Москва - 100,9 FM

«Рождество Богородицы». Светлый вечер с о. Ильей Пиэсисом (20.09.2017)

* Поделиться

У нас в гостях был настоятель храма Преображения Господня в селе Остров Московской области священник Илья Пиэсис.

Накануне праздника Рождества Пресвятой Богородицы мы говорили об этом празднике и об отношении к Божьей Матери в православной традиции.


Алексей Пичугин:

— «Светлый вечер» на светлом радио. Здравствуйте, дорогие слушатели! Здесь, в этой студии Лиза Горская...

Лиза Горская:

— ... и Алексей Пичугин.

Алексей Пичугин:

— И этот час ближайший вместе с нами и с вами проведёт священник Илья Пиэсис, настоятель храма Преображения Господня в селе Остров. Это — в ближнем Подмосковье, Ленинский район. Ну, в общем, храм — сразу за Московской Кольцевой. Здравствуйте!

О.Илья:

— Здравствуйте, добрый вечер! С Праздником вас!

Алексей Пичугин:

— С Праздником! Рождество Богородицы — оно уже, по церковному счислению, наступило, ну, а в основном, Праздник будет завтра. Но поговорим сегодня об этом событии, в течение этого часа будем говорить. В Евангелии про рождество Богородицы мы ничего не встречаем, практически. Там ничего о нём не сказано.

О.Илья:

— Да, это верно.

Алексей Пичугин:

— Но, тем не менее, это один из главных Праздников в жизни Христианской Церкви, потому что Богородицу христиане почитают...

О.Илья:

— Это Праздник, начинающий Церковный год. Это первый Праздник нового Церковного года — 21 сентября по новому, 8 сентября по старому церковному стилю. О Рождестве Божией Матери, о Её Введении, о Её Успении мы не находим свидетельств в Священном Писании, в Четвероевангелии, но у нас — не только Писание, у нас ещё, слава Богу, есть и Святое Предание. И из Предания мы об этих событиях знаем. Вот о Рождестве Божией Матери мы имеем свидетельство так называемого Протоевангелия Иакова, которое, в общем-то, посвящено Рождеству Божией Матери, Введению Её во Храм и Рождеству Христову. Если я всё правильно понимаю. Вообще, о Божией Матери говорить непросто. Просто, знаете — непросто. О Ней могут говорить, мне кажется, либо дети, либо монахи, либо матеря... такие вот матеря-героини, такие...

Алексей Пичугин:

— А почему?

О.Илья:

— Вы знаете, в Божьей Матери сочеталась чистота, невинность, многозаботливость — материнская, не суетливая, а вот материнская заботливость и, вот... Понимаете, монахи, как девственники, они особенно почитают Божию Матерь. Особенно это на Афоне, там, где они имеют... ни одна женщина не может туда войти, но монахи почитают женщину в лице Божией Матери — женское начало, да. А матери имеют право такое вот — говорить о Божьей Матери, потому что они своей любовью обымают очень много душ, заботливость свою проявляют, вниманием к семье, к детям, к супругу, ко всем их болезням, недугам, страданиям — вот, это материнское сердце. И вот даже и Силуан Афонский говорил, что Дух Святой очень похож на мать — своей заботой вообще о мире.

Лиза Горская:

— А, вот, Вы противопоставили многозаботливость суетливую и материнскую.

О.Илья:

— Да.

Лиза Горская:

— Может быть, подробней поговорим об этом? В чём разница?

О.Илья:

— Ну, заботливость... А что тут говорить? Тут... Материнская — она всегда имеет целью, всё-таки, душу другого человека, забота — в первую очередь, о его душе. Это тоже непросто, это тоже — труд. Это тоже хлопотно. И о чужой душе помнить, и о своей, и о своём духовном... А вот суетливая заботливость — она, как правило, касается внешних вещей: одеть, обуть, пропитать. А Господь нам говорит, что «не заботьтесь об этом», заботьтесь о душе.

Лиза Горская:

— Вот, мне всегда казалось, что матерям и, вообще, родителям — им же тоже приходится заботиться о том, как одеть, обуть и пропитать своего ребёнка — с этим ничего не поделаешь. Но это, получается, должно быть на втором плане всё равно, да?

О.Илья:

— Да, да. Всё-таки, фоном к этому должна быть, обязательно, молитва. Всё-таки, ведь, бедность — не порок. Но — всегда быть скромным, порядочным и ценящим, в первую очередь, свою душу, совесть свою чистою храня. А мы о Божией Матери можем говорить, исполняя Заповедь «чти отца твоего и матерь твою». Вот, вы знаете, у каждого человека ведь, на самом деле, если разобраться, много матерей. Это и физическая мать, это и мать-Церковь, которая принимает нас в своё лоно, которая провожает нас, которая молится, ходатайствует о нас. Это и мать-сыра земля, которая нас кормит, поит и потом успокаивает, после трудов уже, по смерти принимает нас в свои объятия. Это и Родина-мать. Это и крёстная мать.

Лиза Горская:

— Учебные заведения часто называют «альма-матер».

О.Илья:

— Да, альма-матер, да — нежная, любящая мать... Но, вот, высшая мать — это Божья Матерь. Она нас всех усыновила. Перед Крестом, понимаешь? И поэтому мы её, конечно, почитаем как свою мамочку. Даже вот в Грузии, если мне память не изменяет, у них в этот день... Грузины на Рождество Божией Матери — они приходят в Храм с цветами. Спрашивают: «А для чего цветы? Кому? — Цветы для Мамочки». Цветы — для Мамочки. Вот. У них Божья Матерь — это Мать настоящая, которую они любят, почитают — особенно Грузия, удел Божией Матери.

Лиза Горская:

— А вот, кстати, если мы заговорили о традициях... Насколько мне известно, в Православной традиции нет такого, чтобы называть девочек, крестить девочек Марией в честь Богородицы. А в Католической — есть. Почему вот у нас так?

О.Илья:

— Да, да. Ну, всё-таки, Божья Матерь — честнейшая Херувим и славнейшая без сравнения Серафим. Поэтому... всё-таки... может быть, с этим связано, что никто не может с ней сравниться в этой жизни, и даже не надо иметь это в каком-то своём помысле, в горделивом. Божия Матерь — особая избранница. Помните, апостолы Иаков и Иоанн — они молили Господа: «Господи, дай нам сесть по правую и по левую сторону от Тебя». И мамочка о них ходатайствовала: «Господи, помоги моим сынкам, чтобы они как два министра сели вот по правую и по левую сторону от Тебя». Но, в итоге-то, как мы знаем, по правую и левую сторону от Спасителя — кто сел? Божья Матерь и Иоанн Креститель. Вот они везде и изображены по правую и по левую сторону. Они, действительно, величайшие.

А.Пичугин:

— Это же всё, в достаточной, известной мере, символично — кто как сел по правую и левую руку? Я думаю, что апостолы спрашивали об этом, понимая какое-то явное Царство, с явным троном, и с явными местами справа и слева?

О.Илья:

— Ну, тут — да. Они, конечно, немножко приземлено мыслили, да. Но ближе всех к Богу оказывается Его Матерь Пречистая. Вот. Почему она — «без сравнения»? Потому что никто из Ангелов и Архангелов не могут обратиться к Богу как к своему Родственнику. Только как к Творцу. Они не испытывают к Богу материнской любви — родственной любви, родительской любви. Ведь разный уровень любви есть. И любить Бога как своего Сына Ангелы не могут.

А.Пичугин:

— Тут мы уже переходим в разряд какой-то, такой, наверное, богословской метафизики. Потому что Богородица тоже относится к Богу как к Творцу. Несмотря на то, что Христос Бог Её Сын, но Он же и Творец.

О.Илья:

— И так, и так, конечно. Но, в первую очередь, конечно, Господь Сам избрал Её Себе в Матери, и Он исполнял Её даже поручения — вот, первое чудо, в Кане Галилейской, хотя и не время было вот этим вот, открытым, чудесам, открытому свидетельству, но Он исполнил просьбу Божией Матери. Хотя, немножко Он и сделал замечание, что «не время, не час сейчас Мой, не пришёл ещё час», но, в то же время, исполнил Её просьбу. То есть, тем самым подтвердил, что Он, как Сын, слушается Свою Мать. Ведь Её сердце, Божией Матери, это ведь неписаное Евангелие. Это неписаное Евангелие. Ведь мы читаем в Евангелии, что многое она сохраняла — где? — в сердце своём. В сердце своём. Весть Архангела о Благовещении, весть о рождении Сына Своего, и когда Он 12-летним отроком потерялся, нашёлся, и Его слова — всё Она сохраняла в своём сердце. И вот это сердце Божией Матери — оно свидетельствует очень глубинным о Сыне, о том, что даже Ангелы не ведают, не ведают вот этой любви. О Рождестве Божией Матери можно сказать следующее. Этот Праздник приходится ровно на 9 месяцев после Зачатия — 9 месяцев у нас 21 сентября — День Рождения Божией Матери. Конечно, Рождество Её чудно. Вот, всё-таки, Рождество как некое начало человеческой жизни — у великих людей оно всегда происходит с неким знамением, с некоей вот печатью особой Промыслом Божиим. Вот, Иоанна Крестителя мы недавно, в понедельник, чтили память его родителей Захарии и Елисавет — неплодные. Неплодные! Анна была — неплодна. Елизавета была — неплодна. Но, при этом, они жили праведной жизнью. Иоаким был очень богатым, состоятельным человеком. Он приносил двойные жертвы Господу Богу — и за себя, и за народ Израильский. И, когда его в одно из приношений, в один из Праздников, его укорили, сказали, что «ты — неплодный, ты и твоя семья не даёт потомства Израилю, и ты не достоин принести жертвы Богу», то Иоакима это в самое сердце ранило. Он говорит: «Ну, как? Ну, за что? Я ведь служу честно, я ведь всё исполняю, совесть ни в чём не укоряет, ну, как же так?» И он ушёл и 40 дней и 40 ночей постился, молился о том, чтобы Господь помиловал, смилостивился, послал ему какое-то утешение. И Анна тоже, как бы почувствовала скорбь мужа, тоже молилась — и обоим им было Извещение. О том, что — будет, будет им такая Радость, такой Ребёночек у них родится, что они забудут о своей скорби раз и навсегда. И — всех это обрадует. Вот мы, в тропаре Рождеству: «Рождество Твое, Богородице Дево, радость воссия всей Вселенной! Из Тебе бо воссия Солнце Правды Христос Бог наш... Разрушив клятву, даде благословение».

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

— Мы напомним, что в гостях у Светлого радио священник Илья Пиэсис, настоятель Храма Преображения Господня в селе Остров. Это в Подмосковье, недалеко от Столицы. Говорим о Празднике Рождества Богородицы.

Лиза Горская:

— Я, знаете, о чём хотела Вас попросить — рассказать подробнее вот об этом моменте, когда Иоакиму, отцу Пресвятой Богородицы, сказали, что он неплодный, у него нет детей и, следовательно, он не достоин приносить жертву. Это что за менталитет, за мировоззрение? То есть, отсутствие детей считалось признаком какой-то нечистоты, недостоинства?

О.Илья:

— Это считалось признаком какого-то тайного греха, какого-то... ну, действительно... какой-то ошибки тайной, неявной, что Бог как-то наказывает человека — ну, вот так считали люди того времени, что бесплодие считалось знаком какого-то тайного порока, неугодности Господу Богу. Так люди считали. И мы знаем, что и пророчица Анна, мать Самуила-пророка — что её тоже укоряли за такое вот неплодие. И она тоже плакала, она тоже билась, так сказать, вот в скорби в такой. Это очень глубоко. Потому что было поверье, что каждая женщина Израильская должна обязательно стремиться стать матерью, чтобы дать возможность прийти в этот мир тому, желанному Мессии-Христу, который, наконец, положит конец страданию еврейского народа, который будет Примирителем и исполнит древние Пророчества. Поэтому, когда Божья Матерь избрала девство — хранить девство своё — это было, конечно, вот как-то для людей странным. Как так? Почему? Никто на это не идёт. Все стараются, наоборот, выйти замуж, зачать и родить. А тут такое стремление вот к какому-то уединению, одиночеству, обречённости какой-то, какому-то вот очевидному... Это мы сейчас понимаем девство как теснейшее уподобление Богу, вот такое полное погружение в Богопознание, в монашеское такое, аскетизм. А раньше было это, так это считали — зазорным. Поэтому его укорили. Рувим укорил Иоакима, что, мол, «нет тебе чести».

Лиза Горская:

— И — такая реакция. 40 дней — что делал Иоаким после этого?

О.Илья:

— Он поставил палатку, за городом, и сказал, что: «Я не вернусь домой до тех пор, пока, Господи, Ты... мы не решим с Тобой, Господи, что Ты хочешь от меня. То есть, я не буду пить, не буду есть, и едой и питьём будет для меня только молитва» — вот, он так решил. Всё. То есть, такое предельное уже вот... Вы знаете, все эти годы он не находил покоя в своём доме. Понимаете, вот они, там, поженились с Анной, да, они ждали ребёночка, ребёнка нет. Проходят годы, приходит уже зрелый возраст, этот зрелый возраст проходит. Уже такое время, когда уже сложно иметь детей, приходит уже старость, потихоньку подкрадывается. И он говорит: «Господи, ну, когда же?» Он говорит: «Ну вот, даже, Господи, Ты ведь Аврааму даже давал ребёночка, Иссаака, и Сарре, они вот так возрадовались, Ты их так утешил! Ну, вот... Чем мы... Что мы...» Это ведь — мучение человека, с праведной душой. Как праведный Иов — его наказывают, а он говорит: «А за что, Господи? Что я сделал? Чем я согрешил?» И Иоаким не находил покоя в своём доме. Ему очень тяжело было возвращаться каждый вечер домой. Он приходил домой, он видел свою супругу, они молча друг на друга смотрели и понимали, что — всё есть у них, а главного нету. Несмотря на все их... на всю их старательность. И, на самом деле, это тоже ведь — великий Промысел Божий для нас. Вот, понимаете? Ведь и мы с вами так же боремся, бьёмся, побеждаем, проигрываем, вот, так сказать, грешим, каемся, стараемся, но — плода нет. Нету плода. Вот, проживая жизнь, и с каждым годом, говоришь: «Господи, ну а что сделано-то? Какой плод-то вот?» Иоанн Креститель говорит: «Принесите плоды достойны покаяния». И думаешь: «Ну, Господи, где этот плод у меня?» Ну, вот, если так вот, по-честному, перед глазами Божией Матери, пред Её лицом, перед Божьим ликом поставишь себя — вот, что ты сделал? Больше растерял, практически, чем собрал. Больше растерял. И от этого горько становится. Но ты понимаешь, что, всё-таки, нельзя отчаиваться. Потому, что и неплодное — зачинает. И не питающая сосцами начинает кормить. Это — чудо. Оно — может произойти. Вот как вот монахи занимаются Иисусовой молитвой. Может быть, десятилетиями. Они занимаются, ну всё... ну, сухо идёт молитва, ну никак, ну тяжело, со скрипом... И вдруг, в один момент — в один момент! — как бы вот всё это была подготовка, потом Господь посылает Духа Святаго — и начинается совершенно новая жизнь.

А.Пичугин:

— Это физическое упражнение, через которое надо пройти, преодолеть себя, чтобы прийти к какой-то лёгкости?

Лиза Горская:

— Я хотела сказать, что неспроста же Иоаким — он переломил свой привычный уклад жизни. Он вышел на 40 дней за черту города и поставил палатку. Я не знаю, насколько правильно и корректно это сравнение, но вот сейчас жизнь вообще очень интенсивна, и время как будто быстрее течёт, и такие объёмы информации, и объёмы всего, с чем приходится работать, и что-то делать, и иногда вот я, например, живу с ощущением, что я постоянно выбегаю из-под какой-то надвигающейся лавины. То есть, мне надо постоянно бежать, чтобы она меня не накрыла. Или из-под бетоноукладчика, который приближается. Вот. И ты бежишь, бежишь, а, как бы, смысл-то теряется. То есть, у тебя в этом выбегании — он, как бы, и смысл, а это — ложный смысл. Сути — нет. Теряется суть. И чтобы как-то к сути этой вернуться, видимо...

О.Илья:

— Нужно выйти, нужно выйти... Стать вне.

Лиза Горская:

— Отойти в сторону, чтобы он пронёсся, этот бетоноукладчик!

О.Илья:

— А Вы знаете, я, буквально, вчера прочитал такой совет одного старца. Это ещё ХIХ век, это Питер, это вот — всё это мегаполис тогда. Он говорит: «Вот что нужно сделать? После Храма, в Воскресенье, не возвращайся домой. Иди той дорогой, которая ведёт тебя из города, иди и иди, куда глаза глядят. Иди и не уставай, иди, пока не скроются на горизонте большие трубы города, пока ты не погрузишься в природу. И вот, когда ты подойдёшь... и ты поймёшь, что мир остался там, далеко — вот тогда помолись Господу Богу твоему. И Он тебя услышит». Это обязательно нужно делать. Вот выходить просто на какое-то время из-под ига вот этих вот где-то даже городских обязанностей, вот этой рутинности, которая — да, как лавина, как такая машина перемалывает нас. Но Господь-то не только Москву-то создал. Есть ещё много замечательных тихих мест...

А.Пичугин:

— Село Остров.

О.Илья:

— ... где нет ни шума, ни самолётов, ни скандалов, нет ни телевизора и даже интернета, даже сотовой связи — такие места есть.

Лиза Горская:

— Слава Богу!

О.Илья:

— Их всё меньше и меньше, но они есть. Они есть. Вот и задача — почувствовать эту тишину, пропитаться ею, где-то помолиться, почитать, просто помолчать, просто посидеть. И вернуться обратно, и, как можно дольше, до следующей недели, наверное, выходного дня попробовать сохранить эту тишину — как было хорошо.

Лиза Горская:

— А как её сохранить?

О.Илья:

— Вот — находить внутреннюю пустыню себе. Как и святитель Филарет Московский говорил, что наша задача — это найти вот эту внутреннюю пустыню, которая — в нашем сердце. Потому что, отречься от своих обязанностей мы не можем. Всё бросить и уйти — мы не можем. Это будет бегство, это будет предательство, дезертирство. Но нужно учиться внутренней тишине, внутренней молитве. Вот Божья Матерь — Она... как раз — Она ведь Наставница монашествующих. Она прошла все степени не только монашеского, но и семейного послушания. Ведь у ней была семья большая! Её после Рождества, после водворения в Храме, а Она была девочкой обетной, то есть, Иоаким и Анна...

А.Пичугин:

— Посвящённой Богу.

О.Илья:

— ... Она была, да — Она посвящённая. То есть, Анна дала обет: «Кто бы ни родился, мальчик или девочка, я отдам его или её на служение Господу Богу на веки. Всё — до конца жизни. Она будет у меня — жертвой Богу». И — это произошло. Трёхлетней отроковицей Её отдали в Храм, Она жили в Храме, в 12-13 лет Её обручили праведному Иосифу, и Она вошла в такую — шумную семью. Иосиф — он был вдовец, у него были дети. Мария должна была исполнять обязанности хозяйки дома, всё было на Ней, всё было на Ней. Воспитывала его детей, потом произошло Благовещение чудесное, Зачатие и произошла вот эта вот Беременность — это тоже ведь тяжелейший крест, который Божия Матерь несла 9 месяцев. Она никому не могла объясниться, Она жила под подозрением 9 месяцев тяжелейших. И по Закону Иосиф имел право выдать Её Первосвященникам, и Её должны были побить камнями — таков Закон.

А.Пичугин:

— Побить камнями — это, на секундочку, казнь.

О.Илья:

— Это казнь. Да, это казнь за прелюбодеяние. То есть, они не знали, от Кого Она зачала. «Вот — беременная жена моя, я к ней не имел доступа, в чём дело — разбирайтесь» — формально, это казнь.

А.Пичугин:

— Мы напомним, что в гостях у Светлого радио сегодня священник Илья Пиэсис, настоятель Храма Преображения Господня в селе Остров. Говорим мы о Рождестве Богородицы — Праздник, который, ну, уже, по церковному исчислению, наступил. В студии Лиза Горская и я, Алексей Пичугин, и мы через минуту сюда вернёмся.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

— Возвращаемся в студию Светлого радио. Здесь сегодня Лиза Горская и я, Алексей Пичугин, и у нас в гостях священник Илья Пиэсис, настоятель Храма Преображения Господня в селе Остров — это Ленинский район Московской области. Говорим о Празднике Рождества Богородицы.

Лиза Горская:

— У меня такой вопрос. Батюшка, Вы сказали, что Анна обещала своё чадо, кто бы ни родился, мальчик или девочка, Господу, до конца, на всю жизнь, да?

О.Илья:

— Да, да.

Лиза Горская:

— А насколько, вообще... Вот как так можно: человек, он ещё не родился, он — личность, он — свободный, как вот так за него родители могут решить, что он до конца дней...?

О.Илья:

— Здесь у нас нет правильного религиозного понятия, Вы понимаете? Ведь, всё-таки, ребёнок — это не просто вот «сам по себе». Во-первых, он — плод любви, он — сын или дочь родителя, он уже под Законом, под их властью родительской — это раз. И самое главное — это Дар Божий. Дар Божий. Это не дар Природы, это не дар общества, это не дар какого-то там социального строя мне, это — Дар Божий. И вполне естественно сознание «Твоя — от Твоих». Да. То есть: «Господи, Ты нам дал. Мы Тебе возвращаем это с благодарностью. Пусть этот человек, действительно, послужит Тебе так, как Ты хочешь, Господи». Конечно, там никто не советовался, но родители — они имеют такое право: предопределять судьбу своего сына и дочери. И не только это право...

Лиза Горская:

— Любящие родители.

О.Илья:

— ... это их... Вы знаете, любящие родители, но, наверное, и все родители. Потому что, так или иначе, родитель — он предопределяет судьбу своего ребёнка. Может благословить, а может и проклясть. Это право есть у всех родителей. Именно за те болезни родительские, которые они подъяли — родовые болезни и болезни воспитания. А Божья Матерь какие болезни... Вы знаете, вот тоже... Рождество Христово — мы знаем, что оно происходило безболезненно, Божия Матерь была изъята от родовых болезней. Она родила в тишине и без боли. Но эти болезни Она испытала при Кресте Господнем. То есть, Её скорбь была так велика... Почему великая? Потому что любовь у Неё была великая. А чем больше человек любит, тем больше страдает. Тем более, Божия Матерь любила ведь не только Сына Своего. Она любила и народ. Тот самый народ, который Её Сына распинал. И Она посреде... вот, этих... стояла, как будто сама Она была сораспята. И, конечно, от смерти, в тот момент, от разрыва сердечного Её спасла только благодать Духа Святаго. Господь не попустил этому случиться. И эта скорбь позволила Божией Матери быть, как бы, всемирной такой вот Старицей. Она принимает... Ей открылись вот в этот момент помыслы всех людей. Ей открылась Любовь Божия — излилась в Её сердце, и открылись помышления всех людей. Поэтому Она стала... ну... духовником всех. Она знает всё и про всех, нужды всех — и монашествующих, и мирян, и священников — всех Она нас знает, и о всех скорбит, и о всех молится. Поэтому мы и говорим: «В молитвах неусыпающая Богородица». Было видение, не раз, когда святым было явление Рая, Апостолы Пётр, Павел, Архангелы и Ангелы, преподобные Серафим, Сергий, святитель Николай... «Но где же Божия Матерь? — спрашивали они у всех. — А Её нету здесь. — Как? — Она здесь не живёт. Она у вас, там, на земле, постоянно ходит, с платом, собирая слёзы людей, утешая их постоянно». То есть, вот настолько Божия Матерь нам близка. И, знаете, я вот, как священник, могу сказать, что почитание Божьей Матери — это тоже не сразу приходит. Это — не сразу приходит. Сразу приходит любовь к Господу. За Его страдания. Любовь к святым Угодникам, особенно к избранным. А к Божьей Матери — это любовь особого рода.

Лиза Горская:

— Вот расскажите, да, подробней.

О.Илья:

— Потому что, Её подвиг... чтобы Её подвиг понять — это нужно уже некое духовное иметь с Ней родство, начаток какого-то духовного звания и знания, чтобы уже как-то вот расположиться к Ней сердечно. Это — не для всех. Люди иногда — ну, они почитают Божию Матерь, любят Праздники, да. Но такого трепетного отношения, как вот я, например, видел в женских обителях, особенно в Пюхтицком монастыре, и особенно на Праздник Успения Божией Матери, то почитание, которое я видел на Афоне, в мужских монастырях — это вот настолько нежное, настолько вот трепетное, как-то вот... такое... детское почтение к Божией Матери — вот просто, ну... до слёз... очень тёплое. И для меня вот, как для священника, Успение Божией Матери, я считаю — один из важнейших Праздников. Такой тихий, спокойный...

Лиза Горская:

— Я помню, я в детстве Её воспринимала вообще очень лично, как какую-то близкую родственницу. А потом у меня поменялось отношение.

О.Илья:

— Да, да...

Лиза Горская:

— А какое, вот — правильное?

О.Илья:

— Правильное отношение — это у старца Паисия Святогорца. Вот он молился так: «Божья Матерь! Божья Матерь, возьми моё сердце, раздели его на четыре части. Три части отдай Святой Троице, а одну часть Себе забери — он говорит. — Всё, больше никого не хочу, ничего не хочу. Вот, Троицу, и Тебя, Божия Матерь». Одну часть — Тебе... Такое вот, просто, трепетное, действительно... как вот? Он, отец... старец Паисий, очень много испытывал на себе заступничество Божией Матери. Равно как и батюшка Силуан Афонский. Они много размышляли о Ней. Потому что о Божьей Матери, вы знаете, о Ней вот... Её... о Ней сокровенное знание. Поэтому его не прочитаешь и в Евангелии. В Апокрифах — но там только внешняя канва. А вот восчувствовать Её как Матерь действительно, которая скорая Помощница, крепкая Заступница, непрестанная Молитвенница — это вот может человек, который сам желает чистоты. Вот. И он в такой вот в чистоте... как-то... благоухания живёт. Вот такой человек особенно вот он как-то ищет, когда в Храм заходит, ищет глазами — где Божья Матерь, значит, иконочку, чтоб приложиться к ней, плащаницу Божией Матери. У старца Паисия были проблемы с документами — что-то ему кто-то визу не выдавал, какие-то документы, и он прямо в таком отчаянии говорит: «Ну, никому я не нужен, никто мне не может помочь из людей. Всё! Никто не может помочь». И он, в такой скорби, заснул. И вот, ему видение такое: Божия Матерь является и говорит: «О чём ты скорбишь?» — «Да, вот, вот! Никто не хочет помочь и... а сам я не умею это делать. Ну, кто мне поможет?» Матерь Божия говорит: «Что у тебя?» И он показывает Ей пакет документов и говорит: «Вот, у меня не принимают». Она говорит: «Я тебе помогу!» и берёт... Он говорит — так, как Она взяла эти документы, положила за пазуху, в этом жесте даже... то есть, ну... поразительно... настолько неземное. Даже один жест простой — взять документы и положить за пазуху... Она говорит: «Я тебе помогу. Я все вопросы твои Сама решу». И — всё. И — с этого дело... такое спокойствие, уверенность, что — всё решится! Мы с вами — счастливые люди! Наша Мама — Мать Министра Вселенной, Царя Царей! Всё, что мы вот, так сказать... «Мамочка, ну, Ты... Если Тебе угодно это, ну, помолись, заступись!» То есть, это Ваш... Вот живёте Вы, да, и вот по лестничной площадке у Вас соседка — она мать вот какого-то министра. Вот, значит...

Лиза Горская:

— Так это какую веру надо иметь! Хотите, историю расскажу? У меня друг... Хотите, не хотите — всё равно расскажу. У меня друг ехал на машине, там... куда-то он ехал за границу, через Украину — в Польшу. Идёт по обочине мужик с какой-то заплечной сумою и с иконой Пресвятой Богородицы. Я вот не помню — этой истории много лет, лет 10 её уже — по-моему, то ли Владимирская, то ли Казанская. Он говорит:

— Давайте, я Вас подвезу!

— Нет, я иду, я иду...

— А куда ты идёшь?

— А вот, я иду в Польшу, — в какое-то, там, из православных святых мест он идёт. В Польше же их тоже много.

— А как же ты идёшь?

— Ну, вот так иду, — ни документов у него, ни денег, ничего. Он идёт с иконой.

И в следующий раз, когда мой друг видел этого мужчину — это он задержался на Польской границе, машину досматривали очень долго. А этот пешеход с иконой Богородицы взял — и просто прошёл, и ушёл. И в его сторону... То есть, Украинскую он уже прошёл каким-то образом, а на Польской, при моём друге это происходило, в его сторону не посмотрел ни один таможенник. И он, с этой иконой, идёт, и, мой друг рассказывает — он, даже спустя долгое время, мне рассказывал — и я вижу, что у него мурашки по коже. Такое вот чудо у него на глазах произошло.

О.Илья:

— Да, да.

Лиза Горская:

— Но этот мужчина, он, типа... ну, как... калики, наверное, перехожие раньше были или...

О.Илья:

— Странники, да, да...

Лиза Горская:

— ... странники, да. И вот, он идёт, он идёт с этой иконой, он идёт поклониться святыне, и он уверен, что Богородица ему поможет. И Она вот так ему помогла.

О.Илья:

— Да.

Лиза Горская:

— ... что даже я, вот сейчас, спустя много лет вам рассказываю — и под впечатлением.

О.Илья:

— Да, да, да. Старец Силуан Афонский говорил, что накануне его монашества ему явилась Божия Матерь и сказала: «Не могу на тебя смотреть. Нехорошо то, что ты делаешь, нехорошо», и так сказала ему, что он — вот уже 40 лет прошло — он это пишет и говорит: «Я до сих пор помню эти слова, они...»

Лиза Горская:

— Это Она Семёну сказала ещё?

О.Илья:

— Да, это Она ещё Семёну ему сказала. Насколько вот они глубоко и насколько вот они проникают в душу. Вот мы часто... Мать ругает сына: «Ты такой, сякой...», ну, и мы друг друга поучаем, делаем замечания, но эти замечания не ложатся на душу. Потому что они вот, всё-таки, от другого сердца сказаны. От другого состояния. А ещё хотел бы вам сказать о том, что даже сам вид Божией Матери. Вот как Она являлась, и как Она являлась ещё прижизненно — Никифор Каллист, преподобный Епифаний, Дионисий Ареопагит — они оставили свои заметки по внешнему виду Божией Матери. Вот, я вам хотел бы кратко... просто наших слушателей даже — ознакомить... Вот, Никифор Каллист описывает Божью Матерь: «Она была роста мерного, немного выше среднего. Цвет Её лица был как цвет зерна пшеничного. Волосы у Неё были светло-русые и несколько златовидные. Глаза ясные, взгляд проницательный, с зрачками как бы цвета маслины. Брови немного наклонённые и довольно чёрные. Нос продолговатый. Уста — подобные цвету розы, исполненные сладких речей. Лицо — не круглое и не острое, но несколько продолговатое. Руки и пальцы — длинные. В Ней во всём была простота и совершенное смирение. Одежда Её была всегда чужда роскоши и скромная. Поступь была величественная и твёрдая. Взгляд — серьёзный и приятный. Речь — кроткая, льющаяся прямо из незлобивого сердца. Обращение — безыскусственное, простое. Вся красота Её божественной души отпечатлевалась на Её лице. Но эта красота наружности была только прозрачным покрывалом, сквозь которое светились все добродетели непорочной красоты ума и души. В каждом деле Она исполнена кроткого величия, целомудрия». Вот так вот. Ещё Никифор...

Лиза Горская:

— По-моему, самый частый эпитет — это кротость.

О.Илья:

— Кротость, да. Незлобивая. Молчаливый дух у Неё был. Да, вот Она была... Она, действительно, всегда была занята делом. Она была Апостолом для Апостолов. Она была их первым Духовником. Все сложнейшие Церковные вопросы, устройство Церкви — Апостолы решали лично с Нею. Она была для них... Даже Дионисий Ареопагит — он видел Её уже в последние годы, накануне Её славного Успения. Даже вот не смерть, да, а — Успение, такое сладкое слово — Успение. И вот, он говорил, что: «Я когда увидел — замерло сердце мое. Весь ум мой озарился, словно я стоял перед Творцом и Господом Богом. И я готов был Ей поклониться даже, как Богу кланяюсь, но удержало меня лишь то, что я знаю Господа моего, что Он — на Небесах восседает. А это — Матерь Его Пречистая». То есть, вот настолько Её даже внешний вид поражал. И поражает.

Лиза Горская:

— Сложно... Невозможно представить себе...

О.Илья:

— Невозможно, да...

Лиза Горская:

— ... это величие. Такое величие, что даже когда с малой частью его сталкиваешься — и то теряешь дар речи.

О.Илья:

— Да.

Лиза Горская:

— Я вот помню свои впечатления о... Когда мы были в Успенском Храме под Иерусалимскими стенами, да? Храм Успения Богородицы, где Гробница была...

О.Илья:

— Да, да, да. Гефсимания.

Лиза Горская:

— Да, да, да. Это — словами невозможно передать. Просто.

О.Илья:

— Да. Вместе с родителями Она там похоронена. И там недалеко и дом, где они жили. В нём сейчас Храм, совершается служба двадцать первого...

А.Пичугин:

— Уже много примеров привели. Отец Илья, а, может быть, из Вашей жизни есть какой-то пример, когда Вам Богородица помогла, когда у Вас что-то произошло очень связанное с Богородичным Праздником? Может быть, в священнической жизни, может быть, просто в какой-то общечеловеческой...

О.Илья:

— Вы знаете, ну, я вам так... поделюсь с вами. Когда я ещё служил в Армии, и так сложилось, что моя армейская служба одновременно была и церковным послушанием...

А.Пичугин:

— Как это так было?

О.Илья:

— Ну, вот так сложилось, что я был командирован на помощь замечательному священнику, отцу Николаю Симонову, и имел честь вот помогать батюшке. И в какое-то время меня один священник благословил иконой. Это была Иверская икона Божией Матери. Простая софринская икона. И благословил как-то неожиданно для меня — на жизненный путь, чтобы Божия Матерь сама управила. И для меня Иверская икона — это... ну, вот... Иверская и Владимирская, так как я родом из Владимира, и Смоленская — это для меня самые ближайшие иконы. Дело в том, что День рождения у меня 10 августа — это Смоленская, 2 августа — день пророка Божия Илии — празднуется Абалакская икона Божией Матери. Вот, где я служил 7 лет, на Севере — Когалым — там эту икону очень почитают.

Лиза Горская:

— Когалым...

О.Илья:

— Да. И вот, эти иконы — они сопровождают... И вот, Иверская икона Божией Матери — она... По молитвам Божией Матери, я, действительно, влюбился просто в Грузию, в Иверию, даже до...

А.Пичугин:

— Вам удалось там поездить?

О.Илья:

— И, милостью Божиею, Вы знаете, я постоянно живу, можно сказать, в ощущении Грузии, потому что у меня жена грузинка.

А.Пичугин:

— А! Ну, то есть, логично, что Вы достаточно по Грузии поездили.

О.Илья:

— Да, да, и, я надеюсь, ещё поезжу. То есть, Грузия — это, действительно, удел Божией Матери. Целая страна! И вот Божия Матерь так ведёт по жизни — вот, действительно, Путеводительница — что вверяю свою жизнь, и жизнь своей семьи, детей, и крестников моих, всех прихожан, духовных чад всех — заступничеству Божьей Матери. Она, как никто, промышляет таким чудесным образом, что просто диву даёшься! И ещё, в армии, когда я только ехал служить ещё, не знал — куда и что, проезжал Храм и думаю: «Как хорошо бы вот в этом Храме послужить!» И, вы знаете — я даже не знал, что это за Храм, просто едем, в часть нас везут и проезжаем Храм — а это оказался Храм в честь Гребневской иконы Божией Матери города Одинцово, ближайшее Подмосковье.

Лиза Горская:

— И такая, оказывается, есть.

А.Пичугин:

— Очень известная.

О.Илья:

— Да. И в этом Храме я тоже, милостью Божией...

Лиза Горская:

— Она в Одинцово хранится?

А.Пичугин:

— Я не знаю, где хранится, но Гребневский Храм в Одинцово — он очень известный. В тех местах.

О.Илья:

— Да, да. А Гребневская икона — она тоже празднуется 10 августа, на День рождения. То есть, всё, всё связано, понимаете это?

Лиза Горская:

— Вот, очень много в жизни таких связанных вещей.

О.Илья:

— Да.

Лиза Горская:

— Ещё бы понять, что это значит всё...

О.Илья:

— Вот, а Вы знаете, надо чаще читать Книгу Промысла Божьего, которая называется Православный календарь. Вот, все свои значимые события, судьбоносные — роспись, там... я не знаю... первый поцелуй, там... какое-то обретение работы себе — вы откройте календарь и посмотрите, когда вы суженых своих встретили-то, когда произошёл какой-то поворот в судьбе, когда что-то открылось, что-то закрылось — это... просто увидите такие пути Промысла... и поймёте, Кто вас хранил.

Лиза Горская:

— Как интересно!

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

— Напомним, что в гостях у Светлого радио священник Илья Пиэсис, настоятель Храма Преображения Господня в селе Остров — это ближайшее Подмосковье. А сегодня мы говорим о Празднике Рождества Богородицы. Давайте, поговорим об истории установления этого Праздника. Мы, так, в целом, всё-таки о Празднике тоже надо сказать, наверное. Всё-таки, насколько я понимаю, он начал отмечаться не в Древней Церкви, а в более поздние времена?

О.Илья:

— Ну, как помню, это конец VI — начало VII века. То есть, это не сразу, да, не сразу появилось такое вот почитание — с Праздником. Но Праздники так — они как вот ожерелье, они, так сказать, одевались на Богослужебный год, составлялись, и вот так пришлось, что этот Праздник выпал действительно на начало года — Богородичный, и тоже Богородичный Праздник, и тоже из Предания мы о нём знаем — Успение, выпал на самый конец Церковного года. То есть, как и положено, «Слово плоть бысть и вселися в ны». Матерь Божия, Вместительница Слова Божия, Она, действительно, вмещает в себя, как вот Церковный год вмещает все Праздники и открывается и закрывается Богородичными Праздниками, так и Божья Матерь — полностью вместила в себя Слово Божие. Вот, так интересно.

А.Пичугин:

— Да, но, всё-таки, сама история Праздника — какая?

О.Илья:

— Ну, как? Вот история Праздника. Значит, Андрей Кесарийский и Косьма Маюмский, и Иоанн Дамаскин — они были составителями тропарей и песнопений. Роман Сладкопевец составил для этого Праздника кондак.

Лиза Горская:

— Кондак — это краткое...

О.Илья:

— Да, кондак и тропарь — это краткие описания Праздника, очень красивые, причём. И этот кондак — он сейчас переведён отцом Владимиром Василиком, по-моему, отцом-дьяконом, да, и — очень красивое песнопение. Очень красивое песнопение — оно опубликовано на одном из сайтов. Такое оно вот — восторженное — что, вот «неплоды раждает Богородицу и Питательницу жизни нашея» — это рефрен этого, как бы сказать, краткого акафиста такого. Потому что канон — это такой жанр акафистный.

А.Пичугин:

— Ну, надо сказать, что это, если уж так углубляться в историю, то это VI или VII века.

О.Илья:

— Да, VI или VII века.

А.Пичугин:

— Византия...

О.Илья:

— Да... И, Вы знаете, как раз вот: «Рождество Твое, Христе Боже наш, воссия мирови свет разума...», да? А тут: «Рождество Твое, Богородице Дево ... воссия Солнце Правды»...

Лиза Горская:

— Да, они перекликаются.

О.Илья:

— Да. И вот этот вот образ Роман Сладкопевец взял из Книги Откровения. В Откровении, в 12 главе, в 1 стихе сказано: «И явилось на небе великое знамение: жена, облечённая в солнце, под ногами её луна, и на главе её венец из двенадцати звёзд». То есть, венец — это Апостольский лик, луна — это Ветхий Завет, а солнце — «облечённая в солнце» — это, как раз, Солнце Правды, Христос Бог наш. И эта икона в иконографии, если я не ошибаюсь, называется икона «Благодатное небо». Божия Матерь стоит на луне, таком полумесяце. Это вот взято из Книги Откровения. Поэтому здесь нет никаких отсылок — к покорению ислама, или ещё что-то... Нет, это из Книги Откровения Иоанна Богослова.

Лиза Горская:

— Раньше, насколько я помню, к Празднику Рождества Богородицы часто было приурочено поминовение погибших воинов.

О.Илья:

— Да, совершенно верно.

Лиза Горская:

— Вот, как это связано?

О.Илья:

— А Вы... Так это ж — событие! Славное событие нашей Великой Истории! Куликовская битва — произошла в День Рождества Божией Матери. Дмитрий Донской в 1380 году, напутствованный преподобным Сергием, двинулся на полчища Мамая и нанёс сокрушительный удар...

Лиза Горская:

— К вопросу о календаре. В который надо поглядывать.

О.Илья:

— Да. Да, да... И, кстати, Вы знаете, 21 сентября... опять — если не ошибаюсь, может быть, кто-то поправит... Всемирный День борьбы за мир... или как-то вот — примирения, мира. Тоже символично. Вот, действительно, ведь Христос — это примиритель народов. А Матерь Его — Она тоже служительница мира. Вот действительно мира — превосходящего всякое разумение. Да, Божия Матерь — явное благословение нашему воинству славному, нашей Великой Стране. Божия Матерь сотни, сотни раз Своими иконами, как бы Своим личным Присутствием помогала — и Владимирской, и Смоленской, Казанской. Сколько раз избавляла нашу страну, показывая тем самым, что Она здесь Министр Вооружённых сил-то! Она — наша Взбранная Воеводо! С Ней, за Ней мы не будем знать никаких бед, прибегая к Её Заступничеству. Вот — это испытаннейшее средство! Испытаннейшее средство. И, если какая-то скорбь глубокая, попроси Божию Матерь, припади, положи пост, положи какое-то исправление — и ты получишь то, что просишь, от Божией Матери. Тем более, когда просишь не для себя, а для пользы других людей.

Лиза Горская:

— А что значит «попроси и положи пост»? Это — как?

О.Илья:

— А — так! Чтобы прошение было усиленное, чтобы — углублённое, имело дерзновение — обязательно положить пост.

Лиза Горская:

— А может ли человек сам себе пост назначать? Не зазнается ли он, говоря простым языком? Или, всё-таки, лучше посоветоваться с кем-то, духовно более опытным?

О.Илья:

— Да, можно посоветоваться... Можно посоветоваться, конечно. Но, вообще — кушать поменьше надо. Кушать поменьше надо.

Лиза Горская:

— Меня это касается!

О.Илья:

— Пить поменьше надо. Спать поменьше надо. Это тоже... Ну, как поменьше...

Лиза Горская:

— Куда меньше...

О.Илья:

— Ну — мера, мера. Не надо, там, по 2-3 часа-то спать, конечно.

А.Пичугин:

— Ну, это такие, знаете, советы универсальные людям, которые не живут в большом городе, которые не ходят каждый день на работу, которые не ложатся спать в 2 часа ночи, потому что дети, потому что жена, муж, потому что там... Все прекрасно понимают, сколько причин у людей ложиться в 2 часа ночи, а вставать всё равно в 6.30.

О.Илья:

— Да, да...

Лиза Горская:

— А в селе — очень много причин вставать в 4 утра.

А.Пичугин:

— Да, безусловно. Так что... Я думаю, что... даже при очень большом желании поспать часов 8-9...

Лиза Горская:

— Мы с Алексеем дружно выступили адвокатами сна! Сразу понятно, у кого чего болит!

О.Илья:

— Как говорил владыка Питирим Нечаев, он говорил: «Когда я высплюсь — тогда я человек». Поэтому, высыпаться надо, чтобы быть людьми, да. Но, не ради лени какой-то...

Лиза Горская:

— И не больше 8 часов — это вредно.

А.Пичугин:

— Спасибо большое! Напомним, что сегодня, накануне, уже в наступивший Праздник Рождества Пресвятой Богородицы, с которым мы вас, дорогие слушатели, ещё раз поздравляем, мы беседовали со священником Ильёй Пиэсисом, настоятелем Храма Преображения Господня в селе Остров. Лиза Горская...

Лиза Горская:

— Алексей Пичугин.

А.Пичугин:

— Спасибо. Всего хорошего!

О.Илья:

— Дорогие радиослушатели! Всех поздравляю с Праздником Рождества Божией Матери! И, конечно, всех приглашаем в Храм, на Божественную Литургию, на теснейшее и славнейшее прославление нашей Матушки Богородицы Всемилостивой.

Лиза Горская:

— Завтра утром.

О.Илья:

— Завтра утром, да. Всех — с Праздником! До свидания. До новых встреч.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Имена милосердия
Имена милосердия
Эти люди посвятили свою жизнь служению близким: не просто жертвовали на благотворительность, а посвящали всех себя добрым делам. Чьи-то имена мы помним до сих пор, чьи-то нет, но их стоит вспомнить.
Домашний кинотеатр
Домашний кинотеатр
Программа рассказывает об интересном, светлом, качественном кино, способном утолить духовный голод и вдохновить на размышления о жизни.
Встречаем Пасху
Встречаем Пасху
Богослужебные песнопения
Богослужебные песнопения
Программа о богослужебной жизни Церкви раскрывает историю, смысл и богослужебный контекст песнопений, которые звучат в православном храме.

Также рекомендуем