Москва - 100,9 FM

«Особенности работы на пасеке. Фестиваль «Волоколамский медовый день». Иеромонах Сергий (Филиппов)

* Поделиться

Наш собеседник — настоятель подворья Новоспасского монастыря в селе Сумароково Московской области иеромонах Сергий (Филиппов).

Мы говорили о пасеке при подворье Новоспасского монастыря, о том, какую пользу приносят пчелы, в чем состоит задача пасечника и каковы трудности при работе с пчелами, а также о фестивале фермерских деликатесов «Волоколамский медовый день», который начнется 14 августа в Медовый Спас и продлится до 16 августа. Отец Сергий ответил, почему первый день Успенского поста называют Медовым Спасом, и для чего люди приносят в храм плоды урожая в этот день. Наш собеседник поделился, на что стоит обратить внимание при выборе меда.

Ведущий: Константин Мацан


К. Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие друзья. У микрофона Константин Мацан, а на связи с нами сегодня в этой программе иеромонах Сергий Филиппов, настоятель подворья Новоспасского монастыря в селе Сумароково, это Рузский городской округ, это Подмосковье. Добрый вечер, отец Сергий!

Иеромонах Сергий (Филиппов)

— Добрый вечер, дорогие друзья!

К. Мацан

— Мы сегодня с вами поговорим о такой, может быть, не совсем для кого-то ожидаемой стороне деятельности священника, священнослужителя, монаха, как мед и пасека. Вы — пасечник, верно? Вы так можете себя назвать?

Иеромонах Сергий (Филиппов)

— Ну, наверное, не совсем пасечник, хотя я какой-то период в своей жизни занимался на пасеке. Когда стал настоятелем, мы начали развивать пасеку, приходилось самому активно участвовать. Но сейчас, слава Богу, есть люди-профессионалы, которые этому обучались, которые мне в этом помогают. Но пасека — это основная деятельность нашего подворья, хозяйственная деятельность.

К. Мацан

— Вот почему мы об этом с вами решили поговорить — потому что с завтрашнего дня, с 14 августа по 16 августа, то есть с пятницы по воскресенье, в Волоколамске пройдет областной фестиваль фермерских деликатесов под названием «Волоколамский медовый день». Понятно, что этот праздник, этот фестиваль, его начало неслучайно приходится именно на 14 августа, когда, по церковному календарю, наступает день, который в народе называют Медовым Спасом. Это православный праздник Всемилостивого Спаса, у него множество католических корней — почему именно в этот день, он называется «Всемилостивого Спаса». Но вот в народе и, наверное, даже у людей нецерковных это известное некое такое выражение, фигура речи — «Медовый Спас». Вот к этому дню приурочено начало фестиваля «Волоколамский медовый день». Наверное, и продукция вашего подворья там тоже будет представлена. Вот давайте мы, для начала, напомним, а тем, кто не знает, расскажем, а почему 14 августа, первый день Успенского поста Православной церкви, называется «Медовый Спас».

Иеромонах Сергий (Филиппов)

— Ну вот само наименование «Медовый Спас» дня 14 августа — оно неслучайно, потому что к этому празднику (а праздник связан с выносом Креста Христу для поклонения верующим), в начале Успенского поста, который как раз начинается 14 августа, в этот день приносили в храм для освящения мед и другие пчелопродукты. Собственно, основной сезон сбора медового урожая заканчивался. И вообще, традиция освящения любых продуктов — она в христианстве существует, поэтому мы неслучайно молимся перед трапезами и испрашиваем Божьего благословения на вкушение пищи, а потом благодарим после трапезы. И свои труды мы тоже посвящаем Богу. Поэтому, принося в храм для освящения, мы часть урожая оставляем в храме для священнослужителей, прихожан, чтобы они тоже с благодарность вкушали и нас поминали в своих молитвах. Вот поэтому, собственно, 14-е число и стало таким днем освящения меда и пчелопродуктов.

Ну, мы знаем еще — на Преображение Господне у нас освящаются плоды земли, яблоки, он так и именуется «Яблочным Спасом», ну, другие фрукты и овощи, которые выращиваются. Ну, особенно вот эти вот праздники, связанные со Спасителем и с днями благословения, освящения, они распространены в сельской местности — собственно, там, где и занимаются земледелием и пчеловодством, ну, или сбором каких-то продуктов. Вот как Ореховый Спас 29-го тоже связан с праздником Нерукотворного Образа Спасителя.

К. Мацан

— Ну вот очень интересную вещь вы сказали, мне кажется, очень важную. Может быть даже, с этого, действительно, стоит начать наше сегодняшнее такое размышление. Вы сказали, что дары, плоды, в том числе мед, приносятся верующими в храм, чтобы поблагодарить Бога вот за тот данный Им урожай, да? То есть это не просто какое-то магическое действие, освящение вещества, чтоб потом его вкусить, и с каким-то особенным смыслом. Это все-таки некий акт благодарения. Это что-то о наших отношениях с Богом. А вот как вы это чувствуете в личном плане?

Иеромонах Сергий (Филиппов)

— Конечно, я скажу, что важный момент и вообще изначальный смысл был в том, что люди приносили именно то, что они вырастили, или они произвели и они собрали... Ну, пчеловодство тоже разное было — и было дикое пчеловодство, когда собирали мед от диких пчел, или уже сами ставили ульи и ухаживали за пчелами, и мед оттуда уже выкачивали.

Также, кстати, приносились и «спасики» — воск, приносился воск для того, чтобы пожертвовать его в храм для изготовления свечей. Свечи люди сами приносили.

Например, вот, кстати, хотел тоже бы сказать, может быть — традиция поминальных богослужений, когда приносятся продукты для поминовения, для того, чтобы о ком-то, опять же, вкушая их, помолились, изначально это были, опять же, труды своих рук. Например, люди вырастили, что-то закрыли, каких-то животных своих могли мясо принести — ну, конечно, не в храм, но для того, чтобы пожертвовать и священнику, и людям, поделиться с прихожанами. Потом, когда вот стали уже из магазина приносить продукты, не связанные, опять же, с литургией (например, не муку, не вино евхаристическое, муку — для изготовления просфор), то потом немножко смысл такой потерялся, и люди даже сами уже порой не понимают, а для чего приносят. Ну, надо принести, как какую-то такую жертву. А жертву кому? Очень часто воспринимается, как не Богу, а жертва части себя, да? Как вот, опять же, мы же... десятина — нашего времени, наших каких-то материальных затрат... Или суббота в Ветхом Завете, воскресенье в Новом Завете, то есть один день из семи мы тоже жертвуем для своего духовного роста, для того, чтобы нам как-то посвятить этот день Богу и вырвать себя из этой суеты повседневности мирской. И вот правильно сказали, что вот эти вот дни, когда люди верующие приносят плоды своих трудов (в августе три дня — Медовый Спас, Яблочный Спас, Ореховый Спас) — это, конечно, в первую очередь, благодарность Богу. Потому что, что бы мы ни делали, как бы мы ни трудились, если не будет Божьего благословения, то у нас ничего не получится. Если это нам не будет полезно, для нас с вами, то тогда, как говорится, мы бы хоть и лоб расшибли, но стены мы не проломим. Поэтому очень важно наши труды, наши желания, наши благие намерения — и благословение Божие на их реализацию. Опять же, если нам это будет полезно.

А то можно быть как безумный богач евангельский, который собрал большой урожай. Вместо того, чтобы этим богатством делиться с людьми, употребить его во славу Божию, он захотел разрушить свои прежние хранилища, все туда собрать, и потом уже долгие годы ничего не делать, веселиться, господствовать, жить в свое удовольствие.

К. Мацан

— Вот смотрите, вы уже отчасти на эту тему начали говорить, но мне хотелось бы на ней остановиться чуть более подробно. У нас прозвучало слово «жертва». Вот мы жертвуем Богу часть урожая, жертвуем Богу часть своего времени — вы об этом сказали. Вообще, слово «жертва», мне кажется, для современного такого уха, для уха современного человека звучит как-то очень настораживающе. Зачем Богу жертвы, зачем Богу от нас что-то нужно? Неужели Бог не есть абсолютная такая любовь, которая только любит и ничего от нас не ждет? Это же, в принципе, где-то в глубинном смысле так и есть — мы не можем ничего Богу принести, в чем бы у Него была нехватка, так верующий человек рассуждает. Он абсолютно самодостаточен, Он действительно абсолютная любовь, которая от нас в этом смысле ничего не требует, Ему ничего от нас не нужно. Но тогда в чем смысл вот этой жертвы, которую мы все-таки Богу приносим, для человека, как вы это чувствуете?

Иеромонах Сергий (Филиппов)

— Конечно, вы абсолютно правы, что для Бога как абсолютной самодостаточной Личности наши жертвы не нужны, а жертва является символом, с одной стороны, нашей готовности двигаться навстречу Богу и искать Бога в своей жизни, с другой стороны, готовности, наверное, вот именно пожертвовать... То есть жертвование именно как самоотречение. Когда мы себя не  только в земном плане воспринимаем, не только в материальном, но и в духовном. То есть мы понимаем, что мы можем чем-то пожертвовать ради чего-то. Ну, конечно же, мы жертвуем ради себя, ради того, чтобы, как я сказал уже, себя вырвать из этой вот суеты мирской жизни, материальной жизни. И я, может быть, не очень тоже соглашусь, что слово «жертва» нам непонятно, потому что сейчас очень активно развиваются в нашей стране и добровольческие движения — не только людей верующих, но и неверующих. И, тем самым, люди — они жертвуют своим комфортом, своим привычным образом жизни, своими материальными какими-то благами ради кого-то. Ну, понятно — ради тех близких, которые их окружают, знакомых и незнакомых. Тех людей, которые нуждаются.

А вот, конечно же, Бог не нуждается в наших жертвах. Но совершая вот эти... как бы часть себя отдавая, мы приносим только... ну, делаем благо только себе, только для себя. Такое дело является благотворительным. Потому что за материальное мы получаем намного большее, ну, можно сказать, наверное, такое удовлетворение, с одной стороны. А с другой стороны, то, что мы заботимся... Ну, как люди верующие мы понимаем, что мы бессмертны, и нашим земным существованием ничего не заканчивается, и поэтому мы должны потрудиться еще и над своим духовным совершенствованием для того, чтобы обрести потерянную дорогу к Богу. А Бог является источником и счастья, и всего остального хорошего, чего мы так желаем для нашей жизни, для самих себя и для наших родных и близких.

К. Мацан

— Иеромонах Сергий Филиппов, настоятель подворья Новоспасского монастыря в селе Сумароково (это Рузский городской округ в Московской области), сегодня с нами и с вами на связи в программе «Светлый вечер», и мы говорим, в том числе, об областном фестивале фермерских деликатесов «Волоколамский медовый день», который стартует в Волоколамске завтра, в пятницу, 14 августа, и продлится до 16 августа. Из названия «Волоколамский медовый день» следует, что он приурочен ко времени православного праздника Всемилостивого Спаса — этот праздник в народе именуется Медовым Спасом. Я напомню, в этот день на Руси, по традиции, проносили в храм мед для освящения, потому что к этому времени, к этому дню заканчивался сбор меда. И вот собранный мед приносили в храм, чтобы часть его с благодарностью посвятить Богу и Бога поблагодарить за богатый урожай.

Отец Сергий, неслучайно вы в начале программы сказали, что вы себя пасечником не называете уже, но имеете богатый опыт работы на пасеке, пасека — это основное послушание, как я понимаю, на вашем подворье. И мне бы хотелось вот об этом вас спросить — как для вас сочетается служение священнослужителя и вот занятия медом? Это как-то биографически связано? Вы занимались этим до рукоположения, или это стало вашим делом уже в монашестве? Вот расскажите об этом.

Иеромонах Сергий (Филиппов)

— Вы знаете о том, что для монаха есть два крыла, которые помогают, собственно, в духовной жизни... Ну, вообще, наверное, это и для мирян тоже. Это труд и молитва. То есть мы должны не забывать и о материальном, и о духовном. И молитва есть богослужебная, есть храмовая, и есть келейная, как правило. А труд — это все остальное время, которое, собственно, между молитвой и чтением духовной литературы, размышлением. Он присутствует в жизни монаха, должен присутствовать.

Конечно, послушания есть разные. У меня, как у настоятеля подворья, как священника, есть и пастырские обязанности, помимо богослужебных, духовная работа с прихожанами, просветительская работа. Но вот есть и заботы о материальном состоянии подворья, установлении храмов (у нас их несколько), по поддержанию территории, о том, чтобы было, на какие средства заплатить за электричество и другие коммунальные расходы. И вот наше подворье — оно находится на самообеспечении. Поэтому когда меня сюда назначили, уже почти семь лет назад, я и начал думать о том, а как, собственно, нам здесь материально существовать, чем заниматься, чтобы не зависеть, опять же, от пожертвований, которые... Мы находимся, собственно, в сельской местности, не на проезжей дороге, у нас они не регулярные, не постоянные, людей не много приезжает, и проживает не много, и прихожан не много. И что мы можем сами делать для того, чтобы как-то себя обеспечивать и поддерживать, и, в том числе, вносить вклад в восстановление разрушенного храма?

И вот так родилась идея, собственно, развивать пасеку. Но я еще до поступления в семинарию думал о поступлении в Тимирязевскую Академию, даже готовился к поступлению, но потом вот решил пойти в семинарию. То есть я думал — сначала, может быть, поступить в Тимирязевскую Академию, потому что мне как-то близка была земля, сельскохозяйственная деятельность, а потом уже по другому пути идти — получив образование светское, потом себя уже и Богу посвятить, Церкви. Но Господь сделал так, что я поступил в семинарию, и вот мои мечты, наверное, о сельскохозяйственной жизни и деятельности — они были отложены более чем на десять лет, до того, как я был назначен сюда настоятелем.

Когда я пришел, здесь при храме было несколько семей, пчелосемей, но они были в таком не очень хорошем состоянии, и мы начали потихоньку развивать. Приходилось и самому активно в этом участвовать, и заниматься работой с пчелами. Конечно, пытался найти профессионального пчеловода, и потом вот так вот получилось спустя несколько лет, что Господь послал людей, которые профессионалы, действительно профессионалы с образованием, с большим опытом работы. И теперь у меня два таких помощника — Андрей и Александр, которые за сезон занимаются пасекой. Мы ее развили, она у нас большая, пасека. У нас больше 100 семей, сейчас порядка 120. И мы занимаемся, в том числе, и селекцией. Одни породы — обновляем кровь, заказываем маток из Германии для обновления чистокровных. У нас карника порода, очень миролюбивая. Поэтому тех, кто приезжает на пасеку... всех, кто приезжает на подворье, простите, я всегда зову на пасеку, чтобы они могли увидеть, как работают пчелы. Вообще, это очень интересно. И в нашем случае — безопасно. То, что я сказал — пчелы у нас миролюбивые и не... Ну если, конечно, их не разозлить, жалить не будут.

К. Мацан

— Есть такое выражение — «трудиться как пчелка». Оно вообще такое, ну, абстрактное, какое-то из книжек детских пришло, по моим таким интуитивным ощущениям. Может быть, не из детских книжек, но что-то такое в нем есть сказочно-прекрасное. А вы наблюдаете реально за пчелами, которые трудятся. А можно ли человеку у пчелы учиться труду?

Иеромонах Сергий (Филиппов)

— Да. Вот пчела — это библейское насекомое, и по-древнееврейски пчела звучит как «девора». Может быть, вам это имя знакомо, это название, потому что оно связано не только с насекомым, но и женское имя в Библии тоже есть такое — Девора, и оно дважды упоминается. Один раз так именуется кормилица Ревекки в «Книге Бытия», а второй раз, собственно, Девора, более известная личность Ветхого Завета, это одна из судей еврейского народа. Еще до появления царей богоизбранным народом управляли судьи. Как правило, это были сильные и мужественные люди, мужчины. И вот однажды ,собственно, судьей была избрана Богом бесстрашная женщина по имени Девора.

Вы сказали о том, что есть вот выражение «трудиться как пчела». Это тоже библейское выражение, но уже немножко перефразированное. Но образ труженицы-пчелы — вот он присутствует в Библии, и четыре раза упоминаются в Библии пчелы, и, наверное, более 50 раз (если я не ошибаюсь, 54 раза) — мед, то есть тот основной продукт, который связан с их деятельностью.

Ну, пчелы — они не только, собственно, в положительном ключе упоминаются в Библии, а вот у пророка Давида в псалмах говорится о том, что, собственно, враги его окружили, как пчелы. Ну, не о самих пчелах — в негативе, а о том, что, собственно, пчелы настолько многочисленны и бесстрашны, что псалмопевец Давид с ними сравнивает тех врагов, которых, мы знаем, что у него было очень много.

Вы знаете, долгое время в библействе считалось, что пчеловодством евреи дохристианской эпохи, до Пришествия Христа, не занимались. То есть были сборы только дикого меда, потому что считали, что... не находили никаких археологических подтверждений. Но вот совсем недавно в долине реки Иордан, в пустыне, в одном из древних поселений, которому более 3 тысяч лет, была обнаружена пасека — самая настоящая пасека, сохранившаяся. Несколько десятков ульев глиняных — это глиняные такие сосуды с отверстием внизу, с крышкой наверху. Внизу было отверстие для того, чтобы пчелы туда залетали, и сверху — чтобы мед оттуда доставать. И были найдены в этом городе, и сохранились они потому, что в городе был пожар, и сосуды обожглись естественным образом. А так вот, для пасек глину никогда не обжигали, и она была... сосуды были из необожженной глины, поэтому она очень быстро рассыпалась, до наших дней не дошла. А вот в этом городе, как я сказал, был пожар, и они сохранились.

И также еще евреи делали в ветхозаветную эпоху ульи из виноградной лозы. Плели такие корзины, и в них тоже пчелиные семьи селились.

К. Мацан

— Я в одной статье в Интернете прочитал, как пасечник рассказывает о своих пчелах и говорит: «Наша пчела добрая, не нужно ее бояться. А если даже кусает, то надо радоваться и Бога благодарить, потому что пчела кусает в больное место на теле человека и тем самым помогает». Вас часто кусали пчелы? Пчелы добрые? Бывают пчелы добрые?

Иеромонах Сергий (Филиппов)

— Да. Ну смотрите, пчелы — у них есть разные породы. Есть у нас, в нашей Средней полосе распространена среднерусская порода пчелы. Они очень такие... не очень миролюбивые, они, можно сказать, злые. Мы начинали с них на нашей пасеке. И я помню, когда, например, рой слетал, его необходимо было собирать, и работа с ульями — это превращалось в такую битву. Потому что можно было получить огромное количество укусов от пчел. Ну, они жалят. Вы знаете, после того, как пчела один раз ужалила, она умирает, потому что у нее жало отпадает, она без него... моментальная, практически, смерть для нее, в отличие от ос, которые могут многократно наносить раны. И вот потом мы решили отказаться от среднерусской породы, перешли на карпатку, карпатскую породу, пытались итальянскую породу пчелы у себя культивировать, но она не очень прижилась. И потом, в итоге, мы от карпатской породы ушли к породе карника. Мы заказали и каждый год, практически, заказываем маток из Германии, и эта порода очень миролюбивая и трудолюбивая. И выносливая для наших условий.

У нас ульи круглый год стоят на улице. Мы никакие хранилища пчел не убираем на зиму. Пчела мороза не боится. Единственное, что она может побольше меда съесть. Ну, а так — главное, чтобы у нее была хорошая вентиляция в семье, чтобы не было повышенной влажности, иначе они могут погибнуть. А заморозков они не боятся.

Конечно же, укусы, когда пчелы ужалят, это полезно для тех, у кого нет аллергии. Есть, собственно, даже целое направление в медицине, которая основана на таком вот лечении — ну, нетрадиционной, неакадемической медицине, которая основана на лечении пчелами и пчелопродуктами, называемая апитерапия (от слов «терапия пчелами»). Поэтому если вас пчела ужалила, вы не пугайтесь, и вам это может пойти на пользу. А так вот начинается с одного укуса в больное место и, там, доводится до 20 — курс, например, каждый день по одному увеличивается, потом на уменьшение. Ну вот яд пчел — он полезен.

Ну вообще, у пчел все полезно. И сами пчелы даже после того, как они потрудились и умерли, они тоже остаются полезными. Пчелиный подмор — эти пчелки мертвые — они тоже, их и порошок используется, и высушиваются — порошок используется, или настойка делается, и внутрь, и вовне она может употребляться на больные места. Я сам знаю, у меня и родители пользуются всякими пчелопродуктами, и многие прихожане, и все очень довольны.

Прополисный положок. Прополис — это пчелы собираюсь с растений смолу, которую используют у себя для улья, потом ее люди собирают, или ткань, которая сверху лежит, закрывает улей перед крышкой — вот она этим прополисом пропитывается и тоже очень полезна при всяких заболеваниях.

Ну, о пчелах можно вообще рассказывать очень долго. И пчеловодство, мне кажется, вот такое, может быть, мне кажется, не профессиональное, а любительское, оно сейчас вот развивается у нас в России. И даже вот в этом году у нас несколько прихожан нашего подворья взяли у нас — мы подарили семьи пчелиные для того, чтобы они на своих приусадебных хозяйствах занимались пчеловодством, ну, и для себя мед и какие-то продукты пчелиные производили.

К. Мацан

— Я напомню, у нас сегодня в гостях иеромонах Сергий Филиппов, настоятель подворья Новоспасского монастыря в селе Сумароково, это Рузский городской округ в Московской области. У микрофона Константин Мацан. Мы прервемся и вернемся к вам буквально через минуту, не переключайтесь.

«Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. Еще раз здравствуйте, дорогие друзья. У микрофона Константин Мацан. С нами сегодня на связи гость нашей программы иеромонах Сергий Филиппов — настоятель подворья Новоспасского монастыря в селе Сумароково, это Рузский городской округ в Московской области. И поводом к нашему сегодняшнему разговору стал мед и пасека на подворье, где несет свое служение отец Сергий. А вторым поводом стало то, что завтра, в пятницу, 14 августа в Волоколамске начинается областной фестиваль фермерских деликатесов «Волоколамский медовый день». Он неслучайно медовый и неслучайно начинается именно 14 августа, в первый день Успенского поста Православной церкви, потому что в народе этот день, 14 августа, называется Медовым Спасом. В этот день, напомню, были и есть до сих пор традиция в храм приносить первый урожай меда, первый сбор меда и Бога благодарить за то, что дал урожай, и какую-то часть урожая Богу посвящать. И освящать, само собой, мед, чтоб потом его вкушать.

Три дня, напомню еще раз, продлится фестиваль — с пятницы по воскресенье, в Волоколамске, по адресу: улица Панфилова, дом 26 — это место проведение фестиваля «Волоколамский медовый день». Мы продолжаем наш разговор и о меде, и о духовной жизни, которая, в словах нашего сегодняшнего гостя, переплетается с работой о пасеке. Я бы вот о чем вас хотел в этой связи еще спросить. Мы часто в программах наших размышляем о такой категории, как красота Божьего мира. И мне кажется, что тот человек, который занимается сельским хозяйством, в частности, например, работает на пасеке, как-то совершенно по-иному воспринимает вообще красоту Природы, дары Природы. Знаете, я однажды беседовал с человеком, который тоже занимается обширным таким сельскохозяйственным производством, и он сказал мне, что чтобы этим делом заниматься, надо быть немножко романтиком. В том смысле, что если у человека, допустим, металлургический завод, что он наблюдает? Он наблюдает котлы, которые на больших мощностях льют сталь, у него вокруг вот его ресурсы — это металлы, железо, какие-то большие механизмы. А когда человек занимается сельским хозяйством, его ресурсы — это солнце, это воздух, это погода, это дождь, который проливается с неба, это пчелы, в вашем случае — казалось бы, в чем-то тоже разумные создания. «В чем-то» — потому что, конечно, по сравнению с человеком. Наверное, не до конца разумные, но живые — живые, со своим характером, со своим общением. Вот как вы это чувствуете? Насколько для вас как-то по-иному эти слова заиграли — о красоте Божьего мира, о Природе как отблеске Творца, так гармонично ее создавшего, — когда вы стали заниматься пасекой?

Иеромонах Сергий (Филиппов)

— Я думаю, что через Природу человек находит единение с Богом. Ведь неслучайно в Раю наши родители, Адам и Ева — их послушанием было возделывать Рай. Именно такие вот труды на земле. И через них, собственно, вся земля должна была стать Раем. Но пошло все не по тому пути, и, собственно, из-за наших прародителей и земля извратилась, и взаимоотношения между человеком и природой, вот эта гармония, были нарушены, и с Богом человек связь утратил. И вот, собственно, наверное, через красоту Божьего творения, мира человек может, в том числе, и познавать Творца.

Вообще, работа на пасеке — она удивительна, и работа с пчелами. Потому что... Хотя она очень тяжелая, это очень тяжелое послушание. И физически тяжелое, потому что ульи — они, собственно, не легкие, и особенно, когда пчелы туда мед натаскают. Туда-сюда эти ульи поноси, потягай — спина должна быть крепкая, мышцы развиты. Но работа тяжелая, но благодарная. Потому что вот это устройство самой жизни пчелиной семьи — оно многому может научить. И та, наверное, даже не столько инстинктивность, сколько разумность, с которой пчелы выстраивают свои взаимоотношения. А там все очень четко — даже целая иерархия присутствует. Это говорит о том, что есть Творец, Творец всего этого — и, собственно, пчел, и всей Вселенной, и самого человека. И поэтому такие вот размышления, я думаю, что у многих пчеловодов — и восхищение, и радость, и благодарность. И, конечно же, хотел сказать о том, что многое... Хоть человек и трудится, и активно трудится, пасечник работает, пытается помочь пчелам в их... Ведь задача пасечника — это максимально облегчить труд пчел, чтобы они больше принесли, собрали нектара, больше принесли урожай меда, других продуктов пчеловодства. Но вот эти труды, если Господь не благословит, если Господь, опять же, не даст условия погодные, то можно трудиться напрасно. Поэтому год на год тоже не приходится. То есть мы трудимся, но бывает так, что, значит, неполезно для нас, чтоб был хороший урожай меда, для того, чтобы, может быть, мы поняли, что не все от нас зависит. И Господь проявляет Свою заботу... Как сам Христос в Евангелии говорит, что если Бог траву полевую так одевает, то неужели меньше заботы Он проявляет о человеке! Поэтому, конечно же, такие размышления — они на пасеке как-то вот... наверное, человек больше имеет возможности подумать над этим, видит всю эту разумность Творения Божьего, всю красоту его.

Но я еще раз хочу сказать, что, конечно, труд очень тяжелый на пасеке и непростой.

К. Мацан

— А вот еще один аспект той же темы — это чувство зависимости, зависимости от Бога. От Бога — в том смысле, что когда занимаешься сельским хозяйством, зависишь от явлений, на которые не можешь повлиять. Не можешь повлиять на дождь, не можешь повлиять на количество солнечного света, и все время в этом смысле чувствуешь какую-то свою, ну, ту самую зависимость от того, как Господь это управит. Вот насколько, если угодно, тяжело с этим смиряться, как вам кажется?

Иеромонах Сергий (Филиппов)

— Ну, я думаю, что, конечно, непросто. Потому что мы же все — люди с гордостью, в которой пытаемся в той или иной степени, более успешно или менее успешно вести борьбу. И поэтому когда от нас, конечно, что-то не зависит, это нас вот так вот выбивает из колеи. Ну, это правильное состояние, потому что напоминает нам о том, что не все в наших руках. И как раз вот земледелие является таким родом деятельности, который показывает все наше несовершенство.

Ну хотя катаклизмы, которые могут тоже случаться, и непредвиденные ситуации, они, в том числе, затрагивают и людей, живущих и в городе, не только на природе, и, опять же, показывают все несовершенство человека, его усилий, если он надеется только на себя.

Но даже если... То есть мы — люди верующие, и даже если мы понимаем, что на все воля Божья, конечно, смириться и принять порой это бывает очень тяжело. И учиться доверять Богу... Ведь вера — это не только, что мы знаем, что Бог есть и Бог является Творцом, а вера — это доверие Богу себя, всецелое доверие, чтобы сказать: «Да, я, может быть, не понимаю и пока не могу принять вот то решение, которое давнее имеешь и то благословение, которое Ты мне даешь в жизни, но я Тебе доверяю и, собственно, смиряю свою гордость, склоняю свою голову по Твоему благословению».

К. Мацан

— А что самое тяжелое в работе с пчелами, помимо тяжести самих ульев? О каких сторонах работы с пчелами мы, люди, которые этого опыта не имеют, вообще не подозреваем?

Иеромонах Сергий (Филиппов)

— Занятие пчеловодством — это не только сезонная работа. То есть не только когда пчела вылетела собирать нектар, а это круглогодичная работа, потому что пчеловод — он в комплексе занимается пасекой. Зимой готовит улья, рамки собирает, натягивает проволоку, вощину наващивает, занимается такими техническими работами, и, собственно, как только начинается потепление, когда пчела улетает на облет после зимовки... А зимой пчелы... Вообще, пчелы никогда не спят. Зимой они сами себя обогревают — обогревают свою царицу, матку для того, чтобы весной она могла начать работу, и появились новые пчелы. И поэтому как только тепло становится, пчеловод уже работает с ульями. Этот период — он начинается где-то, наверное, в наших условиях Подмосковья, Московской области с марта по октябрь, конец октября. Но есть еще такие профилактические осмотры дополнительные — мы кладем в конце января — начале февраля рамку сверху для того, чтобы пчелы могли... дополнительный мед им для развития весеннего. И вот основной как бы период — это вот я сказал, с марта по октябрь работаем. Это и работа с ульями. Задача такая, чтобы пчелы не ранились, естественным образом не размножались. Потому что если улетит рой из улья, то это потеря рабочей пчелы, и, собственно, большого урожая меда ожидать не приходится. И вот профессиональный пчеловод за сезон, если хоть одна семья у него улетит, слетит, это, считается, уже непрофессиональный. Слава Богу, у нас таких потерь нету. То есть на нашей пасеке трудятся профессионалы. То есть это регулярный осмотр всей пасеки каждые семь-десять дней, чтобы пчелы никуда не улетали.

Вообще, еще хотел бы, может быть, несколько фактов про пчел сказать, что пчелы — употребили уже выражение, что они такие трудолюбивые, и святые отцы тоже это замечали, и, например, святитель Василий Великий в своем знаменитом произведении «К юношам», то есть молодым людям, которые проходят образование и только начинают свой жизненный путь, приводит образ пчелы как образ трудолюбия и мудрой избирательности. То есть не все полезно для человека, и он говорит, что пчелы — вот они тоже не на все цветы садятся, а с некоторых собирают нектар, с некоторых не собирают, и, собственно, только на цветы садятся, а не на все подряд растения. «В отличие от мух, — как продолжают другие святые отцы, — которые летят на самое неприглядное, там роются и копошатся». Поэтому святые — вот они говорят, что «давайте будем уподобляться пчелам в этом трудолюбии, в избирательности, в стремлении к прекрасному, а не, как мухи, жить, копаясь вот в этих нечистотах».

Ну, еще если о пчелах говорить, несколько фактов таких удивительных, что... Вот, например, пчела, рабочая пчела, живет от месяца до полутора месяцев в сезон. Вот такая непродолжительная у нее жизнь. А те пчелы, которые уходят в зиму, зимуют, зимой они не размножаются, новые пчелы не появляются, у них, получается, продолжительность жизни порядка полугода.

К. Мацан

— Иеромонах Сергий Филиппов, настоятель подворья Новоспасского монастыря в селе Сумароково (Рузский городской округ, Московская область), сегодня с нами и с вами на связи в программе «Светлый вечер». Мы говорим, в том числе, об областном фестивале фермерских деликатесов «Волоколамский медовый день». Почему медовый — видимо, потому что приходится на 14 августа начало фестиваля, а 14 августа в церковном календаре — это праздник Всемилостивого Спаса, который в народе именуют Медовым Спасом. И на этом областном фестивале фермерских деликатесов будет представлено, в первую очередь, конечно, множество разной продукции из меда — сам мед, пряники, медные квасы и все то разнообразие яств, которое так или иначе связано с медом. Ну и, конечно, вместе с этим, наверняка, и молочная продукция, и мясная, и разные другие фермерские деликатесы. А таким вот хэдлайнером и «специальным гостем» фестиваля будет мед.

Вот сейчас вы, отец Сергий, говорили в своем размышлении о сравнении пчелы и мухи. Вы так вскользь сравнили, и, знаете, я вспомнил тут тоже, по-моему, часто такое в христианской литературе встречающееся сопоставление — я почему-то помню его по текстам преподобного Паисия Святогорца, — что все люди делятся на пчел и на мух. Вот пчелы — это те, кто везде видит что-то хорошее, какую-то сладость. Они собирают все лучшее с цветов и делают из этого мед. А мухи — это те, кто видит, соответственно, нечто другое везде, и даже, может быть, в кондитерской лавке, где вокруг одна сплошная сладость, будет искать не сладость, а нечто прямо противоположное ей, куда садится муха. И вот что человек для себя как некий ориентир выбирает, что он видит в жизни, вот хорошее или плохое, сладкое или наоборот, чего он ищет, куда направлена его воля, вот по этому критерию преподобный Паисий разделяет людей на мух и пчел. Что вы об этом думаете?

Иеромонах Сергий (Филиппов)

— Нет, ну это, конечно, интересный образ, который не только у преподобного Паисия, и до него употреблялся. И, конечно же, ну, есть разные образы людей — и благочестивых, и неблагочестивых, тех, кто старается делать добро, и тех, кто его не делает, тех, кто в мыслях своих ведет борьбу со своими плохими мыслями, а хорошие культивирует в себе, и, как говорит апостол, «для чистого все чисто». Для человека, который стремится к чистоте, святости, он будет стараться эту чистоту и святость видеть в других. Для тех, кто, собственно, сам находится в раздражении, в негативе, в том, что все вокруг плохо, в таких мыслях, то он и будет находить это. Как, собственно, вот пчела — она прекрасная, ищет и собирает нектар для того, чтобы сделать вкусный, полезный продукт, который мы с вами употребляем, а муха — вот она, да, летит, не замечая вокруг себя ничего прекрасного, и находит всю гадость, и этой гадости радуется и, собственно, в ней роется.

Образ очень интересный. Давайте будем все-таки тогда стараться уподобляться пчелам и не быть похожими на мух.

Но вообще, еще, кстати, у святых отцов пчелы и пчелиные семьи — как образ Церкви Христовой. Впервые об этом Ориген говорит, и потом за ним уже и у Василия Великого — что как вот Церковь — есть глава, есть Царь Церкви — Христос, так и есть те, кто в этой Церкви члены, трудятся, каждая клеточка этого организма, так и в пчелиных семьях, в ульях, собственно, каждый занят своим делом, но все находятся под водительством пчелиной матки. Такой тоже интересный образ.

А вот тоже вспоминаю, что у святителя Григория Назианзина тоже говорится, что Христос — это вот пасечник, пчелы являют собой образ трудолюбия и мудрости. То есть Христос нами управляет, как пчелами — кого на сбор нектара, кого на охрану нравственности и порядка в мире, и так далее.

К. Мацан

— Отец Сергий, такой вопрос от практики. Вот люди, которым мы сегодня рассказываем о Волоколамском медовом дне, приедут на этот праздник и увидят перед собой большое разнообразие меда. И, в принципе, мы часто видим какие-то разные сорта меда на прилавках, в магазинах и так далее. А как выбирать? На что обращать внимание, чтоб по-настоящему выбрать хороший мед?

Иеромонах Сергий (Филиппов)

— Да, очень хороший вопрос, потому что по себе знаю, что те, кто приезжает к нам на подворье, покупают мед, или где он наш представлен, задают очень много вопросов с такими ложными представлениями о меде, о том, собственно, как выбирать. Люди не понимают и не представляют, в своем большинстве. Многие считают, что если мед засахаривается, это неправильно. Если мед, например, одной консистенции, более густой или более жидкий, это тоже неправильно. Если цвет у меда такой-то, а не такой — опять, это не настоящий мед.

На самом деле, сортов, видов меда — огромное, огромное количество. Все зависит от того, в каком регионе он собран, какой породой пчелы он собран, в какой период он собран пчелами. Даже на одной пасеке — вот у нас больше 100 пчелосемей, и даже в одном улье будет один мед — по виду, по цвету, по консистенции, а в соседней семье — совершенно другой. Потому что есть такие пчелы-разведчицы, которые вылетают на разведку и потом уже остальным пчелам в их конкретном улье сообщают, куда лететь и собирать нектар. И кто-то... А цветет огромное количество цветов, растений, выделяющих нектар. И пчелы летят и собирают. И в какой пропорции, с каких цветков они соберут нектар, никто не знает. И поэтому мед — он всегда разнообразный, мед — он всегда разной консистенции. Мой совет: вы пришли, и... Я не знаю, как сейчас будет возможность выбирать, потому что дегустации в связи с ситуацией с коронавирусом, наверное... не знаю,  будут — не  будут... Но обычно мед выбирают, конечно, по вкусу — если вам нравится или не нравится. Потому что визуально, по цвету мед абсолютно разный, по тягучести абсолютно разный. Если он кристаллизуется, не кристаллизуется — тоже зависит от растений, из которых мед собирался. Есть мед, который начинает кристаллизоваться сразу, буквально через несколько дней после того, как его откачали. А есть сорта меда — например, акациевый, — если он собирался, где только одна акация цветет, и его качали тогда, когда акация цвела, он может и не кристаллизоваться на протяжении года и даже больше. Поэтому очень много, я говорю, ложных представлений о меде. И не думайте, что если вот он тянется, не прерывается, или, там, каким-то там, знаете... Бывает, там, что-то капнут на него, какие-то реагенты... Определить может только профессиональная лаборатория, и то не всегда.

Вот мне рассказывали пчеловоды, которые очень давно в пчеловодстве сами работают... Еще даже в советское время были же и планы по заготовке меда, и многие из них, собственно... Там, например, надо сдать тонну — они 500 килограммов себе, разбавят, там, в два раза сахаром, и ни одна лаборатория не определит, что это натуральный или ненатуральный. Такие вот недобросовестные производители. Поэтому по вкусу выбирайте, который вам нравится. А засахаривается, не засахаривается — это любой мед будет засахариваться, или сорта есть, которые не будут засахариваться.

На нашей пасеке мы собираем разнотравье. То есть мед мы качаем несколько раз, и он каждый раз разный. Но со многих растений, очень такой сбалансированный, вкусный. Поэтому... Не знаю... Будет возможность — дегустируйте. Не будет — купите маленькую баночку, возьмите, придите домой и там, собственно, попробуйте. Если вам понравится, то и приобретайте, и кушайте на здоровье. Ну, не только мед, но и другие пчелопродукты. Это и перга, и пыльца, и забрус, и маточное молочко кто производит, ну, и многие другие. Так что приятного аппетита, и будьте здоровы!

К. Мацан

— Спасибо огромное за этот разговор! Я напомню, сегодня у нас в гостях на связи в программе «Светлый вечер» был иеромонах Сергий Филиппов, настоятель подворья Новоспасского монастыря в себе Сумароково (это Рузский городской округ, Московская область). На этом подворье существует пасека, о которой сегодня подробно нам отец Сергий рассказывал, и продукция этой пасеки — мед, — наверняка, будет представлен на фестивале фермерских деликатесов «Волоколамский медовый день», который стартует завтра в Волоколамске и продлится до 16 августа, то есть до воскресенья. Он, напомню, приурочен ко времени православного празднества — Всемилостивого Спаса, который в народе называют «Медовый Спас», поэтому, конечно, медовая продукция, мед и все, что с ним связано.

Кстати, и воск, воле, станет таким специальным гостем этого фестиваля. А помимо этого, конечно, будт много другой фермерской продукции, и игрушки. Всех приглашаем, пользуясь случаем, на Волоколамский медовый день. Я напомню: в Волоколамске это улица Панфилова, дом 26. Это место проведения фестиваля.

Фестиваль является частью программы торжеств, посвященных 885-летию старейшего города Подмосковья, то есть Волоколамска.

Спасибо огромное за эту беседу, за то, что были с нами в этом часе «Светлого вечера». У микрофона был Константин Мацан. До свидания, до новых встреч на радио «Вера».

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Семейные истории с Туттой Ларсен
Семейные истории с Туттой Ларсен
Мы хорошо знаем этих людей как великих политиков, ученых, музыкантов, художников и писателей. Но редко задумываемся об их личной жизни, хотя их семьи – пример настоящей любви и верности. В своей программе Тутта Ларсен рассказывает истории, которые не интересны «желтой прессе». Но они захватывают и поражают любого неравнодушного человека.
Живут такие люди
Живут такие люди
Программа Дарьи Виноградовой Каждый из нас периодически на собственном или чужом примере сталкивается с добрыми, вдохновляющими историями. Эти истории — наше богатство, они способны согревать в самое холодное время. Они призваны напоминать нам, что в мире есть и добро, и любовь, и вера!
ПроСтранствия
ПроСтранствия
Православные храмы в Гонгконге и Антарктиде. Пасха в Японии и в Лапландии. Это и множество других удивительных мест планеты представлены глазами православного путешественника в совместном проекте Радио ВЕРА и журнала «Православный паломник».
Мудрость Святой Горы
Мудрость Святой Горы
В программе представлены короткие высказывания монахов-подвижников Святой Горы Афон о жизни человека, о познании его собственной души, о его отношениях другими людьми, с природой, с Богом.

Также рекомендуем