Василий Никифоров-Волгин «Дорожный посох»

Василий Никифоров-Волгин «Дорожный посох»
Поделиться
Пустынник

Нестеров Михаил Васильевич. “Пустынник”. 1888–1889

«В кануны Страстной седмицы я обходил избы своей паствы. Никогда этого не делал. Ныне что–то особенно стал тревожиться за человеческую душу. К чему–то ее приуготовить хочется, укрепить. Все кажется, что великим соблазнам она будет подвергнута.

Одинок русский человек, очень одинок! Утешитель ему нужен. В России обязательно должны быть монастыри и старцы–печальники… Без них некуда деваться беспокойной душе нашей!.. Не от одиночества ли нашего и все скорби, и туга душевная, и надрыв, и грех?..»

Это был фрагмент повести «Дорожный посох», последней, опубликованной в 1938 году, прижизненной книги писателя Василия Никифорова-Волгина.

Читал народный артист России – Георгий Корольчук, не раз воплощавший в нашем искусстве, в частности, в кинематографе, образы духовных лиц. Вспомним его гениального дьякона в «Плохом хорошем человеке» Иосифа Хейфица (по чеховской «Дуэли») или иконописца Сафония в сериале Николая Досталя «Раскол».

Повествование в повести ведётся от лица простого деревенского священника – отца Афанасия. Действие же происходит внутри той бесчеловечной смуты, которую потом назовут великой социалистической революцией, и которая, по сути своей – понятной душе мыслящего православного человека – явилась ничем иным, как попущением Господа за грехи людские и отступничество от Бога.

В первой части «Дорожного посоха» гроза ещё только собирается. Читателя ещё ждут страшные сцены надругательств новой власти над верой и церковью, мы узнаем о мучительных испытаниях героя, который чудом уцелел в гражданской войне и пошёл с подвигом исповедничества по долгим русским дорогам.

Самому же писателю после выхода повести оставалось жить всего три года.

Перебравшийся в конце 1930-х из родовой Нарвы в Таллинн и давно ставший известным писателем русского Зарубежья, Василий Никифоров-Волгин встретил приход советской власти в Эстонию сторожем на заводе. Сорокалетнего литератора арестовали и отправили в Вятку, где он был расстрелян зимой 1941 года.

Схватили его весной, в мае, когда ещё цвели яблони.

Я вспоминаю его редкую фотографию – с книгой в руках. Рядом с ним – десятилетний мальчик Алёша Ридигер, воспитанник писателя, будущий Святейший Патриарх Алексий II…

«…Кто-то очень хорошо сравнил двенадцать месяцев года с двенадцатью учениками Христа. Май месяц – это Иоанн Богослов, апостол любви, любимый Христов ученик.

Я сижу на солнышке и листаю псалмы Давида. На мое плечо и на страницы книги падают лепестки яблонь. И так кстати открылись мне слова псалмопевца о солнце:

“Небеса поведуют славу Божию, и о делах рук Его возвещает твердь… Он поставил в них жилище солнцу… от края небес исход его, и шествие его до края их, и ничто не укрыто от теплоты Его”.

От этих слов или от вешней красоты я не мог не перекреститься и не воскликнуть:

– Господи! Да приидет Царствие Твое! Вот бы скорбь людскую изжить! Радость на земле насадить! Жития безмятежного достигнуть!»

Перечитывая повесть, мне всё хотелось остановиться именно на этих словах, и не читать дальше. Но останавливаться нельзя, ведь надо же и нам пройти весь крестный путь с отцом Афанасием до конца и выйти на долгие дороги Отечества.

…Знаете, друзья, если бы меня спросили: а возможно ли – на малом пространстве художественного текста – открыть, показать, воскресить – ту самую поруганную, но и несломленную Россию, – то сегодня я подумал бы именно о «Дорожном посохе».

О книге писателя и псаломщика Никифорова-Волгина, раба Божьего Василия.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (11 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...