«Вера и Дело». Светлый вечер с Николаем Цигановым (22.02.2017)

* Поделиться

Программа создана при поддержке проекта «Опора Созидание» - www.opora-sozidanie.ru

У нас в гостях был Президент группы компаний "Премьер", Директор благотворительного фонда "Толгской Иконы Богоматери", член наблюдательного совета Свято-Введенского Толгского женского монастыря Николай Циганов.

Разговор шел о том, возможно ли строить успешный бизнес в соотношении с Божьими Заповедями, как достичь результата в своем деле и почему даже благотворительностью нужно заниматься разумно.


К. Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие друзья! В студии Константин Мацан. Эта сегодняшняя беседа продолжает наш цикл бесед внутри «Светлого вечера», такой тематический цикл, который мы называем «Вера и дело», в рамках которого мы общаемся обычно с предпринимателями, с теми, кто имеет отношение и к бизнесу, и к благотворительности одновременно. И говорим о том, что принято называть социально-экономическими отношениями, но не с точки зрения цифр, доходов, а с точки зрения самих отношений. То есть экономика… Мы все так или иначе являемся частью какого-то финансового, экономического, социального в широком смысле процесса, а значит это про то, как мы друг к другу относимся. Это про ценности, про то, на чем люди строят свои отношения, и, конечно же, здесь очень важный аспект — это тема соседства, взаимодействия бизнеса и благотворительности. И сегодня у нас в гостях Николай Михайлович Циганов — предприниматель, директор благотворительного фонда «Иконы Толгской Богоматери». Это нас отсылает к Толгскому монастырю в Ярославской области и к известной чудотворной Толгской иконе Божьей Матери. Добрый вечер, Николай!

Н. Циганов

— Добрый вечер!

К. Мацан

— Даже в тех регалиях и должностях, которые я сейчас перечислил, есть некоторая интрига. В принципе сегодня не так удивительно, когда предприниматель занимается какой-то социальной деятельностью, благотворительностью, но наиболее ожидаемо услышать, что бизнесмен занимается, скажем, фондами, которые помогают детям или образовательным проектам. Чуть реже мы слышим про помощь, допустим, старикам или бездомным. Я ни в коем случае не имею в виду, что существует какая-то иерархия по важности кому помогать, просто есть разные направления, и каждый, что называется, выбирает для себя. Вы занимаетесь фондом «Иконы Толгской Богоматери». Почему этот выбор? Почему именно это направление? Или это сама Богоматерь, сама икона вас выбрала?

Н. Циганов

— Знаете, наверное, скорее всего, так! Потому что я много лет неосознанно помогал… Обычно присылают письма «Помогите детям!»… И у меня, знаете, всегда такой внутренний «стоп» был, я подумал: «А дай-ка я проверю». Вот присылают письма: «Помогите! Стоимость лечения 100 000 или 200 000 рублей», «Помогите купить какие-то лекарства, инвалидное кресло». Я говорю своей помощнице: «Посмотри, сколько оно стоит? Просто забей в Интернет…» А оно, допустим, в два раза дешевле стоит. Я всегда задавал вопрос: «Хорошо, я готов помочь адресно ребенку». И как-то так сложилось, у меня есть партнер в бизнесе, и мы договорились так, что она помогает детям, по этому направлению, а я буду больше помогать храмам. Потому что в любом случае помощь храму — это тоже помощь, потому что люди, приезжая в храмы и монастыри, приезжают за спасением своей души, то есть приезжают помолиться, поблагодарить Господа Бога за какие-то блага, которые они получили, или в трудную минуту прийти, попросить там помощи. То есть это тоже та же самая помощь. Ведь у нас очень много монастырей и храмов, разрушенных в Советском Союзе, которые до сих пор не восстановлены. Конечно, строятся новые храмы. Мы все люди православные, Русь православная уже более 1000 лет. И, понимаете, самое главное, что хотели в Советском Союзе — это убить веру. Вот убив веру, человек свободен, он может делать всё, что угодно. Он на свои деяния, поступки никак не обращает внимание. А когда человек верующий, он всегда старается, сделав какой-то поступок, посмотреть: «А угодно ли это Богу? Не прогневлю ли я Его?» И я решил сконцентрироваться именно на этом направлении. Поскольку имея строительное образование, работая немного в области строительства, я понимаю за сколько и в какой срок можно дешевле сделать какую-то реконструкцию, какой-то ремонт. И как-то так сложилось, что помогая одному, второму, третьему храму, я так и пришел к тому, что был создан фонд «Иконы Толгской Богоматери». Два года назад было 700 лет монастырю, мы помогали с матушкой игуменьей Варварой. В этом году 4 марта матушке будет 70 лет. И 30 лет как Толгский монастырь был передан Русской Православной Церкви от Советского Союза (это был первый женский монастырь). И 702 года будет монастырю. Действительно, Толгская икона — чудотворная, очень много чудес, есть книга в монастыре, в которой люди пишут о чудесах после молитвы, когда Пресвятая Богородица помогла. У нас, конечно, есть и другие монастыри, которым мы помогаем, но именно к этому монастырю «прикипаешь»… Вот человек приезжает в один, в другой монастырь, он как-то «прикипает» душой к чему-то. Так уж сложилось!

К. Мацан

— Как вам кажется, почему в одном месте «прикипает» душой, а в другом нет? Отчего это зависит?

Н. Циганов

— Не знаю. Скорее всего, это Пресвятая Богородица. У меня, вообще, история с Толгским монастырем была очень удивительная.

К. Мацан

— Расскажите!

Н. Циганов

— Я приехал к своему близкому другу, чиновнику, и зашел к нему на 5 минут задать какой-то вопрос. Он говорит: «Николай, подожди, сейчас я тебя познакомлю с удивительным человеком, матушкой игуменьей Варварой». Он нас познакомил, мы как-то слету переговорили минут, наверное, двадцать. Она говорит: «Приезжайте в монастырь!» И я приехал года, наверное, четыре назад, и вот четыре года я в монастыре.

К. Мацан

— Что это было за впечатление? Что это была за встреча? Первое посещение легендарного, известного Толгского монастыря. Его называют жемчужиной Ярославской области. Действительно, известный монастырь, до него из Москвы не так далеко ехать. И в принципе даже у тех, кто не погружен в церковную жизнь, скажем так, но так или иначе Толга, Толга-река — это имя как-то на слуху в какой-то степени. Вот вы там оказались в первый раз. Как это было?

Н. Циганов

— Знаете, когда ты приезжаешь… Честно говоря, я не задавался вопросом. Ну, пригласили, и пригласили! Получил возможность, я поехал туда. Но приезжая туда, вы приезжаете в монастырь, который весь красивый, белый, у тебя такое ощущение, что ты попал в какое-то чудесное место, потому что там ты уже вдалеке… Он находится на берегу реки Волги, и такая красота, и сам монастырь красивый. И такое ощущение, что ты попал в какое-то удивительное место. То есть это прямо сразу чувствуешь, что ты попал как будто домой, тебе хорошо, комфортно. И я потом с матушкой переговорил, она показала книги, показала, что было с этим монастырем. Ведь когда монастырь стали восстанавливать 30 лет тому назад, это был полуразрушенный монастырь, то есть это был ужас. То есть, если действительно посмотреть историю восстановления, и в каком состоянии его передали, то удивительно то, в каком он сейчас находится состоянии. Действительно, многие люди помогают. Кстати, Дмитрий Анатольевич Медведев тоже был в монастыре и тоже помогал. И даже при Ельцине была определенная помощь монастырю. Люди как-то случайно появляются, но это всегда Пресвятая Богородица помогает, это всё Пресвятая Богородица. Всё складывается так, что в нужный момент... Что такое смирение? Это упование на Бога. Вот ты идешь-идешь, хочешь что-то сделать, но не получается, а вот получается немного по-другому. То же самое и с монастырем — когда что-то хотелось сделать, но не получалось, потом раз, и получается немножко по-другому, значит, так и должно было быть. Там была удивительная история, матушка рассказывала, как они как раз готовили праздник и заказали икону Толгской Богоматери, это должна была быть надвратная икона. Они всё померили, мастер всё сделал. Но, то ли он ошибся… Короче, история умалчивает, как так произошло, но привозят икону, но она не встаёт на это место. Просто вообще не встает! Он говорит: «Как же так, мы же делали по размеру? Так не бывает!» Ходили-ходили, подумали случайно: «Ну надо же куда-нибудь ее поставить». Обошли весь монастырь и на другой стороне монастыря, на северной части нашлось место как раз под эту икону. И она туда встала, как будто там и должна была быть! Вот хочешь верь, хочешь не верь, но Пресвятая Богородица сказала: «Я буду здесь!» Вот такие удивительные истории. А потом, когда ты попадаешь в такие удивительные места, ты сразу ощущаешь внутреннюю духовную радость, теплоту, желание не уходить отсюда. Вот такое у меня было чувство, когда я первый раз туда попал.

К. Мацан

— Вам сейчас часто доводиться бывать в Толге?

Н. Циганов

— К сожалению, нет. К сожалению, всё реже, потому что всегда работа, работа и ещё раз работа. Поэтому получается очень редко, но 2-3 раза в году я стараюсь в любом случае быть в монастыре. Хотя, правильно вы сказали, это 3,5 часа, сел на машину и доехал.

К. Мацан

— Вы упомянули чудотворность Толгской иконы Божьей Матери. И правда, на самом сайте есть целый раздел «Чудеса». И, наверняка, есть много публикаций. И это чудеса, засвидетельствованные от конкретных лиц, которые получили исцеления по молитвам у этой иконы. Но всегда сегодня, когда мы говорим о чудесах, приходиться как-то преодолевать какое-то недоверие, даже внутреннее, интуитивное. Ведь мы же все просвещенные люди, живем в век таких технологий, научных достижений, как это принято говорить, и как мы будем верить в то, что человек помолился перед иконой и что-то произошло. А с другой стороны, невозможно отрицать реальность, когда ты ее видишь, когда и вправду произошло то, что произошло — человек пришёл, помолился перед иконой и исцелился от болезни, врачи в шоке: вчера был на снимке перелом, а сегодня его нет. Я вот такую историю сегодня читал на сайте.

Н. Циганов

— Да-да.

К. Мацан

— Как вы к чудесам в этом смысле относитесь?

Н. Циганов

— На самом деле я… Понимаете, есть разные люди. Я — разный человек. Четыре года тому назад был разным, и сегодня — разный человек. То есть люди…

К. Мацан

— Люди меняются.

Н. Циганов

— Да, люди как-то меняются внутри. Когда ты читаешь духовные книги, разговариваешь со старцами, матушками-игуменьями, разговариваешь именно о душе… Мы же понимаем, что пришли в этот мир временно, это всем уже доподлинно известно. И ты уйдёшь, может, сегодня, завтра или через два дня, а, может, будешь жить до 110 лет, дай Бог, никто из нас этого не знает, как это будет. И когда человек это понимает, он начинает уповать на Бога: «Господи, помоги!», «Господи, благослови!» И то же самое с чудесами. Ведь мы, правильно вы сказали, каждый день не понимаем, что мы делаем. Мы идём, делаем, что-то — раз и получилось, и мы думаем: «О, какой я молодец!» А когда ты на это смотришь с другой стороны… Иногда человек бьется в одну дверь: «Я хочу, хочу, хочу туда попасть…» Попадает, и ещё хуже получилось. Он говорит: «Да, наверное, не повезло» А вопрос не в везении, надо просто сделать два шага назад и посмотреть — тебе же Господь два раза, три раза не давал туда вход. Наверное, как бы… А человек: «Нет! Я хочу туда, я хочу туда!» И вот что такое упование? Не получилось или что-то случилось, или что-то ты хотел сделать, но не получилось. Вот это и есть упование, когда ты понимаешь, что Господь тебя Сам ведет. То есть уповай на Него, и Он тебя Сам приведет. То же самое и с чудесами. Человек идёт, у него случилось что-то… Я знаю лично, у меня есть знакомая, которая была на третьей стадии рака, и действительно, врачи говорили: «Всё, понятно. Ситуация тяжелая, мы не знаем, сможем ли мы помочь». Она уехала в Америку, сделал там обследование, а потом приехала сюда и пошла к старцам. Она поехала к старцу в монастырь, говорит: «Батюшка, вот такая ситуация». Он ей говорит: «Молись! А я за тебя тоже помолюсь». Прошел месяц, она уезжает в Америку, ей нужно было приехать и сдать анализ. Приезжает, а американцы говорят: «У вас всё хорошо, у вас нет рака!» Они сами в шоке: «Как? Такого быть не может!» Ну, всё, рак прошёл, она помолилась, поблагодарила, воцерковилась. И недавно она забеременела, и тоже врачи говорят: «Ну что вы, вы не можете родить, вы же перенесли такое заболевание». Она опять пошла к старцу: «Батюшка, вот такая ситуация». Он говорит: «Что они знают? Это всё воля Божья. Господь захочет и будет ребенок». И, слава Богу, ребенок родился, уже больше года ему, жив-здоров, всё хорошо. И вот это чудеса! То же самое человек, приезжая, не осознает, он приходит помолиться, он приходит к Пресвятой Богородице и просит: «Пресвятая Богородица, помоги мне!» Но очень многие люди не обращают внимания на те чудеса, которые потом происходят. Человек пришел, помолился вроде бы, и ушел. Что-то произошло, но он забывает, что помолился месяц тому назад или день тому назад, и говорит: «Ой, мне доктор дал эту таблеточку. Я выпил её и всё прошло». Но если бы люди смотрели немного по-другому на эти чудеса… Ведь эти чудеса, о которых вы говорите, произошли с теми людьми, которые действительно пришли конкретно, помолились, и через какое-то время, уповая на Бога, и продолжая дальше молиться, веруя в Него, исцеляются. Они об этом и пишут. А ведь многие сотни, тысячи людей пришли, помолились, попросили о чем-то, и ведь чуть позже всё произошло, но они уже не помнят об этом, что они помолились. Поэтому эти чудеса происходят всегда.

К. Мацан

— Да. Как говорят: «Бог никогда не припирает человека чудом к стенке». Всегда есть зазор, чтобы подумать: «От Бога ли это или просто везение?» Всё равно это всегда вопрос выбора — верить ли в чудо или не верить.

К. Мацан

— Николай Циганов — предприниматель, директор благотворительного фонда «Иконы Толгской Богоматери», сегодня проводит с нами этот «Светлый вечер». Вы удивительно интересную тему поднимаете, вы уже сами эти слова произнесли: смирение, упование. Мы все к чему-то стремимся, к какой-то цели — не получается, мы бьемся ещё и ещё раз. И всегда возникает вопрос, а стоит ли биться дальше или всё-таки отступить и увидеть в этом какой-то сигнал от Бога, или всё равно упорствовать. Тут не бывает общих рецептов, всегда стоит какой-то вопрос конкретного выбора здесь и сейчас. И, наверное, намного более понятно, когда речь идет о каком-то личном выборе духовной жизни. Вот вы — предприниматель, бизнесмен. И наверняка в бизнесе те же самые ситуации бывают, что есть проект, бизнес-план, есть затраты большие, которые ты тратишь на что-то, ты планируешь прибыль получить, задействовано много людей, обязательств, контрактов. Тут уместна логика смирения, упования?

Н. Циганов

— Знаете, я бы сказал, что да. Я объясню почему. Что такое бизнес-план? Ведь Господь не говорил о том, что ты должен лежать на боку, покуривая бамбук, и говорить, что уповая на Господа Бога, всё будет хорошо, а если что-то не получилось с первого раза, то зачем дальше напрягаться. То есть надо не перейти эту грань.

К. Мацан

— Не впасть в эту крайность.

Н. Циганов

— Эта другая крайность. Люди иногда говорят: «Я буду уповать на Бога, и мне всё дадут». Извини, пожалуйста, но ты должен работать! Ведь и кроме душевной работы, есть ещё телесная работа. Если посмотреть, то в тех же монастырях все монахи с утра до ночи работают, потом молятся, и возрастают и духовно, но и от телесной работы их никто не освобождает. Поэтому то же самое в работе. У тебя есть бизнес-план, и ты работаешь. Тут самое главное… Понимаете, ты доходишь до определенного предела… Ты работаешь, работаешь, поставил себе план, идёшь, идёшь, и происходит какая-то ситуация на пути, когда тебе надо переступить закон Божий. Вот в чем дело! Ты должен, не знаю, подставить кого-то, оклеветать, убрать… Я не буду дальше уходить в глубину, там разные ситуации. И вот здесь происходит то смирение и упование на Бога. Ты уперся, ты понимаешь, что тебе надо кого-то оклеветать, или не надо оклеветать. И когда ты принимаешь решение не оклеветать, ты уповаешь на Бога. «Я не пойду, Господи, против твоих заповедей, я не сделаю этого». И Господь Бог разворачивает ситуацию по-другому, и оно даже ещё лучше получается. Вот что! И когда вы говорите о том, что человек должен идти до конца, не признавая препятствий, кого-то, не дай Бог, доводить до смерти, он делает какие-то вещи неугодные Богу, и потом ведь это дело и не получается. Понимаете, вот это смирение и упование оно должно быть, когда ты работаешь, работаешь, но как только доходишь до заповедей (если ты человек, верующий в Бога), ты не переступаешь их. Когда ты их не переступаешь, то ты делаешь дело Божье, а когда ты их переступаешь, то уже делаешь дело не Божье. Понятно, что потом можно вымолить, но в любом случае это та самая грань, то самое упование. И эта грань всегда очень тонкая. И когда человек верующий, он всегда доходит до определенного момента, и тогда он понимает сигнал: «Значит, это не моё. Я не переступлю. Я попытаюсь договориться, попытаюсь объяснить, сделать какие-то другие шаги, но не идти против Бога».

К. Мацан

— Вы поднимаете колоссально важную тему о том, может ли бизнес быть нравственным и одновременно успешным. По вашему мнению, получается, что может?

Н. Циганов

— В принципе, может. Это тяжело! Могу вам сказать, что для любого бизнесмена это тяжело, потому что в нашем мире, когда у тебя… Скажем так, 2000 лет назад, когда человек пошел в храм, то он из одной деревни до другой идет 3 часа пешком, он молится, осознает всю свою жизнь. У нас же сейчас вышел из храма, даже и не выходя из храма, когда ты стоишь в храме, а у тебя 150 «смс-ок» пришло. И ты выбежал, ты уже забыл, что помолился, и у тебя пошли дела, тебе надо ответить на «смс-ки» и т.д. И если ты бизнесмен, то тебе каждые 10-15 минут надо принимать какие-то решения. Ты не можешь над каждым решением сидеть и думать: «Это вот так или это вот так?» И только, когда ты внутри себя человек верующий, уповающий на Бога, воцерковленный, тогда ты принимаешь решения «на автомате», которые не противоречат Божьим законам. Ты не можешь над каждым своим решением размышлять, ты делаешь это «на автомате». И когда ты потом осознаешь… Ты в любом случае грешишь. Как говорят: «Не согрешишь — не покаешься. Не покаешься — не спасешься». Но грехи твои как бы сопоставимы с тем, что ты делаешь. И Господь видит твое желание сделать доброе дело, и на твои ошибки… Когда ты поехал, причастился, исповедовался, и сказал о своих грехах, то Господь многомилостивый, долготерпеливый тебе их прощает. И ты понимаешь, что двигаешься в правильном направлении. А когда ты каждый день говоришь: «того убрать, этого…», то есть каждый день делаешь какие-то плохие вещи, то ты ни какого бизнеса на этом не построишь. Ведь в бизнесе всегда есть несколько ситуаций. Многие люди, которые работают, снаружи этого не видят, они думают, что руководитель принимает какие-то решения против них. Но по большому счету он несет ответственность за весь бизнес, за людей, которые у него работают. И вот эта зона его ответственности зависит от того, как человек воспринимает свое житие в мире — для чего он пришел, как он верит, не верит. Понимаете, эта грань всегда очень тонкая. И человек, ещё раз говорю, принимая решение, не смотрит ни на что, он просто делает это «на автомате», но всё зависит от его внутреннего состояния души.

К. Мацан

— От некой предустановки, которая существует.

Н. Циганов

— Да!

К. Мацан

— Удивительно много интересных тем вы поднимаете. Вот вы сказали, что упование на Бога — это не то же самое, что бездействие. Упование на Бога — это не значит лежать на боку и ничего не делать. Это совершенно не синонимы. И тем не менее такой стереотип есть, что человек, который на Бога уповает, он и уповает, и палец о палец не ударит. А как вам кажется, откуда такой стереотип берется?

Н. Циганов

— Я думаю, что то, что сейчас у нас происходит — это всё из Советского Союза. Нам, к сожалению, в Советском Союзе всегда пытались привить одну простую вещь, что все монахи, которые в монастырях, — бездельники, они пошли своему Богу помолились и ничего не делают. И только сейчас люди, которые ездят в монастыри и видят тот труд, который ежедневно делают все монахи и монахини, и игуменьи — это огромный труд, ежедневный, физический! И кроме этого труда… У нас же как: поработал, устал — пошёл, полежал на боку. А там поработал — поблагодари Господа Бога, и пошёл, помолился. И у нас все стереотипы оттуда, из советского периода. «А, он уповает…» Но у нас сейчас этого в монастырях нет. Вы поезжайте, посмотрите, как там люди с утра до ночи… Я был на Афоне три дня и жил по тому графику (там по-другому невозможно), как живут афонские монахи. Чтобы вы просто понимали, они спят в сутки четыре часа максимум. То есть у них молитва, после молитвы пошёл, умылся, подготовился. Потом завтрак, с завтрака пошёл и целый день работаешь, а потом на ужин, потом опять молитва, потом вечерняя, потом поспал два часа, а потом в два часа ночи опять на молитву… И вот так каждый день! Мы три дня пожили, я могу сказать, что это так «напряжно». А люди живут так каждый день. Они, кроме того, что спасают свою душу, ведь они молятся за всех нас. Мы приезжаем, уезжаем в монастыри, куда-то на Афон для того, чтобы просто спасти свою душу, поговорить со старцами, поговорить за жизнь, о своих ситуациях, рассказать какие-то жизненные обстоятельства, чтоб нам подсказали, как правильно поступить. Но ведь они, кроме того, что трудятся, делают что-то для монастыря, для себя, они же ещё молятся и за весь мир. Вот почему говорят про Афон? Потому что там молятся за весь мир.

К. Мацан

— Интересно, что у человека светского сознания, смотрящего на Церковь со стороны, тоже часто встречается стереотип, что молитва — это не труд, это какое-то отдохновение, безделье. Но на самом деле ведь и молитва тоже в каком-то смысле есть труд.

Н. Циганов

— Я бы сказал такому человеку, чтобы он попробовал… Как я вот вам сейчас рассказал, пусть попробует хотя бы один раз постоять в храме, когда идет молебен, а потом… И не просто постоит… Я прочитал одну историю про Василия Блаженного. Когда Иван Грозный пригласил Василия Блаженного помолиться вместе, то Василий стоял вдалеке в храме, а царь стоял у алтаря. И когда он вышел и говорит: «Вот, я помолился!» — то Василий Блаженный говорит ему: «Царь-батюшка, а вы где были-то?» Тот: «Как где? В храме!» А Василий ему: «Нет, вас тут не было». Царь: «Как не было?..» — «Ну, да, грешен, я думал о своем каком-то новом замке, который на Воробьевых горах хотел построить…» Понимаете, человек вроде и в храме, а душой он не в храме. Вот то же самое! Ты попробуй не просто стоять, а осознавать ещё свои грехи, попробуй понять то, что ты делаешь, поступаешь ли ты правильно или нет. И ты вникаешь в эту молитву, а не то, что пришёл, два раза помолился, перекрестился и убежал. Да, Господь принимает всех, это не зависит от того, сильно ли воцерковлен человек или нет. Ведь весь вопрос о состоянии его души. Мы вспоминаем евангельское повествование про две лепты, когда вдова положила две лепты. И Господь ее увидел, и увидел то, что она положила не просто две лепты, а с какой душой она их положила. Ведь это были последние ее деньги, она могла бы и не положить, и никто бы не осудил её — не Бог, не люди. Но она положила их от души, уповая на Господа. То же самое и здесь, нельзя по-другому. Если ты идешь молиться, то значит, ты молись. Пусть это будет 10 минут, пусть это будет 3 минуты, пусть ты только проснулся и сказал: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь», — но ты сказал это как молитву, одну минуту, и пошёл на работу. Но ведь ты сказал это от души. Ты можешь стоять часами, но толку из этого нет.

К. Мацан

— Это «Светлый вечер» на радио «Вера». Напомню: у нас сегодня в гостях Николай Михайлович Циганов — предприниматель, директор благотворительного фонда «Иконы Толгской Богоматери». В студии — Константин Мацан. Мы прервемся, и вернемся к вам буквально через минуту.

К. Мацан

— Это «Светлый вечер» на радио «Вера», в студии — Константин Мацан. Здравствуйте ещё раз, дорогие друзья! Наша сегодняшняя беседа продолжает тематический цикл бесед, который мы называем «Вера и дело», и мы говорим о бизнесе и предпринимательстве, и о благотворительности, о том, как это всё связано с верой. И сегодня у нас в гостях Николай Циганов — предприниматель, директор благотворительного фонда «Иконы Толгской Богоматери», член наблюдательного совета Сявто-Введенского Толгского женского монастыря. Очень много интересных тем мы уже обсудили, и ещё они рождают новые интересные темы. Вы сказали про то, что предпринимателю, скажем так, тяжело вести бизнес (не невозможно, но всегда тяжело), сохраняя какую-то нравственную целостность, не нарушая какие-то заповеди, вещи, против которых восстает совесть. Повторюсь, не невозможно, но тяжело. И всегда есть, наверное, этот риск что-то нарушить. И если я встану в позицию такого намеренного скептика, то вопрос мой будет таким — а может тогда вообще не надо заниматься бизнесом, где есть такие духовные риски? Зачем себя таким рискам подвергать?

Н. Циганов

— Я с вами не соглашусь. Вспомню другую притчу, ту, что Господь сказал про таланты: одному дал десять талантов, другому пять, третьему один талант. Ведь каждому человеку Господь дал свои таланты. И есть молитва, в которой говорится: «Господи, дай мне понять волю Твою святую на земле и исполнить её». Вот и всё! Человек должен понять, что если он плотник, столяр, менеджер, бизнесмен, работает на заводе, то есть, если человек понимает, что это его работа, то он должен ее выполнять хорошо, качественно. И делать ее, уповая на Бога, и сопоставляя со своими духовными ценностями. Вот так должно быть. Каждый человек должен работать. Тебе дали твой талант — ты его развивай. Если тебе дали талант в бизнесе — развивай его. Если ты понимаешь, что ты можешь печь хлеб, и печешь его хорошо — так пеки. Развивайся, делай. Если ты делаешь хорошие столярные изделия — делай их, развивайся, дай работу другим, дай возможность людям расти. И тем самым, работая сам, давай работу другим — это и есть твоя работа, то, что тебе дано. Если ты умеешь управлять людьми… А многие люди не умеют управлять людьми, ведь бизнес — это сложная штука, я могу сказать, особенно крупный бизнес, средний бизнес. В мелком бизнесе ты можешь открыть какую-то свою пекарню, и то человеку нужно переступить через себя, он должен понимать, что он ответственен сам за себя. То есть здесь у тебя нет начальника, ты не можешь встать в 6 часов вечера и сказать: «Всё, спасибо, до свидания! Я пошёл домой!» Такого нет. То есть ты и в 6, и в 7, и в 10 вечера, в 12 часов ночи, и утром, если что-то случилось, ты всегда работаешь, у тебя всегда в голове мысли о бизнесе: «А как мы завтра сделаем? Как я разложу? Как я продам?» И каждому человеку дан этот талант, он должен его развивать. А так, сидя дома, говорить: «О, я не знаю, что мне делать. Я буду сидеть». Но так не бывает!

К. Мацан

— У нас в этих наших беседах о вере и деле иногда встречается такое мнение с разными собеседниками, что зарабатывать деньги — это в каком-то смысле тоже талант, тоже нужно уметь так настроить процесс, чтобы он был прибыльным. Вопрос только в том, ради чего ты это делаешь, ради чего эта прибыль. Вы бы с этим согласились?

Н. Циганов

— Абсолютно согласен. Понимаете, когда человек зарабатывает деньги ради денег, и есть культ денег — просто заработать денег… Такое тоже бывает, таких много случаев. Но, знаете, я много раз задумывался про Билла Гейтса и про всю команду, которая вместе с Потаниным, создала фонд, а потом они написали завещания о том, что когда они уйдут в мир иной, то все деньги пойдут на благотворительность. Человек, дойдя до 60-70 лет, имея огромный бизнес с огромными оборотами, деньгами собственными, личными, но он понимает, что Господь ему для чего-то это дал. И что ты сделаешь? Отдашь миллиарды своим детям? Но ты их испортишь. Ведь ты, дав ребенку кучу денег, его испортишь. Мы видим много историй, я не буду сейчас о них говорить. Для любого отца самое важное — это дать ребенку профессию, дать ему смысл жизни, научить… Знаете, «не дай ему рыбу, дай ему удочку» — научи его эту рыбу ловить. И когда человек доходит до определенного момента, он должен понимать, что он работает, зарабатывает деньги, у него хорошо идет бизнес (спасибо тебе, Господи!), и дальше он должен понимать, как в начале нашего разговора было сказано, что… То есть я понимаю, что имея строительное образование, я могу помочь как-то храмам, монастырям, и сделать эту работу не по государственным расценкам в три конца дороже, а сделать ее за минимальные деньги, за деньги тех же попечителей, друзей, и общих знакомых, и сделать эту работу качественно, но за меньшие деньги во благо Церкви. То есть мне не надо с этого зарабатывать. А другой, наоборот, помогает детскому дому, третий помогает сиротам, четвертый тяжело больным. И каждый человек находит себя в какой-то своей области. И я считаю, что для любого бизнесмена самое большое достижение — это понять. Когда ты понимаешь, что ты не просто отдал, сколько у тебя попросили (1000 долларов или 1000 рублей), только для того, чтоб от тебя отстали, но когда ты действительно взял и создал какой-то фонд, создал какое-то свое направление, и ты говоришь: «Идите, помогите этому детскому дому». То есть ты эти деньги не просто даешь, чтобы там, не дай Бог, разворовали (не буду никого обвинять!) или что-то ещё сделали, а даешь конкретно под то, что нужно: какие-то учебники, какой-то ремонт. И когда ты это всё сделал, и видишь радость детей от тех денег, которые ты вложил, то это и есть то призвание. Человек, добившийся каких-то целей, видит и радуется именно с этой стороны. И каждый бизнесмен, сколько бы он не получал денег, в конечном итоге, если он нормальный, то он приходит именно к этому моменту. Самое большое испытание в этой жизни — это испытание деньгами. Я сам боюсь даже представить, что бы было со мной, если б я, допустим, лет 20 назад выиграл бы в лотерею каких-нибудь 10 миллионов долларов. Понимаете, это искушение. Это куча денег, и ты не знаешь, что с ней делать, потому что ты не готов ими распоряжаться. И то же самое здесь. Если ты идешь в бизнесмены, то ты каждый день проходишь через кучу трудностей, работая каждый день, каждый час, видя, как зарабатываются деньги. Но в конечном итоге ты всё равно осознаешь, понимаешь, что как-то всё идёт в руки, бизнес идет. И вот тогда человек в какой-то момент понимает, что Господь хочет, чтобы он что-то сделал хорошее. И потом обращается в молитве: «Дай мне понять волю Твою святую». И когда человек понимает, какая воля Господа, и он, работая и зарабатывая деньги… Понятно, что он не должен жить в бедности, если он хорошо зарабатывает. Живи нормально, но не переходи грань ценностей, не переходи в хамство. Но остальную-то часть денег: две трети, одну треть, 10 %, сколько угодно, но в любом случае пусти их на благое дело, и получи с этого радость от людей, которым ты помогаешь.

К. Мацан

— Тогда следующий вопрос. А предприниматель, он кто? Какова миссия предпринимателя? Потому что есть же такой стереотип, я часто эту историю рассказываю, мы это только что обсудили… У меня друг, когда мы были студентами, он учился на экономическом факультете. И однажды я увидел его тетрадку по какому-то предмету, типа бизнес-администрирования, и там была такая запись, где первая строчка гласила: «Бизнес — это процесс создания денег с помощью денег». Есть в принципе такое стереотипное ощущение, что бизнесмен — это про это, предприниматель — это про это. А то, что вы говорите, это всё-таки другое. То есть, кто тогда такой предприниматель, если это не про деньги?

Н. Циганов

— Нет, предприниматель — это в любом случае про деньги. То есть, если ты занимаешься бизнесом…

К. Мацан

— А в каком смысле про деньги тогда?

Н. Циганов

— В уставе любой компании написано, что она создается для получения прибыли. Точка! То есть для получения денег. Но вопрос в том: а как дальше ты их тратишь. Вот и всё! То есть в любом случае, зарабатывая деньги, ты должен понять масштаб. Ведь тоже есть определенная грань. До какой грани расти? До огромных масштабов? А сможешь ли ты это всё осилить? Или дорасти до определенной точки, создать хорошую, устойчивую, прибыльную компанию, и эту прибыль дальше распределять. Либо ты просто не можешь остановиться — «давай-давай-давай», а потом вырос и обанкротился. Был с нулем, дошел до ста, и опять пришел в отправную точку. А потом начинаешь смотреть назад и понимаешь, что воля Божья была другая. У тебя была куча денег, на что ты их тратил? На какие-то свои развлечения, непонятно, что ты там покупал, 15 домов, 60 яхт и т.д., а они тебе не нужны. И ты пришел опять к нулю, и ты должен снова начать. И тогда очень часто человек, именно со второго раза понимает: «Да, по-моему, я неправильно шёл». И он начинает в следующий раз идти уже по правильному пути. Вот когда к человеку придёт это осознание? Это тоже, наверное, открытие Божье, когда Господь открывает человеку понимание того, для чего он создан, что он делает, как он зарабатывает, и для чего он это делает.

К. Мацан

— У нас в программе была гостья, которая занимается музеем предпринимателей-меценатов. И она рассказывала нам, что в компаниях из прежних времен, если посмотреть, что они писали в своих уставах, то там первой фразой было не то, что компания создается для зарабатывания денег, а была фраза, что компания создается, условно, чтобы выпускать хорошие пирожки. То есть миссия не в том, чтобы денег заработать, а в том, чтобы дать людям хорошие пирожки. А уже это в свою очередь, каким-то образом должно принести компании деньги, прибыль и средства для развития. То есть мы видим принципиальную разницу.

Н. Циганов

— Вы понимаете, у нас всегда так было на Руси, что если ты создаешь, например, сукно, то это должно быть лучшее сукно, и все старались сделать лучшее сукно. Сейчас всё то же самое, только немного перефразировано. Ведь если ты, например, печешь хлеб или производишь кирпич, то ты должен сделать его лучшим, ты должен применять все технологии. Более того, если ты производишь какие-то продукты питания… Видите, здесь тоже искушение. Ты производишь продукты питания, например, какой-то квас. Вопрос в том, а как ты его производишь. Я тоже прочитал тут историю про блаженного, который однажды шёл-шёл, взял чей-то квас и просто его выкинул. Это история тоже про Василия Блаженного, по-моему. А потом, когда стали разбираться, оказалось, что в этот квас добавляли какие-то вещества, которые были нехорошие для здоровья. И это всё вскрылось. И тут вопрос в том, как ты это делаешь. Если ты, производя этот продукт, просто делаешь его не полезным для людей, и знаешь об этом, делаешь это осознанно, то это как вредительство. И после этого ты получаешь прибыль, но вопрос, куда ты эту прибыль дел. Ты получил, например, 100 миллионов, и куда ты дальше их потратил. Хорошо, если ты отдал это на благотворительность. Но зачем? Ты угробил здоровье людей, получил за это 100 рублей и пошел, отдал их на детский дом. Ты, наоборот, не отдавай тогда эти 100 рублей на детский дом, а сделай шикарный продукт, который принесет здоровье этим тысячам людей. Вот в этом будет твоя миссия. То же самое и с пирожками. Понимаете, здесь мы ещё раз возвращаемся к тому, что у тебя сидит в голове, какова грань твоего восприятия и понимания духовности.

К. Мацан

— Да, другие логические взаимосвязи.

Н. Циганов

— Конечно.

К. Мацан

— Вы привели пример из Евангелия. Это известная история про лепту вдовицы, когда женщина пожертвовала на храм очень небольшую сумму денег, но Христос сказал, что поскольку она положила последнее, то она положила больше всех, и по большому счету она пожертвовала больше всех, даже больше, чем какой-то богач, который в сумме финансово положил больше. А вы ещё и другой пример привели, который для меня с этим примером про лепту вдовицы стыкуется, про то, что можно просто отписать 1000 долларов на детский дом, а можно вникнуть, понять надобности, и что называется, помогать умно. То есть разница в том, как помогать, даже когда есть деньги. Просто давать деньги или всё-таки как-то давать их с правильным сердцем, с правильным устроением ума? Я вас правильно понял?

Н. Циганов

— Да, абсолютно согласен. Святитель Феофан Затворник в своих писаниях как бы расшифровывает эти вещи. Он говорит, что ты не можешь делать духовное, внутреннее отдельно от наружного. То есть ты не можешь сказать всем, что ты ходишь в монастыри, детские дома, говоришь, что поможешь, дашь 1000 рублей… То есть ты сделал себе пиар, в конечном итоге дал всем по 1000 рублей, и тебе на всё наплевать. Или, наоборот, ты делаешь всё тайно, чтоб никто не знал, чтоб «рука правая не знала, что делает левая», но это в любом случае как-то вскроется. Тут, понимаете, надо сделать как-то и не пропиарив, а действительно вникнуть и понять, а надо ли это или не надо… Я вот сказал про радость. Если ты вник… Если ты большой бизнесмен, то не проблема поставить какого-то своего помощника или какого-то зама, который бы за это отвечал, если у тебя самого нет времени. Но ты пройдись, съезди в этот детский дом, посмотри, в чем надобность, сфотографируй. Мы живем в XXI веке — сфотографировал, через «мессенджер» прислал, посмотрел, в чём проблема, определил, сколько нужно на тут или иную проблему. Если не можешь сразу оплатить — распредели. Ты можешь в это вникнуть, от тебя потребуется минимальное количество времени. А какой-то помощник будет заниматься этим полдня или день в неделю. Но ты точечно, конкретно поможешь, и действительно получишь результат. И дети, которым ты действительно хочешь помочь, они это увидят. А когда ты просто отдаешь там-там-там… Знаете, смысл внутренний и наружный надо сопоставить. Ты можешь это сделать, но ты должен внутри сам желать этого. Если у тебя внутри есть желание помочь, сделать, то ты даже никому не говоря об этом, пойдёшь, вникнешь, поговоришь, узнаешь и поможешь адресно. Я даже больше скажу, если ты какой-то бабушке, которую никто не видел, не знает, дал 10 000 рублей на какие-то продукты, то она будет больше благодарна, чем просто дать кому-то куда-то отдать.

К. Мацан

— Николай Циганов — предприниматель, директор благотворительного фонда «Иконы Толгской Богоматери» сегодня проводит с нами этот «Светлый вечер». И есть ещё одна очень важная тема. Это тема, скажем так, православного начальника. Вот вы крупный предприниматель, у вас есть штат сотрудников, за которых вы несете ответственность. И всегда есть такое у сотрудников искушение подумать: «Вот он принял какое-то непопулярное решение, кого-то уволил, что-то сократил. Как он так может? А ещё называет себя православным!» Вот есть такая ситуация, с которой наверняка руководитель сталкивается. И, может быть, и вы сталкивались? Или можете себе представить? Как вы в этой ситуации себя ощущаете?

Н. Циганов

— Да, это вы глубокую тему затронули. Я могу сказать только про себя. Ещё 5-10 лет тому назад про человека, который ошибся, я мог сказать: «Раз он не может справиться — увольняйте его». Я не давал тогда себе отчет — уволил, взял другого человека. А сейчас я понимаю, что нельзя человека сразу наказывать. Нужно разобраться: а почему это произошло, в чём причина. И когда ты как человек православный понимаешь, что человек… Ведь всегда есть две стороны медали. Когда ты пытаешься уволить, то ты пытаешься вникнуть: а в чём была причина. И когда ты разобрался, понял, что человек не хочет работать по какой-то причине, навредил, то ты его отпускаешь с миром. Знаете, мы живем в таком мире… У нас тоже было и воровство и всё, что угодно. И когда доходило до того, что либо завести уголовное дело на человека (он украл, всё, доказано!), либо отпустить с миром, то я всегда говорил: «Пусть идёт с миром. Я не буду отвечать за его судьбу». Но в то же время тут надо понимать другое, что ведь каждый человек, осознавая, что он сейчас работает менеджером и должен выполнять свою работу честно, независимо от того, что начальник сказал или не сказал, то есть он должен выполнять свою работу на своем участке и выполнять её хорошо. Потому что мы, как руководители, несем ответственность… Ведь нельзя говорить: «Уповайте на своих наставников». Они несут за вас ответственность, и спрос будет с них о том, как они несли за вас ответственность. И мы тоже грешим, и те грехи, которые мы понимаем, осознаем, что делаем неправильно… Иногда уволил человека или накричал или принял какое-то решение, и ты потом осознаешь, что сделал неправильно. Тут надо либо переступить через какую-то свою гордыню, и сказать: «Слушай, прости, я был не прав. Всё нормально, давай оставайся, я во всем разобрался», — а иногда люди не доходят до этого: «Зачем я пойду к этому менеджеру и скажу ему спасибо, извини?» Вот когда ты доходишь до этой стадии, и ты понимаешь, что руководитель это не просто какой-то человек, к которому невозможно прийти, а к нему можно подойти с какой-то проблемой… Тут тоже определенная грань — если твои подчиненные к тебе будут ходить только как к руководителю, то у тебя просто не будет работать компания. Здесь надо точечно понять, что если возникла какая-то проблема, то мы в этом разберемся, почему это произошло. И потом уже примем решение об увольнении. Это всегда тяжелое решение. У руководителя, я вам говорил, многие решения принимаются просто «на автомате», но любое решение он в любом случае осознает. Он, может быть, не осознает в этот момент, он делает «на автомате», но потом вечером, днём, на второй день, в какой-то момент он осознает, что сделал что-то не так. Наверное, как-то сердце защемило, что действительно поступил не очень правильно. Что делать в этот момент? Ты уже поступил так, как поступил. Тут можно этому человеку позвонить, а если это невозможно, то просто сказать: «Господи, прости меня! Я поступил не так, сделал выводы, в следующий раз не буду грешить». По-другому я не вижу.

К. Мацан

— Да, это всегда очень трудный вопрос. Смотрите, я бы хотел, чтобы мы ещё такую тему обсудили. Вот у нас, обычных людей, скажем так, которые бизнесом не занимаются, которые смотрят на предпринимателей со стороны, очень легко может сложиться такое мнение, что у человека есть бизнес, есть какие-то деньги, которые он готов жертвовать на какой-то благотворительный проект. Он может пожертвовать, а может не пожертвовать, как решит. И при этом есть другое мнение, противоположное, которое я часто слышу от самих предпринимателей, что эта социальная ответственность бизнеса — это не вопрос «хочу сделаю, хочу не сделаю», а некое необходимое условие нормального, успешного существования бизнеса. То есть без этой благотворительной, социальной составляющей, может быть, на уровне миссии или как-то иначе, бизнес в принципе, скажем так, не вполне бизнес, не вполне дает результат, который мог бы дать. Как вы видите эту ситуацию?

Н. Циганов

— Знаете, «вашими бы словами мёд бы пить». Если б у каждого бизнесмена было такое понимание, что без благотворительности его бизнес как бы и не бизнес, то у нас бы страна процветала, и не было бы столько много детских домов или в таком состоянии. Тут самое главное — прийти к этому. Вернемся к тем двум лептам… Вопрос в том, если у тебя маленький бизнес, то ты возьми какую-то маленькую помощь, свою какую-то маленькую социальную миссию, небольшую, не надо огромную. Ведь некоторые бизнесмены говорят: « Я буду помогать монастырям, храмам, всё им до копейки отдам». Но тебе же никто не говорит отдать всё до копейки. Твоя миссия немножко в другом. У тебя есть 100 человек рабочих, или 50 человек работников, у тебя есть семья, и ты не можешь их всех оставить голодными, а отдать это всё на храм. Ты должен развиваться, и когда ты развиваешься, когда у тебя всё есть, тогда ты должен помогать. То есть параллельно с этим ты должен помогать какой-то частью. А когда у тебя появилось больше денег, то ты должен помогать побольше. Но это внутреннее ощущение. Но если у каждой компании будет реальная миссия помощи, например, одному старику, одному сироте, какому-то детскому дому или храму, когда эта миссия будет прописана, и люди в компании будут все понимать, что они все, работая здесь в компании, кроме всего прочего, содержат одну сироту или одну старушку, то и коллектив будет немножко по-другому на это смотреть. Ведь время непростое, и у нас на дворе, поверьте, два последних года для всего бизнеса — это очень сложное время. И если бизнесу сложно помогать… Но, представьте, что тем же монастырям, храмам, детским домам ещё труднее. Если раньше бизнес, как бы ни давал, но отдавал, то сейчас это всё сократилось во много раз. И в государственных корпорациях то же самое, у всех сократилось, потому что денег нет, но как-то надо же помогать, ведь тем людям ещё хуже. И вот здесь очень важно, чтобы у каждой компании была такая маленькая миссия, и каждая компания осознала, что она создает бизнес, и он должен помогать. Вот это самое главное! И когда мы к этому придём… Ведь на самом деле на Руси, если посмотреть, именно так и было. Вы правильно сказали, что компания должна делать лучшие пироги, но там просто априори это было, всё было чётко. У нас, к сожалению, Советский Союз за 70 лет своего существования убил в нас вообще понимание, что ты создаешь бизнес, ты можешь создать этот бизнес, тебе государство в этом поможет… Но тебя же никто не заставлял, на Руси тебя никто не заставлял идти, но ты понимал, что твой сосед, твой партнер или другой бизнесмен, который тем же самым занимается, он помогает. Ведь посмотрите историю… Например, Морозов (я вчера был как раз в Морозовской больнице) и другие — это крупные бизнесмены, меценаты, они понимали, как это делать. И у нас сейчас это нужно прививать. Нужно прививать бизнесу идею, что не надо осваивать всю Россию и помогать всем подряд, а ты возьми что-то одно и сделай. Если получишь больше денег, будешь расти, то возьмешь два, три, четыре на попечение. И все в твоей компании это будут понимать. Вот это важно!

К. Мацан

— Как ваши слова звучат остро в год 100-летия революции и начала большевистской власти, которая эти традиции, собственно говоря, и пыталась вычистить. Вот вы сказали, что надо эту идею бизнесу прививать. Меня всегда, по понятным причинам, пугает такая модальность «надо», но тем не менее, наверное, вправду это необходимо. Но вопрос как? Может, это умозрительный вопрос, но как сделать так, чтобы больше было малых, средних и больших компаний, которые эту миссию, о которой вы сказали, осознавали бы?

Н. Циганов

— Я могу сказать, что только через духовные передачи, через книги. Только через передачи, которые бы шли по центральному телевидению, к сожалению, которых у нас нет, с примерами о том, как, например, маленький пекарь или производитель чего-то имеет на попечении одного сироту или одну престарелую бабушку, они им помогают. Вот такие передачи, с пониманием, должны быть. У нас по-другому не будет. Мы живем в XXI веке, у нас за минуту происходят сумасшедшие обороты информации, люди читают интернет, люди читают газеты, смотрят фильмы, то есть им некогда… Вы посмотрите на молодежь, у меня трое детей, есть взрослый сын. И я смотрю на примере своего старшего сына, которому уже за 18, что у него другое восприятие этого мира. Понятно, что я ему пытаюсь что-то прививать, я ему говорю, что я пошёл туда или туда. Понимаете, людей надо сейчас немножко возвращать обратно, а это можно сделать примерами. То есть, когда ты видишь пример отца, соседа, друга, партнера, когда ты видишь, что он действительно помогает… Он, может быть, сейчас так не сделает, но в подсознании у него ляжет это всё, что, например, друг отца, занимаясь пекарней, помогал старушке. И он потом, создав свой бизнес, вспомнит об этом обязательно. И он тоже к этому придёт. И по телевизору должны быть эти передачи, не только на православных каналах, а должны быть и на первых трёх-четырёх каналах, которые у нас показывают. Там должны быть такие передачи, именно позитивные. Не надо показывать только про храм. Ведь, что такое вера? Вера — это любовь. То есть, когда в тебе есть любовь, ты не можешь просто как бы делать какое-то добро: «Я как-то помогаю, отстаньте от меня, мне не нужен Бог». Нет, вот когда у тебя и добродетельность, и вера в Бога находятся равнозначно, то у тебя тогда и дело совершенно по-другому идёт. Но это должно быть на примерах. А пока мы не будем эти примеры показывать, то у нас ничего не будет. Все будут думать, что они работают только для того, чтобы заработать деньги, «деньги ради денег». Но без примеров у нас не будет ничего.

К. Мацан

— Вы предприниматель, который к этой мысли пришли. А что стало для вас таким примером или поворотным моментом?

Н. Циганов

— Знаете, я ехал на передачу и задумывался: а что же для меня было таким переломным моментом? И могу сказать, что действительно в первый раз я задумался об этом, когда попал в Толгский монастырь. Вот когда я стал помогать Толгскому монастырю, тогда ко мне пришло какое-то внутреннее осознание. Но потом за год во мне такой колоссальный переворот в голове произошел, вы даже не представляете. Я, как и каждый человек, ругался матом (так уж привык), и только когда я поехал на Афон с игуменом Киприаном из Сретенского монастыря, и он услышал мой разговор по телефону, когда я на кого-то накричал, то он мне говорит: «А чего ты ругаешься матом?» А я: «Ну, бывает как бы…» А потом он мне дал книгу «Правда о русском мате», она есть и в Интернете. Я прочитал ее один раз, отдал всем своим друзьям, и теперь ни я, ни мои друзья уже не ругаются матом. Иногда прямо хочется что-то сказать такое, но раз — и успокоился. И когда к тебе идет это, у тебя меняется сознание, ты начинаешь понимать, что то нельзя, это нельзя… Ведь человек идёт по этом пути, и если ты встал на путь к Господу Богу, то он тебя всегда будет вести, у тебя всегда на пути будут появляться люди, книги, что-то будет появляться, что будет менять твое мышление, твое понимание об этом. Так оно и происходит! У некоторых людей это через какие-то болезни, какие-то происшествия происходит. У меня вот приятель попал в аварию и только после этого обратился: «Господи, спасибо тебе, что Ты меня спас!» То есть у всех по-разному, нет единого шаблона, по которому это всё происходит, у каждого человека это по-разному. Самое главное — это понять, осознать и не потерять эту ниточку, и по ней идти вперед.

К. Мацан

— Мы пожелаем нам всем — и слушателям, и вам — я желаю дальше по этому пути идти! Спасибо за интереснейший разговор! Напомню, что у нас в студии сегодня был Николай Циганов — предприниматель, директор благотворительного фонда «Иконы Толгской Богоматери». Это была беседа из цикла «Вера и дело». Мы говорили о том, как сочетаются вера, бизнес, дело и благотворительность, дела милосердия (тоже дело, но другое). Спасибо огромное ещё раз за эту беседу!

Н. Циганов

— Спасибо вам!

К. Мацан

— Мне кажется, она получилась очень честная, открытая и очень согревающая, что самое важное. Спасибо! В студии был Константин Мацан. До свидания! До новых встреч на волнах радио «Вера»!

Программа создана при поддержке общественной организации «Опора России».

Другие программы
Дело дня
Дело дня
Храмы моего города
Храмы моего города
Древние храмы Москвы и церкви в спальных районах — именно православные храмы издревле определяют архитектурный облик Столицы. Совершить прогулку по старинным и новым, знаменитым и малоизвестным церквям предлагает Дмитрий Серебряков в программе «Храмы моего города»
Азы православия
Азы православия
В церковной жизни - масса незнакомых слов и понятий, способных смутить человека, впервые входящего в храм. Основные традиции, обряды, понятия и, разумеется, главные основы православного вероучения - обо всем этом вы узнаете в наших программах из серии "Азы православия".
Моя Вятка
Моя Вятка
Вятка – древняя земля. И сегодня, попадая на улицы города Кирова, неизбежно понимаешь, как мало мы знаем об этом крае! «Моя Вятка» - это рассказ о Вятской земле, виртуальное путешествие по городам и селам Кировской области.

Также рекомендуем