"Инклюзивные спектакли". Светлый вечер с Рустамом Ахмадеевым и Викторией Авдеевой (эф. 14.06.2016)

Светлый вечер - Ахмадеев Рустам и Авдеева Виктория (эф.14.06.2016) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Ахмадеев Рустам и Авдеева Виктория (эф.14.06.2016) - Часть 2
Поделиться

СоединениеУ нас в гостях был актер Рустам Ахмадеев и руководитель творческих проектов фонда “Со-единение” Виктория Авдеева.

Мы говорили о деятельности фонда поддержки слепоглухих “Со-единение”, о том, что такое инклюзивные спектакли, которые сейчас проходят в ведущих театрах Москвы.

______________________________________

А. Пичугин

— Здравствуйте, дорогие слушатели! Приветствуем вас мы: Алла Митрофанова —

А. Митрофанова

— Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— И приветствуем наших гостей сразу. Это руководитель творческих проектов Фонда поддержки слепо-глухих «Со-единение» Виктория Авдеева.

В. Авдеева

— Здравствуйте!

А. Пичугин

— Здравствуйте! …И актёр театра…

А. Митрофанова

— Театра Наций.

А. Пичугин

— …Театра Наций, да, всё верно — Рустам Ахмадеев. Здравствуйте!

А. Митрофанова

— Очень приятно видеть вас здесь. Мы собрались в таком составе, чтобы поговорить о работе вашего фонда «Со-единение». Вы явление абсолютно уникальное, потому что помогаете людям, к которым большинство из нас вообще не понимает, как подступиться. Вот люди, которых мы называем слепоглухими, которые на самом деле, как я понимаю, очень особенные, у которых своё восприятие всего абсолютно, происходящего вокруг. И при этом это люди, которые умудряются получать высшее образование, писать книги, писать потрясающие по глубине стихи, каким-то образом взаимодействовать с окружающей реальностью и выступать на сцене. Я была тому свидетелем: я была в Театре Наций на вашем спектакле «Прикасаемые». И была потрясена просто всем, что я там видела. Конечно, единственное, чем зрители в этом смысле могут участвовать — это аплодисменты, аплодировать нужно ногами, то есть топать ногами по специальному деревянному настилу, чтобы актёры чувствовали вибрации и понимали, что это аплодисменты. Впечатлений у меня очень много. Но это зрительское, внешнее такое восприятие, а вы работаете с этими людьми и многое знаете изнутри. И очень хотелось бы, чтобы вы сегодня нам чуть-чуть приоткрыли завесу и объяснили, как это вообще возможно. Виктория, давайте, наверное, начнём с вас. Мне бы хотелось, чтобы вы рассказали вообще о том, как появился Фонд, и о том, каким образом вы находите единомышленников. Ведь это же очень сложно — к этой категории людей внимание привлечь.

В. Авдеева

— Да, это сложно, но это получается, чему мы радуемся. Фонд возник два года назад — 19 мая 2014 года. И это был, скорее, ответ на то, что слепоглухие люди были людьми-невидимками для общества. И даже до недавних пор слепоглухие люди не входили в категорию инвалидов, и в то же время они не являются…

А. Пичугин

— Как это не входили в категорию инвалидов?

А. Митрофанова

— А почему? Как это возможно?

В. Авдеева

— Они могли быть инвалидами по слуху или инвалидами по зрению…

А. Пичугин

— Ага, а вместе…

В. Авдеева

— Соответственно, им не подходит ни то, что подходит людям с нарушениями слуха, ни то, что подходит людям с нарушениями зрения. У слепоглухих людей совершенно другие запросы и потребности. Поэтому фонд возник, как необходимость, как организация, которая могла бы найти и обнаружить слепоглухих людей, которых, по предварительным статистическим данным, около 12 тысяч в России. Также обеспечить достойное качество жизни людям, которые лишены слуха и зрения.

А. Митрофанова

— Простите, а кому эта идея в голову пришла? Кто, вообще, понял, что есть люди-невидимки, которыми надо заниматься?

В. Авдеева

— Россия была не самой последней страной, а, скажу, одной из первых много лет назад… Так не буду говорить в датах, но лет 40-50 назад, когда был «Загорский эксперимент».

А. Пичугин

— А что это такое? Я думаю, что многие не в курсе.

В. Авдеева

— «Загорский эксперимент» — это уникальный эксперимент во всём мире, в котором учёные-дефектологи отобрали четверых детей в Загорском детском доме, который сейчас Сергиево-Посадский детский дом для слепоглухих, и дали им высшее образование. В результате эксперимента четыре человека: это Александр Васильевич Суворов — история которого есть в спектакле «Прикасаемые» — профессор; это Сергей Алексеевич Сироткин, это Лернер и Крылатова — четыре человека. Эти четыре человека получили не только высшее образование, а ещё и кандидатскую степень. А Александр Васильевич стал профессором и почётным профессором даже зарубежных университетов.

А. Митрофанова

— Фантастика!

В. Авдеева

— Да. Это человек, который покоряет, конечно, и своим умом, эрудированностью, чувством юмора. Правда, Рустам?

Р. Ахмадеев

— Абсолютно! Просто невероятно.

А. Митрофанова

— А он принимает сам участие в спектакле? Напомните, пожалуйста! Или там рассказывается его история?

В. Авдеева

— Да, его история. В эскизе спектакля он принимал участие и был на сцене. Эскиз был показан в октябре 2014 года, тоже на сцене Театра Наций. Это вообще была первая встреча зрителей со слепоглухими людьми. И там принимал участие Александр Васильевич.

А. Митрофанова

— То есть это историческое событие, которое совсем недалеко от нас на линейке времени отстоит, по сути.

В. Авдеева

— Да.

А. Митрофанова

— И вы так серьёзно уже продвинулись?

В. Авдеева

— Да.

А. Митрофанова

— Вообще, Театр Наций — это одна из самых известных площадок, которые есть у нас сейчас в России. И то, что вы показываете именно там спектакль «Прикасаемые», и ещё один, новый спектакль у вас есть с участием тоже слепоглухих артистов — это большой, серьёзный прорыв. Вы, вообще, простите за вопрос, вы как там оказались, на этой сцене?

В. Авдеева

— Есть замечательный, светлый, прекрасный Евгений Витальевич Миронов. Я просто не перестаю восхищаться этим человеком, его добротой, силой, открытостью, человечностью. И это человек дела. Его пригласили стать членом Попечительского совета Фонда, как известного человека, который может привлечь внимание к слепоглухим людям и к Фонду. И он сказал: «Чтобы я здесь мог сделать? А давайте-ка мы сделаем спектакль с участием слепо-глухих людей. Ну и вот будет фестиваль «Территория» — мы его покажем в рамках фестиваля «Территория», тем самым объявим, расскажем людям, что есть слепоглухие люди, и привлечём к ним внимание». То есть он ответил на приглашение уже сразу конкретным действием и предложением. Так появился проект «Прикасаемые», так Театр Наций, которые является основной площадкой фестиваля «Территория», и в котором Евгений Витальевич является художественным руководителем, стал колыбелью театра нашего…

А. Пичугин

— А сколько времени прошло?

В. Авдеева

— 2014 год…

А. Митрофанова

— Полтора года.

В. Авдеева

— Да, полтора года. Начали работу над спектаклем «Прикасаемые» представители социального театра Руслан Маликов, Марина Крапивина и Катя Джагарова в июле 2014 года. А эскиз уже был показан в октябре, в рамках фестиваля «Территория».

А. Пичугин

— Вот у меня ещё вопрос про Фонд: какая поддержка может быть для таких людей важна? С одной стороны, ведь наверняка существуют какие-то системы реабилитации, а с другой стороны, я знаю, что с глухими людьми, неслышащими, много работают, используя современные технологии. Удается даже людям с почти полной потерей слуха частично его вернуть. Это и специальные слуховые аппараты, и операции — я не очень хорошо помню, как они называются. Но факт в том, что люди… вот с неслышащими сейчас немножко проще стало, потому что, да, это дорого стоит, но технологии идут вперёд, и даже всё это становится дешевле, и даже у нас в России есть. А вот хотя бы что-то удаётся вернуть?

В. Авдеева

— Если это не необратимые процессы и найдено правильное лечение, то остановить точно удаётся. А вернуть — это редкий случай. Слепоглухота имеет много причин…

А. Пичугин

— Это чаще всего врождённое или приобретённое, по статистике?

В. Авдеева

— Если это врождённая слепоглухота, именно и слепота, и глухота, то чаще всего этому сопутствует несохранный интеллект. И тогда человека обучают основным жизненно важным функциям и действиям, то есть обслуживанию себя в быту. И надежды на то, что этот человек получит образование и высшее образование, какую-то работу, профессию практически нет. Такие дети есть в Сергиево-Посадском детском доме. Есть люди у которых синдром Ушера — генетическое заболевание, в результате которого человек сначала теряет или слух, или зрение, а потом… в общем, тоже или слух, или зрение. И это такой процесс, который требует реабилитации уже во время потери слуха и зрения. Вот когда человек узнаёт, что у него синдром Ушера, и он знает, что когда-то он будет слепоглухим, это большой стресс. Соответственно, для этого тоже нужна реабилитация. Есть люди, у которых причиной слепоглухоты является неправильное медикаментозное лечение в детстве. Так у нас наши некоторые участники «Прикасаемых» потеряли слух или зрение по этой причине. Поэтому здесь говорить только о технологиях, которые могут остановить процесс, не совсем корректно, наверное. Фонд работает во всех направлениях сейчас. Я хотела бы рассказать просто о важных программах, которые привлекают интерес учёных — зарубежных, отечественных. В общем, фонд работает и в направлении лечения по уже существующим мировым стандартам, также в разработке генетических исследований по предупреждению слепоглухоты, которая имеет генетические причины; также в разработке технологий, которые могли бы улучшить качество жизни и адаптировать слепоглухих.

А. Митрофанова

— Чуть подробнее поговорим об этом. А мне сейчас хотелось бы задать вопрос Рустаму. Вы работаете со слепоглухими людьми, с очень особенными людьми на сцене.

Р. Ахмадеев

— Да.

А. Митрофанова

— И это, наверное, тоже опыт, который когда-то бывает в первый раз. Вы можете рассказать о том, как вы — актёр Театра Наций, выпускник мастерской Кудряшова, такой довольно успешный, вообще, путь-то в карьере у вас сложился, — как вы пришли к тому, что вам нужно заниматься этим делом? И почему вы в нём остались?

Р. Ахмадеев

— Вообще, конечно, это удивительное и необычное происшествие, я думаю, со всеми произошло, и со мною в том числе. Потому что сначала это было как интересный эксперимент. То есть мы когда собрались — в сентябре, по-моему, — попробовали закрыть глаза и ощутить все свойства наших особенных людей. Это было очень-очень сложно, необычно, невероятно. С нами тогда был хореограф и в том числе участник создания спектакля «Прикасаемые» Евгений Кулагин, был Ваня Евстигнеев. И они очень интересные давали нам задания. И мы с нашими героями попытались первый раз станцевать даже — это такой был момент, когда ты 90% существуешь кожей своей и в том числе партнёра. То есть в актёрской работе это такое свойство очень важное, и первое, что я заметил: ты начинаешь чувствовать по-другому себя. То есть все твои мысли, какие бы они ни были, они не имеют отношения к общению вообще. И это какой-то другой мир, это вообще другая стихия. И конечно же, как, я думаю, у многих людей, первая мысль возникла: «Боже мой, какой я дурак! Как мне повезло в жизни!» Но спустя время это всё стирается, и ты понимаешь, что эти люди со своим характером, причём иногда и не самым святым. И у тебя эта грань уходит — то, что они особенные. И за счёт постоянных встреч ты привыкаешь, и они привыкают. То есть абсолютно другое общение — общение на другом уровне.

А. Пичугин

— Друзья, напомним, что это программа «Светлый вечер» на радио «Вера». Здесь у нас в гостях руководитель творческих проектов Фонда «Со-единение» Виктория Авдеева; и актёр Театра Наций Рустам Ахмадеев. Рустам, а вообще, вы говорите, что есть сложности в общении не только, видимо, технические, но и психологические. А в чём они заключаются в первую очередь?

Р. Ахмадеев

— Ты просто общаешься тем, что ты… Во-первых, есть язык — дактиль. Причём они общаются, вкладывая рука в руку.

В. Авдеева

— Дактиль — это 32 знака. Это те же 32 буквы русского алфавита, которые — там именно 32 — складываются из пальцев.

А. Митрофанова

— В слова?

В. Авдеева

— В слова.

Р. Ахмадеев

— То есть люди, которые не слышат, они воспринимают это визуально. Но так как наши герои и не видят, и не слышат, они эту информацию считывают рукой с руки.

А. Митрофанова

— То есть нужно много времени, чтобы информацию передать?

В. Авдеева

— Передать — не много.

А. Митрофанова

— А считать?

В. Авдеева

— А выучить 32 знака очень просто, тем более они похожи на то, как пишутся буквы — многие из них, большинство похожи.

А. Митрофанова

— К примеру, слово «соединение» — пока его передашь, это же столько времени должно пройти. Либо это должна быть такая ловкость невероятная…

В. Авдеева

— Понимают с полужеста, с полуслова.

А. Пичугин

— Там же не жесты идут, там, я так понимаю, что азбука жестов?

В. Авдеева

— Да-да-да! Всё правильно!

Р. Ахмадеев

— Вы знаете, у меня есть такой грешок — я не овладел дактилем, но мне абсолютно это не мешает. Я объясню.

В. Авдеева

— Я думала, что овладел, потому что ты так общаешься с ними, что мне кажется, что вы считываете друг друга!

Р. Ахмадеев

— В этом-то и дело! Потому что чисто с творческой стороны, естественно, мне интересны они. А по-человечески мы просто уже абсолютно родные люди. И опять же этот момент сращивания, он произошёл семимильными шагами, потому что не надо говорить, рассуждать — человек не считывает твои мысли, человек считывает тебя полностью.

А. Пичугин

— А эмоции можно передать через дактиль?

В. Авдеева

— Да.

Р. Ахмадеев

— Абсолютно! Причём, так как у них в основном для того, чтобы чувствовать себя в безопасности, им надо абсолютно всё внимание уделять пространству вокруг и любые изменения считывать. То есть это, конечно, фантастика. Это фантастика!

В. Авдеева

— Слепоглухие люди считывают настроение, даже не прикасаясь.

Р. Ахмадеев

— Абсолютно!

А. Митрофанова

— Вот это, мне кажется, очень сложная задача, причём не только актёрская, но и человеческая.

Р. Ахмадеев

— Абсолютно.

А. Митрофанова

— Во-первых, вам нужно целиком и полностью быть сконцентрированным на другом человеке, и в этом смысле задвинуть подальше себя. А во-вторых, вас же сканируют целиком и полностью, со всеми вашими эмоциями. Если вы, к примеру, утром поссорились с любимым человеком и являетесь в таком виде к вашему напарнику по сцене, то какую эмоцию вы ему передадите? Хорошо, если вы помирились с любимым человеком накануне утром, например, или ещё что-то такое прекрасное в вашей жизни произошло — вы таким образом часть всего прекрасного, что есть в этом мире, дарите другому человеку, который не слышит и не видит. А если наоборот? То это тоже получается зона вашей ответственности, чисто человеческой ответственности?

Р. Ахмадеев

— Да, но я не думаю, что настолько этот момент серьёзен, потому что и спустя время ты также считываешь, как они приходят в разном настроении, абсолютно не скрывая это. И в этом плане они настолько честны, искренны, у них нет возможности прикрыть себя чем-либо.

В. Авдеева

— Также точно как и у нас нет ни возможности, ни смысла прятать какие-то свои истинные эмоции.

Р. Ахмадеев

— Да, потому что невозможно их скрыть.

В. Авдеева

— Невозможно быть в маске совершенно, то есть нет смысла — сразу считают. И если ты действительно хочешь наладить общение, установить контакт со слепоглухим человеком, тебе надо просто снять маски все.

Р. Ахмадеев

— Да, тебе надо всё своё внимание абсолютно направить на этого человека.

В. Авдеева

— А потом, вы сказали, что если такая ситуация: поссорились с любимым человеком. Знаете, мы когда приходим все — собираемся, обнимаемся. И эти объятия такие тёплые, славные, расслабляющие, что всё уходит, абсолютно.

А. Пичугин

— Прикладной уже вопрос: а как вы отбирали людей, которые будут участвовать в спектакле и кто отбирал?

В. Авдеева

— Как отбирали? В принципе, я этим занималась, я могу рассказать.

А. Пичугин

— Расскажите, пожалуйста!

А. Митрофанова

— А Рустам потом расскажет, как он туда всё-таки попал и почему остался!

А. Пичугин

— Хорошо. Давайте тогда начнём с того, как отбирали.

В. Авдеева

— Да, сначала появились слепоглухие участники. Я уже сказала о том, какая была ситуация во время возникновения Фонда и начала проекта, что слепо-глухие люди где-то были, о них знали, что они есть. Но где, как их найти? Было всего две небольшие организации: «Эльвира» и ТОК, в которых слепоглухие люди, живущие в Москве занимались — и до сих пор занимаются — созданием глиняных фигур, посуды и так далее. Для них это реабилитация и способ заработать деньги. Мы обратились туда, также есть Фонд «Эльвира», основанный одним из участников «Загорского эксперимента» — Сироткиным Сергеем Алексеевичем. Там тоже слепоглухие люди проходят различные программы, но это в небольших масштабах. Мы обратились в эти две организации, которые нам и помогли найти первых участников. И то, что начали показывать лаборатории сюжеты о спектакле по телевидению, привлекло всё больше и больше внимание родственников слепоглухих людей. Я уверена, что, конечно, помог Фонду найти больше слепоглухих в самом начале, чем было. Слепоглухие люди, которые появились на начальных этапах подготовки к спектаклю, их было больше, чем сейчас. Были совершенно из разных сфер и групп социальных: там был и Сильянов — скульптор, который достаточно успешный человек в жизни, несмотря на то, что он слепоглухой — у него свои выставки; Ирина Поволоцкая — очень социально активная. И в то же время, был Алексей Горелов, который работал слесарем в УПП, и кроме штампиков, гаечек и разных других деталек, он увлекался, но мало чем занимался до этого, а тут вдруг театр. И он понял, что в театре он может раскрываться. Были и есть домохозяйки. То есть люди совершенно разных интересов — у них же тоже свои интересы, свои предпочтения. И были люди, которые пришли, попробовали лаборатории, и в итоге как-то сами ушли из спектакля так естественно.

А. Пичугин

— А есть такое мнение, что люди незрячие, люди неслышащие, они довольно замкнутые. Они замкнуты в своём обществе и не очень любят впускать туда людей слышащих или зрячих. Я даже от неслышащих в своё время как-то узнал, что глухота для многих из них — это не болезнь, это не изъян, это определённое состояние. Вот в связи с чем я об этом вспомнил: ведь наверняка очень сложно в таком случае объяснить значимость участия в спектакле, участия в какой-то общественной деятельности?

В. Авдеева

— У глухих и у слепых людей всё-таки больше активности, достаточно много активности в жизни, по сравнению со слепоглухими людьми. Поэтому они не испытывают такого дефицита общения. У слепоглухих людей, с одной стороны, было и есть огромное желание общаться со зрячеслышащими. С другой стороны, фрустрация: что их не поймут, не примут и будет провал.

А. Митрофанова

— Отвергнут.

В. Авдеева

— Да, отвергнут. Я бы сказала, что, по моим наблюдениям, со слепыми людьми и глухими людьми, поскольку у них меньше необходимость в таком общении с миром зрячеслышащих людей, контакт установить, может быть, даже сложнее, чем со слепоглухими. Со слепоглухими тебе достаточно подойти, взять за руку и написать на ладони буквы. И они с такой радостью откликаются, они так счастливы общению, что и нас это вдохновляет, и появляются какие-то новые способы взаимодействия, даже у тех, кто не знает дактиля или не понимает, что можно писать по руке.

А. Митрофанова

— Рустам, как человек, не знающий дактиль, расскажите, пожалуйста, о том, как вы всё-таки приняли решение, что будете в этом участвовать.

Р. Ахмадеев

— Конечно, кажется, что это было так давно. Но по-моему, Театр Наций позвал, было предложение актёрам, тем, кто участвует в каких-либо спектаклях в Театре Наций, было предложение прийти такого-то числа в такой-то проект. И мы пришли с ребятами, попробовали. И вот как-то так неожиданно, неожиданно, неожиданно всё это стало частью моей жизни.

А. Митрофанова

— А почему вы решили, что вам нужно туда пойти? Чего-то в жизни не хватало, вы чего-то искали или просто любопытство?

Р. Ахмадеев

— Прежде всего это было, конечно, любопытство, когда я ещё даже не впустил это в голову — вообще всю эту историю. То есть я прочитал название, понял, что какие-то будут ребята особенные. Мне стало интересно. Но после первой встречи это, конечно, произвело огромное впечатление, и уже невозможно было остановиться.

А. Пичугин

— Это именно впечатление было? Не было страха, что не получится: ну как же, это настолько трудно, ну зачем я ещё буду на себя вот это вот навешивать?

Р. Ахмадеев

— Нет-нет-нет! Какое-то было изначальное ощущение того, что это будет, что это есть. То есть не было никакой в этом гонки, попытки… Вообще, эта история меня перевернула в плане цели творчества — вообще для чего оно нужно.

А. Митрофанова

— Каким образом?

А. Пичугин

— Это интересно!

Р. Ахмадеев

— Потому что, с одной стороны, когда ты берёшь какую-то историю, какой-то рассказ, какую-то пьесу, есть какой-то персонаж, то есть ты его придумываешь. Ты по сути занимаешься тем, что ты для себя что-то открываешь. Но это абсолютно эгоистичное такое состояние, то есть ты всё равно — крайняя точка, крайний пункт, результат, тебе должны похлопать, ты должен: «Я сегодня хорошо (или не хорошо) сыграл». Здесь абсолютно этот момент исключён, здесь нету такого. Здесь есть только момент исследования. Спасибо Руслану Маликову и всей команде за это правильное исследование этих замечательных, невероятных людей. То есть я понимал, для чего это нужно конкретно здесь и сейчас. Я понимал, что это можно выразить. Как и все остальные понимали, что это нужно, это необходимо, это имеет цель. Когда ты берёшь проблему здесь документально… Это, наверное, ближе к… есть полнометражные фильмы, есть документальные фильмы. Это документальный спектакль, не придуманный, а исследованный. И мы с каждым разом что-то ещё больше и больше понимаем про себя и про них, то есть это какой-то, конечно… Нельзя назвать это мистерией — это будет слишком, но есть какие-то моменты, когда ты немножко заходишь за какие-то рамки.

А. Митрофанова

— Я напомню, что речь идёт о спектакле «Прикасаемые», который играют на сцене Театра Наций, в котором принимают участие, помимо артистов Театра Наций, ещё и слепоглухие артисты. Собственно, это не вполне артисты — это люди, которые выходят туда, чтобы рассказать свои истории жизни. Вообще весь спектакль — почему Рустам и говорит, что это документальное такое, скорее, произведение, — это спектакль, который основан на реальных историях жизни, которые слепоглухие люди рассказывают о себе: из чего их жизнь состоит, и как она, на самом деле, насыщенна и потрясающе интересна. То есть они настолько круты — простите меня за это слово! Но когда они получают высшее образование, становятся профессорами и почётными профессорами, когда они пишут какие-то потрясающие книги и стихи, ничего, кроме восхищения, это не вызывает.

В. Авдеева

— Да, восхищение.

А. Пичугин

— Мы вернёмся буквально через минуту, у нас сейчас небольшой перерыв. Напомним только, что у нас в гостях руководитель творческих проектов Фонда «Со-единение» Виктория Авдеева; и актёр Театра Наций Рустам Ахмадеев. Через минуту снова здесь. Алла Митрофанова, а я — Алексей Пичугин.

А. Митрофанова

— Ещё раз добрый светлый вечер, дорогие слушатели! Алексей Пичугин, я — Алла Митрофанова. И этот «Светлый вечер», очень светлый, по-моему, мы проводим в компании наших замечательных гостей, которые работают со слепоглухими людьми: Виктория Авдеева — руководитель инклюзивных творческих проектов Фонда «Со-единение»; и Рустам Ахмадеев — актёр Театра Наций и участник спектакля «Прикасаемые», и ещё одного спектакля, о котором, я думаю, вы нам сегодня тоже расскажите — новый проект. Рустам так загадочно сразу улыбается — вам нравится эта работа, я смотрю! Она какая-то удивительная, потрясающая и очень светлая. Чуть позже вернёмся к театральной теме.

А. Пичугин

— Нет, давайте ещё только уточним, чтобы на время эту тему закрыть. Я знаю, что у вас есть какие-то планы гастрольные — то есть с этим спектаклем выйти за пределы Москвы.

В. Авдеева

— «Прикасаемых»?

А. Пичугин

— «Прикасаемых».

В. Авдеева

— Да, мы уже выходили за пределы Москвы.

А. Митрофанова

— Всё уже есть, всё работает.

В. Авдеева

— Вот уже первый этап завершили. У нас в процессе реализации распространение проекта «Прикасаемые» в регионах. Мы 15 мая показали спектакль в Екатеринбурге. И до этого два дня провели лаборатории…

А. Митрофанова

— А что значит «лаборатории»? Вы уже несколько раз это слово употребили. В данном контексте что оно значит?

В. Авдеева

— Лаборатории — это экспериментальные мастер-классы, в которых… Мы не можем это называть мастер-классом — в мастер-классе, как правило, кто-то один обучает других, помогает им что-то новое осваивать. А в наших лабораториях каждый участник что-то вносит своё, и происходит обмен — обмен в общении, в творчестве, в соединении разных, как мы говорим, миров в наших лабораториях. В этих лабораториях, с которых и начинался проект «Прикасаемые», потому что репетиции были невозможны сначала, участники узнавали друг друга, осваивали способы общения, потому что у нас не было общего языка; находили способы взаимодействия сценического. И это, как правило, были лаборатории сотворчества, основанные на театральных мастер-классах и на создании чего-то — или лепки, или… совершенно разные. В Екатеринбурге мы провели и в Санкт-Петербурге уже вот совсем недавно — второго июня, мы провели лаборатории и показ спектакля «Прикасаемые». В лабораториях участвовали новые потенциальные участники новых спектаклей, проектов, которые будут созданы там, в Екатеринбурге и в Санкт-Петербурге, в течение этого года.

А. Митрофанова

— Перед эфиром вы нам говорили, что в Санкт-Петербурге Алиса Бруновна Фрейндлих очень заинтересовалась этим проектом.

В. Авдеева

— Да. Для меня была невероятная радость, когда я не разочаровалась в человеке, а наоборот, моя любовь к легендарной актрисе, к личности, к человеку была во сто крат оправдана. Когда я ей позвонила и спросила: «Алиса Бруновна, вот есть такой проект, в нём играют слепоглухие. Нас поддерживают разные люди. Поддержите нас, пожалуйста!» И она в минуту согласилась. Сказала: «Дайте-ка я посмотрю. Второе июня? Да, я согласна!»

А. Митрофанова

— И она пришла, и приняла участие в спектакле?

В. Авдеева

— И она пришла, она прорепитировала и заинтересовалась проектами в общем. Сказала, что мы делаем интересное, хорошее дело, и придёт к нам на показ нашего нового спектакля. В Санкт-Петербурге у нас будут гастроли совсем скоро: 17 и 18 июня в 15:00 в Эрмитажном театре будет показ нового спектакля «Совершенно невероятное событие. Женитьба» — по пьесе Гоголя, в котором как раз играет Рустам.

А. Митрофанова

— Ну что, раз у нас театральная тема всё-таки не сходит с повестки, давайте поговорим немного об этом новом проекте. Рустам, расскажите, пожалуйста, об этой совершенно невероятной истории под названием «Женитьба». Что это за спектакль, о чём там речь? Но только без спойлеров, пожалуйста! Как-нибудь завесьте интригу так, чтобы…

Р. Ахмадеев

— Да. Я чуть-чуть пораньше возьму эту историю. До этого было три отрывка…

В. Авдеева

— Эскиза.

Р. Ахмадеев

— Да, три эскиза разных театральных школ. Это ГИТИС, МХАТ и Щукинское училище, в общем, «Щука». Три педагога, которые взялись за эти эскизы, сделали три отрывка, с которыми мы выступали в Питере.

В. Авдеева

— В рамках культурного форума.

Р. Ахмадеев

— Да. …И потом уже в Москве. В общем, отобрали эскиз под названием «Женитьба», в котором я принимал участие.

В. Авдеева

— И не просто отобрали, а было 22 эксперта, среди которых 6 деятелей инклюзивного зарубежного театра и ведущие деятели — как Сергей Безруков, Егор Бероев, Евгений Миронов — отечественного театра. То есть это была серьёзная экспертная оценка.

Р. Ахмадеев

— Да, и серьёзный эксперимент. Возможно ли… потому что до этого проект «Прикасаемые» — это была отдельная история, это была история всё-таки более документального существования и исследования. Здесь всё же история другая. Здесь как раз берётся пьеса и делается с ребятами. Причём это не только слепоглухие, но и люди, у которых есть аутизм и синдром Дауна, то есть абсолютно разные категории людей. И в нашем отрывке участвовало три актёра профессиональных, а остальные — наши особенные ребята, особенные герои. И как-то каким-то невероятным провидением это всё соединилось, мы друг друга почувствовали. Потому что здесь всё-таки немножко другая история. Потому что здесь ты со временем понимаешь, что есть разные восприятия мира…

В. Авдеева

— И разные возможности.

Р. Ахмадеев

— Да, и разные возможности.

А. Митрофанова

— Хорошо вы говорите: мы друг друга почувствовали. Вы знаете, хорошо бы нам всем, людям, у которых со зрением и слухом всё в порядке, научиться так друг друга чувствовать, как чувствуете вы с вашими партнёрами по сцене слепоглухими.

В. Авдеева

— А это сложнее! Вот мне чаще проще общаться со слепоглухими людьми или с нашими особенными актёрами, чем со зрячеслышащими некоторыми.

А. Митрофанова

— А почему?

В. Авдеева

— Есть маски, есть второй план, сеть много планов, за которыми, на самом деле, по сути нет ничего, но ты пытаешься разгадать. Кстати, суть общения со слепоглухими людьми: говорить прямо и просто, и только по существу.

А. Пичугин

— Но говорят же, простите за банальность, что всё гениальное просто.

В. Авдеева

— Да. Прямо, просто и по существу. А тут вот Рустам прекрасные слова сказал о разном восприятии мира и разных возможностях. Этот проект, когда он задумывался, была поставлена цель показать, что есть люди не с ограничениями, а с разными возможностями; и что если создать определённые необходимые условия для раскрытия этих возможностей, то можно создать очень интересный — скажу как продюсер — театральный продукт, интересный и востребованный у широкого круга зрителей. Кто пришёл к нам на премьеру, если вы почитаете отзывы, то просто вот люди восторгались и говорили, что это на самом деле сейчас самая органичная и интересная «Женитьба» в Москве.

А. Митрофанова

— Вот как!

В. Авдеева

— Потому что у Гоголя-то все странные!

А. Митрофанова

— (Смеётся) Действительно!

В. Авдеева

— А у нас и актёры профессиональные вынуждены играть, из кожи вон лезть, чтобы сыграть гоголевских персонажей. А наши ребята настолько органично существуют. Вот Даня, он Подколёсина играет — в принципе, он чаще всего в сонном состоянии пребывает, это его особенность. И он настолько органичен в своей роли, правда?

Р. Ахмадеев

— Да, то есть решение самого спектакля было абсолютно правильным, оно было абсолютно в точку. Режиссёр этого всего проекта Фейгин Михаил Леонидович, который нашёл очень правильный ключ вообще ко всей этой истории, то есть нашёл такое решение, которое даёт возможность абсолютно чувствовать себя комфортно как героям, так и нам.

В. Авдеева

— Не переделывать себя, да?

Р. Ахмадеев

— Да-да!

В. Авдеева

— А находить в себе резервы, которые ты можешь только во благо использовать.

Р. Ахмадеев

— То есть всё-таки он плясал от нас и от ребят. И это всё сложилось, и в этом плане, конечно, мы очень подружились. Вообще, конечно, опыт необычный, это, мне кажется, полезно любому человеку — когда ты общаешься с такого рода людьми, когда у тебя уходит… «Такого рода» — вот это слово… То есть грань просто уходит. Просто у тебя есть прекрасный знакомый или прекрасная знакомая, или прекрасные знакомые. И это нужно, чтобы хотя бы простой обыватель пришёл на спектакль и познакомился с этими людьми, чтобы он просто понимал, что такие люди есть.

А. Митрофанова

— Я так понимаю, что общение с таким людьми, это ещё и возможность навести внутри себя генеральную уборку.

В. Авдеева

— Да.

Р. Ахмадеев

— Но это абсолютно, конечно!

А. Митрофанова

— Это какое-то очень важное требование для того, чтобы с ними общаться просто и ясно, как вы сказали, Виктория. И без масок, без вот этого всего наносного, чего так много бывает в нашем мире. Потому что подходишь к такому человеку — это фактически, как, я не знаю, ты смотришь на какую-то океанскую глубину, на эти кораллы фантастические, которые, как правило, скрыты от человеческих глаз, а здесь тебе всё это в открытом доступе, невероятная красота, но только для этого нужно быть подготовленным таким.

А. Пичугин

— Но это тебе пытаются показать и показывают. А когда ты в обычной обстановке где-то на улице вдруг неожиданно встречаешь такого человека, я думаю, что тут другие включаются ощущения.

Р. Ахмадеев

— Да-да-да. Реакция абсолютно другая. Конечно, это плачевно, потому что к 29 годам — год назад — я не знал вообще эту тему, я не слышал о ней, я не знал про неё.

А. Митрофанова

— А вы не один такой! Большинство из нас именно такие.

Р. Ахмадеев

— Да-да-да. То есть какие резервы вдруг добра скрываются за всей этой темой. Мне кажется, это просто необходимость, чтобы люди, как минимум, привыкали к тому, что вообще есть такие люди и они прекрасны. Ну, правда! Я по-простому просто один какой-то момент возьму, как мы ездили в Питер: мы находились в одном вагоне, мы общались всю ночь, и я не хохотал так давно. Это прекрасные люди, которые невероятно умные, невероятно чуткие, невероятно чистые, честные. И это дорогого стоит — общение с такими высокими, в плане духовного или ещё чего-то , людьми. Ты понимаешь, что сталкиваешься с чем-то очень необычным и интересным…

А. Митрофанова

— А что они знают про этот мир, чего не знаете вы, чего не знаем мы?

А. Пичугин

— Хороший вопрос!

Р. Ахмадеев

— Вообще, опять же здесь вот это отличие поведения прежде всего, отличие каких-то… Для меня всё-таки, как для актёра, прежде всего это интересно, это вызывает мою реакцию, когда я понимаю, что человек вообще не по шаблону живёт, у него нет маски.

В. Авдеева

— Да, нет штампов никаких.

Р. Ахмадеев

— Опять же, когда мы привыкаем, что: а, понятно… ну, такой типаж…

А. Пичугин

— Вот здесь я себя веду так, а вот тут так, а вот тут я в магазин пошёл…

В. Авдеева

— Да, то есть у них нет масок, они какие есть, такие есть.

Р. Ахмадеев

— Нету, да. То есть в любую секунду произойдёт что-то неожиданное. И когда ты сталкиваешься с этим неожиданным, у тебя просто невероятный восторг, эмоции, ты понимаешь, что ты тоже здесь и сейчас находишься.

В. Авдеева

— Здесь и сейчас — вот это прекрасное слово, я хотела тоже о нём сказать, что как раз слепоглухие люди меня научили жить. Ну, а потом я уже научилась и с другими живу здесь и сейчас.

А. Пичугин

— Можно побыть настоящим.

Р. Ахмадеев

— Да.

В. Авдеева

— То есть слепоглухие люди научили меня жить здесь и сейчас, проживать именно настоящий момент и концентрироваться именно на том, что происходит сейчас.

А. Пичугин

— Мне стало интересно, я в поисковике набрал «творчество слепоглухих». И первая же ссылка была на ваш Фонд, тут есть даже раздел «Проекты», на сайте http://so-edinenie.org — это сайт Фонда. «Творчество слепоглухих» — но почему-то страничка не заполнена. А помимо того, о чём мы говорили уже, наверняка же и стихи, и проза? А картины тоже?

В. Авдеева

— Очень много всего! Наверное, у нас столько всего происходит, что мы не успеваем заполнять.

А. Пичугин

— Вы скульптора упомянули. Что, есть же…? Вот где наши слушатели могут познакомиться с творчеством этих людей?

В. Авдеева

— С творчеством слепоглухих людей. Вообще, происходит много всего в Москве, много всяких мероприятий.

А. Митрофанова

— А не в Москве?

В. Авдеева

— И не только в Москве. Пока сейчас, знаете, как было — мы два года работали именно в Москве, создавали систему. Теперь эта система будет распространяться. В этом году цель — региональное развитие той системы, которую мы создали. Поэтому сейчас эта система распространяется везде. Вот мы поехали в Екатеринбург… Программа социальной реабилитации, в которой создаются от чашечек глиняных до… Ну, социальная реабилитация — там же не только создание, это именно через творчество люди реабилитируются. Где создаются свитшоты с рисунками слепоглухих, которые написаны у-син. Китайская живопись у-син была одним из проектов социальной реабилитации в прошлом году. В результате этого проекта слепоглухие нарисовали рисунки прекрасные: и сакура, и какие-то совершенно абстрактные интересные рисунки. И эти рисунки теперь продаются на аукционах, принты делаются на свитшотах — это как один из примеров. То есть социальная реабилитация переходит в фандрайзинг, потому что всё-таки Фонд хочет перейти к тому…

А. Пичугин

— Я тут вас перебью на секундочку! Принты на свитшотах, фандрайзинг — сразу, через запятую. Нет, это клёво, конечно, я тоже люблю, просто никто не поймёт! Давайте с этого момента: с принтов на свитшотах… на скриншотах.

А. Митрофанова

— А я никак не могла понять, что непонятно-то!

А. Пичугин

— Нет, я, в принципе, понимаю…

А. Митрофанова

— Понятно, что непонятно! Хорошо.

В. Авдеева

— Рисунки отпечатаны на кофтах… я не знаю просто!

А. Пичугин

— Ну как-нибудь так, да!

А. Митрофанова

— Хорошо, да. Рисунки печатаются на кофтах, на майках…

В. Авдеева

— Да, на майках. Продаются они на аукционах. Скульптор Сельянов Александр Алексеевич, который же является одним из участников проекта «Прикасаемые», проводит выставки. И он получил премию «Филантроп», по-моему, в прошлом году…

А. Пичугин

— Да, есть такая премия, конечно!

В. Авдеева

— …За достижения в области искусства. И Ирина Поволоцкая пишет стихи.

А. Пичугин

— А где почитать можно?

В. Авдеева

— А у неё есть страничка в интернете. Просто вбиваете, «гуглите» — Гугл скажет, как всегда, Гугл всё знает.

А. Пичугин

— Ирина Поволоцкая, да? Гугл всегда всё знает, конечно.

А. Митрофанова

— А как эти люди, кстати говоря, реагирую на то, что они участвуют в спектакле? Они же с вами наверняка делятся своими переживаниями по поводу этого: что он даёт, а чего он не даёт — этот спектакль «Прикасаемые». И «Женитьба» теперь тоже.

Р. Ахмадеев

— Мне кажется, также как и нас, также и всех… ну, абсолютно всех поменяла эта история. Я думаю, каждый раз — по крайней мере, это ощущается всегда, что мы с огромной радостью встречаемся. Я думаю, они в большей степени готовятся к этой встрече.

В. Авдеева

— Да, то есть это спектакль-встреча — тоже хотела сказать, а Рустам считал мои мысли!

Р. Ахмадеев

— Подхватил, да.

В. Авдеева

— Считал!

А. Митрофанова

— А вы уже научились! Вы, я чувствую, считываете мысли друг у друга, пользуясь профессиональным навыком!

Р. Ахмадеев

— Да. Поэтому, конечно, это важное событие, прежде всего для них. Это очень здорово и прекрасно. Они чувствуют себя с каждым разом… Только поначалу, может быть, меньше даже месяца, они, так сказать, не впускали ещё нас в свой мир. Но это было очень давно и уже давно мы в одной обойме.

В. Авдеева

— Да, мы уже срослись все, по-моему, в семью.

Р. Ахмадеев

— И это прекрасно! Я вам скажу, что ни один актёр не может так запоминать телом, как запоминают они. Репетиции больше всего для нас, потому что актёры забывают текст. А наши герои ни одной мизансцены не забывают абсолютно, даже вплоть до того, что позы абсолютно те, о которых мы договаривались. То есть они абсолютно запоминают… Я всё-таки понял, насколько человек не исследован, вот что я вам скажу.

В. Авдеева

— Видишь, Рустам, есть развитие. Например, спектакль «Прикасаемые» как встреча: встреча слепоглухих людей со зрячеслышащими — он, собственно, об этом. И он открыл вот этот занавес, который существовал много лет между слепоглухими и зрячеслышащими, в принципе, как событие, ну и для людей, которые участвуют. А другие последующие проекты стали пространством проявления слепоглухих и других особенных участников, их творческого «я», проявления их способностей.

А. Пичугин

— Друзья, напомним, что сегодня мы говорим о слепоглухих людях. У нас в гостях руководитель творческих проектов Фонда, который работает со слепоглухими. Фонд называется «Со-единение». Итак, Виктория Авдеева у нас в этой студии. И Рустам Ахмадеев — актёр Театра Наций, который участвует в спектакле «Прикасаемые», в котором также, помимо Рустама, ещё играют люди слепоглухие. Вот вы упомянули Ириру Поволоцкую, которая пишет стихи — это слепоглухая актриса, поэт, писатель. А я нашёл её стихотворение, если вы не возражаете, я его сейчас прочитаю. Оно относительно новое — 2015 года, но очень пронзительное:
Кричи — не кричи — тишина.
Потому что…
Потому что — большая стена
Между тем, что внутри — и снаружи.
Докричаться до чувств — не с руки,
Ведь потом мне самой же и плакать.
Не кричать? Не смогу — ложь безмерна.
Проходя — я молчу, потому что у Мира
Есть
Вечность…

Это к вопросу о творчестве слепоглухих людей. Вы знаете, ещё одна тема важная, о которой мы не поговорили — мы поговорили о творчестве, поговорили о том, что в больших городах есть возможность обратиться в ваш фонд, что в Москве это ещё проще сделать. А вот если человек живёт где-то за пределами мегаполиса, где-то далеко от привычных благ цивилизации, и вот он как раз тоже попадает в эту категорию — слепоглухие. Как быть? Как можно вас найти, обратиться куда?

В. Авдеева

— На сайте есть информация, куда можно написать. Есть группа в «Фейсбуке». Мы понимаем этот размах, который должен быть у Фонда, поэтому сейчас проходит реализация региональной программы Фонда, распространение всех проектов. И в каждом крупном городе, если по результатам переписи выявилось, что там есть слепоглухие люди, в каждом большом городе есть досуговые центры. Как правило, эти досуговые центры работают при библиотеках для слепых.

А. Пичугин

— Это должен быть очень крупный город, мне кажется.

В. Авдеева

— Практически во всех…

А. Митрофанова

— …Есть библиотеки для слепых?

В. Авдеева

— Есть досуговые центры. Вот на сайте должна быть информация о том, в каких городах.

А. Пичугин

— Давайте сразу назовём адрес ещё раз. Называли, но давно: http://so-edinenie.org. Здесь телефон есть, московский, конечно, Фонда: 8 (495) 212-92-09.

В. Авдеева

— И там можно уточнить информацию, в каких городах ближайших к пункту населения…

А. Митрофанова

— Я так понимаю, что ваш Фонд в том числе работает с теми людьми, которые пока ещё только ищут путь к тому, чтобы быть реализованными в жизни, если они слепоглухие и при этом не понимают, как себя применить. У вас есть перепись, то есть вы выявляете таких людей?

В. Авдеева

— Да.

А. Митрофанова

— Потому что 12 тысяч для всей России — это только официальная информация, а многие никак не зарегистрированы, как именно слепоглухие. И вы их выявляете?

В. Авдеева

— Да.

А. Митрофанова

— Вы находите этих людей и объясняете, чем вы им можете быть полезны?

В. Авдеева

— Да. Это огромный, невероятно сложный проект — выявление слепоглухих людей. Многие из них находятся в психологических диспансерах. И оттуда их очень трудно вернуть в обычный наш мир. Некоторые родители детей боятся признавать то, что дети с синдромом Ушера, а это практически обречённая слепоглухота в будущем. Они, с одной стороны, пытаются развивать их как обычных детей, с другой стороны, у ребёнка отбирают какую-то возможность, может быть, предупреждения быстрой потери слуха и зрения. Есть много сложностей, это большой проект, он проходит масштабно уже больше года. И привлекаются к переписи не только люди, которые общаются, но соседи, которые знают, что есть человек, у которого и слух, и зрение нарушены. Это, конечно, ответственность каждого человека, который знает о том, что есть где-то слепоглухой человек, с которым он знаком, и он знает, как его найти — позвонить по номеру телефона, который на сайте, и сообщить о том, что вот есть слепоглухой человек. А там мы проверим: поступает ли этому человеку какая-то помощь, является он подопечным Фонда или нет. Конечно, для слепоглухого человека в России лучше будет, если он будет подопечным Фонда, потому что на него будут распространяться самые разные программы.

А. Митрофанова

— А какие программы? Что вы распространяете, что, вообще, здесь можно распространить?

В. Авдеева

— Распространяются программы и социальной реабилитации. Фонд не оказывает адресную помощь, потому что есть другие фонды. Фонд «Со-единение» создан как организация, которая внедряет системные изменения вообще в этой сфере. Поэтому мы реализуем программы социальной реабилитации, культурной интеграции; технологии возможностей — это разработка гаджетов, которые помогут слепоглухим людям общаться в интернете, осваивать пространство, быть более мобильными. Соответственно, тем, кто прошёл перепись, по определённым программам они могут быть обеспечены необходимыми гаджетами — или по субсидированию, или по рекомендации через ОНФ. Ну, это такая сложная система.

А. Митрофанова

— А образовательные программы?

В. Авдеева

— Да, есть центр в Пучково, в котором приезжают со всей России слепоглухие и проходят какие-то курсы профессиональные. То есть они обучаются компьютерной грамотности, они обучаются что-то создавать руками, и курсы массажа — очень много всяких таких программ, которые доступны для слепоглухих людей в принципе. Я бы также хотела сказать и об очень важной программе, которая занимается семьями со слепоглухими детьми, в которых есть слепоглухие дети. Там много программ, обеспечивающих и образовательную поддержку, и поддержку родителей, потому что для родителей это большое испытание, когда в семье есть слепоглухой ребёнок. И обучаются специальные семьи, мы называем их профессиональными семьями, которые на месяц в году забирают ребёнка слепоглухого к себе в семью, чтобы дать родителям передышку — тоже важный момент. И проходят летние школы и зимние школы, в которых и дети, и родители, и педагоги получают методическую, профессиональную и самую разную поддержку психологическую для того, чтобы их жизнь и процесс реабилитации — это для педагогов — совершенствовался и становился более качественным. Вот такие программы.

А. Пичугин

— Мы с вами говорили сегодня в целом, думаю, что мы встретимся ещё в этой студии и, надеюсь, поговорим предметнее о деятельности Фонда. А на этом время наше подошло к концу, спасибо вам большое, что пришли к нам, нашли время.

В. Авдеева

— Спасибо!

А. Пичугин

— Напомним, что говорили сегодня о слепоглухих людях в разных аспектах. В первую очередь потому, что есть Фонд «Со-единение», который сегодня представляла руководитель творческих проектов этого Фонда Виктория Авдеева. А ещё важная тема — это творчество слепоглухих людей. Вот Театр Наций спектакль целый поставил с участием слепоглухих. И сегодня об этом нам рассказывал Рустам Ахмадеев — актёр Театра Наций. Спасибо большое!

А. Митрофанова

— Кстати говоря, по поводу спектаклей. Напомню ещё раз, что есть уже два спектакля. Один — это «Прикасаемые», о котором мы подробно сегодня поговорили. Второй — это «Женитьба», ваш новый проект. Кстати, Виктория, когда вы его показываете в ближайшее время?

В. Авдеева

— «Женитьба», или как мы его назвали официально «Совершенно невероятное событие. Женитьба» — спектакль по Гоголю состоится 19 июня в 19:00 на Малой сцене Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко. Там вы увидите совершенно невероятное событие — рождение нового театрального языка и так называемого живого театра. Приглашаю вас!

А. Митрофанова

— Спасибо большое! И спасибо вам за вашу работу!

В. Авдеева

— Спасибо!

А. Митрофанова

— До свидания!

А. Пичугин

— Всего хорошего!

В. Авдеева

— До свидания!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (4 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...