Москва - 100,9 FM

«Благотворительный фонд помощи детям «Страна детям». Наталья Иванова, Антон Иванов

* Поделиться

У нас в гостях были создатели благотворительного фонда «Страна детям».

Наталья и Антон рассказали, как от создания семейного домашнего очага они пришли к созданию фонда, и как изменилась их жизнь с его появлением. Наши гости рассказали, почему они решили помогать именно в сфере предоставления медицинских услуг, изделий, оборудования и лекарств детям, какие сложности у них чаще всего возникают, и как им удается с ними справляться. По словам Натальи и Антона, благотворительность — это источник счастья, и когда помогаешь кому-либо — много приобретаешь.


Ведущие: Константин Мацан, Анна Леонтьева

Гости: Антон и Наталья Ивановы

А. Леонтьева

– Добрый светлый вечер, сегодня с вами в студии Анна Леонтьева

К. Мацан

– И Константин Мацан. Добрый вечер.

А. Леонтьева

– Сегодня у нас в гостях семья Ивановых – Антон и Наталья, создатели благотворительного фонда «Страна – детям». Добрый вечер.

Н. Иванова

– Добрый вечер.

А. Иванов

– Добрый вечер.

К. Мацан

– Здорово, что у нас в гостях семейная пара, давно у нас не было двух гостей. Мы всей семьей вас представляем, как создателей благотворительного фонда – это уже само по себе огромная тема, хотя не только о фонде мы будем сегодня разговаривать. Нам как-то привычно выражение «семейный бизнес», а вот семейная благотворительность – это что-то такое более экзотическое, более даже интересное, мне кажется. Вот об этом, как мы говорим в понедельник о семье, вот сегодня и с этой стороны о семье тоже поговорим.

А. Леонтьева

– Скажите, а вот можно задать вопрос: мы представили вас как семью и как создателей – сначала вы стали семьей, а потом создателями или наоборот?

Н. Иванова

– Да, все верно, сначала мы стали семьей, потом у нас появились дети. И вот, видимо, уже через это нас это привело к благотворительности и к идее создания фонда, дальше к ее реализации.

А. Леонтьева

– Но обычно вообще, когда появляются дети, то появляются новые хлопоты, а не новые фонды.

Н. Иванова

– Все верно. Но и новые смыслы появляются, и немножко по-другому смотришь на жизнь вообще, как на свою, так и на жизнь других людей.

К. Мацан

– А расскажите, что называется, ступенчато: вот как от создания семьи, создания детей и...

А. Леонтьева

– Создания фонда.

К. Мацан

– Создания вот домашнего семейного очага вы перешли к созданию фонда. Ведь все это взаимосвязано, насколько я понимаю, некой такой логикой жизни.

Н. Иванова

– Ну да, если начать вообще с самого начала, то вместе мы, получается, учились в институте в одном – мы закончили МГИМО, экономический факультет, я была на курс моложе, чем Антон. Встречаться мы начали уже после института, когда каждый работал. И семью мы создали где-то спустя, наверное, три года, вот так, общения друг с другом, очень плотного. Еще через два года у нас родился первый ребенок, потом уже второй. Но изначально я себя видела всегда как работающую мамочку, даже в будущем, когда завела семью. Это я так об этом мечтала, еще находясь в институте, и раньше. Но когда дети родились, я поняла, что не могу работать в полной мере в офисе, с девяти до восемнадцати, и даже больше – а я работала часто и там и по двенадцать часов, и больше, – и совмещать семью это невозможно. И я каждый раз видела, что если я больше нахожусь в офисе и не могу какую-то часть работы делать вне офиса, то я, получается, от семьи отрываю очень важный кусок жизни, который принадлежит семье, которой я должна отдавать туда. И когда родился уже второй ребенок, то пришло осознание, что невозможно продолжать работать. А я работала экономистом, я работала в международных программах страхования, специальность у меня страховая, и работа была очень интересная. Она была связана с большим количеством контрактов, партнеров, такая международная компания. И идея, чем бы еще можно было заняться женщине с моим темпераментом и с активной жизненной позицией, он вставал неоднократно, с момента еще появления первого ребенка. Но так вот жизнь сложилась постепенно, мы попадали в какие-то ситуации, знакомились с новыми людьми, обращали внимание вообще на благотворительность. И вот однажды Антон сказал: Наташ, а давай сделаем фонд.

К. Мацан

– А вот это интересно. Потому что вот к вопросу о темпераменте: сколько минут программы прошло, Антон пока молчал, говорила жена и ведущий.

Н. Иванова

– Да, так и есть всегда, как обычно.

К. Мацан

– А вот я почему-то думал, что сейчас будет такое: ну вот я пришла к мужу и сказала: сделаем фонд. И муж так: ну вот, мало ей в жизни забот, еще фонд.

Н. Иванова

– Было все наоборот.

К. Мацан

– Антон, как это было на самом деле?

А. Иванов

– Было действительно так, то есть идею фонда предложил я. Был вопрос о семейном бизнесе, ну, наверное, можно сказать, что мы тоже пытались сначала сделать семейный бизнес, и это было еще до появления детей, и когда был первый ребенок. Но мы как-то поняли, что мы, наверное, не совсем удачные бизнесмены. Не пошел у нас этот процесс, поэтому...

Н. Иванова

– Социальные аспекты работы в компании нас привлекали намного больше.

К. Мацан

– Чем коммерческие.

Н. Иванова

– Да. То есть все ли хорошо нашим сотрудникам.

А. Иванов

– Прибыль – это не про нас.

Н. Иванова

– Да. То есть мы вместо того, чтобы прибыль там получать, мы ее обратно в улучшения какие-то отправляли, в компанию.

А. Иванов

– То есть создавали хорошие условия для всех, кроме себя, наверное. Было там несколько попыток что-то сделать, но потом мы пришли к выводу, что комфортнее себя чувствуем так, когда Наталья дома и занимается чем-то еще дополнительно, но не как основное место работы. А я благополучно продолжил работу уже в государственной компании. Ну практически государственной. Занимаюсь тоже по профилю, международным сотрудничеством, и как-то понял, что спокойнее работать вот в таком формате и заниматься тем, чем умею. А бизнес, наверное, пока по крайней мере, ну не наша сильная черта.

К. Мацан

– А вот почему фонд? Я понимаю, что для мужа, сам как человек семейный, понимаю, что вот есть, может быть у супруга такое благородное желание, чтобы жена, которая сидит дома с детьми, вот не просто сидела, а все-таки развивалась, не засиживалась, как-то жила полноценной жизнью. И там в этот момент может прийти на ум что угодно: давай, ты пойдешь там учиться, давай мы тебе там, не знаю, какие-нибудь курсы найдем, вот чем ты хотела бы заниматься. А тут фонд, работа. Это работа.

Н. Иванова

– Константин, понимаете, мы двигались от идеи. То есть мы в какой-то момент поняли, что не хватает такого фонда, как наш, и дальше уже думали, а где они есть, а может, его стоит сделать. А еще один вопрос, который я мужу задала: а кто будет работать? Он сказал: как? – ты. Потому что Антон ходит на работу, и он обеспечивает семью. Поэтому мы двигались от того, что нужно сделать, чтобы появилась такая организация, как наша. У нее уникальность как раз в том, что мы можем помогать очень быстро.

К. Мацан

– Фонд, который занимается помощью тем, кому помощь нужна срочно.

Н. Иванова

– Абсолютно верно. То есть мы как-то задумались, наблюдая за жизнью других фондов, что не хватает как-то на горизонте организации, в которую можно было бы обратиться вот за мгновенной помощью. Ну то есть когда нет времени на то, чтобы открыть какой-то адресный сбор, написать статью, разместить ее в социальных сетях, например, и попросить своих знакомых или даже незнакомых поучаствовать в сборе средств для помощи конкретному какому-то случаю. А вот так, чтобы обратиться, сказать: ребят, вот завтра у нас, либо завтра мы сдаем этот анализ или мы должны улететь на другой край нашей родины, и вот чтобы тебе быстро помогли, например, в оплате этого анализа, – такого нет. Хотя ситуации такие иногда возникают. И вот нам показалась, что было бы замечательно, если бы такой механизм возник в нашей стране. Мы не строим очень амбициозных планов, но, конечно, нам бы хотелось, чтобы мы заработали как система.

А. Леонтьева

– А у меня такой вопрос. Наташ, вот смотрите, я когда вынашивала своего первенца, я тоже работала в крупной компании очень много часов. Ну и у меня тоже было ощущение, что как только я его рожу, я положу его в такой рюкзачок, за спину, и обратно на работу. Я очень удивилась, как изменилась жизнь после ребенка – ни о каком выходе на работу и рюкзачке вот почему-то не встал больше вопрос, да?

Н. Иванова

– Абсолютно верно.

А. Леонтьева

– У вас такой был выбор: вот вы родили детей, решили работать в фонде. Вот как изменилась ваша жизнь от этого, что вы стали, как ваш день стал выглядеть?

К. Мацан

– Как изменилась жизнь детей при этом?

А. Леонтьева

– Да, как стал выглядеть ваш день, вот, знаете, хочется представить себе.

Н. Иванова

– У меня была даже вылазка после того, как я родила первого ребенка и до того, как мы стали жить второго, я попыталась вернуться на работу в свой прежний режим. Но это оказалось очень тяжело всей семье. Несмотря на то, что меня поддерживали бабушки, это было очень тяжело. Это вот вся семья напрягалась ради того, чтобы я ходила на работу. И я понимала, что это, конечно, создает большие трудности в семье, и что так это быть не должно. А когда, понимаете, фонд, он же не раз – и возник, то есть над сначала готовили его. Мы изучали, а что должно быть, а что не должно быть, как он должен работать. А тонна юридических аспектов, которые нужно было проработать. То есть сначала это занимало не так много времени. То есть я, когда могла, я этим занималась. На подготовку где-то месяцев семь, наверное, ушло. И как раз росли еще детки. Потом дошло дело до регистрации – там свои нюансы. Потом как же сделать сайт, ну вот все эти нюансы, чтобы фонд заработал, они у нас заняли ну года полтора, наверное, в общей сложности.

А. Леонтьева

– Это вы вдвоем все делали, да? Или...

Н. Иванова

– Вдвоем, еще у меня активно мне помогает очень мой брат, который экономист по образованию, но он очень хорошо разбирается в информационных технологиях и мне помогает там и сайтом, и со всеми делами.

А. Иванов

– В основном, занималась, конечно, Наталья и брат. Потому что я пропадаю почти все время или в командировках, или на работе. Я был таким больше, там что-то посоветовать, что-то высказать, такой консультант. Знаете, модно нанимать крупные консалтинговые компании, которые дают мудрые советы. Я вот занимался этим.

А. Леонтьева

– Вы даете мудрые советы.

А. Иванов

– Как надо правильно, покритиковать...

Н. Иванова

– Или останавливал мои порывы, когда они...

А. Иванов

– И профинансировать – вот моя роль.

К. Мацан

– Ну существенная, можно сказать, роль

Н. Иванова

– Да, но благодаря в том числе волонтерам каким-то знакомым, которые помогали – кто-то текст какой-то написать, кто-то дизайн. Например, наш логотип родился благодаря вот идее волонтера, который ее осуществил, и ну у нас там и в уставе уже, и везде. Очень много сделали волонтеры, что очень сильно, слава Богу, удешевило этот процесс.

А. Иванов

– И очень приятно было, что очень многие люди делали и потом категорически отказывались брать какие-то деньги. Даже когда их предлагали ну просто так, как благодарность. Это прямо очень-очень положительный жизненный опыт.

А. Леонтьева

– Ребята, а можно я спрошу: вот просто какие были первые страждущие, кому вы первому помогли и как они вас нашли или как вы их нашли?

Н. Иванова

– А первого подопечного мы взяли по сарафанному радио. Просто мне сказала знакомая о том, что ой, я знаю одну семью, там вот ребенок, у него сложное заболевание, но сейчас даже не про заболевание, нужно помочь пройти курс лечения на глазки. И вот так вот мы взяли первого подопечного. Проверили все документы и так далее. Это вот был наш первый случай.

А. Леонтьева

– Скажите, стоп, и как вы нашли ему помощь?

Н. Иванова

– А там очень часто люди, которые знают свой диагноз, они знают и где лечение лежит. То есть нам нужно просто проверить, правда ли, не возможно ли в другом или не оптимально ли в другом месте сделать данное лечение, заключить договор с медицинским учреждением и оплатить вот эту медицинскую услугу в данном случае.

А. Леонтьева

– Но вы собирали средства на оплату?

Н. Иванова

– Да, конечно. С этим было сначала очень тяжело. И первыми нашими жертвователями были наши знакомые, друзья, кто подписался там на сайте – на сто, на двести, на тысячу рублей.

К. Мацан

– Когда вот я впервые с историей вашего фонда знакомился, меня так как-то зацепило и обратило внимание на то, что вы начали помогать сначала вот в своем районе, вот людям из ближайших домов, что называется.

Н. Иванова

– Ну так получилось, да, что по сарафанному радио мы познакомились, еще с одной организацией, которая действовала в нашем районе. Мы созвонились, и мы сказали, что мы существуем тоже в этой районе, давайте, может быть, мы чем-то можем помочь. И вот, да, у нас двое детей было из района.

К. Мацан

– Антон и Наталья Ивановы, создатели благотворительного фонда «Страна – детям». Сегодня с нам и с вами в программе «Светлый вечер». А когда вот Наташа, мы как раз только с Наташей познакомились, и Наташа рассказывала про свою работу и про фонд, и про то, как фонд возник, меня так тоже поразил один момент. Вот вы рассказывали, что одни родственники, одни близкие говорили, что женщина должна работать. Вот дома сидеть не должна женщина, надо деньги зарабатывать на семью и так далее. Другие говорили, что нет, не надо работать, деньги вообще не главное, дело не в деньгах. В итоге Наташа нашла идеальный проект, который всех удовлетворил: это работа, но вообще без денег.

Н. Иванова

– Да, только так.

К. Мацан

– А вот как еще изменилась жизнь семьи – вот у нас сегодня пара семейная в гостях, – когда возник семейный фонд?

Н. Иванова

– Это очень объединяет, Константин. Это очень объединяет. Потому что у нас намного более интересные поводы для общения, для обмена мнениями. Даже споры у нас стали приобретать, из бытового характера они все-таки перешли в какую-то такую созидательную плоскость.

К. Мацан

– Вот это вот очень интересно.

Н. Иванова

– Потому что они не о том, кто сходит сегодня в магазин, а ну вот совсем другое. А вот как нам, например, вот это на сайте сделать, или как бы нам вот тут вот улучшить работу, или вот смотри, у меня такой ребенок, вот что мы делаем, как, можем ли мы здесь помочь.

К. Мацан

– А теперь мужскую версию услышим.

А. Иванов

– Согласен с женской версией. На самом деле и когда проходили через семейный бизнес, и через фонд, да, действительно очень помогает. И действительно постоянно общаешься, постоянно хочешь что-то обсудить, что сделать новое, и это какая-то, наоборот, взаимная поддержка в этом отношении. Поэтому это помогает. Когда не надо в жестком графике ходить на работу. Потому что, естественно, меня категорически не устраивало, когда Наталья в страховой компании приходила домой там в десять вечера, рассказывая, как важно там какому-то клиенту что-то там сделать, заполнить какие-то документы, – ну это ненормально. А сейчас, ну то есть все равно она занята...

Н. Иванова

– Это дети маленькие, дети болеют. И я очень часто, например, не могу уйти рано из дома, да, там я обычно график, как бы на звонки-то я обычно круглосуточно могу ответить, иногда в таком режиме все и происходит. Но вот выйти из дома, слава Богу, я могу себе позволить к одиннадцати в офисе появиться.

К. Мацан

– Ну вот важнейшая вещь, мне кажется, Антон сказал, вернее тему важнейшую поднял. Вот ради чего человек вообще ходит на работу и ради чего женщина возвращается с работы в десять? Ради того, чтобы клиенту контракт отправить? Нет, это достойная, необходимая работа, в каком-то контексте. Но я так понимаю, что фонд и вырос из этой потребности делать что-то осмысленное.

Н. Иванова

– Абсолютно верно. Потому что когда у тебя рождаются дети, и ты понимаешь, что ты уже ходишь на работу, это не ради карьеры, то получается, а зачем ты туда ходишь?

К. Мацан

– А когда рождаются дети, уже ради карьеры вообще не ходишь – это вопрос. Потому что кто-то скажет: почему? Дети – детьми, а карьеру никто не отменял.

Н. Иванова

– Ну в моем случае я видела, что мое отсутствие дома приводит к результатам, которые меня не устраивают. Все-таки надо больше общаться с детьми. Надо видеть, как они растут, потому что... Надо вместе завтракать. Я люблю детей сама отводить в садик, люблю их встречать, и я хочу с ними видеться больше.

А. Иванов

– А потом карьерный рост налицо: из начальника отдела стала директором.

К. Мацан

– Да, сразу.

А. Иванов

– Я не соглашусь, что это плохой карьерный рост.

Н. Иванова

– Потом это новая сфера, да, столько нюансов изучила за это время. То есть да, нет, я не могу сказать, что я как-то занимаюсь тем, что меня как-то совсем увело из профессионального поля, наверное, нет. Но все-таки, да, работа, слава Богу, позволяет как-то совмещать семью и работу. А дети становятся старше, я могу все больше и больше времени уделять фонду, но это все органично происходит, понимаете, и это хорошо.

А. Леонтьева

– Я хочу сказать, что я вас слушаю и понимаю, что мы с Костей любим говорить о семейных лайфхаках – вот у нас еще не было такого семейного лайфхака, чтобы фонд служил не только великому делу помощи другим людям, но и укреплению своей семьи. Это же на самом деле очень такой большой бонус. Вот у меня есть знакомая пара супружеская, которая переживает некий кризис, да, – дети немножко подросли, мама освоилась в роли мамы, ну как бы вроде можно считать, что она уже больше не нужна так сильно у плиты, и не нужна так сильно дома. И вот как бы ребята находятся в таком противоречии: то есть муж считает, что жена должна развиваться, а куда развиваться – ну это тоже довольно сложно понять, после того как ты посидел дома и порастил детей.

Н. Иванова

– Но когда вот такое совместное дело происходит и благое, оно, конечно, очень сильно объединяет. Возможно, действительно можно подумать над каким-то таким делом. Это не обязательно может быть благотворительный проект, да, это может быть что-то в своем районе. Ну я не знаю, что это может быть, но так чтобы не далеко отходить, например, от дома и детей, но что-то направленное, конечно, на созидание. Однозначно.

К. Мацан

– А у меня такой мужской вопрос к Антону. Часто ведь, ну не часто, наверное, но время от времени мы такие мнения слышим, что жена чем-то увлеклась – там работой, проектом, фондом, – а на мужа как-то стала меньше внимания обращать. Антон кивнул грустно. Но с улыбкой.

А. Иванов

– Нет, с улыбкой, потому что это когда есть возможность работать в таком режиме, это не так ощущается. Но все равно получается, что бывает, как Наталья говорит, отвечать приходится круглосуточно. Поскольку фонд, ну мягко скажем, маленький пока, это один-два человека, которые работают постоянно, то все равно приходится все делать самой. И, естественно, она постоянно там отвлекается на телефон, на звонки. Но это совершенно не в той степени, как это могло бы быть, да, во-первых. А во-вторых, ну в итоге все равно мы понимаем, что это делается ради общего дела, и это все делается правильно.

Н. Иванова

– То есть мы не просто силы тратим на то, чтобы в коммерческой компании работать ради себя и получить зарплату, да, тут совсем другие цели. И какая-то получается, может быть, это громко сказано, но сверхзадача для семьи. И вот мы ее двигаем, как можем, своими усилиями – когда-то там медленно, когда-то намного быстрее, да, по силам.

А. Иванов

– И мы решили, что надо играть вдолгую. Фонд – это не то, что там начал, не получилось, бросил. И там ну поменял что-то резко. Мы решили, что вот мы начали этим заниматься и будем так постепенно, постепенно. Год пройдет – кто-то про нас узнает, кто-то оценит. Мы постепенно будем как-то это дело продвигать.

К. Мацан

– Вот интересно, что вы сказали: сверхзадача для семьи. Вот мы обычно говорим про то, что там в чем смысл семьи, мы об этом размышляем, такой большой философский вопрос. И дети, безусловно, смысл в семье, а если детей нет, то все равно какой-то другой смысл есть у семьи, там вместе возрастать в любви – это все святые и, безусловно, правильные вещи. А вы еще какую-то одну еще новую грань открываете, что может быть еще такая сверхзадача, именно не у себя, не у меня, а у семьи, то есть как вот мы вместе к какой-то большой цели идем – это очень такой интересный опыт.

Н. Иванова

– Да, когда мы вместе, оно, конечно, здорово. Это вот совместное общее дело, да, здорово. У меня дети очень много про фонд спрашивают.

К. Мацан

– А дети как-то участвуют вообще?

А. Леонтьева

– Сколько лет детям?

Н. Иванова

– Старшей дочке сейчас семь, она меня очень много спрашивает: а вот кому ты сегодня помогла? И я начинаю рассказывать ей какие-то истории: а что, а почему, а как – она очень интересуется.

А. Иванов

– Она начинает задавать вопросы сложные уже: а что такое инвалиды? а почему? а почему люди не могут ходить? а почему вот так случилось? И, в принципе, я думаю, это в любом случае положительно, то что мы там это объясняем, показываем. Надеемся, что это положительно скажется в будущем ее видении мира.

К. Мацан

– А не говорит дочка, когда ее спрашивают, кем ты будешь – директором фонда?

Н. Иванова

– Нет, пока так не говорит.

К. Мацан

– Пока что это впереди.

А. Иванов

– Пока как папа хочет быть, в остальном пока не определились.

К. Мацан

– Сын будет как папа консультантом и таким обеспечителем, попечителем.

А. Иванов

– Да, теоретик-финансист.

А. Леонтьева

– Ну слушайте, я вспомнила мультик про консультантов, вы не видели? Такой мультик, там заяц, который консультант. И когда его спрашивают, как вы думаете? Он говорит: мы не думаете, мы знаете. Смотрели, да?

К. Мацан

– Вернемся.

Н. Иванова

– Добавлю? Мне кажется, еще благотворительность это само по себе источник счастья определенного. Для каждого. Для семьи там или каждого в отдельности. Потому что, помогая, ты очень много приобретаешь, ну очень много. От просто чисто и в чисто человеческих отношениях, ну ты понимаешь, что ты сопричастен к другой судьбе и ты хоть как-то помог. Может быть, это не несет какого-то такого глобального значения, ты, может быть, даже не спас никого, но ты соприкоснулся с кем-то, ты протянул руку, и ты помог. И это очень-очень сильно влияет на внутреннее состояние. То есть я как мама, мне кажется, стала спокойнее. И вот у меня какая-то уверенность появилась.

К. Мацан

– Да? Здорово.

Н. Иванова

– Что вот теперь все правильно. Вот теперь все так, как и должно быть.

К. Мацан

– Вернемся к этому разговору после небольшой паузы. Напомню, сегодня с нами и с вами в «Светлом вечере» Антон и Наталья Ивановы, создатели благотворительного фонда «Страна – детям». В студии моя коллега Анна Леонтьева и я, Константин Мацан. Не переключайтесь.

А. Леонтьева

– Сегодня мы говорим о семье и о фонде помощи семьям с семьей Ивановых, Натальей и Антоном. Наталья и Антон – создатели благотворительного фонда «Страна – детям». Наталья, вот вы сейчас сказали о том, что ваш ребенок спрашивает у вас на ночь: кому ты помогла? И мне тоже захотелось спросить у вас: вот кому, какие истории вам запомнились из тех детей, которым вы помогли?

Н. Иванова

– Вы знаете, все истории, которые происходят с нами...

А. Леонтьева

– Нет, вы же так ребенку не рассказываете. Вот вы расскажите мне.

Н. Иванова

– Ой, ну каждый раз очень все по-разному. Даже одно дело – на радио, другое дело – ребенку, да, все-таки я пытаюсь эти истории немножко сделать мягче и адаптировать, и не ставить так вот прямо остро вопрос, как вот на самом деле, наверное, стоит перед фондом: помоги, давай, попробуй это сделать очень быстро. То есть я больше ребенку раскрываю тот аспект, что вот надо помогать. Бывают ситуации, когда не может человек сам справиться, потому что нужны другие для этого люди, их должно быть много, и вот тогда все вместе они могут сделать большое хорошее дело. Вот в основном к этому у меня диалоги сводятся с ребенком. А так наш фонд не имеет узкой какой-то направленности по диагнозам, да, или там каким-то проблемам, ну при которых мы можем помогать. Мы специально так с Антоном определили изначально, что вот где нужна наша помощь, нужна быстро, там и будем, и там поможем, по мере, конечно, финансовой возможности самого фонда. То есть у нас были разные случаи: мы и анализы оплачивали, там редкие онкомаркеры, мы оплачивали очень ценные и редкие исследования на выявление опухоли. Например, там есть такой интересный метод исследования надпочечников – селективный забор крови, который позволяет там сразу оценить уровень гормонов и так далее. Сложный и интересной анализ, он позволяет за один день установить то, что не видно на МРТ. То же самое касается заборов крови из головного мозга, гипофиза, вот эти вещи делают в Федеральном центре эндокринологии, с которым мы сотрудничаем по данному направлению. Мы оплачивали и лекарства. Вот второе направление, помимо медицинских услуг, о которых я сказала, у нас есть оплата лекарств. Например, очень часто сталкиваются родители детей, которых выписывают из больниц, где они какое-то лекарство получали, оно им было назначено на долгий срок, и которое они впоследствии будут получать по месту жительства, например, оно им будет недоступно в течение сорока пяти дней где-то, пока все бумаги не пройдут все инстанции, пока аптека по месту жительству не начнет выдавать данное лекарство. А они бывают очень дорогие. Ну в данном случае у нас были случаи – 30 тысяч и под 80 тысяч рублей. И вот это вот сложный период, когда лекарства нужны, они нужны срочно, до того, например, как ребенок уехал из Москвы в свой регион, вот пока успей обеспечить этим лекарством на нужный срок ребенка – вот это наша задача, фонда. То есть у нас медицинские услуги, у нас лекарства, и у нас в принципе медицинские изделия еще. То есть, например, недавно был случай, когда девочка лежала в больнице, нужно было там специальные повязки, губки для перевязки, сложная рана. Мы можем закупить вот и такого рода вот медицинские изделия и оборудование.

А. Иванов

– Причем пока это все срабатывает в режиме там буквально одного дня.

Н. Иванова

– Ну да последняя заявка была...

А. Иванов

– Ну вот Наталья, Евгений, который работает с нами, они мечутся там по всему городу для того, чтобы это можно было сделать практически моментально. Были сложные спецоперации с отправкой лекарств куда-то там в Ростовскую область, когда надо было передать на поезд, куда-то отправить и так далее.

Н. Иванова

– Это очень живая работа, и каждый раз это новая задача.

А. Иванов

– То есть это как раз то, что хотели сделать – мгновенная помощь. Потому что, когда вот именно такая помощь нужна, обращаться, как правило, не к кому. Особенно когда в чужом городе. Приехал в Москву, и тебе говорят: нужно вот это...

А. Леонтьева

– И еще вчера.

А. Иванов

– А например, если в семье там одна мама, с зарплатой там в 20 или в 30 тысяч рублей, купи лекарство за 30 тоже, и ситуация получается безвыходная. Вот именно в такой помощи мы и видим основную нашу цель.

А. Леонтьева

– Мне хотелось, пока мы не проехали это место в беседе, когда Наталья сказала, что когда вы стали помогать вот таким образом детям, то вы стали чувствовать себя спокойнее как мама. Вот скажите, почему это происходит, почему вы чувствуете себя спокойнее как родители? Может быть, это и к Антону тоже вопрос.

Н. Иванова

– Может быть, просто как человеком, потому что делаю наконец то, что мне свойственно. Вот я уже, анализируя как бы свой жизненный, профессиональный опыт, так сказать, ретроспективно, понимаю, что мне всегда было интересно помогать. На работе – помогать, вот если клиенту надо быстро что-то – я ему помогу. Если начальнику надо что-то вот – я ему помогу и так далее. Если какая-то безвыходная ситуация – я найду выход и сделаю ее небезвыходной.

А. Иванов

– По сути, Наталья тоже сейчас...

Н. Иванова

– Мне всегда было интересно вот эти задачи решать и помогать при этом другим.

А. Иванов

– Для решения этих задач как раз вот у нас образование, да, там хороший вуз – экономические отношения, красный диплом МГИМО. И можно с красным дипломом МГИМО быть в компании и приносить прибыть компании, а можно решать другие задачи. Но для этого тоже нужны знания. Потому что часто бывает, что в фондах работают люди, которые хотят помогать, но, например, не могут это сделать с точки зрения знаний, и навыков, и опыта. А тут получается, что Наталья в фонде применяет, по сути, те же знания, которые были на работе, те же юридические аспекты, экономические, документы и так далее. Но она все это делает по сути для хорошего дела.

Н. Иванова

– И я при этом представляю, что значит четкая работа в организации, что такое, правила, дисциплина в документах и так далее.

А. Леонтьева

– Ну я, вот у меня вертится вопрос, но как бы я пытаюсь его сформулировать очень деликатно. Но поскольку времени мало, может быть, деликатно не получится, может быть, он получится очень таким топорным. Вот вы сейчас сказали, что бизнес не пошел – ну и ладно, мы не бизнесмены, давайте будем делать фонд. А какие-то мечты, вот развиваться, простите, в материальном смысле у вас есть? Какое-то вот бунгало на берегу океана на старости лет?

А. Иванов

– За это я отвечаю, все хорошо.

Н. Иванова

– Ну на самом деле такой мечты и нет, про бунгало.

А. Иванов

– Ну я бы не отказался.

А. Леонтьева

– Мнения разошлись.

Н. Иванова

– Вот тут мы сейчас начнем спросить.

А. Иванов

– Наталья тоже не откажется от бунгало. Вопрос в другом.

Н. Иванова

– Но это не цель, точно.

А. Иванов

– Ну, конечно, не цель. То есть благодаря тому, что один из нас, то есть я работаю и получаю стабильную зарплату, безусловно, это помогает нам обоим жить и работать...

А. Леонтьева

– Не голодать.

А. Иванов

– В том режиме, который в принципе устраивает. Потому что мне моя работа нравится, я ей занимаюсь с удовольствием, и то же самое получилось у Натальи. Но получилось, что за финансовую часть мы ответственность поделили, то есть финансовая часть – это больше моя, Наталья – это семья и фонд. И хотя я тоже там пытаюсь, по мере возможности, участвовать. Поэтому материально развиваемся.

К. Мацан

– В Анином вопросе, мне кажется, есть такая подоплека, а может быть, даже самой Аней в данном случае не подразумеваемая...

А. Леонтьева

– Так.

К. Мацан

– То что мы иногда мифологизируем и героизируем тех, кто занимается благотворительностью, что это люди, которые всех себя двадцать четыре часа в сутки посвятили тому, чтоб в мире не осталось голодных, бедных и обездоленных. Сами же вот благотворители против такой мифологизации выступают, потому что нет, мы обычные люди, это наша работа. Есть жизнь, есть работа, да, работа влияет на жизнь. Но мы не герои, мы делаем свое дело, каждый делает свое дело на своем месте. И в этом смысле даже говорят, я сам не знаю, я в этой сфере не работаю, но те кто работают, говорят, что важно, чтобы помимо вот этих детей, которым ты помогаешь, оставалось в жизни пространство для себя, для своих детей. И, может быть, если не будет этого второго, то не будет и первого. Вот, Наташ, вы киваете, вы согласны?

Н. Иванова

– Я абсолютно согласна. Потому что вообще помогать отлично. Но если ты будет только это делать, то у тебя закончатся внутренние ресурсы, потому что все равно ситуации, с которыми ты сталкиваешься, они не всегда простые, да, и ты очень переживаешь. Ну ты очень переживаешь. И еще если ты не знаешь, быстро ты поможешь или нет, ты еще больше переживаешь, у тебя такая ответственность еще лежит, немаленькая, да. Поэтому мне кажется, что для стабильности всего процесса и долгосрочности все-таки нужна какая-то такая вот спокойная база. То есть человек должен работать спокойно, уверенно и долгосрочно. У него должны быть еще какие-то вещи, помимо благотворительности.

К. Мацан

– Отдушина какая-то.

Н. Иванова

– И отдушина, и, наверное, даже своя личная жизнь тоже. Хотя, конечно, я не могу сказать, что это не моя личная жизнь, ну вот там в смысле все моя жизнь.

К. Мацан

– А таких перегородок жестких нет. Понятно, что все одно в другое перетекает. Ну все-таки есть область, видимо, вот своего, ну то о чем Аня сказала. Ведь там мечта о бунгало тоже нужна в каком-то смысле. Если есть такая-то нормальная, здоровая такая семейная мечтательность, то есть и ресурс, откуда черпать любовь, чтобы на других изливать – на этих детей, на тех, кому нужна помощь.

А. Леонтьева

– А я объясню, почему я задала вопрос. Ну вот вы сказали про спокойствие, я снова к нему вернусь. У меня, может быть, вы со мной согласитесь, какие-то бывали моменты, когда ты можешь помочь кому-то кроме. Ну у меня тоже трое детей, да, когда ты можешь помочь кому-то, кроме собственных троих детей. И тогда почему-то и в жизни твоей почему-то как-то все начинает вставать на свои места. Вот есть у вас такое ощущение, это вот буквально ощущение помощи Божией? Я не постесняюсь этого пафосного слова.

Н. Иванова

– Нет, однозначно. И постоянно происходят такие необычные встречи, необычные люди, которых мы встречаем, и которые неожиданно возникают в нашей жизни в нужный момент, нас поддерживают. Это, конечно, иногда чудеса. Потому что, работая в офисе, у тебя определенный круг, у тебя деловые отношения в основном, ты вообще в конце концов отрываешься от реальной жизни, в какой ты живешь на работе. Но у тебя есть семья, у тебя есть несколько друзей и, в общем-то, и друзья в Фейсбуке. Я не говорю, что друзья в Фейсбуке это плохо. Но это недостаточный душевный контакт с этими людьми, он приводит к тому, что ты замыкаешься. И когда ты входишь вот в пространство с открытым сердцем, с желанием помочь, ты встречаешь такой же позыв и от других людей. И вот вы встречаетесь и вот – раз, и все совпало: цели совпали, методы совпали, идеи. Это так здорово. Даже друзья могут не быть твоими личными друзьями, но ты чувствуешь такое вдохновение от того, что ты делаешь, от того, сколько ты новых людей встречаешь.

А. Леонтьева

– Энергетика жизни такая.

Н. Иванова

– Абсолютно. Энергетика меняется в принципе.

К. Мацан

– Антон, а как вы это переживаете? Вот эту, ну если угодно, то что о чем Наталья сказала, про то когда есть работа, есть реальная жизнь, они как будто бы не пересекаются. А в вашем случае все еще, мне кажется, более обострено, потому что у вас есть работа, на которой вы, как вы сказали, пропадаете и много времени проводите.

А. Иванов

– Точно.

К. Мацан

– Я могу себе представить, ну по себе: вот я прихожу после тяжелого рабочего дня иногда очень усталый домой. И в меня, понятное дело, там ближние – семья, дети, хотят какую-то загрузить информацию в меня. И я понимаю, что я бы и рад, но у меня там уже места не осталось. Мне нужно сейчас там, не знаю, полчаса тишины, чтобы место для этой информации возникло. Я просто не воспринимаю. Но это, может быть, какая-то информация очень такая частная, семейная. А вы приходите домой – и у вас тут дети вот фондовские, и с ними надо что-то делать, какая-то есть помощь, помогать. Где вообще ресурс черпаете, чтобы это в голову впустить? У вас нет вот этой проблемы – перехода, перестройки?

А. Иванов

– Ну подход к приходу домой, он такой же, Константин, как у вас: надо прийти и перезагрузиться. Какое-то время, безусловно, требуется. Потому что дети сразу, да, устраивают крик и гвалт, какие-то там домашние дела не сделанные, которых много, потому что я просто дома не бываю.

Н. Иванова

– То есть мы их долго уложить не можем.

А. Иванов

– Ну если честно, я вот Наталье говорил, надо концентрироваться на положительном эффекте. Если постоянно думать, что там проблемы, там плохо, там все неправильно – это жизнь исчезнет. Потому что, да даже в фонде каждый раз родители приходят с проблемами там, с горем, еще с чем-то. Если начинать это проживать вместе с ними, то перегоришь и просто не можешь дальше работать. Надо немножко от этого отрешиться, в хорошем смысле. Безусловно, ты это видишь, ты чувствуешь, что твоя помощь нужна, но ты все равно должен как-то делать какие-то определенные вещи – то, что ты умеешь, то, что ты должен, и тогда ты помогаешь. Но когда ты помог, от этого действительно приходит очень такая эйфория, что мы это сделали, это здорово.

Н. Иванова

– Мне кажется, что ты сейчас другой вопрос хочешь, Костя, спросить: когда мы общаемся на тему фонда? Мы иногда оставляем детей бабушкам, и вот мы уходим, например, в то же кино или еще что-то, но после этого все диалоги, да, потом возвращаются к фонду.

К. Мацан

– И это вместо кино просто, да.

А. Иванов

– На самом деле нам повезло в том плане, что у нас есть две замечательные бабушки, которые там берут детей нам иногда, и у нас замечательная няня, которая нам помогает. Ну то есть, когда есть такая возможность...

А. Леонтьева

– Ну то есть кусочек жизни себе оставляете, на двоих.

А. Иванов

– Конечно, да. Потому что иначе можно сойти с ума.

Н. Иванова

– Например, я могу поехать и встретить Антона после работы. Он на другом конце Москвы работает от нашего дома.

К. Мацан

– Это целое паломничество.

Н. Иванова

– И дальше мы можем, например, час или два ехать в пробке, но мы общаемся.

А. Леонтьева

– Это, кстати, очень популярная тема, да, у нас возникали: где вы общаетесь? В машине.

Н. Иванова

– Да, в машине.

А. Леонтьева

– Закрываем дверки и общаемся.

Н. Иванова

– Ну раз в неделю мы стараемся хотя бы кофе вместе попить не дома, чтобы побыть вдвоем.

К. Мацан

– Ну Антон при этом очень, мне кажется, важную вещь сказал. Я прямо даже хотел к этой теме обратиться. Вот не столько там о выгорании, сколько об этой какой-то верной отрешенности, какой-то этой четкой грани, которую ты вынужден искать, чтобы, с одной стороны, к беде чужого подключиться, с другой стороны, не впустить ее в себя в такой форме, чтобы она тебя тоже разрушать начала изнутри. Вот как эту грань искать? Где эта грань? Это же не равнодушие, это именно такой некий профессионализм в этом есть, такая трезвенность какая-то в отношении к проблеме, наверное, мне так кажется.

А. Иванов

– Ну мы стараемся к этому прийти. Я думаю, мне это проще, как мужчине, сделать.

Н. Иванова

– Антон меня обычно, да, успокаивает.

Н. Иванова

– Наталья более эмоционально это все воспринимает, естественно. Вы знаете, это, наверное, как у врачей есть некий профессиональный цинизм определенный, ну в хорошем смысле. Потому что если врач будет пропускать через себя каждого пациента, долго не проработает.

К. Мацан

– С ума сойдет.

А. Иванов

– Поэтому в моем понимании – да, надо как-то себя контролировать, так сказать, чтобы мозг все-таки преобладал над сердцем. Потому что так ты сделаешь больше и эффективнее.

Н. Иванова

– Потому что всегда понимаешь, что наши силы все равно не безграничны. Мы все люди, у нас у всех есть какой-то предел возможностей и так далее. И как бы мы, например, ни развивали эту организацию, мы всем помочь, наверное, никогда не сможем. Ну это тяжело, это я не знаю, какие нужны ресурсы, да. Но идти и развивать, и стараться, и делать все для того, чтобы помогать, вот что в наших силах, вот это все мы можем делать. И, мне кажется, вот этим можно быть довольным. То есть ты понимаешь, что ты за этот день сделал, что ты сделал за месяц, что ты сделал за год, к чему ты пришел. И не с проблемой, которая не решена, сравнивать свои усилия, а с тем, где ты бы вначале и все-таки какого прогресса ты достиг. А все остальное, оно будет мотивировать, конечно, работать и быстрее, и лучше развиваться.

К. Мацан

– Выше, сильнее.

Н. Иванова

– Да, выше, сильнее, да, как можно, да. Потому что, конечно, ужасно мотивирует, когда тебе звонят, а ты не можешь помочь, у тебя нет столько средств. И вот тут начинается: ты включаешь все что можно, пропеллер, и начинаешь эти средства искать, искать...

А. Иванов

– При этом находились друзья, знакомые, которые в конкретном случае, обращаешься к ним, и сразу там по сто тысяч рублей переводили, и то есть сумма, которая тебе именно сейчас была нужна.

Н. Иванова

– Ну тебе и не снилось, что тебе могут так помочь. То есть это, конечно, дорогого стоит.

К. Мацан

– Ну раз мы об этом заговорили, вы же как фонд избрали такую, вполне конкретную стратегию сбора средств. То есть вы на вашем сайте, насколько я понимаю, не публикуете фотографии детей, которым вы помогаете, вот для сбора.

Н. Иванова

– Да, у нас только как отчет идет, кому помогли. Для того чтобы как раз реализовать эту идею с быстрой незамедлительной помощью. Мы пытаемся донести до тех, кто как-то общается с нашим фондом, кто слушает, кто смотрит, что бывают ситуации такие, когда ну мы не знаем, кто нам завтра позвонит. Вот завтра позвонил человек – ему надо к вечеру 40 тысяч на лечение. А у нас они должны быть, потому что все, некогда вешать сбор, некогда на сайте распространять информацию, что вот, такой-то случай, столько лет ребенку, он с такого-то города, да еще успеть описать всю его домашнюю ситуацию, да, собрать там не знаю очень много данных, которые ты обираешь как раз на протяжении этих двух дней постепенно. Тебе просто ну некогда.

А. Иванов

– Хотя адресные сборы, ну по себе просто знаем, адресные сборы, они точно работают. Когда ты видишь, что человеку плохо, нужна помощь, ты это прочитываешь и ты сам помогаешь, когда это в другом фонде или еще где-то. Но вот почему, собственно, мы занялись неадресными сборами, потому что ну во-первых честно очень сложно эти описания читать. Когда у самого есть дети, ты вообще о проблемах и горе других детей читаешь уже совершенно по-другому, то есть это просто вот выворачивает наизнанку от таких историй. А во-вторых, мы пытаемся сделать именно чтобы вот эта помощь, она стала рутиной. Как платим за телефон за сотовый, там каждый месяц тысячу рублей, ну также можно платить в фонд сто рублей. Это знать просто, что ты на этот фонд подписан, что эти деньги пойдут куда-то на хорошее дело.

Н. Иванова

– А когда у тебя есть возможность, зайти на сайт и почитать, на что они пошли. в таком режиме.

А. Иванов

– Мы всегда придерживаемся такого подхода, что если ты хочешь помочь, то не надо искать там отговорки: фонды воруют, там еще что-то. Кто-то ворует, конечно. У нас к фондам в России вообще очень такое...

А. Леонтьева

– Настороженное отношение.

А. Иванов

– Опасливое отношение. Потому что огромное количество фондов, они либо ну существуют, но ничего не делают, некоторые используются там для отмывания денег.

Н. Иванова

– Либо не показывают, можно до конца не знать.

А. Иванов

– Либо не представляют реально там отчетности, и ты из нее не можешь ничего понять, на что пошли деньги. Просто ну каждый для себя может найти тот фонд, где он либо знает людей, либо ну доверяет просто, исходя из той информации, которая есть на сайте. Ты подписался – и ты стал частью вот этой вот какой-то программы помощи. Хочешь, проверяй это часто – заходи, читай, изучай. Можешь позвонить, можешь написать. Не хочешь – ну там раз в год, зайди, посмотри, что фонд сделал за это время. Почему, собственно, опять возвращаемся к началу, почему идея фонда возникла. Я почитал статью по размеру благотворительности у нас и в других странах. И получается, что Россия просто ну катастрофически проигрывает. То есть особенно вот, если даже есть там Соединенные Штаты, но вот есть там сопоставимая с российской, британская экономика, ну там фонды имеют бюджет в десятки миллиардов долларов, а у нас крупнейший фонд, там «Подари жизнь» и «Русфонд» ну еле вылезают там за миллиард рублей или там ну под два миллиарда рублей. Это копейки по сравнению с тем, что делают жители в других странах. И там это как-то общество стало вот помогать этим НКО, помогать фондам, и благодаря этому решаются многие проблемы там, где государство не успевает. Государство не может успеть везде. Вот как Наталья говорит, у нас с точки зрения медицины, особенно в Москве, детской, все очень неплохо. Но бывают ситуации, когда просто бюрократический аппарат не успевает. Вот в этот момент надо помочь. А, к сожалению, ресурса такого, который бы объединял людей с маленькими ресурсами, его нет.

Н. Иванова

– Потом есть там стандартные ситуации, стандартные протоколы, по которым стандартное лечение предоставляют. А есть случаи нестандартные – вот как с ними быть? Пока ты машину развернешь, да, кто-то же должен помочь.

А. Иванов

– Или можно вылечить ребенка методами там 60-х годов прошлого века, а можно современными методами, и результат будет другой. И в этой ситуации тоже надо помочь.

Н. Иванова

– Ну то, что мы выбрали неадресные сборы – это очень нам сложно, конечно, с точки зрения развития. Потому что, не показывая заранее, да, на кого мы собираем деньги, нам очень тяжело эти деньги действительно в таком же объеме собирать, как, возможно, собрал бы какой-то другой фонд, который бы эту историю изначально осветил...

А. Леонтьева

– Просто у вас нет времени, так я понимаю, да, повесить мордочку ребенка, и чтобы на него посмотрели и собрать.

Н. Иванова

– Ну нам сам подход этот...

А. Иванов

– Мы можем не успеть собрать. Даже если мы успеем повесить, мы можем не успеть собрать. Вопрос в этом.

А. Леонтьева

– Ну понятно, да.

К. Мацан

– Антон и Наталья Ивановы, создатели благотворительного фонда «Страна – детям», сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер». Но ведь это, то о чем вы сейчас рассказываете, даже не просто иная форма сбора средств, а некая иная идеология, в хорошем смысле слова. То есть вы собираете не на ребенка, а на задачу, на целое направление, вот на идею, на некую концепцию, на некую стратегию в принципе помощи.

Н. Иванова

– Абсолютно. Потому что вот мы укладываем вот эту срочную помощь в определенную стратегию, да. И мы объясняем, что помощь может быть разная, да, ну очень разная – от лекарства до медицинской услуги, до еще что-то – все это сразу можно уместить в понятие вот: незамедлительная помощь. Вот она рождается, вот эта наша концепция. Но она, понимаете, эту концепцию легко, с другой стороны, объяснить, но нелегко собрать под нее, к сожалению.

А. Иванов

– То есть это некая благотворительная подписка, да, к которой люди, наверное, не привыкли еще. Вот мы стараемся как раз собирать как можно больше людей, которые эту концепцию одобрят, разделят.

К. Мацан

– Ну давайте расскажем, что на вашем сайте – https://strana-detyam.ru/staff – можно подписаться на какие-то ежемесячные, регулярные пожертвования любого объема. И в любой момент можно отписаться, если вдруг ситуация изменилась. Ну я думаю, что «Страна – детям» – легко в поисковике найти и сайт.

Н. Иванова

– Да, она сразу выскочит, да.

К. Мацан

– И есть у вас короткий номер СМС.

Н. Иванова

– Да, короткий номер: 3434, слово «страна» – автоматически списывается тогда списывается 100 рублей. Если через пробел написать сумму, то соответствующая сумма будет списана с телефона.

К. Мацан

– То есть короткий номер 3434, «страна» русскими буками, пробел, сумма перевода. Например: «страна 200».

А. Леонтьева

– После того, как мы поговорили в общем о благотворительности, у меня такой вопрос. У меня сейчас дома находится детский приют, там живут детки. И вот недавно такой эпизод, значит. Приезжает страховой агент, такой большой мужчина, который должен смотреть дом, там что-то фиксировать. Он такой ходит, бесстрастно, значит, щелкает. А в одной комнате спят мальчишки. Ну предполагается, что у них тихий час. Я, значит, прошу разрешения, он тихонечко прошу разрешения приоткрыть дверь, чтобы просто щелкнуть. Мальчишки, оказывается, притворялись, и они срываются пулей с кроватей и блокируют его с двух сторон за ноги в объятиях. И этот большой мужчина смотрит на них сверху, и я вижу, что сейчас у него закапают слезы, он говорит: дети, ну что же вы не спите-то? И после этого выходит со мной и говорит: как они это выдерживают? Вот у меня вопрос к вам: вот через вас это все проходит, как вы это выдерживаете?

Н. Иванова

– В такой мере, наверное, нет. Я обычно, если мы приезжаем, то это обычно больница, там находится представитель ребенка, у меня больше общение происходит с мамой, ну обычно это мама. И я ну стараюсь очень как-то деликатно вообще относиться к семье, и в этот особенно момент, когда еще проблема не решена. То есть я как бы так это...

А. Леонтьева

– Но вам все равно нужно контактировать с этой мамой.

Н. Иванова

– Абсолютно.

А. Леонтьева

– Я же представляю, в каком состоянии она находится.

Н. Иванова

– Абсолютно. И очень разные характеры. То есть и мне надо быстро оценить, в каком состоянии человек находится душевном и эмоциональном, поговорить сейчас хочет или не хочет. Потому что, может быть, и не хочет, потом. Потому что очень разные характеры. Бывает такое, что потом вот. С тобой не разговаривают, помощь приняли. А потом звонят в слезах, на следующий день, и говорят: ну я не знаю, что бы я делала, если вот так вот фонд бы нам не помог. И вообще никогда не знала, что мне когда-нибудь понадобится помощь благотворительного фонда. Бывает вот так вот. Бывает, когда нежно сразу благодарят. Детей я не всегда вижу. Бывает, что вот дети в реанимации, я их не вижу. Но если вижу, мы с подарками вообще приезжаем.

А. Леонтьева

– У вас так, знаете, кроме образования МГИМО, что само по себе очень неплохо, такое нехилая психологическая практика образуется.

Н. Иванова

– Сама по себе. Я просто стараюсь наблюдать больше. И я еще читаю, мне очень нравится наблюдать за работой других фондов больших. Я с большим доверием отношусь вот ко многим-многим нашим фондам. Я вижу, с каким трудом они достигли того, с каким упорством они следовали своим целям, чтобы держаться той вот концепции, того уровня добросовестности, с которым они эту работу делают. Я смотрю, как они тексты пишут, да. Мы же маленький начинающий фонд, мне это все очень важно. Я смотрю, как какие проблемы освещаются. Мне очень нравятся те фонды, например, у которых есть взаимодействие между собой. И у нас такое сейчас тоже, в принципе, появляется. Мне очень нравится, когда можно позвонить коллегам и, например спросить: а вот у нас тут такая вот ситуация, а вот куда лучше такого ребенка отправить? Например, если там нужна не помощь в медицине. Ну я понимаю, что они больше никуда не позвонят. И если я сейчас не найду, кто бы им помог, да, то не очень хорошо получится. Мне хочется ну вот как-то решить проблему комплексно.

А. Иванов

– Если не сами, то хотя бы кто-то поддержит и поможет, у кого есть для этого возможности.

Н. Иванова

– И мы учимся у других фондов тоже. И как они взаимодействуют, как они общаются с детьми, и что их очень заботит, и какие этические проблемы возникают в работе фонда – все мы это пытаемся впитывать вот и применять.

А. Леонтьева

– Вы знаете, очень важно, когда ты... Ну давно-давно я вообще не знала, что такое волонтерство, но всегда есть желание такое, что-то хорошее сделать, условно говоря, да. Но общаясь вот с вами, с каким-то вот другими волонтерами так называемыми, с людьми, которые хотят помочь другим людям, я открываю для себя удивительную вещь, что вы не просто помогаете, но вы получаете от этого огромный драйв. Потому что какая-то совершенно фантастическая энергия протекает вот по этим каналам. Не знаю, Боженька так захотел. Но вот оно действительно стоит того, чтобы этим заниматься, абсолютно ничего на этом не зарабатывая и даже, в общем, тратя довольно много своих нервов, сил...

К. Мацан

– И денег.

А. Леонтьева

– И времени семьи.

Н. Иванова

– Денег. Вот мы сейчас пытаемся, общаясь уже с юридическими лицами, пытаемся им объяснить, как важно, что появился вот и заработал такой фонд в полную мощь, что помогите нам, пожалуйста, как семье. Мы все-таки снимаем там офис, он, может быть, и небольшой, но просто для семьи это достаточно большие затраты там – телефон, интернет, еще что-то, да, и такое имеет место быть.

А. Леонтьева

– Да, ну я просто глядя на вас, мы же с Костей делаем программу о счастье в семье, а собственно, как оно, это счастье. Вот, оказывается, один из путей, как сделать семью счастливой – это вот заниматься вместе какой-то благотворительностью – это потрясающее для меня сегодня открытие.

К. Мацан

– Большой лайфхак такой.

А. Леонтьева

– Да, большой лайфхак.

Н. Иванова

– Нет, помогать – это здорово. Это однозначно.

А. Иванов

– Еще мы ярые противники конкуренции среди фондов. Вот это прямо точно не про нас. То есть если можно, там...

А. Леонтьева

– А расскажите.

А. Иванов

– Для нас будет здорово, если там после программы скажут: вот ребята рассказали вот это, но я вот пошел, мне у них там что-то не понравилось, но я подписался на другой фонд – это просто класс. То есть ты выбрал тех, кто нравится и все-таки стал чего-то делать. И мы, вот как Наталья рассказала, то есть бывает, что какой-то фонд хочет детьми заниматься с определенными заболеваниями. И вот недавно была ситуация, когда встал вопрос, мы будем этим заниматься или другой фонд. Но мы вот видели, что там люди хотят, могут, и у них больше средств и возможностей, чем у нас. Мы, естественно, хотя мы уже потратили какое-то время на эту заявку, мы сказали, что, ребят, вот давайте вот сюда, занимайтесь этим ребенком у вас и так далее.

Н. Иванова

– Потому что иногда конкуренция, например...

А. Иванов

– Да, смешно выходит.

Н. Иванова

– Мы же часто оплачиваем услуги у каких-то организаций, например, коммерческих, да, даже, медицинские услуги. Видя какую-то конкуренцию по какому-то вот вопросу, они могут и какую-то ценовую политику не ту вести и так далее. Для нас важна цель – чтобы у детей появилась возможность лечиться. А у фондов – как можно дешевле это сделать. В этом плане мы всегда за общение между фондами и так далее.

К. Мацан

– Ну да, фонды, наверное, должны быть не теми, кто делит поляну, а теми, кто вместе ее вспахивают.

Н. Иванова

– Абсолютно верно. Потому что иногда такое вот где-то услышишь, но ты понимаешь, что, наверное, не то имели и в виду люди, они наверняка действовали совершенно из других побуждений. Ну а где-то что-то вот так вот освещается. Ну, в общем, мы за сотрудничество.

К. Мацан

– Ваш про другое и ваш пример, главное, другой. Спасибо огромное за эту беседу. Давайте под занавес нашей программы напомним еще раз: есть сайт https://strana-detyam.ru/staff – это сайт фонда, благотворительного фонда «Страна – детям». На этом сайте можно подписаться на ежемесячные регулярные пожертвования, которые будут идти не просто на помощь конкретным детям, а на целое стратегическое такое направление, оказание помощи быстрой и незамедлительной, куда могут попадать самые-самые разные, все дети, по большому счету. Поэтому фонд так и называется: «Страна – детям». Вот на такие ежемесячные пожертвования, создающие такую форму помощи всем, кому она нужна здесь и сейчас, фонд осуществляет. И короткий номер: 3434 со словом «страна» пробел и суммой перевода. Например, 3434: «страна 200». Тогда вы тоже помогаете работе фонда «Страна – детям». А создатели фонда, Антон и Наталья Ивановы, были сегодня у нас в гостях в программе «Светлый вечер». Спасибо огромное за это разговор.

Н. Иванова

– Спасибо вам.

А. Иванов

– Спасибо.

К. Мацан

– В студии была Анна Леонтьева, я Константин Мацан. До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Ступени веры
Ступени веры
В программе кратко и доступным языком рассказывается о духовной жизни, о православном богослужении, о Новом и Ветхом Завете. Программа подготовлена по материалам проекта «Ступени веры» издательства «Никея».
Истории старого звонаря
Истории старого звонаря
На территории Андреевского монастыря в Москве, где находится Радио «Вера», можно встретить скромного, почти неприметного человека, спешащего подняться на колокольню. Но стоит ему забраться туда, как окрестности оглашаются неземным звоном. В этот момент вы с замиранием сердца останавливаетесь и думаете: «Надо же, какой талант! Талант от Бога!» И вы абсолютно правы: Петр Алексеевич Колосов — один из лучших звонарей столицы, а, может быть, и России. Но искусство звонаря — это лишь одно из многочисленных его дарований. Ведь Петр Алексеевич ещё и изумительный рассказчик! И в этом вы легко убедитесь, слушая программу «Истории старого звонаря»
Мой Крым
Мой Крым
Алушта и Ялта, Феодосия и Севастополь, известные маршруты и тайный тропы Крымской земли. «Мой Крым» - это путешествие по знаменитому полуострову и знакомство с его историей, климатом и достопримечательностями.
Еженедельный журнал
Еженедельный журнал
Общая теплая палитра программы «Еженедельный журнал» складывается из различных рубрик: эксперты комментируют яркие события, священники объясняют евангельские фрагменты, специалисты дают полезные советы, представители фондов рассказывают о своих подопечных, которым требуется поддержка. Так каждую пятницу наша радиоведущая Алла Митрофанова ищет основные смыслы уходящей недели и поднимает важные и актуальные темы.

Также рекомендуем