Светлый вечер с Аленой Новгородовой (03.08.2015)

Светлый вечер - Алена Новгородова (эф. 03.08.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Алена Новгородова (эф. 03.08.2015) - Часть 2
Поделиться

Новгородова АленаУ нас в гостях была директор Фонда сохранения и развития научного, общественного и литературного наследия Академика Углова – Алена Новгородова.
С Аленой Викторовной мы говорили о деятельности Фонда, о личности академика Федора Григорьевича Углова – ученого, хирурга, оперировавшего до 100 лет, о его наследии и жизненных принципах.

В гостях: Алена Новгородова

Л. Горская

— Добрый вечер, дорогие радиослушатели, в эфире программа «Светлый вечер». С вами в студии Лиза Горская. У нас в гостях Алёна Новгородова — директор Фонда академика Углова. Давайте, Алёна, лучше вы расскажите, чем занимается ваш удивительный Фонд. Потому что я, когда готовилась к программе и изучала деятельность самого Фонда, а главное, наследие академика Углова, я была потрясена — настолько всего нового и необычного, масштабного мне открылось!

А. Новгородова

— Добрый вечер, Елизавета, добрый вечер, уважаемые радиослушатели!

Наше досье:

Алёна Новгородова. Окончила Московский авиационный институт, Финансовую академию при правительстве Российской Федерации и Санкт-Петербургский педагогический университет постдипломного образования. Много лет работала в банковской сфере, кандидат экономических наук, докторант Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, председатель Совета директоров Научно-производственного центра медицинских биотехнологий, директор Фонда сохранения и развития научного, общественного и литературного наследия академика Углова. Замужем, двое детей.

А. Новгородова

— Фёдор Григорьевич Углов — очень знаменательное имя не только в советской, российской истории, но и в международной. Фёдор Григорьевич Углов, родившись ещё в царской Империи 5октября 1904 года, прожил почти 104 года. Он почил 22 июня 2008 года. Это настоящий патриот земли Русской. Он был врач, хирург, академик, которому аплодировали в операционных мировые светилы кардиохирургии.

Л. Горская

— Что, прямо буквально аплодировали?

А. Новгородова

— Буквально аплодировали! Будет интересно, расскажу про первый случай. Поэтому, когда Фёдор Григорьевич почил — тоже довольно важная дата: 22 июня — не правда ли?

Л. Горская

— Я подчеркну, что он прожил почти 104 года!

А. Новгородова

— Точно! И вот, когда он почил, буквально через год, встретившись на его могиле, — он похоронен на Никольском кладбище в Александро-Невской лавре города Санкт-Петербург — мы, мы — это родственники, я — его внучка по первой супруге Вере Михайловне Трофимовой-Угловой, — врачи Первого мединститута, где он отработал более 40 лет, единомышленники по его борьбе за народную трезвость 80-х годов… Помните 80-е годы, горбачёвский полусухой закон? Мы решили, что это имя не просто должно куда-то уйти и кануть в Лету, но не просто должно существовать в веках, если мы решим сделать общественную организацию, оно должно быть неким таким, ну, скорее, нравственным катализатором для людей труда, врачей и вообще для тех, для кого труд — это конечно же ценность. Вот его 12 жизненных принципов, которые все знают очень хорошо…

Л. Горская

— Я не уверена, что все знают очень хорошо!

А. Новгородова

— Сейчас зачитаем! И вот тогда родился в 2009 году Фонд. И не с точки зрения пафоса, а чтобы отразить то, чем занимается Фонд, мы его назвали Фонд сохранения и развития научного, литературного и общественного наследия академика Углова. Академик, — это прямо американская мечта в действии — родившись в семье, где шестеро детей, папа перегонял пароходы с лесом гружённым по реке Лена.

Л. Горская

— Иркутская область.

А. Новгородова

— Да-да-да! Мама — неграмотная крестьянка. И вот с детства у Феди привилось чувство времени. Они не говорили в семье: «Сходи, сделай», а: «Федя, сбегай!» И вот эта скорость и умение время ценить, контролировать у него прямо с молодых ногтей. И вот когда от Иркутской области до всемирно известного академика, которым гордятся — вот это вот путь, пройденный за 104 года, нам показался очень важным, чтобы на него ориентироваться нашим современникам. Почему научно, литературного и общественного? Потому что Фёдор Григорьевич, будучи блестящим врачом-хирургом, он после себя оставил большую научную школу: 79 кандидатов медицинских наук и 20 докторов медицинских наук — это уже своя научная школа.

Л. Горская

— Какая область хирургии?

А. Новгородова

— Вы знаете, он — общий хирург. То есть, начиная, когда он в глубинке оперировал, он делал все операции. Скажем, в его одной из самых… но это, вообще, первая книга, она же одна из главных книг – «Сердце хирурга» 1974 год. В ней описана ситуация, когда медведь снял… ну, он же так сзади подбирается, фактически такая трепанация черепа произошла, и он работал скорее, как нейрохирург, соединяя вот эти нервные окончания в мозге. Ну и собственно, как врач общей квалификации, он в организме проводил любые операции вообще. Он известен как кардиохирург, потому что у него операций на сердце, а потом, после войны, когда пошли первые опыты, операций на открытом сердце, у него больше, чем у сердечника Бакулева, например. Дальше он в Питерском Первом меде возглавил Институт пульмонологии. Он защищал свою докторскую, она тоже известна во всём мире, называется «Резекция лёгких», и он стал больше лёгочником, и отрабатывал техники сначала в анатомических театрах, и техники его признаны для того времени уникальными. Сегодня, смею надеяться, что его ученики-последователи развивают дальше и кардиохирургию, и лёгочную хирургию, и онкологию. Мы знаем очень многих его учеников, это действительно гигантская школа. Поэтому научное наследие включает в себя… Его, кстати, благословил один из первых его учителе в хирургии — академик Николай Николаевич Петров, которого он очень любил, ценил и уважал. Академик Петров ему передал не просто любовь к хирургии, как к профессии, а крайне нравственное отношение просто к человеку, как человеку. И он его фактически благословил: «Батенька, опишите свой опыт в регионе! Такого быть не может!» И эта работа — первая его работа, как действующего врача, но который написал свою такую научную публикацию первую, — вызвала широчайший резонанс в Ленинграде: «Да быть такого не может! Невозможно такие операции…»

Л. Горская

— Что в глубинке такие операции?

А. Новгородова

— Да. И ему пришлось защищаться, доказывать, что всё это правда. Но он был вообще человеком очень скрупулёзным. И он детально описывал не просто ход операции. Недосыпал, недоедал, у него семья. Вот с Верой Михайловной Угловой у них было трое детей — три девочки. Но, отнимая время, в том числе и у семьи, он писал, понимая, что если он не будет описывать ход этих операций, то, как у каждого хирурга есть своё кладбище, то этих смертей будет ещё больше. Поэтому это очень нравственно — передавать опыт, чем он и занимался. Более того, довольно скудную свою зарплату, считай, земского врача, он тратил на выписывание иностранной литературы. И выучив язык, практически по транскрипции, он читал, куда уходит мировая хирургия, всё более и более занимаясь самообразованием. Поэтому мне видится, что каждый, особенно мужчина, который что-то умеет делать и он гуру в своей профессии, должен сразу, как только он становится этим мастером, передавать будущим поколениям своё мастерство. Поэтому Углов, приучившись вот с этой самой первой публикации вкладываться, отдавать то, что может делать сам, и писал, издавал свои работы, монографии и так далее, он в том числе, к этому приучал своих учеников. И то, что сегодня большое количество его учеников продолжают жить, как им завещал их учитель, это очень важно!

Л. Горская

— А кто, например?

А. Новгородова

— В Питере это, конечно, весь Первый мединститут. Его возглавляет прекрасный человек, врач Сергей Фёдорович Багненко — ректор Первого мединститута. Он афганец, он доктор медицинских наук, закончивший Военно-медицинскую академию, он член Объединённого народного фронта. И в сегодняшнем Первом мединституте — это не просто институт, где студенты ходят на лекции, приобретают практику, это крупнейшее лечебное учреждение, крупнейшее научное учреждение. Причём этот институт был основан в 1898 году, как первый в мире женский хирургический институт. Это было благословлено самим Николаем Ивановичем Пироговым.

Л. Горская

— Я считала, что хирург — это скорее мужская профессия.

А. Новгородова

— Я тоже так считала, но когда женщин благословил на эту деятельность Пирогов, то, конечно, старейшее, очень известное лечебное, научное, практическое медучреждение Первый мединститут — это, я считаю, один из лучших, как вузов, так и, собственно, практических баз в стране. Это, конечно, Военно-медицинская академия, и мне сегодня приятно, надеюсь, хватит времени подробнее поговорить о сотрудничестве Фонда, как общественной организации, и военно-медицинского музея. Искренне считаю, что одного из лучших музеев мира. В Москве я лично знаю нескольких врачей-онкологов, которые лично у Фёдора Григорьевича стажировались, помогали ему делать операции. Это и Онкологический центр имени Герцена, это на Каширке Институт онкологии. Это врачи онкологи.

Л. Горская

— А в Иркутске?

А. Новгородова

— В Иркутске с Фёдором Григорьевичем была такая история. Он, поступив в этот институт, причём его отец, когда выслушал, что мальчик хочет стать врачом, а к Феде это пришло по двум случаям. Первый, когда ребята играли, мальчишки лазили по деревьям, и один вдруг сорвался и фактически повис на суке. Мальчик должен был погибнуть, но врач-хирург взялся его оперировать. И они, встав на цыпочки, смотрели через окно за ходом операции. Друг остался жив. И тогда Федя решил, что хочет стать врачом, потому что хочет спасать человеческие жизни. Второй случай описан в книге «Сердце хирурга»: что, читая такую литературу… на самом деле, я-то уверена, что его неграмотная мама, пока отец работал, шестерым детям, конечно, рассказывала евангельские притчи, конечно, она рассказывала им жития святых. Но в книге «Сердце хирурга», которая вышла в издательстве «Молодая гвардия» в 1974 году не очень можно было употреблять слова «Евангелие», «жития святых»…

Л. Горская

— Просто нельзя.

А. Новгородова

— Конечно! Поэтому в этой книге написано, что вечерами они читали книги — мама своим детям, хотя мама была неграмотная. И один из сюжетов очень потряс маленького Федю — не помню французского автора — когда сыну француженки понадобилась операция, очень как-то непотребно повёл себя врач: так как денег у неё не было, а на кону стояла жизнь сына, он предложил фактически ему отдаться. И вот эти терзания женщины — что делать, денег у неё нет, но врач ей поставил такие условия — очень сильно потрясли мальчиковую душу. И когда он твёрдо решил, что он будет врачом, он решил, что он будет нравственным врачом. И вот такие случаи никогда не могут повториться, потому что они не могут повториться. Вот это вот то, что было в его детстве. Так вот, возвращаясь в Иркутск: когда он отцу объявил, что он будет врачом, отец сказал: «Ну, что ж, Федя, благословляю, но максимум, чем могу помочь — билет на теплоход по реке Лена в одну сторону. Остальное сам, сам, сам!» Что произошло? В Иркутском мединституте, в который он поступил, он познакомился с умницей, красавицей, отличницей Верочкой. И на втором курсе они поженились. Потом Фёдор Григорьевич заболел, и заканчивали они в Саратове мединститут. И оттуда были распределены…

Л. Горская

— Какая связь между болезнью и переездом в Саратов, извините?

А. Новгородова

— Он заболел, у него был тиф, он мог там умереть, и она его спасала.

Л. Горская

— Просто она его в другую климатическую зону увезла?

А. Новгородова

— Климат в Саратове намного лучше и спокойнее, чем в Иркутске, в Иркутской области, поэтому они переехали жить туда. Поэтому врачи Иркутска, там тоже замечательный мединститут, отлично знают и помнят имя Фёдора Григорьевича. У нас есть интервью. Более того, нам Иркутск чем важен? Вот воспользуюсь вашим эфиром, чтобы в очередной раз поблагодарить Российские железные дороги и лично президента Владимира Ивановича Якунина, и вице-президента Олега Юрьевича Атькова, который курирует железнодорожную медицину, потому что несколько лет назад они запустили на Восточно-Сибирской железной дороге лечебно-диагностический поезд «Академик Фёдор Углов». Этот поезд сегодня, доходя до самых дальних уголков Восточно-Сибирской железной дороги, приходит, и бабушки выстраиваются в очередь.

Л. Горская

— Только ли бабушки?

А. Новгородова

— Бабушки очередь занимают и прям никого не пускают! Потому что там разные врачи-специалисты.

Л. Горская

— Наши бабушки самые здоровые — если они заняли очередь, то никто не прорвётся!

А. Новгородова

— Да, это точно! Но это чуть ли не единственная поликлиника на колёсах на большое количество километров. Поэтому поезда ждут прямо: «Осанна! Идёт!» Поэтому академик Фёдор Углов, уже как поезд, спасает жизни каждый день. Вот это Иркутск. У нас, как продолжение географии, конечно, Саратов, дальше это Казань, ну, и вся наша большая страна. Возвращаясь ещё к названию Фонда, помимо научного наследию академика Углова, общественной деятельностью он начал очень активно заниматься как раз в 80-е годы. И его лекция «Алкоголь и мозг» произвела эффект разорвавшейся бомбы. Её начали на магнитофоны переписывать. Приехали из Новосибирска учёные, нашли его в Ленинграде, пригласили к себе, так зародилось пятое трезвенническое движение. И дальше вместе с доктором биологических наук — это Институт мозга — замечательным Шучко Геннадием Андреевичем академик Углов начал разрабатывать концепцию. Потому что они пришли в ужас — в то время страна пила 10,8 литра чистого спирта на человека в год. Так считается: все напитки переводятся к единой единице измерения, неважно — вино, пиво, водка, виски и так далее, они переводятся в единую систему, в зависимости от количества этилового спирта. И как одна единица измеряется масштаб пития, в расчёте на всё население.

Л. Горская

— Масштаб алкогольного опьянения.

А. Новгородова

— Да. Когда началась эта активная антиалкогольная кампания, которую пришедший Генеральный секретарь Горбачёв подписал 16 мая 1985 года — Постановление Совета Министров. И началось то, что мы называем «Полусухим законом». За это время было спасено более 500 тысяч жизней. Поэтому поколение 80-х годов — это самое многочисленное и самое здоровое. Но, к сожалению, оно последнее здоровое поколение в нашей стране.

Л. Горская

— Вопрос спорный, в том смысле, что люди, потеряв доступ к лицензионным нормальным алкогольным напиткам, многие начали пить суррогаты — всё, что горит. И на этом подорвали себе здоровье ещё больше.

А. Новгородова

— Очень жаль этих людей, по-христиански жаль. Но если более чем полмиллиона населения приросло в не самое простое историческое время — это здорово! Сегодня мы продолжаем вымирать. За 80-ми пришли 90-е годы. И вот этот русский крест, когда рождаемость значительно отстаёт от смертности — мы вымираем, совсем. А это поколение 80-х страну держит. Так вот, общественная деятельность академика Углова была крайне важна. У него, кстати, есть замечательная статья, она называется «Правда и ложь о сухом законе 1914-1925 года». Это царь Николай Второй, прочитав выводы комиссии, из врачей, физиологов, просто общественников — комиссия работала 16 лет, — он пришёл в ужас, что в то время, в Царской империи, 3,2 литра на человека в год было потребление спиртных напитков. А страна, как вы сами понимаете, одна из самых сильных в мире: мы своим хлебушком и не только кормим практически весь мир, царский чеканный рубль — самая стабильная валюта в мире. И вот в это время Николай Второй 18 июля 1914 года вводит абсолютно сухой закон для армии. Через полгода — сухой закон в Российской империи. Вот эти исторические факты у нас либо замалчиваются, о них, вообще, мало кто знает. Так вот, молодое Советское государство сохранило сухой закон. И его отменили только в 1925 году. Все знают про чикагские банды, но в основу американского сухого закона 30-х годов лёг опыт Царской империи и молодого Советского государства.

Л. Горская

— Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире программа «Светлый вечер». И мы сегодня вместе с Алёной Новгородовой обсуждаем наследие академика Углова — великого учёного, интересного человека и долгожителя. Я бы хотела подробнее поговорить о лекции, о труде «Алкоголь и мозг»: почему он настолько взорвал научное сообщество тогда, что в нём было особенное?

А. Новгородова

— Фёдор Григорьевич, во-первых, он — врач. Он неоднократно видел влияние алкоголя на организм человека, именно с такой, физиологической точки зрения. Поэтому в этой статье он начинает вообще с продолжительности жизни. Говоря о том, что, условно говоря, вот кошечки, собачки, у них период репродуктивный начинается через несколько месяцев. Умножить на 10 — средний возраст жизни кошки, собаки — ну, 10-15 лет. Средний срок жизни лошади где-то 25 лет. Из этого он делает вывод, что средний срок жизни человека, как биологического вида, где-то 120-130 лет, средний возраст. И дальше он анализирует те причины, которые сокращают эту продолжительность жизни. И вот там он говорит, что алкоголь влияет на печень, условно 1,25%, на другой орган ещё как-то. Но больше всего алкоголь поражает мозг. Там происходит склеивание, и частицы-эритроциты, которые поступают вместе с кровью, питая нейроны головного мозга, как центральной нервной системы, они просто склеиваются и не проходят. И когда человек, потребляющий фактически любое и в любом виде, и любого качества количество алкоголя, у него наступает эффект опьянения, ну, как у горнолыжников такая «горняшка» от больших высот.

Л. Горская

— И у альпинистов.

А. Новгородова

— Да-да. Именно в этот момент отмирают клетки головного мозга. И ему, извините, нечем думать. Есть такая «Лестница трезвости»: трезвость в семье, трезвость на работе, трезвость при принятии решений, поэтому Фёдор Григорьевич, находясь уже в очень уважаемом возрасте, много о чём писал Борису Николаевичу Ельцину, наблюдая, как в это время управляется…

Л. Горская

— А тот читал.

А. Новгородова

— Наверняка! Поэтому эта статья очень и очень важна. Ею, конечно, зачитывались, понимая, что нельзя не доверять академику.

Л. Горская

— Шутки шутками, но чтобы слушатели не подумали, что мы тут ёрничаем по поводу Бориса Николаевича Ельцина, справедливости ради, свидетели говорят, что к концу жизни он перестал пить. И его вот эти особенности артикуляции и прочее, были связаны с заболеванием, с чем угодно, но только не с алкоголем. И что умирал Ельцин не тем человеком, которым мы его запомнили на экранах ранее.

А. Новгородова

— Душа вечна, поэтому…

Л. Горская

— Давайте вернёмся к 12 жизненным правилам, принципам Фёдора Григорьевича Углова. Напомню, что это человек, который прожил 104 года. И давайте по порядку, я думаю, что этот опыт будет полезен всем. Первый принцип: «Люби Родину. И защищай её. Безродные долго не живут». Не без иронии сказано. «Люби работу. И физическую тоже». Я даже не знаю, какой это совет — нравственный или скорее физкультурный.

А. Новгородова

— Елизавета, не соглашусь с вами по поводу первого пункта, что это ирония. Нет, он абсолютный патриот, поэтому Родина — она одна.

Л. Горская

— «Безродные долго не живут» – это, мне кажется, ирония!

А. Новгородова

— Вы знаете…

Л. Горская

— Это такая булавка в сторону предыдущего поколения этих иванов, не помнящих родства, которые смели свою собственную историю до основания, и затем начали строить. Разве нет?

А. Новгородова

— Знаете, я в том числе занимаюсь научной деятельностью, сейчас пишу докторскую диссертацию, поэтому, как одну из гипотез — ну, в мире науки выставляют гипотезу, а потом начинают её защищать, — прокомментирую её так: скажем, Борис Абрамович Березовский, мне кажется, умер в Лондоне от безумной тоски по Родине. Он фактически стал тем самым безродным. И там ни заболевание, ни какие-то там судебные тяжбы или что-то ещё – «безродные долго не живут». Вот это случай из нашей сегодняшней жизни, комментирующий этот принцип. Родина — это где можно и нужно прожить. Вот Фёдор Григорьевич своей жизнью хотел доказать свой тезис, что человек должен жить 120 лет. И он, вообще, достаточно тяжело уходил из жизни, он умер от острой сердечной недостаточности, кстати. Но это тоже можно поговорить не в этом эфире — про медицинские манипуляции, которые там проводились. У Углова были все возможности прожить 120 лет, причём без всяких старческих болезней — Паркинсона, Альцгеймера, склероза и так далее. Ничего подобного у него не было.

Л. Горская

— Кстати, употребление алкоголя, да, провоцирует раннее развитие болезни Паркинсона?

А. Новгородова

— В том числе. А Углов за всю жизнь не выкурил ни одной сигареты, не выпил ни рюмки водки. Поэтому, безродные — это люди, бросившие свою Родину. А сегодня у нас очередные кризисы, как финансовые, так и любые другие, поэтому бежать из страны, а дальше откуда-то ностальгировать или лить гадость — такие люди, правда, долго не живут. «Люби работу. И физическую тоже» – он скорее писал и жил этим принципом так: если ты — человек интеллектуального труда, то обязательно дома — он жил в Комарово на даче, — обязательно надо сделать, скажем, поленницу дров, которыми они потом топят камин, печку, растапливают баню. По четвергам они с Эмилией Викторовной — это его вторая жена, она жива-здорова, прекрасно выглядит. Как я говорю: «Девочки, все равняемся на Эмилию Викторовну!»

Л. Горская

— Вы, видимо, тоже на неё равняетесь?

А. Новгородова

— Несомненно! Она большая умница! Она кандидат медицинских наук, она скрывает свой возраст, но она до сих пор работает в поликлинике. Поэтому, для людей интеллектуального труда физическая работа — дрова рубить — просто необходима. Фёдор Григорьевич очень любил домашнюю работу — мыть полы, мыть посуду. Он в это время не только помогал жене, он продумывал свои статьи.

Л. Горская

— Надо пойти грядку прополоть на выходных!

А. Новгородова

— Точно! А если это человек физического труда, то ему просто необходимо…

Л. Горская

— Читать.

А. Новгородова

— Обязательно читать! Это развивает и терминологический ряд, и заставляет думать. Ходить в театры, на концерты, на премьеры и так далее. Потому что это совершенно другие затрагиваются струны. Поэтому связь физической и интеллектуальной работы важна. Вот Углов так жил.

Л. Горская

— Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире программа «Светлый вечер». С вами в студии Лиза Горская и Алёна Новгородова — директор Фонда памяти академика Фёдора Углова. Оставайтесь с нами, мы вернёмся буквально через несколько минут!

 

Л. Горская

— Это программа «Светлый вечер», с вами её ведущая Лиза Горская. С нами в студии Алёна Новгородова, которая рассказывает нам про наследие академика Фёдора Углова — выдающегося врача и учёного, и просто человека. И мы обсуждаем жизненные принципы академика Углова, давайте продолжим.

А. Новгородова

— Это принципы российского долгожительства. Хотим прожить долго и счастливо до 120 лет, как завещал академик, очень желательно соблюдать эти принципы.

Л. Горская

— В среднем до 120?

А. Новгородова

— Да-да!

Л. Горская

— Можно до 100, можно до 140.

А. Новгородова

— У нас было замечательное интервью с Николаем Петровичем Бурляевым.

Л. Горская

— У нас тоже!

А. Новгородова

— Николая Петровича я спросила: «Николай Петрович, в следующем году будете отмечать ваш юбилей. Академик считал, что жить надо до 120 лет. Как вы планируете?» Он говорит: «Мало! Больше, чем 120!» Вот это прекрасный жизненный план! Третий принцип: «Умей владеть собой. Не падай духом ни при каких обстоятельствах», — мне кажется, очень христианский принцип. Не падать духом ни при каких обстоятельствах — то есть не унывай. Уныние — это смертный грех. Чтобы с тобой не случилось, вот слава Богу за всё!

Л. Горская

— А «умей владеть собой»? У нас тут вставал в одной из программ вопрос, как владеть собой. Бывают всякие стрессовые ситуации, всякие нестандартные ситуации, форс-мажоры, и самообладание не всегда получается сохранить. Даже физиологически — у тебя происходит выплеск адреналина. Каждый организм на этот выплеск реагирует по-своему.

А. Новгородова

— Да. Очень рекомендую зайти на сайт Углова и заказать книги Фёдора Григорьевича. Одна из них называется «Советы столетнего хирурга». Углов в сто лет сделал свою последнюю операцию. И там есть целые главочки — мы собрали их из разных работ. Одна называется, например, «Гипертония и стресс». Это ответ на ваш вопрос, как уметь владеть собой, как не реагировать на внешние раздражители. Там прямой текст академика Углова. Он сам пытался, конечно, закрываться, прикрываться. Об этом, конечно, в его книгах не написано, но он глубоко верующий человек — он закончил четыре класса церковно-приходской школы, живя ещё в Иркутской области. Поэтому, я в этом тоже уверена, в этом принципе заложена некая такая христианская мораль, что «умей владеть собой». Ну, если ты будешь, извините, кричать на кого-то, орать, нервно реагировать, то ни к чему хорошему это не приведёт. А вот христианское долготерпение, любовь, смирение и радость — вот это и есть умение владеть собой.

Л. Горская

— Необязательно орать, можно молча свой стресс получать, как гипертоники. Вот он ни слова не сказал, но ты видишь, что человек красный, ему плохо.

А. Новгородова

— В лес! Матушка-природа. Поплавать. Душу переключить.

Л. Горская

— Вот! Я тоже всем говорю, что в лес – за грибами, за ягодами, просто походить.

А. Новгородова

— Мы с Алексеем Новгородовым, моим мужем, только что вернулись с Иринарховского крестного хода. 76 километров, с 22 по 26 июля люди идут, это Борисоглебский район Ярославской области. Они готовятся к этому главному, пожалуй, после Пасхи, событию года весь год: шьют сарафаны, русские рубахи и так далее. Там такое количество радости.

Л. Горская

— Рукоделие тоже?

А. Новгородова

— Рукоделие, да-да. У меня очень красивая фотография, где я в русском сарафане, Алексей, перепоясанный кушаком, в русской рубахе. Не поверите — мы с ними были полтора дня, ну, остальное — служба, Алексею некогда. Пять дней мы не можем — тяжело для Москвы. В среднем мы прошли километров 15-16. За эти несколько дней я не вспомнила ни то что о проблеме, ни о какой вообще московской жизни! Ну, вообще, вот прям совсем! Поэтому, вот это переключение, это единение нравственное с такими же людьми. Это красоты необычайной — там природа, облака, вода. Покровительствует затворник Иринарх. Ты в веригах тяжелейших буквально несколько минут чувствуешь, как душа вообще возносится на Небо и ангелы тебя носят. Мне кажется, про владение собой и «не падай собой» — это из этой серии.

Л. Горская

— Простите, про вериги: там есть возможность примерить?

А. Новгородова

— Да. Монахи, во главе с игуменом отцом Иоанном, на каждого, кто хочет, надевают вериги, ты можешь несколько минут в них постоять или идти во время крестного хода.

Л. Горская

— Тяжело очень!

А. Новгородова

— Очень тяжело! Там несколько пудов, по-моему. Хочется спинку расправить. Прекрасное средство от московских стрессов, очень рекомендую!

Л. Горская

— И гораздо лучше, чем рюмка водки!

А. Новгородова

— Любое спиртное — это яд! Это из академика Углова — четвёртый пункт.

Л. Горская

— Как раз четвёртый пункт правил долголетия: «Никогда не пей и не кури, иначе бесполезны будут все остальные рекомендации».

А. Новгородова

— Главное слово — никогда!

Л. Горская

— Ни раз в неделю, ни раз в месяц, ни по большим праздникам?

А. Новгородова

— Никогда! Мой муж, Алексей Новгородов, ровно 23 года назад, 29 октября 1992 года пошёл разводиться с женой — ну, всяко бывает! Перед этим он сам себе пообещал, что, если разведут, то жизнь надо менять кардинально, если он холостяком станет. И перед входом в зал суда он пообещал не пить и не курить никогда. Ну, как — дядечка-милиционер, ну, конечно, там водочки выпить или ещё чего…

Л. Горская

— Ну, да, это часть образа.

А. Новгородова

— Конечно! Так вот более 23 лет Алексей Викторович ни грамма алкоголя, ни капли табака ни по какому поводу. Вот вообще, абсолютно. Я думаю, что в Чечне, ему это очень помогло, а то и спасало во многих ситуациях.

Л. Горская

— Я напомню, что четыре ордена Мужества у Алексея, да?

А. Новгородова

— Да-да. Вот вам пример абсолютно мирского человека, который заповеди эти выполняет более 23 лет — никогда не пьёт и не курит вообще, и прекрасно себя чувствует, свидетельствую.

Л. Горская

— Дай Бог ему здоровья!

А. Новгородова

— Спаси Господи! А я тоже абсолютная трезвенница — я тоже никогда не пью и не курю, вообще!

Л. Горская

— А ему так и повезло — он пообещал, что не будет пить и курить, и жену ему Бог послал для поддержки и укрепления!

А. Новгородова

— Спасибо, Елизавета!

Л. Горская

— И вот у нас как-то следующий пункт логично вытекает из нашего с вами разговора. Пункт следующий: «Люби свою семью. Умей отвечать за неё».

А. Новгородова

— Углов — мужчина. Поэтому не просто поддерживать материально семью зарплатой академика и доплатой за звания, регалии, знание иностранного языка и так далее, а умей отвечать за неё. Мужчина — он же глава домашней церкви, он — священник.

Л. Горская

— А как это сказывается на долголетии? Ведь ответственность — это же стресс?

А. Новгородова

— Это прекрасно сказывается на долголетии, потому что при таком устроении российского долгожителя-мужчины всё становится на свои места. Потому что он свою жену буквально носил на руках, то есть жена — это царевична такая, королевична, за ней надо ухаживать. Но «жена да убоится мужа своего». Поэтому он непререкаемый авторитет во всём. И понимая, как любому мужчине трудно — он же каждый день в мир идёт фактически, как на войну, это вопрос к нам, барышни, насколько мы умеем нашим мужьям мозг не выносить вечерами.

Л. Горская

— Какое хорошее выражение: «им не выносить мозг»! Им! Вечерами…

А. Новгородова

— Это я так по-мирскому. И вот блестящий пример семьи Фёдора Григорьевича Углова — очень хорошее напутствие нам всем. Поэтому, девочки, девушки, женщины, да и бабушки, правильно ли мы относимся к нашим мужчинам, у которых смертность значительно выше, чем наша? Не с точки зрения их поберечь и так далее, а на место, барышни…

Л. Горская

— Не добавлять хотя бы стресс.

А. Новгородова

— Наше место: «да убоится жена мужа своего».

Л. Горская

— Боится, в смысле расстроить.

А. Новгородова

— В смысле, уважает.

Л. Горская

— Уважает и боится расстроить.

А. Новгородова

— Да! Поэтому, когда Углов говорит: «Люби семью. И умей отвечать за неё», — это вот вся доля мужской ответственности. Очень важное напутствие!

Л. Горская

— «Сохрани свой нормальный вес, чего бы тебе это ни стоило. Не переедай!» Это практическая вещь.

А. Новгородова

— Да. Фёдор Григорьевич, как был призван в армию, и тогда, похоже, его впервые взвесили в 18 лет, так и уходя из жизни, он был в одном и том же весе. Мы много через общественную деятельность проповедуем его правильное отношение к организму. Вот этот шестой пункт про нормальный вес отлично стыкуется с десятым: «Режим труда и отдыха заложен в самой основе работы своего тела. Люби своё тело, щади его». Это смотрится так: организм, как швейцарские часы, где каждый шпунтик в механизме цепляется за другого и даёт точность хода. Вот наш организм также и устроен. Если мы соблюдаем режим: режим труда и отдыха; режим вовремя уходить спать; режим ездить в отпуска и, желательно, в санаторий не менее, чем на 21 день; режим правильного потребления пищи; режим нужного количества воды, — то тогда организм работает прекрасно, как швейцарские часы. Сам Углов питался так: в 8, в 12, в 16, в 20. ему сам желудок подсказывал, что сейчас полдень, и надо бы перекусить. Даже во время операции он сушечку ел, сухофруктинку, ему давали отхлебнуть чаю, потому что пора приёма пищи. Количество еды — наша ладонь, левая. У каждого своя, это размер нашего желудка. Поэтому 4, а лучше 5 раз в день правильного, без дурацких сегодняшних «ешек», – сбалансированное организму надо всё – питания вот такого количества, причём потребляемого медленно, не торопясь — это один из принципов правильного, нормального веса.

Л. Горская

— Я думаю, большинство наших слушателей сейчас задумались и приуныли. Современный ритм жизни делает такой режим питания затруднительным. Но, с другой стороны, у нас сейчас есть гаджеты, куча всяких напоминалок, которые можно себе поставить, и они за вас напомнят, что перекусить пора. Возьми себе котлетку в контейнере, поставь напоминалку, съешь котлетку.

А. Новгородова

— Сначала проникнись мыслью, что каждый из нас, как создание Господне, зачем-то в этот мир пришёл. И надо не то, как в первой половине жизни, когда в себя, в себя. Мы учимся, работаем, зарабатываем, но нам надо уметь из себя отдавать. И когда ты что-то отдаёшь обществу, семье, детям, престарелым родителям, бабушкам, ты сам по себе ценность. Поэтому сохранить себя, желательно до 120 лет, и никого не огорчать: «Ну, зачем? Чтобы нам стаканчик воды приносили, когда нам всего 70?» — это неправильно. Поэтому вот эта ответственность за своё собственное физическое здоровье… Да, и когда ручонка тянется — дайка на ночь схомячу что-нибудь такое в жутком количестве, хочется, заслужил — нельзя! Нельзя, потому что ты — ценность и для себя и для общества.

Л. Горская

— Поделюсь опытом, может, кому-то поможет. Если на ночь ручки тянутся и очень сложно перебороть, можно себя обмануть и пообещать себе утром съесть. А утром уже не будет хотеться!

А. Новгородова

— Спасибо! Я, от имени всех радиослушателей, благодарю Елизавету! Тоже грешим, поэтому с сегодняшнего вечера начнём!

Л. Горская

— Дальше. «Будь осторожен на дороге. Сегодня это одно из самых опасных для жизни мест». Вот так вот!

А. Новгородова

— Академика Углова интересовало практически всё. Он, в том числе, как человек науки, он практически каждую проблему изучал, смотрел, думал, а потом писал свои статьи. У него очень много публикаций, никакого отношения к медицине не имеющих. Поэтому вот этот термин у него появился после нескольких фактов. Во-первых, в Первом мединституте — я разговаривала с одним из его учеников, — он прямо звонил, писал бумажку в морг Военно-медицинской академии, и врачи туда ехали с утра и фактически у ещё тёплых мотоциклистов, которые разбились за ночь, они делали вместе с физиками и врачами-инженерами модели на сердце. И потом они уже, как на экспонате, на этом сердце, которое недавно ещё у живого мотоциклиста было, проводили дальше, разрабатывали следующие свои хирургические операции. Но представляете, как больно было видеть этих молодых людей, разбившихся на мотоциклах. Второе, Углов был академиком, у него была «Волга». И он вообще-то очень любил лихачить. И вот они с кем-то из его друзей поехали как-то из Комарово в город наперегонки — кто как. И вот в какой-то момент Углов затормозил и сказал: «Нет!» И он ехал где-то 60 километров в час. Он приехал позже своего друга примерно минут на 5, но его вот это путешествие очень сильно пробило, что выиграв всего 5 минут, и он сам, и его друг как много сделали реально очень опасных ситуаций на дороге. И он себе пообещал не нарушать правил дорожного движения, дальше начав изучать эту проблему. Это одна из самых больших причин смертности — автомобильные аварии. Это смертность фактически в любой стране есть, но научный подход к организации движения важен. Поэтому, когда он на эту проблему стал обращать ещё больше внимания, он пришёл в ужас, леча покалеченных в своём Первом мединституте, — что с людьми происходит. Поэтому, как напутствие нам, он прямо, видите, открытым текстом: «Будь осторожен на дороге. Это одно из самых опасных для жизни мест».

Л. Горская

— Это пешеходов тоже касается, потому что зачастую, особенно, когда человек ходит по маршруту, который у него уже на автомате, он может… Не забывайте смотреть налево и направо, дорогие друзья! Это раз, а два, моё собственное наблюдение: в последнее время, несмотря на все эти законы, которые вроде как запрещают нам говорить по телефону за рулём… вот, как говорится, к бабке не ходи, если ты видишь, что машина создаёт аварийную ситуацию на дороге, как-то неадекватно себя ведёт, догоняешь, смотришь — человек говорит по телефону.

А. Новгородова

— Ну, да. Еще страшно тоже: давайте предостережем наших радиослушателей — наушники. У меня есть ужасный пример. У меня младшая дочка сейчас в МГУ, девочку, школьницу, 11 класс намертво сбила Скорая помощь на Комсомольском проспекте. Девочка стояла на островке пешеходного перехода, но неслась Скорая помощь, наверняка с мигалками, сиренами, девочка была в наушниках, а еще сверху в капюшоне. И я сегодня, когда на улицах вижу людей в наушниках, а их становится все больше и больше…

Л. Горская

— Человек об этом не задумывается, а органы чувств — это то, что нам дано, в частности, для того, чтобы мы находились в безопасности. И когда мы себя оставляем без слуха, это тоже важно.

Мы продолжаем знакомить наших радиослушателей с принципами, 12 жизненных принципов Федора Григорьевича Углова, человека, который прожил 104 года и написал памятку российскому долгожителю. И мы дошли до пункта: «Не бойся вовремя пойти к врачу».

А. Новгородова

— Здесь главное слово —  «не бойся». Хотя не менее важно «вовремя». Я прекрасно шучу, например, со стоматологом.

Л. Горская

— Если до них дойду…

А. Новгородова

— Нет… Я-то как раз до них регулярно дохожу, потому что надо заниматься профилактикой, чем потом лечить болезнь — и долго, и дорого. Поэтому я со стоматологами я шучу так:

— А… У вас пломбочка выпала — ужасно, ужасно, к врачу не ходите ни в коем случае… Шучу я с людьми, у которых выпала пломбочка.

— Ну зачем, если вы пойдете в государственную клинику, будете сидеть в очереди с бабушками и дедушками. Неизвестно когда примут, наложат мышьяк… Если вы пойдете в частную клинику, вам вообще все из рта вынут, они вам интересны, пока у вас есть деньги. Не ходите, не ходите…

А дальше я спрашиваю стоматологов:

— С какой скоростью мы можем поесть салатику на похоронах у этого человека?

Все ухахатываются, недоумевают, как же так? Запросто. Сегодня у тебя нет пломбочки, завтра у тебя разрушился зуб, потом у тебя нет полчелюсти, потом у тебя нет денег, чтобы заниматься протезированием. А без этого ты можешь умереть от прободной язвы желудка, нежеваная пища попадет не туда.

Л. Горская

— Ну а бывает, что человек ходит, у него воспалительный процесс 10 лет, он его не лечит, у него идет интоксикация всего организма, просто идет системное поражение организма, он себе срок жизни сократил на 10 лет и об этом не подозревает, и продолжает сокращать. Потому что если… Какая такая тема… Не хотим никого пугать, у меня тут у знакомой открылся свищ… Набирает в Интернете, а там люди, самый распространенный вопрос: «Много лет свищ…» Какое много лет?!

А. Новгородова

— Лизавет, мы стартанем 5 октября в день рождения Углов в Питере, университет здоровья вместе с Военно-Медицинским музеем, вот, и тогда точно через сайт мы будем давать мнения реальных врачей, экспертов, очень известных, которые не на уровне в некоторой программе на федеральном канале в самое дорогое время обсуждают «как влияют стринги на женское здоровье». Мне становится и грустно, и тяжело. А как раз новое в медицинской науке или важнейшие темы, которые про свое здоровье волнуют все общество, должны вообще-то советы давать врачи. А когда «ой, девочки, не знаете, у меня там свищ там где-то», и другая девочка советует этой, что делать.

Л. Горская

— Ну вы знаете, я хотела бы сказать, как журналист, врачи, как правило, на телевидение, на радио не особо идут, потому что они в своем мире, они очень заняты, у них очень трудоемкая профессия, помимо практики повседневной, им нужно кучу усилий прикладывать, чтобы свой профессионализм на должном уровне поддерживать, и книги все успевать прочитывать. Поэтому в качестве врачей, экспертов по медицине и тому подобном на телевидение идут если не проходимцы, то, как правило, не практикующие врачи за редким счастливым исключением.

А. Новгородова

— Вы правы, к сожалению.

Л. Горская

— Если ты слышишь какое-то врачебное мнение по радио или телевидению, нужно настороженно к нему отнестись…

А. Новгородова

— Почему мы так ответственно относимся к репутационному проекту «Университет здоровья», потому что он овеян именем нравственного врача Углова, роль активной ответственности — донести правдивое мнение о настоящих врачах.

Л. Горская

— Программа «Светлый вечер» в эфире на радио «Вера». У нас тут 12 жизненных принципов академика Углова, которые, надеюсь, всем нам дадут прожить подольше…

А. Новгородова

— 120 лет, Лизонька, а вы еще как женщина вам лет 130-140, причем в вашей же профессии. Журналисты очень важные люди.

Л. Горская

— Еще хотелось бы в здравом уме…

А. Новгородова

— Конечно. Без этого никак. Кому вы интересны как растение? Никому. Нужны ваши знания и мозг, и душа.

Л. Горская

— И мы остановились на пункте «не бойся вовремя пойти к врачу». И я могу от себя добавить, как человек, который совершенно не боялся ходить к стоматологу, когда не было проблем с зубами, и стал очень бояться ходить к стоматологу, когда эти проблемы с возрастом неизбежно начались, это огромный кайф, когда ты все-таки, преодолев свой страх, может быть, спустя несколько лет, но пришел к стоматологу. А если вы боитесь, что он будет вас ругать, а он может начать, врачи советской закалки часто это делают, начинают отчитывать, как ребенка, а тебе и так страшно, я ей прямо так и сказала: «Если вы меня начнете еще и ругать, я сейчас заплачу, я вам честно говорю, мне и так страшно».

А. Новгородова

— Взяли, напугали стоматолога.

Л. Горская

— И врач уже обличение было наготове у нее, она вдруг переменила поведение, подобрела и… Друзья, это огромный кайф пойти к стоматологу и залечить то, что давно следовало залечить.

А. Новгородова

— Вы лично не знали академика Углова, а его принцип «не бойся вовремя пойти к врачу», вы интуитивно начали выполнять, и этот ваш случай со стоматологией теперь на все ваше здоровье будет распространяться и дальше.

Л. Горская

— Мы смотрим дальше: «избавь своих детей от разрушающей здоровье музыки». Это требует пояснений.

А. Новгородова

— Джаз, рок.

Л. Горская

— Ну а джаз-то почему?

А. Новгородова

— Федор Григорьевич, наслушавшись в основном этих ритмов американской музыки, пришел в ужас, как они влияют в основном на мозг. А так как мозг — это центральная нервная система, когда центральная нервная система дает сигналы всем остальным органам системы человека. Это все очень серьезно.

Л. Горская

— Как на мозг может влиять рок? Тяжелый рок.

А. Новгородова

— Я перекину конкретную статью, где Углов этот тезис это очень хорошо освещает.

Л. Горская

— Рок бывает разный, бывает тяжелый, очень гармоничный, мелодичный…

А. Новгородова

— Статью перешлю. Он очень любил… В семье они пели народные песни, сколько… На прошлой неделе было последнее в этом сезоне выступление хора имени Пятницкого, я такое удовольствие получила в зале Чайковского, которое не получала уже не знаю сколько лет… Русские народные инструменты, красивые мужчины и женщины в народной одежде, прекрасно танцуют, танцы всех народов нашей великой, еще царской, советского государства и сегодня нашей России. Дальше, как они поют.

Л. Горская

— Из современных только лезгинка вспоминается.

А. Новгородова

— Там очень много всего. Музыка хора Пятницкого. Я обычно говорю: я — русский гражданин Российского государства…

Л. Горская

— При всем уважение к хору Пятницкого, многие его считают заменой народной музыки, в период…

А. Новгородова

— Конечно, лучше американские, негритянские ритмы…

Л. Горская

— Нет.

А. Новгородова

— Там-тамовые. Не хочу никого обижать из иностранных исполнителей, прям чувствуется до сатанизма это…

Л. Горская

— Нет… Я не это имела в виду. Я имела в виду, что советская власть боролась в частности и с фольклорным наследием, и вот эти все хоры, и оркестры создавались, чтобы это заместить. А есть еще и народная музыка, хоровое пение, об этом тоже не надо забывать.

А. Новгородова

— Вы видите, нравственные журналисты, какая на вас лежит большая ответственность? Как раз детишкам 90-х годов, нулевых годов, еще 80-х, хотя они уже молодые родители, но у них есть свои маленькие детишки, помочь сориентировать в этом мире музыки.

Л. Горская

— Я очень часто задаю гостям такой вопрос, потому что очень здорово, когда есть семейный ансамбль, это всегда очень впечатляет. Когда в семье есть свой внутрисемейный репертуар — это так здорово. В гости прийти, сделать музыкальный подарок с душой. Это удивительная гармония, такое сотворчество внутри семьи, оно дает семье что-то такое, что никакая педагогика не даст. У меня у многих друзей, восхищает их спетость, они как в армии, сработаны. И это, видимо, еще полезно для здоровья.

А. Новгородова

— Ну да. И нравственного, и физического. Там тоже на перепонки очень сильно влияет музыка роково-ритмичная. Мы в июле, отмечая очередной мой день рождения, приглашали музыкантов, которые пели живую музыку, мужчина и женщина, они говорят, что работают около 20 лет, они никогда в жизни такого не видели, чтобы с полудня до полуночи 55 человек от 5 лет, наш внук, до 78, так веселились, причем ни грамма ни алкоголя, ни по бокалу. Нам 12 часов было крайне интересно, и в военные игры играли, и по лесу бегали, мы очень много пели и танцевали. Это все на абсолютном безалкоголе…

Л. Горская

— А танцуете что?

А. Новгородова

— Все подряд. Главное, это живая музыка. То, что вы говорите, это как раз один из форматов проведения семейных праздников. Это очень здорово — слушать музыкальные поздравления от семьи и в них участвовать. Это наше.

Л. Горская

— И не сравнится с падением классическим лицом в салат.

А. Новгородова

— Ну да. Люби свое тело, щади его. Причем щадить надо центральную нервную систему, в первую очередь, а уж сердце-то…

Л. Горская

— Главное, щади центральную нервную систему своего ближнего.

А. Новгородова

— Точно.

Л. Горская

— Индивидуальное бессмертие недостижимо, но продолжительность твоей жизни во многом зависит от тебя самого. Но это как априори…

А. Новгородова

— Он здесь как раз и призывает: ребята, дорогие, думайте, читайте, спрашивайте, советуйтесь, но думайте…

Л. Горская

— А вот это интересный очень пункт: делай добро и не жди благодарности…

Известная цитата из мультфильма: «Делай добро и бросай его в воду». О чем это?

А. Новгородова

— Даже на могиле Федора Григорьевича в Александро-Невской Лавре, там цитата: «Спеши делать добро». У него это пошло от мамы. Мама, благословляя его в путь, он об этом писал не только в «Сердце хирурга», но и все время вспоминал в работах, говорил в многочисленных интервью, это звучит так: «Моя мама, неграмотная женщина, говорила мне: «Федя, делай добро и никогда не жди благодарностей».

Л. Горская

— Почему?

А. Новгородова

— «Но оно обязательно к тебе вернется это добро, причем именно тогда, когда ты больше всего будешь в нем нуждаться». И он всей своей жизнью этот термин как раз и проверял.

Л. Горская

— Я бы, знаете, еще что тут отметила. Что часто люди, мы, и я не исключение, ожидая благодарности, вносим негатив в то немного хорошее, что…

А. Новгородова

— Только что сделали.

Л. Горская

— Сплошь и рядом можно встретить обиду, раздражение: я ему, а он мне что в ответ. Ну сделала ему что-то хорошее, забудь про это, оно останется таким же хорошим, как ты его сделала, а когда ты уже… у тебя на это наслаивается и обид, и раздражение, и досада, и все, что угодно. И получается, что ты себе не пользу принес, а навредил, и опять же для здоровья это, наверное, не полезно.

А. Новгородова

— Нам очень нравится ваше радио… Но я так подозреваю, что не только люди церковные слушают радио «Вера», а разные. И тоже я вам искренне желаю, чтобы ваша аудитории становилась все более и более многочисленной. Люди православные как раз и понимают, что если что-то сделал хорошее и честное, промолчи. И если ты хочешь, чтобы похвали, нет проблем, люди хорошие, они тебя похвалят. Но если ты уже на земле получил свою порцию, то на небесах тебя уже никто не похвалит, не надо ничего ждать, сделал и прошел мимо, это должно стать, как само собой разумеется. Можешь помочь — помоги, помоги и иди дальше, похвалили — спасибо. Господь все видит, Господь в небесной канцелярии галки ставит. А потом когда на Страшный суд пойдем, так и будет мерить по делам нашим земным. И вспомнится… Как случай с той семьей, у которой собаку взяли лечить. Примерно так. Добро, конечно. Люди, которые проехали, они: «Ну что они ненормальные, что им делать нечего — сбитую собаку лечить».

Л. Горская

— Мы просто с Аленой говорили до программы о семье, которая подобрала до программы о семье, которая подобрала собаку сбитую.

А. Новгородова

— Поэтому сделал добро — и все. И делай, в основном, добро. Любому человеку бывает трудно, сложно, как в заповедях — не унывай, не падай духом ни при каких обстоятельствах, Господь в поддержку нас нас одаривает, причем, очень щедро, причем с очень неожиданной стороны, мы никогда не сможем это прогнозировать, а вот Господь нам говорит: «А вот сейчас тебе это надо». И вдруг тебя осыпает таким количеством добра и счастья, ты думаешь: «За что это мне? Я еще ничего такого не сделал. Что я такой замечательный? Я ужасен». Авансом. А кто знает, может, это расплата за твои добрые дела.

Л. Горская

— Делай добро и не жди благодарности. Я напоминаю нашим радиослушателям, что мы говорим о наследии академика Федора Углова, говорим с Аленой Новгородовой о сохранении его наследия. И у нас осталось очень мало времени, я предлагаю, быстро пройтись по памятке российского гражданина. Тут тоже 12 принципов.

А. Новгородова

— Елизавета, может быть, знаете как, мы будем рады, если пригласите еще раз где-нибудь ближе к концу года. Потому что предыдущие несколько лет мы, в основном, сохраняли научное, литературное наследие академика Углова, назвали сквер его именем, спасибо губернатору Полтавченко Санкт-Петербурга, делаем памятник, передали на вечное хранение рукопись Углова в Государственную ленинскую библиотеку, сейчас провели в Питере большой фестиваль «Под углом Углова», разговаривая много о чем. И вот сейчас мы как общественная организация начинаем больше делать, развивая от слова развития. Это как раз для ныне живущих и будущих. Это, я говорю, если вам будет любопытно, то как отдельный эфир проведем со словом развитие. Чего же мы делаем для будущего. Но сегодня высокая гуманная цель сама по себе цементирует единомышленников. У нас в фонде никто не получает никаких зарплат, вознаграждений. Все как волонтеры, пытаясь соблюдать 12 принципов жизненных Углова, мы стараемся жить, как раз исходя из. Проявляем отношение ответственное к своему здоровью, говорим и пишем только на правильном русском языке, простите, если от меня было что-то не очень наше, но я категорически против гаджетизации нашей страны и уж тем более не наших терминов, извлекаем уроки из всех жизненных обстоятельств, верить в успех и делать все для его достижения, общаться всегда и со всеми доброжелательно, стараемся быть выдержанными и сохранять во всем спокойствие. Встречать каждый день с радостью. Очень важный пункт — делать все быстро и точно. Неважно, что ты сказал, главное — как тебя поняли. Не бойся переспросить, но делай прям сразу. Не надо ничего откладывать в долгий ящик, как это русская модель управления, быстро и точно, у тебя не будет другого времени, если чего не понял, переспроси — и делай. Ценить время. Делать все быстро и точно, всегда говорить правду, не запутаешься в собственном вранье и такая же правда к тебе и вернется. Помогать коллегам. Это как у американцев — win — win — выиграл, выиграл, стремись не брать, а отдавать. Поэтому помогать — это отдавать от тебя, быть активными, по Стивену Кове — семь навыков эффективных людей, будьте проактивны, само собой будьте активны, пока жизненная сила есть. И, конечно же, ценить время. Так и живем.

Л. Горская

— Я буду рада встретиться еще раз с вами в нашей студии, до новых встреч, с вами сегодня были Лиза Горская и Алена Новгородова, президент фонда имени академика Федора Углова, всего доброго.

А. Новгородова

— Спасибо всем и будьте здоровы.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (8 оценок, в среднем: 4,50 из 5)
Загрузка...