Москва - 100,9 FM

«Праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы». Протоиерей Владимир Новицкий

* Поделиться

Нашим собеседником был настоятель московского храма Святителя Николая у Соломенной Сторожки протоиерей Владимир Новицкий.

Накануне праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы мы говорили о значении и смысле этого события, а также о воспитании детей в христианской традиции. Отец Владимир поделился, без чего, по его мнению, немыслима духовная жизнь. Наш собеседник ответил, почему важно изучать Священное Писание, а также какую пользу приносят дела милосердия тем, кто их творит.

Ведущая: Елизавета Волчегорская


Л. Горская

— В эфире радио «Вера», программа «Светлый вечер». С вами Лиза Горская. У нас на связи протоиерей Владимир Новицкий, настоятель храма святителя Николая в Соломенной сторожке в Москве. Добрый вечер.

Протоиерей Владимир

— Добрый вечер.

Л. Горская

— Мы с вами встречаемся — ну так, для простоты можно сказать: накануне, а на самом деле во время праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы, потому что всенощное бдение где-то идет, где-то уже закончилось. Я поэтому предлагаю начать с него, с праздника — в чем его суть, почему он был установлен? Вот маленькую Богородицу родители привели в храм, а мы это празднуем до сих пор.

Протоиерей Владимир

— Да, ну для нас, конечно, все что связано с Божией Матерью, со Священной историей, близко к сердцу и очень важно. Важно не только потому, что мы вспоминаем это историческое событие как действительно уже только что сказал, Пресвятую Богородицу привели к храму — родители созвали родственников, сверстниц дочери, и святые праведные Богоотцы Иоаким и Анна одели ее в лучшие одежды, и поставили на первую ступень храма, и Она взошла по всем ступеням, которым нужно было зайти, сама трехлетняя Отроковица, и встретил ее первосвященник и ввел Ее во Святая святых — это мы все знаем, и читали многократно эту историю. Но речь идет не только о том, что было тогда, а речь идет о том, что для нас в этом празднике раскрывается особенным образом значение храма. Дело в том, что если Пресвятая Богородица была введена в храм и нуждалась в этом, для того чтобы предуготовить Ее, для того чтобы Господь воплотился от Ее чистых девственных кровей, Ей нужно было быть готовой к этому. И Она воспитывалась в храме в течение одиннадцати лет, и воспитывалась в изучении, чтении Священного Писания, и занималась рукоделием, и выросла в конце концов смиренной и благочестивой, трудолюбивой, чистой, готовой стать храмом Божества. Но если Она нуждалась в этом, то, безусловно, мы в этом нуждаемся особо. Для нас храм является не просто местом, где мы получаем утешение, это не просто архитектурный памятник, где мы видим то ли иное строение, где мы видим церковную живопись, иконы, где мы слышим прекрасные песнопения...

Л. Горская

— Атмосфера, да, как сейчас принято говорить.

Протоиерей Владимир

— Все же храм Божий для нас является необходимым местом для нашего приготовления к тому, чтобы нам стать народом святым, к тому чтобы нам стать людьми, которые живут духовной жизнью и которые хотят быть в духовной жизни и хотят быть с Богом, Дело в том, что храм — это особое место присутствия Божия. Господь некогда сказал, еще Соломону сказал, что ты построил храм, а это будет местом, где будет сердце Мое, где будет во веки веков находиться Дух Божий, там будут и Мои очи, там будут и Мои уши — то есть туда, в храм Божий, можно прийти и быть пред очами Божиими, туда, в храм Божий, можно прийти и говорить с Богом, молиться Ему, и Господь услышит особенно церковную молитву. Храм это место, которое и символизирует целый мир. Как в мире бывает духовный мир и материальный мир, так и в храме бывает алтарь — особое место, где совершается таинство Евхаристии, и в храме бывает его средняя часть, где находятся молящиеся люди, так и в мире бывает мир горний, мир духовный, мир ангельский, мир святости, и мир материальный, где живут люди, живем мы. Мы, приходя в храм, освящаемся, преображаемся, питаем свою душу, готовим себя к Царству Небесному.

Л. Горская

— А вот я хотела спросить: традиция отдавать ребенка в храм на воспитание, вот на воспитание в храм именно — сейчас это ну странновато даже звучит, а зачем это люди делали вот тогда, примерно две тысячи лет назад, что получал человек, воспитываясь в храме, как это вообще выглядело? И мы сейчас этого лишены, как нам это восполнить и надо ли? Ну я столько вопросов задала. Давайте начнем просто про воспитание в храме, ребенок в храме, тем более вот девочка.

Протоиерей Владимир

— Ну чему можно научить ребенка в храме непосредственно? Ну, во-первых, ребенок в храме должен научиться благоговению — это очень важный момент. Вообще что такое благоговение? Благоговение — это внешнее отображение внутреннего состояния человека. Когда человек имеет страх Божий, когда человек имеет смирение, когда человек имеет любовь к Богу и к людям, то это видно и во всем его поведении — и во внешности, и в одежде, в том, как он ходит, и в том какое у него выражение лица, и как он себя ведет. И, наоборот, когда человек стремится иметь хотя бы внешнее благоговение, то постепенно внутреннее его состояние подстраивается под внешнее. Вот когда ребенок внешне, хотя бы внешне учится вести себя пристойно в храме, когда он старается не шуметь, когда он учится молиться, как молятся взрослые, когда он учится прикладываться к иконам, правильно креститься, вовремя подходить к священнику, правильно подходить к причастию, тогда постепенно выстраивает свой внутренний мир под это, ребенок учится духовной жизни. Пусть это будет внешнее обучение, но от внешнего всегда идет путь к внутреннему, к внутреннему устроению, которое постепенно формируется, по мере того как ребенок находится в этой правильной духовной, такой благочестивой атмосфере.

Л. Горская

— Вопрос тогда такой: а откуда вообще все это должно взяться у ребенка? Насколько правильно, с вашей точки зрения, родителям его ограничивать, как-то давить на него: тут не трогай, тут не шуми, или все это должно от сердца идти? Я вот знаю, наблюдаю, что во многих храмах, например, рядом даже строят детские площадки, чтобы дети маленькие, которым сложно долго концентрировать внимание и вообще сложно быть на службе, могли быть на площадках, а в храм заходить только там на елеопомазание на всенощной или ко причастию на литургии — такая практика очень распространенная. Вот хотелось бы узнать ваше мнение.

Протоиерей Владимир

— Ну надо сказать, что дети устроены по-другому: они не могут долго стоять на одном месте, они должны двигаться, они существуют в движении, познают мир окружающий. И то, что они излишне бывают активны, шумны, это не значит, что они в чем-то испорчены, они просто дети, они не могут по-другому. Но тем не менее дозированно и как-то ограниченно, но все-таки надо их приучать и к тишине. Все-таки по мере сил дети должны сдерживать себя, они должны понимать, что нельзя мешать взрослым, когда они молятся. Нельзя мешать службе, когда она идет, и когда люди находятся в благоговейной тишине. Дети должны почувствовать это. И если им внушать, если им показывать, если им напоминать об этом, то они постепенно начинают обучаться правилам поведения в храме. Это нужно делать обязательно. Но одновременно надо понимать, что дети не могут это делать долго. Поэтому хорошо ребенка и привести и, может быть, вовремя увести, когда ребенок устает и не может долго находиться на одном месте. Детей маленьких приводить уже ближе к причастию, потому что они не в состоянии стоять или находиться в покое в течение всей литургии, они должны и пошуметь, они должны и что-то сказать и так далее. Вот хорошо, когда родители погуляют, потом к причастию снова войдут, будут хранить благоговейную тишину. Стараться, что если ребенок слишком активный или шумный, вовремя выйти из храма, потом снова зайти, может быть, прийти уже ближе к причастию, так чтобы не опоздать. В каждой семье это индивидуально, дети разные бывают. Дети бывают сами по себе спокойные, распложенные к этому, а бывают дети чаще всего, может быть, не очень тихие, и их надо воспитывать, надо говорить об этом, надо учить, показывать пример. И даже если, казалось бы, ребенок не слушает, все равно что-то закладывается, все равно ему закладывается пример, он знает, как это нужно делать, постепенно формируется правильное поведение в храме, а именно благоговение. Вот о чем мы начали говорить — благоговение. Без благоговения не будет правильного внутреннего устроения.

Л. Горская

— Я напоминаю, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». Мы говорим с протоиереем Владимиром Новицким, настоятелем храма святителя Николая у Соломенной сторожки. У меня, кстати, тут я хотела поделиться, был случай: я гуляла с маленьким своим сыном, он был уставший, не в настроении. И мы проходили мимо храма, там шла всенощная. И батюшка нам в окно машет: заходите, сейчас как раз елеопомазание. Я развожу руками, говорю: не можем, ребенок капризничает. Он говорит: ну тогда подходите туда — и показывает к внешней стене алтаря, ну вот к апсиде. Я не понимаю, мы подходим. Он открывает окно и через окно кисточкой помазывает моего сына. Ну такая какая-то своеобразная ситуация. Но ребенок, ребенка она очень вдохновила, и он после этого с таким интересом на этот храм смотрел и хотел внутрь. Тут, наверное, тоже важно, вот для детей вообще в целом важно, насколько их принимают, насколько на них обращают внимание. Мы просто с вами поговорили о каких-то ограничениях в основном. Я предлагаю, хочу вас спросить о том, что вдохновляет, что вот может в детском, да и во взрослом сердце как-то зажечь вот эту искорку стремления к Богу, которая поможет потом выстроить духовную жизнь, стать целостным, да, таким вот человеком, благоговейным, да, про которого вы говорили?

Протоиерей Владимир

— Да, Елизавета, это очень правильная мысль. Действительно, дело не только в ограничениях. Благоговение не выстраивается только из одних ограничений, все-таки благоговение основывается на любви. Поэтому для ребенка, да вообще для каждого человека очень важно, чтобы ему оказали любовь, и чтобы с любовью смотрели на него, где-то потерпели, может быть, какое-то внимание обратили, что-то попросили или что-то, может быть, подарили. Хорошо, когда ребенку дают просфорку, ребенок ценит, что к нему пришли, ему что-то принесли, и это можно еще и попробовать. Хорошо, когда сказали ласковое слово, это все запоминается. Очень хорошо, когда священник находит время, может быть, после службы подойти к прихожанам, поговорить с ними, ответить на какие-то вопросы, может быть, сказать пару слов детям, обратить на кого-то внимание. Это очень ценно. Это, казалось бы, мелочи, и они не относятся к службе, не относятся к церковной жизни непосредственно, но эти мелочи, они по-хорошему цепляют человека. Если ребенок или вообще любой человек, который пришел в храм, чувствует, что он не просто зритель, а он пришел как в семью и его принимают как своего, как родного, и к нему относятся также, как к другим, никак его не выделяют, с таким же вниманием, ему тепло становится, становится комфортно. И, конечно, ему захочется прийти в этот храм. И стать таким же, как те люди, которые обращают на него внимание, оказывают ему любовь.

Л. Горская

— Вы сказали, все дети разные, вот ну с этим не поспоришь, правда, очень разные. И я вот помню мальчика, он, наверное, сейчас совсем взрослый, ну вы, кстати, наверное, его помните и знаете — это Аркадий, который там с детства на службах, во всех службах участвовал и внимательно, благоговейно, от начала до конца. И видно было, что ему это не то что не доставляет труда, а приносит удовольствие, если так можно говорить, да, о службе. Бывают такие дети. Бывают непоседливые, к каждому, наверное, нужен свой подход. Наверное, действительно очень важно ни на кого не давить. Потому что тоже вот приходят к нам священники и многие сетуют на то, что когда родители перебарщивают с воцерковлением детей, дети в подростковом возрасте и позже могут вообще перестать ходить в храм и так далее. И вот этих детей наверняка, если спросить, кем ты хочешь стать, вот кто-то может ответить: я хочу стать святым. И вот как родителям им помочь, как реагировать? Я просто знаю, что такие случаи были, да, у моих друзей, дети так отвечали. Как вот правильно ответить на этот вопрос? Как помочь, как сделать, чтобы не перехотел или, может быть, как сделать чтобы захотел? Или, может быть, это такие вот серьезные абсолютно темы смысла человеческой жизни, на которые с ребенком вообще еще рано говорить, да, вот как вы думаете?

Протоиерей Владимир

— Я бы что сказал, я думаю, все-таки у детей не может быть такого покаяния, как у взрослых. Потому что они чистые создания, почти ангельские, маленькие дети. И даже когда они подрастают, все равно все же они не знают, что такое вот переживать за грех сильно, каяться глубоко, как мы могли бы каяться, там иметь какую-то скорбь в душе там и так далее, связанную с греховностью. Поэтому сама духовная жизнь вот во всей ее полноте, насколько это возможно для человека, для детей пока невозможна, в силу их незрелости еще душевной и духовной. Поэтому если они говорят, что они хотят стать святыми, речь идет все-таки о том, что они ну пытаются подражать взрослым историям, которые они слышали в житиях святых, да, для них это все-таки такой вариант, ну может быть, игры, фантазии, представлений — это не очень глубоко, но это хорошо в любом случае, и где-то нужно подыграть этому. И если ребенок интересуется иконами — у меня сын в свое время любил, когда я покупал ему иконочки, вот он просил: купи мне вот эту, вот эту. Я покупал и рассказывал про каждого святого, которого он просил. Ну там была маленькая коллекция этих иконочек, уж не знаю, как он молился перед ними, но по крайней мере он что-то узнавал о святых и ему было интересно. И этот интерес подогревался тем, что мы ходили в храм, и он видел эти иконы в храме, и что люди тоже интересуется этим, что не только у него такой интерес. Я думаю, что надо все-таки создать некую атмосферу, ну пусть она будет внешняя, пусть это будет в игровой форме какой-то, интересно рассказывать детям жития святых, Священное Писание тоже детям не просто прочитать, а может быть, от себя рассказать, ну близко к тексту, но так, чтобы это было доходчиво, чтобы ребенок понял, что ему говорят, чтобы это было интересно. Надо все облекать в форму, которая помогла бы ребенку усвоить это. Если он хочет быть святым — ну хорошо, будем поддерживать это в нем и говорить о том, что святые были послушными, что они были любящими, что они были честными, что они были радостными, что вот есть пример для подражания и надо пытаться как можно лучше пример усвоить и воплотить в своей жизни.

Л. Горская

— Так, глядишь, и сами исправимся.

Протоиерей Владимир

— Опять же идет такое формирование внешнего, да, но от внешнего будет и внутреннее, может быть, Бог даст, когда заложится вот некая платформа, некая основа.

Л. Горская

— Мы можем об этом (извините что перебила, думала, что не перебиваю), мы можем об этом чуть подробнее поговорить? Потому что это очень интересно, как так бывает, что от внешнего меняется внутреннее и от формы меняется содержание? Вот говорят: делайте дела любви, да, и появится любовь. Вот это как, вы можете рассказать?

Протоиерей Владимир

— Дело в том, что дух ищет себе форму всегда. И когда мы создаем форму, вот, например, как совершается преображение человека в духовной жизни: человек старается не грешить, кается в грехах, человек старается исправлять свои поступки...

Л. Горская

— Хотя, может быть ему, и хочется, да, там что-то не то сделать.

Протоиерей Владимир

— Господь видит, что он старается, помогает ему всячески. В конце концов выравнивается жизнь у человека, он перестает лукавить, у него заканчиваются какие-то грубые грехи, он уже не совершает их, он готовит свое сердце для того, чтобы принять Бога. И Господь, как в некий храм, ведь храм это тоже символ человека в какой-то степени, и человек, как храм, он может вместить в себя Бога. Господь входит в него и живет, касается его, живет в нем. У святых Господь почти постоянно находится в сердце человека. И действует через человека, и еще больше освящает и очищает человека. Человек становится духовным, он имеет благодать Духа Святаго. И вот сначала у него внешне преображение совершилось — сначала он перестал грешить, сначала он исправил свою жизнь, сначала он захотел быть хорошим, захотел быть христианином, захотел быть любящим Бога и людей, а уже потом в него вошел Господь, и свершилось чудо внутреннего преображения. Так бывает, что от внешнего преображается и внутреннее, с помощью Божией.

Л. Горская

— А вы ведь наверняка знаете какие-то конкретные такие чудесные примеры, ведь были на вашей практике. Потому что я знаю, вы занимаетесь и реабилитацией страдающих от разного рода пороков и скорбей людей. Я не знаю, как это сформулировать, сформулируйте вы сами корректно. Потому что вы, ну действительно, там широк круг ваших подопечных, начиная от психиатрических больниц, да, и зон, заканчивая пострадавшими от оккультной какой-то деятельности.

Протоиерей Владимир

— Примеров немало, конечно, таких. Я думаю, что каждый священник занимается тем же самым, и у каждого священника немало таких примеров в его практике, в его служения, можно так сказать. Ну все же удивительно порой, как действует слово Божие на человека. Когда человек начинает читать слово Божие, постепенно меняется его состояние внутреннее, потому что у него возникает переоценка ценностей. Душа по природе христианка, и она питается словом Божиим, вразумляется от него, человек получает правильные духовные ориентиры. А когда имеет место покаяние, то опять же грех становится уже неприятным, противным, его не хочется повторять. Человек начинает уже более осознанно бороться с ним и постепенно перестает грешить, и грех теряет свою привлекательность. Вот немало бывает людей, вот у меня тоже такой пример недавно был: человек, который страдал игроманией и продавал вещи, и готов был продать уже квартиру, и очень переживали родственники, у него были проблемы в семье, мама у него о нем очень беспокоилась. И вот после первой исповеди и после того, как он начал читать Евангелие, в храм пришел человек совсем с другими глазами — это был живой человек, ему стало интересно жить, он стал избегать всего, что связано с игрой. Он ходит в храм сейчас каждую неделю и исповедуется искренне. Он понимает, что идет движение, что ему помогают, и ему самому нравится, что вот закончился этот замкнутый круг, который был раньше. И у него нет уже этих мыслей, которые были постоянно о том, как ему сыграть, как ему выиграть, как ему обогатиться и так далее. Это все исчезло. Вот удивительно, как быстро это проходит под влиянием Божией благодати. Как быстро это происходит, когда человек приходит в храм и делает первые шаги в храме. Как помогает Господь. Каждый раз удивляешься. Вот так, например, люди с хроническим алкоголизмом, которые, казалось бы, по медицинским представлениям почти не лечатся, и как после покаяния, после начала церковной жизни преображается человек. И слово, которое говорится с любовью, с молитвой, и доносится до его сердца, как действует, и человек оставляет свое пьянство, и опять же меняется интерес и появляется интерес к духовному. И пропадают друзья, которые тянули его назад, и у человека появляется радость в жизни. У него лицо даже преображается, он становится как будто светлее. И люди приходят иногда просто с темными, мрачными лицами.

Л. Горская

— Почему вот, кстати, по лицу действительно как будто вот видно, чем живет человек? Особенно в храме.

Протоиерей Владимир

— Не всегда видно, конечно, так нельзя говорить. Но очевидно, что человек, преображенный Божией благодатью, как будто бы светлеет. У него все меняется — взгляд, мимика — все меняется. Видно, что человек находится в радостном расположении духа. Видно, заметно, как меняется все на глазах. Таких примеров немало. Каждый человек может немало назвать примеров.

Л. Горская

— В эфире программа «Светлый вечер». С вами Лиза Горская и протоиерей Владимир Новицкий, настоятель храма святителя Николая, что у Соломенной сторожки в Москве. Оставайтесь с нами, мы вернемся через минуту.

Л. Горская

— В эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». Мы с вами во время праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы. Здесь протоиерей Владимир Новицкий, настоятель храма святителя Николая у Соломенной сторожки. Мы говорили о Введении во храм Пресвятой Богородицы и перешли просто к тому, как люди и с чем люди приходят в храм. И, батюшка, вот вы сказали, что, по сути, иногда от человека достаточно только желания, только какой-то воли просто прийти в храм, и потом с ним могут начать происходить какие-то вещи, перемены, которых, в принципе, он даже и представить себе даже не мог, подходя к порогу. Что от нас требуется для того, чтобы начать этот путь? Может быть, он для кого-то кажется совершенно непосильным.

Протоиерей Владимир

— Для того, чтобы начать путь, собственно, путь покаяния, путь церковной жизни, духовной жизни, требуется сокрушение о своих грехах, само покаяние: когда человек не оправдывает себя ни в чем, а когда он понимает, что он глубоко и тяжело духовно болен, что он нуждается в духовном лечении, он сам ничего не может сделать, он нуждается в помощи Божией. Когда человек чувствует себя больным, конечно, он ищет врача. Когда человек чувствует себя духовно больным, он начинает искать Бога, начинает взывать к Нему из глубины души, от всего сердца, искренне: «Господи, помоги! Господи помилуй!» — вот это самое первое для того, чтобы начать духовную жизнь. Далее требуется, конечно, само покаяние, которое проявляется в том, что человек пытается исправить свою жизнь, оставить грехи сначала грубые, потом уже более мелкие. Когда человек говорит о своих грехах на исповеди, искренне каясь в этом, никого не осуждая, ни в чем себя не оправдывая, беря ответственность на себя за все, что он сделал в своей жизни, человек движется по пути духовной жизни тогда, когда он читает слово Божие, читает, вчитывается в текст Священного Писания и старается исполнять то, что он читает. Слово Божие для него становится руководством к жизни. Это не просто книжное слово, это живое слово, и уже не просто монолог, когда только человек молится Богу, просит у Него или говорит Ему что-то, но тут и Господь говорит слова Священного Писания — надо услышать это, надо стараться сохранить в своем сердце и жить по этому слову. И, конечно, духовная жизнь немыслима без участия в таинствах церковных, прежде всего в таинстве Евхаристии. Если человек не знает Евхаристии, если он причащается редко, не радеет об этом, значит, он еще далек от любви ко Христу. Когда человек любит Христа, он старается чаще причащаться, чаще соединяться с Ним, чаще общаться, принимая Святые Дары, общаться со Христом. Ну и, конечно, собственно говоря, только церковной жизнью, внешней церковной жизнью не ограничивается духовная жизнь человека, она только обрамляется и освящается. А собственно сама духовная жизнь — это жизнь с Богом внутри, в сердце, когда Господь для нас становится самым главным в жизни. Когда самое высокое, что для нас есть, самое глубокое, самое нужное — это богообщение, это благодарность Богу за все, это когда мы ходим пред очами Божиими, когда мы говорим молитву как во уши Божии, веря, что Господь слышит нас, не сомневаясь, что Господь исполнит наши просьбы, если они добрые, хорошие и просьбы о нашем прощении, о спасении. Вот так, кратко совсем уже.

Л. Горская

— Вот вы сейчас говорили о каких-то особых грешниках, с такими серьезными грехами и воцерковленных людях с какими-то особенно высокими устремлениями или вообще обо всех?

Протоиерей Владимир

— Нет, я думаю, что это речь идет именно обо всех. Не бывает людей немного больных духовно, все мы болеем одной и той же болезнью. Прежде всего это гордыня наша, страсти всевозможные, которые от гордыни же произрастают, которые в нас сидят — это наше маловерие и многие-многие поступки, которые противны заповедям Божиим и так далее. Это касается каждого человека. Господь сказал, что не к здоровым пришел Он, а к больным, не к праведникам пришел Он, к грешникам, которые нуждаются в покаянии.

Л. Горская

— Ну раз уж вы так сформулировали, у меня такой вопрос. Вот вы же еще и врач-психиатр. Вы же как-то следите за клинической картиной, что-то меняется в современности? Как бы так сказать корректно... Я вот каждый раз, когда задаю подобного рода вопросы, я очень переживаю, что я кого-то могу задеть или обидеть. Но вот спрошу так: стали люди чаще болеть или чем-то другим они чаще стали болеть? И это как-то, с вашей точки зрения, может быть связано с духовной жизнью и с тем, что вообще у нас сейчас в обществе творится, с болезнями общества? Или вообще не надо делать таких выводов? Бывает ли такое, что каких-то даже психических серьезных проблем и расстройств личности (возвращаясь к теме нашей программы) можно было бы избежать, если бы там в подростковом возрасте человек получил поддержку, например, правильную, в том числе духовную, в первую очередь духовную?

Протоиерей Владимир

— Хочется развести все-таки духовную жизнь и психиатрию — это немножко такие вещи, почти не пересекающиеся. Но все-таки, безусловно, если человек живет по заповедям, по совести, если у него на сердце мир, если он преуспевает в смирении и в любви, то, конечно, можно думать, что он защищен от разных психологических срывов, от всевозможных душевных потрясений. И если даже он имеет какую-то немощь душевную или предрасположенность к психиатрическому заболеванию, то духовная жизнь, благодать Божия сохранит его от этого. Верим и надеемся, что так оно и есть. Хотя бывает ведь, что болезнь попускает Господь для спасения. И люди, когда болеют, в том числе душевными заболеваниями, несут тяжелый крест своей болезни, этот крест им нужен в их пути, этот путь нужно пройти до конца, надо понести этот крест без ропота. И, может быть, через несение такого креста возможно спасение того или иного человека — вот здесь тайна. Здесь тайна.

Л. Горская

— У меня такой вопрос (опять же если он не корректный, вы меня поправьте): как общество относится к людям с особенностями психическими? Потому что ну вот есть, например, деменция, да, там старческая — к сожалению, это достаточно распространенная вещь. И я знаю даже по своим знакомым, что ну очень сложно как-то гармонично реагировать и гармонично сосуществовать с такими людьми, но надо, и это как бы не единственная особенность. Вот мне бы хотелось послушать ваш совет в этом случае.

Протоиерей Владимир

— Я бы сказал так, что люди трудные для терпения, люди с такой сложной психикой зачастую являются нашими помощниками в деле спасения. Вот если нас все время хвалить, если создавать нам комфортные условия, то и страсти в нас будут расцветать пышным цветом. А если мы будем терпеть трудных людей рядом с нами, душевно нездоровых людей, относиться ко всем с любовью, то это поможет нам научиться еще больше любить, научиться терпению человеческих немощей, мы преуспеем в смирении, если раньше не могли в этом преуспеть. Поэтому такие люди являются нашими помощниками. Если так относиться к этому, то их легче будет терпеть, во славу Божию чтобы все было.

Л. Горская

— Я напоминаю, что в эфире радио «Вера», программа «Светлый вечер». Здесь Лиза Горская и протоиерей Владимир Новицкий, настоятель храма святителя Николая, что у Соломенной сторожки. В Москве этот храм находится, на Дмитровском шоссе, недалеко от Дмитровского шоссе — станция метро «Тимирязевская», «Дмитровская» — чтобы сориентироваться. Вот праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, и мы как-то с вами от детей и воспитания в храме переходим к взрослым и обратно. Я опять хочу предложить вот так вот сделать. Потому что опять же наблюдаю людей вокруг, и современная тенденция, я вижу, что сейчас масса взрослых, зрелых людей, успешных даже людей там, казалось бы, не имеющих никаких проблем, ходят к психологам и решают эти проблемы, которые есть и которых не видно, потому что им кажется (или так оно и есть), в детстве у них было что-то не так, что-то в них не воспитали, что-то не дали, что-то они не получили, где-то их травмировали и так далее и тому подобное. Такой, соответственно, первый вопрос: это тенденция времени, мода или это действительно то, что на поверхности, это всегда так было, просто сейчас это заметили и лечат? Но самый насущный мой вопрос, он в другом. Действительно — опять же тут я сужу по себе — мы как бы воспитывались, как воспитывались. И часто в детстве что-то не сформировалось, может быть, что-то не проросло, может быть, нет какой-то целостности и нет какой-то эмпатии. Поскольку там вот не ходили в храм, не занимались духовной работой, взрастился эгоизм, и он такой, что он заслоняет все, и за ним не видно, кажется, что он и есть твоя личность, кажется, что он и есть твоя жизнь. А тебе уже ну 50 лет или 60, или 40, ты взрослый — всё, сам за себя отвечаешь. Можно в таких условиях все-таки взрастить в себе те правильные семена, которые, ну по идее, где-то вот должны были давно, в детстве прорасти? Можно ли пробиться сквозь этот эгоизм, который на самом деле зачастую мы не понимаем, но он мешает счастью? Какие есть способы задним числом себя правильно воспитать? Вот так бы сказала. Ну вот я знаю, что у вас в храме ведется социальная работа, у вас есть сестричество, и со многими сестрами я общалась. И когда они делятся со мной тем, что им дает вот это служение другим, я понимаю, что они прокладывают себе дорогу к счастью. Вот я хотела бы вас попросить рассказать, вот я это правильно вижу?

Протоиерей Владимир

— Я начну, наверное, издалека, из психологии, от психологии — вот я об этом начинал говорить с самого начала. Почему люди начинают обращаться сейчас к психологам, последнее время. Ну, наверное, так, кажется, проще. К сожалению, есть психологи, которые делают все, чтобы человеку было комфортнее в жизни. И если что-то мешает комфорту, надо это преодолеть, надо это убрать с дороги — То есть делают все возможное, чтобы не было креста, чтобы было легче. Если трудно жить с женой — значит, нужно развестись. Если, может быть, есть трудные дети для воспитания, то может быть, надо их отделить — лишь бы ничего не мешало комфорту. Или там, скажем, какие-то проблемы идут с детства — и виноваты в этом родители, все кто угодно, кроме самого человека. Это, конечно, такой опасный путь очень, опасные советы, которые ведут в противоположную сторону.

Л. Горская

— Но кажется, что в ту.

Протоиерей Владимир

— Здесь богом становится собственной эгоизм, собственно говоря. Это как будто уже другая религия, я бы так сказал.

Л. Горская

— Все это называется: религия самореализации.

Протоиерей Владимир

— Да, вот именно, правильно, религия самореализации. И эта религия, она распространяется последнее время.

Л. Горская

— Я сейчас, прошу прощения, сейчас такое личное: мы с мужем уже, к сожалению, когда приходит на ум, что еще один человек развелся, мы уже говорим: о, еще один самореализонт.

Протоиерей Владимир

— Да, правильно. Каяться гораздо труднее, потому что труднее взять на себя ответственность за все что ты сделал в жизни. Никто не виноват — ни папа, ни мама, ни обстоятельства, ни какие-то люди, которые тебя спровоцировали на грех. Нет, ты сам виноват, ты покайся сам в своих грехах — это труднее, требуется такое самоотречение, самоуничижение. Чтобы пойти путем самоуничижения, самоотречения, ну, наверное, надо потерпеть много в жизни, потерпеть ради Христа. Болезни какие-то, потерпеть, когда тебя обижают, когда тебе кто-то досаждает, когда ты привык быть первым, а ты вынужден быть последним — и это нужно понести ради Христа. Вот когда ты принимаешь горькие лекарства, которые передает тебе Господь и принимаешь это осознанно, с желанием — с желанием получить прощение от Бога за свои грехи, с желанием, чтобы не прервалось покаяние, чтобы не прервалось богообщение, которое только-только сформировалось в тебе — конечно, это трудный путь, но он возможен, и возможен для каждого человека. И в каком возрасте человек бы ни находился — там в 60, или в 70 лет, или в 40, или в 30 лет — для каждого человека доступно покаяние. Покаяние — это великий дар, который дан каждому человеку, и так важно этим даром воспользоваться. Осудить грех в себе и понести этот грех в покаянии к Богу, прийти к Богу с этим грехом, с надеждой и с просьбой о прощении, верой, что Господь простит. Как бы ни было трудно, но это возможно в любом возрасте. Это скорбно сначала, но всегда потом радостно. Это трудно, но всегда потом легко. Это сложно, но потом всегда бывает просто. Помните, как Господь сказал: «Приидите ко Мне, вси труждающиеся и обременные, и Я успокою вас. Возьмите иго Мое на себе и научитесь от Меня, потому что Я кроток и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим». И потом далее: «иго Мое благо и бремя Мое легко есть».

Л. Горская

— После этих слов, наверное, стоило бы закончить программу, но осталось время и остались вопросы. Мы с вами говорили и, может быть, кого-то задело, потому что слово «самореализация» у нас с вами прозвучало в негативном таком ключе, но есть же и положительный смысл этого слова. Вот в чем самореализация человека, в хорошем смысле этого слова? Ну и опять же вы, как человек скромный, продолжаете уклоняться от вопроса о том, какая у вас социальная деятельность при храме.

Протоиерей Владимир

— Ну каждый храм сейчас ведет социальную деятельность довольно-таки обширную. Ну вот, в частности, в нашем храме есть сестричество милосердия — у нас около тридцати сестер, и немало волонтеров, я был сказал, примерно столько же волонтеров, которые помогают сестрам. И, конечно, когда не было карантина, мы были более активны, ездили и к бездомным, и к заключенным, и в больницы. Сейчас нет такой возможности. Но сейчас есть возможность помогать бедным. Мы устраиваем благотворительные обеды, есть возможность помогать продуктами, развозить там те или иные вещи людям, нуждающимся в этом, многодетным. Ну много, видите, жатвы много, делателей всегда не хватает. Но я хочу сказать, что когда человек занимается благотворительностью, когда человек занимается делами милосердия, то он всегда приобретает, потому что то, что ты делаешь ближнему, ты делаешь Самому Богу, это все переходит Христу. Если ты сказал доброе слово человеку — ты к Богу обратился, если ты помог в чем-то — ты Богу послужил. И если ты порадовал человека — ты сам будешь испытывать духовную радость, Господь тебе ее даст. Все очень взаимосвязано, человек и Господь. Поэтому когда люди делают дела милосердия, они делают во многом еще и для себя. Потому что когда человек служит своими талантами, своими силами другим, то потом получает и духовное: получает радость пасхальную в душу, чистоту в сердце, мысли добрые, силы многие — много-много что Господь дает. Даже не думая об этом совсем. Потому что когда ты искренне служишь, именно тогда ты получаешь что-то от Бога, когда ты ничего не хочешь взамен, а делаешь это просто ради Христа. Поэтому в делах милосердия есть великая радость. И надо пользоваться возможностью эту радость духовную стяжать в своей жизни.

Л. Горская

— А может быть такое, что и даже этой возможности не будет. Вот у нас пропадала возможность ходить в храм — кому голову могло прийти, что так может произойти? Да сказали бы год назад — никто бы не поверил.

Протоиерей Владимир

— Будем надеяться, что все это закончится наконец, и мы опять будем свободнее в нашем служении. Мы сегодня говорили о храме и говорили о духовной жизни, которая без храма невозможна. И в этом смысле праздник Введения во храм Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии еще и еще раз подчеркивает важность того, как мы относимся к храму, важность того, что храм для нас станет действительно таким домом, домом Божиим. Знаете, вот как бывает: человек уезжает в другую страну, и в другой стране ему становится как-то так одиноко, трудно, и люди стараются собираться вместе, собираться вместе чтобы почувствовать немножечко свою родину и вспомнить что-то, хранить свою культуру и так далее. Так и человек, когда он живет духовной жизнью, он чувствует себя гражданином неба, вот там его духовная родина. И когда человек приходит в храм, он встречает таких же людей, которые также чувствуют себя гражданами неба. И здесь легче на душе, здесь мир в сердце, здесь радость, которую он не испытывает в обычной жизни, потому что эта радость от Бога. Здесь освящение, без которого невозможна духовная жизнь и несение креста. Здесь все, что касается вот той родины, которая есть у каждого христианина — эта родина есть Царство Небесное. Храм — это частичка Царства Небесного. И сегодняшний праздник нам напоминает о том, как это важно ценить, беречь и к этому стремиться.

Л. Горская

— Сегодняшний и завтрашний. Потому что праздник уже начался, а праздничная литургия будет завтра. И я надеюсь, что у всех практически наших слушателей есть возможность пойти в храм. И, конечно, это сейчас ценно. Хотела сказать: как никогда, — но опять же зарекаться не будем. Спасибо большое. Заканчиваем нашу программу, будем прощаться. Я напоминаю, что в эфире радио «Вера» была программа «Светлый вечер». Ее для вас провела Лиза Горская. И с нами был протоиерей Владимир Новицкий, настоятель храма святителя Николая у Соломенной сторожки. Всего доброго.

Протоиерей Владимир

— Спаси, Господи. Всех с праздником. С Богом.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Моё Поволжье
Моё Поволжье
Города и села, улицы и проспекты, жилые дома и храмы. «Мое Поволжье» - это увлекательный рассказ о тех местах, которые определяют облик Поволжья – прекрасной земли, получившей свое название по имени великой русской реки Волги.
Встречаем Пасху
Встречаем Пасху
ВЕРА и ДЕЛО
ВЕРА и ДЕЛО
«Вера и дело» - это цикл бесед в рамках «Светлого вечера». В рамках этого цикла мы общаемся с предпринимателями, с людьми, имеющими отношение к бизнесу и благотворительности. Мы говорим о том, что принято называть социально-экономическими отношениями, но не с точки зрения денег, цифр и показателей, а с точки зрения самих отношений людей.
Имена милосердия
Имена милосердия
Эти люди посвятили свою жизнь служению близким: не просто жертвовали на благотворительность, а посвящали всех себя добрым делам. Чьи-то имена мы помним до сих пор, чьи-то нет, но их стоит вспомнить.

Также рекомендуем