“Детское и семейное кино”. Светлый вечер с Юрием Рязановым (28.12.2016)

«Детское и семейное кино» Юрий Рязанов (28.12.2016) - Часть 1
Поделиться
«Детское и семейное кино» Юрий Рязанов (28.12.2016) - Часть 2
Поделиться

Рязанов ЮрийУ нас в гостях был совладелец завода “Ростсельмаш”, Президент Международного кинофестиваля семейного кино “Вверх”, продюсер Юрий Рязанов.

Мы говорили о современном кинематографе, о семейном и детском кино, о фестивале семейного кино “Вверх”, о влиянии кино на сознание человека,об изображении войны в современных фильмах, а также о необходимости поддерживать детское и семейное кино.

 


В. Емельянов

– Здравствуйте, это программа «Светлый вечер» на радио «Вера», я ее ведущий Владимир Емельянов.

А. Пичугин

– Алексей Пичугин, здравствуйте.

В. Емельянов

– Наш сегодняшний собеседник – Юрий Рязанов, известный российский предприниматель, вице-президент ООО «Новое содружество», председатель оргкомитета международного кинофестиваля «Семейное кино вверх», генеральный продюсер ряда известных полнометражных фильмов, мультипликационных фильмов. Я все правильно говорю?

Ю. Рязанов

– Владимир, я бы хотел быть известным, но мультфильм «Петр и Феврония» полнометражный пока еще не вышел в прокат, он закончен.

В. Емельянов

– Мы о нем, кстати, много говорили.

Ю. Рязанов

– Очень хорошо, потому что проект известный, его люди уже ждут 7 лет.

В. Емельянов

– Вот-вот.

Ю. Рязанов

– Закончен первого сентября, сейчас идет пост-продакшн. Что такое пост-продакшн, чтобы вы понимали, это последняя, как говорится, во-первых, лаком покрываем, во-вторых, кое-где…Феврония все-таки женщина…

В. Емельянов

– Пост-продакшн, «покрываем лаком», сейчас просто у наших слушателей картинка, что вы кисти в лак окунаете, покрываете что-то там лаком.

Ю. Рязанов

– Пусть так, где-то и цвет будем выравнивать, цветокорректировка.

А. Пичугин

– Поверьте на слово, есть такой термин пост-продакшн.

Ю. Рязанов

– Пост-продакшн, но самое главное, мы кое-где глубинные смыслы еще подтачиваем, например, у нас была концовка такая размытая, сейчас мы не испугались и говорим…

А. Пичугин

– Вы только не рассказывайте концовку всем.

Ю. Рязанов

– Ну, тем не менее, мы выходим на то, что они все-таки жили долго и счастливо и умерли в один день, и мы говорим, что они не умерли, а ушли в жизнь вечную, для людей православных это понятно, что такое жизнь вечная, мы стараемся все-таки делать мультфильм для всех зрителей, стараемся, чтобы там не было много молитв, но без этого нельзя, потому что тогда не понятно будет какой силой действует Феврония и почему она так себя ведет, во-первых, многие не понимают сегодня в чем подвиг. Жила девушка в деревне и уехала в столицу, вышла замуж за князя, в чем здесь подвиг? Да в том, что ей было комфортно у себя в деревне, понимаете, она лечила там и зверюшек, и людей, и жила там в раю, и она свой рай поменяла на борьбу с бесами, к сожалению, в столице много темных существ, которые, мягко говоря, мешают жить и отравляют жизнь. Об этом мультфильм, но он забавный, интересный, там зверюшки, правда зверюшки у нас не говорят ни с кем, а Феврония их понимает.

В. Емельянов

– Понятно, а когда ожидается прокат фильма, когда премьера?

Ю. Рязанов

– Мы были готовы в сентябре запустить, а потом думали, думали, лучше времени нет, чем Новый год, но есть еще лучшее время, чем Новый год, для этого именно мультфильма – это праздник семьи, любви и верности – это июнь-июль, поэтому мы решили совместно с фондом Светланы Владимировны Медведевой «Фондом социально-культурных инициатив», по их разрешению постараться убедить прокатчиков раздвинуть летние каникулы и поставить наш мультфильм, еще идут пока разговоры с прокатчиками.

В. Емельянов

– А что значит раздвинуть летние каникулы, чтобы что?

А. Пичугин

– Очень плотно у прокатчиков летом выстроены детские и подростковые мультфильмы и фильмы, они валом идут.

В. Емельянов

– А, а вы хотите, чтобы премьера состоялась на телевидении или в кинотеатрах?

Ю. Рязанов

– Вообще, классика прокатка – это сначала кинопрокат, потом телепрокат, поэтому мы постараемся по классической схеме прокатывать, сначала в кинотеатрах, вокруг этого праздника, а потом в дальнейшем ежегодно мы хотим, чтобы телевидение в этот славный праздник нас показывало, ну, это наши хотелки, а что будет на самом деле…многое зависит от того насколько зрителям понравится.

А. Пичугин

– Смотрите, еще полгода, больше полугода, я предлагаю сейчас подвесить этот разговор, может быть, когда сам мультфильм будет готов к выходу, мы соберёмся здесь, мы действительно уже очень много, Володя прав, о нем говорили в этой студии, мы просто соберемся все вместе еще раз обсудим, поговорим о том, чем он хорош, и вот уже завтра условно там можно будет увидеть его в кинотеатре.

Ю. Рязанов

– Вы правы.

В. Емельянов

– Мы просто людей держим в курсе, чтобы они помнили, что эта премьера должна состояться.

Ю. Рязанов

– Вы правы, но, если вы еще о том, где я являюсь сопродюсером такого фильма детского, фильм этот «Частное пионерское», многие говорят: «Честное пионерское», но оно «частное».

В. Емельянов

– а «честное пионерское» это на подсознании, мы с вами погодки.

Ю. Рязанов

– Это частное пионерское, потому что это твое личное, частное дело, хоть ты и пионер. Есть первое «Частное пионерское», которое вышло лет 5 назад, есть «Частное пионерское» второе, которое завоевало множество наград, оно снималось в Геленджике в нашем лагере завода «Россельмаш», красивая история, и тоже в сентябре этого года закончено «Частное пионерское» третье, это законченная трилогия.

А. Пичугин

– Она еще не вышла ни одна часть?

Ю. Рязанов

– Она в широкий прокат не вышла, мы ждали окончания всей трилогии. Другое дело с прокатом, вообще, даже хороших семейных фильмов проблема.

В. Емельянов

– Смотрите, об этом мы поговорим чуть позже. А есть же, я сейчас начинаю фантазировать, есть же наверняка всякие лагеря, может быть, они уже не пионерские, не знаю, как они называются, да и не в этом суть.

А. Пичугин

– Молодежные.

В. Емельянов

– Вот молодежные, да, тоже с этими отрядами, и наверняка в каждом из таких лагерей есть свой кинозал, а почему бы не показать эти фильмы по всем таким нынешним пионерским лагерям, не дожидаясь выхода в широкий прокат? Это какие-то юридические сложности или что?

Ю. Рязанов

– Рассказываю, особо нет никаких сложностей юридических. У нас снимался этот фильм в нашем пионерском лагере в Геленджике, и, естественно, там и прошла премьера. Единственный минус этих показов, они абсолютно не финансовые, то есть чтобы, если мы говорим о киноиндустрии, то неплохо, чтобы деньги как-то возвращались создателям.

В. Емельянов

– Это понятно.

Ю. Рязанов

– Поэтому в лагерях-то можно прокатывать, если, как говорится, создатели не против, мы не против, но все остальные об этом не узнают. В лагерях мы показываем, все хлопают.

В. Емельянов

– Есть же «Артек», например.

А. Пичугин

– Сколько детей ездят в «Артек», в «Орленок».

В. Емельянов

– Неважно, слушай, дети увидят эти фильмы. Понятное дело, что основные люди потом пойдут в кинотеатры там в крупных городах или не в крупных, потом его модно будет в интернет-кинотеатре посмотреть и так далее, но пока у детей лето.

А. Пичугин

– Давайте разберемся, вообще, о чем фильм?

Ю. Рязанов

– Фильм «Частное пионерское 2» – о дружбе, о любви…

А. Пичугин

– А 1?

Ю. Рязанов

– Ну, это тоже самое, это два мальчика, которых играют Семен Трескунов, довольно известный уже актёр, потом Егор Клинаев и Анфиса Вистингаузен. Они были раньше маленькие, пять лет назад, первая часть – это 6 класс, уже начало влюбленности, там еще собака Савва, она им помогает, она там тонет, ее там спасают очень красиво. Там в каждом фильме есть плохие люди, пусть бандиты, какие-то воры, и так получается, они вмешиваются в эти перипетии, и с помощью милиции, конечно, нашей советской, все в итоге хэппи-энд.

А. Пичугин

– То есть это все-таки такая история с экшеном.

Ю. Рязанов

– Конечно, с экшеном.

А. Пичугин

– По началу показалось, что это «Добро пожаловать, посторонним в…» только в другое время.

Ю. Рязанов

– Она похожа чем-то, но все-таки это экшн, бандиты, но стрельбы нет, крови нет, но тем не менее там опасно, и вот только сила любви, сила преданности, самопожертвования помогает, как в первом, втором так и в третьем. В третьем уже «Честном пионерском» эти же действующие герои, я повторю – это Семен Трескунов, Егор Клинаев и Анфиса Вистингаузен, это уже дети, которые поступают в институт, и они сталкиваются с московской действительностью 1983 года.

В. Емельянов

– То есть действие происходит в Советском Союзе. Ретроспектива такая.

Ю. Рязанов

– Да, это Советский Союз, знаете, немножко такая ностальгия.

В. Емельянов

– Экскурс такой в прошлое.

Ю. Рязанов

– Да, тем более что продюсер генеральный Владимир Есинов, ему 70 лет, естественно он это время пережил, чувствует.

В. Емельянов

– Да мы сами с вами это время пережили, в общем-то.

Ю. Рязанов

– Режиссёр Александр Карпиловский, немножко фильм в том числе и о нем. Мы сейчас спорим, как грамотно завершить фильм, что сказать нашим зрителям, я думаю, мы найдём хорошие слова. Красивая очень история, самое интересное, что Егор Клинаев сам исполняет очень красиво песню на английском языке, и в дальнейшем не хочет быть актером, он хочет идти по стези музыканта. А Семён Трескунов уже актёр состоявшийся, это и «Хороший мальчик» недавно вышедший на экраны, это и «Призрак», где он играл вместе с Бондарчуком, это звезда, он четко попадает и в мимику, и в роль, и в эмоцию, это такая наша российская звезда.

В. Емельянов

– Мне не нравится слово звезда, применительно к ребёнку тем более.

А. Пичугин

– Ну, а как ты назовешь?

В. Емельянов

– Ну, популярный артист.

Ю. Рязанов

– Ну, солнышко.

В. Емельянов

– Хорошо. А то звезда у меня сразу… их столько сейчас.

А. Пичугин

Звезда по имени Солнце.

Ю. Рязанов

– Слишком обще, да, звезда, пусть Солнышко.

В. Емельянов

– Сейчас такой космодром, вообще, у нас наблюдается, каждый пятый звезда всего, чего угодно.

А. Пичугин

– Я все вспоминаю, как зовут персонажа «Один дома», самая яркая звезда детская, и что вышло.

В. Емельянов

– Ну, пути Господни не исповедимы. Ты знаешь, между прочим, я тут совсем недавно читал статью где-то про мальчика, который играл Кая в приключениях… история эта про…

А. Пичугин

– Герда и Кай «Снежная Королева».

В. Емельянов

– «Снежная Королева», да. И тоже у мальчика судьба очень трагически сложилась, кстати, в не меньшей степени трагически сложилась судьба у мальчика, который играл во всеми нами любимых фильмах «Кортик и бронзовая птица». Немало таких историй, я должен тебе сказать. И они даже не такие, потому что Маколей Калкин, которого ты имеешь в виду, он жив, здоров, Слава Богу, насколько я понимаю, а этих людей уже нет.

А. Пичугин

– Да, с проблемами определенными.

В. Емельянов

– Да, но этих людей уже просто нет в живых. Ну, давайте не будем о грустном, и все-таки вернемся к теме, вы уже начали этот разговор, мы вас немножко перебили, по поводу содержания фильмов «Частное пионерское» 2 и 3, и так далее. Значит, у нас вы продвигаете семейное кино, руководите фестивалем, который как раз ставит своей целью пропаганду семейных ценностей, насколько, вообще, эта тема сегодня востребована – семейное кино? Есть ли у таких картин зритель или он, вообще, растворился по всяким другим кино-жанрам, и способны ли, вообще, такие картины окупаться в кинопрокате?

Ю. Рязанов

– спасибо за вопрос, очень интересный.

В. Емельянов

– В кинопрокате, в телевизионном, понятно, там реклама через каждый 20 минут.

Ю. Рязанов

– Дело в том, что раньше, при советском союзе, у семейного кино, у детского кино были все дороги ему открыты, были, вот уже сегодня говорили, «Добро пожаловать или посторонним вход в…», если сегодня такой фильм будет выпущен, а он, кстати, выпущен, это «Частное пионерское» 1, 2, 3. Тогда без проблем вся страна узнала в течение одного года этот фильм «Добро пожаловать или посторонним вход в…», сегодня требуется неимоверно конкурировать с западными прокатчиками. Почему? Потому что раньше государство понимало, что нацию, Россию или советских жителей, россиян…

В. Емельянов

– Советских детей.

Ю. Рязанов

– …советских детей нужно воспитывать. А что может лучше воспитать? Школа, понятно, родители, но на примерах хороших фильмов. Я помню, как нас классная руководительница водила на фильм «Чучело».

В. Емельянов

– Да.

Ю. Рязанов

– Мы писали сочинение после этого. Что было бы сегодня, если бы вышел этот фильм «Чучело»? Понятно, вопрос очень трудный, его лучше не задавать. Почему? Потому что сегодня воспитательная миссия киноиндустрии утрачена, всей киноиндустрии, я не говорю о детском и семейном кино. Сегодня киноиндустрия – это индустрия аттракционов, развлечений.

В. Емельянов

– Может быть, это закономерно в эпоху потребления? Потому что смотрите, я вас перебью, извините, пожалуйста, потому что многие ученики в школе относятся к учителю не как к учителю, наставнику, а как к оказателю образовательных услуг, в некоторых поликлиниках московских я видел объявления: «Глубокоуважаемые пациенты, мы не оказываем услуги, мы вас лечим. Смиритесь с этим». То есть мы и в поликлинику приходим и начинаем качать права, потому что они оказывают нам медицинские услуги, поэтому, может быть, в эпоху потребления это и закономерно?

Ю. Рязанов

– Это вы, Владимир, абсолютно правы, сегодня отношение к киноиндустрии, как к индустрии аттракционов, развлечений. Прийти, здорово, жвачка, поп-корн, но это не правильно. Если мы посчитаем в целом финансовый итог для страны, мы одной рукой инвестируем в киноиндустрию, а другой рукой инвестируем в пенитенциарную систему, то есть в тюрьмы. В итоге мы получаем даже не ноль, а глубокий-глубокий минус, и в России становится жить, мягко говоря, неинтересно. Сколько людей покидает Россию? Это тяжелейшая проблема, и развернуть ее, сделать из плюса минус, сделать другую Россию по-другому мы не сможем. Посмотрите, Интернет, я бы сегодня, как говорится, без бульдога туда бы ребенка не отпустил, одному бы шагать. Книжки? Достоевский? Почитай-ка мой сынишка 12-тилетний Достоевского, чувствуете какой бред?

В. Емельянов А. Пичугин

– Ну, 12летний.

Ю. Рязанов

– 13-летний, 14летний, 15-летний, понимаете? Сегодня есть Интернет: «бах-бах-бах», стучалки, стрелялки.

В. Емельянов

– Ну, не только.

Ю. Рязанов

– Есть кино сегодня, оно может привлечь, оно может заинтересовать, и этим надо пользоваться, сегодня еще дети смотрят. Они готовы смотреть и российское кино, и мультфильмы.

А. Пичугин

– Предприниматель и кинопродюсер Юрий Рязанов здесь в программе «Светлый вечер» на Светлом радио. Нам всегда говорили, что в советское время у нас было режиссёрское кино, считай, авторское. И сейчас это во всем мире ушло в свою собственную нишу и там находится все авторское кино, которое не приносит денег, не приносит прибыли, но которое для фестивалей, если ты его посмотрел, уже хорошо, это определенный культурный уровень. И есть продюсерское кино, массовое, оно может быть очень хорошим, может быть не очень хорошим, может нести положительные и отрицательные заряды, но тем не менее это продюсерское кино, которое в первую очередь направлено на извлечение прибыли. Вот сейчас нам говорят, что мы находимся, весь мир, не только Россия, Россия как часть мировой киноиндустрии, находится в ситуации, когда превалирует и будет превалировать именно продюсерское кино, которое направлено на извлечение прибыли, это определенные законы, которые переступать нельзя, иначе денег не будет обратно.

Ю. Рязанов

– Это, наверное, истина где-то посередине находится, потому что я смотрел недавно хороший американский фильм, который всем советую посмотреть и понять, какой должна быть пропаганда. Он называется «По соображениям совести».

А. Пичугин

– пропаганда – очень плохое слово, мне кажется. Оно всегда несет отрицательный заряд.

Ю. Рязанов

– Вот это именно пропаганда, что именно американцы победили во Второй Мировой Войне, что именно они дрались на смерть с японцами, они не боятся деньги вкладывать и пропагандировать свой образ жизни по всему миру. Какое-то другое сказать слово? Вот это кино не продюсерское, море крови, и был хороший фильм, тоже посмотрел недавно, всем советую посмотреть: «28 панфиловцев», красивейший фильм, я ходил с ребенком 12-ти лет. Можете себе представить, сумасшедшие бои в течение полутора часов, ни капли крови! Я только через час понял, специально посмотрел, а где же кровь-то? Вот я посмотрел американский фильм, там и руки, и ноги, там все, что угодно отрывают, там просто все залито кровью.

В. Емельянов

– Потому что это продается.

Ю. Рязанов

– Ну, насколько у нас хорошее, качественное, добротно кино модно снимать.

А. Пичугин

– Ну, я не смотрел пока, я хотел посмотреть, пока не смотрел «28 героев панфиловцев», но у меня сразу вопрос, ну, может в кино с детьми не сходишь, а может, наоборот, сходишь, пускай ребенок видит, что такое война, иначе у него будет такое представление о войне: ну, съездили куда-то, постреляли, крови, вроде, нет нигде, ну и нормально. А в американском варианте там есть четкое ощущение, что война это именно и только и больше ничего – это грязь, здесь нет ни святости, ни патриотизма, здесь только грязь. Вот что такое война.

Ю. Рязанов

– При этом, Алексей, наш фильм далеко не сюсюкали.

А. Пичугин

– Может быть. я его не смотрел просто.

В. Емельянов

– Не стерильный, да?

Ю. Рязанов

– Там и дождь, и снег, и холод, и танки ездят, они роют эти траншеи, виден героизм, просто кое-что человек в состоянии домысливать, мы не такие, я извиняюсь, дебилы, что не можем домыслить, что если попадает, извиняюсь, снаряд, что это плохо, и человек если умер, то , наверное, это даже важнее, чем сколько крови у него вытекло, то есть красота обаяние, внутреннее содержание, то есть серьёзнее наш фильм. И я спросил у своего ребенка, мы вмесит ходили и на американский фильм, и на наш. И он говорит: «Пап, ну, после нашего фильма, что важно: хочешь ты стать героем, хочешь ты поучаствовать в этой войне, хочешь отдать?», понимаете, я так жестко этого не спросил, но внутренне я понял: хочется. Это вот миссия…

А. Пичугин

– А это хорошо? Может быть нам не надо воспитывать пушечное мясо? Я не про патриотизм сейчас, не про героизм, но вот давеча была новость, что в одном из российских регионов детей в школе заставили писать и репетировать письмо папе на фронт.

В. Емельянов

– Да, я читал это. Это жесть, вообще.

А. Пичугин

– Это же все складывается в очень печальную линейку. Я еще раз говорю, я посмотрю «28 героев-панфиловцев», возможно, это прекрасный фильм, я не видел, но когда выла книга Николая Никулина «Моя война», это знаменитый питерский зам. директора Эрмитажа, он прошел всю войну в пехоте, там, где люди не выживают, он, в общем, выжил, хотя был очень тяжело ранен неоднократно, он умер несколько лет назад, будучи зам. директора Эрмитажа, вот он описал всю окопную правду со всей подноготной грязью, которая могла быть, вот просто это 80 или 100 с чем-то страниц ужаса. Ну и что, вышла эта книга, и что везде началось: «Как он посмел?!» «Как он мог?!», «Да, что же, где же героизм?». А не было там, был героизм на примере отдельных личностей.

В. Емельянов

– А Василий Гроссман, например? «Жизнь и судьба». Ну, ты знаешь, поскольку у нас получается не интервью, а такая беседа, то я, например, с Юрием, пожалуй, соглашусь, что совершенно необязательно анатомические подробности показывать, потому что, если мы даже вспомним наше советское кино, зачастую наивное, так скажем, зачастую причесанное и прилизанное, но навсегда. Даже те же самые фильмы про Отечественную войну, понятно, что, если раздается выстрел, человек падает, понятно, что он либо сражен насмерть, либо он тяжело ранен, если он тяжело ранен, понятно, что он двигается, это гипотетически понятно. Возможно, и не нужно знать людям, что происходит реально, анатомически с человеком, когда в него попадает осколок.

Ю. Рязанов

– Вот есть фильм хороший, это фильм «Рябиновый вальс», не знаю, видели ли вы его. Вот этот фильм я всем рекомендую, тем более я помогал продюсеру Владимиру Есинову в продвижении этого фильма, и в этом фильме, вы можете представить, я нашел все 10 заповедей, вот фильм настолько красивый.

А. Пичугин

– Да, я смотрел этот фильм, отличный фильм, согласен.

Ю. Рязанов

– И вот очень неприятно, что такие фильмы, кстати, там почти тоже нет крови. Он, вообще, похож чем-то на фильм «А зори здесь тихие».

А. Пичугин

– Да, чем-то, только войны уже нет.

Ю. Рязанов

– Именно вот он «вне», подвиг такой, отголоски войны, «мирная» такая деревушка, где осталось минное поле, его девушки разминируют, кстати, основан на реальных документальных событиях. И вот в этом фильме уже современным языком все заповеди Божьи красиво так переплетены. Когда я общался со сценаристом, один из сценаристов была Татьяна Мирошник, она говорит: «Юрий Викторович, а я так специально и не вплетала, так получилось», я говорю: «А ты посмотри вот здесь как красиво, здесь как красиво». Ведь все происходит на фоне церкви разрушенной, значит, почему церковь разрушена, почему война? Все понятно, причина войны. Очень красиво, я всем советую посмотреть, пока еще есть в Интернете.

А. Пичугин

– Кстати, сегодня очень много сервисов в Интернете, которые позволяют смотреть за небольшие деньги, но честно.

Ю. Рязанов

– Это, кстати, большая проблема для нас, киношников, потому что в той же Америке прославленной, нам стоит у нее поучиться, попробуй какую-нибудь ворованную копию перекопировать, перпеостить.

А. Пичугин

– По ip вычислят.

Ю. Рязанов

– Ты получишь штраф. У нас сегодня, как говорится, дикий век.

А. Пичугин

– Ну, понятно. Я смотрел фильм «Рябиновый вальс», вы, когда название произнесли, я стал вспоминать тот это фильм или нет, сейчас посмотрел в Интернете – да, я его видел, еще раз хочу повторить, что могу всем посоветовать, отличный фильм. Он не совсем военный, скорее после военная жизнь, самое начало возвращения к мирной жизни, но война, конечно, в центре внимания. Напомню, что Юрий Рязанов российский предприниматель и кинопродюсер гость программы «Светлый вечер» на Светлом радио, через минуту вернемся.

В. Емельянов

– Мы продолжаем нашу беседу с Юрием Рязановым известным российским предпринимателем и кинопродюсером. говорим сегодня, вообще, о кинематографе, в частности, о российском, ну, и поскольку Юрий Рязанов является председателем организационного комитета международного кинофестиваля «Семейное кино вверх», то соответственно у нас так или иначе идет речь о фильмах для детей, юношества, как это называли раньше, да впрочем, наверное так оно и сейчас должно называться, еще сейчас его принято последнее время называть – семейное кино. Таких фильмов, как мы видим, не очень много, с одной стороны, с другой стороны, их достаточное количество, просто такого низкого пошиба материал, что даже названия этих лент не откладывается в памяти, я уж не говорю о том, чтобы их повторно посмотреть по телевидению, как это делали мы, советские дети, а мы здесь все советские дети втроем. Я сейчас пытаюсь вспомнить, я не знаю, какое количество фильмов для детей и юношества выпустила…

А. Пичугин

– киностудия имени Горького.

В. Емельянов

– Киностудия имени Горького и союзная республики, еще времен СССР

А. Пичугин

– И Одесская киностудия.

В. Емельянов

– Десятки тысяч лент, но улицы пустели в дни школьных летних или зимних каникул, или неважно каких каникул, тем не менее, детских каникул. Когда показывали «Приключения неуловимых мстителей», «Приключения Электроника», «Гостью из будущего», огромное количество фильмов, даже нескольких передач не хватит, чтобы их все перечислить, настолько они были любимыми, и родители, кстати, их с удовольствием смотрели со своими детьми, я уже не говорю про фильмы-сказки, я не говорю про фильмы, которые были созданы при помощи братских народов, это «Три орешка для Золушки» и все такое прочее, огромное количество музыкальных фильмов, огромное количество мультипликационных фильмов, и какого качества, вот. И сегодня на выходе новой России, когда нашему государству всего лишь 26 лет, да, или сколько?

А. Пичугин

– Ну, да, 26 будет.

В. Емельянов

– 26 будет, мы не имеем и сотой доли того, что имели мы, поэтому мы можем сказать, что у нас было счастливое детство.

А. Пичугин

– Ну, смотри за 25 лет советской власти, прошедших с 17-ого года было снято очень много фильмов, это 52-ой год, это и «Старик Хоттабыч».

В. Емельянов

– Два Хоттабыча было снято.

А. Пичугин

– Точно, два Хоттабыча было снято.

В. Емельянов

– Один в 30-ом году, другой – в 50-ом.

А. Пичугин

– Да, да, да. И еще можно сейчас вспомнить огромное количество хороших фильмов, которые были сняты до войны, «Подкидыш».

В. Емельянов

– Да, я согласен.

А. Пичугин

– Это за 25 лет, которые прошли, и сейчас 25 лет.

В. Емельянов

– Кстати, между прочим, мы можем вспомнить и про ликбез после Великой Октябрьской социалистической революции, как называется это мероприятие, проведенное на территории нашей страны, грамотность населения страны повысилась в считанные годы, уже не говоря о том, какая мощная…

А. Пичугин

– Ну, она, честно говоря, и без революции повысилась бы явно в это же самое время.

В. Емельянов

– Может быть, мы не знаем.

Ю. Рязанов

– Если говорить о семейном кино, я сейчас общаюсь с Натальей Бондарчук, она сняла отличный фильм, он называется «Тайна Снежной Королевы», и огромные проблемы с ее прокатом, этого фильма «Тайны Снежной Королевы». Наверное, она рассчитывала, что прокат будет тоже в дни школьных каникул, в Новый год. Но, как и у всех российских фильмов, судьба у нее плачевная, денег немножко не хватило на самые яркие сцены, хотя фильм добротный, красивый, я думаю, достаточно классический сюжет. Вопрос: может быть нам, вообще, не делать сегодня фильмов? Посмотреть хорошие фильмы, которые были 50 лет назад. Вот смотреть «Электроника», смотреть «Неуловимых».

В. Емельянов

– Нет, это уже… Я с удовольствием, если непогода, и показывают сразу там три серии сегодня, три серии завтра «Неуловимых мстителей», и на улице проливной дождь или такая снежная буря, предположим, какая была недавно, да, в принципе, можно остаться дома, и пусть он там бубнит, я даже смотреть не буду, пусть просто бубнит.

А. Пичугин

– Да, это понятно. А детям как вы будете объяснять, о чем там речь идет? И где планшеты, и где мобильные телефоны?

Ю. Рязанов

– Вот, вот, вот. Невозможно ребенка усадить, если весь антураж будет того времени. Электроника может еще и посмотрят, там реальность такая достаточно… но многие фильмы, вот черно-белые точно закрыты, кстати, один из вариантов – просто взять и переснять черно-белые фильмы, я говорю про…

В. Емельянов

– Раскрасить можно, зачем переснимать?

А. Пичугин

– Ой-ей-ей, все эти раскраски и переснятые, мне кажется, так мы с этим накололись недавно.

Ю. Рязанов

– Но нужно, это нужно, иначе наши дети будут смотреть только американские хорошие, но американские фильмы, и тогда наши дети будут хорошие, но тоже, извиняюсь, американские, с американским таким акцентом.

А. Пичугин

– Вы понимаете, а если переснять сейчас «Приключения Электроника», ну, вот, пожалуй, «Приключения Электроника», может быть, и можно, но вот пример неплохого фильма, который мне попался недавно, мы его сегодня уже упоминали, это «Призрак», где играл вот этот мальчик, о котором вы говорили.

Ю. Рязанов

– Семен Трескунов.

А. Пичугин

– Семен Трескунов, да с Бондарчуком и вот этим вот мальчиком в главной роли. Мне он понравился, он добрый и хороший фильм.

В. Емельянов

– Хорошее кино, семейное.

Ю. Рязанов

– Да. Кстати, появляются, кроме «Призрака», вот мы показывали фильм «Ура, каникулы», я думаю, вы его вряд ли видели. Он как раз будет идти в период зимних каникул, неплохая хорошая история, сделана в ленинградской области, хотя я не знал, что в Ленинградской области есть курорт лыжный. В хорошем горнолыжном курорте, отчасти может будет реклама этого курорта, красивая история тоже, девочку там бандиты, там нет никакой крови, все получается как-то весело, опасно, но весело, братишка ее спасает. Такая приятная добрая.

В. Емельянов

– Приятная, добрая, девочку бандиты похищают, веселая, задорная.

А. Пичугин

– Сейчас мы так дойдём до того, что действительно у нас все вроде бы и неплохо, что вот, дети будут смотреть только американские фильмы, с другой стороны, итак 25 лет, сколько…два поколения выросло на них, а сейчас мы придем к выводу о том, что уже снимается достаточно современных неплохих молодежных, подростковых детских фильмов.

Ю. Рязанов

– Их просто мало, и их не знают. Если бы их ждал прокатчик на ура, и мы бы раздвигали. Ведь знаете, что интересно: нет никаких преференций, вот заходит наш фильм и американский, и никаких финансовых или каких-то других преференций он не получает.

В. Емельянов

– Ни тот, ни другой?

Ю. Рязанов

– Они конкурируют наравне, хотя, внимание! Всем налоги актёрам там, режиссерам, всей группе, 100 человек…

В. Емельянов

– если не больше, съемочная группа.

Ю. Рязанов

– …они же все налоги уплачены в России, а заехал фильм, почему-то у меня Америка, ничего личного, Запад, просто он самый сильный.

В. Емельянов

– Просто бизнес.

Ю. Рязанов

– Они конкурируют наравне, но они ни копейки налогов внутри России не заплатили.

А. Пичугин

– С точки зрения бизнеса – правильно, все с точки зрения бизнеса, что вы говорите. Но представьте, с точки зрения, в принципе, конкуренции обычной, чисто производственной, да, тут уже как раз и хорошо, что они конкурируют на равных. Это подстегивает наших производителей снимать на том же качественном профессиональном уровне, что и те фильмы, которые к нам заходят.

В. Емельянов

– Тем более, что есть возможность.

Ю. Рязанов

– Но для страны-то. Мы получили половину бюджета, это возврат половины, понимаете? То есть если фильм стоит 5 млн. долларов, то 2,5 это уже вернулись налоги, почему бы часть этих денег не субсидировать, потому что ведь большие риски несет продюсер.

В. Емельянов

– Вот мы подошли к вопросу, который я хотел задать. А чего бы нам с кинематографом не поступить также как делают французы? У них же квотировано голливудское кино, не больше определённого количества фильмов от отечественного производителя, то есть французский рынок заполняется французским кинематографом, и лишь небольшая его часть, какой-то определенный процент – продукция из Голливуда. В чем дело? Кто палки в колеса вставляет?

Ю. Рязанов

– Ведь как Франция, так и Китай тоже самое и в Америке, все защищают тихонечко свой рынок.

В. Емельянов

– Правильно, в кого упирается проблема?

Ю. Рязанов

– Мы немножко тему запустили и уже контрольный пакет, наверное, 80% прокатчиков уже сами американцы, поэтому им невыгодно. Любое решение, они его…

В. Емельянов

– Продавливают.

Ю. Рязанов

– Да, понимаете, да. Если бы сегодня в автопроме было бы только Нисан, Хонда и Митсубиши…

А. Пичугин

– Извините, мне про автопром очень интересно, давайте буквально на несколько минут отвлечемся, но, во-первых, современные Жигули – это Ниссан, Рено-Ниссан – это концерн, как ни крути, мы свою инженерию, свои технологии внедряем очень избрано, очень немного, и таких машин, которые собраны чисто из российских деталей, российскими инженерами продуманы от и до, их мало.

В. Емельянов

– Их и не было никогда.

Ю. Рязанов

– Извините, Лада Шевроле – это Нива.

А. Пичугин

– Ну, Шеви Нива.

Ю. Рязанов

– Да, шикарная машина, шикарный проект. Пожалуйста, вся страна ездит.

А. Пичугин

– Да, согласен, вся страна ездит, но это совместное производство, а почему мы, здесь сидящие в этой студии, не ездим на отечественных машинах?

Ю. Рязанов

– Ну, мои помощники ездят, я езжу, сотрудники завода «Россельмаш» ездят.

А. Пичугин

– Нет, ну вот в «Россельмаше» естественно вам, наверное, приходится новые модели сельскохозяйственной техники, мне очень нравится, я об этом говорил в прошлой программе, я хочу еще раз это повторить, что у меня чувство патриотизма как раз вырастает не когда я вижу какой-то наш новый фильм, который об этом патриотизме говорит открыто, а когда я выезжаю за 300-400 км от Москвы, я вижу поле, которое пашет трактор производства «Россельмаш», вот у меня тогда чувство патриотизма растет.

Ю. Рязанов

– Спасибо, что вы сказали, что трактор производства «Россельмаш» мы только месяц назад начали делать тракторы по канадской технологии, только месяц назад начали делать, этот трактор будет называться Бюллер.

А. Пичугин

– Я сейчас обобщил, не трактор, можно назвать как угодно – сельскохозяйственная техника.

Ю. Рязанов

– Комбайн.

А. Пичугин

– Комбайн.

Ю. Рязанов

– Комбайн убирает, значит, поля.

А. Пичугин

– Я понимаю.

Ю. Рязанов

– Но трактора мы тоже начали делать, это хорошие трактора, мы будем переоснащать производство, потому что выгодно становится, потому что есть дотация, сегодня государство обратило внимание на сельское хозяйство, выделяет дотации, в том числе и сельскому хозяйству, значит, дает по процентам хорошие… ну, уделяет внимание. Поэтому если государство займется и киноиндустрией, поймет, что она, эта киноиндустрия нужна, будет план куда идти, в Советское время – это было 90% проката наши советские фильмы.

В. Емельянов

– Не только киноиндустрией, культурой в целом, потому что без культуры общества не существует в ближайшей перспективе никакого, не только нашего, но никакого.

Ю. Рязанов

– Под культурой, я думаю, мы с вами понимаем идеологию.

В. Емельянов

– Нет, нет! Вообще никакой идеологии, на счет идеологии у нас есть конституция, основной закон нашей страны.

А. Пичугин

– Я считаю, что хуже идеологии моет быть только война, которая из-за нее идет.

В. Емельянов

– Никакая идеология государственная, вообще, невозможна в принципе. Это моя личная точка зрения.

А. Пичугин – И моя тоже.

В. Емельянов

– Хочу напомнить нашим слушателям, что у нас сегодня в гостях Юрий Рязанов, российский предприниматель и кинопродюсер, мы в общем собирались говорить о семейном кино, а так получилось, что мыв немножко и о политике, и о сельском хозяйстве, и о культуре, и о патриотизме, и о технике, и об автопроме, обо всем на свете. Я почему так возбудился по поводу идеологии государственной, совсем недавно в Интернете такая волна поднялась по поводу того, что готовится какой-то новый законопроект о какой-то новой государственной идеологии, у меня волосы встали дыбом на голове, потому что я совсем не хочу этого просто в своей стране, вообще, не хочу этого, ну, потому что в покое не оставят.

Ю. Рязанов

– А мне вот как кажется, без идеологии не может жить Россия, идеология, хотим мы ли нет, люди православные, мы видим идеологию – 10 заповедей Божьих, другой идеологии не может быть.

В. Емельянов

– Так и давайте жить по ним, не надо никакую идеологию навязывать сверху.

А. Пичугин

– Это история любви.

В. Емельянов

– Хочешь жить по Христу – живи по Христу, не хочешь жить по Христу – не живи по Христу, у тебя есть свобода выбора, Бог тебе ее дал.

А. Пичугин

– Это главное, что он дал.

В. Емельянов

– Три пути были есть и будут в этом отношении всегда. Можно жить по воле Божьей, можно жить по воле вражьей, по своей собственной воле, живи как хочешь, но будь человеком при этом, не нужно никакой идеологии.

Ю. Рязанов

– Это я читаю учебник за 5 класс, что такое вера. Вера бывает разная, верить можно в себя, верить можно в науку, верить можно в друзей, плохо, когда у человека нет веры.

А. Пичугин

– Но, я вот недавно слышал выступление одной женщины, которая всячески противопоставляла… вот я очень верю в науку, это ни в коей мере не мешает мне оставаться человеком православным и верить в Бога и во все то, во что верит христианство, но при этом я недавно был свидетелем выступления, где на полном серьезе женщина говорила, что нашим детям сейчас предлагают западные стандарты обучения, которые наших детей учат голой, бездуховной науке, а наше патриотическое воспитание не предполагает этого, то есть нас вводят в жесткий клинч.

Ю. Рязанов

– Поэтому сейчас и возникает, как раз мой-то мультфильм про Петра и Февронию, и всем советую посмотреть фильм, сейчас вышел шикарный фильм украинско-белорусско-российский «Излечи страх» о святом Луке. Слышали про такой фильм?

В. Емельянов

– Нет.

А. Пичугин

– Слышали.

В. Емельянов

– Я –нет.

Ю. Рязанов

– Я еще раз повторю: продюсер мой хороший товарищ – Олег Сытник, он сам с Украины, хотя фильм начал делать до этих событий, которые сегодня шокируют, фильм о святителе Луке.

В. Емельянов

– Воин Ясенецкий

Ю. Рязанов

– Воин Ясенецкий, да, обязательно посмотрите. Бесславно прошел прокат в 8-9 утра.

В. Емельянов

– Странно, человек удивительной судьбы, вообще.

Ю. Рязанов

– И он стал святым, можете себе представить, то есть он принял сан духовный в 1918 году, когда те люди, у которых он исповедовался и причащался, брили бороды себе и говорили: «Я вас не знаю, извините, вы ошиблись». И он начла свой духовный путь в 19 18 году, и потом еще все годы лихолетья оперировал, работал врачом.

А. Пичугин

– ну, да, всем известно, пока он был в силах оперировал и был архиереем одновременно, и в ссылке жил. Да, его биография известна, но я вот про что хотел вас спросить, смотрите, вот сейчас перечислили фильмы, которые направлены на духовно-нравственное воспитание, мультфильмы, да, но в советское время выходили замечательные мультики по Киру Булычеву, и после них дети хотели идти еще и в технические вузы, становиться инженерами и двигать вот…чем еще советский союз был славен в том числе, это своими, пускай мы как-то независимо с западом развивались в научном плане, но тем не менее развивались: инженерная школа была, техническая, научно-техническая, а сейчас вот это все как-то изживается. Почему не снимаются мультфильмы, это же тоже элемент патриотического воспитания, согласитесь, почему нет мультфильмов, которые рассказывают о научно-техническом прогрессе? Вот где мультики, как «Тайна третье планеты»?

В. Емельянов

– Ты знаешь, Алеш, я хочу вот что еще сказать, у нас ведь среди населения не так востребована и научно-популярная литература в отличие от советского времени, когда такое чтение научно-популярной литературы, оно было мало того, что оно было доступно, оно было нарасхват, им зачитывались.

Ю. Рязанов

– Кстати. Вы напомнили, я еще в одном проекте участвую, проект называется «Защитники», очень красивый именно мультсериал, где пять детей, один из них Дока – в химии, девочка Дока – в управлении картингом, мальчик Дока – в биомеханике, то есть каждый ребенок в чем-то специалист, где-то ботаны, где-то просто сильные и такие находчивые. И они защищают нашу планету от пришельцев, смешно, интересно и красиво, уже сделано 6 серий, и удивительно почему-то ни Минкульт, ни Фонд кино на этот красивейший… на этот мультсериал не обращает никакого внимания уже порядка 3 лет.

В. Емельянов

– Потому что Минкульт занят…

А. Пичугин

– Идеологией.

В. Емельянов

– Идеологией, и в споре 28 или не 28, вот чем занимается Минкульт, а не культурой совсем.

А. Пичугин

– А вы совершенно правы, этот мультик надо показывать.

Ю. Рязанов

– Я извиняюсь, еще раз про Петра и Февронию, наш мультфильм полнометражный, красивейший мультфильм оказался вне всяких номинаций. Фонд кино дает деньги на коммерческие мультфильмы, а Минкульт не дает деньги на полный метр, получается, да, мне деньги дали, но как коммерческому проекту, с одном вопросом: «Когда твой проект окупится и сколько денег он принесет?» То есть я пытался объяснить, что это о святых, день семьи и верности, то, что это о семейных ценностях, они даже не понимают, они говорят: «Ты о чем сейчас говоришь, вообще? Скажи нам по-простому, когда твой проект окупится?»

В. Емельянов

– Эпоха потребления, копеечку вынь да положь на стол сейчас.

Ю. Рязанов

– Вот так мы живем, поэтому идеология – это именно то важное, чего сегодня не хватает России.

А. Пичугин

– Спасибо, напомню, это был кинопродюсер, российский предприниматель Юрий Рязанов, приходите еще к нам, подискутируем.

В. Емельянов

– Мы берём с вас слово, что еще перед премьерой или сразу после Петра и Февронии мы сразу ждем вас все-таки.

А. Пичугин

– И про этот мультфильм, я очень надеюсь, мультфильм, про который вы говорили последние несколько минут, научный.

Ю. Рязанов

– «Защитники».

А. Пичугин

– «Защитники», что он выйдет на экраны, и вы тоже придете расскажете про него, потому что, мне кажется, если я правильно понимаю, о чем это, не видя его самого – это важно.

В. Емельянов

– Итак, вы слушали программу «Светлый вечер, наш сегодняшний собеседник Юрий Рязанов, известный российский предприниматели и кинопродюсер. Программу для вас провели Владимир Емельянов.

А. Пичугин

– Алексей Пичугин.

В. Емельянов

– Мы прощаемся с вами, всего хорошего.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (4 оценок, в среднем: 4,75 из 5)
Загрузка...