Москва - 100,9 FM

«Забота о завтрашнем дне». Вечер воскресенья с прот. Игорем Гагариным (17.06.2018)

* Поделиться
прот. Игорь Гагарин

прот. Игорь Гагарин

У нас в гостях был настоятель Иоанно-Предтеченского храма села Ивановское протоиерей Игорь Гагарин.

Мы говорили о значении слов Спасителя: «Не заботьтесь о завтрашнем дне...» К чему призывает этими словами Христос и как правильно следовать этому наставлению в нашей жизни?


Т. Ларсен

— Здравствуйте, друзья! Это программа «Вечер воскресенья» на радио «Вера», в студии Тутта Ларсен...

В. Аверин

— Владимир Аверин, здравствуйте.

Т. Ларсен

— И у нас в гостях настоятель Иоанно-Предтеченского храма села Ивановское, педагог, протоиерей Игорь Гагарин. Здравствуйте.

Протоиерей И. Гагарин

— Здравствуйте.

В. Аверин

— Здравствуйте, отец Игорь!

Т. Ларсен

— Очень хочу я поговорить сегодня о теме, которая прямо волнует и волнует меня и покоя мне не дает. И снова на глаза попались эти евангельские строки, которые вот тему задают, собственно. Это Матфей, Евангелие от Матфея: «Не заботьтесь и не говорите, что там есть, или что пить, или во что одеться, потому что всего этого ищут язычники и потому что Отец Ваш Небесный знает, что Вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды его, и это все приложится Вам. Итак, не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем. Довольно для каждого дня своей заботы». И вот я мучаюсь вопросом, как научиться так жить и вообще возможно ли это в нашей современной действительности. Особенно когда у тебя семья, дети, работа, заботы. Как можно не заботиться о завтрашнем дне и довольствоваться только днем сегодняшним? Вот на эту тему мне, батюшка, Вас хотелось бы сегодня потерзать.

Протоиерей И. Гагарин

— Да, очень интересно. Я знаю, что многие люди, которые первый раз в жизни читают Евангелие, они на этих словах спотыкаются, и, причем, очень противоположно спотыкаются. Есть две как бы крайности. Одна крайность — это когда люди просто возмущаются: «Это что же, в тунеядство какому-то нас...»

Т. Ларсен

— В паразитизм.

Протоиерей И. Гагарин

— ...да, подталкивают на что? «Не заботьтесь» — какой-то легкомысленный подход. Еще и приводят в пример тех, кто, как птицы небесные, не сеют, не жнут, не собирают в житницы — и пожалуйста! Значит, и нам, получается, ни сеять, ни жать, ничего не делать? Это вот одна такая крайность. А другая — наоборот: «Как же здорово! Оказывается, если быть верующим человеком, то Господь говорит, что не надо ни о чем заботиться — все само собой устроится, все будет прекрасно». Вот мне кажется, что вот эти слова — «не заботьтесь» — их ни в коем случае нельзя отрывать от завершения вот этого высказывания. Господь говорит: «Ищите прежде Царства Божия и правды его, и это все, вот о чем Вы так заботитесь, приложится Вам». То есть он сразу оговаривает условие, при котором можно не заботиться. А если Вы... Потому что многие и заботиться не хотят, и, в то же время, и Царства Божия искать не хотят. Так вот как бы, я думаю, можно бы добавить к этому, что «а если Вы не ищете Царства Божия, не ищете правду, то заботьтесь тогда, тогда за Вас никто не позаботится!».

В. Аверин

— Да, но при этом, смотрите, очень понятные вещи, когда говорят о заботе, особенно в контексте, вот если шире брать этот отрывок, то там и одежда, и пища — все перечисляется. А когда говорят «ищите Царствия Божия», то тогда отсутствует понятный, привычный алгоритм действий просто. Потому что если, например, рассматривать это, ну, тоже, как в актерских школах, физическое действие, тогда, значит, вот молитесь, поститесь, ходите в Церковь, и, вроде, кроме этого больше ничего не делайте. Но это же и есть, в общем, ну, я не знаю, в общепринятом представлении, поиск Царства Божия. Ну, то есть действия человека, которые так или иначе должны его привести к Царствию Божьему. Молитва, посты и регулярное посещение Церкви — там, исповедь, например. И кроме этого больше ничего не надо.

Протоиерей И. Гагарин

— Ну, дело в том, что Священное Писание — вот очень важно его как бы все воспринимать... отдельные места воспринимать не вырванными из контекста, а вспоминать еще другие места Священного Писания. Я уж не буду говорить про «Книгу притчей», когда «погляди на муравья, который трудится». И я вспомнил слова, которые каждый советский человек знает с детства: «Кто не работает, тот не ест», но не каждый знает, что эти слова тоже из Священного Писания, что эти слова принес апостол Павел. «Кто не работает — тот не ешь». Это говорит о необходимости трудиться своими руками. Речь идет, наверное, все-таки не... Ну, никогда нельзя же до крайности доходить. Если вообще многие слова Господа понимать вот абсолютно буквально, то мы можем очень далеко зайти. Господь говорит, что «если глаз твой соблазняет тебя, вырви его, а если рука твоя соблазняет, отсеки ее». И мы знаем, что были люди, которые это воспринимали буквально, эти органы своего тела, которые их соблазняли. Они их просто отсекали. В результате возникали всякие отвратительные секты...

Т. Ларсен

— Скопцы...

Протоиерей И. Гагарин

— Да. И поэтому, конечно, мы понимаем, что это, скорее, гипербола некая — что... Так же и насчет заботы. Речь идет, наверное, о том, что это не должно занимать тебя, занимать всю твою душу, занимать все твое сердце, что это не должно быть главным содержанием твоих усилий. Да, мы в жизни все время должны делать какие-то усилия. Но вот на что направлены силы моей души, мои способности, мои таланты? На то, чтобы обеспечить себе материальные какие-то... материальную безопасность и уверенность в завтрашнем дне, который, еще не знаем, будет или не будет, или на то, чтобы все-таки стать гражданином Царства Божия, быть со Христом не только в этой жизни, но и в вечности?

В. Аверин

— Но смотрите, получается тогда, что... Хорошо, я это все прочитал и даже, наверное, с какими-то этими вот параллелями и сносками, и все осознал. И дальше я с неизбежности, как мне кажется... Сейчас, может быть, будет извращенная логика, но она имеет право на существование. И дальше я с неизбежностью делегирую вот эту условную заботу о завтрашнем дне кому-то. Или Господу, Который, если я ищу Царствия Небесного, завтра вот обеспечит мне этот хлеб насущный днесь, вот прямо на этот самый день, либо, что мы наблюдаем в больших количествах (я, опять же, про то, что вижу, буду говорить), мы делегируем эту заботу государству. И тогда, значит, вот как раз это требование — государство должно предоставить уверенность в завтрашнем дне (это уже рефрен просто), государство должно обеспечить, там, безбедную старость, например, пенсионную. Государство должно... И прочее, прочее, прочее. А я буду сегодня жить, сегодня трудиться, в общем, совершенно не заботясь о завтрашнем дне. И это все разбивается о ту экономическую систему, которая выстроена во всем мире, в том числе мире христианском, как раз по поводу накоплений на старость, по поводу...

Т. Ларсен

— ...ипотеки всяческой разной...

В. Аверин

— Да, ипотеки, кредитов — вот всего того, что двигает экономику, на самом деле, как раз в заботах вот этих вот, в неоставлении этих забот и планировании некоего завтрашнего, послезавтрашнего, ну, и, там, если мы берем длинный день, то, значит, намного лет вперед. А это входит в прямое противоречие, на самом деле, с тем, что мы читаем в Евангелии. Как быть?

Протоиерей И. Гагарин

— Ну, опять же, я думаю, что желание... указание Господа о том, что не надо заботиться, надо воспринимать не так, как «вообще прекратить какую бы то ни было деятельность в том, чтобы подготовить»... Готовиться надо к чему-то, конечно. Наверное, беда заключается в том, и, я думаю, не ошибусь в этом, что очень многие люди, если не большинство, гораздо больше заняты тем, что их ждет завтра и что их может ожидать в каком-то отдаленном или не отдаленном будущем, гораздо больше вот этим заняты и переживают об этом, чем о том, что происходит вот здесь и сейчас. И как раз-то я для себя воспринимаю слова Господа именно о том, что «переключи акцент на то, что здесь и сейчас, живи, его, тем, что здесь и сейчас». Конечно, Господь не может требовать от нас какого-то такого легкомыслия. Конечно, к чему-то мы должны готовиться, какие-то планы мы все равно строим, без этого не бывает. И мы, когда читаем жития святых, видим, что они тоже как-то иногда должны что-то предусмотреть, иногда о чем-то предупреждали, иногда говорили о том, что нужно готовиться к тому-то, тому-то и тому-то. Но уже, мне кажется, будет огромным достижением в духовной жизни человека, если он цетр тяжести своих забот, переживаний перенесет на то, что происходит здесь и сейчас. И о будущем будет думать в той мере, в какой это не будет мешать ему жить здесь и сейчас, жить в настоящий момент.

Т. Ларсен

— А тогда я вижу тут небольшой подвох, потому что когда ты читаешь первым прочтением эту фразу — «вот, не заботьтесь о завтрашнем дне, сначала ищите Царствия Небесного, а завтрашний день сам о себе позаботится», Вы такие: «О, отлично, ура, можно расслабиться, сегодня себя ничем не парить насчет завтра — и жизнь прекрасна»!. А потом, когда читаешь второй раз: «Прежде ищите Царствия Небесного», ты понимаешь, что тебе вообще не предлагают легкую жизнь и легкий путь, вообще ни разу! Потому что поиск Царствия Небесного — это вообще самое трудное, что только может быть в жизни любого человека, который выбрал себе христианский путь. Это путь Христа, путь тернистый, путь преодоления, путь изгнания от мира, путь «лжущих на Вы Мене ради» и так далее. И чего-то как-то вот уже не становится так радостно и радужно. Потому что для того, чтобы завтра не заботиться о себе, сегодня я должен так о себе, о своей душе заботиться, что на это уходят все мои жизненные силы вообще.

Протоиерей И. Гагарин

— Я думаю, что вот когда Вы говорили о тернистом пути, о Кресте, все это, конечно, правильно. Но давайте скажем все-таки — прежде всего, это путь любви. Что самое главное — это любовь. И что все-таки, я думаю, мы, христиане, хоть и всегда предупреждаем и говорим и себе, и другим, что несение Креста и перенесение страданий — это неотъемлемая часть христианской жизни, но не хотелось бы, чтобы все-таки наши слушатели, чтобы христиане воспринимали христианскую жизнь, что стал христианином — вот теперь тебе сплошные страдания, вот муки и так далее. У нас очень много прекрасного и радостного. И, в общем-то, быть... Это надо быть верным Христу. А Христос совсем не ежедневно и не каждую минуту требует от нас чего-то очень мучительного. Есть такие слова, к которым спорно относятся некоторые люди. Я знаю, есть известный, прославленный греческий святой Порфирий Кавсокаливит, который говорит, что «говорят все, что христианином быть трудно, а мне так кажется, очень легко». Люби просто всех, старайся жить по любви, не делай ничего против любви, и это очень легко и приятно. Я понимаю, что это тоже преувеличение — это далеко не всегда легко и приятно, но это все-таки радостно. Я все равно думаю, что жизнь христианина — она радостная жизнь. Даже она радостная не только тем, что сейчас тебе плохо, но я радуюсь, что зато потом будет хорошо. Уже здесь и сейчас нам очень часто бывает радостно, когда мы со Христом. Ну, понятно, что пока мы здесь живем, в этом мире, будет и то, что нужно перенести с болью, с мукой. Но когда со Христом, и это тоже оборачивается радостью.

В. Аверин

— Вот смотрите, мы все время говорим о материальном. С одной стороны, у нас есть поводы, потому что, действительно, в самих словах Христа есть упоминание, в предыдущих строках об одежде и пище насущной, о которой заботится человек. Но ведь, опять же, когда мы читаем Евангелие, вот это вот буквальное восприятие, против которого Вы предостерегаете, оно тоже не у всех далеко, и зачастую, ну, там, для меня, например, когда я читал эти строки, парадокс именно в том, что тогда как будто бы отвергаются забота и помышления вообще о любом завтра. Вообще, в том числе, о конечной цели земного пребывания — собственно о Царствии Небесном. Потому что этот путь — «ищите Царствия Небесного» — он же тоже не сиюминутен, это не только сейчас, а это как раз, в известной степени, выстраивание стратегии. Сколько раз в этой же студии говорили по поводу, особенно во время поста, отказов от удовольствия поэтапного. «Вот сегодня я себе постановил, что я вот так... А завтра тогда я вот перестану смотреть в изобилии телевизор, а лучше почитаю Евангелие. А еще послезавтра я перестану, например, жрать в три горла и все-таки как-то усмирю свою плоть. А еще...» И вот в этом смысле тоже есть такая забота о завтрашнем дне. В известной степени, есть планирование. А если уже совсем... Ну хорошо, я оставил помышления о богатстве. В этом смысле мне повезло — как-то так оставил и оставил. (Смеется.) Но тогда и все остальные помышления про завтра я должен оставить. Ну, там, вот сегодня не удалось мне прекратить ублажать себя тем или иным способом — ну и... О завтра я просто не думаю. Я вот о чем — о том, что, как мне кажется, не обязательно все это сводится только к сугубо материальным вещам, не только к пище, одежде и к содержимому кошелька.

Т. Ларсен

— Вы слушаете программу «Вечер воскресенья» на радио «Вера». В студии Тутта Ларсен, Владимир Аверин и наш гость, протоиерей Игорь Гагарин. Говорим о многозаботливости или, наоборот, о том, что не стоит заботиться о завтрашнем дне.

Протоиерей И. Гагарин

— Я, конечно, понимаю, что в данном отрывке, который мы читали, речь шла именно о житейских заботах, то есть заботах о временных всяких благах. Но Вы очень правильно и своевременно, мне кажется, сказали о том, что а как быть с какими-то духовными вопросами? И здесь тоже очень важно для меня именно сосредоточиться на сегодняшнем дне. Ну вот простой пример приведу. Вот многие люди... Буквально вчера я разговаривал с одним человеком, который говорил мне: «Я не могу пойти на исповедь, потому что я не могу лгать Богу, потому что я понимаю, что если я исповедуюсь в чем-то, то я должен этого больше никогда не делать. А я же знаю, что я буду это делать. Ну, скажу я, что я не... что я осуждаю и что я каюсь в этом и что я не хочу этого делать, но я же знаю, что опять буду осуждать». Ну, и там есть целый список вообще вещей, которые человек точно знает, что он обязательно будет это еще делать, как бы он ни старался. А зачем тогда обманывать? Я вообще в таких случаях говорю человеку, вот когда он на исповеди, говорю: «Хорошо, а вот сегодня, вот сегодня Вы можете?.. Я понимаю, что сказать, что «я никогда в жизни не буду никого осуждать» (я беру один лишь из таких ярких грехов), это, конечно, легкомысленно. Но вот сказать, что «вот сегодня, вот когда я исповедался, причастился», до сегодняшнего вечера — это реально — удержаться и никого не осудить, допустим, или никого не укорить, никого не обидеть? Ну, человек, в общем-то, трезво говорит: «Ну, в общем-то, сегодня это реально». Вот и хорошо. Вот и давай. Вот давай сегодня постараемся только. «А чего, завтра можно?» — «Подожди, до завтра доживем. Завтра наступит, встанешь с утра на утренние молитвы и будешь думать, чтобы завтра устоять. Но у тебя задача — удержаться от того греха, который кажется тебе непреодолимым, удержаться именно сегодня». Потому что мне думается, что вот тут как раз дьявол говорит человеку: «Ты же все равно это сделаешь завтра или послезавтра, поэтому делай сегодня». А Господь говорит: «Оставь пока насчет завтра. Не делай этого сегодня, а завтра посмотрим». Вот, мне кажется, вот так вот оно.

Т. Ларсен

— Малые шаги ведут к большим изменениям.

Протоиерей И. Гагарин

— Вы знаете, я вот приведу пример совершенно не из церковной жизни. Но вот я просто дружу с группой анонимных алкоголиков и как-то мы сотрудничаем. Вот у них один из их принципов — они отлично понимают... Они алкоголики, они отлично понимают, что от этой беды, от этой болезни им уже никуда не деться, но они ставят перед собой задачу... Вот сегодня человек встает с утра, и он ставит перед собой задачу, что сегодня, только сегодня удержаться от рюмки. И этот человека удерживает — вот эти «сегодня» превращаются во многие годы по 10, по 15 и до конца жизни многие не пьют. Но спустя 20 и 25 лет он встает с утра и думает: «Вот сегодня мне надо удержаться от рюмки».

В. Аверин

— Хорошо, тогда примем вот эту вот теорию. Я в роли скептика сегодня выступаю, как, впрочем... (Смеется.) Малые дела способны совершить большие перемены. Хорошо, у меня сегодня остается рубль, который мне на сегодняшние нужды не нужен. И я этот рубль, конечно, отдаю нищему. У меня завтра остается рубль, и я этот рубль, конечно же, отдаю нищему. Другой человек, живущий рядом со мной, у него остается рубль, и он его не отдает сегодня, а складывает в кубышку. У него завтра остается рубль. И, таким образом, через десять лет он приходит, и у него хватает денег для того, чтобы построить, например, новый храм, чего я со своими малыми делами каждодневными вообще ни разу не могу себе даже позволить. Ну, или, там, не построить, но хотя бы перекрыть крышу — ну, вот что-нибудь такое весомое. И как Вы думаете, кто останется в памяти церковной общины, например? Кому спасибо скажет настоятель этого самого храма? Какими такими малыми делами можно совершить нечто великое? Нет, только выстраиванием вот этой определенной стратегии, только заботясь как раз о завтрашнем дне и, в том числе, когда это касается материального, накапливая определенные ресурсы для того, чтобы совершить нечто. Хорошо, построить храм или гидроэлектростанцию, или новый завод, или совершить еще какую-то мощную инвестицию, которая всю страну, экономику, народ твой продвинет куда-нибудь вперед. А если это каждый день понемножку все разбрасывать, то толку не будет никакого.

Протоиерей И. Гагарин

— Ну, мне кажется, что как раз и не надо нам, может быть, указывать только один какой-то путь. Вот то, что Вы сказали... Вообще, в жизни человеческой очень часто бывает такое, что и тот путь хороший, и другой хороший, и третий хороший. Просто у кого как вот... Ну, можно сказать, как расположена душа, а можно сказать, кому как важен в сердце Господь. Ведь на самом деле я думаю, что искать Царства Божия — кстати, искать Царства Божия — это же искать пребывания с Господом. Искать Царства Божия — это пребывание в Духе Святом, стяжание Духа Святого. И когда... Есть такие слова, 142-й Псалом: «Дух Твой благий наставит меня на землю праву». То есть когда человек действительно реально слышит Бога, сердце его в Духе Святом, сердце ему подскажет, где надо нищему помогать, а где нужно положить в кубышку и отложить на что-то другое, мне кажется. Потому что и то может быть хорошо, и то, все зависит от каждой конкретной ситуации и от каждого конкретного человека.

В. Аверин

— Не знаю, не знаю. Я это неслучайно сказал — а кому спасибо скажет настоятель этого храма?

Протоиерей И. Гагарин

— Ну, это... Вот это, мне кажется, меньше всего должно...

В. Аверин

— А чье имя останется в памяти народной?

Протоиерей И. Гагарин

— Народа... Не надо нам память народа. Нам надо, чтобы в Царство Божие войти. Очень часто, что тот, кто как... Помните, как сказал Господь? «Они уже получили награду». Вот это как раз, получается, получить... Наоборот, Господь говорит о том — в этой же, кстати, Нагорной проповеди, — что «делай так, чтобы никто не знал вообще о твоих добрых делах, потому что тот, кого похвалили люди, и, в том числе, кто остался в памяти людей, он уже получил награду свою». Я, конечно, не хочу доходить опять до крайности и говорить, что вот вообще, не дай Бог, чтобы тебя не похвалили люди или еще что-то. Наверное, оно и приятно, и хорошо, когда тебя ценят и тебя вспомнят. Но все-таки для нас это должно быть настолько второстепенно, настолько неважно! Важно — это одобрение совести, одобрение своего сердца. А это и есть, если человек в Боге, одобрение Бога. Как говорит апостол, что «если сердце твое осуждает тебя, то кольми паче Бог, Который больше сердца!». Но можно, наверное, сказать и противоположное — что если сердце твое одобряет тебя и чувствует, что ты сделал что-то, что надо было сделать, что правильно, то «тем кольми паче Бог одобряет тебя».

В. Аверин

— Не соглашусь. Вот категорически не соглашусь. Потому что вот приезжаю я, например, с экскурсии в какой-нибудь древний монастырь, и мне там рассказывают, что вот этот храм построен, потому что такой-то князь, а вот этот вот корпус — потому что такая-то царица...

Т. Ларсен

— Ну так это человеческая слава. А может быть, тот человек, который там этот храм строил своими руками, эти кирпичи носил, безымянный, он для Господа куда более фигура близкая, чем князь.

В. Аверин

— Для Господа-то может быть, а для Церкви, которая... собственно, представитель которой мне это все и рассказывает... Потому что монах меня ведет по этому самому монастырю и рассказывает мне о его истории, о том, какие замечательные люди вклады делали. «А вот эта икона у нас — потому что вот такой-то человек эту икону подарил», «а вот эта вот...» — как эти вытканные штуки называются?

Т. Ларсен

— Плат.

В. Аверин

— Да. «А вот это, значит, царица такая-то вышила». И вот именно они, и про то, какие они молодцы, с точки зрения Церкви, по крайней мере, мне все время рассказывают. Из чего я делаю вывод, что раз это угодно Церкви, то это угодно и Богу. Потому что — а иначе как? Для меня.

Протоиерей И. Гагарин

— Сколько мы знаем среди святых людей, которые оставили все, были очень богатыми, все раздали, ушли в пустыню, как Арсений Великий и Макарий Великий. И я не думаю, что... Я не слышал, чтобы они какие-то пожертвования Церкви делали и еще что-то, но, в то же время, мы их вспоминаем как такие светильники... Тоже вспоминаем — люди, вспоминает Церковь.

В. Аверин

— «Тоже».

Протоиерей И. Гагарин

— Поэтому, я говорю, есть разные пути. Кому-то... Кто-то призван Богом служить своим имением... Кстати, есть же в Евангелии эпизод, да? Вот входят ученики, а потом есть эпизод, когда женщин... когда мы вспоминаем, когда с ними были, там, Мария Рахуза, Мария Магдалина, Сусанна, которые служили Господу имением своим. То есть да, кто-то брал на себя материальные заботы. И так всегда было и будет. Потому что всегда Господь, Дух Святой распределяет между чадами Церкви, членами Церкви различные послушания. И у кого-то послушание — да, строить храмы, собирать деньги, и они это делают. А у кого-то — послушание Богу оставить все и явить примеры молитвы, поста, аскезы. И те, и другие... Этим прекрасна Церковь, что в ней есть самые разные виды служения. Самое главное — найти свое, вот найти вот именно то, к чему призван ты.

В. Аверин

— А как догадаться-то?

Протоиерей И. Гагарин

— А тут догадаться опять все тем же, простите за банальность, способом — вот в той мере, в какой мы живем молитвой, верой, Церковью, в какой мы ищем Царство Божие, в той мере, я думаю, Господь Сам подскажет в сердце моем, что именно мое, каким путем идти мне, а каким путем идти не надо, потому что это не мое. Кому-то надо жениться и быть отцом многодетной семьи, и это будет самое прекрасное, что он может сделать, воспитать прекрасных детей, а кому-то нужно, может быть... Как Алексею, человеку Божию, что очень понятно — уже даже поженились, уже все, как говорят, брак оформлен. А он сбегает ночью и исчезает, оставляет свою полужену — полу-не жену еще одну и прославляет Церковь. Как Алексей, человек Божий, становится нищим, скитается где-то... Вот у него такой путь. У всех разный путь.

Т. Ларсен

— Продолжим разговор через минуту.

Вы слушаете программу «Вечер воскресенья». В студии Тутта Ларсен...

В. Аверин

— ...Владимир Аверин и наш гость, протоиерей Игорь Гагарин, настоятель Иоанно-Предтеченского храма села Ивановское. Говорим мы о заботе о завтрашнем дне.

Т. Ларсен

— Вот мне до перерыва стало очень жалко жену Алексея, человека Божьего.

В. Аверин

— Угу. Невинная жертва.

Т. Ларсен

— Потому что о себе... Ну, как бы он-то о завтрашнем дне не позаботился, а она как-то осталась у разбитого корыта, получается. И когда ты только о себе думаешь в этой ситуации, то, может быть, ты и готов еще как-то вот эту формулу на себя, к себе применить. А когда у тебя мал мала меньше и еще родители престарелые, и на тебе хозяйство какое-нибудь, очень трудно все равно не заботиться о завтрашнем дне — о том, как образовать детей, как их лечить, как их учить, там, не знаю, где они будут работать, как тебе вообще, там, отпуск летний провести вместе с ними. То есть волей-неволей все равно тебе приходится отвлекаться от стяжания Царствия Небесного, от приближения к обожению и так далее, уходить от своего духовного какого-то развития и погружения вот в эту бытовуху, в рутину. И жену, повторюсь, жалко. Почему она осталась такая вот не жена и не вдова?

Протоиерей И. Гагарин

— Ну, Вы знаете, тема Алексея — человека Божьего — это, конечно, особая тема, и я боюсь, что я так люблю просто этого святого и все, что с ним произошло, что... Именно потому и люблю, что очень часто бывает — в жизни больше всего любишь то, что сначала тебя очень сильно возмутило. Потому что когда я только-только впервые узнал, меня это очень сильно возмутило — как же так? А потом, позже, на все стал смотреть по-другому. Так же, как, кстати, меня в свое время, когда я только-только начинал читать Евангелие, возмущали, просто возмущали слова, когда Господь запрещает идти попрощаться со своими родными и близкими...

Т. Ларсен

— Угу. «Предоставьте самим хоронить...»

Протоиерей И. Гагарин

— Да, когда человек говорит: «Да, похоронить отца? Нет. Предоставь мертвым»... Сейчас это одни из моих самых любимых вообще мест. Но я сейчас не буду об этом говорить, потому что это отдельные темы, и можно очень много об этом говорить. Просто никогда не надо нам, наверное, думать, что то, что в конкретной жизненной ситуации сказано конкретному человеку, сказано всем. Если Господь говорит богатому юноше «раздай имение и приходи, и следуй за Мной», это не значит, что всем, у кого есть имения, надо раздать. У Господа был ученик Иосиф Аримафейский, человек богатый, которому Господь этого не сказал. Вот для этого юноши надо было именно это. Если Алексей, человек Божий... Ведь это же он не сам... Если бы он вот просто сам подумал-подумал: «А чего я пойду в опочивальню», вот брачная ночь у него впереди была...

Т. Ларсен

— «Ну ее, эту жену!»...

Протоиерей И. Гагарин

— «...сбегу — и все»... Тут какая-то тайна для нас. Мы не знаем, когда позовет нас Господь. И Господь очень часто может позвать человека в тот момент, который со стороны может показаться ну самым неудобным из всех. И вот в этом как раз ты говоришь: «Господи, нет, вот в другой раз я бы пошел за Тобой, а вот сейчас нет. Сейчас я только-только поженился», или еще что-то. Или «мне надо отца похоронить», или еще что-то. Господь знает, Господь знает, что... Ведь Он же видит, что произойдет, если человек не сделает того, к чему зовет его Господь. И мы с Вами еще не знаем, как сложилась бы жизнь Алексея, человека Божия, и его жены, и что бы их ждало бы, если бы он остался. Тут тайна. И вот здесь тоже наша вера, что мы доверяем этой тайне, мы понимаем, что Господь знает гораздо больше, чем мы. И поэтому... Ну, а если... Все-таки я хотел бы вернуться, знаете... Потому что очень мне дорога эта тема, что не надо заботиться ни о чем завтрашнем, потому что это же тема — она проходит через все Священное Писание. Это же не только в этом месте Господь сказал... Господь... И вот это вот соотношение — отказ от заботы и, как противоположное, упование на Бога — это вот как две вещи, которые обратно пропорциональны. Чем больше уповаю на Бога, тем меньше переживаю о завтрашнем. Если Господь сказал. Если Господь мне как бы просто гаранти... Господь заключает с человеком некий договор, Он как бы говорит человеку: «Вот я тебя — тебя конкретно — предупреждаю, что если ты главной своей задачей в жизни сделаешь вот следовать тому, о чем ты читаешь в Евангелии, чему учу Я, Я тебе обещаю — Я твои проблемы решу, Я позабочусь о тебе, и гораздо лучше позабочусь о тебе, чем если бы ты позаботился о себе сам». А дальше человеку остается поверить этим словам Господа или не поверить. Это вопрос вот именно веры в смысле доверия. Потому что слово «вера»... Вообще, когда мы говорим, что такое вера, да? Она, наверное... Ну вот три составляющие, три однокоренных слова: вера — уверенность, доверие, верность. Вот уверенность, что Бог есть, это есть у многих. «Ой, да, я думаю, что есть». Ну, и что дальше? Он сам по себе, я сам по себе. Дальше идет доверие: я не просто верю, что Он есть, а я доверяю Ему. Потому что если я что-то от Него услышал, если Он что-то сказал мне, — да, я доверяю, что так оно и будет, даже если с точки зрения, со стороны каких-то людей это представляется бессмысленным и легкомысленным. Вот здесь как раз о таком доверии и идет. Мне вспоминается прекрасный эпизод из Ветхого Завета, когда израильтяне идут по пустыне и когда вот впервые... Когда у них нет пищи, и когда Господь говорит Моисею, что будет ну вот та пища, которую мы называем манной небесной. Когда вот первая... когда вот выпала вот эта вот крупа, эта манна, не знаю, что это... как это... Мы даже можем сейчас только фантазировать, как это было, но это было что-то подобное такой крупе, которая была рассыпана кругом и по вкусу напоминала лепешки с медом и была очень сытная... Но Господь предупреждает тогда, что... Вот Моисей говорит: «Скажи, чтобы набирали ровно столько, сколько нужно на сегодняшний день, и чтобы не делали запасов на завтра, потому что завтра Я снова пошлю». И что мы видим? Мы видим, что часть, большая часть послушалась Господа, но нашлась и какая-то категория людей, которые собрали запасы, сложили, и такая вонь началась по всему лагерю вечером. Что такое, откуда? Потом стали искать — выяснилось, что нашли этих людей, которые сделали эти запасы. Там завелись червяки, и такой был позор и гнев Божий, потому что и позор этих людей... Господь вот показал вообще: «Ну Я же Вам сказал, что завтра будет. Зачем Вы снова набираете? Зачем Вы набираете больше? Значит, Вы мне не верите? Ну, а раз не верите...»

В. Аверин

— ...то и не будет! (Смеется.)

Протоиерей И. Гагарин

— Да будет, но... Оно было. Но, я думаю, очень бледно выглядели эти люди, которые сделали эти запасы. И это постоянно повторяется. И в жизни, Вы знаете, столько я знаю таких случаев, когда вот люди... Вот у меня была одна прихожанка замечательная, она сейчас покойная, которая не пропускала ни одной службы, ничего. Она помогала тогда восстанавливать храм, была у истоков. Это был как раз период, когда я только-только начинал служить. Тогда было просто наводнение колорадских жуков, Вот их было столько, и многие прихожане перестали ходить в храм тогда из деревни, потому что они...

В. Аверин

— ...собирали.

Протоиерей И. Гагарин

— ...говорят: «Ну когда тут? Жуки одолевают! Когда же?». А она ходит... У нее нет жуков. Говорю: «Ты чего делаешь? Колдуешь, что ли?». Вот у всех жуки, у нее рядом огород — и жуков... Ну, так, есть, там, пара жучков, может быть, но не слишком. Мы просто все удивлялись... Это вот не выдуманная история. А к нам приходят: «Батюшка, я даже не знаю... На меня сердятся соседи, говорят: «Ты чего делаешь вообще? Почему у нас жуки есть, а у тебя нету?». Я говорю: «Я в церковь хожу». Вот такое бывает.

В. Аверин

— А вот можно тогда вопрос: зачем жениться? Вот это все — яркий пример того, что человек как раз заботится о завтрашнем дне. Потому что это и плоть, это и экономика, это и вообще, ну, много планов на будущее, обязывающих тебя, возникают именно в этот момент. Если не жениться, ну, а как-то так, то тогда гораздо легче соответствовать всем этим установлениям и заповедям. Просто не брать на себя лишние заботы и не брать на себя лишнюю ответственность на будущее. И тогда сегодня как раз у меня возникает гораздо больше оснований сосредоточиться на поисках Царствия Небесного и ни о чем не заботиться. Вот зачем жениться-то, надо ли?

Протоиерей И. Гагарин

— А Вы правы, конечно. Вы правы, что для многих людей так и есть. Ну а для многих — наоборот. Я думаю, что если мы... Ну, мы же знаем снова, что в Церкви и тот, и другой путь — и путь супружества, и путь отказа от супружества, что есть монашество, по сути дела, считаются равно честными. Я знаю немало случаев, когда молодые люди, горя духом, учились в семинарии и так далее, шли к старцу, к тому же покойному отцу Кириллу — вот недавно совсем преставился, и говорят: «Батюшка, хочу стать монахом». — «Нет, тебе надо жениться». Ну, он видел, что... И были случаи наоборот, когда ситуация... «Нет, тебе надо монахом». У каждого свое призвание. Главное — быть либо хорошим... Если монахом, то быть настоящим, хорошим монахом; либо, если мужем, то хорошим мужем. Но я думаю, что, опять же, тот, кто женится, он же не потому женится, чтобы позаботиться о завтрашнем дне. Я не думаю, что когда мы подойдем с Вами к ЗАГСу, когда такие радостные все стоят с цветами, сказать: «А зачем Вы женитесь?» — «А мы думаем о завтрашнем дне».

В. Аверин

— Вот как раз ежели я иду в ЗАГС, то я уже думаю про завтра. Тань, ну подтверди.

Протоиерей И. Гагарин

— Ну... Это неоднозначно.

Т. Ларсен

— Ну я понимаю, о чем ты говоришь. Это такая...

Протоиерей И. Гагарин

— То есть все, кто в ЗАГС, это уже не по любви?

Т. Ларсен

— Нет-нет, это уже просто ответственность за тех, кого мы приручили. И это...

В. Аверин

— Ну и вообще я думаю, что и завтра я хочу с этой же женщиной...

Т. Ларсен

— А зачем кого-то приручать, если не надо сегодня... ну, сегодня... ну, то есть завтра ни о ком заботиться? Не надо, оно как-то само все.

Протоиерей И. Гагарин

— Оно не само. Оно будет, если я буду искать Царства Божия, так? Царства Божия искать — значит быть верным Богу, так? А Бог что сказал? «Оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене свой, и будут два одна плоть». Это повеление Божие. Первый же человек, когда создал Господь человека, говорит: «Не должно человеку быть одному». И появляется женщина.

В. Аверин

— Но они могут быть разные каждый день. И ты не один, все в порядке.

Протоиерей И. Гагарин

— Насчет этого тоже в Писании написано достаточно.

Т. Ларсен

— Это тоже... Это блуд.

Протоиерей И. Гагарин

— Это, извините, седьмая заповедь уже — «Не прелюбодействуй». Так что здесь насчет отношений между мужчиной и женщиной, я думаю, в Библии настолько все достаточно ясно сказано, что можно, что нельзя, что хорошо, что плохо, что ценится... Одну «Книгу Притчей» почитай — там буквально каждая пятая притча Соломонова на эту тему. Поэтому я считаю, что... И, кстати, ну, вот забота о ближних, о детях, о жене — ни в коем случае мы не противопоставим это исканию Царства Божьего. Потому что как раз-то именно в семье я и делаю то, что велит делать Господь. Потому что если главное что у меня? «Возлюби Господа Бога всем сердцем, всем помышлением», и вторая заповедь подобная — «Возлюби ближнего, как самого себя». И это, конечно же, для меня, прежде всего, тот... Кто может быть ближе, чем те люди, которых Господь соединил вместе со мною в семейных узах? Поэтому... У апостола Павла, кстати, есть такие слова, что кто о домашних не заботится, тот хуже неверного. Хуже неверного! Поэтому забота о ближних, о детях, о жене — это еще то искание Царства Божия. Я думаю, что если я предстану перед Богом, когда уже будет подводиться итог моей жизни, то мне как женатому человеку, может быть... Ну, мне как священнику и женатому человеку... наверное, в первую очередь меня спросит, конечно, Господь: «Каким ты был священником?», а потом следующий вопрос будет, я думаю: «А каким ты был мужем и отцом?». И не хотелось бы сказать, что плохим.

Т. Ларсен

— Ну вот а как эту заботу-то тоже ограничить сегодняшним днем? Потому что ведь не думать о завтрашнем дне своих детей практически невозможно.

Протоиерей И. Гагарин

— Ну Вы простите, но я снова повторюсь, что я не хочу... Ее не надо ограничивать. Надо просто, чтобы главное было сосредоточено в сегодняшнем. Это невозможно. Ну просто это невозможно — так жить, так же, как невозможно отсекать от своего тела все те члены, которые соблазняют Вас, так же и невозможно так жить, чтобы совершенно выключить и сказать, что «все, меня вот это завтра не волнует». Конечно, мы все, здравомыслящие люди, понимаем, что надо что-то предвидеть, надо предпринять какие-то приготовительно... Как вот в той же Псалтири: «Уготовахся и не смутихся». То есть я приготовился, и поэтому «готово сердце мое, Боже, готово сердце мое». То есть, конечно, нужно к чему-то и готовиться, надо что-то и предусматривать. Я думаю, что все-таки когда говорит Господь «не заботьтесь», имеется в ввиду не о том, чтобы исключить вообще какую бы то ни было деятельность, направленную на завтрашний и послезавтрашний день, а все-таки речь идет о том, что это не должно быть главным усилием нашей жизни.

В. Аверин

— То есть вопрос...

Протоиерей И. Гагарин

— То, что сейчас важнее.

В. Аверин

— Вопрос в пропорциях, опять же.

Протоиерей И. Гагарин

— Да.

В. Аверин

— Да. Перенесение всех акцентов...

Протоиерей И. Гагарин

— ...в акценте, да, центр тяжести.

В. Аверин

— ...на заботу о семье — ну, это, скажем, материальное, в ущерб — наверное, плохо. Не заботиться о ребенке... Ну, знаешь, пришло в голову: «А я хочу, чтобы мой мальчик стал военным». И поэтому я так забочусь о том, чтобы он стал военным, невзирая на его склонности, устремления сегодняшние. И в этом смысле — да, дайте ребенку развиваться сегодня. И смотрите на него внимательно, любите его сегодня, а не потому, что он потом должен оправдать некие Ваши надежды, стать чемпионом по шахматам, или генералом, или народным артистом Советского Союза.

Протоиерей И. Гагарин

— Это самое страшное, что могут сделать родители, — это пытаться сделать ребенка тем, кем они его хотят видеть, или тем, кем он должен стать. Замечательный был такой один Федор Федченков, но когда у него родилась дочка, он был уже больным человеком, и он должен был скоро умереть. Он понимал, и он своей жене говорит: «Ты знаешь, вот мы с тобой люди верующие, мы оба любим Церковь, любим все то, что с этим связано. А вот у нас родилась дочка, и тебе, конечно, будет хотеться, чтобы у нее все было так. А вдруг вот ей будут больше нравиться наряды какие-то, то и другое, третье? Так ты ее не ломай». Ну, понятно, что это не значит «попускай всему», но нельзя ломать человека. Вот, к сожалению, и родители, и воспитатели очень часто этого не понимают и эту заботу о своем чаде превращают в то, что губит его и разрушает.

Т. Ларсен

— Ну еще есть такой страх — а вдруг вот если я сегодня дам своему ребенку поиграть в компьютерную игру, а он станет идиотом? Или, там, я не знаю, если я сейчас позволю ему лишних полчаса посмотреть мультик, он заболеет вседозволенностью и будет себя плохо вести.

В. Аверин

— А может быть, он вырастет в программиста или аниматора. Ну, то есть в производителя этих самых мультфильмов, кто знает. (Смеется.)

Т. Ларсен

— А мне кажется, это очень интересный момент. Потому что в этой фразе «не заботься о завтрашнем дне» есть еще такое некое указание на то, что «не лезь не в свое дело». Потому что ты, и это тоже ведь евангельская история, что ты сам не можешь себе и вершка росту прибавить...

Протоиерей И. Гагарин

— Конечно.

Т. Ларсен

— Там, вершков роста, да? А как ты вообще о чем-то можешь заботиться? Чего ты можешь вообще? Да? То есть предоставь решать вопросы тому, кто действительно что-то может.

Протоиерей И. Гагарин

— Конечно. Да. Есть много на эту тему даже пословиц народных. И вообще я вот убежден, что наше будущее, всех нас с Вами, скорее всего, имеет мало общего с тем, каким оно нам сегодня видится. И я не знаю, как у Вас, но я думаю, что у Вас так же, наверное. Вот вспомните самые большие перемены в своей жизни, которые вдруг резко развернули жизнь и что-то изменили, — насколько они были предсказуемы и предвидимы до этого? Вот я знаю, что все перемены в моей жизни, как в лучшую сторону, так и в худшую, были совершенно непрогнозируемы. Они пришли совершенно по принципу «кто бы мог подумать, что такое случится?». И я спрашивал разных людей об этом, говорю: «Вот просто давайте, подумайте, вспомните, переберите самые важные какие-то этапы в своей жизни, либо вниз, либо вверх, либо в сторону как-то что-то...» Вот поскольку... И, фактически, почти всегда, что это было совершенно невозможно предвидеть за очень короткое до этого время.

В. Аверин

— И более того — даже самые перемены к худшему по прошествии десятилетий воспринимаются: «Господи, как хорошо, что это было! Потому что если бы не было этого, то не было бы всего вот остального»...

Т. Ларсен

— Абсолютно точно.

Протоиерей И. Гагарин

— Да.

В. Аверин

— Хотя в тот момент казалось, что единственный способ — это в петлю и больше вообще никаких не остается.

Протоиерей И. Гагарин

— Это так питает веру, Вы знаете... Когда вот смотришь... Ну, мне кажется, что когда вот именно так, оглядываясь назад, смотришь на свою жизнь, на все эти встречи, которые состоялись, переломные какие-то моменты, то вырисовывается такая логика во всем этом... И совершенно ощущаешь, что Кто-то все время мягко так, ненавязчиво ведет тебя за руку, но так ведет, то ты даже не замечаешь, что тебя ведут, а ощущение, что ты идешь сам. А на самом деле, ведут, причем, не просто рука тебя ведет, а очень любящая рука.

Т. Ларсен

— Вы слушаете программу «Вечер воскресенья» с нашим гостем протоиереем Игорем Гагариным. Мы говорим о многозаботливости и о том, стоит ли вообще заботиться о завтрашнем дне. Я, кстати, подумала о том, что если не рассматривать эту тему в христианской терминологии, в нашем православном контексте, то это вообще сейчас тема очень-очень модная, и среди людей нерелигиозных она называется «осознанность». И сейчас этот «майнд фулнесс» весь мир практикует просто как подрезанный.

В. Аверин

— Осознанное родительство, да.

Т. Ларсен

— Это просто супермегамощные курсы и всевозможные тренинги — от осознанного питания до осознанного родительства. Ты должен находиться здесь и сейчас, в этом моменте, ты должен ощущать всю полноту своей жизни. Даже если ты ешь, ты должен понимать, почему ты именно этот кусочек взял в рот, сколько времени ты его жуешь, когда ты его проглотишь и чем запьешь. И тогда ты не переешь. Осознанные родители очень ответственно подходят к воспитанию своих детей и считают все — и в плане режима, и в плане развития, и в плане правильности всех сказанных ребенку фраз и так далее. На самом деле, весь мир на этой осознанности просто помешан. Но что-то мне кажется, что есть какое-то различие между осознанностью, «майнд фулнессом» этим, который все так неистово практикуют, и нашей незаботой о завтрашнем дне. (Смеется.) Ну потому что итог этой вот всей осознанности, мне кажется, это просто...

В. Аверин

— ...паранойя. Потому что...

Т. Ларсен

— Паранойя, может быть, да.

В. Аверин

— Потому что ты все время контролируешь.

Т. Ларсен

— Да. Это ужасно.

В. Аверин

— Это такое «эго» — «я сам могу контролировать каждый шаг, я сам, и только я, собственно»...

Т. Ларсен

— И поэтому я лучше, я «более лучше» всех остальных людей, которые этого не делают. А у нас наоборот, получается. Там максимальная концентрация на своем «эго», а здесь полный от него отказ, потому что «я ничего не знаю, ничего не понимаю, вот, пожалуйста, Господи, ты позаботься, а я вот буду здесь сегодня свою грядку копать без колорадских жуков».

В. Аверин

— Не, ну это хорошо, если копать. То есть если вывод такой: «Ты позаботься, а я буду копать свою грядку, мне положенную», то это одно. А если «Ты позаботишься, а я буду лежать на диване и ждать, когда ты, значит, обо мне позаботишься», это другое уже. У меня есть практический вопрос, отец Игорь. Спор с моей мамой, вечный, практически. Маменька, как, в общем, довольно многие пожилые люди, откладывает деньги на собственные похороны, чтобы не обременять, значит, меня, чтобы когда этот час настанет, то я совершенно беззаботно вытащил из нужного, известного мне — правда, места меняются, где это все лежит, но, тем не менее, — из известного мне места денежку и маменьку похоронил. И зачастую это происходит, с моей точки зрения, в ущерб ее просто текущему потреблению. У нее там щепетильное очень отношение к деньгам. На что я ей всегда говорю: «Мама, Моцарта тоже похоронили. В любом случае, на поверхности тебя не оставят, ты можешь за это хотя бы не переживать». Но она переживает. И переживают очень многие. И вот надо ли? Вот ответьте. Надо ли так уж заботиться об этой церемонии погребения?

Протоиерей И. Гагарин

— Ну, Вы знаете, очень мне понятный вопрос, потому что я с этим постоянно тоже сталкиваюсь. И я даже вспоминаю, что мои родители уже об этом говорили и откладывали деньги, у них были, когда они были гораздо моложе, чем я сейчас. И я иногда себя ловлю на этом и думаю: «А чего это я как-то не начну? Может быть, мне уже пора тоже?»...

В. Аверин

— Вот, вот! (Смеется.)

Протоиерей И. Гагарин

— Но как-то не хочется этого делать. Думаю, вроде... Вот знаете, я бы здесь старался бы избежать какой-то категоричности. Я не вижу в этом особого смысла, но я, в то же время, не вижу в этом чего-то предосудительного и неправильного. Я не сторонник крайностей, потому что я знаю, что некоторые батюшки есть, которые приходят и вот прямо: «Прекратить, все раздать, никаких вообще!..» Мне кажется, если душа человека подсказывает... Она же, в общем-то, о Вас заботится.

В. Аверин

— Да.

Протоиерей И. Гагарин

— Ей хочется...

В. Аверин

— Посыл именно такой — чтобы у меня не было бремени.

Протоиерей И. Гагарин

— Если она чувствует эту потребность, ну пусть она это делает. Ей легче с этим. Я думаю, что если человек это делает, лишь бы... Мне кажется, любой... Вот у Вас еще говорят так, что вообще копить, на что бы то ни было копить — хорошо это или плохо? Ну, мне думается, что иногда это просто необходимо, потому что есть в жизни какие-то задачи, которые требуют каких-то материальных средств, и я знаю, что эти материальные средства у меня могут появиться только в результате какого-то накопления. Я вынужден копить. Поэтому я думаю, что любое накопление — оно не противоречит совершенно заповеди Божьей, если оно не захватывает человека целиком, если постепенно человек не превращается, ну вот как бы, простите за вульгаризм, не подсаживается на это. А это вот как раз накопление — оно опасно именно этим, что человек начинает, вроде бы, из добрых побуждений, но постепенно оно перерастает в самоцель и получается нечто, ну, что прекрасно описано Пушкиным в «Скупом рыцаре» и так далее, когда человек уже совершенно отказывает себе во всем, и само осознание того, что он обладает такими средствами и что надо их еще приумножить, оно является... оно питает его. И вот этого, главное, чтобы не было. Что ты считаешь, что тебе нужно на что-то копить? Да. Но вот есть прекрасные же слова в Псалтири: «Богатство аще течет, не прилагай к нему сердца». Нет, ничего плохого даже в том, что ну так вот что-то изменилось у тебя — ну действительно, простите за грубость, деньга пошла... Ладно, хорошо. Но только будь осторожен, не становись зависим от этого. Благодари Бога и проси, чтобы Он дал тебе возможность правильно это использовать, истратить на то, что действительно будет во благо и тебе, и окружающим. Но если это уже... Появляется вот то, что мы видим с богатым юношей, который... Ведь это такая трагедия — вот эта история про богатого юношу... Ведь юноша-то был очень хороший. Он ведь был не... Вот когда он Господу говорит: «Учитель, что мне делать, чтобы унаследовать жизнь вечную?», он же действительно хочет. И когда Господь ему говорит, что «ты же знаешь, знаешь заповеди — «почитай отца и мать», «не прелюбодействуй» и так далее, или «люби ближнего, как самого себя», и он отвечает, юноша, и говорит, что «это все сохранил от юности моей», и он не врет. Потому что, как сказано в Евангелии от Марка, «Господь посмотрел на него и полюбил его». И тогда говорит: «Ну, а тогда, если хочешь быть совершенным»... И вот дальше говорит ему это: «Раздай все, продай, раздай нищим и следуй за мною». И юноша ушел, и все. То есть... Он же был прекрасный юноша. А вот это вот обилие...

В. Аверин

— Искушение.

Протоиерей И. Гагарин

— ...не смогло... Поэтому я особенно всегда восхищаюсь, знаете, теми из святых... Вот есть святые, которые оставили все и последовали за Господом, но им, в общем-то, оставлять-то было... не было много. Я не хочу их нисколько уничижить, они все равно заслуживают восхищения, даже если им не очень много пришлось оставлять. Но когда читаешь о тех, у кого было, как Арсений Великий и многие другие, у которых действительно было что, у которых была возможность такой вот прекрасной жизни, и при этом, в общем-то, вполне духовной. Ведь они и тогда были верующие. Но вот которые вот от всего отказались... Вот это, действительно, такое величие духа! И вот я боюсь, что вот это стяжание, накопление, это может быть очень серьезное испытание для человека. Если человеку удастся и копить, и собирать, и богатеть так, что при этом он не будет совершенно этим порабощен, зависеть и с легкостью будет готов завтра же с этим расстаться, если это нужно будет, то прекрасно — пусть богатеет, пусть собирает и истратит куда нужно. Потому что — да, нужно строить храмы, нужна благотворительность, нужно... Нужно очень много, вообще-то, прекрасных дел в мире, которые требуют больших денег. И кто-то должен эти деньги собирать и эти деньги тратить. Но лишь бы только ты не становился рабом этого.

Т. Ларсен

— А есть и нематериальные такие вещи, на которые «подсаживаются». Мне вспомнилось... Ты рассказал про свою маму историю, а мне вспомнилась история подруги моей бабушки, которая очень пеклась о своем физическом здоровье. И она постоянно — то она не ела мяса, то она практиковала, прости Господи, уринотерапию, то еще чего-то. И она все время сидела на каких-то диетах. А моя бабушка любила выпить, любила вкусно поесть, она курила до самого... до 87 лет. И она каждый раз, когда к ней эта подруга приходила в гости, она говорила: «Галя, тебе 80 лет, ты старый человек, за что ты себя так истязаешь? Сядь, поешь нормально супу. Вот тебе рюмочка вина. Вот тебе, пожалуйста, тортика кусочек. Ну сядь, вот проведи ты хотя бы один день в удовольствие». А Галя ей эта говорила: «Таня, ты не понимаешь, я хочу умереть здоровой». (Смеется.) И это у нас стало уже стало таким семейным анекдотом. Но действительно человек был настолько зашорен в своем этом уже просто... в одержимости своей ЗОЖем этим на старости лет, что даже не понимал, что он говорит вообще и как он это объясняет. Вот. Так что, конечно, забота о завтрашнем дне — это очень скользкая тема. (Смеется.) Если она буквально понимается.

В. Аверин

— Вот к юноше к этому возвращаюсь. Получаются этапы большого пути. Вот есть же заповеди, ты же знаешь заповеди. «Почитай отца и мать»... — «Это я имею с юности своей». То есть все равно то, что предлагается дальше, это следующий этап. То есть опять это не... Ну, как бы все эти требования поиска Царствия Небесного здесь и сейчас, сегодня как раз — это такой не вал, который предлагается одолеть, а все равно мы находим так или иначе указания на то, что есть некие этапы большого пути. Есть с чего начать, есть чем продолжить...

Протоиерей И. Гагарин

— Конечно! Я помню, как...

В. Аверин

— И есть уже вот вершина некая, до которой ты можешь добраться, а можешь к ней идти, и в этом тоже есть смысл.

Протоиерей И. Гагарин

— Я помню, как один мой знакомый тоже, человек более-менее зажиточный такой, как-то мы Евангелие когда прочитали, он говорит: «Я не могу, мне, наверное, придется уйти из Церкви». Я говорю: «А чего такое?». — «Ну вот сказано же... Ты же мне сам говорил, что то, что слышим во время службы, в Евангелии, это сказано всем. Я не могу продать все, раздать все». Я говорю: «Слушай, ну это, вообще-то, не тебе сказано, а этому юноше». — «Но это же всем...» Нет. Юноше сказано сначала было, что вот эти... Вот то, что сначала Господь говорит, — «соблюди заповеди», и называет эти заповеди, вот это сказано всем. А потом, когда юноша говорит: «Это я соблюл, чего еще мне недостает?»...

Т. Ларсен

— Персональные рекомендации.

Протоиерей И. Гагарин

— ...Господь говорит: «Если желаешь быть совершенным, если ты хочешь больше — хорошо. Если ты хочешь дальше, вот тебе следующий этап. Ну, я, конечно, не хочу сказать, что мы... Как хорошо, что мы еще пока это первое не сделали...

В. Аверин

— (Смеется.)

Протоиерей И. Гагарин

— А то пришлось бы уже начинать второе делать. Нет, конечно. Просто я думаю, что, в самом деле, все-таки у Господа очень-очень индивидуальный подход к каждому человеку. В этом отношении... Ну вот у владыки Антония Сурожского есть же прекрасная такая тоже рекомендация, что когда ты читаешь Евангелие, что-то ты читаешь, и тебе это... ну, ты это принимаешь, все, но оно тебя не особо вот как-то трогает. А бывает, вот какую-то фразу прочитаешь — и все, тебя прожгло до глубины, что «вот это мне». Значит, это тебе. И примеры мы знаем. Вот тот же самый Макарий... не Макарий — Антоний Великий. Он зашел в церковь, когда только-только умерли его родители, и как раз читалось это Евангелие об этом юноше. И он всем своим нутром ощутил, что это сейчас сказано...

Т. Ларсен

— ...о нем.

Протоиерей И. Гагарин

— ...вот Господь сказал именно... Он развернулся, вышел и тотчас все это исполнил. И стал не просто Антонием, а Антонием Великим. Лука Войно-Ясенецкий рассказывает в своей книге, как когда он уже вернулся из лагерей, из ссылок и когда он не знал... Он же был врач, у него был сан, но он находился за штатом, и он даже не знал, вот как-то не решался снова возвратиться к священнослужению, тем более, что и обстановка тогда в Церкви была, как ему представлялось, не очень благоприятная для служения. И он зашел в храм. И в это время читалось Евангелие, была всенощная, вот эти слова, когда Господь обращается к Петру и говорит: «Симон Ионин! Любишь ли Меня?», и дальше говорит: «Паси агнцев Моих» — «Паси овец Моих». И, как говорит святитель Лука, это настолько он... «Все мое нутро — что это мне, что это сказано мне. Это меня потрясло. У меня слезы из глаз хлынули, и я... Причем, никто пусть не думает, что это было как-то, ну, самовнушение, потому что я зашел — даже как-то и думал о чем-то другом. То есть я не настроен... А это вот я всем нутром ощутил, что Господь сейчас мне сказал: «Если любишь Меня, то паси агнцев Моих». И он принял твердое решение, снова возвратился и стал епископом, и стал тем святым... Ну, он всегда им был, и до этого был, конечно, но... Я просто хочу сказать, что вот главное — внимательно... Что значит «искать Царства Божия»? Это, наверное, вслушиваться в то, что говорит сердцу Господь. А, собственно, и молитва, и пост, и все наши богослужения — они к этому и призывают... призваны... Зачем мы все это делаем? Не для того, чтобы, там, чего-то было, а для того, чтобы услышать голос Божий, чтобы действительно настроиться вот на ту же волну. И то, что, действительно, сердце, совесть подсказывает мне, что это сказанное — не ему, не ему, а именно мне, вот это делать. И тогда Господь говорит: «А тогда не переживай. Я обо всем остальном позабочусь — и о твоих детях, и о твоей жене». Как Алексею, человеку Божию, сказал: «В Царстве Небесном Вы будете всегда вместе, всегда. А на несколько лет придется разлучиться, потому что у Меня о тебе другой замысел».

Т. Ларсен

— Спасибо огромное! У нас в гостях был протоиерей Игорь Гагарин. Всем светлого воскресного вечера!

В. Аверин

— Спасибо!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
ПроСтранствия
ПроСтранствия
Православные храмы в Гонгконге и Антарктиде. Пасха в Японии и в Лапландии. Это и множество других удивительных мест планеты представлены глазами православного путешественника в совместном проекте Радио ВЕРА и журнала «Православный паломник».
Стихи
Стихи
Звучат избранные стихотворения поэтов 19 – начала 20 веков о любви и дружбе, о временах года и праздниках, о лирическом настроении и о духовной жизни, о молитве, о городской жизни и сельском уединении.
Еженедельный журнал
Еженедельный журнал
Общая теплая палитра программы «Еженедельный журнал» складывается из различных рубрик: эксперты комментируют яркие события, священники объясняют евангельские фрагменты, специалисты дают полезные советы, представители фондов рассказывают о своих подопечных, которым требуется поддержка. Так каждую пятницу наша радиоведущая Алла Митрофанова ищет основные смыслы уходящей недели и поднимает важные и актуальные темы.
Родники небесные
Родники небесные
Архивные записи бесед митрополита Антония Сурожского, епископа Василия Родзянко, протопресвитера Александра Шмемана и других духовно опытных пастырей. Советы праведного Иоанна Кронштадтского, преподобного Силуана Афонского, святителя Николая Сербского и других святых. Парадоксы Гилберта Честертона и Клайва Льюиса, размышления Сергея Фуделя и Николая Бердяева. Вопросы о Боге, о вере и о жизни — живыми голосами и во фрагментах аудиокниг.

Также рекомендуем