“Колокольные звоны”. Светлый вечер с Игорем Коноваловым и Иваном Кутузовым (18.04.2017)

«Колокольные звоны». Иван Кутузов и Игорь Коновалов (18.04.2017) - Часть 1
Поделиться
«Колокольные звоны». Иван Кутузов и Игорь Коновалов (18.04.2017) - Часть 2
Поделиться
Игорь Коновалов

Игорь Коновалов
Фото: foma.ru

У нас в гостях были главный звонарь Московского Кремля и Храма Христа Спасителя Игорь Коновалов и представитель оргкомитета фестиваля “Пасхальный дар” Иван Кутузов.

Разговор шел о колоколах, о традиции колокольных звонов в России, а также о московском фестивале “Пасхальный дар”.


В. Емельянов

 Здравствуйте! Это программа «Светлый вечер» на радио «Вера». В студии Владимир Емельянов. Я хочу представить сразу наших сегодняшних гостей – это Иван Кутузов, представитель оргкомитета фестиваля «Пасхальный дар»… Здравствуйте, Иван!

И. Кутузов

 Здравствуйте!

В. Емельянов

 Мы сегодня будем об этом «Пасхальном даре», об этом фестивале, очень подробно говорить. И Игорь Васильевич Коновалов, старший звонарь Московского Кремля и Храма Христа Спасителя. Здравствуйте, Игорь Васильевич, добрый вечер!

И. Коновалов

 Добрый вечер, да!

В. Емельянов

 Итак, «Пасхальный дар». Фестиваль проходит с 12 по 23 апреля, начался на Страстной Седмице, проходит на Светлой. В Праздником Светлого Христова Воскресения я Вас всех поздравляю и наших слушателей тоже. Многочисленные мероприятия, акции в его рамках проходят на очень многих  площадках Москвы. Ну, Вы, наверное, более подробно расскажете. Я знаю, что фестиваль проходит четвертый год. Всего задействовало больше 20 площадок в нашей столице. Итак, давайте начнем с фестиваля.

И. Кутузов

 Если сказать о площадках, куда можно прийти, всего у нас на центральных городских улицах и площадях 24 площадки, и также 19 площадок у нас в парковых зонах. Так что люди, гуляя, приходя с семьей в парковые зоны ну, и, конечно, на улицы, площади, могут прийти, отметить вместе со всеми Светлый праздник Пасхи, съесть кулич.

В. Емельянов

 Давайте конкретику: что это за улицы, что это за площади, что это за парки? Ну просто, чтобы… А то мы говорим: «На многочисленных улицах, на многочисленных площадках, в парках – что это значит? У нас столько парков, столько улиц!

И. Кутузов

 Давайте, я отдельно назову, не все. Если говорить о центральных улицах и площадях, то это, например, площадь Революции и Манежная площадь, это Пушкинская площадь, Новопушкинский сквер, Тверская площадь, Камергерский переулок, ну, и другие улицы, площади. В принципе, можно всю информацию посмотреть на нашем официальном сайте – на официальном сайте мэрии и Правительства Москвы, поскольку Правительство Москвы праздник организует. Сайт называется http://mos.ru. Там есть вся необходимая информация, и по адресам можно посмотреть, где площадки располагаются, какая программа на той или иной площадке, что можно приобрести, что попробовать, что сделать вместе с семьей, в каком мастер-классе поучаствовать, на какие арт-объекты посмотреть.

В. Емельянов

 Я считаю своим долгом просто спросить про то не очень давнее происшествие и в Санкт-Петербурге у нас, и за рубежом. Как обстоит дело с безопасностью?

И. Кутузов

 Мы, конечно, в контакте со всеми городскими органами безопасности. Это касается Министерства внутренних дел. И в структуре Правительства Москвы есть Департамент региональной безопасности, который вместе действует. Ну, и полностью безопасность обеспечивают. В случае, если они считают это необходимым, передо входом на ту или иную улицу, фестивальную площадку устанавливаются специальные барьеры, которые не позволяют туда проехать автомобилям, грузовым и не только. Мы знаем, что сейчас это одно из средств, которое нередко задействуют, — недавние события в Швеции, например, напоминают об этом. С точки зрения безопасности, стараемся максимально ответственно подходить. Ну, еще раз подчеркну: действуем мы в контакте со всеми профильными органами. У нас проходят координационные совещания, где обсуждаются вопросы безопасности. Детали, конечно, я раскрывать не могу.

В. Емельянов

 Не надо! Работайте!

И. Кутузов

 Да-да-да. Но к этому подходим очень ответственно. Это одна из первых задач, в первую очередь, которая ставится перед нами – как будет обеспечена безопасность жителей и туристов, которые к нам приезжают.

В. Емельянов

 Если можно, расскажите, пожалуйста, об истории фестиваля. Ну, все-таки четыре года. Хоть и молодой фестиваль, но все-таки можно, наверное, уже сказать, что есть какая-то история. Кто был инициатором его проведения? Как он появился? Кто вообще придумал эту всю историю? Потому что пасхальных фестивалей очень много. В принципе, на взгляд обывателя, простого человека, они мало чем отличаются друг от друга. У Вашего есть изюминка какая-то?

И. Кутузов

 Разумеется! Мы всегда говорим о том, что наши фестивали отличаются от многих своих других аналогов в других городах, фестивалей, которые проводятся в других странах. Мы исходим из традиций, которые были на Руси всегда, — это ярмарочные народные гулянья, в том числе пасхальные. Две основы наших фестивалей, и это касается не только пасхального дара, но и, скажем, фестиваля «Путешествие в Рождество» — на данный момент одного из самых знаменитых в мире московских фестивалей. Это касается фестивалей «Московское лето», «Золотая осень». Две основные платформы, на которых мы работаем, это ярмарочная торговля и культурная программа. Так было издревле на Руси – люди приходили, могли попробовать какие-то блюда, что-то поесть, выпить и на что-то посмотреть. Были представления скоморохов, были петрушки, были на то время еще кулачные бои. Но мы, конечно, традициям следуем, но не во всем. Кулачных боев у нас, как правило, нет. Бывают, правда, реконструкции на исторических фестивалях. А так у нас довольно обширная насыщенная программа, которая охватывает практически каждый возраст. И бабушки к нам приходят, например, на мастер-классы по садоводству на Тверском бульваре.

В. Емельянов

 Бульвар – святое дело!

И. Кутузов

 У тебя вокруг деревья, уютная атмосфера, можно высадить в горшок какой-то цветок, сделать необычную цветочную композицию. И детям это интересно. Для детей – различные творческие мастер-классы. Если говорить о Пасхе, то это, прежде всего, роспись яиц, это наши традиционные народные промыслы – росписи в разных техниках (Гжель, например, и так далее).

В. Емельянов

 Я вот по поводу… Людей всегда, конечно, интересует насчет поесть и выпить, это все дело понятное. Но все-таки заострим свое внимание еще раз на том, что фестиваль начался 12 числа, это еще была Страстная неделя. И сейчас Светлая Седмица. То есть я так понимаю, что вот эти все кулинарные мастер-классы – они все-таки по сути отличаются. Но об этом чуть-чуть попозже.

А сейчас я хотел бы обратиться к нашему старшему гостю – Игорю Васильевичу Коновалову. Еще раз напомню, что он старший звонарь Московского Кремля и Храма Христа Спасителя. Я, вообще-то… Такая должность ответственная очень!

И. Коновалов

 Ну да… В какой-то степени, да.

В. Емельянов

 Вы имеете доступ на такие площадки, куда простым смертным и подняться-то – если только во сне!

И. Коновалов

 Ну, когда ты поднимаешься по лестнице на Колокольню Ивана Великого, то там специально стесаны ступенечки, чтобы меховой колпак Ивана Васильевича Грозного, нашего предшественница в деле звонов колокольни, главной колокольни России, чтобы об меховой колпак… так сказать, он проходил там по лестнице, не терся бы. Мы знаем, что туда поднимались и его отец Василий III, многие русские люди. И даже Наполеон с маршалами там был, и Лермонтов там был. И сейчас Музей Московского Кремля устроил такой достаточно интересный маршрут – Вы можете тоже по этим ступеням подняться. Правда, не до самого верха, но между колоколами первого яруса люди проходят, и они могут даже прикоснуться руками к этим памятникам и русского литейного искусства, и нашей музыкальной культуры – церковно-звонарского ремесла. Всего вот этого в совокупности, чем наполнена Кремлевская колокольня и Московский Кремль.

В. Емельянов

 Вы поднимаетесь на довольно приличную высоту – я имею в виду, и Колокольню Ивана Великого, и Храм Христа Спасителя в Москве. Это действительно высоко. У Вас есть какой-то любимый вид оттуда? Ну вот… Или я это все романтизирую так? Просто Вы идете на работу, вот надо звонить, и Вы звоните? Но мне как-то… Потому что это же творчество, и мне кажется, что все влияет – и сегодня моросящая погода, дождь такой, пасмурно, значит, так это все будет. Вот сегодня снег идет – значит, нужно боле мягко, как-то, более протяжно. Лето, хороший день, солнце светит, тепло – ну, как-то и повеселее, вроде.

И. Коновалов

 Вы знаете, насчет любимых видов, поскольку я немножко и связан с архитектурой, и очень люблю русскую архитектуру, и, в какой-то степени, служу русской архитектуре, то любимых видов у меня с Колокольни Ивана Великого два. Первый – это был любимый вид 90-х годов, когда на Соборной площади Московского Кремля сносили ЦИКовскую столовку, построенную в 30-х годах уже теперь прошлого века, которая врезалась в белокаменный узор еще Грановитой палаты и испортила собою весь вид Соборной площади Московского Кремля – главной площади нашего государства. Появилось вновь красное крыльцо белокаменное, которое было возведено еще Марко Руффо при Иване III, по которому поднимались все послы к руке московского владыки, русского царя. А теперь у меня любимый вид – это, наоборот, в сторону Спасской башни, где до последнего времени возвышалось уродливое здание так называемого 14-го корпуса – его то под Пулеметные курсы пристроили, то под Кремлевский театр, то еще подо что-то. И как, знаете ли, молодая, новая поросль, под кустами туи были отмечены алтари и планы уничтоженных соборов двух славных древних монастырей…

В. Емельянов

 Чудов в Московском Кремле и Вознесенский.

И. Коновалов

 Это Чудов и Вознесенский монастырь. Помните «Ночь в келье в Чудовом монастыре» у Пушкина и в замечательной, одной из, наверное, самых сильных русских опер – в «Борисе Годунове»? Этой кельи нет, и Чудова монастыря нет. А я был знаком со стариками, которые были в Чудовом монастыре, и их водили в келью, где мученически скончался патриарх Гермоген от, так сказать, наших партнеров западных, которые добивались от него власти польского королевича. И я надеюсь, что в ближайшем будущем, может быть, в не очень ближайшем, вместо кустов туи, которые обозначают эти фундаменты и планы соборов, может быть, появятся стены, древности Московского Кремля будут восстановлены. Сейчас пока мы можем только осматривать их через стеклянные потолки.

В. Емельянов

 Ну, будем надеяться.

И. Кутузов

 Можно, я немножко продолжу выступление Игоря Васильевича?

В. Емельянов

 Да, конечно.

И. Кутузов

 У нас в рамках фестиваля «Пасхальный дар» организуется очень большой проект — отдельно сразу хочу сказать – как раз музейного объединения Московского Кремля. Отдельное спасибо Храму Христа Спасителя и Данилову монастырю за то, что они с готовностью решили с нами поучаствовать в этом проекте. Речь идет о том, что у нас, во-первых, появились большие информационные стенды, где каждый может посмотреть, как выглядели утраченные монастыри и храмы Москвы, как выглядели утраченные колокольни – там есть информация о них, когда были возведены, какие значимые события в истории нашей страны с ними связаны. И еще один большой проект – тут спасибо Игорю Васильевичу за то, что тоже с готовность откликнулся на нашу просьбу, — это «Значимые колокола Москвы», в том числе колокола Московского Кремля, колокола Храма Христа Спасителя, колокола Данилова монастыря, которые долгое время у нас были за границей, но удалось, слава Богу, их вернуть, и теперь каждый может ими полюбоваться, но может полюбоваться снизу, стоя не рядом с ними на колокольне, а вот так вот, снизу вверх. И у нас появилась идея как раз, что не всегда можно насладиться видами колоколов – сделать масштабные арт-объекты, они где-то высотой у нас в районе трех метров. Каждый может вблизи рассмотреть орнамент и почитать об этом колоколе, непосредственно находясь рядом с ним. Ну, правда, с макетом, а не с настоящим колоколом.

В. Емельянов

 Я хочу напомнить нашим слушателям, что наши сегодняшние гости – это Иван Кутузов, представитель оргкомитета фестиваля «Пасхальный дар», о котором сегодня идет речь, который проходит с 12 апреля и закончится 23 апреля, и Игорь Васильевич Коновалов, старший звонарь Московского Кремля и Храма Христа Спасителя. Вернемся на секунду к фестивалю. Ну, мы будем в течение программы говорить и о колоколах, и о фестивале. Коль Вы вдвоем пришли, то, наверное, так будет разумнее всего поступить. Какие организации, какие творческие коллективы примут участие в этом фестивале, и кто из известных людей станет его участником? Раскройте нам, пожалуйста, такие тайны.

И. Кутузов

 Прежде всего, об организациях, организациях духовных. У нас в программе участвуют 25 храмов, монастырей и благотворительных организаций. Ну, из ключевых участников я уже назвал – это Музей Московского Кремля, это Храм Христа Спасителя, Данилов монастырь. Будут представлены другие храмы и монастыри со всей России. Они привезут и иконы, и свою монастырскую выпечку, и свечи можно будет купить, и книги духовные – много всего. Из благотворительных организаций все крупнейшие у нас представлены, включая фонд «Линия жизни». У нас довольно много благотворительных проектов, они объединены общей идеей «Город добра». Ну, во-первых, покупая кулич на нашем фестивале, Вы помогаете тяжелобольным детям, все средства будут собраны и переданы на их лечение. Другие наши акции – это, например, инклюзивные мероприятия. У нас будут выступать «Театр простодушных» (это артисты, часть из которых имеет особенности по здоровью). Вот они будут выступать на наших центральных площадках. Ребята очень талантливые, на них можно прийти, посмотреть.

В. Емельянов

 Очень известный коллектив уже, кстати, да, «Театр простодушных».

И. Кутузов

 Да-да, многие его знают. В последние выходные фестиваля, 22-23 апреля, у нас будет специальная инклюзивная спортивная площадка, где, независимо от того, имеешь ты какие-то особенности по здоровью или не имеешь, можно будет прийти и вместе ребятам повеселиться, позаниматься спортом и прекрасно провести время. Это, если не ошибаюсь, в Новопушкинском сквере у нас такая акция пройдет. Или на Пушкинской площади. Боюсь обмануть, забыл, где именно.

Ну, и много-много у нас самых разных других акций. Ну, еще Вы говорили, правильно отметили, что фестиваль у нас начался до Пасхи, а продлится он уже, окончится вместе со Светлой Седмицей. И у нас программа естественным образом тоже разделена: у нас до праздника Пасхи вся культурная программа строилась на образовательной части – можно было принять участие в познавательных мастер-классах, а никаких шумных концертов, гуляний не было.

В. Емельянов

 Ну, уже понятно, да.

И. Кутузов

 Касается, да… Меню в наших ресторанах было преимущественно постным, а уже…

В. Емельянов

 В смысле – в Ваших ресторанах?

И. Кутузов

 В тех ресторанах, которые раскладываются на площадке. Это небольшие шале, в которых…

В. Емельянов

 А! Вот расскажите, кстати, об этом, пожалуйста.

И. Кутузов

 Давайте я, наверное, начну с куличей. У нас представлено порядка 50 видов. Всего заготовлено нашими московскими предприятиями 55 тысяч куличей, но они сразу предупредили: если вдруг не будет хватать, срочно…

В. Емельянов

 Допекут.

И. Кутузов

 Да, допекут, довезут еще, так что с этим проблем не будет. Самые разные виды – еще раз повторюсь, их аж 50. Ну, и можно попробовать другие блюда, может быть, более интересные молодому поколению – много видов постной пиццы можно испробовать. Ну, не только постной, конечно, сейчас уже. Потом, есть необычное такое блюдо, впервые у нас участвует эта московская компания, она представляет дранбургеры. Ну, Вы знаете, сейчас гамбургеры и так далее…

В. Емельянов

 Дранбургеры – это что-то белорусское, мне кажется?

И. Кутузов

 С драниками! Вместо булочки у этого бургера драники. Или деруны, как их называют в Белоруссии, картофельные котлеты.

В. Емельянов

 Нет, драники и деруны – это разные темы. Я вот просто, поскольку едок, так сказать, я знаю, о чем идет речь. Это совершенно разные вещи.

И. Кутузов

 Вы серьезно?

В. Емельянов

 Абсолютно. Это очень похожие названия, но суть совершенно разная. Но думаю, что да. И, я думаю… Ну, если это все белорусское, то это безумно вкусно. Это сытно всегда, это вредно очень, но оторваться от этого невозможно, я честно скажу. Я, кстати, очень люблю Белоруссию, очень люблю бывать в тех краях, и белорусы очень гостеприимны. Очень гостеприимные радушные люди. И когда начинается вот это все – «а мы, а мы отдельно, а вот у нас вот отдельная страна, мы вот это», — да, наверное, страны отдельные, государства отдельные – люди очень похожи. Мы все, в общем, по большому счету, одной крови, чего и говорить.

В продолжение фестиваля… Вот с кулинарией разобрались. Всем, я надеюсь, хватит куличей. И, наверное, яйца крашеные еще остались, я уверен. А вот что касается концертов, театрализованных представлений и, возможно, мастер-классов – вот об этом тоже интересно поговорить, потому что многие наши слушатели и вообще – и гости столицы, и приезжие, и даже сами москвичи, и, возможно, и наши не-слушатели – придут с детьми, я хотел сказать. Вот чем можно удивить наших маленьких посетителей?

И. Кутузов

 Именно малышей?

В. Емельянов

 Да.

И. Кутузов

 Малышам часто приходится по вкусу…

В. Емельянов

 Нас слушают от какого-то сознательного возраста – там, скажем… Давайте возьмем от пяти лет, от трех лет до шестнадцати лет.

И. Кутузов

 Мы всегда где-то так и ориентируемся – от трех-четырех лет… Я уже назвал мастер-классы по садоводству. Дети с удовольствием возятся в земле, высаживают цветы для мам, для пап, для бабушек, для всех. Много творческих мастер-классов. Еще раз повторю, что на этом пасхальном фестивале они, преимущественно, связаны с народными ремеслами. Это самые разные формы нашей традиционной росписи. Из разных регионов приезжают мастера – специально, чтобы поучить ребят. И все мастер-классы, подчеркну, бесплатные. Участие во всей нашей культурной программе и посмотреть какое-то театральное представление, послушать концерт хора, не хора, какого-то фольклорного коллектива – все это можно сделать на площадке совершенно бесплатно.

Еще в чем могут дети поучаствовать? У нас в Новопушкинском сквере очень интересная программа: молодые московские артисты, которые часто участвуют в наших фестивалях, готовят специальные для каждого театральные программы, связанные с тематикой того или иного фестиваля. В этот раз они выбрали такую интересную тему. Спектакль у них называется… Сейчас я Вам скажу, у меня здесь есть шпаргалка… «Путешествия во сне и наяву». Мне кажется, очень интересно. Ну, и я видел прогон этого спектакля. Там в главных ролях Подушка – знаете, такие вещи, которые не только дети, а все любят. И сказочные звери – они как бы вместе с детьми на таком интересном пространстве сна, они вместе играют и развлекаются.

В. Емельянов

 Это интерактив какой-то, да?

И. Кутузов

 Да-да-да! Каждый ребенок может не только посмотреть, а сам принять участие в этом, взаимодействовать с артистами. Как правило, такие спектакли пользуются огромным успехом. Приходит вся семья смотреть, а не только ребенка приводят.

В. Емельянов

 Самое главное тут – чтобы погода не подкачала, потому что, конечно, когда сухо и солнце светит, даже если не светит, а просто сухо, оно всяко лучше, чем под дождем. даже если не светит, а просто сухо, оно всяко лучше, чем под дождем. Кстати вот, если вдруг какие-то непогожие дни – как это все? Меняется программа? Или все остается как есть?

И. Кутузов

 Мы стараемся максимально не менять, потому что люди строят планы, многие из других регионов приезжают специально на то или иное событие. Но если уж совсем погода испортилась, как, например, было зимой на фестивале «Путешествие в Рождество», когда были очень сильные морозы, нам пришлось программу сократить. Старались по всем доступным каналам информировать о том, что у нас переносы, сокращение времени работы площадок. Но зато мы усилили потом, когда уже распогодилось, в другие дни, и тоже об этом сообщали, звали всех наших гостей ходить на площадки и то, что не успели досмотреть, допробовать, приходить, и досматривать, и пробовать.

В. Емельянов

 Так, хорошо. Значит, мы еще раз нашим слушателям напомним, что Вы можете всю подробную информацию посмотреть на сайте http://mos.ru, и если через слэш, то еще http://mos.ru/dar, наверное, да? Можно еще так сделать. И посмотреть эти все подробные моменты, о которых только что рассказывал нам Иван Кутузов. А я тем временем возвращаюсь к Игорю Васильевичу Коновалову. Еще раз напомню, что он старший звонарь Московского Кремля и Храма Христа Спасителя. Колокольная музыка и Пасхальный фестиваль – вещи неразделимые. Очень трудно представить одно без другого, Что касается колокольной музыки, то как колокольная музыка будет представлена на фестивале? Я даже знаю, что там будет литье колоколов!

И. Коновалов

 Вы знаете, я с 2002 года руководил Звонильной неделей Московского Пасхального фестиваля Валерия Александровича Гергиева, ровно 10 лет. И вот, что любопытно, что эти два, например, фестиваля, я бы сказал, очень разумно друг друга могут дополнить. Потому что фестиваль Валерия Гергиева – там звонари звонят с колоколен, и люди слушают внизу. Это хорошо, это интересно. Каждый день один-два, иногда три московских храма, вереница звонов – это замечательно. Но вот этот пасхальный фестиваль «Дар», что мне очень лично понравилось, и я с удовольствием прошелся от Пушкинской площади до памятника Тимирязеву, где стоят эти колокола, — Вы знаете, я был просто поражен. Потому что по моим разработкам, по моему техническому заданию созданы тяжелые колокола Троице-Сергиевой лавры, все, что висит в Храме Христа Спасителя. Я видел все это в цехе на ЗиЛе и на Балтийском заводе, где все это было. Но вот «Пасхальный дар» представил возможность всем посмотреть, а как, собственно говоря, выглядит колокол. Причем, именно колокола «Пасхального дара» выглядят точно так, как их отливали. Это свежая бронза, очищенная от пригара. Ну, сейчас пескоструйка, раньше тоже использовался песок, это было известно – песок, войлок, зубило, чтобы очистить колокола. И каждый колокол стоит на таком специальном постаменте, в который вмонтирована акустическая система. Вы можете не только осмотреть этот каждый уникальный колокол, эту страницу жизни Российского государства нашего, но и послушать звон вместе с этим колоколом. Вот знаете, даже, ну, я – сколько? – уже 25 лет, слава Богу, в этом году исполняется звонам Московского Кремля, когда в 1992 году впервые ударили колокола Ивана Великого, и колокол Семисотный я, например, слышал десятки раз. Первый раз я в него звонил. Но вот здесь ты подходишь к колоколу Семисотному, который был отлит, тот самый подлинник, был отлит в 1704 году, когда молодая русская армия, только созданная указом и гением Петра Великого, начала одерживать первые победы. И вот в память этих первых побед Петр счастливый, Петр довольный отливает первый колокол – свой собственный колокол, Иван Моторин льет его. И вот у кинотеатра «Пушкинский» стоит вот этот самый Семисотный колокол, который весь узнается. Он великолепно сделан, очень хорошо. Ты слышишь его звон и слышишь звон Московского Кремля под ритм Семисотного колокола. Это, понимаете, ну, я бы сказал положа руку на сердце, куда угодно, что ничего подобного я до сих пор не видел – чтобы это было так емко, так достаточно качественно за такое очень малое время. Сейчас, глядя на эти замечательные макеты, на эти повторения колоколов, рядом с которыми висят фотографии подлинников (фотографии, кстати, тоже очень хорошо сделаны), я теперь представляю себе, как можно будет, если фестиваль будет продолжен, усовершенствовать эти вещи. Но в эти пасхальные дни, я считаю, москвичи и гости города получат просто уникальнейшую возможность пройти вот этой живой историей, пройти этими колоколами – свидетелями нашей истории. Представлены также несохранившиеся, уничтоженные колокольни, которые Москва потеряла, к сожалению. Но многое восстанавливается. Кстати, вот относительно недавно была восстановлена… пять лет, как восстановлена колокольня храма Рождества Богородицы в Бутырской слободе – это тот самый Бутырский полк, который первым пришел к царю Петру в Троице-Сергиев монастырь, первым поддержал молодого монарха. Вот пять лет, как восстановлена эта замечательная колокольня. Там, кстати, у нас висит колокол, посвященный памяти 1812 года, с изображением Кутузова, Барклая и Александра I. Я надеюсь, если уважаемые господа примут какие-то мои предложения, то, может быть, в следующий раз мы еще вот такие интересные колокола покажем москвичам. Но то, что я увидел, прошел от кинотеатра «Пушкинский» до памятника Тимирязеву, это, конечно, потрясает. Особенно колокола Храма Христа Спасителя – это просто какие-то шедевры.

В. Емельянов

 Я предлагаю послушать один из колокольных звонов. Попрошу Вас представить, что мы сейчас будем слушать.

И. Коновалов

 Сейчас мы будем слушать звон Московского Кремля. Это звон на начало службы, на приезд Святейшего Патриарха Кирилла будет звучат колокол Реут, отлитый Андреем Чоховым в 1622 году, и колокола первого и второго яруса Колокольни Ивана Великого.

(Звучит звон Московского Кремля.)

В. Емельянов

 Иван Кутузов, представитель оргкомитета фестиваля «Пасхальный дар», о котором мы сегодня говорим, который проходит с 12 по 23 апреля в Москве, и Игорь Васильевич Коновалов, старший звонарь Московского Кремля и Храма Христа Спасителя, наши сегодняшние гости программы «Светлый вечер». Мы вернемся буквально через пару минут.

Продолжаем «Светлый вечер» вместе с нашими гостями. Мы сегодня говорим о фестивале «Пасхальный дар», о колокольной музыке, о колоколах. Вот совсем недавно мы с Вами послушали чудесный отрывок. Мои сегодняшние собеседники — Иван Кутузов, представитель оргкомитета фестиваля «Пасхальный дар», и Игорь Васильевич Коновалов, старший звонарь Московского Кремля и Храма Христа Спасителя. К фестивалю «Пасхальный дар» мы вернемся чуть позже, если Вы не против, Иван, а пока продолжим разговор с Игорем Коноваловым. Скажите, пожалуйста, Игорь Васильевич, а почему колокольная музыка оказывает такое воздействие на человека? Вот она просто буквально завораживает. Я не понимаю, что она затрагивает, но если проходить… Мне кажется, что даже самый бесчувственный человек, если проходит мимо какого-то собора или мимо какого-то храма, если в этот момент звонят колокола, может быть, если он не останавливается, он не может не обратить на это внимания. Потому что больно уж из привычного шума это выделяется. И выделяется не просто тем, что это – о-па! – это какой-то странный звук такой и неожиданный. Дело в чем-то другом. А в чем?

И. Коновалов

 Вы знаете, дело, наверное, если можно сказать, в генетической памяти нашего народа. Потому что с XVI века Москва и Россия живут колокольным звоном. И вот когда в 1508 году был освящен Иван Великий, столп колокольни Ивана Великого, то те восемь колоколов, которые находятся на первом ярусе, своим звуком, своим звоном рассказывали москвичам о том, что в каком соборе в какой момент службы происходит, Что происходит в данный момент на богослужении.

В. Емельянов

 И люди умели читать это?

И. Коновалов

 Люди умели читать это. Люди умели читать набаты московские. Было три набатных колокола. В зависимости от того, как какой из них звонил, знали, куда бежать, где надо помогать. В зависимости от того, что звонило на Иване Великом, что звонили, с каким большим колоколом, люди прекрасно ориентировались. То ли служба шла в Успенском соборе с присутствием Святейшего Патриарха, то ли это был Архангельский собор – там, предположим, поминовение великих государей или еще что-то, какой-то праздник – Благовещение, Рождество, Христова Пасха, Светлое Христово Воскресение, когда от колокольного гула буквально содрогалась Москва, что особенно замечали иностранцы. Потому что для русского человека – ну, звон и звон, он прекрасно в атмосфере…

В. Емельянов

 Для современного?

И. Коновалов

 Нет, для средневекового русского человека колокольный звон – это было такое же привычное, как воздух, предположим. В то же время прибывавшие сюда иностранцы, как послы, как всевозможные купцы, говорили: «Ну, такой гул, от которого просто земля трясется и слышать ничего не возможно. Вот русские радуются – у них колокола, колокольный звон». Потом, обратите внимание, что…

В. Емельянов

 Подождите, в Европе тоже же были какие-то колокольные звоны. И мы это сегодня тоже слышим на старых площадях…

И. Коновалов

 В Европе – да, в Европе есть колокольные звоны. В частности, есть такой город Рим, небезызвестный для нас. И вот мы с коллегой устанавливаем там, устраиваем систему колокольного звона, проводим пробные звоны. Приходит к нам итальянец, начинает на чисто английском языке с нами ругаться: «Безобразие, каждый день Вы звоните, туда-сюда, и что, теперь так будет продолжаться?» — все это. Мы ему на чисто английском языке отвечаем, что «Вы не беспокойтесь, уважаемый синьор, ну, сейчас вот проходит настройка инструмента, и затем он будет звонить только в те необходимые несколько минут, когда…» И спрашиваем мы у синьора: «А что Вы так удивляетесь? Ведь у Вас же весь Рим звонит. Увы, синьор отвечает нам: «Ну как у нас Рим «звонит»? Примитивно, немного. А у Вас – целая симфония». Вот такая реакция итальянца была на русские колокольные звоны. Западноевропейский колокольный звон, к сожалению, скатился до уровня электрического звонка с кнопкой.

В. Емельянов

 А, и все, да?

И. Коновалов

 К сожалению, сейчас бойкие, так сказать, ребята везде рекламируют так называемого «электронного звонаря», что, конечно же, убивает душу и русского колокольного звона. Хотя такие примитивные наигрыши электронной музыки колокольной – они, в общем-то, близки к звонам звонаря средней руки. Но, конечно, никакой души, никакой молитвы там нет, естественно. Кстати, если Вы помните, в русской литературе колокола тоже достаточно серьезно отмечены. Об этом писал и Пушкин, об этом писал и Алексей Толстой – Алексей Николаевич. Предположим, «Василий Шибанов». Есть рассказ Гаршина «Колокол» — помните, когда человек хочет свести счеты с жизнью, подносит заряженный револьвер к виску и вдруг слышит колокол. Как – колокол, почему – колокол? Вспоминает свое детство, когда его в детстве водили в храм. Он вспоминает образа, иконы, лампады, и его образ мыслей меняется, и вот это несчастье, которое должно было бы, казалось, произойти, оно вот звуком колокола как бы отменяется. То есть русская музыка, русская классическая музыка – она тоже вся полна колоколами. Возьмите Римского-Корсакова, Мусоргского – одна сцена коронации Бориса Годунова чего стоит. Весь Рахманинов колокольный. То есть колокола и колокольные звоны – они настолько в душе русского народа были всегда, что вот когда была коммунистами, большевиками объявлена «пятилетка безбожия», это 1928 год, с 1928 года колокола стали замолкать, попадали в театры — многие московские театры пользовались этим, брали колокола под свои своды. Ну, таким образом, и спасали, конечно же. Вот Даниловские колокола попали в Гарвард. Так москвичи ходили на постановки в Большой театр, чтобы хотя бы послушать вот этот колокольный звон и эти тяжелые колокола, которые там сохранились.

В. Емельянов

 Ну еще в советское время в Большой театр попасть надо было – впрочем, как и сейчас.

И. Коновалов

 Ну, я думаю, где-то в 40 – 50-е, может быть, это было чуть-чуть попроще. Просто мне рассказывали старые москвичи и даже старообрядцы, что они пытались услышать звуки своих бывших благовестных колоколов, которые звонили на спектаклях. Так что колокольный звон – он с XVI века уже достаточно прочно в душе нашего народа. И то, что он сейчас так возвышает душу, говорит о добром, о самосовершенствовании, о молитве, это, в общем-то, никого, конечно, не удивляет. Колокола возвращаются в нашу жизнь.

В. Емельянов

 Игорь Васильевич, неужели мы за 100 лет (это сколько? – ну, три поколения, условно говоря) разучились читать как раз вот эти колокольные звоны? Всего только 100 лет понадобилось? А перед этим с XVI века, Вы говорите, люди знали, когда какой колокол звонит, куда бежать, веселиться ли, радоваться, бежать с водой, песком, баграми, разгребать пожары или собираться на праздник на какой-то, служит где-то митрополит или простая служба вечерняя начинается или утренняя, не важно? И все, и за 100 лет все исчезло?

И. Коновалов

 Вы знаете, если, например, говорить о мастерстве русских литейщиков, то последние приличные крупные заказы были перед войной 1914 года. Последние колокола, отлитые теми мастерами, которые я держал в руках, были отлиты в 1928 году. Так вот, колокол 1928 года – уже у него и корона, уши не те, и узоры не те, и звук не тот. Знаете, то есть колокольная культура – это как, наверное, костер: пока Вы подбрасываете туда дрова, костер горит, как только Вы перестаете подбрасывать дрова, костер гаснет. Эта культура уникальная. Кстати, самая, наверное, массовая музыкальная культура Руси. Потому что на Пасху – почему вот я и говорю, что очень хорошо, что эти модели колоколов, образы этих колоколов выставлены на площади, — на Пасху ведь разрешалось подниматься на колокольню всем!

В. Емельянов

 И звонить.

И. Коновалов

 И звонить, да. И старые вот эти опытные звонари – они сидели на колокольнях в это время, или их помощники, смотрели – у кого-то что-то если, у какого-то мальчика или юноши, скажем, получается, то его приглашали и дальше, показывали. Вот и сейчас мы тоже стараемся вот эти так называемые… Сейчас очень такое популярное название – «мастер-класс». Но мы же знаем с Вами, что такое мастер-класс. И то, что просто людям показывают на улице, как звонить в колокола, это не мастер-класс – это просто…

В. Емельянов

 …демонстрация…

И. Коновалов

 …демонстрация, да. Мастер-класс – это совсем другое дело.

В. Емельянов

 Я тоже так думаю.

И. Коновалов

 Да. Не нужно девальвировать, наверное, не нужно обесценивать это замечательное слово, это понятие.

В. Емельянов

 Вообще, потому что для мастер-класса нужен мастер.

И. Коновалов

 Нужен мастер…

В. Емельянов

 А не человек, который просто демонстрирует экспонат.

И. Коновалов

 Ученики, совершенно верно, из которых… Ну, мы же знаем, что такое… И к нам на колокольню Храма Христа Спасителя приходят сотни людей – наверное, сейчас уже тысячи. И, конечно, каждому мы не можем уделить внимания, но я стараюсь тоже найти мальчика или юношу, у которого такой светится огонек в глазах – не только айпадом, айподом, айфоном, айфуном, но и что… А может быть, и наоборот, понимаете – если у него вдруг в душе зазвучат колокола, зазвучит церковная музыка, если он увидит красивую архитектуру – русскую церковную архитектуру соборов Кремля, того же Храма Христа Спасителя, московского Данилова монастыря, Троице-Сергиевой лавры, знаете, может быть, и у него в душе воспрянет что-то – то. о чем он давно как бы позабыл, и что пока отложил на какое-то время. Поэтому мы стараемся и очень рады, что нам в этом году довелось участвовать в фестивале «Пасхальный дар». Я просто был очень, очень приятно удивлен.

В. Емельянов

 Я хочу еще такой вопрос задать: а Вы не преподаете колокольный звон? Или у нас вообще этому где-то учат специально? Кафедра колокольного звона?

И. Коновалов

 Знаете, если мы с Вами создадим кафедру колокольного звона, если мы с Вами запишем колокол нотами, если мы поставим парты и будем обучать учеников, мы убьем дух этого искусства.

В. Емельянов

 Все, спасибо. Вы прекрасно ответили на этот вопрос. Вот звонарь… Мы понимаем, что такое врач, мы понимаем, что такое учитель. Звонарь – это же не просто музыкант. Это не просто человек, который, условно говоря… Я, кстати, был поражен – на каком-то вокзале, по-моему, один раз где-то у нас в стране, сейчас вот просто боюсь соврать, в другой раз – то ли в Берлине, то ли… не помню, на каком-то европейском вокзале, куда-то ехали мы на поезде, классические произведения исполняли на рояле. И пришла дама, прилично одетая, и для всех ожидающих был совершенно бесплатный концерт – потрясающе играла Гайдна. Вообще, это было просто что-то невероятное… Но я просто к чему веду? Что звонарь – это… Что это такое – звонарь? Кто это такой?

И. Коновалов

 Ну как Вы думаете? Можно вопросом на вопрос по-нашему: Андрей Рублев – это художник?

В. Емельянов

 М-м… Это больше, чем художник.

И. Коновалов

 И да, и нет, совершенно верно. Это больше, чем художник. Что такое музыкант, даже великий музыкант? Это, прежде всего, нота, звуковысотность, такт, размер, ритм. Что такое звонарь? Звонарь – это человек, который умеет слышать и слушать, прислушиваться к колоколу. Который свой звон, свою укладывающуюся в традицию музыкальную ритмическую композицию может вывести ее, так сказать, создать, основываясь на звуке одного, двух или трех своих больших колоколов. Вот так у нас было в Даниловом монастыре, где я впервые начал звонить в 1984 году. И там мы постигали наук, что такое звонарь. Точно так же, как церковный зодчий. Он может дом построить с квартирами? Ну, наверное, может.

В. Емельянов

 Ну почему? Или хотя бы дом поставить на земле.

И. Коновалов

 Да. В чем его предназначение, понимаете? Он должен создать храм. Храм – это Дом Божий. То есть это помещение, которое должно удовлетворять совершенно определенным, так сказать, критериям. Оно должно четко вписываться в определенные законы. Прежде всего, на Руси говорили о церкви: если она красивая, говорили «она высокая». Колокольный звон – что это такое? Вы берете… Вот у Вас есть какой-то большой колокол, бас. Это основа всего Вашего колокольного звона. В этот бас, к этому басу должны быть подобраны еще два так называемых педальных колокола, которые должны обертонально сочетаться с этим басом. Не спорить с ним, а именно сочетаться. И когда у Вас одновременно звучат три колокола в аккорде – Благовест, то возникает вот эта ни с чем не сравнимая картина, эта атмосфера колокольного звука, в которой поет душа, в которой поет абсолютно все. Поэтому перед Вами сидит, например, человек, который с 1984 года не знает, что такое вирусы гриппа, ангины, еще что-то такое.

В. Емельянов

 Я слышал о целебных свойствах колокольной музыки.

И. Коновалов

 Вот я не знаю – может быть, там, давление какое-то, зуб заболел или еще что-то такое, но относительно всех вот этих мелких пакостей, то они от нас просто отступают, понимаете? То есть звонарь – это человек, который слышит, который может услышать. Музыкант – это индивидуальность. Чем индивидуальнее ты, чем ты более оригинален, тем ты более популярен. Вот сегодня к тебе пришло 10 человек, завтра – 100, послезавтра – тысяча, стадион ты собрал – молодец, умница, вперед, Что такое звонарь? Звонарь – это, прежде всего, человек, который слышит колокол. Не я – каков я в звоне: «Вот мой звон такой, вот мой звон такой, вот мой звон» — нет. А ты должен постигать вот ту культуру, которая осталась. К сожалению, ее осталось очень мало. Это Ростов Великий, это Вологда, это Псково-Печоры, Санкт-Петербург, Петропавловский собор, это Пюхтицы, это Ревель – собор Александра Невского. Вот сейчас, слава Богу, привезли остатки колоколов Данилова монастыря из Гарварда – то, что осталось, тто, что сохранилось, то, что добавили туда, еще чего-то. В Болгарии, кстати говоря… Вот я сейчас дружу с Болгарией. Очень много наших колоколов осталось в соборе Александра Невского, нашивки вот храмов памяти почивших русских воинов. И это – вот эти крохи некогда бывшего гигантского наследия, практически утраченного. И вот чтобы его воссоздать, нужно изучить колокол. Точно так же и звонарь – он должен изучить вот эти оставшиеся звоны. Слава Богу, Сергей Федорович Бондарчук записал звоны старых ростовских звонарей. Мы хоть понимаем, что это такое. Которые он вставил в фильм «Война и мир». Пьер Безухов едет по Москве, которую восстанавливают, и звучит трель Урановского – Михаила Сергеевича Урановского. Замечательный был ростовский звонарь, который встречал Николая II, когда государь был в Ростове в 1913 году. Современные звонари так делать уже не умеют. Понимаете, вот остались…

В. Емельянов

 А можно сказать, что звонари – это особые люди?

И. Коновалов

 Ну, у нас все – особые люди.

В. Емельянов

 Нет, понятно, да.

И. Коновалов

 У нас все особые. На Руси поэт – больше, чем поэт.

В. Емельянов

 Звонарь – больше, чем звонарь.

И. Коновалов

 Звонарь – больше, чем… Что такое звонарь в Европе? Это человек, который… Ну, вот он раскачивает свой колокол…

В. Емельянов

 Двенадцать ноль-ноль – бам-бам, да?

И. Коновалов

 Да. Ездили мы в Голландию – мы дружим с Гильдией утрехтских звонарей. Вот Вы за веревку раскачиваете. Интересно? Очень интересно. Красиво? Красиво. Как будто Вы нажимаете одновременно 10-15 клавиш органа. И вот он Вас этими клавишами поражает. Красиво? Очень красиво. Но души в этом, конечно, нет никакой. Просто чистой воды механика. А здесь Вы должны, вслушиваясь в свои колокола, в свой подбор, подбирать колокола. Сейчас вот мы учимся отливать колокола после этого страшного времени забвения. Ведь лили только корабельные рынды, да и только до определенного времени. Как таковая колокольная бронза, вот этот звучащий состав, который был известен еще в очень древнем Китае еще до воплощения Богослова, до Рождества Христова, он вообще в 1953 году был исключен из ГОСТа. Даже такого металла не существовало. То есть как его сварить, понимаете? Здесь масса проблем. Мы изучали профили 40 древних, старинных колоколов – чтобы повторить на новых технологиях это старинное звучание старых колоколов. Проделана очень большая работа, прежде, чем получилось то, что нужно.

В. Емельянов

 Игорь Васильевич Коновалов, старший звонарь Московского Кремля и Храма Христа Спасителя, рассказывал нам о колоколах и о колокольном звоне. Спасибо, это очень интересно, конечно. У нас еще будет время – ненадолго вернемся к колокольной музыке. А сейчас вернемся и к пасхальному фестивалю «Пасхальный дар», и попросим Ивана Кутузова рассказать нам еще, какие будут мероприятия. И вот что касается колокольной музыки, я так и не понял из нашего разговора – там будут отливаться колокола, да? Вот как это все будет происходить?

И. Коновалов

 Будут. У нас на фестивале работает небольшая мастерская по литью Данилова монастыря. Называется «Колокольный центр Данилова монастыря». И у нас в течение фестиваля несколько настоящих колоколов будет отлито. Они льют по древней технологии, стараясь использовать тот самый металл, тот самый состав, по которому лили колокола ранее, и каждый может прийти, посмотреть, может быть. чему-то поучиться, поспрашивать, поузнавать. Действительно, культура очень древняя, и мастера Данилова монастыря знают свое дело. Они с удовольствием расскажут о том, как правильно лить колокол, каким он должен быть, какие есть размеры, какие есть виды звонов. В общем, если интересуетесь, то приходите. Это самая настоящая печь, она, если не ошибаюсь, весит около тонны. Естественно, все меры предосторожности, безопасности соблюдены. Нужно держаться на некоем расстоянии от печи. Ну, придете – мастера сами все расскажут, что да как.

В. Емельянов

 А какова потом судьба этих колоколов? Куда они денутся?

И. Коновалов

 Я думаю, что они будут распределены по храмам и по церквям Москвы. В случае, если вдруг в ансамбле того или иного храма, той или иной церкви не хватает колокола такого размера, такого звучания… Мы сейчас уже начали эту работу, потихонечку подыскиваем. Деталей пока рассказывать не буду, пока у нас не все договоренности уже окончательно подтверждены. Но как только мы поймем, что у нас все колокола распределяются, все в порядке, обязательно об этом расскажем, я думаю, отдельно сделаем такое большое событие, расскажем о нем и Вашим слушателям, и нашим традиционным гостям наших фестивальных площадок, туристам. Те, кто интересуется, об этом узнает.

В. Емельянов

 А вот, предположим, придет, как вот Игорь Васильевич сказал, какой-нибудь мальчик или девочка, посмотрит на все это дело, посмотрит на сам процесс литья колокола, услышит эти колокола, или услышит их в записи, и ли там будет живой колокольный звон, и поймет, что вот он хотел бы этим заниматься и даже, может быть, возможно, стать звонарем. Вот можно ли будет записаться на какие-то курсы прямо здесь, на площадке фестиваля? Потому что то, что сказал Игорь Васильевич, меня, конечно, железно убедило, что как только мы поставим в классе парты, как только мы начнем записывать ноты, поставим метроном, все будем разбирать, то на этим все дело и закончится. Ну вот загорелся человек, захотелось ему.

И. Кутузов

 Я не знаю, как насчет записаться на курсы, но, в любом случае, мастера Данилова монастыря могут сориентировать, если тебе и вправду понравилось, если ты хочешь заняться этим или попробовать просто свои силы в колокольном звоне, то посоветуют, куда можно пойти, куда обратиться, где можно потренироваться, позаниматься, где сходить на мастер-класс настоящий, который проводит мастер, послушать интересные колокольные звоны, ну, и уже развиваться как-то самому в этом направлении.

В. Емельянов

 А вот тогда вопрос к Юрию Васильевичу: а бывают такие моменты, когда Вы идете мимо какого-то монастыря или просто мимо какого-то собора, вот Вы слышите колокольный звон, идете, и прямо чуть ли не вслух говорит: «Ой-ей-ей, что же это такое?»

И. Коновалов

 Вы знаете, к сожалению, да, бывает. Потому что литье в Советском Союзе было начато в 1988 году. Это очень знаменательно, потому что это был год Тысячелетия Крещения Руси. То есть в этом году после перерыва, который начался в 1929 году (то есть кончился нэп), и вот по 1988 год в Советском Союзе вообще колоколов не лили и не знали даже, что это такое. Единственный колокол, который был отлит, это, Вы помните, мастер, которого играет Борис Николаевич Бурляев в фильме «Андрей Рублев». Так называемые секреты мастерства были утеряны. И вот эти первые колокола, в которые лили кооператоры в своих цехах, которые они арендовали, мы их называли «колоколообразные отливки желтого цвета». Ну, название — оно говорит само за себя. И, к сожалению, вот такого порядка литья было навешано на храмы России очень много. К сожалению, пока очень много, потому что храмы стали развиваться, строиться новые, реставрироваться старые. Колокольни практически все стояли пустые, потому что только по пальцам двух рук можно было сосчитать, как мы с Вами уже говорили, сохранившиеся колокола.

Но мне, знаете, кажется, что было бы очень важным, именно вернувшись к нашему фестивалю (ну, я говорю «к нашему» — я хоть первый год, но я не первый год в профессии, слава Богу)… Было бы очень важно, чтобы человек – любой человек (мальчик, девочка, женщина, гость нашего города, москвич) – просто заинтересовался вообще этим искусством, этим процессом. Потому что сейчас есть, например, я знаю, какие-то курсы и при Даниловом монастыре. Есть в Даниловом монастыре колокольный центр, есть Колокольный центр «Шариково» в Николо-Заяицком, есть еще Архангельский колокольный центр. Я знаю, есть в Ростове Великом колокольный центр, на Валдае колокольный центр. То есть во многим, очень во многих храмах учат звонари звонить. Да я думаю, что если просто человек, который заинтересовался, и он живет рядом с каким-то храмом, и он подойдет, предположим, к настоятелю или начнет со звонаря, возьмет благословение, я уверен, что ему не откажут – наоборот, пожалуйста, пригласят, будут обучать. Может быть, он сможет в свободное время приходить, помогать при звонах. У нас, например, при Храме Христа Спасителя, хоть мы и не являемся колокольным центром, но у нас есть порядка 25-30 человек, которые приходят ко мне звонить в Кремль. Знаете, такой русский богатырь Сергей Бадюк – может быть, Вы слышали о таком, нет? Он очень много выступает по телевидению и вообще пропагандирует здоровый образ жизни. И вот его Школа русских богатырей у нас раскачивает тяжелые колокола в Храме Христа Спасителя. Замечательные ребята, прекрасно звонят. Ну, это просто как пример. Но я думаю, что задача этого фестиваля – «Пасхальный дар», — то, что сделаны чудесные копии колоколов, то, что образцы колокольного звона, то, что будет литье, предположим… То есть человек как бы проникнет вот в эту… сможет погрузиться в профессию этого. И, естественно, где-то он тоже приехал из Твери – что, в Твери нет звонарей? Есть. Сейчас вот в Клину будет тоже колокольный фестиваль – 700 лет Клину. Да во многих русских городах – везде есть талантливые звонари. Я думаю, что можно будет попытать счастья.

В. Емельянов

 Ну, и в завершение нашей программы, у нас остается время, послушайте еще один колокольный звон, Что будем слушать на этот раз?

И. Коновалов

 Сейчас Вы услышите праздничный звон Храма Христа Спасителя с участием Царского колокола храма, который был отлит в 1997 году и весит 30 тонн 745 килограммов.

(Звучит праздничный звон Храма Христа Спасителя.)

В. Емельянов

 Спасибо большое! Мы еще раз напомним, что всю подробную информацию о фестивале «Пасхальный дар» Вы можете получить на сайте http://mos.ru и со слэшем dar, в том числе. Мне остается поблагодарить наших гостей – Ивана Кутузова, представителя оргкомитета фестиваля «Пасхальный дар». Спасибо, что нашли время к нам прийти. И Игоря Васильевича Коновалова, старшего звонаря Московского Кремля и Храма Христа Спасителя. Игорь Васильевич, спасибо Вам большое за такой подробный, очень интересный и, в общем, очень познавательный рассказ. Это была программа «Светлый вечер», ее провел Владимир Емельянов. Я желаю Вам всего доброго, до свидания!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...