«Елизаветинский детский хоспис». Светлый вечер с о. Игорем Блиновым и Ольгой Хозяиновой (08.11.2018)

Елизаветинский детский хоспис (08.11.2018) - Часть 1
Поделиться
Елизаветинский детский хоспис (08.11.2018) - Часть 2
Поделиться
Елизаветинский детский хоспис

Елизаветинский детский хоспис.
Фото: https://www.facebook.com/helpcomplex/

У нас в студии были клирик Марфо-Мариинской обители, врач общей практики священник Игорь Блинов и заместитель директора Елизаветинского детского хосписа Ольга Хозяинова.

Мы говорили о недавно открывшемся в Подмосковье Елизаветинском детском хосписе, как он появился и о том, как труды людей меняют жизнь детей с тяжелыми заболеваниями.


Л. Горская

— Здравствуйте, в эфире программа «Светлый вечер». И здесь с вами в студии Лиза Горская. И сегодня у нас необычные гости — это Ольга Хозяинова, заместитель директора Елизаветинского детского хосписа и иерей Игорь Блинов, клирик Марфо-Мариинской обители, врач общей практики и священник Елизаветинского детского хосписа. Такая, в общем, у нас сегодня и интересная и непростая тема. И я попрошу для начала вас рассказать об этом хосписе. Я так понимаю, что он чуть ли не первый, и его не хватало. Давайте, отец Игорь сначала.

Иерей Игорь

— Здравствуйте. Несколько лет назад эта проблема стала очень болезненно обсуждаться, потому что не было в структуре здравоохранения того сектора, который бы занимался детьми, которые уже и для больницы не годятся, и дома их невозможно обслуживать родителям. И чаще всего особенности этих семей таковы, что семьи неполные и социально плохо защищенные. Нужда в формировании какого-то такого паллиативного направления, где были бы люди неравнодушные, участливые, которые могли бы помогать в плане и социальном, и медицинском, и разностороннем таким семьям. И восемь лет назад почти уже образовалась при Марфо-Мариинской обители паллиативная служба, которая так или иначе опекала такие семьи на дому. И при обители образовался респис — это такая промежуточная структура между хостелом, и гостиницей, и хосписом, но без медицинских услуг. И когда устроители Елизаветинского хосписа об этом узнали, они захотели тоже очень помочь этим начинаниям. И стали строить, перестраивать из бывшего заброшенного пионерского лагеря такой сказочный городок, где могли бы дети и семьи…

Л. Горская

— Это на природе где-то, да?

Иерей Игорь

— Да, это на окраине города Истра, в зеленой зоне. И довольно таки на большой площади такой комплекс, который только-только вот начал свою деятельность с детского Елизаветинского хосписа. И сейчас только-только мы находимся в процессе становления. Потому что все приходится делать вновь, так как эта служба практически не развита еще у нас. И есть, конечно, много аналогов, которые в других городах существуют, но все приходится открывать для себя вновь. И те сотрудники и педагоги, которые… Может быть, потом об этом стоит поговорить.

Л. Горская

— Мы поговорим еще. Но как сформировался этот комплекс и что там могут получить семьи? Потому что ну это же невозможно представить. То есть бывает, люди болеют, не дай Бог, дети болеют, а вот когда тяжело и неизлечимо болеют дети — с чем сталкивается семья, в какой помощи она нуждается? Наверняка ведь это неподъемная в одиночку вещь, да? Вот этот путь, который вот семье без поддержки пройти ну вот практически невозможно.

Иерей Игорь

— В первую очередь люди нуждаются в деятельной любви. Не просто в добром слове, в каких-то таких вещах, которые дают им возможность отдохнуть, понять, что они не одни, что есть неравнодушные люди, которые могут и на деле в чем-то помочь. И поэтому, конечно, отношение у родителей и у таких семей, они очень востребованы. И, наверное…

Л. Горская

— Вот всегда интересно мне узнать, почему люди этим занялись. Вот вы, Оль, можете рассказать, почему вы, столкнувшись с этой темой, решили ей заняться, почему она вам близка, кажется важной?

О. Хозяинова

— Ну в настоящее время очень приятно, что в нашем обществе действительно есть у людей потребность помогать. У успешных, обеспеченных людей есть потребность помогать, и они приезжают к нам и что-то конкретно делают, в силу своих возможностей, в силу своего понимания, и это очень приятно. Лично у меня так складывается ход жизни, что у меня и образование — то есть я получала психологическое, дефектологическое, начинала свою деятельность в детском доме на Крайнем Севере — «Олененок».

Л. Горская

— А где именно?

О. Хозяинова

— Город Северодвинск, детский дом «Олененок». Потом меня судьба увела как бы от этого, и я занималась другими вещами. Ну а сейчас вот некий такой возврат, уже с нажитым опытом. То есть я чувствую, что мой опыт может пригодиться на данном конкретном, так скажем, деле, и мои навыки могут пригодиться. Но вообще у нас очень много людей к нам приходят именно с целью помочь. У нас семьи в первую очередь получают квалифицированный уход за своим ребенком. Они получают психологическую помощь для ребенка, а также для родителей в обязательном порядке. Они получают развлекательные мероприятия, ну то есть насколько состояние ребенка позволяет. Но в обязательном порядке ребенка посещают игровые терапевты, ребенка посещают животные, ребенка посещают волонтеры-спортсмены. Если ребенок сможет поехать в театр, то мы вывозим детей и родителей, братьев и сестер в театр, и за это мы благодарим истринский театр городской. Мы посещаем конюшни, фермы. То есть семья вот в этот промежуток, когда находится у нас, живет такой жизнью, которая для них дома недоступна. Для того, чтобы собрать ребенка-инвалида, да, то есть это целое событие — это нужен отец, к отцу нужен еще какой-то помощник, чтобы загрузить в машину, повезти, там выгрузить — то есть это очень большие усилия. А у нас все специализировано, все оборудовано, сотрудники имеют опыт по организации таких мероприятий. То есть подбирается группа матерей, которые живут с одними и теми же проблемами, с одними и теми же интересами, и им тоже интересно друг с другом. И самое главное, они у нас получают возможность для общения, у них есть это время.

Л. Горская

— А вот у меня такой вопрос. У меня несколько таких, уточняющих. Мне, во-первых, интересно, какие животные посещают детей?

О. Хозяинова

— У нас недавно в наш коллектив влился игровой терапевт Пилюлька.

Л. Горская

— Пилюлька — кто?

О. Хозяинова

— Пилюлька это кошка. И ей сейчас, наверное, месяца четыре. Никто точно не знает, сколько ей, но она очень ответственно принялась за выполнение своих обязанностей. Каждое утро мы ее находим в обществе детей. Она прямо с ними играет, помогает умываться, все полностью контролирует.

Л. Горская

— Помогает умываться даже?

О. Хозяинова

— Умываться. Она с ними в ванной, на массаже она с ними присутствует. Спит с ними, играет. Единственно, ее не пускают на завтрак и на обед в трапезную. Но она очень ответственно подходит к общению с детьми и полностью выполняет свои обязанности. Также у наших партнеров, на конюшне Лафарейдо, проживает наш второй игровой терапевт — это Тигра. Огромная лабрадорша, очень добрая, она прямо как нянюшка, всех оближет, всех полюбит.

Л. Горская

— Ну да, ретриверы и лабрадоры, они такие.

О. Хозяинова

— К нам приезжают волонтеры из «Конного мира», прямо на нашу площадку, привозят лошадок. И дети гладят, кто может, сидит, а кто-то вообще, может быть, может сделать небольшой кружок, прокатиться. Так как иппотерапия — уже научно доказано, что очень положительно влияет на детей. К нам приезжают волонтеры из мира собаководов и привозят прекрасных выученных собак, которые тоже общаются с детьми, иногда даже показывают представления для детей. Летом к нам приезжал цирк.

Л. Горская

— Надолго? Продолжительность выступления.

О. Хозяинова

— Представление длилось около полутора часов, с учетом нашей специфики, на третьем этаже. К нам привозили лам…

Л. Горская

— Симпатичные они.

О. Хозяинова

— К нам привозили обезьян, кошек, собачек. И конечно, дети, кто-то уезжал на время, потом возвращался, кто-то посмотрел начало, кто-то, возможно, все представление. Но это было очень здорово. Ну то есть отдохнули все — и дети, и родители, и персонал.

Л. Горская

— Вот у меня такой еще вопрос. Это к вам и к вам, наверное, отец Игорь. А когда вы с детьми бываете где-то там в кино, если есть возможность, еще где-то — с каким отношением вы сталкиваетесь? У нас в этом плане что-то изменилось тоже в положительную сторону в обществе? Потому что я вот помню, там много лет назад было такое неприятие, отторжение, отстранение общества от людей с какими-то особенностями там, физическими в том числе. Сейчас вот в этом направлении есть изменения? Как бы хотелось, чтобы было. Я тоже всегда спрашиваю: а как должно быть в идеале?

О. Хозяинова

— Лично мое мнение — да, мне кажется, что меняется. Мы — да, мы приезжаем с детьми в театр, нам дают первые ряды, для того чтобы дети поближе столкнулись с искусством, да, поближе, могли все рассмотреть, могли пообщаться и все-все-все увидеть. Есть, конечно, такие мамы, которые считают, что мы мешаем их детям смотреть, но в большинстве своем помогают, даже дарят какие-то маленькие сувенирчики. Нас приглашают на праздники. Например, «Яхрома», «Истра», дом отдыха, нас приглашали на свой праздник. У них был день рождения летом. И мы, естественно, приезжали со своими семьями, которые у нас гостили, мы в свою очередь их пригласили. Было абсолютно нормальное отношение. Конечно, наши дети не успевают играть, бегать, на горках там, еще где-то. Но дети просто подходили и пытались поговорить. Родители их не останавливали. Придерживали двери — тоже приятно, — помогали проехать, уступали дорогу. То есть я думаю, что все-таки в нашем обществе уже меняется отношение и к инвалиду, и к детскому инвалиду в том числе.

Л. Горская

— Отец Игорь.

Иерей Игорь

— Раньше просто таких детишек не было видно на улицах и в общественных организациях. В школах до сих пор их не видно. Потому что все-таки это еще вещь очень сложно интегрируемая. В то время как в других странах к этому давно уже пришли и с целью воспитания самого общества, и с целью достойного принятия тех людей, которые нуждаются в этом. И я думаю, в этом направлении движемся, конечно. Просто это очень долгий и непростой путь и основанный, конечно, на базовых таких религиозных ценностях.

Л. Горская

— Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». Здесь с вами в студии Лиза Горская и Ольга Хозяинова, заместитель директора Елизаветинского детского хосписа. Также иерей Игорь Блинов, клирик Марфо-Мариинской обители и священник Елизаветинского детского хосписа. Я еще хотела спросить вас, отец Игорь, вы же, у вас медицинское образование еще?

Иерей Игорь

— Да, я до сих пор продолжаю практиковать как врач в больнице святителя Алексия, недалеко от вашей студии. И спектр деятельности, конечно, он настолько широкий у врача общей практики. Потому что я этим делом занимался два десятка лет в Германии и увидел, насколько там от психиатрии до хирургии и многих других направлений в этой области можно пациента видеть целиком, и разные возрастные группы, и всю семью. И поэтому это очень вот помогает, конечно, видеть проблему с разных сторон.

Л. Горская

— А вы еще и с духовной ее видите.

Иерей Игорь

— А вот когда стал священником, просто открыл для себя вообще новый мир, который скрывался от глаз. Стал действительно вот реальным мир такой вот духовный, перспектива.

Л. Горская

— А может, расскажете? Расскажете пару слов, может быть?

Иерей Игорь

— Да, очень интересно. Потому что когда человек приходит к тебе с какими-то врачебными нуждами, как пациент, то он показывает только одну рану или одну часть тела и не пускает дальше. А когда человек приходит уже, зная, что ты все-таки имеешь какой-то другой статус, еще и как духовное лицо, то он говорит тебе о тех в первую очередь внутренних проблемах, отношении к обстоятельствам и к болезни, и не только про саму болезнь. Болезнь становится уже очень небольшим эпизодом в его жизни, а открывается вся красота и новая полнота осознания вот этого внутреннего микрокосмоса, как древние говорили, который в нас живет и целый мир, который человеку дан для того, чтобы он осознал свое место в этом мире. И когда человек правильно начинает относиться к болезни, начинает выстраивать эту вертикаль в том направлении, которое помогает ему, не инвалидизирует его, а делает из него мужественного и терпеливого христианина, то просто ты себя чувствуешь учеником вот у таких пациентов, в их как бы попечении даже, можно сказать.

Л. Горская

— А давайте вернемся к теме детского хосписа. Тема, с одной стороны, печальная, с другой стороны, светлая. И я знаю, что вот многие, и даже наши гости многие, которые помогают, работают с больными детьми, с детьми с какими-то особенностями, они все просто одними словами, в один голос готовят, что они больше получают даже, чем отдают, от этих детей. Вот с этой стороны. Плюс вот с практической стороны предлагаю поговорить. Потому что вот у меня пока опыт только один в этой области — у меня умирал папа девять дней. Он умирал за границей от инсульта, у него каждый день становилось все хуже. Изначально был парализован и, в общем, все хуже и хуже. И ну я, меня, слава Богу, пустили к нему в больницу, я круглые сутки там была. Но я помню, что я не справлялась психологически. И я просто звонила в Москву друзьям, захлебывалась: я не справляюсь, найдите мне психолога. И я понимаю, что если бы меня тогда кто-то подержал, то я бы и вела себя по-другому, и папе бы со мной было легче. Это настолько важно. Вот расскажите вот про эту сторону.

Иерей Игорь

— Ну просто из-за того, что у нас такое отношение материальное к нашей жизни больше, чем духовное, мы стараемся не замечать этих страданий и смерти, которые сопровождают жизнь человека испокон веков, с самого зарождения человечества.

Л. Горская

— Мы же все с этим столкнемся. Вот кладбища вдоль дорог проезжаем каждый день.

Иерей Игорь

— Конечно, конечно. И человек старается сознательно эти вещи не замечать. Он говорит, у вас не рак, у вас онкология. Вы не умрете, а вы просто перестанете с нами быть. И об этих темах такое существует негласное табу, которое не дает человеку на самом деле погрузиться вот в ту реальность жизни и мироздания, которая естественна. Точнее, с точки зрения замысла творения человека, она противоестественна. Но она стала естественна после нашего изгнания из рая и отдаленности от Бога. И поэтому чем больше человек живет, вот еще наши великие писатели удивлялись, там Лев Николаевич Толстой, как легко умирают крестьяне: они три раза перекрестятся, сложат руки на груди и умирают. А как вот уже люди, которые жили в другой культуре, которая была отделена от этого вот естественного существования, как это уже непонятно было. И в жизни вот такой многогранной и связанной с участием в нуждах вот таких людей человек вновь обретает ту полноту, которая дает ему вот правильные чувства, правильные мысли, правильное отношение к тому, что вот где он живет и ради чего существует.

Л. Горская

— А вот эти детки, да, большинство из которых ну как бы уже обречены прожить короткую жизнь, не длинную, вот как с ними обстоит дело? Ну со взрослыми как-то все кажется все-таки более закономерным, более как бы естественным. А вот больные обреченные дети — ну как-то кажется совсем чем-то жутким, нет?

О. Хозяинова

— Да, мне тоже так кажется.

Л. Горская

— И? Есть у этого светлая сторона?

О. Хозяинова

— Я не вижу светлой стороны. Но просто это данность. Вот каждому дано свое. То есть мы не можем ничего изменить. Мы можем просто каждый день ребенка наполнить радостью, новыми впечатлениями, исполнить какое-то его желание, которое, возможно, родители не могут. А наш благотворитель, мы ему напишем, и он пришлет. Возможно, это будет какой-то праздник, который позволит ребенку забыть, да, про то, что у него что-то болит, отвлечься, поулыбаться, посмеяться — но это уже много.

Л. Горская

— Батюшка.

Иерей Игорь

— А мне кажется, что это очень важное явление, которое дает человеку возможность быть человеком. Потому что те страдания и смерть, они изначально были попущены людям, когда он лишился общения с Богом в райской жизни, для того чтобы он не забыл о том, ради чего он живет. Потому что если бы у него все было прекрасно, и дети бы не болели, и дорастали бы до своего совершеннолетия, и жили бы до ста лет, а то и до тысячи лет, как было в древности, то на земле приумножалось бы беззаконие. Поэтому вот так строит мир Промысл Божий для нас же самих, чтобы были те, ради которых человек мог бы отдавать свое свободное время и силы, отдавать сердце свое, открывать для того, чтобы… Ведь такие даже дети называются ангелами, потому что они напоминают человеку о мире небесном и о временности этого бытия. Ради того, чтобы человек обратил внимание на внутреннее, на те качества, которые человеку дают возможность возвыситься над всем этим бытом, и суетой, и своим вот рутинным таким бытом, чтобы проявить самое прекрасное, то что у него может открыться — это любовь, сочувствие, это участие в этом, это жертвенность. И человек через это обретает действительно уже подобие Божие в своем сердце.

Л. Горская

— Иерей Игорь Блинов, клирик Марфо-Мариинской обители, врач общей практики и священник Елизаветинского детского хосписа. И Ольга Хозяинова, заместитель директора Елизаветинского детского хосписа здесь, в студии радио «Вера». Эту программу для вас ведет Лиза Горская. Оставайтесь с нами, мы вернемся через минуту.

Л. Горская

— В эфире радио «Вера», программа «Светлый вечер». Здесь, с вами в студии Лиза Горская, Ольга Хозяинова, заместитель директора Елизаветинского детского хосписа, иерей Игорь Блинов, клирик Марфо-Мариинской обители, врач общей практики, священник Елизаветинского детского хосписа, о котором мы собственно и говорим в нашей программе. Кстати, сколько всего у нас сейчас в стране детских хосписов? Есть такая информация?

О. Хозяинова

— Ну их, абсолютно точно, очень немного. Есть детский хоспис в Питере, со стационаром я имею в виду. Есть детский хоспис в Казани…

Л. Горская

— То есть их не хватает.

О. Хозяинова

— Их не хватает. В основном это на базе больниц есть отделения, где принимают таких деток.

Л. Горская

— А ваш хоспис, он тоже со стационаром. То есть там именно все семьи, они проживают или кто-то там, я не знаю, просто приезжает там на некоторое время получить необходимую помощь?

О. Хозяинова

— Идея детского хосписа это то, что семья может приехать в полном составе к нам на какой-то период. Опять же с каждой семьей это все индивидуально. В основном это 21 день. Семья может приехать в полном составе, если они не могут разлучиться со своим ребенком. Либо семья может оставить нам ребенка, под наше очень внимательное, профессиональное наблюдение и уход и поехать, заняться какими-то делами, которые им нужно сделать. Возможно, это медицинское обследование, возможно, это госпитализация мамы со здоровым ребенком, куда не возьмут больного. Возможно, это отдых, который необходим семье. Все это время больной ребенок будет находиться с нами без мамы, мама получает ежедневную информацию о его состоянии, разговаривает с ним по телефону, получает от наших сотрудников фотографии — ну то есть связь не прерывается. Это идея социальной передышки, чтобы семья могла немножечко отдохнуть, выдохнуть и прожить более яркие какие-то моменты. Стационар рассчитан на пребывание 20 детей, плюс-минус, плюс их сопровождающие — то есть это семьи в полном составе. Если это необходимо, даже домашние животные.

Л. Горская

— Даже так?

О. Хозяинова

— Да. Это европейская практика.

Л. Горская

— Ну вот вы говорили о том, что вам помогают ну в основном обеспеченные люди. А чем может помочь необеспеченный человек?

О. Хозяинова

— Необеспеченные люди на самом деле, обычные самые, тоже помогают. Если человек может провести какой-то мастер-класс, поделиться — кулинарный флористический.

Л. Горская

— Танцы, может быть, какие-нибудь.

О. Хозяинова

— Танцы, да, было такое. То есть он приезжает, делится своими умениями и временем. Бывает, приезжают, просто привозят угощение и какие-то небольшие сувениры или игрушки. Люди могут помочь своим транспортом. Ну то есть…

Л. Горская

— Семьи привозить, да, отвозить.

О. Хозяинова

— Либо семьи привозить и отвозить, либо какие-то ну то есть предметы, доставка. Бывает, это даже просто приезжают, общаются с детьми. Потом приезжают, гуляют — это тоже очень много, потому что больные дети очень ограниченны в общении, во внимании.

Л. Горская

— А получается что у вас в основном частная инвестиция, государство не помогает хоспису?

О. Хозяинова

— Ну на сегодня на государственное финансирование мы еще не вышли. Это следующий этап нашего развития.

Л. Горская

— Ну дай Бог. Отец Игорь, расскажите, вот вы, у вас была медицинская практика в Германии 20 лет. Как там устроена эта система хосписов, в частности детских хосписов? Или вы тогда еще не обращали на эту проблему внимания и не сталкивались с этим?

О. Хозяинова

— Они только стали появляться в то время, в 90-е. Детские хосписы очень редкие, потому что все-таки родители стараются, чтобы дети дома жили, и ребенок не хочет никуда из дома выбираться. И это естественно, когда ребенок все-таки в семье живет, несмотря на все, так сказать, обстоятельства тяжелые. И все нацелено на то, чтобы ребенку дома помогать. Просто такие уже дополнительные возможности стали открываться, когда стала участвовать уже серьезная какая-то структура в виде государственной страховой поддержки. В западном обществе, имею в виду. Плюс частные благотворители. Когда стали организовываться такие вот дома передышки, респисы и хосписы, где в принципе больше такая социально-психологическая оказывается поддержка и помощь. И там, где человек живет уже не общинной жизнью, а очень индивидуалистической, как вот выстроены взаимоотношения на западе, конечно, эти хосписы, наверное, больше востребованы, чем в нашем, таком традиционном еще, общинном. Ну я не беру в учет Москву и крупные города, где, в общем-то, все уже тоже так сильно разрознены, и человек сам остается одинок, несмотря на свои нужды и беды. А там где есть полноценная и так же построена приходская жизнь, там где есть община, где есть люди вокруг тебя любящие и знающие, они всегда помогут. И тебе не нужно никуда ехать, тебе все привезут и с тобой посидят, побудут. И поэтому это такая вот вынужденная на самом деле мера, которая как-то восполняет этот вот дефект в нашем вот социальном нестроении.

Л. Горская

— Но у нас же еще другая проблема, насколько мне известно, — что очень часто, когда ребенок больной, отец уходит.

Иерей Игорь

— Да, к сожалению, эти мамы, они вот страдают еще и от того, что не все отцы выдерживают такого вот шока, когда рождается нездоровый ребенок или он заболевает, что реже уже бывает. Но когда изначально уже появляется такой ребеночек, и мамы не справляются многие, оставляют таких детей на попечение государства. Но если мама выдерживает и имеет тот ресурс любви, который ей дается, и конечно, эти мамы очень склонны к такому внутреннему подвигу, который человека в результате приводит к такому уже какому-то духовному росту. И поэтому, естественно, очень разная реакция у людей на такие вот ситуации. И в верующих семьях, например, я много раз замечал, что отношение к детям, конечно, совершенно инаковое. Они на самом деле даже в чем-то радуются, что они могут послужить такому ребеночку. Они не печалятся и не грустят вот всеохватывающе, как это делают люди, у которых нет вот этих вот перспектив вечности, в которой они могут с этим ребенком оказаться, послужив ему и проявив любовь. Потому что мы настолько связаны здесь, на земле, душами, что эта связь сохраняется, естественно, и в вечности. И когда человек на практике уже осознает эту связь, то конечно, ему тяжело, конечно, ему печально, но в то же время он и получает огромный запас прочности и радости, если он вот в этом как-то участвует.

Л. Горская

— Вот у меня в руках ваш буклетик, как раз вот написано: частное учреждение здравоохранения (если бы сразу бы прочитала, может быть, и не спрашивала бы про государственные инвестиции) Елизаветинский хоспис. И на фотографии ну прямо замок какой-то. Это ваш хоспис?

О. Хозяинова

— Да, он так и выглядит. Это очень красивое здание, очень светлое, очень радостное. Хоспис поострен в виде сказочного замка, это домик для принцев и принцесс. И внутри на самом деле тоже очень все позитивно, красиво. Заходить к нам не страшно, очень весело. Это новое здание, сделанное с любовью.

Л. Горская

— Смотрю, бассейн, галерея какая-то красивая, детская площадка.

О. Хозяинова

— Детская площадка специально оборудована для детей-инвалидов и их потребностей. То есть на качели и на карусели можно заходить вместе с инвалидной коляской, а также вместе с мамой качаться на них, всем вместе. Качели отстегиваются и фиксируют инвалидную коляску. То же самое могу сказать и про бассейн. Главная, так скажем, прелесть бассейна — то что температура, сотрудники, все готовы работать именно с ребенком, который особенный.

Л. Горская

— С повышенной потребностью к вниманию и заботе.

О. Хозяинова

— Да. У нас очень красивая современная сенсорная комната, в которой работает психолог. Дети туда очень любят ходить, они очень любят ее посещать. Там все горит разными огнями, столы с песочком, с подсветками — то есть для них это тоже очень сказочно, очень необычно. То есть они туда просятся и максимально часто, конечно, ее посещают.

Л. Горская

— А что такое сенсорная комната?

О. Хозяинова

— Сенсорная комната — это психологический термин. Это комната, которая оборудована специальными предметами, которые отвлекают ребенка, развивают. Я, к сожалению, не могу профессионально говорить на эту тему, но она вся очень красивая. Там есть сухой бассейн с шариками, там есть нити, которые подсвечиваются разными цветами, они очень приятные на ощупь, там есть стол с разноцветными подсветками, на котором дети рисуют песочком. Там есть какой-то монитор, который смотрит объемно вдаль, и дети фантазируют над какими-то своими желаниями. Ну а также всю эту работу, все эти развлечения сопровождают наш психолог Исаева Светлана. И дает это и свои плоды в том числе, ну и вообще просто дети очень любят.

Л. Горская

— То есть такой райский сказочный уголок.

О. Хозяинова

— Фантастический.

Л. Горская

— Сказочный.

О. Хозяинова

— Сказочный.

Л. Горская

— А расскажите о планах, как планируете развиваться? Может, еще какие-то проекты есть. Мы там говорили с вами до программы о приюте для девочек — вот это что?

О. Хозяинова

— Елизаветинский детский хоспис — это одна из составных частей комплекса милосердия «Солнечная поляна», то есть это один из объектов, который, конечно, будет иметь направленность паллиативной помощи. Мы развиваемся вот в этом направлении. Дальше на площади «Солнечной поляны» откроется богадельня — это приют для пожилых людей, которые не могут себя обслуживать.

Л. Горская

— Я вздыхаю, потому что вспомнила недавнее предложение представителя одного из конструкторских бюро выселить пенсионеров из Москвы, потому что они мешают развитию города, извините…

О. Хозяинова

— Прекрасное предложение…

Л. Горская

— Вот такие ассоциации, да, — людоедское.

О. Хозяинова

— Да. Дальше сейчас проект на стадии разработки — это реабилитационный центр для детей с ДЦП. То есть сначала хотели развиваться в направлении детского сада, но сейчас жизнь вносит свои корректировки, свои реалии очень сильные. От населения идет запрос именно по реабилитации, поэтому обсуждение данного проекта идет. То есть это будет прямо вот комплекс милосердия, который будет включать в себя несколько объектов.

Л. Горская

— Напоминаю, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». У нас в гостях Ольга Хозяинова, заместитель директора Елизаветинского детского хосписа и иерей Игорь Блинов, клирик Марфо-Мариинской обители, врач общей практики, священник Елизаветинского детского хосписа. И вот мы сейчас коснулись такой интересной темы, то есть обнаружили, что у вас целый ну как бы большой проект, что вы не ограничиваетесь этим хосписом, да, комплекс милосердия «Солнечная поляна» включает много всего. А как это по времени у вас планируется? Ну в том смысле, что это уже какая-то ближайшая перспектива открытия богадельни?

О. Хозяинова

— Это ближайшая перспектива, порядка года-полутора.

Л. Горская

— Это все будет там же, на тех же территориях, вот этот заброшенный пионерский лагерь?

О. Хозяинова

— Это город Истра, поселок Пионерский, улица Школьная, 41.

Л. Горская

— Вот сейчас мне подумалось: а столько заброшенных лагерей в стране, столько заброшенных домов отдыха, санаториев заброшенных, недостроенных. Их действительно реально перепрофилировать, как-то достроить, реставрировать и чтобы они были современными и соответствовали всем стандартам или проще новые построить?

О. Хозяинова

— Не могу ответить на этот вопрос опять же профессионально. Но опыт такой реставрации и перестройки есть. Приезжайте к нам в гости, мы все покажем.

Л. Горская

— А в гости вы пускаете?

О. Хозяинова

— Конечно. На нашем официальном сайте http://helpcomplex.ru/ есть два телефона — городской и мобильный, оба эти телефона отвечают. И всех желающих мы ждем в гости, единственно, по предварительному звонку.

Л. Горская

— Отец Игорь, а храм у вас есть на территории комплекса или там временное что-то пока?

Иерей Игорь

— Есть домашний храм, который еще не освящен, но там просто пока молебны проводятся, участники этого проекта там просто молятся. И на перспективу, конечно, достраивается храм, который планируется освятить и сделать там, проводить регулярно богослужения. И это, конечно, все вот в центре находится всего этого проекта, это связь, конечно, с тем духовным деланием, которое каждому человеку понятно и естественно — учиться любить.

Л. Горская

— Этому учиться надо?

Иерей Игорь

— Конечно. Этому нужно учиться, как на своем личном уровне, так и на уровне коллектива, так и на уровне всего народа. Потому что когда человек теряет любовь, он и превращается в этнографический материал. Если у него есть идея и смысл, есть связь с тем, что человека делает, возвышает над животными — то конечно, он этим начинает жить. И поэтому чем больше человек уделяет этому внимания и времени… Сейчас, слава Богу, все-таки вот частные медицинские учреждение и структуры, занимающиеся там как-то деятельностью социальной или педагогической, они уравнены с государственными. И достаточно им те условия соблюдать, которые требуются, стандарты, и они могут так же и финансироваться даже государственным финансированием. И то что, в общем-то, существенно дополнит развитие этого проекта. И поэтому, вот Ольга уже говорила об этом, планируется получать неплохое на данный момент финансирование для того, чтобы развивать разностороннюю помощь таким деткам. Потому что кроме, конечно, добровольцев и людей участливых, нужны профессионалы, которые составляют, в общем-то, костяк этих всех структур. Нужны врачи, нужны педагоги, нужны психологи, и им это нужно, конечно, для этого требуется какая-то вот поддержка такая финансовая.

О. Хозяинова

— Лиза, я бы хотела вернуться к вопросу храма, который достраивается у нас тоже в обозримом будущем. Это уникальный будет храм — он будет оборудован также для инвалидов-колясочников, то есть все можно будет сделать как бы непосредственно ребенку и также инвалиду — то есть поставить свечку, обратиться к священнику. Это все оборудование будет опущено на уровень колясок, очень удобные подъезды. И планируется в храм на службы пускать абсолютно всех желающих.

Л. Горская

— А вот мы говорили о вашем костяке. А кто является, если можно так сказать, моторчиком, кто является локомотивом, кто вот определяет направления развития? Потому что много уже сделано и в планах и еще больше. Это без какой-то очень мощной движущей силы, мне кажется, сложно пройти путь такой.

О. Хозяинова

— На самом деле, как сказал отец Игорь, идея, проект — все зародилось в Марфо-Мариинской обители и все зародилось под нужды Марфо-Мариинской обители. И вера благотворителей, видимо, привела этот проект уже на сегодня, да, в какое-то действующее учреждение.

Л. Горская

— А сейчас как? Сейчас же вы независимая, я такой понимаю, организация, хоспис самостоятельный. А моторчик кто, отец Игорь, вы?

Иерей Игорь

— Наверное, немножко с другой стороны это вопрос хочу предоставить. Я думаю, моторчиком, конечно, является небесная покровительница нашего хосписа, Елизавета Федоровна, которая вот заразила примером многие поколения, наверное, людей. Это после такого периода безбожия стало очень ярко проявляться на примере Марфо-Мариинской обители. Существует много и добровольцев, и людей, которые профессионально там этим занимаются. И как просто вот детище, можно, наверное, сказать, даже их плодом явилась мысль о зарождении такого комплекса как Елизаветинский хоспис, который изначально и исторически, в общем-то, отпочковался от обители. И я не думаю, что он совеем как бы стал самостоятельным, и я надеюсь, что эта кооперация будет продолжаться и существовать. Потому что смысл-то, конечно, и идея, она универсальная, она заключается в том, чтобы научить не только себя, но и других рядом с тобой любить и служить. И этому просто такие вот сложные обстоятельства наши социальные помогают. И поэтому дух-то один, дух, наверное, моторчиком является, который животворит.

Л. Горская

— Слава Богу. А скажите, какие у вас сейчас нужды, вот прямо сейчас, в текущий момент?

О. Хозяинова

— Материальные?

Л. Горская

— Да, вообще в целом. Может, в волонтерах каких-то. Ну у меня есть для вас еще вопрос. Потому что в бумажках, которые мне редактор подготовил к этой программе, написано, что если отправить СМС со словом «свеча» на короткий номер 7715, то вам придет пожертвование. Но вы почему-то про это ничего не говорите. Я повторю, если кто-то заинтересовался: короткий номер 7715 — СМС со словом «свеча», пробел и сумма пожертвования. Вы почему про это не говорите? У вас все хорошо или вы скромные?

О. Хозяинова

— Ну мы не откажется абсолютно ни от какой помощи, потому что эта помощь пойдет предметно, она пойдет семьям, которые нуждаются в какой-то помощи. Хоспису постоянно нужны какие-то гигиенические вещи, памперсы, причем памперсы для бассейна в том числе, это отдельная статья расхода. Какие-то средства для мытья, обработки поверхностей, медицинские какие-то расходники. То есть в этом, естественно, есть как бы нужда. Из крупных нужд на сегодня у нас подъемник для погружения ребенка в бассейн. Потому что сотрудник у нас женщина по ЛФК и по лечебному массажу, и ей действительно очень тяжело десятилетнего ребенка и старше через борт погружать…

Л. Горская

— Ну конечно.

О. Хозяинова

— В бассейн для занятий. И это действительно очень крупная статья расхода для нас, которую пока мы освоить не можем. И мы ждем своего благотворителя, который захочет в этом поучаствовать. А через «свечу» к нам приходят пожертвования, которые мы тратим так же предметно на детей.

Л. Горская

— Вы извините, если я вас поставила в неловкое положение. Потому что ну вот видите, вам это, правда, нужно.

О. Хозяинова

— Нам нужно это, да. А также мы все-таки ищем к себе в команду педиатра детского с хорошим опытом работы, а также с какой-то человеческой позицией, который вот составит нашему главврачу хорошую поддержку, хорошую опору. То есть мы сегодня нуждаемся в детском педиатре очень сильно.

Л. Горская

— Я так понимаю, что вся информация об этой вакансии, она на сайте есть, да?

О. Хозяинова

— Да, конечно.

Л. Горская

— И контакты ваши тоже есть на сайте http://helpcomplex.ru/.

О. Хозяинова

— Да.

Л. Горская

— И телефоны. У нас не так уж много времени осталось. Давайте еще вернемся все-таки к жизни детского хосписа. Сколько у вас сейчас там детишек? Вам приходится выбирать? Может быть, вам приходится кому-то отказывать? Потому что так мало детских хосписов.

О. Хозяинова

— Я поняла вопрос. Мы на сегодня только развиваемся. Возможно, что в ближайшее время мы придем к этому, что нам придется кому-то отказывать, кому-то двигать очередь. На сегодня у нас гостит 8-9 детишек, и каждый день у нас в плановом режиме кто-то заезжает, кто-то выезжает. На сегодня это семейные дети, они гостят у нас с мамами и папами. И на сегодня мы имеем такую возможность как бы принимать детей-инвалидов, абсолютно не отказывая.

Л. Горская

— Отец Игорь, даже не знаю, как сформулировать, ну так прямо и сформулирую: какие вот особенности пастырского служения в хосписе? Может быть, это вам что-то дает?

Иерей Игорь

— Сильных особенностей нет у пастырского служения, потому что ну везде служение. Особенность детей, которые тебе встречаются — они, конечно, очень трогают. Потому что обычные дети, которые не сталкиваются с нуждами, они остаются детьми. А эти дети уже какими-то умудренными такими человечками к тебе подходят, и ты видишь ту глубину страданий, которая не отрицается, а возвышает вот этого ребеночка до уровня уже какого-то сознательного человечка. И вот интересно, что дети, они, в общем-то, не боятся смерти, потому что они живут в другом мире, у них нет еще вот такой привязки к своему телу, к своим каким-то вот обстоятельствам…

Л. Горская

— Привычкам.

О. Хозяинова

— И привычкам, да. Они живут тем вот своим сказочным миром, в котором живы все — и игрушки, и растения. И для них больно расставание, в общем-то, со всем, что они оживляют своим таким вот даром. А потом, когда они чуть взрослеют, у них, конечно, страх разлуки со своими ближними, любимыми людьми появляется. Но смерти они все равно не боятся. И поэтому вот мы-то, как взрослые люди, совершенно иначе все это воспринимаем. И в этом смысле даже очень обучает такое общение тебя как пастыря, как священника. Потому что ты видишь вот вневременность этой души, которая тут рождается и тебя направляет совершенно в другую перспективу вечности и других законов.

Л. Горская

— То есть детки, они осознают, что жизнь конечна. Или дети это осознают, а потом теряют это, пытаются это забыть, становясь взрослыми?

Иерей Игорь

— До какого-то вот такого формирования психики, я думаю, лет до семи ребенок даже об этом не задумывается особо. Я говорю, что он живет таким вот своим миром, в котором все живо. И когда ему впервые, вот я даже на себе помню, когда мне в пять лет об этом так поподробней рассказали, на примере соседки, которая лежала там в домике своем, умершая уже, в гробу до того, как ее похоронили. И однажды кто-то сказал, что ее зароют в землю, она там будет лежать. Я сидел, помню, на табуретке и плакал и не мог поверить, как такое вообще возможно, не будучи знаком с Церковью. И конечно, для ребенка это тоже трагедия, и он ее не должен видеть. Но в то же время мир тот, который его соединяет с миром небесным, с вечностью в виде церковного такого устроения — икон, рассказов о святых, о тех откровениях Божиих, которые даны человеку о жизни вечной и практический опыт общения с Богом через участие в таинствах церковных, он ребеночка насыщает. И ему уже не страшно, когда еще близкие люди рядышком находятся и кто-то, кто может его жизнь украсить. Поэтому тут как раз, мне кажется, это такая полнота, которая все время в нашей жизни существовала и будет существовать. Просто на каких-то этапах социального благополучия человек просто перестает замечать, и начинает от этого сильно страдать и расстраиваться. Но это естественный ход событий, который нам приносит очень много и дает огромный вот позитивный опыт.

Л. Горская

— Ну что, уже закончилось наше время. Есть ли что-то, что мы не успели и забыли сказать, что-нибудь необходимое и важное?

О. Хозяинова

— Мы ждем к себе все нуждающиеся семьи. Если у семьи есть такая потребность, прошу, звоните нам по телефонам, мы будем общаться в этом направлении.

Иерей Игорь

— Мне кажется, что основным ресурсом любого благотворительного проекта являются кадры, и это основная ценность, конечно, всех таких вот существующих начинаний. И поэтому очень нужны люди, которые неравнодушны, которые профессионально могут в чем-то помогать. И пришли бы к нам, посмотрели бы, может быть, у них какое-то желание появится или по совместительству, или как-то на добровольной основе, или просто разово участвовать именно в самом вот делании таком, чтобы наполнить эту обитель любви своим участием. Потому что это необходимо не только деткам, это необходимо нам и всему обществу.

Л. Горская

— Ну что ж, я напомню, что вся информация и все контакты есть на сайте Елизаветинского детского хосписа — http://helpcomplex.ru/. Также можно пожертвования направлять путем СМС со словом «свеча» на номер 7715 и суммой пожертвования через пробел. У нас в гостях были Ольга Хозяинова, заместитель директора Елизаветинского детского хосписа и иерей Игорь Блинов, клирик Марфо-Мариинской обители, врач общей практики и священник Елизаветинского детского хосписа. Эту программу для вас провела Лиза Горская. Всего доброго.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (6 оценок, в среднем: 4,67 из 5)
Загрузка...