Москва - 100,9 FM

«Воспитание детей». Татьяна Черняева

* Поделиться
Татьяна Черняева

У нас в гостях была журналист, Заслуженный деятель культуры Российской Федерации и художественный руководитель программы «АБВГД-йка» Татьяна Черняева.

Мы говорили о важности грамотного, разностороннего воспитания детей, которое несло бы добро, и о том, какие возможности есть в настоящее время у современных детей узнавать новое о мире. Также наша гостья рассказала о программе «АБВГД-йка»: в чем она видит христианские мотивы этой передачи, что для нее важно в её работе, и какие творческие планы есть на будущее.


Л. Горская

– Здравствуйте, дорогие радиослушатели, с вами в студии Лиза Горская. В эфире программа «Светлый вечер». И сегодня у нас наш дорогой добрый гость, сегодня у нас в гостях, второй раз, Татьяна Кирилловна Черняева, которая не нуждается в представлении. Но на всякий случай, визитная карточка. Здравствуйте, Татьяна Кирилловна,

Т. Черняева

– Добрый вечер.

Л. Горская

– Мне кажется, такой визиткой можно было бы и не представлять вас.

Т. Черняева

– Ну можно было бы сказать: Татьяна Кирилловна из «АБВГДейки». Даже фамилию не надо упоминать, потому что вряд ли дети запоминают фамилию, они запоминают это сочетание: Татьяна Кирилловна.

Л. Горская

– И даже подросшие дети, которые нас сейчас слушают, может быть, в автомобилях, в пробках, разменяв пятый десяток.

Т. Черняева

– Ну вот я обычно обращаюсь так: «Здравствуйте, Лиза, здравствуйте, коллега! И здравствуйте все, кому меньше пятидесяти, мальчики и девочки!»

Л. Горская

– Вы так же обратились в Доме приемов правительства Российской Федерации к министрам, гостям и, тогда еще премьер-министру, Дмитрию Анатольевичу Медведеву, когда он вручал вам премию правительства Российской Федерации в сфере СМИ, с которой хотелось бы вас поздравить. Нам очень приятно, очень приятно.

Т. Черняева

– Спасибо. В таких случаях я бы сказала: от таких слышу. Потому что такую же премию получили и вы. Собственно говоря, это и стало поводом для нашей встречи сегодняшней. Хороший повод.

Л. Горская

– Да, замечательный. И еще один ответный реверанс от меня лично: спасибо вам большое, что вдохновили меня на выход из декретного отпуска, в котором я пребывала, когда мы с вами встретились.

Т. Черняева

– Вот и тогда я снова говорю вам спасибо, потому что каждый новорожденный ребенок – это мой работодатель.

Л. Горская

– Удивительно было видеть лица министров – очень важных, состоявшихся гостей мероприятия, мужчин и женщин, – когда вы сказали: «Здравствуйте, девочки и мальчики».

Т. Черняева

– Ну, собственно говоря, мы из детства. Из детства 50-летних – нам 45 лет, из детства 30-летних, из детства сегодняшних детей, и я думаю, что это уже внуки и дети министров, и да почему министров, всей страны. Потому что смотрят нас и в России, смотрят нас и за рубежом. Очень удивительно, когда «АБВГДейка» вышла на спутниковое телевидение, и стали смотреть за рубежом, я стала подсчитывать и на ютубе есть счетчик такой, да, – и действительно нас смотрят ночью, стало быть, нас смотрят на том конце земного шара. И наших соотечественников, которые пишут, что мы помогаем сохранять русский язык в семьях, очень-очень много. Вообще наших людей по всему земному шару очень много.

Л. Горская

– Я хотела поговорить об этом, может быть, чуть позже. Но раз мы коснулись этой темы, давайте поговорим о воспитательной, может быть, роли телевидения. Когда вы начинали, была одна детская программа на центральном телевидении.

Т. Черняева

– Нет, не одна, была целая редакция на центральном телевидении детская, да.

Л. Горская

– Извините, целая редакция.

Т. Черняева

– Давайте вспомним: «Будильник» по воскресеньям, «В гостях у сказки», «Там-Там новости» – и это все было.

Л. Горская

– Это одновременно.

Т. Черняева

– Ну они были раскиданы по программе, но все каналы, а их было тогда три, они были детскими, а целая учебная редакция, которая была посвящена детям – практически у нас дети то от нуля до 18. И учебная редакция, где у нас были – я-то сама из учебной редакции, замечательная редакция была и студия учебных программ вначале, потом главная редакция научно-популярных и учебных программ – и там были у нас замечательные соавторы: Шекспир, Чехов. У нас приходили замечательные гости. Например, ставил программы Михаил Козаков, Юрий Яковлев читал тексты Чехова. То есть это была совершенно потрясающая редакция, которая просуществовала 37 лет, и на которой я с первого по последний день проработала. Потом половина наших коллег ушли на телеканал «Культура». Я думаю, это была вот основа телеканала «Культура». Так что для детей в советское время делалось очень много. А вспомните программы Супонева «Зов джунглей», а вспомните «Спортивные старты», а вспомните «Папа, мама, я спортивная семья» – это же тоже было советское телевидение. И тогдашние идеологи точно понимали, что воспитывать надо с пеленок. У нас была даже программа «Мамина школа» и «Английский для малышей». Это все вот было в учебной редакции.

Л. Горская

– Мне кажется, «В мире животных» тоже детская программа.

Т. Черняева

– Нет, она все-таки была на Первом канале, и делали ее, по-моему, в киноредакции.

Л. Горская

– Да, но детей не оттащить было.

Т. Черняева

– Да, конечно. И, в любом случае, это пространство телевизионное, а тогда телевизор был только окошком в мир, оно было заполнено. Заполнено так, с прицелом, что да, эти ребята вырастут, они станут зрителями уже взрослых программ, и все каналы готовили себе зрителей. Но, правда, каналов было мало. Сейчас, когда федеральные каналы стали «бездетными», я лично огорчаюсь, потому что ушло главное – понимание, как надо делать программы для детей, причем на нашем, российском материале. У меня правнучке четыре с половиной года...

Л. Горская

– Мирославе.

Т. Черняева

– Мирославе, да. Она смотрит сейчас «Холодное сердце», она смотрит сериал про пони. И я вслушиваюсь в тексты и понимаю, что там, в общем-то... Я спрашиваю: скажи, пожалуйста, а ты понимаешь, что такое «я потеряла энергию, которую надо было сконцентрировать для того, чтобы моя магия распространялась на весь мир»? Это текст из «Маленьких пони».

Л. Горская

– Непонятное содержание и плохо переведенное.

Т. Черняева

– Она говорит: нет, не понимаю. Но там прыгают, скачут лошадки, а потом эти лошадки оказываются на прилавках магазинов. У нас уже целый табун этих коней. Потому что ей нужно еще Искорку, потом надо Радугу Дэш (я все время путаю с Бангладеш), Радугу Дэш и Рарити. И она, когда я ошибаюсь: убери, пожалуйста, эту свою Искорку, – она: нет, это не Искорка, это Радуга Дэш. И этот табун коней, размера от 20 сантиметров до 50, в бархатном исполнении – вот это ее сейчас...

Л. Горская

– Мир.

Т. Черняева

– Борюсь, борюсь. Это ее мечта. Но что делать, если в каждом продуктовом магазине сейчас «Холодное сердце» и песня «Отпусти и забудь». Вы слышали эту песню?

Л. Горская

– Может быть слышала, но забыла.

Т. Черняева

– Ее запомнить невозможно.

Л. Горская

– Два вида забывчивости: знала и забыла, не знала и забыла.

Т. Черняева

– Ее просто запомнить невозможно. И текст там тоже, ну в общем, мне очень жаль, что Шаинский ушел из детского восприятия. Только на «Детском радио» еще звучат песни, которые воспринимаются, ну не знаю, детьми, наверное, и взрослыми. Но есть какое-то вот, что-то упустили, упустили точно. Мы потеряли тех, кто делал детское телевидение, в каком смысле: кто-то ушел на пенсию, кто-то ушел во взрослое телевидение. И сейчас вот людей, которые понимают, о чем надо разговаривать с каждым возрастом, становится все меньше и меньше. А никакой факультет журналистики не учит делать детское телевидение. Другое дело, что сейчас есть интернет, там масса предложений. Сегодня в детском сегменте, в интернете присутствуют те вещи, которые меня очень смущают. У меня Мирослава смотрит и, когда я отвлекаюсь, она смотрит, как мы говорим: ерунду. Я захожу в комнату: нет-нет, я немножко, это не очень ерунда, я немного посмотрю. И что же она смотрит? Она смотрит, как взрослые дяди и тети, переставляя игрушки, которые потом стоят на прилавках и которые ребенка завлекают, делают типа спектакля. Но и тексты, и все, главное, тексты –на русском языке, но русский язык просто отвратительный – это русский язык, который принадлежит, я так предполагаю, мигрантам из Украины в Канаде и еще где-то. То есть и это все в уши вливается, а результатом является: магазин, купи – у меня нет такой, у меня нет такой... Есть еще одна там история (у нас в доме она тоже запрещена) – это девочка Настя. Капризная, в блестящих платьицах, перед которой папа на экране пляшет и показывает то одно платье, а она топает ногой: не хочу. Да, эта Настя делает вид, что она такая капризная, что она такая вот. Но у ребенка...

Л. Горская

– Модель поведения формируется.

Т. Черняева

– Конечно, формируется модель поведения. И эта Настя набирает миллиардные просмотры. Это такое хоум-видео, да, которое снимается на телефон, потом монтируется, и в интернете она набирает миллиардные просмотры, уже там говорили об этом. Опять то есть не задумываемся мы о том, что потом вырастет из ребенка. И это печально. Я считаю, формулу: «Дети – наше будущее» неверной. Дети – наше настоящее. Они сейчас получают все, что окажется потом у них в будущем, что отзовется там. 95 процентов всей жизненной информации ребенок получает до шести лет. И дальше, за всю оставшуюся жизнь, только пять оставшихся процентов. Это сказала не я, это уже утверждено психологами. И вот в эту информацию мы и вкладываем, то что будет потом моделью поведения в будущем. Я государственник, я хочу сказать, например, привести такой пример. Когда-то, в нулевые годы, двухтысячные, вот там где-то, в 2001-м, один человек, русский по происхождению, но по гражданству американец, приехал в нашу страну – Стив Поляков. Он тогда сказал, глядя на экран нашего телевизора (а тогда у нас были все время мультфильмы, причем не очень хорошего качества, с текстами: «Придурок, отдай ему кошелек», там еще что-то такое было, – помните да?), вот он сказал: ваше телевидение воспитывает патриотов моей страны. Мне было обидно. Второй эпизод...

Л. Горская

– Степан Поляков.

Т. Черняева

– Да, Степан Поляков. Второй эпизод тоже оттуда. В 2003 году мы снимали по заказу в журнале широкого профиля, тогда надо было зарабатывать, и мы снимали по заказу такой корпорации «Транснефтепродукт» их учения с силами военными. И в перерывах между съемками сидим, смотрим, как солдаты там готовятся...

Л. Горская

– На случай ЧП, да, учения?

Т. Черняева

– Да ну нет, там как они заправляют бронетранспортеры, танки своим продуктом. И с молодым оператором завела разговор: а вдруг вот, если война, вот что ты будешь делать? Он сказал: а я уеду из этой страны. Я сказала: как так, Федя, ты что? Ему 22 года. А он говорит: Татьяна Кирилловна, а последние десять лет меня никто не научил родину любить. Честно могу сказать, мне тоже было обидно. Он замечательный оператор, он никуда не уехал, работает. Но вот это вот понимание, что можно уехать из этой страны, потому что родину никто не учил любить. Да, действительно...

Л. Горская

– Честно сказал.

Т. Черняева

– Честно сказал, абсолютно. Нас так учили родину любить в октябренско-пионерско-комсомольской организации, что я ее до сих пор люблю преданно и ну очень люблю свою родину. И пусть попробуют кинуть мне за это камень.

Л. Горская

– Ну я думаю, что среди наших слушателей таких не найдется, как минимум.

Т. Черняева

– Да, я тоже надеюсь.

Л. Горская

– Я напоминаю, что в эфире радио «Вера», программа «Светлый вечер». У нас в гостях Татьяна Кирилловна. Татьяна Кирилловна Черняева. Я по поводу воспитания и телевидения хотела вас вот что спросить. Все-таки воспитание и развитие ребенка это воспринимается как передача от человека к человеку какого-то опыта, какого-то знания в первую очередь. Насколько вообще возможно воспитание с помощью телевидения? Это раз. И второе, вот сейчас ведь не только интернет существует, сейчас целые детские телеканалы существуют. Вопрос качества.

Т. Черняева

– Ну так они и воспитывают. Уже давным-давно психологи вывели формулу, что воспитывает папа, мама и телевизор. И иногда телевизор на первом месте. Потому что папа, мама думают о том, где заработать, как заработать, устроиться на какую еще должность, чтобы там подработать...

Л. Горская

– Ну или убраться в квартире, постирать и в магазин сходить.

Т. Черняева

– Да, и совершенно замечательный есть способ: если ребенок мешает – вот тебе планшет. Сейчас он доступен, планшет. И сидит ребеночек и смотрит, и тычет пальчиком.

Л. Горская

– А можно я внесу свою бытовую ремарку? Я сейчас очень много общаюсь со специалистами, с педиатрами и так далее, и мне врачи сказали, что планшет это такое зло...

Т. Черняева

– Зло.

Л. Горская

– Что у ребенка не то что останавливается развитие, у него идет откат – он может перестать ходить, ой, он может перестать говорить, настолько вредно взаимодействие с планшетом ребенка маленького. Вот просто мне человек, врач рассказывал, что у них были случаи, когда ребенок получал планшет, а потом массажистам приходилось какие-то навыки, чуть ли не моторики крупной, ему восстанавливать, потому что ему это переставало быть надо.

Т. Черняева

– Лиза, я верю, что вы продвинутая мама. Я верю, что вы очень любите свих детей и думаете об их будущем. Но есть масса мам, которые не успевают, которым некогда, которым недосуг, и планшет – для них это панацея: занять ребенка, что он не полез, не тычет пальчики в розетку и сидит, значит, вроде как занят. А по поводу информации передачи, не знаю, могу поделиться собственным опытом. Сейчас, воспитывая Мирославу Игоревну, четырех с половиной лет от роду, я вдруг поняла, что надо передавать еще информацию о семье. И я ей стала рассказывать историю Танюшки – и рассказываю свою биографию, про Танюшку, да, ну с фамилиями, с именами, и я надеюсь, что они у нее отложатся: кто была прабабушка, кто весь род, и эта история у нас продолжается. Каждый раз, когда она ложится спать, говорит: бабушка, а про Танюшку сегодня будет? И, значит, очередной эпизод идет про Танюшку. Очень забавно, что она это запоминает. Например, я рассказала ей про нашу, ее уже прапрабабушку, которая ушла из жизни там восемь лет назад. Она спросила: а ты тоже уйдешь? Я говорю: когда-нибудь да. А я? Как же я? Я говорю нет, я тебя еще замуж выдам, еще твоих детишек воспитаю. Так что я не тороплюсь туда. Но вот это у маленького ребенка откладывается. И я понимаю, например, что в моем детстве этой информации немножко не хватало. Я помню, вернее знаю о своих предках, а предки у меня, как выяснилось, из династии священнослужителей и с одной и с другой стороны. По линии отца вообще моя девичья фамилия Татьяна Генисаретская. По линии отца, значит, это из Мурома, священнослужители, а по линии мамы – из Орловской области. И, естественно, мама была заведующей школой Сталина и, естественно, про предков-священнослужителей тогда не принято было разговаривать и хвалиться ими.

Л. Горская

– На всякий случай.

Т. Черняева

– Да, на всякий случай. И вот этот вот провал подробностей, какие были, я потом уже собирала – через интернет, через какие-то вот маленькие-маленькие кусочки детских воспоминаний. И вот я считаю, что собирать родовую историю вместе с ребенком и рассказывать, показывать фотографии, рассказывать, кто есть кто, кто кому какой родственник, истории, эпизоды, еще что-то, очень важно. Тогда и отношение будет к жизни – не то что вот я пришел, вот я от рождения до смерти есть я, а больше никого нет. Тогда будет совсем другое отношение и к другим людям.

Л. Горская

– Удивительно.

Т. Черняева

– Так что история про Танюшку у нас продолжается.

Л. Горская

– До сих пор помню, как мне папа, которого уже нет, к сожалению, в живых, в детстве рассказывал историю про своего отца. А отец его погиб в 41-м, вот в числе московских добровольцев, он был заместителем главного редактора одного из изданий, московских изданий. Первые вот эти добровольцы, собственно, с одной винтовкой на двадцать человек – фотографы, журналисты, неизвестно, где похоронены, неизвестно, где остались. Долго пытался папа его разыскать, уже будучи взрослым человеком – не вышло. Есть у нас, минимум, два региона, где может быть дедушка. А в детстве он мне просто рассказывал какие-то истории из жизни. И это так важно, я сейчас понимаю.

Т. Черняева

– А вы заметили, как это важно на примере «Бессмертного полка»? Десять лет назад я была членом жюри «ТЭФИ-Регион», и журналист Иванов из Томска выставил маленький сюжетик, по-моему, семь минут он был – они организовали вот этот «Бессмертный полк» у себя. И тогда он получил награду «ТЭФИ». Я чувствую себя немножко причастной к этому, потому что нам, как сейчас говорят, зашло, да, нас так это удивило, потрясло, такое простое решение. Ну а теперь смотрите, что делается, когда идет «Бессмертный полк» – у всех мурашки по коже. Когда он идет везде – в маленьких деревнях выходят там семь человек, с портретами своих, огромные толпы и огромные колонны собираются народа у нас в Москве, в больших городах. И за границей тоже, где выходят наши соотечественники. Ну я, например, целый день смотрю это и оторваться не могу. А все просто идут люди с портретами своих родных и близких – они помнят. Это очень важно.

Л. Горская

– Я все о своем. У меня сейчас...

Т. Черняева

– Вы знаете, о своем – это все-таки о нашем. Если две женщины рассказывают о своем, то дальше это идет – о нашем.

Л. Горская

– О нашем. Да, спасибо. У нас Лариса Петровна, массажистка наша замечательная, которая просто удивительный человек и не устает удивлять какими-то человеческими историями, недавно рассказала про своих детей. И которые, знаете, чем занимаются на даче? У них дача в Калужской области. Они ездят в архив в Подольске, смотрят документы военные и ищут упавшие, сбитые самолеты наши в лесу. И нашли уже два, а потом нашли родственников. И родственники приезжали, соответственно, на место, где погибли их там дедушки, прадедушки.

Т. Черняева

– Ну я могу сказать, что если они сделают вот единственное доброе дело вот такое в своей жизни, то им Божия благодать уже обеспечена.

Л. Горская

– Да. И тут же задумываешься: а как она воспитала так своих детей, что для них досуг вот такой? И теперь она им говорит: вы на даче отдохните, ну или прополите что-нибудь, вы ж сами потом будете морковку эту есть. Нет, вот они идут и ищут.

Т. Черняева

– Ну это классно. Это здорово.

Л. Горская

– А корни ведь очень важны, и история, вот это объемное восприятие своей личности. Иначе что получается, пустой эгоизм. Вот сейчас вот где это взять ребенку?

Т. Черняева

– В семье.

Л. Горская

– Только.

Т. Черняева

– Только в семье. Потому что школа, к сожалению, сейчас не обучает и не воспитывает, она оказывает услуги. Это печально, потому что я помню нашу школу. Я родилась во время войны и, естественно, это был демографический обрыв, яма демографическая, нас в классе было 19 человек. Но из этих 19 человек было пять медалистов. И я помню наших педагогов, которые полностью отдавали нам класс на самоуправление. Для того чтобы отдать класс на самоуправление, надо было очень незаметно управлять. Наша классная руководительница Лидия Сергеевна сидела, поверяла на задней парте тетрадки, а у нас шло классное собрание. Мы сами придумывали, куда пойдем, где будем какую макулатуру собирать, где у нас санитарная дружина, мы должны, значит, быть первыми, класс ставил театральные постановки. То есть вот такая была работа воспитательная. Но воспитали хороших людей.

Л. Горская

– Да, и много. А сейчас, сейчас только на семью надежда.

Т. Черняева

– Есть педагоги, есть воспитатели, есть оазисы. Я очень много бываю в жюри всяких фестивалей, и я вижу, как творческие коллективы работают. Так что есть, конечно же, одержимые педагоги и одержимые воспитатели, безусловно, есть. Но это еще не стало государственной политикой воспитание, понимаете. И это, наверное, очень плохо, потому что все воспитывается все-таки в детстве – и отношение к друг другу, и отношение к обществу, отношение к родине, отношение к стране, и желание что-то изменить, и энергетика, и лидерские качества. Ну, кстати сказать, сейчас вот есть школа лидеров, и туда большие конкурсы, насколько я знаю.

Л. Горская

– Но это для взрослых уже.

Т. Черняева

– Для взрослых, да, ну будем смотреть, что дальше.

Л. Горская

– Ну а почему туда конкурс, это тоже вопрос: потому что учат или потому что социальный лифт. Ну вот...

Т. Черняева

– Да, это вопрос. Но в любом случае, если это есть, и если там учат, и это социальный лифт, то это тоже хорошо. Потому что нужны нам управленцы-то грамотные.

Л. Горская

– Если он хорошо работает. В эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». С вами в студии Лиза Горская. И у нас в гостях Татьяна Кирилловна. Татьяна Кирилловна Черняева. Оставайтесь с нами, мы вернемся через минуту.

Л. Горская

– В эфире радио «Вера», программа «Светлый вечер». У нас в гостях Татьяна Кирилловна. Татьяна Кирилловна Черняева, художественный руководитель программы «АБВГДейка», член Академии российского телевидения. И много-много заслуженных громких разных званий, достижений в этом списке. Мы перед программой пытались отобрать, потому что ну все озвучивать – это полпрограммы, наверное.

Т. Черняева

– Вы мне льстите.

Л. Горская

– Нет, лесть – это не моя черта, скорее, наоборот, извините. Мы пытались отобрать, и вы перечислили ваши любимые звания. И среди них был «Отличник просвещения». Отличница, наверное? Хотя...

Т. Черняева

– Отличник. Знак «Отличник просвещения».

Л. Горская

– «Отличник телевидения». И медаль «Лучшей соседке».

Т. Черняева

– Да, есть такая медаль у меня. Я думаю, что ни у кого такой медали нет. «Татьяне, лучшей соседке в мире», – мне такую медаль соседи подарили однажды.

Л. Горская

– Творческие планы. Как принято в нашей среде, такой штамп, но он незаменимый. Чем сейчас занимается Татьяна Кирилловна, что она планирует?

Т. Черняева

– Ну чем занимаюсь, делаю ту же самую программу, с таким легким названием «АБВГДейка» – 45 лет. Вы знаете, я подумала о том, что наша программа, она очень христианская по своей структуре. Клоуны приходят на урок – ошибаются, делают какие-то глупости, потом приходит учитель, ставит все на свои места. Клоуны каются и дальше идет прощение. Так что ошибка, как надо, покаяние и прощение, – вот такая формула. Я считаю что то, что Эдуард Николаевич Успенский в свое время придумал героев клоунов, это была самая гениальная идея. Клоуны – не дети и не взрослые, они могут ошибаться, и это не обидно, это не стыдно. Они могу дурачиться, и это принимается. И то что программа существует 45 лет, и мы воспитываем уже 19-го клоуна, неизменной оставляя заставку, музыку Шаинского, воспитание клоунов, Клёпу.

Л. Горская

– Клёпу.

Т. Черняева

– Да. Ну и пока еще Татьяна Кирилловна. Я считаю, что это доказывает, что мы нужны.

Л. Горская

– Вспомнила, что хотела сказать про Шаинского. Слушают это еще, слушают – ну сами родители скачивают, находят – и все равно он незаменим.

Т. Черняева

– Конечно.

Л. Горская

– Вот эти пластинки, которым уже я даже затрудняюсь сказать, сколько лет, которые мы в детстве слушали, их заменить нечем. В плане профессионализма, музыки великолепной.

Т. Черняева

– А потом Шаинский запоминается и поется.

Л. Горская

– Да, потому что это настоящая музыка.

Т. Черняева

– Да, настоящая детская музыка еще, которую, ну я не знаю, когда-то Владимир Яковлевич Шаинский написал нам мелодию «АБВГДейки» начальную и финальную. И я, как редактор, все время ходила за ним и говорила: ну ноты, ноты нам надо сдавать. А мы тогда записывали в Доме звукозаписи, и практически ноты были на салфетках на бумажных розданы оркестру, и он вживую это дело записывал. И ансамбль «Аккорд», который записывал эту музыку, тоже пел вживую, вот прямо с листа. А для того, чтобы заплатить, надо было эти ноты сдать в музыкальную библиотеку. И я ходила за Шаинским несколько буквально недель, месяцев, чтобы он написал, ему некогда все было. Я говорю: понимаете, мы никак не можем заплатить вам. Он сказал: Татьяна, что там заплатите, какие-то копейки. Ведь Крокодил Гена «С днем рождения» вошел в «святая святых» – в рестораны страны, и каждый месяц мне присылают авторские такие, что меня ваши деньги практически не интересуют. То есть действительно Крокодила Гену поют до сих пор. «К сожалению, день рождения...» – это поют на каждом практически дне рождения и взрослых и маленьких.

Л. Горская

– И на многие песни сейчас какие-то дискотечные ремиксы сделали.

Т. Черняева

– Конечно.

Л. Горская

– Я сейчас затрудняюсь вспомнить, какие, но они попадаются мне регулярно.

Т. Черняева

– Да и попурри.

Л. Горская

– Обывательский вопрос, извините: как тогда существовала эта музыка, если к ней не было нот? Он напел и ушел?

Т. Черняева

– Написал на бумажках, раздал партии. Знаете, когда одна строчка дается там тромбону, еще одна строчка дается ударным, еще одна – скрипочке. Вот так вот все вместе получается оркестр, а мне нужно целиком...

Л. Горская

– Партитура.

Т. Черняева

– Партитура, да, чтобы это можно было...

Л. Горская

– Пришить и получить деньги.

Т. Черняева

– Пришить, отпечатать и отдать, да.

Л. Горская

– Написал в итоге все-таки?

Т. Черняева

– Да, конечно.

Л. Горская

– Все-таки нужен был ваш гонорар.

Т. Черняева

– Нет, это настойчивость. Я никогда не оставляю автора без оплаты. Я была редактором и неукоснительно соблюдала это правило.

Л. Горская

– Мы говорим про настоящее, говорим про планы.

Т. Черняева

– Мы продолжаем делать программу «АБВГДейка». Пользуясь случаем, передаю привет всей своей команде, потому что команда у нас замечательная.

Л. Горская

– Расскажите.

Т. Черняева

– Команда, которая точно знает, каждый на своем месте. И от, не знаю там, уборщицы Маши и до режиссера, который сдает уже окончательный результат, все работают с большим удовольствием, все с радостью это делают. И мы встречаемся раз в неделю, раз в месяц два дня пишем программы на «Мосфильме», и практически это уже как семья. Так что когда мы получили в 2017 году «ТЭФИ», то я просидела в бюро полиграфическом три часа, но сделали мы там каждому свой диплом именной. А потом заказали торт и фигурку Орфея в количестве сорока штук шоколадные размножили, и на этом торте они были выставлены. То есть каждый член команды, все сорок человек, получили свой диплом и свою фигурку шоколадную Орфея.

Л. Горская

– Вот удивительно, мы с вами общались до программы, и вы сказали, что ведущий – это не профессия, это роль. И это удивительно, потому что большинство ведущих, с которыми мне так или иначе приходится сталкиваться, воспринимают свою роль как профессию, свою профессию как профессию, если позволите, и о команде говорят редко. И я еще помню, на заре моей туманной юности, когда я только столкнулась с миром телевидения и так далее, меня предупреждали: Лиза, имей в виду, ведущий – это человек, который работает только на себя. Вы...

Т. Черняева

– Я не телеведущая. Я сопротивляюсь этому званию всегда. Потому что телевидение и вот ведущие в программе – это скорее хобби. Я редактор. Мне нравится работать со словом, мне нравится генерировать мысли, мне нравится генерировать идеи, которые потом я вместе с коллективом пытаюсь воплотить. Потому что телевидение – это абсолютно точно командная работа. Не может быть телевизионщик – вот, кстати сказать, споткнулась на этом слове. Для меня очень важно быть телевизионщиком: то есть ты редактор, ты умеешь смонтировать программу, ты умеешь поговорить с автором, ты умеешь придумать, видео какое будет, ты умеешь все это со всеми переговорить. Ты умеешь даже на цыпочках подойти к своему герою и подать ему чай, когда он в кадре. То есть когда все работают на человека, который в кадре. Когда я в кадре, все работают на меня. Но не на меня как на Татьяну Кирилловну Черняеву, а на меня как Татьяну Кирилловну из «АБВГДейки», на образ. И вот это тогда и получается правильный продукт. А действительно телеведущий – это роль. Сегодня ты телеведущий, завтра радиоведущий. А потом у меня еще такая мысль, что очень нужно ответственно относиться к этому званию. И если ты телеведущий, то особенно в таких серьезных программах, то ты думай о том, куда, кого и зачем вести и имеешь ли ты на это правило. Ну сложно сказала, да?

Л. Горская

– Нет, сказали как раз понятно. Я просто задумалась над тем, стоит ли так вопрос для кого-нибудь, кроме вас.

Т. Черняева

– Ой, я никогда не критикую никаких своих коллег. Потому что все они, в общем-то, выходя на экран, уже отдают свою эмоцию, отдают свое время, талант, у кого какой есть, зрителям.

Л. Горская

– Харизму – как слово такое.

Т. Черняева

– Да вот, харизму, зрителям.

Л. Горская

– Торгуют лицом.

Т. Черняева

– Но дело, знаете, конечно, очень ответственное. Потому что вот торгуют лицом...

Л. Горская

– Вот слово-то, это плохое выражение. Я его так...

Т. Черняева

– Ну и каждый имеет какую-то свою задачу, ну это уже как им Бог на душу положит.

Л. Горская

– Слава Богу. А у меня к вам вопрос провокационный. Вот если бы вы сейчас возглавили все детское телевидение страны, вот вам сказали: Татьяна Кирилловна, теперь вы отвечаете за наше детское телевидение...

Т. Черняева

– А что, есть такие мысли уже?

Л. Горская

– У меня – да. Ну мало ли, может быть, они уже витают в воздухе, поэтому вот я вам этот вопрос задаю. А что бы вы сделали в первую очередь?

Т. Черняева

– Я бы на все детское телевидение поставила бы руководить своего человека, которому я очень верю, который мыслит так же, как я. У меня продюсер Екатерина Олейникова, я ее называю «правая рука и левое полушарие». И она в силах, как сказать, в тонусе, и она бы руководила этим всем, а я бы была у нее советником. Вот так.

Л. Горская

– Это шаг номер один.

Т. Черняева

– Да, а дальше я бы собрала всех, кто еще у нас есть, а у нас есть еще, можно по пальцам перечесть, творческие люди, которые знают, как делать телевидение для детей. Ну, например, есть Ольга Барыкина – режиссер номер один в детском телевидении, есть Марина Шраменко, которая была на «Радости моей», и они делали замечательный продукт.

Л. Горская

– Марина Шраменко – мы ее знаем и любим.

Т. Черняева

– Ну вот видите. Значит, то есть все те, по пальцам перечтем, они бы уже подняли это детское телевидение. Мало того, детское телевидение это действительно очень важно. Если сейчас кто-нибудь из власть предержащих слышит, имейте в виду: только что в послании президент все время говорил о демографии, о детях, о том, что нужно заботиться о них, но не было слова сказано о телевидении, о детском контенте, который выкладывается в интернет, не обязательно телевидение. Сейчас есть возможности донести идею вот эту, и создать программы, которые могут быть выложены в интернет и могут быть доступны ребятам. Я обращаю внимание на то, что детского кино нет. Ведь вспомните, назовите фильмы, которые вы смотрели в детстве?

Л. Горская

– «Ученик лекаря».

Т. Черняева

– Детские.

Л. Горская

– Не помню.

Т. Черняева

– Сказки. Давайте сказки.

Л. Горская

– Вы знаете, я вам скажу честно, мне подсказывают. Мне сейчас подсказывает наш звукорежиссер Роман, но я это тоже знаю...

Т. Черняева

– Ну давайте.

Л. Горская

– «Гостья из будущего».

Т. Черняева

– А еще?

Л. Горская

– Мультфильм «Маугли». «Электроник».

Т. Черняева

– А еще, вот маленьким совсем.

Л. Горская

– А маленьким совсем? Не помню.

Т. Черняева

– «Морозко». «Варвара краса, Длинная коса».

Л. Горская

– Да.

Т. Черняева

– Вот еще несколько, «Снежная королева», еще несколько фильмов, которые из года в год в качестве детского контента крутятся на телевидении. А новых-то нет. Новые какие у нас есть? То есть с уходом великих режиссеров детского кино – Ролана Антоновича Быкова, Ромма и еще кого, у нас детское кино остановилась. А это печально. А остановилось, знаете, по какой простой причине – денег не хватает. Потому что детская сказка должна быть, по определению, красочная, красивая, компьютеризованная, с привлечением самых суперсовременных способов компьютерной графики, эффектов и всего прочего.

Л. Горская

– А еще, мне кажется, в ней должен быть настоящий смысл.

Т. Черняева

– Конечно. А не «отпусти и забудь».

Л. Горская

– Да, да. «Акуна матата». Простите.

Т. Черняева

– Нет, то есть конечно же, на детей очень здорово работает, например, «Театриум» Терезы Дуровой. Вот не могу не сказать, мы с ними дружим. И там каждый спектакль, его можно брать в основу детского фильма и снимать, вот со всеми кинематографическими приспособлениями, и свойствами, и делать действительно полнометражное кино. Прекрасные спектакли – что ни премьера, то я прихожу туда и удивляюсь, сколько выдумки, сколько таланта, какие костюмы. То есть формула: «Для детей – так же, как для взрослых, но только лучше», – вот в том театре абсолютно точно существует. Потому что Тереза Ганнибаловна, она потрясающая личность, она потрясающе готовит своих актеров. Вы были там, в этом театре?

Л. Горская

– Да, но это тоже та школа, это не современная школа.

Т. Черняева

– Да, конечно.

Л. Горская

– Я правильно понимаю, что вот эта часть, это направление индустрии, ну это направление, что это – индустрия, рынок, сфера, да, она сейчас руинизирована, и кто во что горазд. И нам, родителям, нужно держать ухо востро и самим контролировать, что смотрит ребенок.

Т. Черняева

– Конечно, безусловно.

Л. Горская

– Потому что все что угодно может быть.

Т. Черняева

– Безусловно. Ну вот в театр водите. Ну эти спектакли, если бы они были сняты на пленку, то он и были бы доступны, например, всем зрителям нашей страны.

Л. Горская

– А не скучно детям спектакли смотреть? Скучновато.

Т. Черняева

– Да вы знаете, нет. Там взрослые, можно сказать (извините, такое слово сленговое), там взрослые «тащатся». Правда. Потому что дети ну я с Мирославой посмотрела там уже практически все спектакли. Ей четыре с половиной года, и она радуется каждый раз.

Л. Горская

– А нас до пяти не пускали в театр.

Т. Черняева

– Кто не пускал?

Л. Горская

– Билетерша. Пять есть, нет? Идите. Я помню, в «Синюю птицу» меня не пускали в детстве. Вот тоже воспоминание.

Т. Черняева

– Обидное воспоминание.

Л. Горская

– Мирославе повезло. Извините, перебила.

Т. Черняева

– Нет, я о том, что надо водить ребенка в театр, надо водить ребенка в хороший театр. И вот таким хорошим театром, отличным является «Театриум» Терезы Дуровой.

Л. Горская

– А что еще? Кино, театр. Театр один, ну там, я думаю, поискать...

Т. Черняева

– Нет-нет, есть еще театры. Есть театр марионеток, для маленьких совсем.

Л. Горская

– Выбирать. Локальный театр. При храмах бывают, кстати сказать. Кино практически не снимается.

Т. Черняева

– Детское кино.

Л. Горская

– Детское, да.

Т. Черняева

– Ну снимается кино, видимо, есть масса хороших фильмов, и я не берусь сказать, но то что детского кино в таком количестве, в таком качестве, как было раньше, нет. Вы помните, была специальная Студия детских и юношеских фильмов имени Горького.

Л. Горская

– Да.

Т. Черняева

– Ее нет.

Л. Горская

– Куда же она делась, когда, в 90-е?

Т. Черняева

– Вопрос не ко мне.

Л. Горская

– В 90-х делась или попозже?

Т. Черняева

– Я не помню, когда, но делась. И вопрос этот не ко мне. Я теперь думаю, что сейчас у нас новый министр культуры, Ольга Любимова, человек очень творческий. Я надеюсь, что на детское кино там обратят внимание. Это такой заказ от меня лично и от всех детей, которых я представляю.

Л. Горская

– И от бывших детей, от некоторых многих бывших детей.

Л. Горская

– Я напоминаю, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». У нас в гостях Татьяна Кирилловна Черняева, бессменный художественный руководитель программы «АБВГДейка». А мы с вами говорим об отсутствии какого-то нового контента, скажем так, кинематографического для детей. Но при этом очень объемном и неконтролируемом потоке интернет, к которому зачастую дети имеют непосредственный доступ, без участия родителей, которые в это время либо на работе, либо картошку чистят. Считаете ли вы, что нужно как-то регламентировать этот поток?

Т. Черняева

– Безусловно. И это должны делать мама с папой. Ну в основном мама, бабушка. Безусловно. И когда у ребеночка есть желание увидеть, как там играют и дяди переставляют какие-то игрушечки с тетями и на плохом русском языке сопровождают этот псевдоспектакль – так возьмите перчаточные куклы и сделайте спектакль с ребенком дома. Мы с Мирославой этим занимаемся. И у меня есть такая своя личная история, еще когда внук воспитывался. У нас есть каждый раз такая кукла перчаточная, которая надевается на руку, которая типа может говорить. И эта кукла, я ее называю «родительская совесть». То есть как только ребенок капризничает, надеваешь эту куклу и переключаешь внимание на нее. И ребенок почему-то замолкает, начинает разговаривать с этой куклой, и там слезы, капризы как-то уходят. То есть не сам объясняешь, что ты должен делать, а тебе говорит: «Ой, да что ж такое? Да что ж случилось? А че ты плачешь? А ты знаешь, что каждая слезинка – это такой драгоценный камушек, который катится из твоих глазок? Да, не знаешь? А посмотри в зеркало, посмотри, сколько...» – и все, ребенок переключается и начинает разговаривать с этой, ну я ее называю. Вытаскиваем только тогда, когда это надо. Так она лежит в запасе, в нее не играют, в эту куклу – это «родительская совесть».

Л. Горская

– Интересно. А мы сейчас начали говорить, коснулись жизни Татьяны Кирилловны – не той, которую мы привыкли видеть на экранах, а ну приватной, личной. Вот у нас не так уж много времени осталось, расскажите еще о себе. Вот как вы живете. Мы вот знаем: правнучка Мирослава, сын Александр. Про храм в Тверской области я знаю.

Т. Черняева

– Да, это тоже счастье моей жизни. Это там живет мой духовник. Мне говорят: у тебя где духовник? Я говорю: да вот, отец Антоний. А где это? Ну 400 километров. А как же? Я говорю: а это вопрос только, сколько денег на телефоне. Потому что он всегда доступен, и когда бывает трудно, звоню: батюшка, утешьте, что-то накатило. И он умеет это делать, он очень светлый мудрый человек. И тот храм в Тверской области, за 400 километров, куда мы все стремимся уже сорок лет, практически он сделал это место святым, приехав туда в 90-е годы молодым монахом. И при нем был восстановлен храм красоты необычайной. Мне кажется, что это место достойно, чтобы его отметили наши слушатели – Ширков погост, – и подумали о том, что туда можно совершить поездку паломническую.

Л. Горская

– А расскажите поподробнее, где это находится.

Т. Черняева

– Это находится в Тверской области, Пеновский район. Это за Осташковом, ехать туда 400 километров. Ну я долетаю где-то за пять часов. Дороги сейчас там уже поправили, достаточно хорошие. Этот храм находится в 35 километрах от асфальта, дорога еще ведет через лес. И если сейчас кто-то заинтересуется и погуглит – Ширков погост, картинки, – увидит, какая там красота. Там две церкви, одна 1694 года, деревянная, такой 48 метров в высоту, – думаю, что одна из самых сохранившихся на своем месте церквей. Вторая церковь каменная, ее построили – исполнилось ей 100 с лишним лет в 2013 году, – ее построили в 1903, освятили в 1913. В 1914 была первая мировая война, в 17-м пришли большевики. В 37-м году священника под белы рученьки в НКВД, а храм разорили. Но не сожгли, не взорвали. И когда приехал наш священник туда, то было решено его восстановить. Восстановили его во всей красе, по всем законам и канонам. То есть штукатурка у нас там без единого грамма бетона, все на извести. Иконы продуманные, написаны тщательно и красиво. И вообще, когда ты уда заходишь, понимаешь: Господи, как же вот, такая красота-то! А народа нет. Там зимой вот батюшка и еще два человека, потому что местные все уже поумирали, уехали. И собираются летом только наши.

Л. Горская

– Горожане.

Т. Черняева

– Да, дачники, как говорят. Но тем не менее летом там туристы, дачники. В общем, летом там и службы кипят. Но батюшка служит каждую неделю.

Л. Горская

– Каждое воскресенье.

Т. Черняева

– Да, каждое воскресенье. И там службы, конечно, потрясающие. Когда приходишь, стоишь один, а служит батюшка, поет на клиросе Мария, и этот одинокий голос уходит под купол. И понимаешь, как душа с Богом разговаривает.

Л. Горская

– Ничего лишнего.

Т. Черняева

– Да, это очень здорово. Так что это вот что касается храма в Тверской области. Ну пока реставрировали, конечно, там было много своих проблем. Как я говорю, враг рода человеческого не любит, когда храмы восстанавливают, он сопротивляется. Так что там пришлось пережить, в связи с реставрацией этой, много всяких препон. Но ничего, нам помогали хорошие люди. И я поняла, что не главное – восстановить храм, а главное все-таки восстановить приход. И члены нашего прихода – это москвичи, ленинградцы. То есть приезжаем там, мы связаны друг с другом, я не знаю, там социальными сетями, телефонами, но все собираемся летом, и вот там начинается такая приходская жизнь. Хотя с нынешними способами связи, в общем-то, мы не расстаемся.

Л. Горская

– А зимой туда можно добраться?

Т. Черняева

– Да. в Рождество мы выходим во двор и слышно, как снежинки шуршат. Там очень красиво.

Л. Горская

– А в интернете, может быть, есть где-то информация?

Т. Черняева

– Есть, есть.

Л. Горская

– Я почему спрашиваю, многие наши радиослушатели планируют, например, поездки на выходные, ездят куда-то.

Т. Черняева

– Есть, в интернете набирайте: Ширков погост, Пеновский район. Да просто: Ширков погост – и сразу все откликнется. И там туристические тропы, там выкладывают туристы уже маршруты, как добраться. То есть там в интернете то все есть, сейчас все это доступно, очень удобно.

Л. Горская

– Удивительно, что сохранился храм. Потому что Тверская область, конечно, очень пострадала.

Т. Черняева

– Он сохранился, знаете, почему? Потому что до ближайшего асфальта, я повторяю, 35 километров через лес. И просто это настолько в глуши, что не было смысла там тратить средства на то, что там, не знаю, уничтожить его, разобрать или еще что-то.

Л. Горская

– Пионеров заставляли.

Т. Черняева

– А потом у меня такое ощущение, что Господь это место очень хранит. И я думаю, что этот станет духовным центром Тверской области. И все документы исторические, я говорю, батюшка, мы сложим в сундучок и под алтарь для будущих поколений. Когда-нибудь откроют и напишут историю про то, как восстанавливался храм. Хотя документов у нас очень много, и будет такой вот клад.

Л. Горская

– Опять история, опять преемственность поколений.

Т. Черняева

– Конечно. Мы знаем, выпущено было две книги, в которых были собраны сведения о предыдущих священнослужителях, о предыдущих священниках – это семья Ильинских, например, там до позапрошлого века, там какие-то фотографии, какие-то урывками сведения были собраны. И была выпущена дважды в нашем храме книга про церковь Рождества Иоанна Предтечи. А легенда такая, что когда-то по Волге вологодские купцы спускались вниз с товаром и остановились на этом берегу высоком на ночлег. А наутро не смогли поднять с земли икону Иоанна Предтечи, икону Рождества Иоанна Предтечи. И решили построить вокруг этой иконы храм. Построили. Вначале это, видимо, была маленькая церковь, в 1694 вот эту срубили большую деревянную церковь. А в начале прошлого века, когда этой церкви ей уже было 200 лет, и она слегка рассохлась, то решили ставить красный храм, собрали 27 тысяч рублей.

Л. Горская

– Красный кирпичный.

Т. Черняева

– Да, так называемые красные церкви, собрали 27тысяч рублей денег.

Л. Горская

– Это сколько было по тем временам?

Т. Черняева

– Много, можно было начинать строительство церкви. И тогда приход был по всем селам, собирался на праздники – три с половиной тысячи людей. Двор, каждый двор это было человек 10–15 минимум, и если деревня десять дворов, то уже 150 человек там жили. Все это из исторических справок. И начали строить эту церковь. Есть любопытное письмо, в 1911 году у них не хватило денег на то, чтобы достроить, и члены приходского совета и староста обратились в Священный Синод с просьбой добавить денег, чтобы достроить эту красную церковь. Потому что они не могут позволить себе снести деревянную, чтобы те деньги, которые они получат за эти бревна, вложить сюда – уж больно она хороша. И подписали они, 22 человека, значит, и староста Гавриил Коровкин. И когда вот мы занимались реставрацией этой церкви, мне говорили: и что ты этим занимаешься? Там надо было спорить, куда-то ездить, еще суды были. Я говорю: так перед Гавриилом Коровкиным стыдно. Да, вот такое, они заботились об этой церкви, они заботились и о деревянной, и об этом красном храме. И то что он стал, обрел новую жизнь вот в 90-е годы и сейчас живет своей церковной жизнью, это большая радость.

Л. Горская

– Очень незаметно закончилось время нашей программы, минута буквально осталась. Может быть, мы забыли сказать про что-то важное или не успели.

Т. Черняева

– Ну если минута, то всем, кто слышит, – я обычно этими словами заканчиваю свои выступления: пожалуйста, заглядывайте как можно чаще в глаза ваших детей. Присаживайтесь на корточки, смотрите туда, там очень много интересного. И как можно больше разговаривайте словами своими, своим голосом. Не голосом интернета, телефона или телевизора, а сами, сами, сами. Рассказывайте про себя, про своих родных, про свой род, потому что они будут нести эту информацию дальше. Если вы хотите, чтобы вас запомнили, то вспомните всех, кто был перед вами, и передайте эту информацию дальше. Ну и будьте счастливы. Храни Господь вас и ваших детей.

Л. Горская

– Спасибо большое, Татьяна Кирилловна. Татьяна Кирилловна Черняева, художественный руководитель «АБВГДейки», неотъемлемая часть нашего детства, была в эфире радио «Вера». Программу «Светлый вечер» для вас провела Лиза Горская. Всего доброго.

Т. Черняева

– До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Утро в прозе
Утро в прозе
Известные актёры, режиссёры, спортсмены, писатели читают литературные миниатюры из прозы классиков и современников. Звучат произведения, связанные с утренней жизнью человека.
Фрески
Фрески
Фрески – это очень короткие прозаические произведения, написанные интересно, порою забавно, простым и лёгким слогом, с юмором. Фрески раскрывают яркие моменты жизни, глубокие чувства, переживания человека, его действия, его восприятие окружающего мира. Порою даже через, казалось бы, чисто бытовые зарисовки просвечивает бытие, вечность.
Первоисточник
Первоисточник
Многие выражения становятся «притчей во языцех», а, если мы их не понимаем, нередко «умываем руки» или «посыпаем голову пеплом». В программе «Первоисточник» мы узнаем о происхождении библейских слов и выражений и об их использовании в современной речи.
Места и люди
Места и люди

В мире немало мест, которые хотелось бы посетить, и множество людей, с которыми хотелось бы пообщаться. С этими людьми и общаются наши корреспонденты в программе «Места и люди». Отдаленный монастырь или школа в соседнем дворе – мы открываем двери, а наши собеседники делятся с нами опытом своей жизни.

Также рекомендуем