

А. Митрофанова

- Это, по-моему, святитель Николай Сербский говорил, что Христос в каждом человеке видит хорошее, а мы стараемся искать плохое, в этом принципиальная разница.

Т. Батышева

- Вот, и понимаете, эта тенденция, она очень опасная сейчас сложилась в обществе, когда я считаю, что искусственно подогревают вот эту агрессию в обществе, а это категорически нельзя делать, в агрессивной среде ничего не растет и не растут наши дети, а для нас важно, чтобы у нас выросли любящие, любимые, замечательные дети, поэтому давайте создавать внутри хотя бы своей семьи атмосферу любви, доброты и веры.

А. Митрофанова

- Татьяна Тимофеевна, у нас очень мало времени остается, но вы так обмолвились сейчас, что бывают в вашей практике такие случаи, когда семьи восстанавливаются. Я не могу об этом не спросить у вас: действительно бывало, случалось разговаривать с мамами, с папами, с мужем и женой, которые передумывали расходиться после того, как обращались в ваш Центр со своей бедой, со своим ребенком любимым?

Т. Батышева

- Вы знаете, когда мы встречаемся с бедой, особенно когда рождается особый малыш, девочки замыкаются в себе, они переключаются максимально на малыша, забывая о том, что есть ведь еще и мужчина, который тоже нуждается в любви, в ласке, во взаимопонимании и таким образом я всегда девчонкам говорю: родные мои, мы сами их отталкиваем, мы сами подчас виноваты, что происходит распад семьи, ведь мы тонкие психологи, женщина должна отвечать за климат в семье, женщина должна где-то слукавить подчас, лишний раз обнять, расцеловать, рассказать, как она любит своего мужчину. Вот была такая история, действительно, когда ко мне обратилась прекрасная молодая женщина и сказала: «Вы знаете, Татьяна Тимофеевна, мой муж от меня ушел. Вот что делать?» А у нее двойняшки, детки такие непростые, она занималась зарабатыванием денег, муж сидел с детьми, ну вот у нее это просто лучше получалось, я считаю, что любой вариант подходит для семьи. Ну вот, говорит, он собрал вещи и ушел к маме, что делать? Вот мы с ней разрабатывали целую политику, и я задала ей только один-единственный вопрос: вспомни, вот когда вы встретились первый раз почему он тебя полюбил? И вот она мне рассказала все секреты женского мастерства, я говорю: «Когда ты их применяла в последний раз?» И она расплакалась. Она говорит: «Татьяна Тимофеевна, да у меня такая работа, да у меня то, да у меня сё». Я говорю: «Детонька, родная моя, ну он же тоже человек, ну он же тоже хочет любви, ласки от тебя». Ну и, в общем, я ее встряхнула, она мне отписывалась каждые 4-5 часов, мы вели переписку, как это должно быть. Ну, в заключение, папа вернулся. И вы знаете, потом они и мы встретились все вместе, и дети мне принесли такую коробочку конфет сердечком. Я говорю: «Ну что, вы сами скушайте эти конфеты», подходит ее муж, так голову опускает и говорит: «Спасибо вам за то, что вы сохранили нашу семью. Ведь я люблю ее больше жизни, свою жену и, конечно, своих прекрасных детишек, что бы я мог натворить вот на эмоциях!». Понимаете, вот важно, чтобы рядом был человек, который тебя остановил и, может быть, это Господь Бог – именно тот, который может остановить, надо помолиться и остановиться.

А. Митрофанова

- У Бога нет других рук в мире, кроме наших, Он действует через людей. Спасибо вам огромное за эту беседу. Еще раз напомню: «Национальная ассоциация детских реабилитологов – это сайт, где есть полная информация о реабилитационных центрах неврологических по стране, в каждом регионе, можно туда зайти, обратиться, написать письмо, вам обязательно ответят. И в гостях у нас сегодня была Татьяна Тимофеевна Батышева, директор научно-практического Центра детской психоневрологии Департамента здравоохранения Москвы, заслуженный врач России, доктор наук, депутат Московской городской Думы и главный детский реабилитолог Минздрава России. Спасибо вам огромное за то, что вы делаете, просто браво.

Т. Батышева

- Спасибо вам, друзья, будьте здоровы и любите друг друга.

А. Митрофанова

- Прощаюсь с вами, до свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Апостольские чтения
Апостольские чтения
Апостольские послания и книга Деяний святых апостолов – это часть Нового Завета. В этих книгах содержится христианская мудрость, актуальная во все времена. В программе Апостольские чтения можно услышать толкование из новозаветного чтения, которое звучит в этот день в Православных храмах.
Светлый вечер
Светлый вечер
Программа «Светлый вечер» - это душевная беседа ведущих и гостей в студии Радио ВЕРА. Разговор идет не о событиях, а о людях и смыслах. В качестве гостей в нашу студию приходят священники, актеры, музыканты, общественные деятели, ученые, писатели, деятели культуры и искусства.
Беседы о Вере
Беседы о Вере
Митрополит Волоколамский Иларион – современный богослов, мыслитель и композитор. В программе «Беседы о вере» он рассказывает о ключевых понятиях христианства, рассуждает о добре и зле, о предназначении человека. Круг вопросов, обсуждаемых в программе, очень широк – от сотворения мира, до отношений с коллегами по работе.
Места и люди
Места и люди

В мире немало мест, которые хотелось бы посетить, и множество людей, с которыми хотелось бы пообщаться. С этими людьми и общаются наши корреспонденты в программе «Места и люди». Отдаленный монастырь или школа в соседнем дворе – мы открываем двери, а наши собеседники делятся с нами опытом своей жизни.

Также рекомендуем