Москва - 100,9 FM

«Диспансеризация отношений». Семейный час с прот. Вячеславом Перевезенцевым и Дарией Архиповой (25.05.2019)

* Поделиться
Александр Ананьев и Алла Митрофанова

У нас в гостях были настоятель храма святителя Николая Чудотворца в селе Макарово Московской области протоиерей Вячеслав Перевезенцев и его супруга семейный врач Дария Архипова.

Разговор шел о семье, детях и о духовных аспектах построения семейного счастья, а также о новой книге Дарии Архиповой «Диспансеризация отношений. Влияние „погоды в доме“ на здоровье детей и родителей. Из опыта семейного доктора».


Ведущие: Александр Ананьев, Алла Митрофанова

А. Ананьев

– Добрый вечер, дорогие друзья. В очередной раз приветствуем вас за семейным столом в студии радио «Вера». В студии ведущая Алла Митрофанова.

А. Митрофанова

– Александр Ананьев.

А. Ананьев

– И сегодня у нас в гостях дорогие нашему сердцу люди – люди, с которыми мы уже не раз встречались в этой студии и которых снова и снова рады видеть здесь. Во-первых, это протоиерей Вячеслав Перевезенцев, настоятель храма святителя Николая в селе Макарово Московской области, близ Черноголовки. Потрясающе красивый храм, потрясающе интересный собеседник. Батюшка, добрый вечер.

Протоиерей Вячеслав

– Добрый вечер.

А. Ананьев

– И, пожалуй, это главное сегодня – он здесь вместе со своей потрясающе красивой супругой. Дарья Архипова, кандидат медицинских наук, семейный врач-терапевт с более чем 25-летним опытом работы. Добрый вечер, Дарья. И разрешите вас от нашего имени и от имени радио «Вера» поздравить с тем, что у нас в руках сейчас находится красивая, синяя, новая, пахнущая типографской краской книга, которая называется «Диспансеризация отношений. Влияние погоды в доме на здоровье детей и родителей». Автор Дарья Архипова. И написала она эту книгу из опыта семейного доктора.

Д. Архипова

– Совершенно верно. Спасибо вам большое.

А. Ананьев

– Утомленно сказала Дарья, потому что работа была, видимо, непростая.

А. Митрофанова

– О да, я представляю себе, как это сложно: обобщить опыт 25-летней практики. Но вместе с тем, знаете, Дарья, когда я вчера взахлеб читала вашу книгу и мне сложно было оторваться на какие-то другие дела, я просто понимала, что этот текст, он имеет какое-то очень важное значение лично для меня. Несмотря на то что большинство ситуаций, описанных там, они к моей жизни прямого отношения не имеют, но что называется мотать на ус и копить впрок – это мы любим. И проецировать ситуации – а вот если бы так, а если бы так, а я бы, наверное... о, оказывается, это правильно! То есть тот опыт, который вы здесь изложили, мне кажется, он бесценный ну практически для каждой молодой семьи. И я призываю наших слушателей к этой книге отнестись со вниманием. Здесь простые, очень действительно простые советы, как вести себя в очень сложных ситуациях, чтобы ситуации, во-первых, не усугублялись. А во-вторых, чтобы ну даже из таких, когда там семья на грани конфликта или распада на самом деле, оказывается, стоит поменять совсем немного вещей, обратить внимание на тревожные звоночки, выявить их, обратить на них внимание и что-то небольшое изменить – и уже не все так критично. А со временем и вообще уходит проблема. И вот это конечно, да...

Д. Архипова

– Ну вашими бы устами да мед пить, конечно.

А. Митрофанова

– Ах вот как.

Д. Архипова

– На самом деле действительно я пыталась как-то по-простому говорить с людьми. Потому что есть люди, которые действительно очень много чего знают, и им, наверное, эта книжка не откроет ничего нового, никакой Америки. Но есть люди, которые иногда впервые слышат какие-то такие банальные простые истины. На самом деле, конечно, здесь очень много таких советов простых, которые действительно, как вы правильно сказали, можно применить в жизни, и я надеюсь, что они помогут. Но, к сожалению, не всегда так: чуть-чуть изменил – и все замечательно засверкало, заиграло красками любви, и вообще все решил. Мне казалось, что вот эта книжка, точнее, когда я ее начала писать, мне казалось, что самое главное, чтобы люди как-то поняли, что задуматься над этой проблемой взаимоотношений в семье нужно до того, как ты вообще вступил на этот путь. Это, наверное, немыслимая моя мечта, что вообще кто-то вдруг задумается об этом до того, как у него возникли проблемы, но тем не менее это так. Вот если бы задумывались до того, как сесть за руль...

А. Митрофанова

– О том, чтобы выучить правила дорожного движения.

Д. Архипова

– Да. Ну а почему-то когда мы садимся за руль, действительно, мы задумываемся и понимаем, что иначе мы пересчитаем все столбы, если мы как-то, так сказать, нехорошо учились, а здесь – само собой разумеется. Дело в том, что как-то кажется: ну что ж такое? Это жизнь, это так все просто, семейная жизнь. Ну все же выходят замуж, чему тут учиться? Вот это вот на самом деле это, наверное, в какой-то степени беда, даже я бы сказала так. Потому что есть ну у нас есть школы даже, например, подготовки к родам, да, сейчас очень много таких заведений, где очень неплохо готовят. Но это уже подготовка к какому-то определенному этапу вашей жизни. А подготовить дальше – к воспитанию детей, к тому, чтобы как-то взаимоотношения с мужем были налажены и дальше профилактизировать действительно какие-то проблемы – этому не учат. Вот дальше, когда человек рождается, ребенок рождается, мама с папой оказываются часто в какой-то такой очень стрессовой ситуации. И как в этой стрессовой ситуации себя вести, они не знают.

А. Митрофанова

– То есть, по идее, все должно складываться каким-то образом волшебным само.

Д. Архипова

– Самостоятельно.

А. Митрофанова

– Либо не складываться, и тогда соответственно результат. А то что есть действительно правила, и известно, в каких кустах лежат грабли, известно, какими тропинками их можно обойти, но почему-то...

Д. Архипова

– Поэтому, конечно, когда эта книжка была в итоге написана, мы подумали вот с отцом Вячеславом о том, что читать ее, к сожалению, может быть, будут опять те люди, которые уже наступили на какие-то грабли. Нет, чтобы вот заранее. Как сделать, чтобы заранее, я вот не понимаю.

А. Ананьев

– На самом деле в книге очень много блестящих иллюстраций, реальных историй из реальной семейной жизни. И, если позволишь, Алла Сергеевна, я вам еще одну иллюстрацию того, как воздействует ваша книга на неокрепшие умы молодых супругов. Я вчера возвращаюсь домой после работы. Алла Сергеевна встречает с готовым ужином и так смотрит в глаза, как будто бы сделала что-то не то. Я говорю: «Что случилось, дорогая?» Она говорит: «Скажи мне правду». Я говорю: «Хорошо, в кои-то веки скажу тебе правду. – У меня халат мятый?» Дело в том, что одна из глав как раз у Дарьи посвящена тому, какую роль в крепких семейных отношениях играет внешний вид жены не только на работе, на улице, в Большом театре, но и дома.

Д. Архипова

– Извините, пожалуйста, а можно так... Мы начали с самого такого частного момента – с халата. Это замечательно очень, что про халат...

А. Митрофанова

– Нет, вы знаете, для меня, честно говоря, для меня стало открытием в этой главе про халат и внешний вид женщины дома, когда вы там приводите пример, как сохранилась семья благодаря тому, что женщина стала обращать внимание на свой внешний вид дома. И вы там это описываете как что-то феноменальное, как: вы представляете, какое открытие она сделала, какая она молодец! Но это единственный случай в вашей практике, когда вы такое... Я думаю, так это же правило номер один: если женщина замечает, что муж начинает смотреть по сторонам, вместо того, чтобы выяснять с ним отношения – бегом в салон красоты, бегом в магазин одежды, бегом, чтобы дома ты выглядела, как фея...

Д. Архипова

– Вы знаете, это очень легко со стороны говорить, когда ты не находишься в состоянии обиды, в состоянии тревоги, что муж, извините, смотрит на другую. А обычно женщины поступают совершенно по-другому – они начинают нервничать, кричать и качать свои права, что в принципе естественно, тебе обещали быть верным, а вдруг....

А. Митрофанова

– А чего она этим хочет добиться?

Д. Архипова

– Это другое дело. Мы иногда поступаем совершенно неразумно, но тем не менее рефлекторно.

А. Митрофанова

– Вскрывать мужчине мозг – по-моему, это последнее дело, которое вообще стоит пускать в практику.

Д. Архипова

– Так, чтобы такой случай действительно, когда человеку, ну грубо говоря, изменили, а он попросил фотографию этой девушки и сделал похожую прическу – ну я действительно встречала единожды за свою практику. Обычно люди поступают иначе. Я не говорю, что так надо обязательно делать. Вы тоже взяли такой, конечно, самый эксклюзивный пример. Я, знаете что, если можно, скажу в начале все-таки нашей программы, мне бы хотелось, чтобы это прозвучало. Вот тут действительно есть какие-то конкретные ну небольшие рекомендации: погладить халат перед тем, как муж приходит домой или действительно причесаться красиво – это важно. Но мне хотелось бы, чтобы тут акцент прозвучал такой, что самое важное все-таки пытаться взращивать вот эти взаимоотношения любви и взаимопонимания между мужем и женой. И ну здесь некоторые правила, конечно, надеюсь, помогут это сделать, но это далеко не все правила. Но действительно, когда взаимоотношения гармоничные и мы пытаемся над этим работать, и семейная жизнь, как вот отец Вячеслав очень часто любит об этом говорить, да, когда мы, например, в Крещении получаем зерно того, что мы можем быть христианами, но это только зерно того, что мы можем кем-то быть. А для того чтобы кем-то стать, нам нужно к этому идти.

Протоиерей Вячеслав

– Надо вырастить плод из этого зерна.

Д. Архипова

– Да. И вот когда мы стоим на венчании, и вроде бы как нас благословляют на эту замечательную семейную жизнь. Хорошо бы, чтобы мы с трудом каким-то шли по этому пути, чтобы мы действительно развивали в себе это семя. Вот я сейчас очень теоретически говорю. Недавно я дочитала книжку, наверное, очень глубокую такую, а может быть, даже ну нельзя ее, конечно, назвать христианской – ты меня поправь и как-то уточни, – но есть такая книжка, все ее знают, «Гарри Поттер»...

Протоиерей Вячеслав

– Очень христианская.

А. Митрофанова

– По-моему, очень христианская.

Д. Архипова

– Очень христианская книжка, да, и очень замечательная. И, между прочим, я хочу вот прямо всем слушателям посоветовать послушать лекции Татьяны Александровны Касаткиной, которая у вас тут была, по-моему, в эфире, да, тоже?

А. Митрофанова

– И будет еще. Одна из наших, у нас все гости любимые, Татьяна Александровна, с ней всегда прекрасный глубокий разговор.

Д. Архипова

– Ну это просто гениальный гость, я так думаю.

А. Митрофанова

– Абсолютно.

Д. Архипова

– Но вот ее лекции потрясающие по этой книжке, их можно послушать в YouTube. Но она очень глубоко подходит к осмыслению тех проблем, которые затронуты в ней. А там еще был такой очень не глубокий, но мне кажется, важный момент, который вот к нашей беседе имеет, мне кажется, непосредственное отношение. И если проследить семейные истории тех детей, которые учились в этой школе Хогвартс, то такое ощущение, что автор хотела подчеркнуть, что те взаимоотношения между родителями, которые были в каждой семье, на каком-то молекулярном уровне передаются детям. И дальше в стрессовой ситуации они ведут себя так, как запрограммировала их вот эта взаимная жизнь между их родителями, взаимоотношения между их родителями. Потому что, как известно, мы можем рационально что-то менять в своем поведении, но когда у нас все спокойно, когда мы не в стрессе находимся. Когда мы в стрессе, мы действуем рефлекторно. И вот этот вот рефлекс, он зависит от того, как мы всю свою жизнь это делали, то есть что мы видели всю свою сознательную и бессознательную детскую жизнь. Вот там за примерами ходить далеко не надо. Даже сам Гарри Поттер, он всего год находился под воздействием своих родителей, вот ощущал их взаимоотношения, к чему это привело, мы все знаем, не будем описывать эту историю. Все дети которые там были – и эта Гермиона Грейнжер и эти Уизли, куча детей с огненно-рыжими волосами – все они, в принципе, дублируют каким-то образом поведение своих родителей. То есть их никто особо, в общем-то, не воспитывал, их воспитывали взаимоотношения в семье, просто взаимоотношения между их родителями. Даже та ситуация, когда один из братьев вроде бы как предал всех и вся, он все равно потом раскаялся – то есть какое-то зерно, которое заложила в него любовь между родителями, оно дало свои плоды. Ну я уже не говорю про всяких Малфоев и так далее.

А. Ананьев

– Дарья я вам прямо советую посмотреть тот сериал, который заканчивается, вот уже закончился недавно, который шел много-много лет: к чему приводят детские травмы и стрессы в конечном итоге – к разрушенным городам. Я не буду называть этот сериал, но думаю, и так все прекрасно понимают, о чем идет речь.

А. Ананьев

– Вы слушаете «Семейный час», меня зовут Александр Ананьев. В студии Алла Митрофанова. И мы продолжаем разговор с автором потрясающей книги, Дарьи Архиповой, кандидатом медицинских наук, «Диспансеризация отношений» называется книга. И сегодня она, как обычно, в нашей студии, в компании своего любезного супруга, протоиерея Вячеслава Перевезенцева, настоятеля храма святителя Николая в селе Макарово Московской области. И вот какая штука, мы об этом не раз с вами говорили, ну вот в первую очередь, я хочу задать этот вопрос, для того чтобы несколько расставить правильные акценты для тех, кто нас, может быть, впервые слушает в эфире. Отец Вячеслав, обычно люди противопоставляют психологию, так называемый коучинг, вот эти наставления опытных людей, с советами священников, с духовной жизнью, говоря о том, что ну зачем вам эта психология!? Есть же батюшка, есть же церковь. Есть вопросы – идите туда, есть вопросы – читайте Священное Писание. Здесь же уникальная ситуация: жена-врач, психолог, семейный доктор...

А. Митрофанова

– Дарья – терапевт.

А. Ананьев

– Дарья терапевт, но речь-то вот, хотя она в начале книги написала, что эта книга не про психологию скорее. И священник. Во-первых, какова ваша роль в создании этой книги, потому что без вас бы ее тоже не было. Во-вторых, есть ли такое противопоставление вообще, в принципе?

Протоиерей Вячеслав

– Ну противопоставить можно вообще все что угодно, если очень этого захотеть. И часто мы, правда, встречаем вокруг себя, может быть, даже и в себе вот именно такую стратегию. И, наверное, в этом есть какой-то смысл, потому что когда мы что-то сравниваем, мы можем выявить какие-то грани, особенности которые, в общем-то, только в этом сравнении как-то удается усмотреть. Неслучайно даже есть такая дисциплина богословская – сравнительное богословие. И иногда это воспринимают как то, что вот в этом курсе мы можем что-то такое понять там...

А. Ананьев

– Опасное?

Протоиерей Вячеслав

– Про католиков или протестантов, чтобы значит, как-то, так сказать, увидеть всю их неправоту и так далее. Ну наверное, кто-то может именно это и увидеть, если он хочет это увидеть. Но на самом деле для меня всегда, например, вот этот курс был интересен тем, что когда ты понимаешь, как люди близкие тебе, но все-таки по-другому воспринимают свою христианскую традицию, ты лучше начинаешь понимать свою. Вот это вот сравнение – это всегда очень важно. В этом смысле, например, для меня, если отталкиваться от вашего вопроса, мой интерес к психологии, и к психотерапии потом, был связан не с тем, что это ну это само по себе интересно, потому что это огромный пласт культуры, современной культуры, опыта, и опыта о самом главном, о человеке, да. И, в общем-то, как-то было бы странно, если ты хочешь заниматься человеком (а священник так или иначе всю свою жизнь стоит перед человеком, с его проблемами, с его бедами, с его радостями, да), что как бы отодвинуть в сторону, скажем так, вот ту и науку, и ту уже культурную традицию. Потому что психология не сводится только исключительно к науке, да, это все-таки более широкое понятие. Просто сказать: ну мне это интересно, это что-то такое чужое, да, – это было бы, правда, странно. Но при этом знакомстве, да, при этом каком-то интересе ты начинаешь как раз понимать, да, а что же собственно христианская антропология, христианское душепопечение, христианская традиция, вот тоже с огромной традицией очень древней, очень глубокая, очень разная. Потому что на этом пути мы можем встретить очень разное, это не что-то такое, знаете, вот что можно было бы изложить там за пять минут в пяти тезисах и сказать: вот это и есть там, но очень разное, часто тоже противоречивое. Но когда ты встречаешься вот с этим другим, ты понимаешь лучше свое, что-то начинаешь понимать, вот какую-то уникальность, драгоценность. И в этом смысле, мне кажется, это хорошо, когда у нас есть такая возможность. А что касается как бы моего участия, да, так сказать, в книге, ну в общем, оно было совершенно таким, ну как это сказать...

А. Ананьев

– Косвенным?

Протоиерей Вячеслав

– Косвенным, не непосредственным, да. Понятно, что...

Д. Архипова

– Конечно, если бы у меня не было опыта такой семейной жизни, разве была бы написана эта книжка.

А. Ананьев

– А это – пять!

Д. Архипова

– Ну наверное. А главное, мне кажется, другое. Мне вообще очень, ну как сказать, меня это просто вдохновляет, когда людям что-то интересно, понимаете. Вот если людям, на самом деле неважно, может быть, им интересны, как там Набокову там, бабочки, насекомые, но это удивительно, когда он про это пишет, вот он просто... А если людям интересно то, что и мне интересно, в силу разных причин, то это тем более не может не вдохновлять. И мне кажется, когда происходит вот эта вот такая вот встреча двух интересов – ну что-то такое вот получается новое.

А. Митрофанова

– Позволите, я хотела бы проиллюстрировать на конкретном примере, как может помогать та область, которой занимается Дарья в вопросах духовной жизни. Как, мне кажется, это работает. К примеру, если приходит на исповедь мама или папа, мужчина или женщина, муж или жена, и одним из поводов для того, чтобы вот сейчас стоять перед Богом и пытаться разобраться и что-то открыть в себе, становится то, что человек постоянно, систематически раздражается на своего ребенка. То вот этот момент раздражения – понятно, что можно в этом исповедаться, но нет никакой гарантии, что человек, выйдя из храма, не повторит то же самое. Эта модель поведения, она имеет не только духовные корни, она имеет и какую-то психосоматику свою определенную, да, такую психосоматическую подоплеку. А как это может работать? К примеру, ребенок действительно постоянно плохо себя ведет – кричит, требует внимания там, где это не надо и так далее. Если разобраться опять же, дальше, глубже копать в причинах этого его поведения, то выяснится, что это его реакция на отношения родителей, на отношения мужа и жены внутри семьи. То есть на самом деле поводом для разбирательства здесь должно быть не столько раздражение на ребенка – это следствие, – сколько та трещина, которая есть в отношениях между мужем и женой. А это же основа основ: откуда взялась опять же эта трещина, что, где, как, в какой момент что-то пошло не так? И вот этот клубок, его можно разматывать постоянно. И опять же причина раздражения, она далеко не всегда оказывается в том, что ребенок в данный момент себя проявил так-то и так-то, она может быть совсем в других вещах. И очень важно это подлинное раздражение в себе увидеть.

Д. Архипова

– Вот можно два слова. Вы очень важную вещь сейчас сказали про какие-то такие, знаете, как оболочка лука: вот мы вроде бы занимаемся одним, а на самом деле там следующий слой какой-то идет. Вот то что вы Александра спросили, про противопоставление духовной жизни и психологии, можно такой небольшой образ привести, да. Все-таки человек, он состоит, наверное, из трех каких-то уровней, если так можно сказать: соматика, то есть тело, душа и дальше уже дух. И мы в Церкви, в христианстве имеем отношение все-таки с духом, да, больше. И можно сказать: ну вот смотрите, исправьте свой дух, и все будет здорово, и вы ну спасетесь. Ну в принципе так оно и есть. Только другое дело, что, к сожалению, в жизни получается так, что если у нас болит зуб, то мы даже до церкви-то и дойти-то иногда не можем, потому что доминантой нашего поведения будет вот эта зубная боль. Понятно, если мы представляем из себя святого человека и стоим на камне, мы, может, даже и не заметим эту зубную боль. Но пока мы еще на камне не стоим, а живем в нашем мире, то зубная боль будет для нас все-таки главенствовать над нашим поведением. Дальше идет душевный уровень. И если вот действительно наше раздражение связано с какими-то проблемами ну такого бытового плана, и если бы нам на них указать и мы попытались бы поработать вот на этом душевном уровне, то потом, может быть, и с духовными проблемами нам было бы легче разбираться. То есть можно, конечно, наоборот, с духа начинать. Но мне кажется, тут, наверное, вот если отец Вячеслав меня исправит, но мне кажется, это часто достаточно сложно. Даже английский язык мы начинаем учить с какого-нибудь окончания третьего лица единственного числа, а не с каких-нибудь Past Perfect и Past Indefinite.

А. Митрофанова

– Или с Шекспира.

Да. Архипова

– Да, иначе у нас может и не получиться.

Протоиерей Вячеслав

– Эта тема такая очень непростая. Понимаете, очень часто ну вот как бы в таком контексте рассуждений вспоминается главная заповедь библейская, евангельская заповедь, да. Мы все помним прекрасно, когда Спасителя спрашивали, какая же главная заповедь, Он говорил, повторяя, в общем-то, слова еще из Ветхого Завета: «Возлюби Бога всем сердце своим, помышлением своим, всей крепостью души своей и ближнего, как самого себя». И вот многие, те кто размышлял над этими словами Спасителя, они видят здесь как бы не просто единую заповедь, а некий путь, некую иерархию, потому что все это связано. Ведь здесь же три заповеди, да, – о любви к себе, к ближнему, и к Богу. С одной стороны, мы знаем слова блаженного Августина, которые ну многим нравятся, потому что, правда, в них есть какая-то глубина такая, тонкость: «Люби Бога и делай что хочешь». Прекрасные слова, да, и правда, это на самом деле ключ от всех проблем. Люби Бога и делай что хочешь. Только другое дело, вопрос: а как? А как в себе согреть эту любовь к Богу, Которого ты не видел? Потому что Бога не видел никто никогда, по слову апостола. А и вот собственно здесь мы видим, что Священное Писание и Господь нам говорит: ну да, если ты не научился любви к себе. Ты с собою всегда и, оказывается, к себе нужно тоже относиться совершенно определенно. Это отдельный разговор, мы не будем в него уходить, тем более, я думаю, что наши слушатели не раз как бы вот с этой темой пересекались, и даже в ваших программах. Но мне кажется, это очевидно, здесь своего рода такая вот лествица, лестница, да, вот ступени такие. Если ты не научился этому – не учился принимать себя, заботиться о себе, видеть в себе то, что на самом деле является тобою по-настоящему, а то что на самом деле может быть, так сказать, ну какое-то искажение тебя, какие-то твои болячки, которые на самом деле мешают тебе быть – это очень такая непростая история. И следующее – ближнему, то есть из этого опыта отношения к себе, вот этого принятия себе, желания блага себе, желания спасения себе, ты, этот опыт уже имея, ты его несешь, так сказать, вот в мир, там где есть твои ближние, а может быть, и не очень ближние, но люди, к которым мы должны относиться так, как заповедал нам Господь, совершенно определенно – с любовью. И затем вот только этот опыт, он возносится туда, то есть мы его, так сказать, как бы это, в общем-то, непростая история. Но это как бы естественный такой путь. Может быть – всегда из любого правила есть всегда исключения, – может быть что-то такое вот...

Д. Архипова

– Сверхъестественное.

Протоиерей Вячеслав

– Да. Вот человек вдруг, так сказать, переживает какой-то опыт, потрясение – вот так его Господь посещает, что такая любовь в нем поселяется, вот ранит его сердце – любовь к Богу, что она просто изливается, то что называется, через край и на все – и на ближних, и на себя, и на всякую, так сказать, тварь дрожащую, и на листок колеблющийся, на все. Ну дай Бог. Это, конечно же, удивительное счастье, если человек сподобится вот такого посещения. Но мы призваны к тому, чтобы чему-то учиться, вот как Таша сказала в самом начале, чтобы из этого семени взращивать этот плод. Мы призваны к пути, и на этом пути есть некие этапы. И, в общем-то, тут не надо противопоставлять.

А. Митрофанова

– То есть семейная жизнь это, фактически, этапы обучения любви к Богу.

Протоиерей Вячеслав

– Конечно. Это же совершенно очевидно, что если ты не научился каким-то правильным отношениям, правильным вот в смысле того, то что от тебя ждет Господь, не того, что говорят психологи там, правильно, хотя они говорят иногда замечательные вещи и часто совершенно не противоречащие тому, что мы читаем в Евангелии. Но именно вот это, то что от тебя ждет Господь. Вот если ты этому не научился там, где казалось бы, это так естественно, там где твои ближние, там где вот эта такая в каком-то смысле тепличная атмосфера, да, то о чем говорить дальше, как ты можешь идти куда-то вперед.

А. Ананьев

– И на этом пути идущим очень поможет книга, о которой мы сегодня говорим. Мы вернемся к разговору ровно через минуту.

А. Ананьев

– Мы продолжаем «Семейный час» на радио «Вера». В студии ведущая Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

– Александр Ананьев.

А. Ананьев

– И у нас в гостях сегодня автор только что вышедшей из типографии, еще пахнущей типографской краской, теплой книги «Диспансеризация отношений», кандидат медицинских наук, Дарья Архипова. Еще раз добрый вечер, Дарья. И ее муж, протоиерей Вячеслав Перевезенцев, настоятель храма святителя Николая в селе Макарово Московской области. Отец Вячеслав, вот ту книгу, которая у меня в руках, вы же читали?

Протоиерей Вячеслав

– Да.

А. Ананьев

– Вы читали. Хотя почему я спрашиваю: я, откровенно говоря, пока еще не читал. У меня вот только жена ее прочитала. Однако я посмотрел какие-то выбранные ею фрагменты, посмотрел оглавление, посмотрел вступление. И мне почему-то (сейчас я скажу, может быть, не совсем корректную вещь) тяжело представить мужчину читающим эту книгу. У меня есть ощущение (хотя странно говорить об ощущении от книги, которую ты пока не прочитал), что она адресована женщине.

Д. Архипова

– Очень жалко, что у вас создалось такое впечатление. Потому что в начале книжки я как раз и писала, что очень хотелось бы, чтобы ее прочли и мужчины тоже. Хотя я полностью с вами согласна, что, скорее всего, вы на сто процентов правы, и читать ее будут в основном женщины. Но это очень жалко, потому что мужчины считают, что научиться строить, дом сажать дерево, зарабатывать деньги – это они обязаны, а вот сына вырастить – ну тут вопрос, кто его будет растить, как он, сам он вырастет, как трава, или кто-то его все-таки должен растить. Вот это большой-большой сейчас вопрос. Столько у меня примеров конкретных, и здесь в этой книжке они тоже описаны, и интересных, и каких-то таких, страшных даже иногда. Ну вот если бы...

А. Ананьев

– Да, отец Вячеслав.

Протоиерей Вячеслав

– Просто такой, мне кажется, расхожий штамп, и от него никуда не деться, его надо зафиксировать, еще я вам признателен, что вы собственно на этом остановились. О том, что ну и здесь некое такое противоречие я вижу в этом вот таком стереотипе, что глава семьи это мужчина, но за атмосферу в доме отвечает женщина.

А. Ананьев

– Она строит отношения и решает проблемы.

Протоиерей Вячеслав

– Она строит отношения, она поддерживает очаг. А мужчина – как бы он такой вот защитник внешних рубежей да, вот он стоит, должен обеспечивать...

А. Ананьев

– И уж опять, простите, вот эта сумасшедшая иллюстрация из вчерашнего вечера: идеальная жена в выглаженном халате, муж в каких-то старых шортах сидит. И заботиться о том, выглажен ли халат, лишь жена. А муж сидит: да ладно, нормально, все хорошо, прекрасно выглядишь.

Протоиерей Вячеслав

– И вот здесь надо мне, кажется, очень...

А. Митрофанова

– Спасибо за поправку о халате, мне было важно это услышать. Ну правда, я считаю, это очень важно, как женщина выглядит дома. Простите.

Протоиерей Вячеслав

– Очень важно понимать, что... Знаете, есть в чань-буддизме такой, так у них называется, коаны такие, да, когда вот ты доложен достичь какого-то инсайта через вот что-то такое, вот как это может быть. Вот когда мы двумя руками хлопаем, у нас получается хлопок. А вот ты сиди и думай: а если будет одна рука? И вот они сидят там годами, думают. Потом у них – а-а! – просветление, что-то такое у них открывается. Они про это не могут рассказать, потому что как расскажешь, это совершенно из другого мира пришло, какое-то им откровение. Но очевидно совершенно, что вот дом, семья, отношения – они не могут быть вот одной рукой, да, это только то, что делается вместе. И в каждой семье в каком-то смысле это все очень по-своему. Мы можем сказать: ну вот да, муж глава семьи, у него какие-то есть, нашей культурой уже традиции прописаны, какие-то вписаны, может быть, уже на уровне там каком-то подсознательном, чем он должен заниматься, жена там – замечательно. Иногда мы можем от этих ну таких вот стереотипов, таких установок уходить. Но важно, мне кажется, и вот в этой книге это есть, важно почувствовать, казалось бы, совсем банальную простую вещь, которую если, может быть, на улице остановить там – девять из десяти людей скажут: да конечно, это же очевидно, что это должно быть совместное дело. Совместное.

А. Митрофанова

– Вы имеете в виду построение семейных отношений.

Протоиерей Вячеслав

– Построение отношений мужчины и женщины. И то что мы здесь, в этом деле, разные, как невозможно ребенка родить, если будет только один, неважно мужчина или женщина, не получится все равно. Нужно быть вместе. И получается именно потому, что это мужчина и женщина – разные, и поэтому рождается новая жизнь. И семья может родиться, потому что мы разные. И мужчина туда принесет свое мужское, а женщина принесет свое женское, и из этого может родиться вот это вот что-то. И последнее, ну мне кажется, может быть, самое главное, что хотелось бы, чтобы ну как-то осталось, может быть, у тех, кто будет читать эту книгу, кто нас сегодня, так сказать, слушает – это вот некая установка на то, что в любом случае это некое усилие, это некий труд. Вот если ну как-то к этому относиться как-то иначе – ну мы просто окажемся у разбитого корыта. И это нужно хранить и поддерживать. Я всегда привожу простой пример, который, может быть, вот сейчас как-то в эти дни, наверное, многим близок. Ну хорошо, вы захотели где-то у себя на дачном участке или где-то еще разбить цветничок или, может быть, какой-то парник с помидорчиками, еще что-то. Вот у вас есть семена, они прекрасные, самые лучшие, может, откуда-то привезли. И вот вы там все приготовили, посеяли эти семена. Ну и все, вы довольны, замечательно. Накрыли стол, поздравили друг друга, что вот, так сказать, оно вот теперь будет все само, и уехали куда-то. Вы приехали – и к ужасу вы увидели, что лебеда, значит, сныть и так далее. Откуда? Вы это не сажали. Вы не сажали эту сныть, почему это она появилась? А помидорчики что-то совсем не похожи на помидорчики. Потому что вот надо заботиться, взращивать. И надо знать, как растить помидоры. Потому что помидоры выращивают не так, как редиску.

А. Митрофанова

– Иначе они завянут. Дарья сидит, слушает отца Вячеслава и очень хочет подключиться.

Д. Архипова

– Да, знаете, я хотела просто проиллюстрировать. У меня часто возникает, когда я разговариваю с молодыми родителями, такой образ вот взаимоотношений в семье. Ты говоришь, что должны быть оба, да, включены, иначе система развалится. Вот представьте себе, знаете, качели такие, балансир, качели-балансир, когда одна доска на пенечке, и вот эта доска качается. Для того, чтобы качели служили тому, чему они служат, то есть радости, веселью и качанию, нужно, во-первых, два человека. Если один сядет на один конец доски, а второго не будет, то качаться они не смогут. Если сядет два человека, но один будет очень толстенький такой, бугай, а одна маленькая-маленькая такая дюймовочка...

А. Ананьев

– Вы сейчас имеете в виду кого-то конкретного?

Д. Архипова

– Нет. Ну у меня не такой еще толстенький, а я уже не дюймовочка.

А. Митрофанова

– Саша как раз подумал, что это камень...

Д. Архипова

– В ваш огород? Да что вы!

А. Митрофанова

– Вот.

Д. Архипова

– Мужчина в самом расцвете сил. Я даже не могла подумать. Нет, на самом деле если на одном конце этой доски будет сидеть какой-нибудь толстенький мужичкой, а с другой дюймовочка, то для того, чтобы эти качели тоже качались, то им нужно все-таки как-то двигаться на этой доске, да? Если один будет вверху болтать ножками и, в общем, скоро свалится. А второй тоже не поймет, что он делает на этой доске, потому что качели не качаются.

Протоиерей Вячеслав

– Подпрыгивать нужно.

Д. Архипова

– По крайней мере, нужно взаимодействовать как-то, да, для того чтобы они качались. И этот должен сесть поближе, тот подальше, и как-то они должны от земли отталкиваться, чувствуя друг друга, иначе не получится.

А. Митрофанова

– Пример, Дарья, из вашей книги, который вы здесь даете, поразивший меня, когда к вам приходит женщина, по-моему, с мигренями или что-то вот подобное, какие-то головные боли, которые не уходят. И оказывается, что можно там медикаментозно купировать на время эту проблему, можно как-то гомеопатией, как-то еще. Но на самом деле корень проблемы оказывается в том, что у них с мужем фактически на грани разрыва уже отношения. И за все те годы, что она была женой этого человека, она была перегружена – у нее вот разламывается просто голова, разламывается спина, разламывается тело от той нагрузки, которую она тащит. Но за все это время она ни разу мужу не сказала о том, как ей непросто. И когда вы спрашиваете ее: простите, а вы что, не разговаривали? Она говорит: об этом мы не разговаривали. То есть когда у людей было какое-то раздражение, какое-то ну недопонимание, что-то еще, они просто каждый тянули свою лямку, очевидно, в разные стороны и не разговаривали друг с другом. Ну для меня это по меньшей мере странно. Но судя по тому, что вы здесь приводите только самые типичные случаи из вашей практики, за редким исключением...

Д. Архипова

– Самые-самые.

А. Митрофанова

– Вот получается, что это частая история: люди не говорят друг другу, что им больно, что им страшно, что им тяжело, что они чем-то раздражены. А если говорят, то с позиции такой, что начинают сразу отношения выяснять, обвиняя в чем-то друг друга. Вместо того, чтобы просто поделиться тем, что что-то внутри у тебя в данный момент болит.

Д. Архипова

– С одной стороны, нам кажется, что это странно действительно. Потому что не секрет, что иногда мы друг с другом разговариваем и говорим: ну о чем я буду говорить с этим человеком, о погоде что ли? То есть когда мы вроде бы встречаемся с совершенно незнакомыми людьми или людьми ну разного круга, которые нам не близки, нам вроде как-то не о чем с ними разговаривать. Мы можем разговаривать о поверхностных вещах, нам с ними неинтересно. По идее, в семье должно быть с точностью до наоборот. Но к сожалению, очень часто получается не так. Получается, что люди действительно разговаривают очень о поверхностных вещах.

Протоиерей Вячеслав

– Да, но здесь еще тоже есть важная тема, мне кажется, которая, от нее тоже не убежать. У нас все-таки вообще очень неразвита вот эта вот такая культура разговора, да, мы не умеем разговаривать друг с другом.

А. Митрофанова

– Удивительно мне сейчас это слышать.

Протоиерей Вячеслав

– Да, это так, я могу вам сказать. И иногда, когда люди приходят и вот ко мне как к священнику в ситуации какого-то конфликта, и я пытаюсь понять, что же происходит, то есть понять, а как они ну пытались из него выйти, как они пытались донести то, что их волнует и беспокоит. И ты понимаешь: это совершенно было сделано так, как это делать нельзя. Да, понятно, что, наверное, так сказать никто из нас не учился в дипломатических вузах там, да, и вот нас не учили, так сказать, этому искусству переговоров там и так далее, но...

А. Митрофанова

– Но вы знаете, даже в дипломатических вузах могут учить искусству переговоров, но поверьте, к сожалению, там не учат искусству построения отношений. А это все-таки немножко разные вещи. Этому не учат нигде.

Протоиерей Вячеслав

– Да. Но это один из элементов, очень важный, пусть такой технический. Но иногда важно знать, чтобы научиться играть, так сказать, какие-нибудь замечательные сонаты и симфонии, иногда надо просто научиться брать гаммы, правильно их брать. Вот так и наше общение друг с другом, оно тоже состоит из каких-то вот таких элементов, из каких-то гамм, которым, по идее, тоже нужно учиться. И, в частности, это умение донести то, что тебя волнует, услышать другого – это вот и есть такие гаммы. Здесь есть еще один момент, на который Саша указал, вот так мне кажется, это очень важно. По крайней мере, мне мой опыт подсказывает, что зачастую это связано не только еще с неумением, но и нежеланием, как раз у мужчин, вообще в эти переговоры вступать. Потому что для мужчин кажется: вот я разговаривал, значит. А вы с мужем разговаривали? А он не хочет. Не то что, знаете, как бы не умеет, не получился разговор – а он не хочет. Потому что для него как-то, что вот про это разговаривать? Ты мне скажи, что тебе нужно там, я тебе сделаю. Она говорит: а мне нужно, чтобы ты вот меня послушал.

Д. Архипова

– Но не только это. Можно чуть-чуть защищу мужчин, хотя это очень много тут и в этой книжке у меня написано про то, что мужчины действительно часто не хотят разговаривать. Но просто нужно уточнить. Может быть, те из слушателей, кто захочет, они на эту тему потом поищут какой-то материал и подумают на эту тему. Дело все в том, что иногда мужчина так реагирует, потому что изначально – первый, второй, третий раз, это достаточно двух-трех раз – женщина не совсем правильно подошла к этому моменту.

А. Митрофанова

– Вот.

Д. Архипова

– То есть она обвинительно, агрессивно, хоть она вроде бы и не хочет, просто она устала, но так получилось. И она с некоторым презрением иногда, обвинением – а для мужчины это просто как красная тряпка на быка, – начинает что-то ему рассказывать. Ну не будет он это слушать. И вот в чем беда, что есть так называемые, ну не знаю, патологические, токсические циклы взаимоотношений. То есть один-два раза неправильно ты себя повел, неправильная реакция – и все, и это уже замкнутый круг, из которого мы, как пони зашоренные, выйти не можем. И единственная возможность это сделать это взять и насильно разорвать этот круг, то есть чтобы пони пошел по другой дорожке.

А. Митрофанова

– Как это сделать?

Д. Архипова

– Это очень сложно. Иногда для этого нужна помощь специалиста. Ну или по крайней мере, люди должны иногда остановиться и подумать: а по какому кругу мы идем? Вот этот круг они могут сами – это сложно, но это возможно, – у себя установить. Они   могут подумать: ага, вот я говорю так – а что я в этот момент чувствую? Ну честно говоря, и второй человек тоже должен вообще-то ответить на те же самые вопросы. И тогда есть шанс, что вы увидите, а по какому кругу вы ходите.

А. Ананьев

– Иногда, вот когда я слушаю вас, мне кажется, что женщины часто воспринимают (я сейчас даже не столько про вас, сколько вообще про женщин в отношении мужчин, даром что обобщать не очень хорошо), женщины воспринимают мужчин такими оленятами, которые выглянули из кустов, и тут их важно не спугнуть. Фраза: «Дорогой, нам надо поговорить», – все, убежал. Его надо сначала как-то, чтобы он успокоился, а потом осторожно с ним начать говорить.

Д. Архипова

– Нет, я сейчас даже имела в виду чуть-чуть другое. Вот смотрите, помните, мы как-то, мне кажется, говорили об этом, приводили пример, когда ребенок, например, начинает драться с родителями. И мы спрашиваем: а что это он дерется? А на самом деле один буквально, два раза достаточно маленькому ребенку улыбнуться на то, что он там, полугодовалый или годовалый, тебя огрел по голове. А тебе же смешно, он же маленький еще, ты улыбаешься. Соответственно он реагирует: о, позволено – замечательно! Вот запускается цикл. Я вот о чем говорю, запускается цикл поведения, которое чем-то обусловлено – вот это важно в семье. Его надо знать и его пытаться разорвать, если это нужно.

А. Ананьев

– Мужчины и щенки лабрадора – найдите десять отличий.

А. Ананьев

– Вы слушаете «Семейный час» на радио «Вера». В студии Алла Митрофанова и Александр Ананьев. Мы продолжаем разговор о книге Дарьи Архиповой «Диспансеризация отношений». Я напомню, у нас в гостях не только автор этой книги, кандидат медицинских наук, Дарья Архипова, но ее муж, протоиерей Вячеслав Перевезенцев. Отец Вячеслав, не так давно в храмах вспоминали отрывок из Евангелия про расслабленного. И я понимаю, что там много уровней и смыслов, но мне тогда пришло в голову, что расслабленность, в самом широком социальном психологическом смысле, это такая эпидемия, которая сейчас охватила очень многих – я чувствую в себе расслабленность, я вижу расслабленность в окружающих. И когда я смотрю на содержание книги Дарьи, я понимаю, что ну как минимум две трети проблем, возникающих в семье, они из-за расслабленности. Я правильно диагностировал эту проблему?

Протоиерей Вячеслав

– Да, я думаю, что это очень верно. Я уж не знаю, насколько это, это очень интересно такая, знаете, можно было провести социокультурное такое исследование: а как вот с этим было раньше? У меня подозрение, что раньше было все-таки немножко по-другому, в силу просто условий жизни.

А. Ананьев

– Мобильных телефонов не было.

Протоиерей Вячеслав

– Ну не только мобильных телефонов. Ну просто надо, если ты будешь расслабленным, тебе просто кушать будет нечего. И, в общем, как-то не до расслабления.

А. Митрофанова

– И скушают тебя.

Протоиерей Вячеслав

– Придется поднять себя с дивана и идти копать редьку или что-то там, или воевать куда-то. Ну неважно. А сейчас, да, с одной стороны, мы не можем не восхищаться, как меняется жизнь в хорошую сторону, да, насколько у нас появляется много, так сказать, возможностей для людей, страдающих там и от голода и от каких-то там эпидемий, всего этого меньше и меньше. Мы с ужасом, когда смотрим какие-нибудь, не знаю, фильмы о средневековье, такие настоящие, да, или там о чем-то еще, более ранних времен – как же люди жили, а вот мы сейчас. И это плюс. И не надо здесь каких-то, мне кажется, вот таких, которые можно встретить, настроений, что вот это там последние времена там и так далее. Нет, это хорошо, когда человеку хорошо. Потому что и Бог творил мир, чтобы было хорошо. Но это совершенно очевидно, что, в общем-то, ну бесплатный сыр бывает только в мышеловке, что за все приходится платить, за все приходится расплачиваться. Мир меняется, и он меняется вот в эту сторону. Но у этого есть и свои темные и страшные, так сказать, грани. И одну из них вы назвали. Вот если мы говорим собственно о том, что происходит с человеком. В общем, с человеком происходит беда. И как на самом деле считают многие серьезные философы, антропологи – вот эта, кажется, фраза принадлежит Мерабу Мамардашвили, которую он сказал еще там 30 лет назад, но сейчас ситуация стала не лучше, а хуже, – сто с нами происходит антропологическая катастрофа. Антропологическая катастрофа. В общем, что-то такое именно с самим человеком происходит, какие-то очень страшные, непоправимые вещи. И то что вы сейчас сказали, таким да, может быть, обобщенным термином – расслабленность такая, безволие, инфантильность, – это, в общем-то, я думаю, что и Даша со мной согласится, и все, кто имеет какой-то опыт общения с людьми, которые находятся на грани какого-то семейного кризиса или, не дай Бог, уже разрыва этих отношений, понимают, как часто к этому приводит именно вот это. Вот эта неспособность просто что-то делать, неспособность, так сказать...

Д. Архипова

– Делать то, что не хочется.

Протоиерей Вячеслав

– Да, делать то, что не хочется, неспособность вот эта за что-то отвечать, вот этого усилия, без которого жизнь невозможна. Она просто, так сказать, перестает быть жизнью, если нет этого усилия. И это страшная беда, она, конечно, очень серьезная.

А. Ананьев

– Дарья, вы меня сейчас удивили. Делать то, что не хочется? Разве человек будет делать то, что ему не хочется. Разве семья это не радость? Разве все, что мы делам друг для друга, и для себя самого, и для своих детей – разве это не то, что хочется? А если ты вдруг понимаешь, что то что ты делаешь, тебе не хочется, разве это не сигнал того, что что-то уже пошло не так?

Д. Архипова

– Я думаю, что, конечно, нет. Значит, вот смотрите, вот интересный момент, который я в последнее время очень часто вижу. Приходит мама или иногда даже папа (не в пример тому, что вы говорите, что они не интересуются своими детьми или меньше ими интересуются) и говорят: а вот смотрите, а вот этот мой ребенок, он не хочет то се, пятое, десятое. Почему-то он не хочет убирать у себя в шкафу, почему-то он не хочет делать математику, почему-то он еще что-то там не хочет, а хочет... «Он только играет!» – говорит с возмущением мама про ребенка, которому пять лет. Почему-то мы считаем само собой разумеющимся, что дети должны делать то, что им совершенно не хочется. Даже, например, такие благие вещи, как сидеть с младшим братом или с младшей сестрой. А почему подростку в 12 лет должно хотеться сидеть с двух, трехлетним ребенком, который ломает его, не знаю, поделки, игрушки, еще что-то. В общем-то, не должно хотеться. Или хотя бы может не хотеться. Но мы почему-то считаем, что нет, они не имеют права не хотеть делать что-то, что хотим мы, чтобы они делали.

А. Ананьев

– Мне надо запомнить эту фразу.

Д. Архипова

– Да, вот именно так.

А. Митрофанова

– «Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она...»

Д. Архипова

– Да, да. А почему мы считаем, что дети должны делать то, что они не хотят, иначе они не вырастут людьми. А мы должны делать только то, что нам нравится. Смотрите, вам будет нравиться ваша семейная жизнь (по своему собственному опыту могу сказать) только тогда, когда в ней все-таки будут какие-то моменты, которые вам ну не очень хочется хотя бы сейчас делать. Вот вам хочется больше полежать и почитать книжку или там пойти, покататься на коньках или я не знаю, что-то еще сделать. А вы моете посуду или там готовите еду вашему мужу, гладите халатик или еще что-то. Ну неужели вам хочется гладить халатик? Ну как-то не очень, есть что-нибудь другое, гораздо более занимательное.

А. Митрофанова

– Вы знаете, Дарья, я как раз вчера сорок минут гладила, пока муж был на работе, гладила и смотрела при этом программу, посвященную Евгению Шварцу, готовилась к занятиям в институте, то есть совмещала два дела – я понимала, почему я глажу. Я не фанат этого дела, но мне так хочется, чтобы когда муж придет домой, его ждала идеально выглаженная белоснежная рубашка...

Д. Архипова

– Вот это и есть...

А. Митрофанова

– Понимаете, и вот это мое «хочу», оно на самом деле все остальное отходит на второй план.

Д. Архипова

– Это так называемая доминанта. Вот вы просто совершенно замечательно сказали. То есть если мы делаем что-то, что мы не очень хотим, но мы понимаем, ради чего это делаем, мы за это получаем такой бонус. А бонус того, что человек, которого мы любим, будет доволен – ну это уже не очень получается то, что мы...

А. Митрофанова

– Здесь, простите, может быть, не очень, мной, по крайней мере, любимое слово – диалектика. Ну из моей студенческой, так сказать, жизни. Но это именно диалектика. Если ты хочешь получить радость от того, что ты катишься с горы, ветер дует тебе в лицо, и это ощущение восторга, скорости, вот какого-то такого полета можно сказать – ну надо что сделать? Саночки взять и поднять на эту гору. Вот это, ну это невозможно совершенно. И как раз инфантилизм, вот в таком очень ну дурном смысле этого слова, не просто детскость, а вот этот вот инфантилизм, он состоит в том, что ребенок как раз этого еще не понимает. И это нормально, он не должен этого понимать. Потому что ребенок приходит в мир, где его с самого рождения должны и ну все-таки в подавляющем большинстве окружает сразу тепло, любовь, забота, теплота. Он хочет есть – ему тут же дают есть. Ему холодно – его укрывают. Ему там мокро – его вытирают. И вот здесь и теперь все, что хочу, мне сразу – это вот собственно состояние ребенка. Но затем он начинает потихонечку понимать, что мир устроен немножко иначе. Мир не очень похож на прекрасную мамину грудь, которая всегда готова, так сказать, ему подарить радости жизни. Но иногда нужно что сделать? Потерпеть. Вот хочется – а потерпеть. Иногда нужно, так сказать, набраться вот какой-то, так сказать, мудрости и как-то к этой цели пойти не прямым путем – ну криком, да, – а как-то иначе, проявить какие-то творческие задатки. И вот в этом состоит взросление, в этом навыке терпения, понимания, понимания того, что мир устроен сложно, что в мире есть и, так сказать, зона неопределенности и так далее. И когда человек, биологически взрослый, сохраняет в себе вот этого ребенка – не в хорошем смысле, в хорошем смысле он должен в каждом из нас жить, конечно, потому что в нем много прекрасного. А вот в этом дурном, в этом таком...

А. Митрофанова

– Инфантильности.

Протоиерей Вячеслав

– Разрушительном смысле, то наступает беда. Потому что он хочет тоже все получить сразу, здесь и теперь, ему все обязаны, ему все должны. Представляете, как несчастен человек, который смотрит на мир, просыпаясь каждый день, что вот просто ему все-все должны. Все должны ему улыбаться, все должны ему дарить тепло, никто не может наступить ему на ногу, ну и так далее. И саночки уже должны быть на горе, и на гору его кто-нибудь принесет на руках.

Д. Архипова

– В каком-то смысле инфантилизм это как бы одна из сторон эгоизма, в принципе.

Протоиерей Вячеслав

– Ну естественно, так сказать, все растет из этого. И понятно, как много так сказать бед и несчастий возрастает из этой беды, из этой расслабленности.

А. Ананьев

– Взрослейте – иначе беда. Возможно, именно так будет называться наша следующая беседа в светлой студии светлого радио. О том, как связаны дерматит и нервы, как влияют тревоги родителей на здоровье детей, почему важно мужу и жене разговаривать, почему жене важно гладить свой халат и, наконец, как вырастить помидоры, а не лебеду и... Как вы, отец Вячеслав, назвали?

А. Митрофанова

– Сныть.

А. Ананьев

– Да, это новое слово в моем лексиконе. Лебеду и сныть. Об этом и многом другом читайте в новой книге Дарьи Архиповой «Диспансеризация отношений». Дарья, коротко: где ее можно найти?

Д. Архипова

– Ну ее можно найти в интернете, во всех, я так понимаю, основных интернет-магазинах. Потом в издательстве «Дар». И в православных каких-то...

Протоиерей Вячеслав

– В «Православной книге» на Сретенке, на Пятницкой она должна быть.

А. Ананьев

– Спасибо вам большое. У нас в гостях была кандидат медицинских наук, Дарья Архипова, семейный врач-терапевт и супруга протоирея Вячеслава Перевезенцева, который тоже у нас сегодня был в качестве собеседника, настоятель храма святителя Николая в селе Макарово Московской области. А в храме святителя Николая же будет эта книга в продаже?

Протоиерей Вячеслав

– Надеюсь.

А. Ананьев

– Отлично. Будем надеяться. Тогда приедем в гости. Спасибо вам большое, Дарья.

А. Митрофанова

– Спасибо.

А. Ананьев

– Всего доброго.

Протоиерей Вячеслав

– Всего доброго.

Д. Архипова

– Спасибо вам.

А. Ананьев

– Это был «Семейный час» на светлом радио. В студии была Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

– Александр Ананьев.

А. Ананьев

– Мы встретимся ровно через неделю.

А. Митрофанова

– До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Стихи
Стихи
Звучат избранные стихотворения поэтов 19 – начала 20 веков о любви и дружбе, о временах года и праздниках, о лирическом настроении и о духовной жизни, о молитве, о городской жизни и сельском уединении.
Родники небесные
Родники небесные
Архивные записи бесед митрополита Антония Сурожского, епископа Василия Родзянко, протопресвитера Александра Шмемана и других духовно опытных пастырей. Советы праведного Иоанна Кронштадтского, преподобного Силуана Афонского, святителя Николая Сербского и других святых. Парадоксы Гилберта Честертона и Клайва Льюиса, размышления Сергея Фуделя и Николая Бердяева. Вопросы о Боге, о вере и о жизни — живыми голосами и во фрагментах аудиокниг.
Притчи
Притчи
Притчи - небольшие рассказы, наполненные глубоким духовным смыслом, побуждают человека к размышлению о жизни. Они несут доброту и любовь, помогают становиться милосерднее и внимательнее к себе и к окружающим.
Апостольские чтения
Апостольские чтения
Апостольские послания и книга Деяний святых апостолов – это часть Нового Завета. В этих книгах содержится христианская мудрость, актуальная во все времена. В программе Апостольские чтения можно услышать толкование из новозаветного чтения, которое звучит в этот день в Православных храмах.

Также рекомендуем