Москва - 100,9 FM

«Возрождение храмов в Губкинском округе». Павел Шаров

* Поделиться

Наш собеседник — сотрудник Центра культурного развития «Лебединец» в городе Губкине Павел Шаров.

Разговор шел о том, почему важно приобщать подрастающее поколение к истории и ценностям православной культуры, и как этому способствует новый проект по возрождению храмов в Губкине и его окрестностях, который осуществляется при поддержке международной гранатовой программы «Православная Инициатива». Павел рассказал о целях и задачах проекта «Возрожденные храмы земли Губкинской», и каким образом он реализуется.

Ведущий: Алексей Пичугин


А. Пичугин

— Здравствуйте, дорогие слушатели, это «Светлый вечер» на светлом радио, меня зовут Алексей Пичугин, и я с удовольствием представляю своего собеседника, сегодня вместе с нами и с вами Павел Шаров, сотрудник Центра культурного развития «Лебединец» в городе Губкине. Здравствуйте, Павел, добрый вечер.

П. Шаров

— Здравствуйте.

А. Пичугин

— Мы сегодня будем говорить, есть такая грантовая программа, она называется «Православная инициатива» — это когда Русская Православная Церковь поддерживает разные проекты, так или иначе связанные с православной тематикой, проектов много уже и «Православная инициатива» не один год существует, и сейчас даже вот, наверное, в эпоху пандемии она очень важна, потому что дает такую возможность продолжать и ранее начатые проекты, и вообще как-то развиваться в непростое время И вот я думаю, что сейчас Павел лучше расскажет о том, что конкретно происходит в Губкине, но там тоже «Православная инициатива» поддержала один проект, проект этот связан с храмами в Белгородской области, с храмами, которые, насколько я правильно понимаю, Павел, пребывают в запустении?

П. Шаров

— Дело в том, что, во-первых, я являюсь руководителем проекта, который называется «Возрожденные храмы земли Губкинской», реализован этот проект в рамках как раз-таки конкурса «Православная инициатива» при поддержке грантового конкурса. Заявку мы подавали еще в 2019 году в течение года проект реализовывался. Они не пребывают в запустении, они сейчас в хорошем все состоянии, мы просто «возрожденные храмы» почему назвали — потому что в XX веке, конечно, как вы знаете, как многим известно, и храмы закрывались, и они использовались и под склады зерна и так далее, вот, собственно, об этом и проект, решили снять фильм об истории вот этих храмов, о том, как это все происходило и кратко, естественно, в каком состоянии они сейчас пребывают, как раз за исключением одного храма, потом мы к нему вернемся, уточню, какой. Сейчас все в очень хорошем состоянии и все хорошо.

А. Пичугин

— Ну, по крайней мере, раз вы сами говорите о том, что они в советские годы были переделаны в зернохранилища, под другие нужды, значит, что они пребывали в запустении, потому что, как я могу судить по храмам, которые я видел, которые были переделаны под зернохранилище, в какой-то момент они перестали таковыми использоваться и просто стояли, открытые всем ветрам. А как вы решили, почему вы решили этим проектом заниматься?

П. Шаров

— Я ничего не решал, честно говоря, как-то все произошло, обычный рабочий день, все в сентябре это было, ну: «Здравствуй, Паша — вызывает директор — как у тебя дела? — Обычно, нормально, работаем. — Ну вот, ты будешь руководителем проекта». Я, конечно, был несказанно рад, невозможно просто, сначала, конечно, такая ответственность и вообще грантовый конкурс, и я с этим никогда не работал, такой немножко и страх и вообще что делать, потом включился как-то, и вместе мы заявку подали с директором. Ну и действительно было в процессе реализации интересно, как это все происходило. Человек я, если признаться, не сильно близок вообще к Церкви, но много чего нового для себя почерпнул, узнал и это было полезно и интересно.

А. Пичугин

— Это вы рассказываете о том, как вы начали заниматься проектом, а почему вообще вашему руководителю, директору Центра пришла эта идея в голову?

П. Шаров

— Она действительно такой верующий человек, ей как-то пришла идея просто о храмах, она написала сценарий к фильму и сказала: давайте вот, увидела такой, мы, наверное, в прошлом году собирались участвовать, но что-то не сложилось, в позапрошлом, вернее. Ну и захотела, говорит: «Давайте, поучаствуем, попробуем», так произошло, что выиграли заявку и начали работать над проектом просто по желанию директора.

А. Пичугин

— И что этот проект подразумевает? Мы поняли, что речь идет о каких-то храмах, которые находятся неподалеку от Губкина или в самом Губкине...

П. Шаров

— На Губкинской территории, так скажем, и в самом Губкине, и в Губкинском районе. Вообще мы хотели привлечь и молодежь, и детей в этот проект, он непосредственно был рассчитан, потому что и мероприятия дальнейшие, и в школах, и просто в каких-нибудь ДК и так далее, были рассчитаны именно на детей и молодежь, но вот в пандемию сложились по-другому обстоятельства, что сейчас век интернета, все через интернет и поэтому аудитория проекта стала более широкой, публика и взрослые люди, в том числе, многим очень нравится. В общем в чем суть: мы сняли фильм сейчас на моей памяти о трех храмах именно возрожденных, которые в советское время использовались, так скажем, не по назначению, закрывались и так далее, а сейчас либо построены новые, либо восстановлены старые и все хорошо — это раз. Второе — это цикл видеороликов, называется «Святыни земли Губкинской» просто вот с информацией краткий ролик пятиминутный в районе где-то вот так 5-6 минут с краткой информацией о храме, как сейчас он действует, с краткой историей храма, интервью у настоятеля храма. И третий продукт, который получился в рамках этого проекта — это красочный, красивый действительно фотоальбом, где тоже красивые фотографии храмов и о каждом храме какая-то интересная особенность и информация, и краткая история — это три готовых продукта, которые получились на сегодняшний день.

А. Пичугин

— Насколько я понимаю, в культурном центре, в котором вы работаете — «Лебединец» вы занимаетесь именно фотографией?

П. Шаров

— Да, фотографирую мероприятия, обрабатываю, но у нас есть народный коллектив — фото-видео студия «Креатив», мы там с коллегой Романом Кудрявых, который непосредственно в проектах тоже участвовал, работаем, он является руководителем этой студией, я техник, я в основном да, занимаюсь фотографией, но и видео, я оператор, у нас так заведено, так сложилось, а он больше в монтаж уходит, монтирует и так далее.

А. Пичугин

— А цель какая у проекта, вы делаете альбомы, материалы о храмах, а итоговая цель какая, как она была заявлена?

П. Шаров

— Итоговая цель, я говорил о том, что мы изначально хотели привлечь молодежь, цель такая, чтобы об истории и о православной культуре узнали много людей извне, я тоже вот таким человеком являюсь, для меня был интересный опыт участия в проекте и создание его, и для людей, которые не так часто ходят в церковь и так далее, для них будет интересно узнать, а какая же история храма, это ведь история нашей страны, ее нельзя ни в коем случае забывать, это памятники архитектуры нашей тоже и поэтому любой человек, он откроет сейчас интернет и может посмотреть что-то новое, прийти туда потом и увидеть воочию всю эту красоту, которая создана.

А. Пичугин

— А что, вы говорите, полезно? Сейчас очень часто можно встретить такие рассуждения о том, что нам надо возрождать исторические корни, памятники, память, историческая память, но это когда говорится с высоких трибун — не очень понятно, как находит свое отражение в сердцах людей, к которым это обращено? Потому что кто-то говорит: «ну да, да, конечно, надо так говорить, это вам положено так говорить откуда-то «сверху», а кто-то действительно это воспринимает, как должное, кто-то это воспринимает исключительно как что-то такое: «а, ну раз говорят — значит, надо», а будут говорить другое — надо будет другое что-нибудь делать, все очень по-разному рефлексируют на эту тему, вот как конкретно у вас, у человека, который занимается этим проектом это все отзывается?

П. Шаров

— Ну, нельзя же жить, если мы говорим о молодежи, сейчас же век «Тик-Тока» и все такое, но все живут будущим, будущими технологиями...

А. Пичугин

— Ну, в «Тик-Токе» какого-то будущего нет, это наше настоящее, просто оно в какой-то форме застыло, через год-два будет что-то другое, что будет наследовать тому же «Тик-Току».

П. Шаров

— Да, это я в целом так, просто как пример привел, естественно, все развивается и будет в дальнейшем, но сейчас, к сожалению, вот я смотрю на молодежь нынешнюю — об истории никто не знает, забыли все свои корни, как-то это очень грустно, люди перестали читать, люди перестали воспринимать все серьезно, то есть сейчас молодежь воспринимает все как игру, как шутку и так далее, я имею ввиду свою жизнь в целом, а это, на самом деле, конечно, не так. Ну и, по моему мнению, надо возвращать, я к храмам, допустим, отношусь, как к замечательным нашим культурным источникам, культурному наследию, историческому наследию, и в том числе для молодежи, когда просто все видишь своими глазами, почему этот проект так важен — потому что люди видят всю эту красоту, когда ты видишь эту красоту, ты начинаешь этим интересоваться, и тогда человек начинает и читать, и может, придет в этот храм, ну и так далее, все, что из этого вытекает, собственно, на это направлен проект, я думаю вот с этой точки зрения, с того, чтобы человек увидел своими глазами вот эту действительно красоту, почувствовал немножко атмосферу через видео и через фото, царящую там, в этих памятниках архитектуры, я думаю, вот это важно с исторической точки зрения.

А. Пичугин

— Я напомню, что сегодня в программе «Светлый вечер» Павел Шаров, Павел — сотрудник Центра культурного развития «Лебединец» в городе Губкине. Мы говорим о проекте «Возрожденные храмы земли Губкинской», проект этот поддержан фондом «Православная инициатива», тут, надо, наверное, в двух словах немножко сказать про «Православную инициативу» — это грантовый конкурс, он появился давно, 15 лет назад в 2005 году в Приволжье, то есть это была такая низовая инициатива, а с 2020-го конкурс приобрел статус международной программы, руководство и стратегическое управление осуществляет координационный комитет по поощрению социальных образовательных информационных культурных и иных инициатив под эгидой Русской Православной Церкви на протяжении всех лет, которые существует конкурс, он поддерживает очень интересные проекты, и я тут даже, наверное, обращаюсь к людям, которые тоже занимаются какими-то направлениями, связанными с православием, с Церковью и если этот проект требует финансирования, поддержки, развития, то можно обратиться в «Православную инициативу», «pravkonkurs.ru», так называется сайт и попробовать этот грант. Соответственно, это конкурс, там не всем помогают, а тем, чьи заявки получают одобрение жюри, комиссии и я так понимаю, судя по тому, что рассказывает Павел — это те средства, на которые можно проект реализовать, все верно?

П. Шаров

— Да, абсолютно точно, конечно.

А. Пичугин

— А мы вернемся к разговору о том, зачем это нужно людям и что важно в этом лично для вас. Вот вы рассказывали в целом, почему это важно для людей, а все-таки я вас спрашивал, как лично у вас это отражается и откликается?

П. Шаров

— Лично у меня как-то так, что я много чего нового узнал, мне понравилась атмосфера, царящая в этих зданиях, в этих храмах, была интересная история, было интересно пообщаться с разными людьми, в том числе, и с настоятелями, было интересно поездить, везде очень красиво, вот как-то так, и я действительно стал ценить то, что у нас есть на Губкинской земле, раньше я к этому относился так, знаете, ну есть и есть...

А. Пичугин

— Ну стоит храм и стоит.

П. Шаров

— Да, стоит, красиво, да. Узнавая историю и включаясь в процесс создания таких вот продуктов этого проекта, фильмов и фотоальбомов я стал с другого угла на это смотреть все.

А. Пичугин

— А как вы все это делали, вот вы ездили, общались с людьми, которые восстанавливали эти храмы, со священниками общались, расскажите, как реализация проекта шла?

П. Шаров

— В начале все это происходило по телефону и по интернету, потому что началась пандемия, собирали информацию потихоньку, какие-то фотографии, общались с настоятелями храмов. Кстати, весь проект, хотелось бы сказать, что по благословению проходил, реализовывался епископа Губкинского и Грайворонского Софрония и наша епархия, которая не просто по благословению, как заведено, а действительно помощь была реальная от Губкинской епархии в реализации проекта, конкретно всех настоятелей обзванивали, помогали договориться с расписанием, когда приехать и так далее, ну и по сбору информации тоже много реальной помощи было, хотелось поблагодарить тоже за такую помощь. Ну, вернемся к тому, как это все происходило: сначала был сбор информации, в которой участвовали и дети активно, наш дети, которые в студию «Креатив» ходят, у нас есть клуб такой «Добрый ангел», дети, интересующиеся православной тематикой, участвовали и в сборе информации, помогали тоже, спасибо хотелось бы сказать. Потом такая проблема случилась, что курс доллара очень скаканул, нам нужно было закупать аппаратуру и пришлось всю смету переделывать совсем, потому что под те деньги, которые было заточено изначально ничего уже не подходило, но переделали и ничего, все получилось закупить, необходимое для съемок фильма я имею ввиду и роликов.

А. Пичугин

— Но это в свою очередь еще вам помогает, я так понимаю, что у вас это все останется в Центре, и вы сможете таким образом свою базу совершенствовать.

П. Шаров

— Конечно, вот у нас сильно повысился уровень, во-первых, изначально мы закупали квадрокоптер, потом просили в аренду у другого ДК камеру на съемки, а потом уже не так давно закупили камеру на свой ДК тоже благодаря проекту, естественно, вот тем деньгам, которые выделены в рамках проекта. И с квадрокоптера действительно совершенно другой вид приобретают и храмы, и все остальное, конечно, это надо видеть, очень красиво.

А. Пичугин

— Сейчас я вообще смотрю, по крайней мере, в «Инстаграме» я подписан на людей (это сейчас модное слово «заброшки» есть), которые снимают заброшенные храмы, заброшенные объекты, и не только заброшенные, просто снимают, в общем, я пришел к выводу (я тоже занимаюсь фотографией просто) если у тебя нет квадрокоптера, то ты не фотограф, вот сейчас какой-то такой треш пошел, у меня квадрокоптера, правда, нет, но я смотрю и вижу, что сейчас люди вовсю используют.

П. Шаров

— Ну, это тренд, конечно, совершенно неправильно, нет квадрокоптера и нет, главное — руки...

А. Пичугин

— Безусловно, просто когда смотришь целые серии, отснятые как руками, так и с воздуха, то начинает уже казаться, что у меня, например, квадрокоптера нет, и что-то какая-то ущербность, хотя я, конечно, понимаю, что это не так.

П. Шаров

— Дальше как все произошло: пандемия шла, все сидели на карантине, за это время мы пока собирали информацию по крупицам, как-то связывались, ну и потом в июле, собственно, мы поехали на съемки, свершилось вот это дело, договорились и с транспортом. Изначально планировались экспедиции с детьми порядка 30-ти человек, чтобы дети вместе с нами в рамках проекта ездили и с настоятелями общались, и им было это интересно, но в век пандемии этого, конечно, не получилось, мы не стали брать на себя такую ответственность за здоровье людей и детей, поэтому небольшой съемочной группой объездили сами храмы, потом сняли ролики, которые могут посмотреть теперь не только дети, которые, как планировалось, поехали бы с нами и видели все своими глазами, но через интернет, через ролик, но все равно как-то посмотреть на эту красоту, узнать что-то новое о храме, узнать вообще, что он у нас такой есть с такой богатой историей, а у нас большинство храмов с очень богатой историей. Потом из отснятого материала смонтировали фильм постепенно, несколько месяцев это шло.

А. Пичугин

— А где его можно посмотреть?

П. Шаров

— Фильм на нашем Ютюб-канале «Центр культурного развития «Лебединец», а ролики по всем соцсетям, тоже в наших группах Центра культурного развития и там много, но, надо отдельно, наверное, создать плей-лист, чтобы зрителю было легче, вот захотел посмотреть именно про храм и там сделать. Потом из фотографий, которые получились, соорудили фотоальбом, информация была взята с официальных источников, с сайтов епархий тоже о храмах, краткая я имею ввиду, редактировалась нами под размер.

А. Пичугин

— Фотографии тоже на сайте культурного центра можно посмотреть?

П. Шаров

— Да, и фотографии, фотоальбом мы тоже в электронном виде выложим и по частям...

А. Пичугин

— Я думаю, наши слушатели заинтересуются, они могут набрать «Центр культурного развития «Лебединец», я назову, конечно, адрес сайта, хотя он достаточно сложный для восприятия: «lebedinec-ckr.gubkin-kultura.ru»

П. Шаров

— Да, с этим сложновато, раньше у нас был свой домен «lebedinec.ru», потом всех под одну гребенку сместили и сложновато стало, конечно. Стоит отметить, что кроме готовых продуктов: фильма, цикла видеороликов и фотоальбома, порядка двадцати фотоальбомов создано, еще проводились и мероприятия, по возможности, естественно, это и фотовыставки этого фотоальбома, это не просто фотоальбом книжкой, а это можно развешивать в любое место на любой стенд и проводить таким образом фотовыставки с посещением настоятелей храмов, о которых идет речь в фотоальбомах в кратком описании. Плюс кинопоказы, несколько кинопоказов было проведено фильма «Возрожденные храмы земли Губкинской, потом обсуждение этого фильма, ну и в дальнейшем хотелось бы, конечно, поскорее чтобы эта история с пандемией закончилась и можно было проводить больше таких мероприятий живых, живое общение — это всегда хорошо.

А. Пичугин

— Нам надо прерваться сейчас буквально на минуту, я напомню, что мы говорим про замечательный проект, который называется «Возрожденные храмы земли Губкинской» и проект этот поддержан православной инициативой грантовой, это грантовый конкурс, ребята из Губкина приняли в нем участие, победили, получили финансирование своего проекта «Возрожденные храмы земли Губкинской», и руководитель этого проекта Павел Шаров, сотрудник Центра культурного развития «Лебединец» нам про этот проект рассказывает. Мы буквально через минуту к вам, дорогие слушатели, вернемся.

А. Пичугин

— Возвращаемся к нашей беседе, напомню, что сегодня в программе «Светлый вечер» на светлом радио Павел Шаров, сотрудник Центра культурного развития «Лебединец» и руководитель проекта «Возрожденные храмы земли Губкинской», проект этот поддержан православной инициативой, это международная грантовая программа, она появилась еще в далеком 2005 году 15 лет назад в Приволжском федеральном округе, а уже последние десять лет имеет статус международной программы, которая помогает реализовывать различные проекты, которые так или иначе связаны с православием, и вот мы с Павлом Шаровым, сотрудником Центра культурного развития «Лебединец» говорим про один из проектов: «Возрожденные храмы земли Губкинской». Да, итак мы остановились с вами на том, как вы этот проект реализовываете и где можно посмотреть фотографии, которые вы делаете.

П. Шаров

— Да, еще раз напоминаю, что это все есть в группе «Центра культурного развития «Лебединец» и в «Вконтакте», и в «Одноклассниках», и в «Фейсбуке», везде, где можно, мы есть, кроме «Тик-Тока» разве что. И на нашем Ютюб-канале вы можете посмотреть ролики из цикла «Святыни земли Губкинской» коротенькие, и фильм полнометражный «Возрождение храмов земли Губкинской» тоже доступен для просмотра.

А. Пичугин

— А что еще у вас происходит в вашем Центре культурного развития?

П. Шаров

— Центр культурного развития, раньше же это все были ДК, потом, насколько я знаю, в Белгородской области только название сменили: «Центр культурного развития», по-моему, с 2015 или с 2017 года так стало. Концертные программы, какие-то патриотические программы, вечера, культурно-развлекательные мероприятия, в общем, все то, чем занимается обычный дом культуры.

А. Пичугин

— Я несколько лет назад столкнулся с тем, что люди не знают, что такое ДК, эта аббревиатура, она отчаянно ушла в прошлое, это было в Москве, правда, я искал один адрес и по этому адресу как раз был ДК завода, и вот я завод нашел, а ДК никак не могу найти, я спрашиваю людей, которые выходят с проходной: «А где вот здесь ДК такой-то?» Они такие: «Чего?» Я говорю: «ДК. — А что такое ДК? — Это дворец культуры. — А, мы не знаем». И я так опросил человек пять, наверное, они все были молодые — не в курсе, нет, это уже, видимо, что-то такое, знаете, ушедшего советского, эти аббревиатуры, группа была такая «ДК» еще, кто же помнит сейчас, ну да ладно, это так, лирика. А как-то этот проект будет продолжаться дальше, может быть, за пределы Губкина вы хотите его вывести?

П. Шаров

— За пределы пока не планировали, все возможно, может быть, по другим регионам, но, наверное, если его и выводить, то уже на Белгородскую область именно, там же есть и в Белгороде, и в Старом Осколе, в других районах Белгородской области тоже замечательных храмов много со своей историей богатой, вот тоже можно было бы это сделать. Дальше мы планируем, у нас не все получилось совершить в рамках проекта, мы дальше планируем выпустить расширенную версию фильма «Возрожденные храмы земли Губкинской», где какие-то ошибочки наши будут поправлены, естественно, и будут еще включены два храма со своей богатой историей тоже и будет, думаю, интересно.

А. Пичугин

— А почему бы вам не сделать сайт, где все это будет выкладываться, развиваться, обсуждаться?

П. Шаров

— Можно, мы пока над этим не думали, дело в том, что команда проекта, во-первых, это в рамках Центра культурного развития, у нас кроме этого очень много своей работы, кроме проекта было, а так вообще это хорошую идею вы сейчас предложили, задумаешься, но это нужна команда побольше, у нас команда всего, по сути, плюс директор, которая, естественно, помогала всего четыре человека, это маловатенько.

А. Пичугин

— А кто еще кроме вас и директора?

П. Шаров

— Во-первых, директор — Старикова Александра Михайловна, я, Павел Шаров, фототехник, потом Роман Кудрявых, он монтажом занимался, режиссер Михаил Баграмян, он и специалист по звуку у нас как раз тоже, и Ольга Алехина, занимается документацией, не всей, но по бухгалтерской части, покупки и все это. Кстати, хотелось сказать большое спасибо ребятам, для меня это первый опыт был, такой грантовый конкурс, серьезный достаточно, международного уровня, очень сложно это для меня было и очень помогли, в трудные минуты никогда не отказывались мне чем-то помочь, всегда на связи и это хорошо, что такая команда есть, один человек ничего никогда сделать не сможет, несмотря на то, что сейчас много мыслей таких везде и всюду, но нужна команда, конечно.

А. Пичугин

— Давайте поговорим о реализации самого проекта, как-то подробнее про сами храмы, про то, какие у них особенности, с какими необычными, может быть, случаями вы сталкивались, пока снимали?

П. Шаров

— Обо всех я, естественно, рассказывать не буду, потому что их порядка 15-ти храмов, но некоторые хотелось бы отметить, в первую очередь вот у нас все либо новопостроенные, либо восстановленные, храм Свято-Никольский в селе Коньшино, ни разу капитального ремонта, конечно, там не было, к сожалению, обращались и в администрацию, и везде, но средств не хватало, на другие социальные нужды распространялись средства эти, но сейчас наконец-то им занялись, начат ремонт, но требуются средства, хотелось бы, может быть, как-то через вас, чтобы люди, которые, может быть, услышат это...

А. Пичугин

— Давайте, да, конечно, через нас это было бы очень здорово, и я знаю, что наши слушатели откликаются на такие просьбы.

П. Шаров

— Кто готов пожертвовать, это действительно важно, храм замечательный, с очень богатой историей, но вот в таком запустении пребывает.

А. Пичугин

— Где он находится?

П. Шаров

— Село Коньшино, Губкинский городской округ, Свято-Никольский храм. Потому что пытался и священник своими силами ремонтировать, но он деревянный, и там крест падал, в общем, состояние ужасающее просто.

А. Пичугин

— Да, вот я фотографии смотрю, действительно, храм очень красивый, деревянный.

П. Шаров

— Да, но он требует ремонта, но сейчас он начат наконец-то, но, естественно, средств не хватает, средства требуются, поэтому может быть, кто готов...

А. Пичугин

— А куда обращаться?

П. Шаров

— Либо в Центр культурного развития «Лебединец» можно обратиться, либо в Губкинскую епархию, либо через вас, может быть, а вы с нами как-то свяжетесь.

А. Пичугин

— Я думаю, что можно найти, если вы действительно, дорогие слушатели, хотите и можете помочь этому храму, а я вот смотрю сейчас в интернете фотографии — он заслуживает того, чтобы на него обратили внимание, поскольку такая необычная для деревянной архитектуры конструкция, шпиль и внутри, вот я смотрю интерьер, убранство, все очень интересно, и, конечно, требует внимания, потому что жалко будет, если такая красота вдруг пропадет. Я думаю, что лучше всего, дорогие слушатели, если вы заинтересовались, обратиться в Центр культурного развития «Лебединец» в городе Губкин, его можно найти в интернете, у Центра есть свой сайт...

П. Шаров

— Да, в Яндексе: «Центр культурного развития «Лебединец» или ЦКР «Лебединец» сокращенно и можете выйти на сайт сразу или на соцсети и там везде написать, мы ответим, конечно.

А. Пичугин

— А какие еще у вас были такие неожиданные встречи запоминающиеся, может быть, какие-то храмы еще требуют помощи?

П. Шаров

— Ну, храмам всегда требуется помощь, но там по мелочи, у кого-то крыша протекает и так далее, но это несущественные такие вещи. Мне очень понравилось, очень приятно было, что везде нас приняли очень хорошо, действительно, я даже как-то не ожидал, ну съемки и съемки, тем более все в таком режиме все авральном у нас было, как всегда в культуре, по-другому не бывает, все как-то очень быстро, в спешке, но съемки проходили не спеша и действительно, атмосфера царила очень такая добродушная и заходишь туда и сразу как-то даже настоятель к себе располагает, вот прямо хочется разговаривать, не просто потому, что это работа наша, а реально было интересно пообщаться и узнать об истории. Везде нас очень хорошо приняли, вот показали в Успенке еще святой источник там построенный, в семи километрах, по-моему, очень красиво, весь из дерева, прямо красота, очень приятно было. У многих храмов какие-то свои особенности, ну, казалось бы, храм и храм, какие могут быть, а у каждого своя история, каждый создан в определенном месте, допустим, храм Ксении Петербургской у нас есть в городе Губкин, именно в центре города, находится на территории центральной районной больницы, там очень развита и сестринская помощь, то есть вот этим он отличается, что к людям реально приходят, общаются и помогают, в общем, приятно было пообщаться тоже с настоятелем. Спасо-Преображенский собор в 96-м году, когда его построили, это второй по величине был, сейчас я даже не в курсе, надо почитать, насколько сейчас изменилась ситуация, храмы-то новые построили и большие, поэтому, естественно, уже не второй, а был второй по величине после храма Христа Спасителя.

А. Пичугин

— Ничего себе. Да, я про это слышал, кстати.

П. Шаров

— Да, очень красивый, конечно, атмосфера, все к себе располагает, очень нам помогал настоятель этого храма отец Евгений в договоренности с остальными настоятелями, он является благочинным первого благочиния Губкинского по храмам, все связывался сам, договаривался о встречах с нами и очень приятно было поучаствовать в таком проекте, и чтобы готовые продукты получились.

А. Пичугин

— Я напомню, что сегодня мы беседуем в нашей программе «Светлый вечер» на светлом радио с Павлом Шаровым, сотрудником Центра культурного развития «Лебединец», мы говорим о проекте «Возрожденные храмы земли Губкинской», который реализовывается при поддержке грантового конкурса «Православная инициатива», я еще раз напомню, что грантовый конкурс сам существует уже 15 лет, он поддерживает проекты, которые так или иначе связаны с православием, с церковью. Я так понимаю из описания, что ваш проект еще и исторический в том смысле, что рассказывается о людях, которые когда-то пострадали, о священниках пострадавших в 30-е годы, их судьбы и судьбы людей, которые разрушали эти храмы тоже как-то освящаются.

П. Шаров

— Да, как раз описана вся эта история в фильме непосредственно, там все это подробно рассказано. Ну из исторических сведений да, кстати, не только же мы с настоятелями общались в поездках своих, но и были люди, которые, либо у них родственники участвовали в восстановлении храма, либо сами они восстанавливали храм, то есть реально было много исторических документов и сведений, из которых можно было вот слепить такой продукт, фильм и очень интересно, конечно.

А. Пичугин

— А может быть, вам лично, Павел, запомнились какие-то истории, биографии людей, служивших, пострадавших за веру?

П. Шаров

— Все так делалось, в таком режиме, я даже сейчас и не вспомню...

А. Пичугин

— А, кстати, дети в итоге так и не участвовали, да?

П. Шаров

— Нет, дети участвовали в сборе сведений, когда во времена пандемии помогали подростки, дети в сборе информации, куда-то на какой-то сайт зайти, что-то скинуть и так далее, реально помощь была, потому что много рук, много работы было. А так планировалось, конечно, что в экспедициях они с нами будут участвовать, но это стало невозможным, но я считаю, что, наверное, даже плюс, у нас съемки даже и не планировались, просто экспедиции, съемки планировались в рамках фильма только и фотоальбомов, а ролики не планировались, плюс в том, что сейчас любой желающий может посмотреть, не только те дети, планировалось, что которые поедут, а любой человек желающий может посмотреть ролик о истории этого храма, о каких-то особенностях и так далее.

А. Пичугин

— А вы бы хотели принять участие в подобных каких-то проектах, связанных с православием, с Церковью, может быть, вы продумывали какие-то идеи, что можно еще сделать вот такого?

П. Шаров

— Пока еще не продумывали, только вот завершили работу над этим проектом, пока еще не думали, но мне было бы интересно, опять же, я люблю съемки, поснимать где-то в других регионах, конечно, очень интересно. Прямо да, хотелось бы, конечно, таким заняться. Но еще не продумывали, я думаю, мы над этим подумаем.

А. Пичугин

— Ну потому что действительно на Белгородчине огромное количество храмов, любой храм практически за редчайшим исключением всех церквей, которые не закрывались в советские годы, а их было все равно крайне мало, это какая-то история, история восстановления, я очень часто сталкиваюсь с тем, что заходишь на сайт храма, там «Наша история»: «В 92-м году эти руины были переданы общине верующих, а в 2015 году с Божьей помощью реставрационные работы завершились». И я понимаю, так как когда-то мы тоже в конце 90-х, в начале 2000-х участвовали в восстановлении храмов, и я прекрасно понимаю, что за каждым храмом стоит какая-то человеческая история настоятеля ли, который там своими руками начинал растаскивать эти битые кирпичи, очищать территорию, проводить зимой в холод с маленькой печуркой богослужения, это какие-то первые люди, которые приходили, которые уже давно, может быть, и не в этом храме, и священника того уже нет, но вот это какие-то личные истории, которые очень важны и каждый раз, когда человек приходит в прекрасно отреставрированный храм, где нет проблем с отоплением, где всегда тепло, где всегда уютно, где всегда удобно, если этот храм восстановлен, ты понимаешь, что когда-то здесь было не тепло, не уютно, холодно, сыро, промозгло и вот кто те люди, чьими руками это все было сделано, кто здесь, может быть, свое здоровье положил, зачастую эти истории остаются за кадром, а вы вот их вытаскиваете на поверхность, это очень важная работа.

П. Шаров

— Ну да, мы постарались во всяком случае. Хотелось бы, кстати, сказать, в храме села Истобное, тоже Губкинский как раз округ, великомученика Георгия Победоносца, там настоятелем долгое время был протоиерей Леонид Иванович Гончаров, такой человек, я про него читал, с 61-го по 12-й годы был настоятелем, очень много поколений через него прошло, 51 год служения, он там и похоронен, ну вот человек с большой буквы, конечно, таких немного.

А. Пичугин

— Да, кого обычно назначали на такие руины в 90-е годы — обычно это молодые священники, только закончившие семинарию или просто рукоположены и представляете, что прошло 30 лет, этим молодым священникам, если они на том месте служат, уже под 60, и вот вся их такая отставная жизнь прошла, причем половина от этого прошло как раз с мыслями и заботами о том, что как-то это надо восстановить, сделать.

П. Шаров

— Да, просто это даже видно и по разговору, по интервью это чувствовалось в каждом настоятеле, что он очень переживает о своем храме, какие-то проблемы и так далее, и он очень заботится, это искренняя такая забота, она чувствовалась, конечно. Хотелось бы еще, мы когда снимали Коньшино, им тогда еще не занимались, в июне, по-моему, это было, и священник очень просил, там прихожане, две женщины тоже были, в съемках участвовали, они говорили, как сильно требуется ремонт, мы в скором времени ролик выпустим на эту тему о том, что требуется ремонт, чтобы реально распространить про тот же храм. То есть видно, что люди неравнодушные, остались при съемках и вокруг реальная помощь была, это такой факт.

А. Пичугин

— Я еще раз напомню, что если вы, дорогие слушатели, заинтересовались этим конкурсом и заинтересовались проектом «Возрожденные храмы земли Губкинской», о которых нам сегодня рассказывает Павел Шаров, вы можете посмотреть и фильм, и фотографии, давайте, Павел, еще раз напомним, где.

П. Шаров

— В наших соцсетях в группах Центра культурного развития «Лебединец», то есть в поиске либо «Вконтакте», либо в «Одноклассниках», везде мы есть, плюс на нашем сайте, там ссылка на Ютюб, можно посмотреть фильм, в скором времени и фотографии будут, но на сайт мы еще не размещали именно фотографии, фильм там можно посмотреть, в принципе, вот такая информация. На нашем Ютюб-канале и ролики, и фильмы доступны для просмотра.

А. Пичугин

— Нас слушают в разных частях Белгородской области, в том числе, в Старом Осколе, например, который рядом совсем с вами, 20 километров всего, но я так понимаю, что ваш проект был ограничен именно Губкинским районом или городским округом, как сейчас это называется, а Старый Оскол, он за кадром, да?

П. Шаров

— Да, он не затрагивался, я говорил о том, что потом можно это распространить на Белгородскую область, то есть по районам можно отдельно, Старооскольский район можно, я просто когда туда ездил, я после съемок, вообще после всего этого стал замечать, то храм и храм, стоит, прекрасно, все красиво, а я стал присматриваться к архитектуре, а как это все здесь сделано, реально по-другому стал относиться, глаза открылись, и я смотрю, что в Старом Осколе очень много красивых храмов, там и деревянные, то есть реально думаю, тоже история у них интересная, я уверен, что в Белгородских храмах, я был в Белгороде, но нечасто и не обращал внимания тогда еще, я имею ввиду после съемок еще в Белгороде не был, поэтому как-то не затронуло меня, но я уверен, что на территории всей Белгородской области, не говоря уже о России в целом очень много таких храмов, к которым в XX веке относились не по назначению, либо склады, вообще история такова, что либо склады с зерном, либо какие-то еще вещи складировали туда, даже в храме села Успенка, Успенский храм он так и называется...

А. Пичугин

— Логично, да, скорее всего по храму.

П. Шаров

— У него тоже богатая история: в 1806 году он был построен и там был склад аммиака, то есть веществ ядовитых, там настоятель, они стены ремонтируют, там даже по кирпичикам немножко разобрана часть стены, чтобы вот это выветривалось и до сих пор стоит запах аммиачной селитры, но ремонт там делается своими силами, вот там очень хорошо нас встретили, замечательно просто.

А. Пичугин

— Ну я надеюсь, что, может быть, те, кто слушают сейчас эту программу тоже захотят присоединиться, у вас действительно получится какой-то проект и тоже поддержит конкурс «Православная инициатива», возможно, как-то продолжит вас поддерживать и это будет распространено на другие места Белгородской области. Я напомню, что сегодня мы говорили про проект «Возрожденные храмы земли Губкинской», который реализовали сотрудники Центра культурного развития «Лебединец», нам сегодня замечательно про это рассказывал Павел Шаров, сотрудник этого Центра, а проект поддерживала «Православная инициатива» — это международная грантовая программа, которой уже 15 лет, и все это время она поддерживает проекты, связанные с православием, с Церковью не только в России, но и по всему миру. Спасибо большое, Павел.

П. Шаров

— Спасибо вам, что такая возможность предоставилась, очень приятно было пообщаться.

А. Пичугин

— Да, спасибо, взаимно. Будем прощаться, дорогие слушатели, всего вам самого доброго и до новых встреч, до свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Статус: Отверженные
Статус: Отверженные
Авторская программа Бориса Григорьевича Селленова, журналиста с большим жизненным опытом, создателя множества передач на радио и ТВ, основу который составляют впечатления от командировок в воспитательные колонии России. Программа призвана показать, что люди, оступившиеся, оказавшиеся в условиях заключения, не перестают быть людьми. Что единственное отношение, которое они заслуживают со стороны общества — не осуждение и ненависть, а сострадание и сопереживание, желание помочь. Это — своего рода «прививка от фарисейства», необходимая каждому из нас, считающих себя «лучшими» по сравнению с «падшими и отверженными».
Семейные истории с Туттой Ларсен
Семейные истории с Туттой Ларсен
Мы хорошо знаем этих людей как великих политиков, ученых, музыкантов, художников и писателей. Но редко задумываемся об их личной жизни, хотя их семьи – пример настоящей любви и верности. В своей программе Тутта Ларсен рассказывает истории, которые не интересны «желтой прессе». Но они захватывают и поражают любого неравнодушного человека.
Истории старого звонаря
Истории старого звонаря
На территории Андреевского монастыря в Москве, где находится Радио «Вера», можно встретить скромного, почти неприметного человека, спешащего подняться на колокольню. Но стоит ему забраться туда, как окрестности оглашаются неземным звоном. В этот момент вы с замиранием сердца останавливаетесь и думаете: «Надо же, какой талант! Талант от Бога!» И вы абсолютно правы: Петр Алексеевич Колосов — один из лучших звонарей столицы, а, может быть, и России. Но искусство звонаря — это лишь одно из многочисленных его дарований. Ведь Петр Алексеевич ещё и изумительный рассказчик! И в этом вы легко убедитесь, слушая программу «Истории старого звонаря»
Фрески
Фрески
Фрески – это очень короткие прозаические произведения, написанные интересно, порою забавно, простым и лёгким слогом, с юмором. Фрески раскрывают яркие моменты жизни, глубокие чувства, переживания человека, его действия, его восприятие окружающего мира. Порою даже через, казалось бы, чисто бытовые зарисовки просвечивает бытие, вечность.

Также рекомендуем