«5-е воскресенье после Пятидесятницы, день памяти апостолов Петра и Павла». Священник Константин Кокора - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«5-е воскресенье после Пятидесятницы, день памяти апостолов Петра и Павла». Священник Константин Кокора

* Поделиться

В нашей студии был клирик Крестовоздвиженского храма в Митине священник Константин Кокора.

Разговор шел о смыслах богослужения в пятое воскресенье после Пятидесятницы, о дне памяти апостолов Петра и Павла, о дне памяти 12-ти апостолов, о Положении честной ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне, а также о святых бессребрениках Косме и Дамиане, в Риме пострадавших.

Ведущая: Марина Борисова


Марина Борисова:

— Добрый вечер, дорогие друзья. В эфире Радио ВЕРА наша еженедельная субботняя программа «Седмица», в которой мы говорим о смысле и особенностях богослужений наступающего воскресенья и предстоящей недели. В студии Марина Борисова и клирик Крестовоздвиженского храма в Митине священник Константин Кокора.

Священник Константин Кокора:

— Здравствуйте.

Марина Борисова:

— И с его помощью мы постараемся разобраться, что ждет нас в церкви завтра, в 5-е воскресенье после Пятидесятницы и на наступающей неделе. Как всегда по традиции мы стараемся разобраться в смысле наступающего воскресенья, исходя из тех отрывков из апостольских посланий и Евангелия, которые прозвучат завтра за Божественной литургией в храме. Мы услышим отрывок из послания апостола Павла к римлянам из 10-й главы, стихи с 1-го по 10-й. В этом отрывке, достаточно коротком, сразу возникает очень много вопросов, на мой взгляд. Начнем со второго стиха. Апостол говорит: «Ревность по Боге, но не по рассуждению. Ибо, не разумея праведности Божией и усиливаясь поставить собственную праведность, они не покорились праведности Божией». Всё, мой мозг закипел, я запуталась, потому что речь идет, насколько я понимаю, о ветхозаветных патриархах, в чем тут смысл, кто чего не разумел и кто чему должен был покориться и не покорился. Требуется помощь.

Священник Константин Кокора:

— Павел пишет, можно сказать, из личного опыта. Помните, сам о себе он говорит, что, будучи «неумеренным ревнителем отеческих преданий», он гнал церковь. И в другом послании пишет, что он был фарисей из фарисеев, человек, который превыше всего ставил исполнение Закона. В этом люди Ветхого Завета видели цель: быть праведными, жить по Закону, исполнить всё, вплоть до последней черты. Если ты это сделаешь, то ты тем самым, как они думали, заслужишь перед Богом благодать, радость, мир, будешь с Ним вместе. А Павел, продолжая Евангелие, эту систему, можно сказать, переворачивает. Он говорит о том, что есть праведность Божия, то есть праведность по вере. Не когда ты заслуживаешь что-то своими поступками, своей жизнью, своими мыслями, чувствами, исполнением Закона, а когда эта праведность дается тебе как некий дар, и когда спасение приходит не потому, что ты его заслужил, но потому что Бог безусловно тебя любит. Как любит родитель своего ребенка не потому, что он какой-то выдающийся, или как-то себя ведет хорошо или плохо, а просто потому, что он есть. Поэтому Павел пишет о том, что, не разумея праведности Божией, усиливаясь поставить собственную праведность, то есть, стараясь исполнить Закон и стараясь как-то заслужить доверие Бога, люди не покорились праведности Божией. Бывает такое у современных христиан, когда люди говорят: если я что-то не дочитаю или где-то съем в постный день или что-то неправильно сделаю, то Господь изменит ко мне отношение. Это еще Ветхозаветная праведность, когда мы думаем, что от наших дел зависит, как Господь к нам относится.

Марина Борисова:

— Вычитаем правило.

Священник Константин Кокора:

— Вычитаем правило. Это самый первый пункт, с помощью которого мы думаем заслужить благоволение Божие. Поэтому эта фраза в послании апостола и вообще всё послание — это была революция для людей, которые это послание получили, которые услышали благовестие Христово, потому что таким образом устанавливаются какие-то совершенно новые отношения с Богом.

Марина Борисова:

— Но мне кажется, еще более революционно звучит, даже для нас, а может быть, именно для нас, завершение этого отрывка, где апостол говорит: «Ибо если устами твоими будешь исповедовать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься, потому что сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению». Всё, что мы себе представляем о благочестивой христианской жизни переворачивается полностью этими словами. То есть тебе достаточно иметь в сердце веру, исповедовать Иисуса Господом и верить, что Бог воскресил Его из мертвых, и ты спасешься. Это как раз совсем не то, что мы думаем, когда готовимся к исповеди.

Священник Константин Кокора:

— Безусловно. Проблема тех людей, это и наша проблема, потому что человек верующий остается примерно одним и тем же по отношению к Богу. Мы ищем средства Богообщения и часто уходим в крайности. Павел и говорит о вере, но конечно вере не без дел. Апостол Иаков пишет, что вера без дел мертва, и нам нужно между верой и делами почувствовать некую гармонию. Не просто верить, как говорит, например, Павел, но и исповедовать Иисуса Господом. Очень важно, за всеми делами Закона, за всем нашим исполнением правил, вычитыванием молитвословий, мы должны понимать и чувствовать, к кому мы обращаемся, является ли личность Иисуса именно нашим Богом. Поклоняемся ли мы Ему, служим ли мы Ему. У фарисеев и вообще людей Ветхого Завета была и такая проблема, они ставили Закон выше Самого Бога. Или отождествляли, по крайней мере, Закон и Бога. А Павел пишет, что цель нашего Богообщения не в Законе, а именно в Самом Господе.

Марина Борисова:

— Мне кажется, тут ключевое слово исповедовать. Здесь нет противоречия, вера без дел мертва, но исповедание это же не произнесение неких слов языком и губами. Мы же поминаем мучеников и исповедников. Исповедание может закончиться мученической смертью. Это совсем не просто произнесение неких формул.

Священник Константин Кокора:

— Да, это именно стиль жизни, я бы сказал, когда человек всей своей жизнью проповедует Воскресшего Спасителя. У святого праведного Иоанна Кронштадтского есть толкование на молитву Господню. И на слова «да святится Имя Твое» он говорит: как святить имя Божие? — Своими делами, своей жизнью, своими поступками, своими мыслями, своим бытием. Чтобы Имя Божие святилось в самих учениках Христа, в христианах. Поэтому, конечно, да, исповедание не только устами, но всей своей жизнью здесь подразумевается. Это такой краткий Символ Веры апостола Павла, верить в то, что Иисус есть Бог, и в то, что Бог воскрешает Иисуса из мертвых. Помните, в послании другом он пишет, что если Христос не воскрес из мертвых, то вера ваша тщетна и проповедь наша тщетна. То есть это некий фундамент. Если Христос воскресает, то всё остальное в совершенно другом свете предстает.

Марина Борисова:

— Обратимся теперь к отрывку из Евангелия от Матфея, из 8-й главы, стихи с 28-го и заканчивается этот отрывок в 9-й главе 1-м стихом. Я думаю, что большинство наших радиослушателей хорошо знают эту историю о том, как прибыв в страну Гергесинскую, Спаситель встретил двух бесноватых и по просьбе бесов, которые в этих бесноватых обитали, отправил их в большое стадо свиней. Это стадо бросилось с обрыва в воду, утонуло. Самое потрясающее, мне кажется, в этой истории это реакция жителей города. «Весь город вышел навстречу Иисусу». Думаешь, сейчас они закричат: осанна в вышних! «И увидев Его, просили, чтобы Он отошел от них». Только бы больше ничего такого с ними не делал, ладно уже, свиньи погибли, но чтобы больше ничего не случилось. Это потрясающе. Это настолько по-человечески, это настолько так, как у нас, что думаешь, написано ли это евангелистом или это писал какой-нибудь журналист вчера, чтобы опубликовать в сегодняшней газете.

Священник Константин Кокора:

— Вы абсолютно правы, потому что часто нам приходится выбирать между тем, чтобы остаться в своем мирке, где уютно, все благополучно, все идет размеренно и как бы нам хотелось, или когда мы открываем форточку и туда врывается в Пятидесятницу какой-то ветер. Вдруг все преображается, огонь сходит и мы понимаем, что жизнь больше никогда не будет такой, что Дух Святой ведет нас туда, куда мы подчас, может быть, никогда бы не пришли без Него. И реакция этих людей в каком-то смысле нам очень знакома и естественна. Нам бы не хотелось что-то терять в какой-то момент жизни, не хотелось бы чем-то жертвовать для того, чтобы измениться, покаяться, преобразиться. Этот выбор мы домысливаем здесь, нам не сказано здесь прямо, что они выбрали нормальную жизнь с хорошим обеспеченным провиантом, с этими хрюшками. Мы чувствуем, что здесь этот выбор состоялся. Но при этом Господь идет все равно проповедует туда. Это удивительно, что Он не отказывается от проповеди, не уходит, не рассказав им, что Он может сделать. Сегодня они сделали такой выбор, может быть, завтра этот выбор будет совершенно другим, и может быть, кто-то из этих людей поменяет свою точку зрения. Когда этот исцелившийся бесноватый хочет идти за Христом, Тот ему говорит, что ты оставайся здесь и расскажи, что сделал тебе Бог. И становится первым апостолом, такая очень быстрая метаморфоза. Сегодня его не могли сдержать люди, этот человек обладал огромной силой из-за того, что бесы управляли им, а завтра он уже апостол.

Марина Борисова:

— Напоминаю нашим радиослушателям, сегодня, как всегда по субботам, в эфире Радио ВЕРА программа «Седмица». С вами Марина Борисова и наш сегодняшний гость, клирик Крестовоздвиженского храма в Митине священник Константин Кокора. Мы, как всегда, говорим о смысле и особенностях богослужений наступающего воскресенья и предстоящей недели. На этой неделе нас ждет праздник святых Первоверховных апостолов Петра и Павла, 12 июля, день, которого мы так ждали в этом году. Целый месяц мы постились перед этим долгожданным праздником. Почему так важно сочетание этих двух апостолов. Сколько ни повторяешь, столько удивляешься. Понятно, что они совершенно разные, понятно, что в этом многие толкователи видят символ многообразной веры, многообразных форм выражения своего служения Христу. Но помимо этого чисто по-человечески там много того, что откликается для каждого своим каким-то примером. Лично для вас?

Священник Константин Кокора:

— Лично для меня это люди, которые, как вы правы, представляют разные стихии, разные, можно сказать, модусы бытия в Церкви. Но при этом они объединены общей целью и пламенеющей любовью ко Христу. Для меня еще очень знаков этот день, потому что святейший патриарх рукоположил меня в иереи именно в праздник Петра и Павла. Для меня эти апостолы представляют собой некий идеал христианской жизни, к которому надо стремиться. Потому что каждый из нас имеет это апостольское преемство и должен по идее быть тем человеком, который миссионерствует, который проповедует, который несет благую весть людям. Они очень разные, но они вместе. При этом у них были, как мы знаем из Писания, и конфликты и непонимания. При этом они близки тем, что они есть такие настоящие, как мы узнаем из Писания. Они люди, не сразу ставшие апостолами, которые совершали ошибки.

Марина Борисова:

— Ошибки не то слово. Один три раза подряд отрекся от собственного Господа, а другой вообще объявил, что это всё сектанты, с которыми нужно бороться изо всех сил.

Священник Константин Кокора:

— Это еще потрясающе в отношении Павла, что он не был среди двенадцати апостолов. Мы привыкли говорить об апостолах, как о свидетелях, о тех людях, которые вместе были со Христом, видели чудеса, слышали Его проповеди, были свидетелями Воскресения. А здесь Павел, который не присутствовал при этих событиях. Мне кажется, для каждого из нас это важное свидетельство того, что можно не быть с начала кем-то, верующим, христианином, а потом никогда не поздно им стать. Причем, превозмочь все обстоятельства и выйти вперед. Как Павел пишет, я больше всех потрудился на ниве Христовой. Может быть, не очень скромно звучит, но это действительно так. Или Петр, как вы правильно сказали, который бил себя в грудь и говорил, что если даже все отрекутся, я не отрекусь. Не мы ли это, которые говорят, мы самые настоящие христиане, мы православные и с нами Бог. В какой-то момент наступают какие-то искушения, и мы понимаем, что как-то нам не очень выгодно или боязно исповедовать Христа, и мы теряемся и Его можем предать.

Марина Борисова:

— С апостолом Павлом тоже не все так просто. Мы упускаем из вида, что не на пустом месте он присоединился к братству апостолов. Ведь был еще и апостол Варфоломей Нафанаил, с которым они вместе учились. Можно сказать, он почти за руку его туда привел и познакомил его с христианами уже по-настоящему.

Священник Константин Кокора:

— Да, здесь мне нравится, как апостолы друг с другом взаимодействуют. Какая-то община и когда мы говорим об этом взаимодействии, то всегда водительство Духа Святого. Павел, включаясь в эту когорту, в число огромного количества апостолов, предание у христиан постепенно узнает. И мы знаем с вами, что само обращение чудесное, о котором мы знаем из Деяний апостолов, тоже происходит каким-то парадоксальным образом. Почему именно он, он же был гонитель? Казалось бы, человек, наверное, уже не годный к апостольству. Почему все так резко меняется и этот человек из гонителей становится в число людей, которые исповедуют Господа, причем, до самой смерти он готов был это делать?

Марина Борисова:

— Отрывок из Второго послания апостола Павла к коринфянам, из 11-й главы, который читается за Божественной литургией в этот праздник, о том, как сам себе объясняет апостол Павел, что он такое есть. Начинается с того, что он говорит: «А если кто смеет хвалиться чем-нибудь, то скажу по неразумию, смею и я. Они евреи? и я. Израильтяне? и я. Семя Авраамово? и я. Христовы служители? в безумии говорю: я больше». Насколько живо это слово, это не дидактика, это живые эмоции живого человека, который говорит: если должно мне хвалиться, то буду хвалиться немощью моею. Просто представляешь себе, как сидит человек и говорит, как говорится, что наболело.

Священник Константин Кокора:

— Да, мне кажется, это очень человечно и удивительно, потому что говорит-то он как раз о том, на что могли большинство людей жаловаться. Почему же я? Почему мне столько достается? Он рассказывает, как его били, как его убивали, от него избавлялись. А он наоборот говорит о том, что это и есть свидетельства моего апостольства. Как он пишет в послании к Филиппийцам, он сидит в тюрьме и говорит: радуйтесь и паки реку радуйтесь. Человек сидит в тюрьме за Христа, можно было бы сказать: за что мне, Господи, почему именно я, почему все остальные не так? Действительно, вера, которая проявляется через дела, через поступки, через свидетельства любви к Богу в полной, можно сказать, мере. Поэтому он действительно занимает первоверховное место наряду с Петром из-за того, что столько претерпеть мог только самый настоящий верный ученик Господа.

Марина Борисова:

— Что касается апостола Петра, об этом говорит отрывок из Евангелия от Матфея из 16-й главы, который тоже будет читаться за Божественной литургией. Когда исповедовав: «Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты — Христос, Сын Бога Живаго» на вопрос Спасителя, за кого вы почитаете Меня. «И тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах; и Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах». И при этом этот человек отречется от Него, и всю жизнь будет помнить о своем отречении. Как Господь видит в нас то, чего в нас вроде бы и нет? Наверное, каждый из нас рано или поздно вспоминает фразу «суждены нам благие порывы, но свершить ничего не дано». И на этом благом порыве Господь делает галочку и говорит: нет, вот ты будешь таким. Ничего, что потом долго будешь считать, что совершить ничего не дано. Но это движение души, любовь, которую, да, человек может предать, но он к ней вернется потом. Он будет всю жизнь сожалеть, что он ее предал, будет стараться искупить это предательство. Во взаимоотношениях Спасителя с апостолами, мне кажется, мы все время забываем, что слово «любовь» ключевое, в обе стороны. Иначе ничего не понятно, иначе не понятно, почему Он к ним так относится, Он же видит их насквозь. Не понятно, почему они к Нему так относятся, Он для них совершенно какой-то терра инкогнито, непонятный человек, который то притчами говорит, то что-то непонятное палочкой на песке изображает. Вообще совершенно непонятное существо. При этом они годами за Ним ходят, взрослые мужчины, многие семейные, побросав свои занятия, свои семьи, ходят за Ним и как завороженные слушают, смотрят, пытаются что-то осознать, так ничего не понимая. До дня Пятидесятницы не понимая почти ничего. Взаимоотношения всех, и апостолов с Учителем и Учителя с апостолами, кроме как любовью, ничем объяснить невозможно. Так же как при взаимоотношениях мужчины и женщины. Смотришь на пару и думаешь, как это возможно, это никак невозможно совместить. А они не надышатся друг на друга. Это, я думаю, то, что мы часто забываем. Когда пытаемся для себя что-то понять в Евангелии, мы теряем какие-то ключевые вещи.

Священник Константин Кокора:

— Спасибо за такое сравнение. Мне кажется, оно очень точное. Недаром первая заповедь, о которой говорит Господь в Евангелии, это любить Бога. Не верить в Него, то есть не быть просто верующими, которые признают интеллектуально, что кто-то там есть, рассудочно. Это не просто исполнять Закон, как сейчас Павел пишет об этом. А именно любить Бога. Любить это значит, жить буквально этой Личностью. И любить друг друга. Когда митрополит Сурожский Антоний толкует место, помните, когда Господь видит одного из сборщиков податей Закхея, который залез на дерево, в Евангелии сказано, что посмотрел Иисус на него и увидел. Владыка обращает внимание на это слово «увидел». Он говорит: Он не просто его увидел, Он его выделил из толпы и увидел то, чего остальные не могли видеть. Он посмотрел вглубь, в сердце самое. Помните, как апостол Нафанаил сидит под смоковницей и Господь говорит: Я видел тебя, когда ты был еще под смоковницей. Мы не понимаем, что за загадочная фраза, какой-то диалог внутренний между Господом и этим человеком. Бог выделяет, видит то, что другие не видят, и может быть, даже сам человек в себе этого еще не замечает, но Господь уже нас узрел, уже нас увидел, уже полюбил заранее. Когда приходит человек в мир, он уже обличен какими-то талантами, каким-то призванием. Его души уже коснулась десница Божия. И поэтому если человек, как сейчас, в таком порыве начинает идти навстречу Господу... Все-таки Петр, как человек самый эмоциональный, помните, он идет по воде, все остальные, наверное, испугались и сказали, да как это вообще возможно, и вдруг он идет, и в какой-то момент падает, потому что вера его иссякла. И здесь он на эмоциях, на каком-то подъеме исповедуя Господа, Господь сразу это отмечает, Он сразу говорит, что я дам тебе ключи Царства, на твоей вере я созижду эту Церковь, на таком порыве, «верую, Господи, помоги моему неверию». Конечно, это не значит, что человек будет застрахован от ошибок. Бог знает, что каждый из нас человек слабый.

Марина Борисова:

— В эфире Радио ВЕРА программа «Седмица». С вами Марина Борисова и клирик Крестовоздвиженского храма в Митине священник Константин Кокора. Мы ненадолго прервемся. Вернемся к вам буквально через минуту. Не переключайтесь.

Марина Борисова:

— Еще раз здравствуйте, дорогие друзья. Продолжаем программу «Седмица», в которой мы каждую субботу говорим о смысле и особенностях богослужений наступающего воскресенья и предстоящей недели. У микрофона Марина Борисова и клирик Крестовоздвиженского храма в Митине священник Константин Кокора. К счастью, большие праздники у нас имеют продолжение, и обычно за двунадесятым праздником следует празднование тех персонажей, которые имеют к нему какое-то отношение. Так после празднования Первоверховным апостолам Петру и Павлу мы празднуем 13 июля собор 12-ти апостолов. Мне кажется, будет не лишним напомнить нашим радиослушателям имена этих апостолов, потому что как это не удивительно, вроде их всего 12, но войди в храм, попроси перечислить, я думаю, что для многих это будет затруднительно.

Священник Константин Кокора:

— Да, конечно, давайте напомним радиослушателям имена этих апостолов. Конечно, в первую очередь Петр и Андрей, Иаков и Иоанн, которого мы называем Богословом, написавший четвертое Евангелие и свои послания. Филипп, Варфоломей, Фома, Матфей, Иаков, Иуда Иаковлев или по-другому его звали Фаддей, Симон Зилот или по-другому Кананит и Матфий, избранный по жребию в число 12-ти апостолов вместо отпавшего Иуды Искариота.

Марина Борисова:

— Мне кажется, что помимо Первоверховных апостолов, о которых, в общем, я думаю, большинство из наших радиослушателей часто слышат и как-то, может быть, размышляют, личности многих других апостолов личных эмоций у многих не вызывают. А, между прочим, есть какие-то зацепки, которые эти личные ощущения, связанные с тем или иным апостолом, могут вызвать. Скажем, если взять читателей журнала «Фома», то у них наверняка может возникнуть особое отношение к апостолу Фоме, и это вполне естественно. Тем, кто родился во времена Советского Союза, или, может быть, предпринимал после этого какие-то путешествия в Абхазию, очень много может сказать апостол Симон Кананит. Поскольку вблизи Новоафонского монастыря есть в ущелье пещера, где по преданию, пребывая с проповедью на этих берегах, какое-то время жил апостол Симон Кананит. Мы во времена нашей церковной юности даже поднимались туда помолиться, были выгнаны оттуда милиционером, поскольку это были глубоко советские времена. В 6 часов утра приехали специально, чтобы никто нас не видел, ни туристы, которые жили тогда в Новоафонском монастыре, там была турбаза, ни какие-то блюстители порядка. В 6 часов утра мы прошли по ущелью, поднялись в пещеру, и только мы разложили акафисты, какие-то бумажные иконки и свечечки, тут же появился милиционер и сказал: проверка паспортного режима. Так что есть какие-то зацепки. Интересно, какие у вас есть личные зацепки по отношению к тем или иным апостолам из 12-ти.

Священник Константин Кокора:

— Помимо того, что я сказал о дате моего рукоположения, мой сын назван в честь апостола Филиппа. И конечно, эта связь, которая ощущается между ним, его именем и апостолом, тоже присутствует в моей жизни, потому что никогда бы я раньше не подумал, что сына мы так назовем, имя редкое. Вы правы в том, что читатели журнала «Фома» сразу вспоминают о Фоме, но я бы сказал, что сейчас часто и детей так называют. И конечно, евангельское повествование о том, как он не поверил, тоже очень знакомо нашим слушателям, потому что часто это Евангелие звучит в стенах храма. Помимо этих апостолов для меня очень знаковая фигура — апостол Нафанаил, к которому обращается Господь, и эта удивительная история, когда он тоже исповедует Его Богом после того, как Он увидел его под смоковницей. Остальные, вы правы, не настолько у меня откликаются, потому что о них гораздо меньше известно, фигурируют они в Евангелии реже. Но при этом ценны не только сведения об этих апостолах, сколько сам апостольский дух. Когда мы с вами покинем этот мир, мы обязательно, я думаю, захотим встретиться со всеми теми людьми, которые проповедовали Евангелие, которые стали святыми и достигли Царства Божия. И тогда мы, наверное, сможем лицом к лицу встретить апостолов, узнать, может быть, о чем-то спросить.

Марина Борисова:

— Поскольку мы только что вспоминали апостола Петра и апостола Павла, было бы закономерно еще вспомнить апостола Иакова, брата Господня. Ведь это он был главой первой христианской общины в Иерусалиме. Причем поразительная история, его все считали цадиком, его все считали праведником ветхозаветным. Праведные иудеи никаким образом против него не восставали. Чем закончилось? Тем, что его с крыши буквально скинули. То есть, есть какая-то удивительная тайна в жизненных путях апостолов. Они очень разные и нам кажется, что они написали программу, собрались на такое совещание, написали программу, кто куда идет проповедовать, и отправились, с поправками на местные особенности. На самом деле это все происходило... Как потом и с равноапостольными князьями и женами равноапостольными, когда речь шла о проповеди, к проповеди их вынуждали обстоятельства. Это вообще очень по жизненному и очень соотносится с нашим восприятием в нашей собственной жизни. Очень многие вещи мы делаем потому, что нас к этому принуждают обстоятельства. Нам главное просто понять, к чему они нас принуждают, всегда можно истолковать по-разному. Но если их сверхзадачей было проповедовать имя Христово, то тогда в эту сверхзадачу укладывались обстоятельства. Раз тебя выгнали из одного города, я пойду в другой. Но можем ли мы в этом подражать им, и как нам научиться им подражать?

Священник Константин Кокора:

— Вопрос сложный. Если с этой отточки зрения смотреть на апостольское преемство, получается, что законными наследниками их дела являются миссионеры. Люди, которых мы называем, которых мы перечислили, не сидели на месте, как вы правильно заметили, Дух Святой всегда их куда-то посылал. Если в Деяниях апостолов смотреть, главные действующие лица были, как мы говорим, апостолы Петр и Павел. На самом деле нет. На самом деле это Дух Святой. Дух Святой обращается к Церкви, к тому ил иному апостолу, кого-то просит пойти туда или туда. Поэтому если человек начинает руководствоваться Духом Святым, то обстоятельства складываются так, что он может поменять место жительства, он может вдруг понять, что он находится в противоречии со своими ближними, что он вынужден от чего-то отказаться ради проповеди Христа. Здесь, конечно, нужны и мужество, и готовность, которая была у апостолов. Мы с вами читаем, как иносказания далекого прошлого, они куда-то пошли, кому проповедовали. Фома в Индию, еще кто-то в другое место, а это же было сопряжено с огромными опасностями.

Марина Борисова:

— Почему, мы можем понять на примере более близком к нам исторически. Возьмите хотя бы жизнеописание апостола Сибири и Аляски святителя Иннокентия Московского. Человек, от которого осталось не просто житие, от которого осталось вполне документированное описание жизни. Этот человек снялся целой семье с детьми, чадами и домочадцами и добирался до места своего первого миссионерского служения год. Представить себе, с маленьким ребенком по каким-то лесам, сугробам, Бог знает, какие еще опасности могли подстерегать по дороге. Человек ничтоже сумняшеся всем семейством снялся и поехал, не знамо куда, на край света, где вообще никто не бывал, каким-то индейцам проповедовать неизвестно на каком языке слово Божие.

Священник Константин Кокора:

— Так я об этом и говорю. Когда читаешь об этом, удивляешься и поражаешься. А когда тебя это коснется, как ты будешь на это реагировать? В конце концов, мы можем не так далеко, но быть заброшены куда-нибудь. Господь куда-то нас все равно пошлет, буквально поведет нас Дух Святой. Эта апостольская закваска и огонь, который сошел на Пятидесятницу, по идее должен и нас каким-то образом касаться. Все мы царское священство, избранные, народ Божий, как пишет об этом апостол Петр, поэтому мы в этом можем им подражать, хотя бы немного, хотя бы в чем-то, хотя бы просто в проповеди тем людям, которые находятся вокруг нас. Когда к отцу Александру Меню подошел один из его учеников и попросил благословить его отправиться куда-то далеко, в Китай проповедовать. Он говорит: не нужно в Китай, ты просто выйди и нашим с тобой соотечественникам начни говорить о Евангелии.

Марина Борисова:

— Это почти апостольский подвиг в те времена.

Священник Константин Кокора:

— В те времена, да.

Марина Борисова:

— Я думаю, мало кто из наших радиослушателей представляет себе разницу между советскими интеллигентами 70-80-х годов и этой интеллигентской советской средой 60-х годов. Поскольку я росла в это время и ходила в школу, могу сказать, что нас воспитывали не просто в атеистическом духе, в нас воспитывали отношение к верующим, к церкви и ко всему, что связано с христианством, в некой брезгливости. Это были какие-то дикие люди, какие-то темные, не совсем психически здоровые, и вообще от них надо держаться подальше. Это было общее настроение прогрессивного советского общества 60-х годов. В 70-е годы появился интерес, стало интересно, что там за этой занавеской, куда не пускают. По крайней мере, на уровне «любопытно узнать», люди стали стараться туда проникнуть. А в 60-е годы было совсем не так, и отец Александр начинал проповедовать именно в той среде, которая была настроена крайне отрицательно. Есть разница между миссионерством и апостольством. Мы как-то все время упускаем, у нас есть в церкви миссионерские отделы, у нас есть штатные миссионеры в приходах, но это не апостолы, апостольство это что-то другое. Это, как Иннокентий Московский, поехать на эти дикие острова и несколько лет учить индейцев дома из дерева строить и сооружать необходимые орудия для обихода и быта. И по ходу изучать их язык, чтобы потом на их языке объяснить, что написано в Евангелии. Это совсем другое.

Священник Константин Кокора:

— Вопрос в условиях, которые есть у человека конкретно? Что он уезжает и полностью погружается в ту среду, в которой он проповедует?

Марина Борисова:

— Ну почему? Если человек в Советском Союзе в 60-е годы, как отец Александр, проповедует, он никуда не уезжал, он наоборот был здесь, в этой самой среде. Среда может быть такая, что она приравняет вас к первопроходцам какого-нибудь африканского племени, и может быть даже более жестокой к вам. Разница, мне кажется, в том, что апостол не просто проповедует, он живет так, он просто другой человек. Если бы тот же Иннокентий Московский не жил Евангелием, то вряд ли такое количество людей за его жизнь, общаясь с ним, уверовали бы в Бога. Просто приняли бы к сведению, считали бы, вот хороший человек, он помог в жизни. Но полностью перелопатить всю свою жизнь и намного поколений вперед, это нужно что-то другое, другое общение с Христом, другое качество, когда ты транслируешь буквально не слова, а Дух Христов. А для этого самому нужно пропитаться этим. Это совсем другое.

Священник Константин Кокора:

— Да. Но не будем отказывать миссионерам в этом духе, потому что каждый апостол миссионер, но не каждый миссионер апостол, как и всегда. Проповедь начиналась и у самих апостолов внутри страны, где они находились. Они тоже постепенно начинали все это делать, и только после схождения Духа Святого их проповедь и масштабы этой проповеди очень увеличиваются. Кстати, говоря об апостолах, мне очень также близок, конечно, Иоанн Богослов с его четвертым Евангелием, совершенно непохожим на первые три, с его посланиями, в которых он говорит о Христе, и с его вдохновением, с которым написаны его творения. Он действительно как-то близок к нам, и по преданию это единственный из апостолов, который закончил свою жизнь мирно, все остальные отдали свои жизни. Этот тоже один пунктик. Эти люди не просто проповедовали, потом вернулись куда-то и мирно где-то отдыхали после тяжких трудов многолетних. А когда они шли ради этой вести до самого конца, вплоть до мученической смерти, мученик, мартирос — свидетель того, что Царство Божие пришло на эту землю.

Марина Борисова:

— Напоминаю нашим радиослушателям, в эфире Радио ВЕРА программа «Седмица», в которой мы каждую субботу говорим о смысле и особенностях богослужений наступающего воскресенья и предстоящей недели. С вами Марина Борисова и клирик Крестовоздвиженского храма в Митине священник Константин Кокора. На этой неделе у нас будет еще один праздник, может быть, менее «громкий», но очень любимый Русской Православной Церковью. Это день 15 июля, Положение Честной Ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне или Ризоположение. По количеству церквей, которые были построены в честь этого праздника, можно судить насколько пришлось русскому православному сердцу празднование удивительное, так же как Покров Пресвятой Богородицы. Почему? Потому что исторически этот праздник был учрежден в Константинополе во славу того, что Риза Пресвятой Богородицы была при нападении непонятных людей, которыми мы сейчас являемся, обнесена с молитвой Крестным ходом вдоль крепостных стен, чем Константинополь и спасся от орд русских варваров. Почему русским варваром это так пришлось по душе, понять совершенно невозможно, но факт остается фактом. Положение Ризы Пресвятой Богородицы, потом туда же в этот ковчег был помещен и Омофор. Но так уж получилось исторически, что остались только частицы от этих святынь, одна частица которых есть в Москве, которая чудом сохранилась, из ризницы Успенского собора Московского кремля, пройдя все большевистские гонения.

Священник Константин Кокора:

— Почитание Божией Матери в нашей стране имеет какую-то особую значимость. И все, что связано с жизнью Богородицы, каким-то особым образом отмечается именно русскими людьми. Вы сказали об этой парадоксальности, что началось все во многом из-за того, что наши предки вели себя не так хорошо, не по-христиански, как бы нам хотелось. Но при этом сильно чувствуется разница между тем, что было и что стало. И человек, который как апостол Павел, о котором мы сегодня говорили, гнавший Христа, потом очень контрастно может перейти в совершенно другую ипостась и вернуться в христианское свое призвание.

Марина Борисова:

— Что касается реликвий, связанных с Матерью Божией, ее почитаемых икон, которых тоже множество в Русской Православной Церкви, вообще отношение к Матери Божией. У католиков тоже очень трепетное отношение к Пресвятой Деве. Но в чем разница? Почему для нас все-таки Богородица?

Священник Константин Кокора:

— Я думаю, что в первую очередь нужно сказать, что нет отдельного учения о Богородице в Православной Церкви. Это удивительно. При всем таком многообразном почитании именно догматика, православное богословие не выделяет отдельно мариологию, это часть христологии. То есть мы почитаем Божию Матерь именно в связи с тем, что Она стала Вместилищем Слова Божьего. И, конечно, по преимуществу наше почитание Богородицы из-за того, что если по-человечески говоря, мы чтим сына, то, конечно, мы говорим и о родителях. Конечно, мы в первую очередь думаем и о матери. Некое женское начало, о котором говорили философы, богословы, тоже как-то присуще нашей земле. У нас все-таки есть культ матери, у нас есть преклонение именно перед женщиной. Поэтому само почитание Богородицы удобно и логично легло на наше русское богословие. У католиков есть почитание Богородицы, оно действительно отличается, как и во многом богословие католической церкви претерпело изменение после ряда событий, ряда Соборов. Оно немного другое, но при этом Пресвятая Дева Мария остается «Честнейшей Херувим и славнейшей без сравнения Серафим». В этом смысле, мы в начале программы говорили о Ветхом Завете, Богородица еще ветхозаветный Человек, но при этом Плод святости, Который Она принесла, превосходит все мыслимые пределы и все человеческие возможности. Господь вне времени, Он Тот, Кто может из любого человека сделать Себе сосуд Божий, поэтому на Рождество Христово, один из величайших святых Западной Церкви блаженный Августин, еще не разделенной Церкви, говорил о том, что в каком-то смысле каждый из нас должен быть Богородицей. Зачать Христа верой и породить Его делами. Даже в этом мы можем уподобляться Ей, хотя мы об этом редко говорим. Мы говорим о подражании Христу, о подражании апостолам, но святые говорят о том, что и Богородице тоже нужно подражать в своих делах и в своей вере.

Марина Борисова:

— Это очень высокая планка, иногда даже страшно об этом думать. Но наш церковный календарь дает нам другие примеры, где можно попробовать чему-то научиться и что-то воспроизвести в своей жизни. 14 июля Церковь вспоминает святых бессребреников Косму и Дамиана. Это удивительный случай в церковной истории, три пары бессребреников-врачей, приблизительно в одно и то же историческое время были отмечены Церковью как святые бессребреники. Все три пары Космы и Дамианы, просто они немножко разошлись по времени и по истории их жизни и их служения. Что касается Космы и Дамиана, которых мы будем вспоминать 14 июля, то это римские врачи, которые мало того, что были профессиональны в своем лекарском искусстве, плюс они безвозмездно лечили, но в их истории, в истории их мученичества важен их финал. Вообще-то их спасли от попыток их схватить и утащить в темницу их благодарные вылеченные ими люди, и они избежали первого ареста. Но когда они узнали, что человека, который их предупредил, вместо них забрали в темницу, они вернулись сами. И дальше уже было добровольное мученичество. Удивительные совершенно истории, которые много раз, пускай в других исторических условиях, повторялись. И вообще, что касается врачей-бессребреников, наша история преизобилует до буквально последних времен. Я уже не говорю о той истории, которую нам подарил доктор Гааз, которого, несмотря на то, что он был католиком, православная Москва признала святым доктором. Тоже своего рода бессребреничество, потому что первую половину жизни он делал карьеру и приобретал обширную богатую практику, а потом абсолютно все деньги потратил не только на больных, а на больных заключенных, на борьбу с бюрократической русской машиной, чтобы хоть как-то облегчить их участь в темнице и на перегонах, этапах. Он много лет боролся, чтобы бюрократическая машина согласилась не приковывать этапируемых заключенных к металлическому пруту. Представьте себе, они идут пешком, мало того, что они в кандалах, да еще, чтобы они не разбегались, их приковывали к металлическому пруту. А если это зимой? Это представить себе страшно, что за муки переживали люди, которые приваривались к этому железу. Этот немец, достаточно богатый и безбедно существовавший, когда попал в благотворительный комитет по надзору над тюрьмами, его перевернуло на 180 градусов. Он умер нищим, потому что все, что он нажил за первую половину жизни, израсходовал на то, чтобы хоть как-то облегчить участь этих больных заключенных.

Священник Константин Кокора:

— Вообще история врачей, которые делали это безмездно, помимо Космы и Дамиана, Кир и Иоанн, Пантелеимон, Ермолай, многие другие, это история того, насколько разно может быть призвание человека в своей конкретной профессии. Мы говорим об учителях, о священниках, о врачах, которые могут стать святыми, просто по-христиански исполняя свое служение, потому что это именно служение. И здесь можно этому каким-то образом подражать, может быть, даже легче подражать, но при этом это требует своего мужества, своего желания и своей огромной веры, чтобы так прожить свою жизнь.

Марина Борисова:

— Спасибо огромное за эту беседу. Вы слушали программу «Седмица». С вами были Марина Борисова и клирик Крестовоздвиженского храма в Митине священник Константин Кокора. Слушайте нас каждую субботу. До свиданья.


Все выпуски программы Светлый вечер

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
****
Другие программы
Закладка Павла Крючкова
Закладка Павла Крючкова
Заместитель главного редактора журнала «Новый мир» Павел Крючков представляет свои неформальные размышления о знаковых творениях в современной литературе. В программе звучат уникальные записи — редкие голоса авторов.
Чтение дня
Чтение дня
Беседы о Вере
Беседы о Вере
Митрополит Будапештский и Венгерский Иларион – современный богослов, мыслитель и композитор. В программе «Беседы о вере» он рассказывает о ключевых понятиях христианства, рассуждает о добре и зле, о предназначении человека. Круг вопросов, обсуждаемых в программе, очень широк – от сотворения мира, до отношений с коллегами по работе.
Стихи
Стихи
Звучат избранные стихотворения поэтов 19 – начала 20 веков о любви и дружбе, о временах года и праздниках, о лирическом настроении и о духовной жизни, о молитве, о городской жизни и сельском уединении.

Также рекомендуем