Москва - 100,9 FM

«Фильм «Счастье в конверте». Евгений Бедарев, Светлана Суханова

* Поделиться

У нас в гостях были актриса, режиссер Светлана Суханова и режиссер, сценарист Евгений Бедарев.

Мы говорили о фильме «Счастье в Конверте»: кому он посвящается, какие задачи ставил перед собой режиссер при его создании, какие смыслы несет в себе кинокартина, где можно её посмотреть, и на какие вопросы зритель может найти в ней ответы. Наши гости поделились, как они понимают, что такое счастье, и каким образом разные определения счастья нашли отражение в фильме.


Ведущие: Алексей Пичугин и Алла Митрофанова.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

- Дорогие слушатели, здравствуйте!

«Светлый вечер» на светлом радио.

Здесь, в этой студии, приветствуем вас мы – Алла Митрофанова…

А.Митрофанова:

- … Алексей Пичугин.

А.Пичугин:

- С удовольствием представляем гостей – сегодня будем говорить про кино, про премьеры, про дебюты, и у нас в гостях – Светлана Суханова, актриса и режиссёр. Добрый вечер!

С.Суханова:

- Здравствуйте!

А.Пичугин:

- Евгений Бедарев – режиссёр и сценарист. Здравствуйте!

Е.Бедарев:

- Вечер добрый!

А.Пичугин:

- И вот, буквально, на днях – послезавтра – в прокат выходит новая картина. Это – режиссёрский дебют Светланы Сухановой. Фильм называется «Счастье в конверте».

С.Суханова:

- Всё верно.

А.Пичугин:

- Всё верно. Мы этот фильм посмотрели… на днях…

А.Митрофанова:

- Ну… мы… это ты посмотрел. Я-то – нет!

А.Пичугин:

- Ну… это, на самом деле, не так, наверное, важно – главное, что кто-то из нас его видел. А сейчас мы… и, тем более, люди, которые его создавали, в этой студии. Мы, я думаю, всё замечательно обсудим.

Не вдаваясь в подробности сюжета, без спойлеров – потому, что фильм явно стоит того, чтобы прийти в кинотеатр его посмотреть – можно сказать, и это, в общем, вы все прочитаете на сайтах… там… не знаю… на «Кинопоиске», где-то ещё, на сайтах, посвящённых кинематографу, что это – попытка снять доброе кино, которого очень не хватает в современном мире, и в современном киномире.

Я посмотрел фильм. И я подумал, что это, наверное, действительно, так. Потому, что… сюжет достаточно простой: три новеллы… достаточно грустные, но, тем не менее, от каждой из них остаётся какое-то ощущение… всё-таки… доброты. Которой, действительно, не хватает. И мне показалось, что сейчас в прокате… ну… не знаю, там… в неделю выходит с десяток фильмов в России в прокат, и… что-то запоминается, что-то – не запоминается. Но, вот, добрых фильмов российских, которые не приурочены к какому-либо событию – там, к Новому году… у нас всегда под Новый год выходят «Ёлки»… Евгений Бедарев у нас в студии – «Тариф новогодний», несколько лет назад…

Е.Бедарев:

- Было дело!

А.Пичугин:

- … это – фильмы-сказки, которые приурочены к определённому событию. А это – не приурочено. Если не брать во внимание войну… но война в этом фильме показана так причудливо – мы об этом обязательно поговорим, потому, что это главный вопрос у меня – почему так? Но, вот, тем не менее… Вы, действительно, изначально ставили себе задачу сделать такую добрую сказку, которая бы заняла… вот… своё место в наше непростое время, в том числе, и киношное?

С.Суханова:

- Я, да?

А.Пичугин:

- Ну, наверное, да, Светлана…

С.Суханова:

- Задачу, в первую очередь, я не ставила, чтобы… я даже не надеялась, что это кино, вообще, выйдет, и его увидят на больших экранах. Потому, что я понимала, что это – очень сложная… работа, и воспринимать его будут тоже очень сложно. Оно очень не похоже ни на что. Ну, как мне кажется.

И задача была – снять то кино, которое бы я хотела увидеть. Вот, я бы хотела посмотреть такое доброе кино.

А.Пичугин:

- А чего Вам не хватает сейчас в кино?

С.Суханова:

- Мне не хватает… знаете, я… неважно, какой там сюжет у фильма, или у спектакля, или у какой-то выставки, но если я выхожу, и меня эмоционально «колбасит», в хорошем смысле, когда я начинаю думать о нём: «А – как? А как бы я поступила? А что бы я в этом момент сделала?» – мне вот этого не хватает. От искусства мне не хватает какого-то… катарсиса, какого-то ощущения чего-то нового – что-то открыть в себе, почувствовать – другое. И мне хотелось, вот, этим фильмом… чтобы зритель пришёл, и что-то почувствовал – другое, непонятное. Я не знаю… это было сделано на каком-то интуитивном уровне – вот этот фильм.

А.Митрофанова:

- Судя по тем зрительским отзывам, которые я видела в роликах о фильме, и сюжетах, которые о нём сняты, люди – заливаются слезами, сидя в зрительных залах. Причём, я так понимаю, это происходит не только на пресс-показах, это происходит и в каких-то… ну… в тестовом режиме – там, где вы показывали картину в разных городах России самым разным людям. И возрастная аудитория тоже… Возрастная аудитория, кстати, какая? 6+? 0+? Сколько у вас?

Е.Бедарев:

- Ну, у нас прокатчики поставили 12+, но только лишь потому, что там наши герои курят и пьют, а сейчас это, вроде как, запрещено. Но Света это хотела делать в обязательном порядке, потому, что это – правда жизни. Иначе, это получается, такое, рафинированное и вырезанное – стерилизованное.

А.Митрофанова:

- Ага… значит, это, всё-таки, 12+…

С.Суханова:

- Ну… да, да, 12+. И мы уже даже вырезали, что у нас пьют, уже даже не пьёт у нас он, но курит, это – да, и я не могу это убрать. Потому, что…

А.Пичугин:

- Чтобы люди видели режиссёрскую версию…

С.Суханова:

- … да, да… фронтовик, который не курит – ну… для меня это… в общем…

А.Митрофанова:

- … некий нонсенс. Действительно, многие тогда… даже те, кто, именно во время войны, начали, потому уже – в мирное время – не смогли многие расстаться с этой привычкой. Правда, это – так. И – понимаю Вашу… Ваше стояние за правду режиссёрское.

А… вот, смотрите… Вы видите реакцию зрительного зала, Вы слышите, что говорят люди… что Вы чувствуете в этот момент?

С.Суханова:

- Ну, во-первых, про слёзы. Когда мы с Женей только обсуждали, на уровне идеи, и я его просила… ну… что бы мне хотелось увидеть в сценарии, это было забавно – потому, что мы сидели с ним в кафе, было лето, и мы рыдали с ним, как две белуги. Я ему наговаривала, что бы я хотела там увидеть, что меня трогает, что бы мне хотелось передать… и, на протяжении всего создания фильма, я не могла остановиться.

В третьей части – там, где… это не спойлер… там дедушка приходит покупать в магазин конфет… я…

А.Пичугин:

- Это безумно трогательно снято…

С.Суханова:

- … я не могла ему нормально говорить задачу. Я к нему подходила – и у меня текли слёзы, и я говорила… так вот… шёпотом пыталась что-то объяснить… говорю: «Нет… не могу… сейчас…»...

А.Пичугин:

- Он это сыграл – он сыграл именно так, как…

С.Суханова:

- Вы знаете, мне очень повезло с актёрами. Потому, что они… они пришли – на свою роль. Каким-то фантастическим образом пришли. Потому, что Ефим Александрович Каменецкий, который играет в третьей части деда Василия – он чудесным образом попал к нам. Я просто у знакомых артистов в Петербурге спросила – кто, где по театрам… у кого… кто знает какого-нибудь «дедушку»? И мне говорят: «А – вот…» И мы пришли… опять же – Женя, продюсер, Серёжа… пришли знакомиться с Ефимом Александровичем, и он выходит такой… небольшого роста… в театре Комиссаржевской… встречает нас на служебном входе, проводит к себе в гримёрку, спрашивает, будем ли мы чай-кофе.

«Я почитал сценарий…» – говорит он мне, а у меня сердце сжимается, потому, что… я даже ни пробовать ничего его… я просто знаю, что это – он.

А.Пичугин:

- Но у него – несколько десятков фильмов, он, всё-таки, такой… очень известный актёр…

С.Суханова:

- Безусловно. Понимаете… но, вот… к моему стыду, я не знала его до этого момента.

А.Пичугин:

- Ну, это – нормально. Это же… актёрский цех – он настолько большой…

С.Суханова:

- Ну… большой, но мы, всё-таки, должны были знать. А вот это, может быть, и плюс – то, что у нас не медийные актёры. Я очень рада, что познакомилась с Ефимом Александровичем…

А.Пичугин:

- А как… не медийные? Мальчик… внук, собственно, Ефима Александровича…

С.Суханова:

- Ну… внук… он, вообще, не актёр… он…

А.Пичугин:

- Подождите… мне кажется, я его где-то видел…

С.Суханова:

- Нет, Вы не могли его нигде видеть – это его дебютная работа, и он, вообще, спортсмен, и никогда не планировал заниматься актёрской профессией. И Женя рассказывал…

Е.Бедарев:

- Его нашли мы на кастинге. То есть, мы хотели именно найти мальчика, который не был бы ни в одном проекте, не был бы ни в каком фильме… почему? Потому, что когда… дети же не могут играть – они не актёры, для этого нужно много-много работать и учиться. А они могут – только жить, они могут быть естественными. И очень многие дети, которые проходят… ну… какой-то этап съёмок, или чего-то – они становятся… ну… уже заштампованными, они уже начинают что-то пытаться играть, хотя у них нет ничего, и они становятся неестественными, не натуральными. И поэтому мы хотели найти ребёнка, который был бы абсолютно чистым, светлым, «неиспорченным», скажем так, телевидением или кинематографом…

А.Пичугин:

- У вас – своеобразное повторение истории Данелии. Он описывает в своих воспоминаниях, как они снимали один из первых фильмов его «Серёжа»… помните, да?

С.Суханова:

- Конечно!

А.Пичугин:

- Мальчик, который… ну, естественно… да, все помнят… про мальчика, у которого… там… конфликт в семье, как он его переживает, и… они ж тоже его нашли совершенно случайно – чуть ли не где-то… вот, так… детский сад, школа – кто-то привёл… никто не думал, что этот мальчик будет сниматься. Он и не снимался потом, вообще, нигде. Он до сих пор… там… ну… взрослый уже, даже, может быть, слегка пожилой… ему, там, лет 60 с небольшим, но… вот… это была единственная роль в кино, и все актёры вспоминают, как он на съёмочной площадке их учил играть!

Е.Бедарев:

- Ну, вот здесь-то… а здесь было – абсолютно потрясающий ребёнок, среди большого, большого, большого количества детей… вот… Федя… как-то… засветился…

С.Суханова:

- 90 было… к нам пришло 90 детей, по-моему…

Е.Бедарев:

- Ну, это – из одного места, а там их было больше… то есть, там, порядка… сейчас в цифры не будем вдаваться…

А.Митрофанова:

- Ажиотаж, видимо, большой, и это связано с тем, что многим хочется в кино… Такой уникальный мир, ребёнка туда – тянет, и хочется себя попробовать, и родители – «за», да?

Е.Бедарев:

- И себя попробовать… а родители – иногда они хотят решить свои, скажем так, мечты и проблемы, которые не состоялись, и, за счёт ребёнка, они, например, могут как-то попасть в кино. Потому, что, всё равно, кинематограф – он нас всех манит, нам кажется, что это – такой волшебный, прекрасный мир, в котором всё такое хрустальное, блестящее.

А.Митрофанова:

- Вполне возможно! Вот, кстати, то, что Вы сказали о детях, да… я позволю себе… я… видите, в чём дело… Лёша видел картину, а я ещё пока нет, но…

С.Суханова:

- У Вас впереди такое… я Вам завидую!

Е.Бедарев:

- Да-да, Вам повезло…

А.Митрофанова:

- … да… поэтому, у меня, параллельно с тем, что вы говорите, возникают в сознании другие образы – не связанные с вашей картиной.

Я вспоминаю Колю Спиридонова и две его блестящие работы. Одна – в картине «Итальянец», где ему, наверное, лет семь, а вторая – в картине «Ликвидация»… ну… там… через короткое время. Помните, там пацан такой, в «Ликвидации», да?

С.Суханова:

- Да, да…

А.Митрофанова:

- Вот. Я не знаю, относится ли это к нему, но, может быть, действительно, из каждого правила есть какие-то свои исключения. Потому, что роли две – абсолютно разные. Хотя, вроде бы, и там, и там – это беспризорник, но у него там… и взгляды разные, и ситуации… ну… отличаются, скажем так, друг от друга.

Вот. Но, наверное, кастинг проводить с детьми – это особенно сложная задача. Потому, что важно же и вот это… вот этого маленького человека… ну, как… большого уже человека – его не обидеть. И чтобы с родителями… как-то вот… на конфликтное поле не стать – потому, что кого-то придётся и отсеять, и родителям придётся узнать, что их ребёнок, в данном случае, не подходит, или подходит меньше, чем чей-то другой – а это всегда больно для родителей.

Е.Бедарев:

- Безусловно…

А.Пичугин:

- Ну… Спиридонов-то Коля стал актёром. Собственно, это было началом его карьеры, сейчас ему 24 года, и он активно снимается.

С.Суханова:

- Ну, я думаю, Федя у нас тоже будет активно сниматься!

А.Пичугин:

- Ну… а хорошо ли это?

Е.Бедарев:

- Наш Федя – да, он начал сниматься, у него уже появился агент, у него уже пошли роли… Но на первоначальном этапе это была просто какая-то бриллиантовая, скажем так, находка. Это – мальчик маленький, с огромными глазами… и, что самое ещё удивительное, он ещё очень красиво картавил. Но вот для этого персонажа – это… ну… прям… это… стопроцентное попадание и набор качеств.

А.Пичугин:

- Было забавно, что мы сидели, смотрели этот фильм – нас было несколько человек, и мы все сошлись во мнении: «О! Это ж тот самый мальчик… ну, помнишь… там… вот, он снимался… где он снимался… да, не помню, где он снимался – все его видели!»

Е.Бедарев:

- Нет, это его первая роль. И самое правильное, что сегодня прозвучало: очень многие люди, которые выходят с показов, они особенно отмечают именно кастинг. Они говорят: «Насколько удачно подобраны актёры! Они не играют, они – живут», – это, скажем, мнение тех людей, которые выходят. И здесь Светин стопроцентный успех в том, на мой взгляд, что она именно настояла на немедийных лицах, и мы следим за историей, а не думаем, что «это вот тот известный актёр» в парике, там… или в плаще, или в шубе. Это – просто, как картинки из жизни вытащены, и, вот, представлены на суд зрителя.

А.Митрофанова:

- Три новеллы в картине, три разных сюжета, насколько я понимаю. Мы не пересказываем эти сюжеты, чтобы… да… сохранять интригу, но: в любом отзыве на фильм какие-то самые краткие сведения о сюжете картины содержатся – вводные: где, что происходит. Или, может быть, кто – главный герой, кто – в центре внимания. Об этом вы могли бы рассказать, в нескольких словах? В каждом из этих трёх сюжетов.

С.Суханова:

- Давай, Женя, рассказывай…

Е.Бедарев:

- Ну… я не знаю, насколько это правильно, и нужно ли? Например, зритель, не видя фильм, он, всё равно, не сможет запомнить, что там, допустим, героиня Марина… там… что-то…

А.Пичугин:

- А это вот – неважно.

Е.Бедарев:

- Но… нам казалось, что… знаете… самое важное здесь – это некие условные истории. Условность – в чём? Они могут… вот, там предваряет фильм фраза, что эти истории могли произойти здесь, сейчас, в другой стране – 10 лет назад, 20 лет назад… они могут и через 10 лет произойти. Это – универсальные вещи, с которыми многие из нас сталкиваются: дружба, любовь, предательство… обиды какие-то… неисполненные мечты… несвершившиеся желания… маленькое чудо, которое с тобой произошло – вот это самое важное.

И очень многие говорят, например, что: «Вот, ваши герои – они не совсем старые для того, чтобы быть ветеранами войны, – допустим, – или чтобы пройти ту войну». Но у нас не было задачи снимать историческое кино. Мы хотели, чтобы это были узнаваемые истории, узнаваемые ситуации и люди, с которыми мы можем себя ассоциировать, для того, чтобы мы понимали, что, однажды столкнувшись с такой ситуацией, мы можем, например, действовать – вот так, или – лучше пойти вот такой дорогой.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

- Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня режиссёр и актриса Светлана Суханова, и режиссёр, сценарист Евгений Бедарев.

Мы говорим о картине, которая, буквально, через пару дней выходит в прокат. Она называется «Счастье в конверте». И, в общем… весь тот круг вопросов, который связан и с дебютом наших сегодняшних гостей, и с теми житейскими ситуациями, которые возникают в жизни героев этой картины – вот, об этом обо всём… и я думаю, что и о том, как вы понимаете слово «счастье» тоже сегодня обязательно поговорим.

Но, для начала, Светлана, если не сложно: какие мизансцены в каждой из этих трёх новелл, из которых кино ваше состоит… не знаю… может быть, место действия, или – кто в центре, в фокусе внимания из героев?

С.Суханова:

- Я не могу сказать, что, конкретно, один из персонажей какой-то главный.

На почте – три почтальона разного возраста. Ну… так скажем – пожилой, среднего возраста, и молодая девчонка, которая только приходит работать на почту. Они садятся вечером, после работы, отметить первый рабочий день молодой почтальонши, и рассказывают эти три истории – как они понимают, что такое счастье, что такое дружба, что такое вера, что такое… вера в чудо.

Первая история – это дружба двух ветеранов… так скажем… фронтовиков, которые подружились во время военных действий, и пронесли свою дружбу через всю свою жизнь.

А.Пичугин:

- Живут – на берегу моря. Там очень красивые пейзажи…

С.Суханова:

- Живут на берегу моря – очень красивые пейзажи…

Е.Бедарев:

- … в каком-то приморском городе, который похож на... приморские города…

А.Пичугин:

- Ну, давайте сразу… это не спойлер… в титрах это написано… кто-то если будет искать… потому, что первая мысль – как бы туда попасть? Это – заповедник Херсонес.

С.Суханова:

- Да, как мы угадали… а мы – месяц искали одиноко-стоящий дом по всему побережью Крыма…

А.Пичугин:

- Вот… вот… это же не Крым?

С.Суханова:

- Это – Крым!

А.Пичугин:

- А, это – Крым? В нём… прям, в нём снимали?

С.Суханова:

- Это – прям центр города.

Е.Бедарев:

- Вы, мне кажется, немножечко путаете… ассоциируете с городом Херсон. А это – Херсонес, это…

А.Пичугин:

- Да, я знаю, знаю, знаю… но это – в заповеднике в самом снимали?

Е.Бедарев:

- Да, естественно… На всякий случай – вдруг, просто, небольшое пересечение… некоторые путают с Севастополем… Это Севастополь – это Крым.

С.Суханова:

- Это под Севастополем, да… и мы его, слава Богу, нашли…

Е.Бедарев:

- Нашли дом – Света очень хотела одиноко-стоящий дом – чтобы был ветер, чтобы было море, чтобы был воздух – и пристроили к нему красивую такую террасу. И, вот, герой – он ходит на этой террасе, он сидит, скучает…

С.Суханова:

- Веранду, Женя веранду…

Е.Бедарев:

- Веранду…

А.Пичугин:

- Это какой-то понтийский грек у вас!

С.Суханова:

- Да! Но у нас такой замес… И, вот, эти два друга живут. Один из друзей говорит: «Я выиграл кругосветное путешествие, и уезжаю в это кругосветное путешествие…» – и начинает ему слать открытки со всего света, какие-то сувениры из разных городов, и, в один прекрасный момент…

А.Пичугин:

- Ну, и, вот, вокруг всего этого происходит сюжет! Дальше – спойлер пойдёт…

Е.Бедарев:

- Да, Света сейчас как разгонится!..

С.Суханова:

- Да… Нет, а дальше он получает письмо… У нас почему называется «Счастье в конверте» фильм? В каждой истории – фигурирует письмо. И вот, он получает письмо, которое переворачивает всё с ног на голову. А что оно переворачивает – это вы уже…

А.Митрофанова:

- Так, завесили интригу… прекрасно! Вторая история.

С.Суханова:

- Вторая история – это… в Ленинграде… в Санкт-Петербурге…

А.Пичугин:

- На Витебском вокзале…

С.Суханова:

- … на Витебском вокзале, да…

Е.Бедарев:

- На очень красивом вокзале…

А.Пичугин:

- Это – старейший вокзал России!

С.Суханова:

- … любимом всем кинематографом…

А.Пичугин:

- «Вокзал-актёр» его в народе называют!

С.Суханова:

- … да-да-да! Сотрудница вокзала вдруг видит странную сидящую одинокую бабушку, подходит к ней, и… в общем… и – началось!

Е.Бедарев:

- И дальше тоже – с ног на голову, и опять – письмо!

С.Суханова:

- Да, и опять – письмо.

Е.Бедарев:

- Тут не получится… как сказать… не рассказать, потому, что…

С.Суханова:

- Это – про людей, понимаете? Там сидят и разговаривают просто люди… просто кто-то поднимает глаза… очень крупные планы… Я говорю, оно не похоже на то, что привык видеть зритель…

Е.Бедарев:

- Современный зритель.

С.Суханова:

- … современный зритель. Это будет, наверное, очень приятно посмотреть взрослому поколению – поколению… там… моей мамы, но я всем рекомендую. И детей обязательно нужно водить. Там… потому, что… ходила…

А.Пичугин:

- Он – семейный, да, естественно…

С.Суханова:

- … ходила дочка моей подружки – ей 15 лет, такой… знаете… возраст, когда уже… там… селфи, и так далее… и её прям прибил этот фильм! Она пошла потом с мамой разговаривать: «Мам, а как вот так можно? А как вот так можно?»…

А.Митрофанова:

- А… то есть, это – один из тех фильмов, после просмотра которых можно садиться с детьми…

С.Суханова:

- Нужно.

А.Митрофанова:

- … особенно, если они подростки, и обсуждать с ними – жизнь, и за жизнь говорить?

С.Суханова:

- Ну, мне кажется, что нужно.

А.Митрофанова:

- Это – подарок, вообще-то, тогда! Потому, что попробуйте вывести подростка на подобные разговоры, и реакция сопротивления – это самое частое, с чем вы столкнётесь. Я думаю, все это прекрасно знают, да и себя помнят тоже. Попытки поговорить «за жизнь» со стороны родителей воспринимались в штыки именно потому, что «сейчас учить начнут». А когда тебя что-то «торкнуло» конкретно, ты сам уже к родителям приходишь с вопросами, а как это всё… вот это вот?

А.Пичугин:

- Так. И – третья новелла? Как раз, где Ефим Каменецкий снимается, питерский актёр.

С.Суханова:

- Да, да… и третья новелла. Это – маленький мальчик, который живёт со своим дедушкой. Почему он живёт с ним, вы узнаете из фильма…

А.Пичугин:

- Ну, Федя Лещёв, собственно, актёр маленький…

Е.Бедарев:

- Да, в некой Сибирской деревне, заваленной снегом…

А.Пичугин:

- Вот, где это снималось, кстати, я хотел спросить…

Е.Бедарев:

- Ну… это снималось в Карелии.

А.Пичугин:

- А… в Карелии, всё-таки…

Е.Бедарев:

- Но по пейзажам, по постановке, по красоте – это может быть любой Сибирский город.

А.Пичугин:

- Помните, была такая сказка замечательная Бориса Бунеева «Деревня Утка»? Что, нет? У кого ни спрошу, никто не помнит…

Е.Бедарев:

- Я не помню.

А.Пичугин:

- Это – фильм из моего детства, один из самых любимых! У кого ни спрошу – никто его не помнит! Про то, как маленькая девочка – сюжет известный – маленькая девочка живёт в деревне, и, в этой же деревне, в доме, в стене – живёт существо по имени Шишок, которого видят только маленькие дети. А когда они вырастают, они про него забывают, и это является предметом его трагедии.

Е.Бедарев:

- А, вот…

С.Суханова:

- Это – Ролан Быков…

А.Пичугин:

- Это – Ролан Быков играет Шишка.

С.Суханова:

- А я видела! Конечно – я же видела этот фильм!

А.Пичугин:

- Ну, вот! И я его столько раз пересматривал, уже во взрослом состоянии, показывая своим знакомым – даже взрослым! Потому, что – очень трогательная сказка, и Бунеева я очень люблю – такой, незаслуженно забытый, режиссёр, недавно умерший.

Вот. И я всё время думал: где это снимается? Это Волга – не Волга, Волжские места… вот… Центральной России? Ярославщину, Костромскую область я отлично знаю – нет, это не оно. Но это прям Волга! Да что же это такое? И, вот, буквально недавно, кому-то, в очередной раз, показывая его, я, наконец, нашёл, что это – тоже Карелия! Хотя, вот… очень неочевидно…

Е.Бедарев:

- Да. Но, допустим, в Карелии мы снимали… а я живу в Сибири, я – с Алтая, и это – очень похоже на то, что, допустим, у нас… или то, что… там… в Красноярске, может быть. И вот эти ситуации, эти пейзажи – они будут, всё равно, узнаваемы для зрителей из различных регионов.

А.Пичугин:

- Да… я один раз в командировке был в Барнауле. Стою на берегу Енисея и думаю… а я очень люблю Волгу, и там, по одной из своих работ, бываю часто… я стою и думаю: «Господи, вот… как Ярославская область, Волга… только Енисей – вот, всё то же самое! Так похоже!»

С.Суханова:

- Только там – Обь…

Е.Бедарев:

- Мы из Барнаула – там Обь.

А.Пичугин:

- Ой… Господи, какой Енисей? Обь!

Е.Бедарев:

- Енисей дальше…

А.Пичугин:

- Да, извините, пожалуйста! Что-то у меня… переклинило…

Е.Бедарев:

- А я… кажется, Барнаул… и думаю – странно… у нас там Енисея… и Света с Алтая тоже…

А.Пичугин:

- Нет, нет… извините, пожалуйста… меня переклинило… И вот, я как-то в командировке был в Барнауле, и на берегу Оби мы стоим, и я думаю: «Господи, как похоже!» Часто приходится бывать на Волге в Ярославской области, в Ивановской области – прям, вот, один в один! Но, вот… но, вот, не Волга. И через 20 минут ровно мы улетаем оттуда, и через час-полтора я смотрю – вот она, Волга…

Е.Бедарев:

- Точно такая же!

А.Пичугин:

- Ну, да…

А.Митрофанова:

- Я так понимаю, что некоторая универсальность и типажей, и географии – вот этих вот мест узнаваемых – была для вас важна. Чтобы человек мог, наверное, максимально широко соотнести себя…

С.Суханова:

- Да. Это было осознанно сделано, чтобы… это, такое, эклектическое кино – чтобы каждый своё что-то увидел там. Там есть такие детали, которые где-то были сделаны интуитивно, но, например, женщина из каких-то… там… закрытых показов вдруг говорила: «Ой, у меня такая же кофта… у моей бабушки такая же кофта была! … Ой, а вон та сковородка – у меня бабушка точно такой же…»

Е.Бедарев:

- Все вспоминают шапки вот эти бобриковые у детей, которые на резинке, варежки… то есть, там очень много узнаваемых вещей из прошлого… из такого приятного, красивого ностальгического прошлого.

А.Митрофанова:

- А… вы специально это сделали, да? Чтобы можно было человеку…

С.Суханова:

- Ну… не специально. Я делала то, что… вот… я чувствую, чем я наполнена. Я наполнена – этой шапкой, этой шубой, валенками, без которых нельзя было в деревне…

А.Пичугин:

- Ну, у всех было… вот, в городе, у меня было то же самое – и эта шуба была, и эта шапка бобриковая, и варежки – всё было…

С.Суханова:

- Санки…

Е.Бедарев:

-Вот, у Аллы не было бобриковой шапки с резинкой!

А.Митрофанова:

- Да, шапку с резинкой… шапка с носиком, мысиком вот таким на лоб…

А.Пичугин:

- Ну, не могло там не быть резинки, мне кажется…

С.Суханова:

- Ну, ладно… варежки-то на резинках были?

А.Митрофанова:

- А… да…

С.Суханова:

- Ну, вот это всё, узнаваемое…

А.Митрофанова:

- Я бы и сейчас, по правде говоря, носила бы их на резинках, потому, что… и, кстати, некоторые взрослые так и делают – потому, что количество потерянных перчаток уже перерастает все мыслимые и немыслимые цифры! Поэтому, действительно, кто-то сажает себе перчатки, варежки на резинки и прекрасно себя чувствует при этом…

Е.Бедарев:

- И вот здесь, как раз, узнаваемость есть и у подростков – вот, то, о чём Света начала говорить, – и у среднего поколения, и у взрослого. И очень многие… и каждый находит для себя какие-то и ориентиры, и какие-то ответы, и находит… какие-то эмоции снова переживает. И это – очень важно, это очень приятно.

А.Митрофанова:

- А ответы, простите, на какие вопросы? Вот, для вас – как вы это для себя формулировали, как авторы картины?

Е.Бедарев:

- Ну… это, наверное, всё-таки, Света будет отвечать, как она формулировала…

С.Суханова:

- А ты это писал, Женя! Ты тоже отвечал на эти вопросы…

Е.Бедарв:

- Просто Света – она нашла некие сюжеты… когда она мне, например, предложила… ну… небольшие истории, которые надо было расписать до полного метра. И, понятно, что ты что-то вкладываешь – какие-то дополнительные смыслы, отвечаешь на свои какие-то вопросы – и я тоже, сколько писал этот же сценарий. И есть моменты, которые… я, вот, пишу, и… пардон за выражение… урёвываюсь просто, у меня… вот… отовсюду всё бежит, течёт… там… рулоны туалетной бумаги, потому, что… там… вся корзина наполняется… потому, что, видимо, я борюсь с какими-то своими… там… может быть, страхами, может быть, внутренними демонами, может быть, с тем, что я не совершил, а должен был сделать. И, вот, то, что мы сегодня сидим, и вот, передо мною, табличка «Вера» – светлое радио – вот, у нас в фильме, очень многие вещи именно о том, как – верить. О том, как поверить, о том, как понять, и иногда – простить.

А.Пичугин:

- Давайте, мы прервёмся, буквально, на минуту.

Напомним, что в гостях у светлого радио сегодня Светлана Суханова – режиссёр и актриса, Евгений Бедарев – сценарист и режиссёр. Говорим мы о новом фильме, который, буквально, через два дня выходит в прокат и называется «Счастье в конверте».

Алла Митрофанова, я – Алексей Пичугин.

Через минуту – снова сюда вернёмся.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

- Ещё раз, добрый светлый вечер, дорогое слушатели!

Алексей Пичугин, я – Алла Митрофанова.

И напоминаю, что в гостях у нас сегодня режиссёр, актриса Светлана Суханова и режиссёр, сценарист Евгений Бедарев.

Светлана и Евгений вместе работали над картиной, которая называется «Счастье в конверте». 12 марта она выходит в прокат.

И, вы знаете… поскольку… мы сейчас с вами поговорили немножко об актёрах, об атмосфере этой картины. Хочу о смыслах тоже задать несколько вопросов.

Слово «счастье» фигурирует в названии. А вы как, для себя, понимаете, что это такое?

Понимаю, что это – сложный вопрос, не подразумевающий однозначного какого-то ответа, односложного, или… там… не знаю… прочее, но ваше видение и ваше ощущение – что это такое?

С.Суханова:

- Для меня счастье – это идти за своим сердцем, слышать своё сердце, слышать, что оно, действительно, хочет, а не мозг. Иногда нужно отключать мозг, который… Знаете, там есть такая фраза у одного героя – она стала для меня, наверное, как путевой… такой… звездой. Женя её написал, а я теперь… мы теперь живём все под ней.

Герой говорит: «Я всю жизнь боялся, стеснялся – что обо мне скажут, что подумают… а умирал я один – без всех них…» – без всех, кто… И так – у очень многих людей по жизни. И у меня – точно так же: публичная профессия, я очень много чего боюсь, стесняюсь… Счастье – это быть самим собой. Счастье – это понимать, что каждый день для тебя – подарок.

Счастье – это обнять свою маму. Счастье – это сказать любимому человеку, что я его люблю. Счастье – это выразить свои эмоции. Мы иногда очень убегаем вперёд, мы становимся пренебрежительными к своим родным и близким людям. И, вот, чтобы это не забывать – что это и есть счастье, для меня… это и есть. Вот.

Счастье – это друзья, семья, любимые люди, любимая работа, и возможность быть здесь и сейчас. Вот.

А.Митрофанова:

- Здесь и сейчас… это важно. Всё остальное – тоже очень важно. Но вот про «здесь и сейчас» я думаю, что для ритма мегаполиса XXI века – особенно острая тема. Мы, как правило, когда начинаем себе какие-то планы строить, и, в рамках этих планов, принимаем решения, куда-то бежим…

С.Суханова:

- Нам надо видеть Бога, да… если хочешь…

А.Митрофанова:

- … да, да… это – не про «здесь и сейчас». Это про то, как… вот… дойти до дедлайна, сдать что-то, и так далее. А не про то, как быть «здесь и сейчас».

С.Суханова:

- Вот, наш фильм, как раз, про то, как быть «здесь и сейчас», как человеку из мегаполиса остановиться – немножечко – и вдохнуть какой-то… я не знаю… чего-то вдохнуть. Я не могу вам объяснить – это что-то такое эфемерное…

Этот фильм… я обожаю смотреть, как к нам в студию заходят люди, у которых дела, проблемы: «Вот, ваш фильм надо посмотреть…

А.Митрофанова:

- … сколько он, там, длится… а, да… час двадцать…

С.Суханова:

- … о, Боже мой… у меня всего есть… времени нет… ну, давайте уже, показывайте, что ли…» – и выходит абсолютно другой человек после показа. Который вдруг говорит, что: «Мне захотелось позвонить своей маме… мне захотелось написать письмо своим друзьям…» – у которого льются чистые слёзы просто потому, что он что-то упустил. И это, я считаю, самое важное, что делает наш фильм.

А.Митрофанова:

- Обычно, идёт противопоставление глаголов «делать» и «казаться»… ну… там: «Вот, он – делает, а этот – только делает вид». А мой замечательный друг Паша Брюн однажды сказал: «Ты знаешь, а ведь гораздо большая разница между «делать» и «быть». И, может быть, даже более фундаментальная, да?

Потому, что «быть» – это, как раз, про «здесь и сейчас». А «делать» – это про то, как в карусельке вертеться, вертеться, вертеться… не замечая, как меняется картинка за окном, и как, может быть, даже, действительно, появляются морщинки на лице у мамы. Вот… это как-то всё проходит мимо тебя, а это и есть самое основное в жизни, когда рядом близкие, и то, что с нами происходит, когда… вот… в контексте происходящего за окном.

Евгений, к Вам – тот же самый вопрос.

Е.Бедарев:

- Ну… Света так хорошо ответила… я уже не знаю… не смогу так развёрнуто сделать. И, на самом деле, мы всё равно же задумываемся, что такое счастье, и всегда вспоминаем эту известную фразу: «Счастье – это когда тебя понимают», – из советского фильма.

И я тоже пытался анализировать, что такое счастье – это необходимо делать… ну… допустим, пока ты пишешь сценарий, или снимаешь какой-то фильм. И очень многие, когда я их спрашивал на эту тему, они, на самом деле, называли, в качестве счастья, эквиваленты того, чего у них не было на тот момент.

Тот, кто болен, для него счастье – это здоровье. Тот, кто одинок, ему кажется, что он будет счастливым, когда у него появится… там… вторая половинка, семья. Тот… для кого-то счастье – это купить зимние сапоги. Вот, ему кажется, что он станет счастливей… ему или ей… когда у неё появятся сапоги.

Для себя я понял… пытался анализировать, когда вот я был счастлив… и я себя поймал на том, что я был счастлив – или могу сказать, что я был счастлив – когда я был очень радостный, когда мне было хорошо. Когда вокруг были друзья, мы могли, там… не знаю… танцевать, жечь костёр, или… то есть, какие-то моменты, которые, вот, отпечатываются, и – либо полная радость, когда есть… внутренняя свобода, когда ты не боишься, не кажешься, а ты – просто живёшь, наслаждаешься, и получаешь удовольствие от того, что ты делаешь, куда-то идёшь. Иногда счастье – даже слёзы.

Вот, понимаете… Света начала об этом говорить… я видел двух, достаточно крупных, бизнесменов прожжённых, которые к нам приходили – и после фильма они выходили со слезами. Они говорили: «Давайте, мы вам сделаем всё, что от нас зависит. Мы хотим вам помогать. Потому, что я хочу, чтобы мой сын мной гордился!» – и… вот… они, в этот момент, были счастливы оттого, что они посмотрели этот фильм, и что они приняли такое решение.

Счастье, мне кажется – это свобода, радость и… возможность быть собой.

А.Пичугин:

- Я очень хотел поинтересоваться, всё-таки… вот… меня очень удивляет война в этом фильме. Получается, что действие всех трёх новелл происходит, условно, в наше время – это и по автомобилям видно, и по гаджетам, которыми пользуются герои, и по антуражу – по всему, что их окружает. Но, тем не менее, там показаны не старые люди – им под семьдесят, семьдесят, может быть, лет. Такими были ветераны, лет 25-30 назад. А они все – старшее поколение в этом фильме… женщина из второй новеллы, которую встречают на вокзале, двое друзей, которые у моря живут, дедушка мальчика в третьей новелле – они все воевали. Но это очень кажется нелогичным, поскольку у нас сейчас ветеранам – за девяносто, и они уже у нас… вот, недавно мы посчитали… это прошлогодняя статистика, сейчас – уже меньше… во всей стране – 70000 ветеранов, людей, которые реально воевали. Вот… это – уже ушедшее поколение, к сожалению.

У вас – оно живое, и война – она гораздо ближе. Можно представить себе, что Афганистан, примерно – вот, их война была бы. Почему, зачем вы вот так вот… сблизили наше время и время войны.

Е.Бедарев:

- Ну, это ответ от Светы будет. Это – основная её задача: показать и рассказать и о войне, и о том, что это – близко, и о том, что – важно, и о том, что это фильм-притча, всё-таки. Это – не историческое кино, не документальное кино, это – именно притча, чтобы современный человек посмотрел – и всё понял.

Ну, а дальше – продолжает сам автор, можно сказать…

С.Суханова:

- Да, ну… мы с Женей обсуждали это. То есть, фильм-то складывался… он «накапливался» очень долго. И с момента, когда я подумала о том, что… было бы здорово… я б такое кино посмотрела – прошло 15 лет уже. И оно накапливалось… достаточно, так… плотно.

Почему – ветераны? Уходит поколение. Я вижу это поколение. Я не могу смотреть парад. Вот, лет… как Вы говорите… 20 назад… я не могу его смотреть. Потому, что когда в Петербурге… у Казанского собора есть такая площадь, и там собираются ветераны… когда я увидела, что стоит дедушка, и держит табличку… какая-то, там, противотанковая дивизия – а это огромное количество людей – и он стоит один, вглядывается, и никто к нему не подходит, я там простояла сорок минут. Думала, что… ну… может быть, подойдёт к нему кто-то… не подходят.

И это поколение – мой дедушка воевал… два… мы все забываем. Сейчас растёт поколение, которое забывает, что такое ветеран, что мы живём в мирное время, и не дай Бог повториться этому.

В конце нашего фильма написано, что фильм посвящается нашим бабушкам… и дедушкам… растрогали меня… кошмар…

А.Пичугин:

- Помните, как у Визбора было… правда, там вторая строчка… это не про войну, это – про его поколение, послевоенное, как раз… что, дескать, «…уходит наше поколение – рудиментом в нынешних мирах, словно полужёсткие крепления, или радиолы во дворах». Вот… у нас, к сожалению, в отношении к ветеранам… очень не хочется, чтобы звучало слово «рудиментом в нынешних мирах», но, к сожалению, так бывает.

Е.Бедарев:

- Да, к сожалению, они уходят, безусловно. И вот у нас, допустим, сейчас в Казани недавно был просмотр, и пришли реальные ветераны, и стоял человек – благодарил за фильм, ему было 97 лет. Он уже не очень хорошо говорил, его, естественно, поддерживали, но… вот, та энергия, та искренность, и те слова, которые он говорил – это было очень важно.

И тут я ещё хочу предыдущую историю – со своей точки поставить. С одной стороны – это притча, а с другой стороны – здесь самое важное, что фильм посвящается нашим бабушкам и дедушкам, и здесь они такие… ну, какими их помним, или какими хотим их видеть. Некий… ну, скажем так… тот возраст бабушек и дедушек, которые нас… нам рассказывают сказки…

А.Пичугин:

- Мне почему-то очень сложно их поместить в 2020 год… вот…

Е.Бедарев:

- Но Вы это рассматривайте не как историю…

С.Суханова:

- А это и не 2020!

А.Пичугин:

- Я-то – смотрю, и вижу в нём 2020-й!

С.Суханова:

- Ну, это, значит, Ваше…

Е.Бедарев:

- А Вы смотрите – 2005-й…

С.Суханова:

- А кто-то смотрит, и говорит… из зрителей… что: «Спасибо, я в детстве побывал! Я был сейчас у себя в детстве…» – кто-то не видит эти… ну, к сожалению, невозможно было обойтись без современных машин, гаджетов… опять же, как-то нужно было совместить это – что это могло произойти и здесь, и 15-20 лет назад. То есть, это такая…

Е.Бедарев:

- Здесь сознательная эклектичность была сделана для того, чтобы просто передать образ, рассказать историю…

С.Суханова:

- Это – низкий поклон нашим бабушкам и дедушкам, которые воевали. И именно поэтому я считаю, что поколение ветеранов – оно какое-то особенное. А девочка, которая играла Зойку в молодости – медсестру, которая тащила…

А.Пичугин:

- … вытаскивала, да… солдата…

С.Суханова:

- … да, солдат… я говорю: «Варя, вот тебе солдат, вот тебе земля – тащи!» И она… где-то на пятый дубль, когда у неё там уже все вены разорвались везде, она говорит: «Света, там были какие-то невозможные люди… такого нельзя было сделать!»

А.Пичугин:

- Она в кадре, действительно, тащила тяжёлого мужика…

С.Суханова:

- Да… потому, что… абсолютно… ну, а как ещё – что, играть это? Давайте, на верёвочках подтащим? Нет, вот тебе – мужчина, вот тебе – земля, вот тебе сверху – взрыв, пожалуйста… давай!»

Е.Бедарев:

- И она выдыхается и умирает после, допустим, пятого дубля… после десятого дубля… и когда она говорит, что: «А как же те медсёстры…

С.Суханова:

- Реальные люди!

Е.Бедарев:

- … тащили с поля боя солдат – и не одного!» Кто-то… там… 200 человек спас за время войны, кто-то – 400…

С.Суханова:

- … у кого-то там норма была ещё – вытащить оружие. Ну, то есть, можно было даже не его, а оружие нужно было притащить, и это не только была винтовка, там… это мог быть и пулемёт, который нужно было… У нас ещё такое название есть – «Время последних романтиков». У нас там песня звучит такая в конце, на финальных титрах. И я считаю, что это – о некоем поколении вообще. Каком-то… сейчас – другое поколение, и молодых людей, и… уходят какие-то важные вещи: уважение к старшим, приятие людей просто, доброта, сердечность. Это всё очень уходит на второй план. Деньги, бизнес, и… в общем… «ничего личного»!

И, вот, чтобы вот это… мне хотелось…

А.Митрофанова:

- … наоборот, личного!

С.Суханова:

- … личного, конечно. И это – моё личное отношение к Великой Отечественной войне. Это… вот эти фрагменты маленькие, это – моё личное отношение к подвигу моих родственников и огромного количества людей.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

- Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня режиссёр, актриса Светлана Суханова и режиссёр, сценарист Евгений Бедарев.

Мы говорим о картине «Счастье в конверте». Авторы этой ленты сегодня у нас в студии. Она выходит в прокат 12 марта – то есть, уже совсем скоро. Прокат будет довольно широким, и это прекрасно.

Видевшие картину люди выходили из зала в слезах. Алексей Пичугин, конечно, у нас человек крепкий, поэтому он в слезах не вышел, но, с удовольствием, к разговору сегодня присоединился, и выглядит вполне довольным человеком, довольным зрителем.

Вы знаете, мне кажется, принципиальная разница между большинством из нас и теми людьми, которые прошли через Великую Отечественную войну, их поколением – они, всё-таки, люди, пережившие пиковые ситуации, моменты предельного напряжения. Это то, что нас, в лучшем случае, виделось в романах Достоевского, который тоже любит своих героев загонять в экстремальные ситуации, потому, что в экстремальной ситуации у человека проявляется его настоящая природа. Вот, то, на что он способен, в этой ситуации может проявиться, как способность на какую-то низость и подлость, так и, в пиковом таком напряжении, то, чего человек сам от себя не ожидает, что настолько прекрасно, что его делает, практически, святым. То есть, человеком, максимально уподобившимся Богу.

И, поскольку наши бабушки и дедушки через войну прошли, а таких ситуаций там было – практически, каждый день, я думаю, это существенное их отличие от нас. Нам – не дай Бог в такой истории оказаться, когда бы то ни было! И, вот, то, что у них это есть, и они видели, как это проявляется в других людях – это… ну… наверное… бесценный опыт. Поэтому и сказано столько о войне, и снято – и литература, и кино – и военного времени, и послевоенного времени, уже осмысляя эти события. Потому, что слишком много всего произошло тогда. И курили, наверное, поэтому – а как с этой тяжестью? Там же не только красота человеческой природы…

С.Суханова:

- Ой, нам рассказывал Евгений Павлович Капитонов, актёр, который играет в третьей новелле соседа нашего деда Василия… На момент войны ему было 5 лет. Он помнит, как прикуривали, и как надо было курить, чтобы огонька не было видно.

Я даже не хочу представлять, что это такое! Мы, когда были на отборе натуры, и были на спиртовом заводе, который разбомбили в 1942 году… огромное здание – оно всё в… его, как разбомбили, оно так и стоит… на нём уже выросли деревья…

А.Пичугин:

- Это – где?

С.Суханова:

- Это – под Петербургом. Там снимали «Сталинград».

А.Пичугин:

- А… и вот это вот здание – оно так и осталось, со следами…

С.Суханова:

- Оно так и осталось – с того момента. И… значит… там уже сложились плиты, понятное дело, но все стены – в следах от осколков снарядов.

Я стою там, и я даже… я не представляю, как это можно было крикнуть «Ура!», поднять голову… там невозможно было это сделать! Там нету ни одного живого места на бетоне, вот, на… я даже не знаю… он толщиной метр, наверное, был. Как там, вообще, можно было что-то… когда ты с лопаткой с какой-нибудь бежишь на какой-нибудь танк, когда ты… как мясо… тебя…

«Невский пятачок» под Петербургом. Вот, я сейчас возвращалась в Петербург, у нас, как раз, там был – я считаю, это самый большой праздник для Петербурга, 27 января, день снятия блокады – это особенный для нас для всех праздник. Потому, что 900 дней… ну… это… да даже представлять это невозможно… это…

А.Митрофанова:

- Это – не только для Петербурга. Это, я думаю, что… это для всей России.

С.Суханова:

- Да, нет… это – для всей нашей огромной страны. Для всей. Это – то, что нам нельзя забывать. А мы начинаем это немножко забывать – в сердце забывать, я имею в виду, в душе.

Потому, что… например, моя племянница – она уже… ну, так… бабушка ей привила это, что нужно сходить, положить цветы Неизвестному Солдату на могилу, поесть каши 9 мая, хотя бы – чтобы хотя бы как-то знали… и мы должны это передавать, должны. И, поэтому, они – такими маленькими-маленькими зарисовочками в нашем фильме. Потому, что – не про это, а это, просто, одна из граней, черт характера героя – почему он так воспринимает, почему он так живёт…

Е.Бедарев:

- Да. То есть, это фильм не о войне, самое главное… а то у нас получается такой огромный, развёрнутый разговор про войну, а там война, по сути, в фильме… ну… максимум, минуты три, а, может, и полторы. У каждого героя просто есть своё воспоминание, своё прошлое…

А.Пичугин:

- Ну, в общем, да. И там даже не сказано, что это – Великая Отечественная, Вторая Мировая…

Е.Бедарев:

- Нет. Но, вот… просто – некая война. Даже вот в этих 15 секундах одного… там… 30 секундах другого – это, всё равно, ужасно и кошмарно. И, вот, пережить это… ну… это, реально, невозм… это невозможно представить – и не надо даже это делать.

А.Митрофанова:

- Евгений, а для Вас, как для сценариста этой картины, что было самой сложной художественной задачей? Если можно, конечно, об этом рассказать без спойлеров.

Это всегда… как сказать… очень интересный момент, когда автор подступает к материалу, и – что требует от него наибольшей включённости, где больше всего «на моторе» сердце?

Е.Бедарев:

- Ну, я даже не знаю, что было самым сложным в этой ситуации. Тут…

С одной стороны, был плюс в том, что Света дала сразу ситуации. То есть, допустим, приходит один герой к другому, или… там… небольшое что-то происходит – и вот на это надо «наворачивать» чуть больше, чтобы были какие-то причины, какие-то конфликты, была ещё дополнительная история.

Не знаю… наверное, самое сложное было… ждать вердикта – понравится это Свете, или нет.

С.Суханова:

- Но Женя мне подарил эти сценарии на день рождения – ещё не было никакого разговора о том, что будет какое-то кино сниматься…

А.Пичугин:

- А, идея пришла, чтобы Вы – по ту сторону камеры встали, как…

С.Суханова:

- Не знаю… как-то… действительно…

А.Митрофанова:

- Как-то так случилось!

Е.Бедарев:

- Ну… я думаю, просто Света носила эти истории внутри, у неё были вот эти идеи, и ей хотелось их воплотить – чтобы они ожили. А всё равно, когда ты долго-долго варишь в голове, тебе кажется, что… ну… никто так не справится, никто так не сделает, как ты. И, поэтому, были написаны сценарии, а Света их показала Александру Хачко ( наш продюсер ), и он говорит… тоже вот такой вопрос: «А кто будет снимать?» Она скромно говорит: «Ну, хотела бы я…» Он… как бы… посомневался, но мы все поняли, что будем помогать, если что – поддерживать, и Света стала режиссёром – и получился замечательный фильм.

А.Митрофанова:

- А, вот, Александр Петров высказался об этом фильме – буклет, который сейчас перед нами. Здесь прямая цитата, довольно обширная, его, где он говорит, что: «… Замечательный фильм. Если хотите пережить настоящее, обязательно идите и смотрите!»

Он каким образом задействован… или не задействован…?

Е.Бедарев:

- Он нам помогает и поддерживает, как друг проекта, и как наш друг. Дело всё в том, что Саша Петров снимался у меня в «Папоротнике» ( «Пока цветёт папоротник» ), потом – в «Беловодье»… два, три, четыре года, пока снимались те фильмы, все сдружились, и, когда он посмотрел нашу историю, он, как и многие другие, встал на сторону Светы, и сказал: «Буду вам помогать!»

С.Суханова:

- Ну… как друг и брат сказал: «Давайте!» Я…

А.Пичугин:

- Ну… чудесный актёр… там… по тем работам. А очень много выходит…

С.Суханова:

- Он – прекрасный человек!

А.Пичугин:

- Понимаете, как… как с человеком, мы не знакомы, но Вам – верим…

С.Суханова:

- Абсолютно.

А.Пичугин:

- Но… очень много выходит с ним фильмов замечательных, где он играет. Абсолютно, прекрасно…

Е.Бедарев:

- Он – большой, чистый, светлый человек. Он очень много помогает и в благотворительном плане, и где-то ещё… то есть, у него – большая, разнообразная история. И здесь он тоже поддерживает фильм, и так же желает удачи Свете, и хочет, чтобы этот фильм увидело как можно больше людей.

А.Митрофанова:

- Где можно будет его посмотреть? Вот, он сейчас выйдет – 12 марта – на экраны… каких городов? Где информацию найти? Сайт фильма, может быть, есть?

Е.Бедарев:

- Всё это есть, всё – в интернете. Просто набрать «Счастье в конверте» – и он будет, фактически в каждом кинотеатре, в каждом… ну… может быть, не в каждом кинотеатре, но в каждом городе он точно будет.

С.Суханова:

- Он – по всей России… он – всероссийский прокат…

Е.Бедарев:

- Это – всероссийский прокат, большая прокатная история, большое количество копий, и… везде его можно посмотреть!

С.Суханова:

- Сайт называется schastievkonverte.ruоткрываете, и можете найти…

А.Митрофанова:

- Всё очень просто…

Е.Бедарев:

- В Инстаграме, в Одноклассниках…

С.Суханова:

- Да… и в Инстаграме… везде, где бы вы ни набрали, во всех…

А.Пичугин:

- Ну, я подозреваю, что – в большинстве городов вещания радио «Вера», и в тех городах, где есть кинотеатры…

Е.Бедарев:

- Конечно! А теперь, с учётом того, что мы проехали по России туром, показали его в 20-ти городах, я думаю, информация о фильме расходится – в постах…

А.Пичугин:

- Да и афиши вы, наверное, видите – афиши, которые висят 2 дня до премьеры.

Е.Бедарев:

- Конечно.

А.Митрофанова:

- Здесь кто-то из зрителей, посмотревших уже фильм, в отличие от меня – вот, Лёша видел, я – нет, поэтому читаю только отзывы – пишет: «Это фильм для тех, кто нуждается в налаживании отношений с родителями. Каждый из нас найдёт параллели со своей жизнью, и ответы на вопросы, которые давно мучили».

Отношения с родителями… вы же, ведь, наверняка, тоже не случайно на эту тему обратили внимание. Вот, сейчас, уже под занавес программы, мне, всё-таки, хочется её коснуться.

Светлана, если она каким-то образом срезонировала в Вас, и Вы рассказали об этом Евгению, и у вас этот сюжет тоже стал частью картины…

С.Суханова:

- Ну… я не знаю, Жень… У нас такой вот, прям, задачи об отношениях с родителями…

Я на своём… скажу… Мы – маленькие, пока у нас живы родители. Как только они у нас уходят, мы сразу же, автоматически, становимся взрослыми. Неважно, сколько тебе лет – 40, 50, дай Бог здоровья им – но когда ты приезжаешь домой, и чувствуешь запах блинчиков, ты – маленький.

Е.Бедарев:

- Ну… остаёмся детьми. Мы остаёмся детьми, пока живы наши родители.

С.Суханова:

- Ты прячешься, у тебя есть… такое… защитное поле, я бы сказала, в качестве родителей.

Когда мы молодые, мы это поле от себя отторгаем, или говорим: «Нет, мы справимся сами! Мы всё можем!» А вот чем старше я становлюсь, чем ближе… ну… я же всё прекрасно понимаю, приходит некий… когда я вижу, как родители стареют, и я понимаю, что – там совершила ошибку, там совершила… тут невнимательна, тут… и… Это, в основном, вторая история об этом говорит, что нужно быть внимательней к своим мамам, папам… Потому, что – то, как они нас любят – нас никто не будет любить в жизни.

У всех – разные семьи, у всех разные, понятно, есть отношения с родителями, но… надо, чтобы мудрости хватало понимать, кто это, что эти люди для тебя сделали, что они в твоей жизни значат. И, вот, к этому… у меня всё в порядке с родителями, я их очень люблю, они меня – тоже. У меня замечательная семья, и у меня нету никаких… знаете… отклонений, в этом смысле.

Просто, это – некое напоминание быть внимательным. Потому, что многие из нас становятся папами потом, становятся мамами, и – можем огрести, собственно говоря… В общем, не надо торопиться, по жизни.

Е.Бедарев:

- Ну, да… вот, вторая история – она посвящена, как раз, родителям и прощению, скажем так. Она – о родителях, и о прощении.

Если первая часть – это, например, о мечте, скорее всего, и о дружбе, то… вторая, как раз…

С.Суханова:

- Ну, первая – это о том, как, вообще, пронести дружбу по жизни, понимаете? Когда «сегодня я с тобой дружу, а завтра – не дружу», как это? Вот, от начала…

Е.Бедарев:

- Ну, и плюс ещё о том, чтобы не бояться, верить в мечту.

А.Пичугин:

- Ну, и последняя – тоже, в общем, об этом.

Е.Бедарев:

- Последняя – немножко о чуде, мне кажется…

А.Пичугин:

- Ну, конечно, о чуде… но, и… там же… ладно… посмотрите – увидите.

Е.Бедарев:

- Тогда станет понятно.

А.Пичугин:

- Хорошо. Спасибо большое!

Уже время нашей программы подходит к концу.

«Счастье в конверте» – так называется фильм, которые послезавтра выходит в широкий прокат. В большинстве кинотеатров России он будет показан. Приходите, смотрите!

У нас сегодня были в гостях создатели фильма – Светлана Суханова, актриса и режиссёр этого фильма, Евгений Бедарев – сценарист, и, также, режиссёр… ну, правда, не фильма «Счастье в конверте», но – сценарист двух новелл, и режиссёр по жизни. Можно так сказать?

Е.Бедарев:

- Можно!

А.Пичугин:

- Спасибо большое!

Алла Митрофанова…

А.Митрофанова:

- … Алексей Пичугин.

А.Пичугин:

- Счастливо! До свидания!

А.Митрофанова:

- До свидания!

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА».

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Храмы моего города
Храмы моего города
Древние храмы Москвы и церкви в спальных районах — именно православные храмы издревле определяют архитектурный облик Столицы. Совершить прогулку по старинным и новым, знаменитым и малоизвестным церквям предлагает Дмитрий Серебряков в программе «Храмы моего города»
Семейный час
Семейный час
Программа «Семейный час» - это часовая беседа в студии с участием священника. В этой программе поднимаются духовные и нравственные темы, связанные с семейной жизнью, воспитанием детей и отношениями между поколениями. Программу ведут теле- и радиоведущие Александр Ананьев и Алла Митрофанова
Статус: Отверженные
Статус: Отверженные
Авторская программа Бориса Григорьевича Селленова, журналиста с большим жизненным опытом, создателя множества передач на радио и ТВ, основу который составляют впечатления от командировок в воспитательные колонии России. Программа призвана показать, что люди, оступившиеся, оказавшиеся в условиях заключения, не перестают быть людьми. Что единственное отношение, которое они заслуживают со стороны общества — не осуждение и ненависть, а сострадание и сопереживание, желание помочь. Это — своего рода «прививка от фарисейства», необходимая каждому из нас, считающих себя «лучшими» по сравнению с «падшими и отверженными».
Места и люди
Места и люди

В мире немало мест, которые хотелось бы посетить, и множество людей, с которыми хотелось бы пообщаться. С этими людьми и общаются наши корреспонденты в программе «Места и люди». Отдаленный монастырь или школа в соседнем дворе – мы открываем двери, а наши собеседники делятся с нами опытом своей жизни.

Также рекомендуем