Москва - 100,9 FM

«Князь Мстислав Удатный». Исторический час с Дмитрием Володихиным

* Поделиться
Князь Мстислав ведет новгородцев на битву с суздальцами. Художник Н.А. Кошелев

Гость программы: доктор исторических наук Сергей Алексеев.

Разговор шел о междоусобной борьбе русских князей перед монголо-татарским нашествием, о князе Мстиславе Удатном, и о том, почему свою жизнь он закончил иноком в монастыре.


Д.Володихин

- Здравствуйте, дорогие радиослушатели! Это – светлое радио, радио «Вера». В эфире – передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин. 

И сегодня мы будем разговаривать с вами об одном необычном человеке из русского средневековья. 

Очень часто на православных радио говорят о князьях святых, о князьях, которые были великими государственными мужами, о князьях, который… ну… как минимум, были прекрасными воинами-полководцами, которые охраняли своё отечество, обороняли его от неприятеля внешнего. 

Но довольно редко заходит разговор о князьях, которые, по натуре, скорее чем-то противоположным государям-защитникам – своего рода, русские кондотьеры. В ведь их было немало, и к их числу относятся достаточно крупные личности домонгольской Руси. Это и… допустим… Юрий Долгорукий, в какой-то степени. А из послемонгольской Руси определённое сходство с таким человеческим типом являет Московский Великий князь Юрий Данилович. 

Поэтому, наверное, сейчас интересно будет поговорить о человеке, который, если я не ошибаюсь – если ошибаюсь, специалист поправит – был в глазах современников чем-то, вроде квинтэссенции князя-воина подобного типа. 

Но, прежде всего, разберёмся с его именем. В некоторых монографиях, статьях его называют Мстислав Удалой, в некоторых – Мстислав Удатный. И сейчас специалист, который сидит у нас в студии, доктор исторических наук, глава историко-просветительского общества «Радетель», Сергей Викторович Алексеев, разъяснит нам, как правильно его называть. 

Здравствуйте, Сергей Викторович! 

С.Алексеев

- Здравствуйте! 

Д.Володихин

- Ну, что ж – вот мой вопрос! 

С.Алексеев

- Ну… действительно, в нашу традицию вошло именование Мстислава Мстиславовича Торопецкого-Новгородского-Галицкого князя Мстиславом Удалым, но, в общем, в более ранних свидетельствах о нём, и это, несомненно, правильно, он именуется Удатным. То есть, удачливым. 

Д.Володихин

- То есть, «удалой» – человек, исполненный ратного искусства, задора… такой… супербоец. «Удатный» – это человек, у которого есть либо какая-то, химически чистая, удача, либо которому Бог помогает. Уж не знаю, что тут правильнее – языческое понимание вопроса, или христианское. 

Так, к чему, собственно, ближе восприятие современников? 

С.Алексеев

- Мы мало что можем сказать о том, как Мстислава воспринимали именно современники, за исключением тех, кто его очень любил, а именно – граждан Господина Великого Новгорода. 

Самый ранний источник, содержащий сведения о нём, это официальная новгородская летопись, новгородского Дома Святой Софии, которую мы называем новгородской первой летописью. И, собственно, в том виде, в котором она до нас дошла, она составлена… ну… всего через несколько лет после его смерти. Так, что, фактически, его современником. 

Д.Володихин

- Так… и – восприятие его? 

С.Алексеев

- Восприятие его там – сугубо положительное. Мстислава в Новгороде любили, ценили, приняли своей волей, хотя и по его инициативе, и не хотели отпускать. С ним связан целый ряд, действительно, значительных удач военных для новгородцев. Кроме того, он очень хорошо разбирался в новгородской политике, и умел ладить с различными боярскими партиями – ну… иногда – добром, иногда – не очень добром, но ладить умел. 

Д.Володихин

- Ну, хорошо. Тогда – что у нас получается? 

Летопись, составленная, в общем-то, представителями Церкви… 

С.Алексеев

- Да. 

Д.Володихин

- … летопись, в которой должен преобладать христианский взгляд на людей, на историю, на этику… и когда Мстиславу Мстиславичу дают прозвище «Удатный» в такой летописи, это, скорее всего, свидетельствует о том, что, с точки зрения автора летописи, а, может быть, и всего новгородского общества, Господь посылает ему удачи. 

С.Алексеев

- Безусловно, именно так в летописи и воспринимается, и, более того, подчёркивается несколько раз. 

Д.Володихин

- А через него – и самому Господину Великому Новгороду. 

С.Алексеев

- Разумеется. 

Д.Володихин

- Ну, хорошо… Давайте, мы отступим на шаг от его имени, прозвища, от восприятия современниками – вернёмся в наше время. 

Нашему радиослушателю, когда речь заходит о Мстиславе Мстиславиче, что надо, в первую очередь знать, что должно всплывать в голове, какова, своего рода, визитная карточка этого князя – по его характеру, или по его деяниям? 

С.Алексеев

- Очень трудно судить людей той эпохи из нашего сегодняшнего дня… хотя, конечно, наша политика, на самом деле, не сильно гуманнее средневековой – она просто… тоньше. 

Д.Володихин

- Я вообще не уверен, что она гуманнее. 

С.Алексеев

- Вот… нет… ну, она, конечно, не гуманнее. 

Мстислав был чадом своего века, своей эпохи. Он родился, вырос, совершал свои деяния воинские, ратные в эпоху, когда русские воевали с русскими постоянно. 

Д.Володихин

- То есть, в эпоху бесконечных княжеских междоусобных войн. 

С.Алексеев

- Междоусобных войн князей, войн, между городами, когда города, с уверенностью, и со знанием «своей правды», поддерживали своих князей – особенно, это, как раз, Новгорода и касается. Если князь приходился по новгородцам, как пришёлся Мстислав. 

Д.Володихин

- «Потянем, новгородче, за князя нашего!» 

С.Алексеев

- Но, а иногда – и князь за Новгород. Как, собственно, во время трагической Липецкой битвы, когда, собственно, Мстислав… ну, конечно, вступился за свою княжескую честь, но и за интересы новгородцев… 

Д.Володихин

- Это – будет особый эпизод нашей беседы… 

С.Алексеев

- … которых считал пострадавшими – которые сами себя считали пострадавшими несправедливо в этой ситуации. 

Д.Володихин

- Доберёмся до этого! Ну, так вот – его визитная карточка. Как дитя своего века, он – что? 

С.Алексеев

- Он, прежде всего, воин. 

Д.Володихин

- То есть, о нём надо знать следующее: это князь-воин. Главное слово в его жизни. 

С.Алексеев

- Безусловно. 

Д.Володихин

- Хорошо. Ну, а теперь давайте попробуем подойти к его судьбе от истоков, от корней. 

К тому времени, когда он появился на свет Божий – это ведь середина XII века… 

С.Алексеев

- Это – позже. По всей видимости… ну… как полагают, исходя и из его упоминаний в летописи, и из его имени, которое очень необычно было дано – в честь отца… вероятнее всего, он был посмертным ребёнком, и родился в 1176 году, если не… там… в следующем году. 

Д.Володихин

- Последняя четверть XIIвека. Ну… тем более! К тому времени – продолжаю я – Рюриков род разветвился на огромное количество самостоятельных уже, фактически, семейств, и принадлежность к одному семейству давала определённые позиции при начале биографии, давала возможность претендовать на определённые княжеские столы, или княжения, или – не давала таких возможностей. Многое зависело от того, какой ребёнок своего отца – старший, младший… ребёнок это младшего из князей, предыдущего колена, или старшего, и ещё от множества вещей. 

Вот, собственно, в каком семействе появился на свет Мстислав Мстиславич, и что это было за дитя по перспективам, которые давала ему кровь – то есть, право рождения. 

С.Алексеев

- Ну, семейство-то было – одно из самых влиятельных на Руси. Ну… правильней сказать не «семейство», а «клан» – Смоленские Ростиславичи, потомки одного из сыновей Мстислава Великого, внука Владимира Мономаха, первого Великого Смоленского, и одного из Великих Киевских князей, Ростислава Мстиславича. 

Мстислав Удатный приходился ему внуком. Но он приходился внуком от одного из младших его детей, тоже весьма прославленного полководца, тоже прославившегося, в том числе, на Новгородском княжении, Мстислава Храброго. 

Родовым уделом Мстислава Удатного был Торопец, в Смоленской земле, но и он ему не достался сразу, поскольку он не был старшим сыном. 

Д.Володихин

- То есть, иными словами, получается, так: дедушка – великий человек, папа – ну, не такой великий, но – крупный, сынок его – при том, ещё и не старший сынок, ещё и посмертный, последыш, поскрёбыш – явно со всеми перспективами, ведущими его к тому, что он затеряется в толпе младших сыновей, а может и вообще стать князем-изгоем, сесть на каком-нибудь мелком, или мельчайшем, уделе. И вот – Вы расскажете потом, как ему, всё-таки, достался Торопец – не сразу.  

Ведь, даже то, что ему Торопец достался – это, ведь, совсем не какая-нибудь великая удача, на фоне княжения в самом Смоленске, или в Полоцке, или во Владимире, в Киеве, в Чернигове. В общем – по тем временам, Торопец – город богатый, но, всё-таки, второго ряда. 

С.Алексеев

- Мстислав Удатный, в общем, был князем… ну… насколько эпоха усобиц позволяла, достаточно нравственным, по отношению к собственной родне. 

Он никогда не воевал – ни за Смоленск, ни за Киев, никогда не пытался отнять их у своей родни. Если и воевал за Киев, то вместе со своей роднёй, против других княжеских семейств. 

Д.Володихин

- Скажем так, с ближней роднёй. Потому, что все остальные – тоже ветви Рюрикова рода, но они – подальше, подальше… 

С.Алексеев

- Да, верно. Он, действительно, получил небольшой удел. Это было вполне естественно. Киев, в общем, находился в сфере интересов Ростиславичей, и, на момент, когда получил свой удел там, в Киевской земле, Мстислав Мстиславич, на престоле Киевском сидел его дядя, Рюрик Ростиславич, и получил он от него в удел небольшой город, как тогда говорили, в «Русской земле», в узком смысле слова, то есть – в окрестностях Киева, и в киевско-степном пограничьи – Триполь. 

Д.Володихин

- Ну, что ж… вот, на этой фразе, рассказывающей о начале карьеры князя, который будет, какое-то время, потрясателем Руси, мы прервёмся для того, чтобы в эфире прозвучала музыка из оперы Александра Порфирьевича Бородина – как вы помните, там присутствует некий князь Галицкий, и, через несколько ходов в шахматной партии нашей беседы, мы доберёмся до Галича. Поэтому, я, с полным на то основанием, прошу включить эту мелодию. 

-МУЗЫКА- 

«ИСТОРИЧЕСКИЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА» 

Д.Володихин

- Ну, что же, дорогие радиослушатели… Вы услышали мелодию, которая явно ведёт нас к мотивам средневековой русской культуры, к эпохе междукняжеских усобий, в полной мере, и, я думаю, прониклись духом, который был близок людям того времени – ну, как их воспринимали композиторы XIX столетия. 

Поэтому, самое время напомнить мне, что это – светлое радио, радио «Вера», в эфире – передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин. Мы обсуждаем биографию Мстислава Мстиславича Удатного ( всё-таки ) с замечательным историком, доктором исторических наук, главой историко-просветительского общества «Радетель» Сергеем Викторовичем Алексеевым. 

Мы добрались до маленького удела на Киевщине – Триполя ( илиТреполя ). Я так чувствую, что недолго наш с вами герой там просидел. 

С.Алексеев

- Ну, что такое – недолго? Он просидел там 10 лет. Во всяком случае, не меньше.  

Д.Володихин

- Значит, всё-таки, он не так торопился в бой, как ему приписывают. 

С.Алексеев

- Но и значительную часть этого времени он именно в боях и провёл. 

Первое его упоминание связано с походом на половцев… собственно, первые два его упоминания связаны с походами на половцев в 90-е годы XII века, а в дальнейшем ему пришлось поучаствовать, вместе со своей роднёй, в кровавой и стоившей страшного разорения Киеву распре за Киевский престол с Ольговичами – то есть, Черниговскими князьями. 

Д.Володихин

- Во всяком случае, он не столько воевал за престол для себя, сколько воевал там, и против того, как указывали ему его старшие родственники… 

С.Алексеев

- Верно! Но, собственно, судьба сложилась так, что один из главных противников его семьи в этот период – Черниговский князь Всеволод Чермный, то есть, Красный, или даже – Красивый, станет, в дальнейшем, одним из его… таких… постоянных противников. Он несколько раз потом встречался с ним на поле брани, в разных ситуациях.  

Но это объяснялось, опять же, тем, что Ольговичи и Ростиславичи боролись друг с другом за южно-русские земли постоянно. 

Д.Володихин

- Как поётся в популярной песне: «… это – наша судьба, жить не можем иначе…» 

С.Алексеев

- Ну, верно… 

Д.Володихин

- Ну, что же? 10 лет он там отслужил своей родне. Родня его продвинула немного выше, или – сам? 

С.Алексеев

- И так, и так можно сказать. Дело в том, что в 1203 году Ростиславичи, на время, потерпели сокрушительное поражение на Киевщине, и вынуждены были покинуть Киевскую землю. Ну… придёт время – вернутся, но пока – так. 

Д.Володихин

- А потом – опять уйдут. 

С.Алексеев

- Но пока – так. Поэтому, Мстислав лишился своего удела, как и другие представители… младшие представители его семейства, и, через несколько лет, по наследству, по очерёдности, естественным порядком вещей, получил, всё-таки, свой отцовский Торопец. Произошло это в 1207 году, обычно как полагают. 

Д.Володихин

- Наверное, мысленно сказал: «Ну, слава Богу! Хоть сейчас-то…» Но Торопец – это, ведь, в общем… город богатый, но не из первостепенных, как уже говорилось, престолов. 

С.Алексеев

- Торопец был рядом с Новгородом. Ну, относительно рядом. Он был ближе к Новгороду, чем другие крупные города Смоленской земли. И имел с Новгородом традиционные связи – торговые и политические. 

Мстислав Храбрый, отец Мстислава Удатного, как я уже сказал, он княжил в Новгороде и прославился там.  

Через два года после того, как в Торопце оказывается Мстислав… ну, ещё не звавшийся «удатным», новгородцы решили, в очередной раз, избавиться от сурова, доминировавшего над их городом, Великого Владимирского князя Всеволода Большое гнездо. 

Д.Володихин

- С нашей точки зрения – государственника, который пытался, всё-таки, Русь направить по пути объединения. Но иго объединителя – нелёгкое иго. 

С.Алексеев

- И для новгородцев он, конечно, был, в первую очередь, не столько объединителем, сколько притеснителем и грабителем: и лучшими людьми помыкает, и требует участия в, далеко не всегда интересных Новгороду, своих военных предприятиях, и, вообще, диктует городу, как жить. 

Д.Володихин

- Ну, да… мы хотим жить в своём углу, и по своей воле, чтобы никто к нам не совался, но давал бы нам войска, и оборонял бы нас от врагов. 

С.Алексеев

- Совершенно верно. 

Д.Володихин

- Дорогой князь, оказывай нам услуги! Мы даже готовы тебе немного заплатить, но вот – ради Бога – вот… чтобы ты вот вообще ни во что не совался! Там… есть Русь, а есть – мы. Мы, потихонечку, в сторонке…» 

С.Алексеев

- Ну… Руси, отдельной именно от Новгорода, на тот момент, к сожалению, не было. 

Д.Володихин

- Но, всё-таки, была обширная область проживания одной народности древнерусской… 

С.Алексеев

- Нет… но и было понимание Руси как единой земли, как единого государства даже, но новгородцы отличались, разве что, тем, что они князьями… 

Д.Володихин

- … помыкали… 

С.Алексеев

- … распоряжались, как угодно, тогда, как степень их независимости… 

Д.Володихин

- … а Всеволод помыкать собой не давал. 

С.Алексеев

- … да… тогда, как степень их независимости от Руси в целом была, к сожалению, не большей, чем, скажем, у Полоцка, у Галича, или у любого другого, вполне княжеского города Руси. 

Время спокойно жить в своём углу, время от времени набегая на соседей, в том числе, и цивилизованных – причём, не только по суше на Русь, но и по морю, скажем, на Данию – оно ушло в прошлое. И, в общем, соседи заинтересовались этими землями, у которых не было никаких сильных покровителей и союзников, кроме Руси, которая, время от времени, брала дань с них ( когда они её давали ). 

В низовьях Северной Двины высадились немцы, построили Ригу, и начали понемногу захватывать земли. А Датские короли расчистили от эстских пиратов Балтийское море, и сами стали высаживаться на эстских землях, захватывая и подчиняя, облагая данью местные племена. А вскоре уже начнут и крепости здесь строить. 

Новгородцы, соответственно, не хотели проиграть в этой конкуренции – они уже не могли позволить эстам ( или «чуди», как говорили в Новгороде ) просто не платить дань. 

И Мстислав совершает на непокорные племена два похода, в обоих одерживает победу, проходит территорию современной Эстонии до самого моря, в частности, захватывает очень крупную крепость эстских племён «Медвежью голову» («Оденпе»), и, на время, закрепляет эти земли за Новгородом. Собственно, до его ухода, немцы и датчане… ну… остерегались проникать вглубь эстских земель. 

Д.Володихин

- Ну, что же… успех, успех очевидный! И, на этой ноте, я, с воодушевлением, напомню вам, дорогие радиослушатели, что это – светлое радио, радио «Вера». В эфире – передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин, и мы обсуждаем историю подвигов и сражений Мстислава Мстиславича Удалого. 

На минуту мы с вами прервём нашу беседу, чтобы вновь вскоре встретиться в эфире. 

«ИСТОРИЧЕСКИЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА» 

Д.Володихин

- Дорогие радиослушатели, это – светлое радио, радио «Вера». В эфире – передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин, и мы, с замечательным историком, доктором исторических наук Сергеем Викторовичем Алексеевым, главой историко-просветительского общества «Радетель» и специалистом по истории русского средневековья обсуждаем биографию древнерусского князя Мстислава Мстиславича Удатного – человека, который крепко послужил новгородской вечевой республике. 

Продолжим. Собственно, два больших похода, две удачи – ну… они, в какой-то степени, приостанавливают натиск зарубежных сил, и показывают то, что Новгород ищет… ну… своего рода, сферу влияния в этом районе, и готов за неё драться. 

С.Алексеев

- Верно. Но, в скором времени, дела позвали Мстислава Удатного снова на юг. Дела, в лице его родни, которая по-прежнему тягалась за южно-русские столы, и, прежде всего, за Киев, с тем самым Всеволодом Чермным. 

К этому времени, весь юг Руси был охвачен… ну… просто страшной по масштабам междоусобной гражданской войной, в которой участвовали и зарубежные силы. Её эпицентром был Галич – собственно, город, ставший, к этому времени, выморочным уделом… 

Д.Володихин

- Давайте, уточним… Галич Южный… 

С.Алексеев

- Галич Южный. 

Д.Володихин

- Не Галич Мерьский, а Галич Южный. 

С.Алексеев

- Галич Южный, исторический центр той области, которая получила, в дальнейшем, название Галиции. 

Д.Володихин

- Ну, и место – будущее место княжения – знаменитого Даниила Галицкого. 

С.Алексеев

- Верно! Который тогда был ещё очень юн. 

Галичская династия прервалась ещё в конце XII века. Городом завладел сильный князь, объединитель южно-русских земель, Роман Волынский – Роман Мстиславич, отец упомянутого Вами Даниила. Но в 1205 году он погиб в столкновении с поляками. И, после этого, за Галич, а, отчасти, и за Волынь – но в большей степени именно за Галич, где законных претендентов,  фактически, не было – кто смел, тот и съел – началась междоусобица, втянувшая почти все княжеские дома Руси, а также Польский и Венгерский правящие дома. 

Д.Володихин

- Ну, это – лакомый кусок: богатый город, богатая земля, великолепный климат – в общем, Галич стоил того, чтобы за него сражаться. В представлении людей того времени. 

С.Алексеев

- Всеволод потерял в борьбе за Галич трёх родственников – сыновей знаменитого героя «Слова о полку Игореве» Игоря Святославича, князя  Новгорода-Северского, которые, по матери своей, Ярославне, имели какие-то права на Галицкий стол, или, по крайней мере, так считали. Эти права довели их до того, что галичане их повесили. 

Д.Володихин

- Ну, скажем так… Чернигов должен был либо отступиться, либо голову сложить в этой борьбе за Галич. 

С.Алексеев

- В гибели родни Всеволод обвинил Ростиславичей… 

Д.Володихин

- … то есть, Смоленский князей, родню нашего героя. 

С.Алексеев

- Вот. Но насколько для этого есть основания – сложно сказать. Значительная часть наших источников – поздние. Но, во всяком случае, это подкинуло хвороста в костёр разгоравшейся борьбы между ним и Ростиславичами за Киевский престол. 

Д.Володихин

- Но, а наш-то герой, Мстислав Мстиславич – каким боком… 

С.Алексеев

- Он был призван своей роднёй на помощь, и с торопчанами, и с новгородцами направился в Киевскую землю. 

Д.Володихин

- И здесь новгородцы за своего князя «потягли», как тогда говорили! 

С.Алексеев

- Потягли. Нельзя сказать, что с большой охотой, но он и не слишком Новгород напряг. 

Д.Володихин

- Ну, а… очевидно, и зипунов пообещал. 

С.Алексеев

- Более того, был такой эпизод. Новгородцы и смоляне между собой повздорили, в процессе похода. Новгородцы за себя постоять смогли, одного смолянина убили. Князь, видимо, заступился за своё воинство перед роднёй, а родня решила, что с его воинством, всё-таки, лучше. И поэтому, никто не пострадал в дальнейшем. 

Поход был победоносен, и, в значительной степени, благодаря новгородцам и князю – ну, по крайней мере, так рисует дело новгородская летопись, и другие ей не противоречат. 

Д.Володихин

- Буйные воины севера! 

С.Алексеев

- Всеволод, в итоге, был вынужден отступиться от Киева, а на престоле Киевском был посажен представитель Волынских Мономашичей – то есть, родственников, в общем, Смоленских Ростиславичей, хотя и не из их семьи – на время.  

Потом на Киевском престоле оказывается уже прямой Ростиславич, двоюродный брат нашего героя, и тоже Мстислав – Мстислав Романович. 

Д.Володихин

- Так… мы сейчас в них запутаемся. Главное, помнить, что война принесла Смоленским князьям успех. Они посадили свою марионетку в Галиче, сами вступили в Киев, и тут-то наступает время, когда нашему герою пора бы получить награду. 

С.Алексеев

- Награду он, собственно, и получил. Поскольку, при перераспределении уделов, его направляют родичи в Галич. Правда, не ясно, доехал ли он туда. Потому, что дела очень скоро позвали его обратно в Новгород. 

Д.Володихин

- Но, так или иначе, формально он стал Галицким князем. Сохранил он при этом Торопец, или нет? 

С.Алексеев

- Торопец он сохранял, как свой тыл, на протяжении всей этой истории. Ну, а, кроме того, в Киеве – повторяю, это важно на будущее – оказался на княжении, в итоге, после всех перестановок, его двоюродный брат – в дальнейшем, ближайший союзник и тёзка – Мстислав Романович. 

Д.Володихин

- То есть, иными словами, Смоленские князья находятся в состоянии боевого триумфа. Один из самых великих воинов – Мстислав Мстиславич Удатный – имеет под рукой свой наследный Торопец, имеет права княжения в Новгороде, и получает ещё жирный кусок чернозёма южного – Галич. 

Ну, он – один из самых богатых князей, на тот момент на Руси! 

С.Алексеев

- Совершенно верно! И, вообще, благодаря его удаче, Смоленские-то князья оказываются самым сильным княжеским домом на Руси.  

Они держат Смоленск, они держат Киев, они держат Галич, и пытаются, через различные политические рычаги, контролировать Волынь, где сидит юный Даниил Романович, плюс – Новгород. 

Д.Володихин

- Но грядёт эпоха испытаний. Насколько я помню, в 1212 году, владыка всего северо-востока Руси Всеволод Большое Гнездо, бывший враг Новгорода, скончался. И его сыновья рассорились меж собою. Это привело к новой войне, и тут без Мстислава Мстиславича не обошлось. 

С.Алексеев

- Собственно, это те самые дела, которые помешали ему тогда утвердиться в Галиче. 

У Новгорода вышел острый конфликт с Ярославом Всеволодовичем… 

Д.Володихин

- Один из младших детей Всеволода Большое Гнездо, отец Александра Невского, и – тоже, своего рода, кондотьер. 

С.Алексеев

- Князь Переяславский. И зять, только что ставший зятем, нашего героя. 

Д.Володихин

- Ох… все они – родня, и все они готовы друг другу головы посносить за княжеские столы. Вот христианский урок того времени! 

С.Алексеев

- Собственно, не успела юная дочь князя Торопецкого и Новгородского, а теперь ещё и Галицкого… 

Д.Володихин

- … превратиться из невесты в жену… 

С.Алексеев

- … превратиться из невесты в жену, как её молодой супруг вступил в острый конфликт с Господином Великим Новгородом, навязывая ему себя в князья. 

Методы были традиционные для Владимиро-Суздальских князей – перенять торговые пути, закрыть подвоз хлеба. 

Д.Володихин

- Новгород обиделся крепко. 

С.Алексеев

- Новгород обиделся крепко, Новгород попытался прорвать блокаду, кончилось это для новгородцев пленением как многих знатных их на бою, так и пленением их посольств. 

Новгород позвал с юга своего князя. 

Д.Володихин

- «Хватит баловаться, свою землю охабив, чужую хочешь под себя взять! Давай-ка, защищай нас!» 

С.Алексеев

- Ну, Мстислав прибыл, и разобрался в политической ситуации. Действия Ярослава он, конечно, воспринял как смертельную обиду, как вызов ему лично со стороны человека, за которого он только что отдал дочь. 

Д.Володихин

- «Новгород – мой. Куда ты лезешь?» 

С.Алексеев

- Примерно, так. Он, соответственно, рассмотрел происходящее во Владимиро-Суздальской Руси, и предложил союз противнику Ярослава и его старшего брата Юрия – их общему старшему брату Константину, князю Ростовскому. 

Д.Володихин

- То есть, иными словами, перед нами сейчас, дорогие радиослушатели, раскрывается полотно эпической войны различных субъектов Российской Федерации между собой. Новгородская область, в союзе со Смоленской областью, приняв, в общем, под себя ещё и Ростовский район… какой?... Владимирской, наверное, области… или Ярославской… да… вступает в войну с областью Владимирской в неполном составе. Значит, две области с третью воюют с двумя третями области. Ну… а там ещё – часть Московской области. 

То есть, в общем, очень солидное получается побоище. 

«ИСТОРИЧЕСКИЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА» 

Д.Володихин

- Напоминаю, что это – светлое радио, радио «Вера». В эфире – передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин, и мы, с замечательным специалистом по истории русского средневековья, доктором исторических наук, Сергеем Викторовичем Алексеевым, обсуждаем биографию и ратные подвиги Мстислава Мстиславича Удатного. 

Ну, что ж… не так много нам осталось до конца – всего минут двенадцать. Но, во всяком случае, за это время ряд очень ярких свершений, которые вышли, так сказать, из-под руки Мстислава Мстиславича, мы помянем. Одно из них, к сожалению, мрачное. Это – та катастрофическая битва на Липице 1216 года, о которой мы начали говорить ещё в первые минуты передачи. 

С.Алексеев

- Липицкая битва решила судьбу Владимирской земли, и завершила междоусобицу. Там Мстислав обеспечил победу себе и своему союзнику Константину… 

Д.Володихин

- … Новгороду, Смоленску… 

С.Алексеев

- Ну… Смоленск не участвовал, официально, во всём этом. 

Д.Володихин

- Но войска дал. 

С.Алексеев

- Новгород гордился этой победой. Новгородская летопись с торжеством заметила, что погибло всего несколько новгородцев, тогда как разбежавшаяся Владимирская рать гибла… там… в несметном числе.. 

Д.Володихин

- То ли 9000, то ли 10000 полегло… 

С.Алексеев

- Ну… это, в поздних источниках появляющиеся, цифры, и они – сомнительные, прямо скажем. Но то, что потери были страшные, то, что битва была кровавая – это свидетельствуется всей исторической памятью о ней. 

Д.Володихин

- И, в общем, это – не в радость нам всем, русским, не в радость нам всем, христианам. 

С.Алексеев

- Конечно. Она так и запомнилась, как символ междоусобиц, накануне монгольского нашествия. 

Так или иначе, Мстислав вернулся в Новгород с победой, и, в общем, примирив своей победой, принудив к миру Ярослава и Юрия с их братом Константином, и обеспечив Константину Великое Владимирское княжение. 

В Новгороде это всё, конечно, добавило любви к нему, но, через несколько лет, он Новгород покидает – собственно, через 2 года он Новгород покидает окончательно. Поклонившись Великому Новгороду, попросив прощения, всё-таки, отправляется на юг, в Галич. 

Д.Володихин

- И будет у Ярослава Всеволодовича – его главного противника – час триумфа, когда он побудет в Новгороде князем. 

С.Алексеев

- Через некоторое время, действительно, он Новгород займёт. 

Д.Володихин

- Ну, вот… не так, прямо, сразу, но – будет. 

С.Алексеев

- Мстислав поступил честь честью, на его место был призван родственник из его же дома, из Ростиславичей, но… потом произошло то, о чём Вы говорите. А… 

Д.Володихин

- Слабак оказался родич. 

С.Алексеев

- Да… а Мстислав доказывал теперь свою удаль и удачу на другом конце Руси, в Галиче. И доказывал, надо отметить, в интересах всей Руси, поскольку главный его противник здесь был – венгерский королевич Андраш, претендовавший, при помощи многих галицких бояр, на Галицкий престол. 

Мстислав дважды громил Андраша, дважды выбивал его из Галича. Действовал в союзе с Даниилом Романовичем Волынским, уже подросшим, за которого он выдал свою следующую дочь… 

Д.Володихин

- В будущем – Галицким. 

С.Алексеев

- В будущем – Галицким, но тогда – союзником законного, по его представлениям, Галицкого князя, своего тестя, Мстислава Удатного. 

Потом они, правда, ещё повоюют, но это будет потом. 

Д.Володихин

- Мне кажется, тогда все друг с другом, хоть немного, да повоевали – время было такое. 

С.Алексеев

- Ну… если не воевал в пределах своей семьи, как Мстислав Удатный, то уже хорошо. 

Д.Володихин

- … уже хорошо. 

С.Алексеев

- Своей семьи, в узком смысле – своей ближайшей родни. 

К началу 20-х годов, Мстиславу удалось выбить венгров из Галича окончательно – в 1221 году. Но, как потом выяснилось, опять же, на некоторое время. Но тогда это виделось, как очень большой успех, и Мстислав прославился на всю Русь, и считался сильнейшим – по крайней мере, воинской славой и воинской силой – среди южнорусских князей. 

Мстислав Романович Киевский… где-то… ну… был бледен на его фоне, и полагался на союз с ним очень сильно. Что, собственно, и привело Мстислава Удалого, вместе со своим киевским союзником, на реку Калку в 1223 году. 

Д.Володихин

- «…когда явился народ неведомый из степей, зовомый «мунгалы»…»  

С.Алексеев

- Ну… чаще их тогда звали татарами.  

Мстислав Романович выступил на Калку, ради своего тестя, половецкого хана Котяна, по его призыву. И Мстислав Мстиславич пошёл вместе со своим союзником. Но известно, что, в том числе, из-за разлада по тактическим вопросам, и по вопросам чести – кому идти вперёд между русскими князьями, а также из-за близорукости Киевского князя, который позволил войскам втянуться в погоню за монгольской конницей, русские потерпели поражение. 

Д.Володихин

- То есть, иными словами, время было такое, что даже совместный поход, которые раньше уж, как минимум, против половцев прекрасно получались, и тут – не вышел, не вытанцевался, принёс поражение, вместе победы. 

С.Алексеев

- Мстислав Удатный еле бежал из битвы… 

Д,Володихин: 

- Остался Удатным, потому, что остался жив, в отличие от некоторых других князей. 

С.Алексеев

- Ну, точно так же, и зятю его, Даниилу Романовичу, удалось, хотя и раненым выбраться. Но… вот, Мстислав Удатный, действительно не был и ранен, и успел вовремя впрыгнуть в ладью, и переправиться через реку, чего многим, даже из его родичей, не удалось. 

Последние годы его жизни и воинской биографии прошли не столь славно. Он, собственно, был и… отчасти, подавлен первым, столь крупным, поражением в своей судьбе, и редко ходил в походы, ещё успешно воевал с венграми за Галич, но, в итоге, примирился с Андрашем Венгерским, выдал за него последнюю свою дочь, и, почувствовав приближение смерти, отказался, в пользу этого нового зятя от Галицкого стола. 

Д.Володихин

- То есть, почувствовал, что в таком состоянии здоровья, в котором он пребывал, сражаться не может. А наследников, которые могли бы заменить его в городе, не имел. 

С.Алексеев

- Сыновья его не пережили – ни один его сын. Ну… там… разные есть версии генеалогов, но, во всяком случае, ни один совершеннолетний его сын не мог принять, на тот момент, княжение. 

С Даниилом Романовичем он рассорился в конце жизни – и они, вот, как раз, тогда и повоевали – поэтому, он отказался от Галича… 

Д.Володихин

- С чем же остался-то, на старости лет? 

С.Алексеев

- Прибыл в Киев, где построил Крестовоздвиженский монастырь, не сохранившийся до наших дней… 

Д.Володихин

- Остался с деньгами и верой. 

С.Алексеев

- … вот… в котором и принял схиму, незадолго до смерти. Видимо, не непосредственно в момент смерти, но даже – чуть раньше. 

Д.Володихин

- По большому счёту – честный человек, верующий, который хорошо понял урок, который преподал ему Господь Бог, и… в общем… по-своему искупивший свои грехи, воин. Ведь это – очень хороший финал для православного правителя. 

С.Алексеев

- Ну, в общем, да. 

Д.Володихин

- Давайте, всмотримся в это время ещё раз. Ведь, история – это, в какой-то степени, сборник притч Господа Бога. 

Один из величайших воинов Руси, человек, который выиграл огромное множество сражений. Бился с половцами, венграми, бился с эстами, и, тем не менее, большую часть своей отваги, воинской энергии, искусства тактического потратил на сражения со своими единоверцами, со своими родичами – не самыми близкими, отдалёнными, но, тем не менее, со своими родичами, с русскими князьями, православными людьми. Потратил то, что ему дал Бог, на кровопролитие в родном отечестве. Это ведь, в общем, характеризует время страшно, трагично. Оно так нехорошо, что даже дар полководца ( то есть, защитника своей земли ) обращён был против своей же земли, и привёл, в конечном итоге, к тому, что пришёл иноплеменник из дальних степей, и порушил непрочный союз горделивых, честолюбивых князей, прекрасно дравшихся между собой, и не сумевших сговориться перед лицом общей опасности. 

Не увидеть в этом урока Свыше, не увидеть в этом, в какой-то степени, попущение тяжких бед за грехи самих князей перед землёй, перед друг другом, это значит – быть слепцом. Это не только политика, это не история, исключительно социально-экономическая и военная, это, в какой-то степени, наверное, можно сказать, мистический, христианский оттенок в истории древнерусского общества.  

И очень хорошо, что Мстислав Мстиславич, чувствуя, что рушится всё то достояние политическое и имущественное, которое он собирал, на протяжении всей жизни, мечом своим, избрал правильный выход. Отдал город своему брачному свойственнику, отдал деньги Церкви, отдал свою горделивую волю Господу Богу. Ну, согласитесь, мудрый человек! 

Сколько ему оставалось после того, как он принял иноческий постриг? 

С.Алексеев

- Мы не знаем, как долго он пожил после этого. В принципе… ну… понятно, что это – короткий срок. То есть, он постригся, чувствуя приближение смерти. Мы мало знаем о его кончине. А умер он в 1228 или 1229 году. 

Д.Володихин

- Многие ли князья-кондотьеры шли его путём? 

С.Алексеев

- Ну… опять же, мы мало об этом знаем. Обычай принимать постриг перед смертью – он, как раз, и возник в XIII веке… ну… во всяком случае, именно уже как обычай. Но, в принципе, это ещё не было традицией в домонгольский период. 

Д.Володихин

- Иными словами, он, из общего множества Рюрикова рода, вываливается, как человек, который оказался – то ли тоньше сердцем, то ли острее умом, и, наверное, этот урок Небесный воспринявший гораздо ближе, чем остальные. 

С.Алексеев

- Может быть, так. 

Д.Володихин

- Ну, что же… вот с этим, христианским уроком – тяжёлым, потому, что сам-то Мстислав Мстиславич ушёл из жизни иноком, и дай Бог ему Божьего прощения за все эти смуты! Надо надеяться и молиться за него, чтобы с ним в посмертии всё было хорошо. 

Но, с этим уроком, другие князья не распорядились никак. Минет менее 10 лет, и начнут они ложиться во сырую землю под саблями того самого неведомого народа, который придёт, как бич Божий, исправлять Русь, наказывать её за грехи тех, кто участвовал во всех этих чудовищных усобицах, и тех, кто опять не смог договориться пред лицом общего врага. 

Сейчас мне осталось лишь, от вашего имени, сказать спасибо Сергею Викторовичу Алексееву за эту замечательную беседу о князе Мстиславе Удатном, и попрощаться с вами. Спасибо за внимание. До свидания! 

С.Алексеев

- До свидания! 

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Псалтирь
Псалтирь
Андрей Борисович – увлеченный своим делом человек. А дело всей жизни нашего героя – это изучение Псалтыри, библейской книги царя Давида. Вместе с Андреем Борисовичем мы попадаем в различные житейские ситуации, которые для нашего героя становятся очередным поводом поговорить о любимой книге.
Мой Крым
Мой Крым
Алушта и Ялта, Феодосия и Севастополь, известные маршруты и тайный тропы Крымской земли. «Мой Крым» - это путешествие по знаменитому полуострову и знакомство с его историей, климатом и достопримечательностями.
Жития святых
Жития святых
Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Александр Невский и многие другие - на их жизнь мы стараемся равнять свои жизни, к ним мы обращаемся с просьбами о молитвенном заступничестве перед Богом. Но так ли много мы знаем об их земной жизни и о том, чем конкретно они прославили себя в вечности? Лучше узнать о земной жизни великих святых поможет наша программа.
Во что мы верим
Во что мы верим

Также рекомендуем