Москва - 100,9 FM

«Евангелие-Апракос». Протоиерей Александр Сорокин

* Поделиться

Наш собеседник — настоятель Федоровского собора в Санкт-Петербурге протоиерей Александр Сорокин.

Мы говорили о том, что такое Евангелие-Апракос, каким образом и в какой последовательности изложены в нем евангельские события, и кому эта книга может быть особенно интересна и полезна. Также разговор шел об особенностях современной катехизации, о том, как сегодня говорить людям об основах христианской веры, и почему это важно.


Ведущий: Алексей Пичугин

А. Пичугин

- Здравствуйте, дорогие слушатели, «Светлый вечер» на светлом радио, меня зовут Алексей Пичугин, я рад вас приветствовать. Представляю своего собеседника: сегодня вместе с вами и с нами ближайший час эту часть «Светлого вечера» проведет протоиерей Александр Сорокин, настоятель Феодоровского собора в Санкт-Петербурге. Отец Александр, здравствуйте.

о. Александр

- Здравствуйте, Алексей, здравствуйте, дорогие радиослушатели.

А. Пичугин

- Мы с вами, можно сказать, знакомимся, я думаю, что не только православные верующие, жители Петербурга, но и в принципе люди церковные должны знать отца Александра по его публикациям, выступлениям, но так как вы у нас на радио впервые, то давайте познакомимся и с вами, и с Феодоровским собором – это большой храм в Петербурге, где очень интересные практики литургические, где очень интересно проходит жизнь общины, где реализуется множество издательских и других проектов - об издательских, в частности, мы сегодня, я думаю, поговорим побольше, но сначала, отец Александр, расскажите про ваш храм, про Феодоровский собор.

о. Александр

- Спасибо за такое лестное вступление, очень приятно. Да, действительно, Феодоровский собор, приход остается все еще молодым, я имею ввиду не в плане возраста прихожан, хотя у нас действительно много молодежи, а в том смысле, что, как и многие другие приходы нашей Церкви, он возродился сравнительно недавно, в 90-е годы, когда многое стало открываться, и храмы возвращаться в нашей стране. Вот и мы тоже возродились после десятилетий закрытия в советские времена, возродились в 90-е годы, точнее, в 98-м году начались регулярные богослужения, правда, не в самом Феодоровском соборе, который все еще оставался «в плену», скажем так, там молокозавод размещался с 1932 года аж по 2005 год. Но в 98-м году, как я уже сказал, начались службы в маленьком храме, а уже когда завод выселили из большого здания собора, вот тогда мы и вступили в собор, его отреставрировали, и по настоящее время, вот уже больше 20 лет действует приход. И с самого начала и до сих пор, слава Богу, таким приоритетным нашим служением было и остается просвещение, катехизация, это отдельная тема – катехизация в Феодоровском соборе, надеюсь, об этом можно будет отдельно поговорить, если будет интересно.

А. Пичугин

- Я думаю, что конечно, и даже в рамках нашей программы с удовольствием какое-то количество времени, наверное, успеем уделить.

о. Александр

- Да, тем более, что если говорить об издательской деятельности – буквально на днях мы сдаем в печать еще одну мою книгу, рассказывающую именно о катехизации, как она проходит в нашем храме вот эти самые уже 20 с лишним лет, поэтому это тема отдельная, хотя, повторяю, катехизация для нас является таким стержневым служением, вокруг которого формируются и все остальные наши дела, ну и богослужения, конечно, Православной Церкви согласно уставу и в этом плане мы, я считаю, довольно консервативны, что бы там не говорили вокруг нас. Но при этом мы стараемся отвечать запросам времени, и вот, в том числе… (не знаю, уже пора переходить к Евангелию?)

А. Пичугин

- Мы обязательно перейдем, мы посвятим большую часть программы Евангелию, но просто очень интересно, еще я параллельно смотрю у вас на сайте историю собора - я так понимаю, что сам Феодоровский собор в том виде, в котором он сейчас существует, он был построен незадолго до революции 17-го года и на земле, которая принадлежала, собственно, откуда и произошло название собора – Феодоровскому монастырю на Нижегородчине?

о. Александр

- Да, это так, одна из последних построек церковных до революции, учитывая, что начались трудные времена в 1914 году, я имею ввиду войну, конечно, страна оставалась православной, по крайней мере, до революции, но такая масштабная постройка - одна из последних. Легко запомнить время постройки храма, потому что он посвящен 300-летию дома Романовых, которое отмечалось, кто знает историю: в 1913 году, вот это 300-летие, юбилей такой, очень громкий был, много чего строилось, мероприятия проводились, и вот построен был наш храм в стиле, который, в общем-то, не был характерен для Петербурга, ну, Петербург более известен, как город таких западных стилей, я имею ввиду архитектуру, классицизм, барокко, какие-то другие пластические формы, а здесь храм построен скорее в таком стиле московском, не только потому, что рядом Московский вокзал, за образцы Степан Кречинский, архитектор храма, взял храмовые постройки Ярославля, Ростова, поэтому даже тогда, когда храм этот проектировали и строили, раздавались голоса, что немножко это не по-петербургски. Но тем не менее в начале XX века было общее увлечение культурой Древней Руси, еще допетровской, и этот храм построили, но здесь обоснование идейное совершенно понятное, 300-летие Романовых, Романовы начались не с Петра I, как известно, основателя Петербурга, а гораздо раньше, точнее, на столетие раньше. И вот получилось такое творение, напоминающее о временах Московской Руси начала XVII века.

А. Пичугин

- Да, и храмы, конечно, в стиле.

о. Александр

- Да, конечно. И там даже рядом с храмом стоит кремлевская стена, краснокирпичная такая, вполне московская, и планировалось даже целый ансамбль создать строений, не только храма, но и дома рядом с Московским вокзалом, хотя местоположение довольно окказионально здесь получилось, потому что здесь было подворье Феодоровского монастыря, того самого, о котором вы упомянули, а настоятель был очень активным человеком, и в Петербурге было маленькое подворье, на этом клочке земли, и он вот размахнулся так, что получился юбилейный храм в честь Романовых. А название Феодоровский собор – это не потому что Феодоровский монастырь Нижегородской губернии, хотя это имеет свое отношение, а потому, что он посвящен Феодоровской иконе Божией Матери, с которой связано начало правления Романовых. Призвание на царство Михаила Федоровича Романова в 1613 году состоялось в Костроме как раз под сенью Феодоровской иконы, где Михаила Романова благословила на царство его мама родная, уже к тому времени монахиня, инокиня Марфа. Впрочем, я могу тоже здесь увлечься, много чего говорить по истории храма, так что, если кратко, можно вот этим и ограничиться.

А. Пичугин

- А вы сколько служите в Феодоровском соборе?

о. Александр

- Я служу буквально с первых дней, как только здесь освятили храм временный для возрождения церковной жизни в 1998 году, хотя дело это еще затевал мой отец, ныне здравствующий, отец Владимир Сорокин, настоятель Князь-Владимирского собора в Петербурге, ну вот он меня и сюда привлек, и буквально с самого начала я здесь начинал служить, вернее, священником я стал раньше, а вот здесь с 98-го года служу, поэтому вся история возрождения Феодоровского собора, она не просто на моих глазах, а с моим прямым участием.

А. Пичугин

- От истории перейдем к делам: у вас при храме действительно, как я уже говорил, идет очень активная жизнь, в том числе, выходят книги. Когда мне предложили провести программу про этот проект: издание определенного Евангелия, я стал изучать - действительно, это очень интересный проект и очень интересный вариант Евангелия, которого доселе, наверное, насколько я понимаю, выходили разные параллельные переводы в последние годы, но вот такого масштабного, так хорошо сделанного, еще к тому же при участии архимандрита Зинона, издания не было, конечно. Расскажите, в чем особенность и как правильно: «Евангелие-Апра́кос или А́пракос?»

о. Александр

- На последний слог ударение, это греческое слово, которое переводится, как «недельный» от слова «неделя» по-славянски. Напомню, что церковно-славянское слово «неделя» означает не «семь дней», как в современном русском языке, а единственный день, который мы называем «воскресение» - вот неделя 15-я по Пятидесятнице в календаре нашем означает один день – воскресенье, 15-е по счету после праздника Пятидесятницы. И это была такая древняя византийская традиция издавать, тогда это были рукописи еще, до изобретения книгопечатания, издавать Евангелие не в виде Четвероевангелия, как мы привыкли и как это было изначально в древности, то есть от Матфея, от Марка, от Луки, от Иоанна – это общепринятое, распространенное, я бы сказал, даже подавляющая форма издания Евангелия, которая, безусловно, очень удобная и в самых разных целях, в том числе, в научных, и в Церкви используется Четвероевангелие или по-гречески: «тетр». «Тетр» по-гречески значит «четыре». И вместе с тем на определенном этапе церковной истории возникла форма издания Евангелия, приспособленная специально под православный календарь, кто знаком с богослужебной практикой, тот знает, что на каждый день в Церкви полагается конкретный отрывок из Евангелия того или иного, и называются эти отрывки «зача́ла», такой, в смысловом отношении законченный отрывок и порядок этих зачал не совсем такой, каким мы себе привыкли видеть в Евангелии от Матфея, от Марка, от Луки, от Иоанна.

А. Пичугин

- Но что самое интересное: я встречал, я знаю, что уже сейчас, в основном, богослужебные Евангелия, те Евангелия, которые находятся в храме, лежат на престоле чаще всего, которые читает священник или диакон во время службы, они уже сделаны несколько иначе, они изданы по привычному нам порядку, разделенные на: от Матфея, от Марка, от Луки, от Иоанна, но при этом я встречал в храмах более старые Евангелия, используемые за богослужением, которые изданы именно по-зачально, и уже далеко не все священники сейчас сами знают, как правильно в них искать нужный текст, я с этим тоже сталкивался.

о. Александр

- Вы знаете, нет, это не совсем так, здесь я с вами не соглашусь, потому что это не то, что сейчас так стало, это было всегда, и вчера, и в XIX веке, и сегодня, и в XVIII веке, это общепринятая форма издания Евангелия – Четвероевангелие, если вам удастся каким-то образом, или попросить, или в любом магазине церковном книжном попросить богослужебное Евангелие любого размера, большое напрестольное или маленькое требное – вы всегда откроете и увидите там эти самые: от Матфея, от Марка, от Луки, от Иоанна, и там разделение идет двойное: с одной стороны вы увидите и главы, и стихи привычные, и в то же время будет разделение и на вот эти самые зачала.

А. Пичугин

- Да, безусловно, я просто, наверное, не совсем правильно свою мысль выразил, что сейчас привычное нам богослужебное Евангелие (ну как, привычное для кого-то, для кого-то просто это книга, которую выносят в определенные моменты богослужений, из нее читают), там, безусловно, определены зачала, но я встречал еще и Евангелия, которые изданы именно по-зачально, по тем зачалам, не подряд от Матфея, от Марка, от Луки, от Иоанна, а вот именно по зачалам, как они читаются…

о. Александр

- Так это и есть Апракос, поэтому справедливости ради я как раз хотел сказать, что в этом отношении изданный нами Апракос, он не является чем-то уникальным, если нарисовать общую картину, то Апракосы вошли в распространение, получили от Византии: конец 1-го тысячелетия-начало 2-го, как раз тогда, когда христианство пришло в славянские страны, на Русь и поэтому древнейшие славянские рукописи Евангелия богослужебные, они как раз представляют собой Апракосы, то есть такие известные памятники, как Остромирово Евангелие XI века, хранящееся в Петербурге, или Саввина книга, Архангельское Евангелие – это древнейшие славянские рукописи Евангелия, это именно Апракосы, то есть именно в том виде, в котором вы сейчас сказали. И начинаются они не с Евангелия от Матфея, а начинаются с Евангелия от Иоанна…

А. Пичугин

- …которые читаются на Пасху: «В начале было Слово…»

о. Александр

- На Пасху, да, потому что точка отсчета для Апракоса – это Пасха. И вот: «В начале было Слово…» - и вперед.

А. Пичугин

- Я напомню, что мы беседуем сегодня с протоиереем Александром Сорокиным, настоятелем Феодоровского собора в Петербурге, говорим про замечательный проект – издание Евангелия – Апракоса, и вот отец Александр сейчас подробнее рассказывает о том, что это такое и чем это евангельское издание отличается от привычных нам Евангелий и чем оно так важно в наше время сейчас, для нас.

о. Александр

- Тут надо все-таки, чтобы справедливость была такая, полноценная, надо сказать, что возврат к изданию Евангелия в виде Апракоса не мы первые совершили в 2020 году, а, возможно, вы сами видели или держали в руках, или кто-то знает Российское библейское общество издало святое Евангелие-Апракос, то есть по зачалам расположенное в 2007 году.

А. Пичугин

- Кстати, да, Российское Библейское общество – замечательная организация, которая могла действительно это издать, в РБО выходили очень интересные варианты переводов.

о. Александр

- В этом отношении у нас много общего с этим изданием, если не считать того, что у нас немножко поторжественнее сделано. В том небольшом формате, который издало Российское Библейское общество, конечно, есть свои плюсы: и дешевизна приобретения, и формат вполне себе такой домашний, ну а мы немножко замахнулись на то, чтобы это Евангелие выглядело более торжественно и крупный шрифт. И кроме того, эти зачала, они ведь каждый раз имеют свою такую вводку логическую, смысловую, которой нет в обычном тексте, поскольку обычный текст, там ведь все слитно идет повествование, может быть, это тонкости такие. И вот мы эти вводки вставили в текст и тоже считаем некоторой такой дополнительной ценностью издания.

А. Пичугин

- Давайте обратимся к истории, все-таки немного я вас перебил, вернее, вот этот наш небольшой радийный перерыв вас перебил, когда вы рассказывали про историю попадания на Русь Евангелия. То есть я правильно понимаю, что, в общем, других богослужебных Евангелий, не только богослужебных, но и в целом, других евангельских изданий в момент христианизации Руси попросту не было?

о. Александр

- Здесь я, конечно, не от себя говорю, я не такой большой и знаток вот этой истории славянской письменности церковной, здесь я опираюсь во многом, кстати, на предисловие моего хорошего и старшего друга, которого я очень чту, как ученого замечательного - профессора Алексеева Анатолия Алексеевича, это профессор Санкт-Петербургского университета, который готовил вот это самое издание Библейского общества Российского, и он написал замечательное предисловие к тому изданию, и вот как раз там краткий обзор вот этой истории Апракоса, где написано как раз, что возникли они, если так можно сказать, в VII веке в Константинополе и примерно до XII-XIII веков они являлись такой распространенной формой издания Евангелия, и на Русь пришли именно в этом виде, а уже, начиная с XIII века наблюдается возврат к Четвероевангелию.

А. Пичугин

- Наверное, это конец XIX века, когда у нас в обществе был запрос на возрождение религиозных (не хочется говорить – традиций), но возрождение такого подлинного христианства, у нас в России, наверное, тогда были какие-то попытки издать Апракос для богослужения, и вот такая книга мне в руки попадала, она используется в одном храме, где я бываю, и вот она издана в XIX веке, да – Апракос, судя по всему, непонятно, правда, когда она издана, но, видимо, это XIX век.

о. Александр

- Возможно, да. тут можно понять, почему все-таки Апракосы были вытеснены и сошли вообще на периферию такую, что никто даже и не подозревает об их востребованности сегодня. То, что вы назвали и то, что издало Российское Библейское общество и вот мы – это все, конечно, такие, пока редкие исключения, а понять можно, мне сам Анатолий Алексеевич Алексеев объяснял, я ему тоже задал этот вопрос: в чем причина потери популярности Апракоса? – Да потому что, конечно, Четвероевангелие имеет гораздо более универсальную востребованность, скажем, в научных целях: вот вы хотите найти такую-то главу, такой-то стих в Евангелии от Марка, скажем – Апракос для этого точно не подходит, потому что это место читается в такой день, а Четвероевангелие в этом плане гораздо более универсальное. А в наши дни, конечно, уже этого можно не бояться, поскольку в наше время книгопечатание уже давно, мы к этому привыкли, просто такая лишняя и, по-своему, очень удобная форма работы с Евангелием. Я бы хотел обратить внимание, что особенности нашего Апракоса, я имею ввиду Библейского общества и наше по сравнению с древними и, может быть, даже это сравнение с тем, о котором вы упоминали – конца XIX века, как вы предполагаете, заключается в том, что здесь ведь двойной текст: церковнославянский и в параллельном столбце русский Синодальный перевод.

А. Пичугин

- Да, конечно, в Евангелии XIX века такого нет, там просто идет монолитный славянский текст, а вот это тоже, конечно, очень важная история, поскольку совсем недавно, хотя во многих храмах это практиковалось и раньше – замечательная, как мне кажется, никому не буду навязывать своего мнения, но это очень важная хорошая практика, когда Священное Писание во время богослужений читалось или просто по-русски, или в параллельных переводах. Но сейчас в связи с благословением священноначалия это попросту разрешено делать в любом храме и, я так понимаю, что в связи с этим вы сделали такой параллельный перевод, чтобы эту книгу можно было использовать еще и за богослужением.

о. Александр

- Да, приятно слышать от вас такой отзыв, потому что, как вы знаете, этот вопрос все еще остается таким, дискуссионным, кто-то очень настроен жестко в отношении чтения по-русски, но, слава Богу, есть такая востребованность, чтобы Священное Писание - кстати, нельзя путать богослужение по-русски и чтение Евангелия и Апостола, многие путают, говорят, что в Феодоровском соборе служат по-русски, что не соответствует действительности.

А. Пичугин

- Точно также, как близкий мне храм в Москве, где тоже, если походить по православному городу и послушать, что говорят, тоже настоятеля все время обвиняют, что он служит по-русски, хотя всего-то читаются Апостол и Евангелие по-русски, ну и заменяются какие-то: «жизнь – живот» и так далее.

о. Александр

- Да, вот в том-то и дело, мы как раз об одном и том же и говорим, поэтому чтение Священного Писания по-русски очень важно, что это востребовано много где, хотя, если говорить о Феодоровском соборе – мы читаем не только по-русски, но на двух языках: по-славянски и по-русски, за исключением тех случаев, когда евангельское зачало очень длинное, скажем, 12 Евангелий или какие-то другие, особенно на Страстной седмице очень продолжительные чтения, там, конечно, не совсем верно было бы дважды прочитывать, а во всех остальных случаях мы читаем по-славянски и по-русски, дважды, я получаю от этого огромное удовольствие и радость, потому что я одинаково ценю и тот, и другой текст и в этом плане двуязычный Апракос – это очень удобная вещь. И скажу также о том, что мы таким же образом, правда, только по-русски уже несколько лет издаем Апостол для богослужебных целей, то есть фактически тоже Апракос, хотя этот термин к Апостолу не применяют, но фактически это именно Апракос, то есть тоже по зачалам на каждый день, от Пасхи начиная, Апостол и Паремийник. Паремийник, если кто не знает – это сборник чтений из Ветхого Завета, которые тоже полагается читать на службе, на вечерне, как правило.

А. Пичугин

- А вот это очень здорово, вот это вот явно вы первые начали делать и до вас Паремийник точно в таких переводах не издавал.

о. Александр

- Здесь тоже, вы видели Апракос XIX века, а мне показывали Паремийник XIX века, где как раз тоже, но там по-славянски, а мы действительно издали Паремийник на русском языке.

А. Пичугин

- Это очень здорово, потому что мне кажется, что постепенно, это займет не один год, а несколько лет, может быть, десятилетия, но постепенно все-таки богослужебная традиция у нас в Церкви придет к тому, что большие чтения, чтения из Нового Завета, из Ветхого, хотя бы Ветхий Завет, потому что уж там все эти параллели, они очень сложны для восприятия, а на церковно-славянском языке и вовсе человек будет просто стоять, иногда паремии читаются долго на службе, и человек просто стоит, слушает этот монолитный текст и не очень понимает, о чем же идет речь - ну да, красиво, человек в стихаре стоит читает, со свечкой.

о. Александр

- Да, в отношении Ветхого Завета тут, кстати, гораздо больше людей соглашаются, что тут уж точно надо читать на том языке, на котором это было бы понятно. Кстати, тут еще есть разноголосица мнений, как говорится, и с другой стороны, я, когда кому-то посылаю этот Паремийник, иногда можно услышать в ответ такой вопрос: «Это что, Синодальный перевод?» Я говорю: «Ну да, конечно, Синодальный, у нас он единственный, официально признанный в Церкви». А в ответ звучит: «Вот, есть другие переводы» – ну извините, мы пока еще не можем для себя решиться определить, какой перевод тиражировать для того, чтобы распространять.

А. Пичугин

- Ну вот я так, для себя решил, советуя своим знакомым, которые что-то спрашивают про Евангелие, перевод «Радостная весть», наверняка вы тоже с ним знакомы.

о. Александр

- Да, конечно, есть очень много переводов на сегодня и какие-то удачные, не каждый перевод по-своему удачный, я бы так сказал, есть очень хорошие переводы современные, сейчас их уже насчитывается больше десятка, правда, переводы смотря чего, есть переводы, скажем, только Евангелия от Иоанна, или Синоптических Евангелий, как у Сергея Сергеевича Аверинцева покойного, он перевел три синоптических Евангелия: от Матфея, от Марка, от Луки. Или перевод епископа Кассиана – это перевод только Нового Завета, без Ветхого.

А. Пичугин

- Есть сайт, я, к сожалению, не очень помню его адрес, но, когда надо, я его нахожу через поисковик, где все основные переводы, в том числе, на несколько европейских языков и церковно-славянский, и синодальный, они в ряд выстроены, можно читать и сравнивать, вот это, конечно, очень удобная вещь.

о. Александр

- Да, есть такой сайт, я тоже не помню адрес, но это очень удобно, и сравнивать можно.

А. Пичугин

- Я напомню, дорогие слушатели, что сегодня мы беседуем с протоиереем Александром Сорокиным, настоятелем Феодоровского собора в Петербурге. Я Алексей Пичугин, мы через минуту к нашему разговору вернемся.

А. Пичугин

- Еще раз здравствуйте, дорогие слушатели, я Алексей Пичугин, вас приветствую, напоминаю, что сегодня мы беседуем с протоиереем Александром Сорокиным, настоятелем Феодоровского собора в Петербурге. При Феодоровском соборе действует издательство, которое совсем недавно выпустило замечательную книгу «Евангелие-Апракос», это Евангелие, составленное по зачалам, то есть таким образом, как Евангелие читается в богослужебной традиции при совершении богослужений в храмах и это очень интересное, наверное, нужное, действительно, сейчас издание, но вот тут сразу возникает вопрос: а кто та целевая аудитория, на которую вы ориентировались, издавая книгу?

о. Александр

- Целевая аудитория, смотря, что вы имеете ввиду, если под текстом, ради которого имеется ввиду какая-то целевая аудитория – это, конечно, все христиане православные, которые ходят на богослужения и слушают Евангелие, а если говорить о самой книге, то тут две целевые аудитории: первая – это священнослужители, которые пользуются богослужебной книгой, напрестольным Евангелием или требным Евангелием, мы надеемся, что оформление этой книги позволит использовать ее за богослужением. Кстати, пользуясь случаем, скажу, что обложка оформлена отцом Зиноном, известным иконописцем, который специально нарисовал символы четырех евангелистов по углам и золотым тиснением, это все представлено на обложке, формат достаточно такой, большой, внушительный и поэтому книга вполне может вписаться в церковный интерьер благолепный, которая украшает ваше богослужение, и шрифт достаточно крупный. А вторая целевая аудитория – эта книга вполне может использоваться и в домашних условиях, если есть практика у человека каждый день читать Евангелие по зачалам, соответственно календарю на каждый день, в этом плане надеемся, что тоже будет удобным подспорьем в молитвенной жизни.

А. Пичугин

- А приобрести книгу можно пока только у вас при соборе в лавке или предполагается, что будет продаваться в разных городах, в разных церковных магазинах?

о. Александр

- Да, вы знаете, у нас, конечно, пока эта система не очень налажена, но у нас есть еще интернет-магазин, у нас есть лавка при храме, где книги разные продаются, в Санкт-Петербурге, Феодоровский собор, улица Миргородская, дом 1. Но есть еще интернет-магазин, который мы несколько лет назад запустили именно для того, чтобы возможность была в любой точке мира заказать издание и его получить – feolavka.ru, если это уместно говорить…

А. Пичугин

- Я думаю, что уместно, напомню, что, к сожалению, у нас радийного вещания в Петербурге нет, но нас слушают, и мы это хорошо знаем, что нас в Петербурге слышат, в интернете на сайте «radiovera.ru» идет вещание и поэтому жители Петербурга, безусловно, тоже вместе с нами сейчас.

о. Александр

- Я бы хотел еще вот что сказать, если позволите: когда мы эту издательскую деятельность не то, чтобы начинали, она как-то получилась сама собой, мы перед собой не ставили какие-то цели коммерческие, хотя, конечно, эти издания продаются за денежки, какие-то дешевле, какие-то дороже, но дело было так, что, когда мы начали возрождать приходскую жизнь в том самом маленьком храме, о чем я говорил в начале нашей беседы, с самого начала я печатал листочки с русским текстом, которые вкладывал в богослужебное Евангелие напрестольное, славянское, естественно, и вот, пользуясь этими листочками, мы читали параллельно два текста, точно также поступали с Апостолом, потом я сам дозрел до того, что в одном экземпляре издал Апостол по-русски для собственного, для нашего храма, прихода, точно также сделал Паремийник – это было не то, чтобы издательство, а это просто наши прихожане, кто был связан с типографией, с полиграфией, они сделали по одному экземпляру и одного, и другого. Потом у меня посмотрел эти книжки один мой хороший знакомый - священник, коллега, так сказать, и попросил сделать для него, потом у него подсмотрели и попросили сделать еще 5 штук, потом сделать еще 30 штук и так далее, в общем, это все выросло, потому что я не ставил задачу наладить конвейер производства этих книг, а вот само собой как-то это получилось, и я был приятно удивлен в какой-то момент, что, оказывается, не я один или не то, что нас единицы, тех, у кого востребована такая штука. И вот сейчас все уже приобрело такой массовый масштаб, что в нашем интернет-магазине эти книжки приобретают люди из самых разных городов и России, и ближнего зарубежья, и дальнего, так вот все выросло, как снежный ком.

А. Пичугин

- Будете в Петербурге, дорогие слушатели, если из Москвы, так и вовсе от Московского вокзала недалеко - семь минут. Я вот сейчас зашел на сайт «feolavka» - все это выложено, я так понимаю, что в лавке при самом соборе на прилавок, и там уже можно это все посмотреть, полистать и приобрести, замечательно. Я еще, конечно, хотел у вас спросить про отца Зинона, вас с ним связывает многолетнее знакомство, я знаю, что нижний храм собора тоже расписан отцом Зиноном, и я так понимаю, что само пространство, литургическое пространство храма – идея тоже принадлежит отцу Зинону. Расскажите, та история, которая, к сожалению, сейчас для нас такая, несколько закрытая, не почему-то, а просто отца Зинона в публичном пространстве нет, сам он живет, насколько я понимаю, в Калужской области сейчас, но он как-то сам редко появляется в медийном пространстве и поэтому поговорить с ним достаточно сложно, но тем не менее всегда хочется знать о нем, может быть, для кого-то из наших слушателей это будет вообще новостью, что вот, есть такой знаменитый иконописец архимандрит Зинон, который на протяжении уже последних сорока лет, наверное, создает замечательные иконы, не только в России, но работает в Европе, живет, служит, вот хотелось бы о нем тоже от вас услышать немного.

о. Александр

- Да, вы знаете, для нас это большая радость, что мы с ним общались и продолжаем общаться, я говорю «мы», имея ввиду приход Феодоровского собора, хотя я лично с ним знаком довольно давно, уже, дай Бог памяти, почти 30 лет будет скоро. И в какой-то момент, когда стал вопрос о восстановлении Феодоровского собора и даже не реставрации, а таком восстановлении, реконструкции, воссоздании, и вот он, это было примерно в 2010 году он согласился приехать к нам в Петербург и, как вы верно сказали, весь нижний храм (у нас два храма: нижний и верхний) полностью им спроектирован, весь интерьер, им собственноручно написаны фрески в алтарной части, кстати, можно фотографии посмотреть на нашем сайте «feosobor.ru», нижний храм, и иконы он написал многие, и продолжает писать. И хоть он и живет в уединении в Калужской области, но мы продолжаем общаться, на удалении, конечно, по телефону, по «ВатсАпп», по почте, несколько раз я его навещал там, особенно радуюсь по поводу того, что он продолжает нам писать иконы двунадесятых праздников. И вот когда я его попросил оформить обложку нашего Евангелия-Апракос, он с радостью согласился, не раздумывая, нарисовал рисунок, эскиз с этими животными-символами евангелистов и для нас это, конечно, тоже радостное событие. А встретиться с ним, конечно, довольно проблематично, потому что он как отшельник, не очень стремится к общению такому, частому, ежедневному, а вместе с тем с радостью отвечает на какие-то серьезные вопросы. Когда он написал для нас очередную икону, вот в прошлом году – «Благовещение Пресвятой Богородицы», мы с ним устроили такой радиомост, телефонный мост, если так можно сказать: группа прихожан собралась в храме, а он на другом конце и вот такой аудиомост, он отвечал нам на какие-то вопросы и было довольно интересно, так что для нас это такое особое сокровище - общение с отцом Зиноном. А кому интересно о том, как он работал в нижнем храме, это была такая история, по-своему увлекательная, даже в чем-то не то, чтобы детективная, а такая, остросюжетная в чем-то – я об этом специально написал в другой книжке, о нижнем храме, тоже можно найти в интернет-магазине нашем, называется эта книжка «Ана́стасис». «Анастасис – это греческое слово, переводится, как «воскресение», там в разделе «Книги о Феодоровском соборе», на обложке там фрагмент его росписи из нижнего храма, вот это по-гречески написано: «Анастасис», поэтому кому интересно – пожалуйста, там история знакомства с отцом Зиноном, краткая история его творчества, иллюстрированная книжка.

А. Пичугин

- Я тоже хотел бы еще раз наших слушателей адресовать к сайту вашего собора: «feosobor.ru», где в разделе «Храм» есть подраздел: «Нижний храм» и там можете посмотреть замечательные картины, но, опять же, мне кажется, это дело вкуса, моему вкусу это на сто процентов соответствует - то, как выглядит нижний храм, продуманный, расписанный отцом Зиноном, это настраивает, часто, когда ездишь где-то в Балканских странах, где-то в Европе бываешь, ты смотришь – маленький храм и понимаешь, что вот оно здесь черпается, что эти храмы там веками стояли, они не сильно друг от друга отличаются, особенно на Средиземном море, в районе Адриатики, они очень похожи и они просто по-разному расписаны, какие-то не расписаны вовсе, но это откуда-то оттуда идет вся традиция, и традиция, которая, наверное, действительно, строительство храма очень простого, которая не отвлекает ни на какие другие детали, кроме самого совершения богослужения. Но это вот такое мое видение, наверное, опять же, кому-то больше нравится и кого-то больше на это богослужение настраивает пышность, баро́чные формы, соответствующее пение.

о. Александр

- Да, конечно, дело вкуса, как вы верно подметили. В этом плане нам повезло, что у нас не один, а два храма, вот нижний храм такой, каким вы примерно описали: такой аскетичный, строгий, отсутствие иконостаса, кого-то это смущает, а кто знает историю, тот знает, что это истоки наши, что это единое богослужебное пространство, а кого это уж совсем сильно смущает – у нас, слава Богу, есть верхний храм, где пятиярусный иконостас такой, что вообще ни одной щели не найдешь, полная противоположность, я иногда говорю, что в нашем соборе можно читать лекции по истории богослужебного пространства храмового, наглядно иллюстрируя эти разные этапы, разные эпохи, полная противоположность.

А. Пичугин

- Я напомню, что сегодня мы беседуем с протоиереем Александром Сорокиным, настоятелем Феодоровского собора в Петербурге. А что касается иконостасов, отец Александр, это я периодически привожу своих знакомых в маленькое село Ки́декша, очень известный храм, древнейший храм северо-востока Руси – Бориса и Глеба, и вот там по стене очень хорошо видно, как с XII века и далее менялся размер иконостаса, потому что там изначально видно сделанные строителями крепления первоначального иконостаса низкого, примерно, как у вас, в нижнем храме, а дальше просто криво выдолбленные в стене отверстия, чтобы крепить все новые и новые ярусы, пока они не уйдут под потолок вверх.

о. Александр

- Да, это очень интересная история, как на Руси росли иконостасы, наверное, с XIII-XIV веков, я тоже этой темой как-то увлекся в свое время, я не специалист, много кого спрашивал, читал и действительно очень такая история показательная.

А. Пичугин

- Еще об одной книге мы с вами бы поговорили сегодня, вы уже в начале программы как раз об этом упомянули, это ваша книга «Катехизация», которая тоже сейчас выходит или уже вышла у вас в издательстве Феодоровского собора. Расскажите о ней тоже.

о. Александр

- Она еще не вышла, а буквально сегодня-завтра мы отдаем в печать уже готовый файл, я надеюсь, что через месяц, может быть, она выйдет. Книжка, конечно, совсем другого жанра, чем Евангелие-Апракос, это авторская книга, будет называться или уже называется: «От Пасхи к Пасхе. Пособие по катехизации на основе многолетнего опыта в Феодоровском соборе». Книжка родилась просто на одном дыхании, поскольку меня часто спрашивают о том, как у вас катехизация проходит, какие есть рекомендации, секреты, какие-то ноу-хау, если так можно выразиться, и я много где об этом рассказывал, презентации сочинял, и у меня появились уже шаблоны моей работы. И в какой-то момент я решил все это облечь в такую цельную подробную систематизированную книжку, где все описываю, и какие-то себе позволяю экскурсы в историю, обосновывая какие-то наши выводы, которые, повторяю, выстраданы, исходя из такого многолетнего – имеется ввиду, если быть точным – 22 года, с 98-го года, как мы ведем катехизацию в приходе, и вот уже какие-то появились обобщения, выводы, и все это я изложил в виде такой, она не очень большая, но из нескольких глав состоит книга, и теоретическая, и практическая, так что надеюсь, найдет книжка свою целевую аудиторию.

А. Пичугин

- А книгу можно рекомендовать будет, как вы считаете, как автор, понятно, что она пока не вышла и нам судить сложно, вы, как автор, считаете, вот человек приходит в Церковь и говорит: «Здравствуйте, я хочу креститься», а ему говорят: «Вот ест книга отца Александра Сорокина, вы прочитайте, а потом приходите, побеседуем и крестим вас», или это скорее о методах?

о. Александр

- Интересный вопрос, я как раз об этом и рассуждаю в предисловии, какова целевая аудитория. На первый взгляд, целевая аудитория – это те, кто ведет катехизацию, то есть священники, катехизаторы и, казалось бы, эта целевая аудитория не такая уж большая, такие специалисты в этой области и, как вы говорите, методы, методология. А с другой стороны, я надеюсь, что она будет интересна и тем, о ком вы сейчас сказали, кто пришел в храм и хочет креститься, для сравнения: это как если вы придете в ресторан, и вам подают меню и вместе с тем у вас есть возможность посмотреть, как это все на кухне делается, из чего это все готовится и каким способом, поэтому в каком-то смысле она вторым планом имеет ввиду и тех, кто проходит катехизацию, а это, кстати, не только те, кто ко крещению готовится, то есть в буквальном смысле слова да, это подготовка к крещению, но мы же знаем, не секрет, что гораздо больше в наше время людей, кто крещен и мало знает о Церкви, о вере и поэтому катехизация тоже для них, а соответственно, эта книжка тоже может быть интересна.

А. Пичугин

- Я бы, конечно, хотел об этом отдельно поговорить, быть может, получится посвятить целую программу проблемам и методам катехизации, поскольку у меня разные мои друзья занимаются этим вопросом: один друг-священник разрабатывает целую методику катехизации конкретно на сельском приходе, другой мой друг-священник снял целый фильм, который по идее, по его замыслу в церковных лавках должны были раздавать желающим принять крещение, потому что там в доступной форме с помощью современных технологий, очень хорошо снятый, рассказывалось о том, что такое Церковь и это, действительно, с привлечением известных людей, которые рассказывают свои примеры, свое видение, потом священники это как-то обобщают, это очень красиво снято, но вот я смотрю, что особой популярностью, к сожалению, это тоже не пользуется.

о. Александр

- Я хочу уточнить, что как раз, хоть и есть вот эта вторая целевая аудитория на втором плане, но все-таки моя книжка – это именно для тех, кто хочет вести катехизацию. В каком-то смысле то, о чем вы говорите, то есть для тех, кто интересуется, хотел бы пройти катехизацию, мне кажется, это задача гораздо более сложная, она сложна именно своей многоплановостью, широтой, для катехумена пособие, рассказать о Церкви, о духовном опыте, как говорят: «с человеческим лицом», но это очень такое, широкое понятие и здесь я тоже имею ввиду такую задачу, но пока себе не сформировал подхода, хотя таких книг действительно много и кем-то они востребованы, кем-то нет, это второй план.

А. Пичугин

- Мне кажется, что у нас сейчас есть большая проблема в Церкви, как в обществе людей и даже, наверное, не то, что нет единого подхода, поскольку люди очень разные по своим взглядам, по своему мироощущению, если одному человеку можно смело дать книжку отца Александра Меня «Сын человеческий», сказать: «Прочитай ее, а потом мы поговорим», то для кого-то, может быть, нужна какая-то совершенно другая литература, а для третьего третья, и вот тут непонятно: вроде бы как нужны какие-то единые подходы, а с другой стороны, слишком много, такое разнообразие людей, что для каждого свое.

о. Александр

- Да, вы абсолютно правы, я именно это и имею ввиду, что невозможно создать какой-то один, пусть даже очень обширный, объемный какой-то, не учебник, конечно, слово «учебник» точно сразу отпугнет, а какое-то подспорье, пособие, все равно ты на всех не угодишь, с одной стороны, а с другой стороны я, например, не то, чтобы уверен, но какое-то ощущение, что все-таки можно какие-то ориентиры сформулировать, в конце концов, ведь это не значит, что нужно идти на поводу у всех запросов, мы должны формировать вкус этих людей, которые ищут Церкви. В конце концов, как я об этом пишу в книжке, да и не я придумал этот тезис, я не могу его приватизировать: первым катехизатором был Иисус Христос, а его ученики, 12, они были первыми катехуменами, они были очень разными, как мы знаем из Евангелия об их скудных биографических сведениях, при этом Он направлял, что ли, их, такой духовный рост, встречая непонимание, недопонимание, даже какие-то возражения, так что Евангелие, как история, как повествование – это тоже своего рода такая книга по катехизации.

А. Пичугин

- Но это ведь еще и очень высокая планка для человека, который этой катехизацией занимается, к сожалению, у нас часто бывает, что катехизатор в приходе, он по остаточному принципу: «Вась, давай ты будешь катехизатором у нас…»

о. Александр

- Вы озвучиваете те самые мысли, которые я положил просто на бумагу, некоторые из них просто напрашиваются, их просто надо было изложить последовательно, это именно то, о чем вы говорите.

А. Пичугин

- Спасибо, я просто часто задумываюсь о том, что вот Павел говорил: «Я стал всем для всех, чтобы спасти хотя бы некоторых», но я представляю, что приходит, например, какой-нибудь академик и говорит, что «я хочу креститься, или вот «меня крестили когда-то в детстве, но прошло 40 лет, а я теперь хочу что-то узнать о Церкви и, возможно, прийти к вам». Или приходит человек совершенно другого культурного уровня совершенно с другим бэк-граундом, который задает тот же самый вопрос, и если с ними общаться в одних категориях, то, наверное, ни один, ни другой не останется, вот как стать для всех всем – это ведь великое искусство.

о. Александра

- Вы знаете, среди 12-ти учеников Иисуса Христа был, как известно, Матфей - мытарь, прислужник Римской власти соответственно, и рядом с ним за одним столом, образно или, может, даже буквально говоря, сидел Симон Зилот – террорист, который уничтожал римлян и стоял на позициях такой радикальной оппозиции, как мы сказали бы сегодня, в других условиях Зилот должен был бы мытаря убить сразу, а вот, сидя за одним столом во главе со Христом эти люди составили одну общину, вот как так получилось? Может быть, я преувеличиваю…

А. Пичугин

- Нет, это хороший пример, мне кажется, что это очень хороший пример.

о. Александр

- Так что искусство быть катехизатором, его пример подает нам Иисус Христос, нельзя забывать, что Евангелие и об этом тоже.

А. Пичугин

- Но и мы об этом забываем, в наших реалиях мы все время об этом забываем, к сожалению. Хотя Церковь – это то место, которое действительно может объединить всех людей, а не разъединить их, тех, которые вряд ли будут здороваться друг с другом в обычное время.

о. Александр

- Да, конечно, но это не просто они там пересиливают свою антипатию к другому человеку по какому-то признаку, а это потому, что они смотрят на Христа, ведь Он же говорит: «Не вы меня избрали, а Я вас избрал», мы об этом тоже иногда забываем, что в Церкви мы не хозяева, даже если кто-то настоятель или еще больший начальник, а что мы все призваны быть вокруг одного стола, во главе которого не «я» или кто-то еще, а вот Христос - это, конечно, в теории звучит, а в практике мы об этом правда забываем.

А. Пичугин

- Отец Александр, я благодарю вас, спасибо большое за эту интересную беседу. Я напомню, что протоиерей Александр Сорокин, настоятель Феодоровского собора в Санкт-Петербурге, был вместе с нами, здесь, на светлом радио. Я Алексей Пичугин, прощаемся с вами, всего доброго и до новых встреч, до свидания.

о. Александр

- Всего доброго.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Время радости
Время радости
Любой православный праздник – это не просто дата в календаре, а действенный призыв снова пережить события этого праздника. Стать очевидцем рождения Спасителя, войти с Ним в Иерусалим, стать свидетелем рождения Церкви в день Пятидесятницы… И понять, что любой праздник – это прежде всего радость. Радость, которая дарит нам надежду.
ВЕРА и ДЕЛО
ВЕРА и ДЕЛО
«Вера и дело» - это цикл бесед в рамках «Светлого вечера». В рамках этого цикла мы общаемся с предпринимателями, с людьми, имеющими отношение к бизнесу и благотворительности. Мы говорим о том, что принято называть социально-экономическими отношениями, но не с точки зрения денег, цифр и показателей, а с точки зрения самих отношений людей.
Статус: Отверженные
Статус: Отверженные
Авторская программа Бориса Григорьевича Селленова, журналиста с большим жизненным опытом, создателя множества передач на радио и ТВ, основу который составляют впечатления от командировок в воспитательные колонии России. Программа призвана показать, что люди, оступившиеся, оказавшиеся в условиях заключения, не перестают быть людьми. Что единственное отношение, которое они заслуживают со стороны общества — не осуждение и ненависть, а сострадание и сопереживание, желание помочь. Это — своего рода «прививка от фарисейства», необходимая каждому из нас, считающих себя «лучшими» по сравнению с «падшими и отверженными».
Азы православия
Азы православия
В церковной жизни - масса незнакомых слов и понятий, способных смутить человека, впервые входящего в храм. Основные традиции, обряды, понятия и, разумеется, главные основы православного вероучения - обо всем этом вы узнаете в наших программах из серии "Азы православия".

Также рекомендуем