Москва - 100,9 FM

«Рождественский пост». Архимандрит Александр (Глоба)

* Поделиться

В нашей студии был врач, психолог, клирик Свято-Георгиевского Городницкого монастыря архимандрит Александр (Глоба).

Мы говорили о Рождественском посте. Отец Александр объяснил, что время поста — это время подготовки к принятию Спасителя в свое сердце, и за время поста важно работать и делать усилие над собой, над своей волей, стараться понуждать себя к молитве и воздержанию, чтобы в конце поста принести к яслям Христа какой-то подарок, который и есть наш труд над собой для Христа и ради Христа.


А.Пичугин

- Здравствуйте, дорогие слушатели! 

«Светлый вечер» на светлом радио 

Здесь, в этой студии приветствуем вас мы – Алла Митрофанова… 

А.Митрофанова

- … Алексей Пичугин. 

А.Пичугин

- И у нас в гостях – архимандрит Александр Глоба, клирик Городницкого мужского Свято-Георгиевского монастыря, врач, клинический психолог.  

Добрый вечер! 

О.Александр

- Здравствуйте! 

А.Пичугин

- Рождественский пост – вот, мы до него, наконец, добрались. Вчера он начался. И, каждый раз, когда наступает пост, у нас – очень много вопросов. 

Вроде бы, из года в год мы всё это обсуждаем, из года в год мы эту историю проходим. Но: новые люди, которые присоединяются к Церкви и желают жить её традициями, установлениями, появляются, в том числе, и между… скажем… Успенским постом и Рождественским, и им интересно в первый раз пройти этот путь. 

Люди, которые, прожив долгую церковную жизнь, приходят к мысли: «А зачем мне вся эта постная история нужна?» Вы встречали таких людей? Я думаю, встречали. Я встречал – неоднократно. 

О.Александр

- Конечно, встречал. Но и для меня этот – Рождественский – пост имеет особое значение. Потому, что, более десяти лет назад, я принял монашество именно в этот день – начало Рождественского поста. И он имеет для меня и символическое значение, и памятная дата для меня. Поэтому… она для меня и простая – потому, что, каждый раз, когда входишь в этот спасительный пост, вспоминаешь свою жизнь, вспоминаешь жизнь до монашества, и вспоминаешь жизнь в монашестве – что изменилось. 

И, в принципе, жизнь монаха – она очень… как вам сказать… крепко связана с деятельностью, деятельным постом. Потому, что обет постничества – он налагает на монаха особую жизнь, и пост не в еде, а пост – по жизни, вообще. То есть, воздержание от всего того, что могло бы тебе принести радость – душевную радость, или телесную радость, может быть, какой-то комфорт, который был бы для моей души не спасительным, и для каждого монаха – так же. Поэтому, пост для монаха имеет особое значение. 

Также, он имеет большое значение и для простого человека – для каждого человека, для каждого христианина – потому, что пост – он, всё-таки, человека делает культурнее, он его облагораживает, он его делает более сдержанным, целостным и свободным. 

А.Митрофанова

- А есть ведь противоречие… Вы сейчас сказали – отказ от радости, от того, другого, третьего, и, вообще, такой пост всегда – то, что монаху свойственно. 

В Евангелии сказано… не в Евангелии, а в Новом Завете: «Всегда радуйтесь». 

О.Александр

- А дело в том, что есть понятие радости телесной, когда хочется какого-то драйва… может быть, кайфа… может быть, ещё чего-то, что приносило бы тебе радость телесную и удовлетворение телесное. А есть радость духовная, когда ты приходишь через печаль, проходя определённые события, когда ограничиваешь себя в той же мирской радости ( душевной радости ), ты приходишь к радости духовной. 

А.Митрофанова

- Ну, подождите… вот, тортики, например, монахам есть нельзя? 

О.Александр

- Ну… сладкое, вообще, для монахов… Вот, отцы-пустынники – они всегда предупреждают, что сладкое – оно может в монахе вызвать определённое движение души. Потому, что… глюкоза – если уже рассуждать, как врач – быстрое поступление глюкозы в мозг вызывает определённые реакции поведенческие… вот… также, мы знаем, что у человека есть железы внутренней секреции, которые также глюкозозависимы – и могут быть определённые движения души и плоти.  

Поэтому, может быть… для отцов-пустынников, конечно, строгий вид воздержания – он был нормальным, но сейчас, для современного монашества… ну… тортик, может быть, не совсем и вредно. Потому, что человек живёт в очень… таких вот… бывает, стеснённых условиях, бывает, много работает… потому, что пустынник – он молился, в основном, а в современных монастырях многие монахи выполняют определённые послушания, где затрачивается очень большое количество энергии. И вот этот тортик – он был бы не лишним, когда… 

А.Митрофанова

- … а в утешение, как это говорят, да? 

О.Александр

- … а в утешение. 

А.Пичугин

- А мы опять – всё к еде свели… Вот, буквально пять минут с начала программы, а мы уже вовсю рассуждаем о том, что пост – гастрономия… 

А.Митрофанова

- Да нет, почему… 

О.Александр

- А… дело в том, что мы живём на земле. Монах – он имеет образ ангельский, но ноги человеческие. Поэтому… здесь… через еду человек, всё-таки, становится благороднее, когда он может себя ограничить, или воздерживаться от того, что могло бы быть ему приятно. 

А.Митрофанова

- Я спросила про тортик потому, что я подумала: а какие, правда, радости себе монахи могут позволить – вот, такие, простые, человеческие? Может быть, что—о вот сладкое, или, может быть… ну… я не знаю… в кино, там, сходить, если любите. Или, я, например, знаю, что некоторые монахи не пренебрегают… ну… такими… конечно, не всеми… но некоторыми театральными постановками – такими, где… ну… что называется… ничто не оскорбит их слух и взгляд. Есть такие театры в Москве, и я знаю… 

О.Александр

- Есть. 

А.Митрофанова

- … что люди ходят. В том числе, и люди, которые в постриге. 

А.Пичугин

- Я прошу прощения! Был такой… есть… зарубежный архиерей – я не помню, кто именно… Каждый раз, когда кто-то ему говорил, что: «Как же так, Ваше Высокопреосвященство? Театр для священника, для христианина – это же грех!» – он надевал рясу, панагию, скуфью, шёл в театр ( благо, его часто звали ), садился на первый ряд, и всем своим… ну, естественно, он шёл не на любой спектакль… но всем своим видом показывал, что это именно искусство. И что он, как ценитель, вот сейчас здесь. И это – для его души полезно. 

О.Александр

- Но это даже, наверное, и хорошо, что он таким образом подчёркивал – и внешним образом – потому, что очень неприятно, допустим, видеть… или на фотографии когда могут показать… там… высокого звания духовного человек – и в гражданском платье наслаждается оперой, или балетом, или другим каким-то высоким искусством… 

А.Пичугин

- А я удивился однажды – я встретил отца Александра случайно на улице ( нашего гостя ) недалеко от своего дома. Смотрю – он идёт в подряснике. В общем, это достаточно необычно сейчас увидеть – священника… естественно, у нас у всех очень много знакомых священнослужителей, но редко кто из них, помимо храма, носит церковную одежду. 

О.Александр

- Ну… я считаю своим долгом быть в духовном облачении, потому, что я – монашествующий, и… в принципе, я хожу туда, куда мне не стыдно ходить. В нормальные заведения – в магазин могу зайти, могу зайти в кафе, могу зайти в ресторан… могу зайти в магазин, купить водички… и то, что заходит священник, и он – наравне со всеми людьми… я так же и в метро часто езжу, и в общественном транспорте в подряснике. И смотрю – бывает реакция людей очень… такая… интересная, бывает – абсолютно нейтральная. Поэтому, если я – священник, то почему я должен стесняться своего внешнего вида и своего облачения? 

А.Митрофанова

- Да, действительно! 

Вот, мы сейчас с вами начали про пост говорить, и, поскольку, отец Александр, Вы – монах, конечно, Вам о ваших монашеских реалиях, наверное, рассуждать привычнее. Но, вот, сейчас – один из самых часто задаваемых вопросов. Ведь… 

О.Александр

- Я ещё и врач! 

А.Митрофанова

- Вы ещё и врач. Вот, это вот, как раз… я к Вам, видимо, сейчас, как ко врачу, и как к человеку, при этом, с большим духовным опытом, обращусь. 

Часто задаваемый вопрос сегодня: уставы наших постов прописывались для монахов… 

О.Александр

- Да. 

А.Митрофанова

- А мирянам не всегда бывает просто выдерживать эти нормы – то есть, поститься по Типикону… это значит, на всё время поста – лучше уйти в отпуск в работы, затвориться дома, и заниматься там молитвенным деланием, и… так… время от времени – чтобы уж совсем не упасть от обессиливания – так… глоток водички и сухарик в рот, да? И вот, пожалуй, что и всё. А так вот – полная концентрация на молитве, на каком-то внутреннем делании, на монашеской работе такой… и так далее. 

И – понятно, когда такой режим в монастыре. И очень сложно такого режима придерживаться в миру.  

И вот – как здесь быть? Потому, что… не прописано же для мирян, как поститься-то правильно. 

О.Александр

- Ну, к сожалению… может быть, это – временное явление, но… мне кажется, это надо начинать ещё в курсе Пастырского Богословия, ещё с Духовных школ вводить такой предмет дополнительный, как человеческая антропология духовная и физическая – то есть, немного физиологии, анатомии человека, чтобы каждый будущий священник знал об этом – что такое человек, из чего он состоит, каковы потребности человеческого тела и человеческой души. Тогда, может быть, будет проще общаться с людьми. Потому, что это уже будет не заоблачная какая-то тема, не неизвестная, а довольно-таки известная, и человек будет понимать, о чём говорит. 

Вот… люди, которые приходят в храм Божий, особенно в наше время – такое… вот… интересное – пожилые люди, приходят и спрашивают, как быть, если вот столько болезней. Врачи назначают одно… препараты, которые они принимают – они требуют одного стиля жизни, одного темпа, а вот… некоторые батюшки бывают очень строги, и запрещают… вот… допустим, употреблять скоромную пищу в дни поста.  

Ну, здесь… после беседы, конечно, даёшь разъяснения, что если батюшка очень строгий, то нужно прислушаться, послушать его, но помнить одно – что здоровье человека… на него не покушается даже Бог.  

И, значит, нужно слушать того священника, который возьмёт на себя ответственность за свои духовные советы… 

А.Пичугин

- Простите… а можно сразу – уточнение? Мы с Аллой часто его тут делаем. 

Хорошо… и нас, конечно же, слушают жители больших городов, где нету проблемы найти другого священника. Иной раз бывает, что сам человек – вот, просто он прикипел к одному священнику, и это его духовник, и он больше никуда не ходит, но – священников много, и найти человека, который близок твоим взглядам – не так сложно. 

А, вот, очень много примеров, когда человек, даже слушающий нас сейчас, живёт в деревне, где один храм. Или – небольшом посёлке, где один храм на многие километры. И вот, там священник – с определёнными сложившимися взглядами. И он говорит: «Какое тебе, мать, молоко? Какое тебе мясо – в пост? Это же – пост!» 

О.Александр

- Пожалуйста… я же говорю, что если человек – благоразумный, то он запомнит мой совет, и задаст вопрос священнику: «Батюшка, если Вы готовы… если в пост моё здоровье ухудшится, и Вы готовы ходить ко мне – в больницу, приносить мне продукты, взять на себя попечение… 

А.Пичугин

- … о детях… 

О.Александр

- … о детях, да… о моём доме, о муже… там… или о жене, то – пожалуйста, я буду Вас слушать». Я думаю, что ретивые священники сразу потеряют инициативу насиловать человека вот такими «благословениями», потому, что… 

А.Пичугин

- Я, кстати, заметил, что часто такие «благословения» дают достаточно молодые священники. Вот, не совсем молодые… потому, что… вот… тем, кому 20 и слегка за 20 – они уже сейчас по-другому сформированы другим временем, а вот священники средних лет, у которых ещё нет проблем со здоровьем пока – им легко давать такие «благословения». Они их и дают. А пожилые священники, у которых уже у самих целый букет разных болезней – они, конечно же, гораздо осторожней подходят. 

О.Александр

- Да. А потом, необходимо помнить вот такие слова Иоанна Златоуста ( а первоисточник – это слова апостола Павла ), что пост гастрономический ( а там говорится о гастрономическом посте ) – он к Богу не приближает, и не отдаляет от Него. Мы должны об этом помнить. 

Главное правило – это пост душевный, пост духовный. Потому, что… но, заметьте, я не умаляю поста и гастрономического. Потому, что, действительно, в монастырях, если положен какой-то Устав для братии, для священников – пост более строгий. Потому, что он и дисциплинирует, он и воспитывает человека, он и ставит жизнь священнослужителя, или человека, который посвятил свою жизнь Богу, в определённые рамки, в определённые ограничения – это полезно для него. 

Но люди, которые являются прихожанами, которые живут в миру, выполняют определённые обязательства перед Государством и перед семьёй, перед обществом, то, конечно, они должны подпитывать свои физические силы определёнными продуктами. 

Ну, если это – православный человек, то, в принципе, для него – не есть мясное – это просто. Он может есть рыбу, морепродукты, молочные продукты… Вот, допустим… 

А.Пичугин

- Морепродукты – дорогие. Вот, тут надо оговориться, что рыба и морепродукты – штука дорогая. 

О.Александр

- Это – правда… правда… и… вот… допустим, люди женского пола, которым уже за 45, очень часто приходят и говорят: «Можно ли послабление на пост?» – можно. Особенно, молочные продукты, кисломолочные продукты. 

Потому, что… вот… молодые священники, и, вообще, священники должны знать, что есть такое явление, как остеопороз. 

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА» 

А.Митрофанова

- В программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня, напомню, архимандрит Александр Глоба, клирик Городницкого Свято-Георгиевского мужского монастыря, врач, клинический психолог. 

Отец Александр, очень интересную вещь Вы сейчас сказали – как важно иметь в виду человеческую физиологию. 

Вот, конкретный пример. Женщина 45+. Что начинается? Почему нельзя, или… там… ну… может быть, и можно, но не всем отказываться от молочных продуктов во время поста? 

О.Александр

- Дело в том, что вот эти вот заболевания, или состояния, которые возникают у человека после определённого количества лет, они могут в организме вызвать определённые явления, в связи с перестройкой гормонального статуса, гормонального фона, метаболического статуса. И человек, просто на просто, должен следовать определённой… такой вот… культуре жизни, культуре стола. 

Очень много людей, которые являются больными по сахарному диабету II типа… 

А.Пичугин

- Среди священников, я заметил, очень много людей, страдающих… 

О.Александр

- Ну… священники – это одна история, да… 

А.Митрофанова

- Нарушенный обмен веществ… 

О.Александр

- Это метаболический синдром, да… 

А.Пичугин

- … одна история, которая тесно связана с нашей темой! Потому, что еда, в дни службы, зачастую, не в 8 утра, как привык организм, а в 12-13 часов… 

О.Александр

- Да. 

А.Пичугин

- … а то и один раз в день – где-то на ходу… большие Чаши потребления… всё это… 

О.Александр

- Да… но это всё нормируется. Дело в том, что… 

А.Пичугин

- У некоторых – да… у тех, кто себя поддерживает… 

О.Александр

- Большие Чаши – это всё условно… как бы… нормировать можно. Потому, что… если священник хочет для себя большую Чашу сделать – ну, это одно. А есть приходы, где священник может посчитать количество частиц, может посчитать примерно… вычислить, сколько необходимо приготовить Тела и Крови, и всё это… оно всё регулируется. Поэтому, на это сваливать тоже нельзя – это грешно даже. Вот. 

А для людей – для простых людей, которые могут страдать остеопорозом, метаболическим синдромом, сахарным диабетом II типа, нарушениями пищеварения, – конечно, здесь нужно прислушиваться к рекомендациям врача, и выполнять их. Никакой священник не в праве отменить или ослабить эту рекомендацию – потому, что такой человек не берёт на себя ответственность. А люди очень часто, бывает, ассоциируют личное благословение священника с благословением всей Церкви. 

Церковь и знать не знает, что какой-то батюшка на каком-то приходе благословил… там… допустим… не оперироваться, или не есть что-то, или не пить таблетки гормональные – часто очень люди с патологией щитовидной железы не пьют таблетки потому, что батюшка какой-то это не благословил… 

А.Митрофанова

- Серьёзно? 

О.Александр

- Да. Я – в шоке просто пребываю, потому, что… как человек может вторгаться в эту область – медицины… 

А.Митрофанова

- … не имея медицинского образования. 

А.Пичугин

- А иногда – и никакого… 

О.Александр

- Да. Поэтому, здесь вот… просто на просто, человек должен помнить, что, всё-таки, лечащий врач несёт за него ответственность – и моральную, и уголовную, и врачебную ответственность. А вот это… всё-таки, благословения священника – они должны носить больше душевный и духовный характер. 

Священник может порекомендовать не смотреть телевизор – да, это область… как бы… компетенции священника, не читать каких-нибудь газет, не сплетничать, не болтать по телефону, не играть в какие-то игры – да, это в компетенции священника, сказать – как молиться, сколько молиться, когда молиться, где молиться – это тоже область и компетенция священника. 

Поэтому, должно быть чёткое распределение прав и обязанностей духовных и врачебных. Врач занимается, всё-таки, врачебной составляющей, а священник должен заниматься душой и духом человека. 

А.Митрофанова

- Вы сейчас перечислили несколько очень важных вещей, рекомендаций по поводу поведения во время поста, и, вот, я сидела и мысленно считала, сколько раз там употребляется частица «не». 

Про то, что «не» делать в пост, нам, как правило, бывает… об этом много где написано, сказано, показано, и прочая. А про то, что, наоборот, можно сделать в пост, говорят… ну… моя субъективная точка зрения… меньше. А мне бы, например, хотелось об этом тоже поговорить. 

Пост, ведь, не случайно, время, когда из-за ограничений, или попытки, хотя бы, ограничить себя вот в этих отвлекающих факторах, ты начинаешь концентрироваться на главном – на своём собственном состоянии, и, по идее, хорошо бы, в идеале, чтобы это приводило к каким-то делам. Или – в обратном порядке – какие-то дела, за которые мы берёмся сознательно, понимая, что иначе мы… там… на какую-то… хотя бы даже на полступеньки в духовной жизни не поднимемся…  

О.Александр

- Да… 

А.Митрофанова

- … берёмся за какие-то дела, и это приводит, может быть, к каким-то, как следствие, внутренним изменениям. 

Вот, в этом контексте, что, как Вам кажется, было бы уместно… какие вопросы себе задать, в какую сторону посмотреть? 

О.Александр

- Ну… действительно, время поста – это время очищения, подготовки к принятию Спасителя в своё сердце. Вот – особенное событие, которое освящается постом ( пост – это время освящения души человека )… значит… человек должен за это время подготовить себя. Подготовить себя, прежде всего, духовно, чтобы принять родившегося Христа, чтобы встретить праздник со всей Церковью, отметить это событие, молитвенно отметить – помолиться и порадоваться тому, что Господь посещает наш мир, наши немощи, освящает Своим Рождеством всю Вселенную. 

Поэтому, человек должен, конечно, для Бога, и ради Бога пытаться изменить себя.  

Вот, допустим, мы говорим о пище. Вот, приходит бабушка, а бабушка очень много курит, оказывается. И вот, она говорит: «Мне доктор прописал пить молочное… вот… надо, вот, таблетки, чтобы…» Я говорю: «Хорошо. Пожалуйста. Что мы ещё делаем? Тайно от Бога». Она смотрит. Я говорю: «Муж курит?» Она говорит: «Нет, батюшка. Я курю». Я говорю: «А давайте, вот, за это время… вот, будем кушать, что врач сказал – молочные продукты, кисломолочные, творожок – это не трогаем. А вот за этот пост мы постараемся бросить курить». «Батюшка, я курю 20 лет!» А вот пост – это время, когда надо себя поменять.  

Очень часто… или модно сейчас… очень многие люди знают такое слово «метанойя» – перерождение, изменение самого себя. И очень часто говорят, что человеку надо просто на 180 градусов измениться. Нет. 

Слово «метанойя» – оно не требует изменения человеку на 180 градусов. Надо, хотя бы, на 1 градус изменить своё поведение – и уже можешь попасть в цель. Потому, что цель нашего спасения – это попасть в Царство Небесное. Вот, что такое спасение. Быть со Христом. 

И вот, чтобы изменить себя, мы должны, всё-таки, идти по пути, который сказал нам Господь Иисус Христос – этот путь, алгоритм… как бы… карта нашего спасения, план нашего спасения, и по этому плану мы должны жить и идти. 

И вот, человек, который пытается хоть что-то сделать в пост… вот, выбрать какую-то… плохую в своей жизни вещь – самую плохую, как он считает, и попытаться от неё избавиться. 

Вот, человек сквернословит. Сделай так, чтобы за вот эти 40 дней ты перестал употреблять матерные слова. Курит – сделай так, чтобы за 40 дней ты попытался бросить курить… хотя бы ты сделал какие-то усилия… и бросил курить. Ворует – перестал воровать. Обманывает – перестал обманывать. Блудит – перестал блудить. Чтобы найти в себе, за это время, какое-то вот христианское начало – вот, что бы ты мог бы принести в подарок Христу родившемуся. 

Мы же помним, что пришли волхвы, принесли Ему дары… и вот, каждый человек, подготавливая постом свою душу – он приносит плоды своего покаяния, изменения в жизни. И вот, какой-то маленький подарок, в виде очищенного сердца, очищенной души, человек приносит к яслям родившегося Христа. 

И, поэтому, человек, который поработает над собой, он принесёт Христу достойный подарок, достойный плод покаяния, изменённой жизни – ради Христа, и для Христа. 

А.Пичугин

- Давайте, продолжим через минуту наш разговор с архимандритом Александром Глобой, клириком Городницкого Свято-Георгиевского мужского монастыря. Отец Александр, также, врач, клинический психолог. 

Алла Митрофанова, я – Алексей Пичугин – в этой студии. 

Через минуту мы сюда вернёмся. 

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА» 

А.Митрофанова

- Ещё раз, добрый светлый вечер, дорогие слушатели! 

Алексей Пичугин, я – Алла Митрофанова.  

И напоминаю, что в гостях у нас архимандрит Александр Глоба, клирик Городницкого Свято-Георгиевского мужского монастыря, врач, клинический психолог. И – вчера начался Рождественский пост, сегодня – мы посвящаем ему этот разговор. Но, прежде всего, тому, как соблюсти баланс, найти некую «золотую середину» для себя, если… у многих из нас сегодня есть ограничения по здоровью. Как не манкировать то, что рекомендуют нам врачи, а, всё-таки, принимать это во внимание, относиться к этому серьёзно, с одной стороны, а, с другой стороны, чтобы не получилось так, что пост закончится, а оказалось, что мы его – «слили», извините за выражение. 

О.Александр

- Очень часто так и происходит. 

А.Митрофанова

- Но, зато, при этом, все рекомендации были соблюдены медицинские… 

А.Пичугин

- А можно вопрос? 

А.Митрофанова

- Вот… как здесь… я просто не понимаю… 

А.Пичугин

- Просто вот, сейчас… прости, пожалуйста… уточнение такое. А бывает ли – это, наверное, вопрос и к тебе, и к отцу Александру, и я об этом, порой, думал – бывает ли такое ощущение, по окончании поста ( особенно, кстати, Великого ), что он не прошёл даром? Вот, без ложного смирения. Бывает ли чувство у вас, что вот эти 40 дней – они не напрасно прошли? 

О.Александр

- Да. Потому, что… если смотреть по себе, то для меня, как для священнослужителя, очень важно пройти этот путь, соблюдая Церковный Устав. И, мы знаем, что Церковный Устав – это как определённый золотой путь, который ведёт ко Христу. Это – изменение самого себя, это – жить по букве, которую прописала Церковь. Это – идти тем путём, по которому прошли многие подвижники благочестия, новомученики Христовы. То есть, они жили, спасались – таким вот образом, и служили, посвящали свою жизнь, открывали своё сердце через Богослужение ко Христу, и сохраняли Богослужебный Устав.  

Поэтому, для священника – это время особенное. И когда он совершает Богослужение, участвует в Богослужении, когда приносится Бескровная Жертва на Литургиях Иоанна Златоустого, Василия Великого и Григория Богослова, когда вспоминается вся история, как совершалась эта Литургия в первые века Христианства, как эта Литургия совершалась во времена Иоанна Златоустого, Василия Великого, Григория Богослова, как эта Литургия совершалась в дореволюционной России и сейчас – то, конечно же, особая духовная радость – она присутствует у каждого священника, который участвует в спасительном посте… во время спасительного поста, когда он живёт по Уставу.  

И, поэтому, каждый раз, когда приходит это священное событие – или Рождество Христово, или Пасха Христово, или Успение Пресвятой Владычицы нашей Богородицы, и… вот… Апостольский пост, – то, конечно же, мы всегда… когда в нашей жизни встречаем эти события, то радость духовная – она налицо. Это – что касается священнослужителей. 

Для мирян, которые живут более… такой… жизнью приходской, если можно так сказать, но, всё равно, находят время, чтобы приходить в храм Божий, участвовать в Богослужениях – в их жизни тоже очень многое меняется. 

Я знаю людей, допустим, которые жили… так вот… теплохладно… но после бесед, после того, как была объяснена цель христианской жизни, после того, как объяснены были полезные свойства поста и участия в Богослужениях, особенно, во время поста – то люди, которые приходят в храм Божий не только по субботам и воскресеньям, и то – нерегулярно, а когда они начинали ходить и в будние дни – находить время приходить в храм Божий – то они замечали, что в их жизни что-то меняется. Каким-то образом. Может быть, не кардинальным, но – очень заметно происходили какие-то изменения в лучшую сторону. И очень благодарили за такие советы, и, живя этой жизнью, они, если можно сказать, духовно наслаждаются общением со Христом. 

А.Митрофанова

- Я, со своей стороны, лучше, наверное, промолчу. Потому, что не могу сказать об улучшениях. Я могу точно совершенно сказать, что бывало несколько раз… как-то я очень остро осознавала, что такое Прощёное Воскресенье. Вот, настолько остро… знаете… как… как если бы от этого зависела моя судьба. Я понимала, в какой… на какой развилке мы стояли тогда, и продолжаем стоять сейчас, в этот момент. 

Что, если бы, ведь…. Адам сказал: «Папа, пожалуйста, прости… Ну, вот… тут… мы… да, Ты просил этого не делать, велел этого не делать, а мы – съели этот плод… ну… прости!» – возможно, вся история человечества пошла бы иначе. 

О.Александр

- Ну… история не любит сослагательного наклонения… 

А.Митрофанова

- В том-то и дело… 

О.Александр

- … поэтому… 

А.Митрофанова

- Но я это применяю – к себе. Я понимаю, как важно… стараться, во всяком случае… подальше задвигать те шоры, которые мне мешают видеть глубину жизни, и вот эту реальность… остроту присутствия здесь Бога!  

Потому, что, когда я начинаю действовать по своей человеческой логике, то я, как раз… мне становится, почему-то, очень сложно признать свои ошибки, сказать вот это слово «прости», или что-то там ещё… и, вот в этом смысле, я очень остро… да… могу прожить вот это Прощёное Воскресенье. 

О.Александр

- А надо… вот… жить, как православный человек.  

Говорят: а чем отличается христианин от православного?  

Ну… во-первых, православный христианин, а, во-вторых, православный человек – он всегда живёт по тем заветам, которые нам оставил Господь Иисус Христос, Его божественные ученики, а также – святые отцы Церкви. 

Если человек знаком с наследием святоотеческим, то он понимает, как надо жить. 

Вот, он почитает Исаака Сирина, почитает отцов-пустынников, почитает даже нашего Сергия Радонежского житие, и там – всё предельно ясно. 

Во-первых, Прощёное Воскресенье будет проще проходить потому, что ты будешь понимать, что – я грешный. Априори, я грешный – потому, что моя жизнь – она во грехе. Я должен каяться и просить Божиего благословения, прощения и присутствия. Я должен нуждаться в Боге, я должен молиться Богу, и просить Его, чтобы Он помогал мне пройти этот путь. Потому, что я без Него – не пройду. 

А вот наше секулярное общество – оно построено каким образом? Человек… у нас, во-первых, сейчас отношение к человеку… человек поменялся местами с Богом. Сейчас у нас… такое… общество, если хотите, человекоцентричное, антропоцентричное. Раньше оно было теоцентричным, то есть, стремились к совершенству, а сейчас человек – центр Вселенной, понимаете? И вот, вокруг него – всё крутится. У нас все человеческие недостатки – они должны быть вылиты в какие-то права, обязанности, человеческие желания, хотелки – они должны, так же, учитываться, и вот – хочешь не хочешь – а ты пляши вокруг них, понимаете? 

Это хорошо – у нас Государство ещё не идёт на поводу развратных систем и правил. Дай Бог, чтобы мы выдержали натиск этот, и жили бы, с помощью Божией Матери. Потому, что Она участвует в нашей жизни, помогает нашему обществу, всё-таки, вести достойный такой… христианский образ жизни. 

Но, вместе с тем, мы должны помнить, что человек должен ограничивать свои хотелки, человек должен ограничивать свои желания. Человек должен выстраивать отношения не с обществом, как таковым, не заменять Бога обществом. Мы должны стремиться к Богу, и всё общество должно идти в направлении – к Богу. Понимаете? 

А у нас получается, что общество – это… такое вот… своеобразный «бог», который, вот, тебя… это получается какая-то стайная сущность человека, понимаете? Стая – она тебе сказала, и ты должен делать, как стая.  

Но мы – христиане, для нас Христос – Бог. Мы – христиане, мы должны идти… теоцентричное у нас движение должно быть, в направлении – к Богу. 

А.Митрофанова

- Отец Александр, Вы знаете, если сейчас вот от высоких материй чуть-чуть, опять же, спуститься на нашу грешную землю…  

Вот, начался Рождественский пост. Он – всегда в конце года, и… ну… я думаю, что… 

О.Александр

- Гражданского года. 

А.Митрофанова

- … гражданского года, совершенно верно. У многих из нас есть работа, у кого-то – две работы, у кого-то – три работы. И, особенно, люди, у которых две-три работы… или, быть может, даже и одна, но она такая, что мало не покажется, в конце года – сдача отчётов, проектов… вот это всё – Вы прекрасно знаете, как это бывает непросто, и к концу года человек не то, что доходит, он – доползает.  

Вот, он доползает, а дальше, по идее, вот эти вот выходные первые, январские – это, получается, уже последние дни Рождественского поста, они самые строгие… там… Сочельник… а у человека состояние: «Господи, прости меня… я встать не могу…» 

Вот, с такими вещами – как Вы бы посоветовали поступать? И какие искать выходы из этих ситуаций? 

О.Александр

- Вы знаете, если это простой человек – это одна ситуация. А вот если это человек, который в монашестве, или священнослужитель – это другая ситуация. 

А.Митрофанова

- Ну, я сейчас… 

А.Пичугин

- Мы же, чаще всего, говорим о мирянах, конечно. И нас слушают, в основном… 

О.Александр

- Да. Если человек находится в такой степени духа – это, всё-таки, степень состояния духа человека, потому, что, всё-таки, человек – не парализован, человек просто не имеет… вот, такой вот… жизненной силы, понимаете, встать. 

А.Митрофанова

- Ну, она – есть, но она – ушла. Скажем так. В работу. 

О.Александр

- Ну… это, всё-таки… это – душевно-духовное состояние. Потому, что, если смотреть, как относятся люди… всё-таки… в деревне, или в фермерском хозяйстве, то они при таком состоянии духа находятся, что встают, идут, и приходят, и помолятся, превозмогая все вот эти вот… неудобства. Понимаете? 

А.Митрофанова

- Но это – работа от земли… она напитывает, конечно… 

А.Пичугин

- Давайте будем откровенны! Вот… даже… как вопрос, наверное, к клиническому психологу… 

О.Александр

- Я понимаю, о чём вы говорите. Я поэтому и хочу, специально, построить определённую модель – от чего человек должен… как бы… отталкиваться. 

Если я человеку дам низкий старт, то ему будет удобно пробежать. Если я ему дам высокий старт, то… извините… ему только вот на разбег надо будет много сил затратить. Понимаете? 

Поэтому, здесь надо дать определённую планку, чтобы человек… как бы… себя не холил, лелеял, и, таким образом, не ставил себя… вот таким вот – уставшим, самым таким… вот… бедным-несчастным. 

Есть люди, во-первых… вот… плохо, что… знаете… люди мало читают книг, особенно духовных, особенно, вот… В старых молитвословах было написано, что… монашеское правило когда прочитываешь, там обязательно на вот этот стих упирается, что: «А ты, брате, когда ложишься на одр твой, и имеешь под собой подушку, или мантию свёрнутую под головой, то имей в виду, что есть люди, которые и камень под голову положить не могут». Вот. 

Мы должны помнить, что – что нам Господь даёт ( силы какие-то ), мы должны и ценить эти силы, и помнить, что Господь нам помогает. 

И вот, когда человек, всё-таки, говорит о том, что: «Я… вот… устал. За всю неделю измотался, я… вот… такой-сякой… вот… ну, пожалейте меня…» – понятно, что человек хочет, чтобы его пожалели. Да, надо такого человека пожалеть! Но такой человек должен помнить, если он христианин, что как бы мне трудно ни было, если у меня нет температуры в 39 градусов, если у меня нет, допустим, какого-то заболевания, которое могло бы меня ограничить в походе в храм Божий восславить Господа, то надо собрать какие-то силы. Можете кофейку выпить… понимаете… но пойти обязательно… и… 

А.Митрофанова

- На коленках, но приползти? 

О.Александр

- Ну… на коленках… уж на коленках – не надо. Потому, что… такие люди, они… ну… как бы… если на коленки встанут, то… могло бы встать в церкви 4 человека, а один на коленках будет… лучше пусть тогда, если на коленках, дома будет, места не занимает…  

Ну… это – шутка, условности, но, вместе с тем… человек должен находить силы в себе. Вот, если нет таких вот… как бы… факторов таких – нет температуры, нет заболевания, нет травмы, нет того, что тебя ограничивает, а вот, всего лишь, вот такое состояние, то, и с точки зрения психологии – и клинической психологии, и с точки зрения пастырского внушения такому человеку, то надо, конечно, посоветовать: «Ты – попробуй, превозмоги вот эту вот душевную слабость. Найди в себе силы и приди в храм. Поработай над собой. Это – твоя жертва будет. Ты можешь свечку не купить, но для Бога, ради Бога сделай вот такое вот усилие надо собой…» 

А.Пичугин

- Позвольте не согласиться! Я думаю, что если человек – сознательный христианин, и находится в такой ситуации, как описала Алла, то у него ( мы держим в уме, что он – сознательный христианин )… у него, за время его христианства, выработались достаточно личные отношения с Богом. И я уверен – делайте, что хотите! – что Бог человека никогда не осудит, если человек куда-то не придёт, что-то не сделает, где-то не помолится… 

О.Александр

- Это – само собой… 

А.Пичугин

- … и это… Мы очень часто не понимаем того, что… через что светскому человеку приходится пройти, чтобы в воскресенье дойти или не дойти до храма… 

О.Александр

- Что-то мы с вами занимаемся… такой вот… баптистской апологетикой.  

А.Пичугин

- Нет… 

О.Александр

- Вот, они так… лёжа на кровати, могут так рассуждать. А православный человек – он, всё-таки, больше любит жить по-церковному. Он не представляет своей жизни без церкви. 

Вот, даже есть такой анекдот. Приходит мама, и будит: «Сынок, вставай! В церковь надо…» А он говорит: «Мам… а зачем?» Она говорит: «Сегодня – Воскресенье!» ( ну… это… такой, вот… анекдот – чтобы вы понимали ) А он говорит: «Ну… хорошо… А зачем мне?» – «Ну… ты – архиепископ – тебе надо в церковь». Ну, это – баптистский архиепископ такой… вот, такой лентяй. Православные, конечно… они встают рано, приходят в церковь с прочитанным правилом, с вычитанными молитвами, и – готовы служить. 

Вот, это вот… такой вот… апологетический анекдот тех людей, которые не хотят приходить в храм Божий, или не находят в себе сил. Понимаете? 

Поэтому, мы должны помнить, что мы – православные христиане.  

Вот, все, кто называет себя христианами, даже если они покидали кресты, и хотят… вот… идти лёгкой жизнью – пусть они делают, как хотят. А я вот своего Христа – не брошу. А я вот – приду в храм. А я вот – помолюсь. Пусть Господь мне даст силы – и Он даст силы. 

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА» 

А.Пичугин

- Я напомню, что сегодня в гостях у светлого радио архимандрит Александр Глоба, клирик Городницкого Свято-Георгиевского монастыря, врач, клинический психолог. Мы говорим о начавшемся Рождественском посте. 

Всё-таки… вот, в продолжение той темы, которую мы обсуждали несколько мгновений назад. Ведь, у тех же баптистов, католиков, протестантов разных толков есть свой собственный опыт общения со Христом. И я думаю, что кому-то в Православии может быть ближе… не обязательно католический опыт, но… вот… все люди одинаковые, с одинаковыми проблемами – что в Англии, что во Франции, что в США, что в России, что ещё где-то… в любой другой стране, которая, в основном, христианская, у которой культура зиждется на каких-то христианских многовековых ценностях и основании. 

И, поэтому, вопросы и проблемы перед людьми стоят абсолютно одинаковые. Уставшие люди, после многодневных, многочасовых работ… я не говорю, что они не должны идти в храм… но, ведь, в христианстве всё – по силам. Всё всегда по силам. И мы говорим, что «Бог всем даёт – по силам». И бывает, что человек приходит к священнику и говорит: «А вот я хочу поститься не так! Знаете, мне вот эти все ваши ограничения – их мне мало! Дайте мне ещё – я готов!» – и это, чаще всего, неофитский порыв. Ему священник, в таком случае, обычно говорит: «Милый мой, ты попробуй вот это понеси, ты попробуй вот это выдержи, хотя бы в какой-то мере, а потом уже говори о чём-то другом».  

И, вот, зачастую, эта невозможность, после многодневных трудовых подвигов – действительно, подвигов… думаю, что наши светские слушатели прекрасно знают, как это бывает – не могут дойти до церкви… это, как раз, нормально, что они не могут до неё дойти – они до неё дойдут… не дойдут в воскресенье – дойдут в понедельник, не дойдут в понедельник – дойдут в следующее воскресенье… а вот это вот насилование себя, через силу дотаскивание до церковного порога – оно, порой, как раз, и есть вот то рвение не по силам. 

О.Александр

- Я вот… здесь вынужден с Вами не согласиться. Потому, что здесь человек, очень часто, встречается уже с духовной составляющей. Он говорит… вот, мирской человек говорит: «Я бесами не искушаем», – а здесь… 

А.Митрофанова

- Вроде того: «Что меня трогать? Какой смысл?»… 

О.Александр

- Да: «Меня никто не трогает». А здесь… а кто тебе посылает такие вот прилоги – не идти в церковь? 

А вы почитайте жития святых – угодников Божиих. Когда князь тёмный приходит, или посылает своих приспешников, и начинает искушать отца-пустынника, он так говорит: «Ты столько трудился – у тебя сил нету… но ты вот немножечко отдохни… тут передохни… да зачем тебе ходить в храм Божий… да зачем тебе совершать твоё правило – такое, которое тебя утруждает? Ты – человек земной, вот – и отдохни побольше, удели внимание своему здоровью, удели внимание самому себе… потому, что ноги устали, тело устало, голова загружена проблемами… зачем тебе это надо – ещё и в церковь ходить?» 

Поэтому, человек… вот, здесь-то он и сталкивается с духовной природой. И вот эти вот мысли… когда он борется с этими мыслями, он должен их отсекать, он должен делать уже здесь наперекор – именно, бороться. Именно не путём такого вот… как вам сказать… договора, а путём – идти наперекор. Вот, брать свой крест – и делать так, как положено. И я, опять-таки, говорю – если нет у человека температуры, если нет травмы, если нет у него каких-то физических ограничений прийти в храм Божий, то человек должен просто на просто отбросить все эти сомнения – и прийти в храм Божий на Праздник. 

Или же, человек очень часто говорит: «Я не могу совершить правило – утреннее до конца, или вечернее… или в течение дня молитвы вспомнить…» И начинаешь с человеком когда беседовать, то тоже сталкиваешься с этими «стреляниями» или прилогами бесовскими. А это – оно и есть, когда он говорит: «Ну, немножечко отдохни… да там немножечко тебе нужно поговорить с соседкой по телефону… о, какая программа-то по телевизору интересная – надо же новости посмотреть, что в мире творится, а то я буду, как пещерный человек…» – одно, второе, третье, а потом, вдруг, пить захотелось, а потом – в холодильник пошёл водички попить взять, и колбаску увидел, и наелся… а молитвы так и не почитал.  

И начинаешь выяснять вот – что человек делал весь вечер? Всё сделал, а вот молитвы – 10-15 минут ему не хватило вычитать. И так – каждый день, и всё время. 

И я говорю уже таким людям: «Вы знаете, если уже сил нету, я даю уже, под свою ответственность, духовный совет: Вы берите молитвослов в кровать… вот, под одеяло легли – и берите молитвослов, и лёжа читайте молитвы». 

А.Пичугин

- А что в этом такого? Какая разница для физического состояния человека… вот, ведь… мне кажется… опять же… сейчас Вы меня ещё раз обвините в баптизме… 

О.Александр

- Ни в коем случае, я никого не обвиняю… 

А.Пичугин

- Но… правда, смотрите! Какая разница – человек стоит, или человек лежит? Какая разница Богу, в каком виде человек с Ним общается? 

О.Александр

- Богу, в принципе, ничего от нас не надо, у Него всё есть. Но Бог даёт нам советы – как и врач даёт нам советы – чтобы мы их исполняли, для того, чтобы нам было лучше. Для того, чтобы наша душа была подготовлена определённым образом. Эти вот духовные советы, духовные благословения – они полезны, прежде всего, для нас. 

А.Пичугин

- Первые христиане причащались лёжа, мы причащаемся стоя – какая разница? 

О.Александр

- Ну… мы не знаем, как они причащались… 

А.Пичугин

- Нет, ну… мы знаем определённые античные традиции приёма пищи – лёжа… да… агапы... и… 

О.Александр

- Агапы… всё-таки… там надо было рассматривать определённые моменты, когда они это делали стоя, или стоя на коленях. Прямо уж так – лёжа… 

А.Пичугин

- Ну… тут уж… мы… прямо уж так знать не можем… я думаю, это было… их какой-то вариант повседневности, поэтому… скорее всего… 

А.Митрофанова

- Я думаю, что здесь – везде есть такой момент… ну… как… самопроверки и самодисциплины. 

О.Александр

- Да. 

А.Митрофанова

- Стоишь когда в храме на молитве – это одно внутреннее состояние… 

О.Александр

- Можно и сидеть – потому, что в храмах есть стасидии… вот, я в Греции был тоже недавно, и на Афон ездил, смотрел – там стасидии есть, и можно сидеть, и, в принципе, грешного ничего нету в сидении на Богослужении. Просто, у нас такая традиция выработалась, с течением времени… 

А.Митрофанова

- «Железные ноги» нас называли. Русские – это «железные ноги». 

О.Александр

- И хорошо! Вы знаете… хорошо – потому, что это закреплено – «железные ноги» – на генетическом уровне. Что для грека – яд, то для русского… 

А.Митрофанова

- Да. Ну, смотрите, какая история получается… Мы, когда, допустим, стоим или сидим, если совсем… там… устали – сейчас, я знаю, во многих храмах… 

О.Александр

- Ну, вот, кафизмы, допустим, дома тоже… человек может читать кафизмы сидя… 

А.Митрофанова

- Да, это – одно состояние… 

О.Александр

- А если акафист, то… постоять можешь. А если нет, то можешь и сидя почитать. 

Почему я говорю, что можешь взять молитвослов в кровать – это, конечно же, уже я… немножечко, так… утрирую. Это, немножечко… такое… вот… как бы, призыв к душе человека: если ты уже так не можешь, то возьми… но ты прочитай молитвы эти. Уже лёжа, уже лучше засни с этим молитвословом, но ты – прочитай. Это для того, чтобы человек помнил, что он должен нуждаться в Боге, что он должен помнить слова Христовы, что «блажени нищие духом», понимаете? Христос говорит, и благословляет этих людей, которые нуждаются в Боге – «ибо тех есть Царство Небесное». То есть, Христос говорит, кого Царство Небесное – того, кто нуждается в этом Царстве, того, кто нуждается в Боге, того, кто хочет быть рядом с Богом – того Царствие Небесное, а не тех людей, которые… вот… только думают о нём, но не стремятся туда попасть. Понимаете? Думать и стремиться туда попасть – это разные вещи. Необходимо усилие над собой, необходимо работать над собой, необходимо понуждать себя.  

И, вот, святые отцы очень часто… и… вот… Амвросий Оптинский очень часто и очень много в своих письмах говорит о том, что людям необходимо понуждать себя к молитве. А вот понуждение к молитве – это именно то! Человек не хочет молиться! У человека много было… там… проблем – и корову подоить, и двор убрать, и всё такое… и сил не хватало. И человек хотел… как бы… ослабить своё молитвенное… а он говорит: понуждать себя надо. 

И многие святые отца говорили именно о том, что нужно себя понуждать – то есть, делать определённое усилие воли… а если хотите – насилие над своей волей, чтобы достичь… 

А.Митрофанова

- Ну, сказано же, да, что «Царство Небесное силою берётся…» 

О.Александр

- Да, совершенно правильно. 

А.Митрофанова

- Я очень хорошо понимаю, о чём Лёша говорит… 

О.Александр

- И я понимаю, представляете? 

А.Митрофанова

- Да? Серьёзно? 

О.Александр

- Конечно! Конечно! А Вы думаете, я не понимаю? 

А.Митрофанова

- … 

О.Александр

- Но дело в том, что он говорит – с той стороны, а я говорю – с этой стороны. 

А.Пичугин

- Так, в этом и ценность нашего разговора! 

О.Александр

- Да… 

А.Митрофанова

- А я понимаю ещё то, что если не совершать это усилие, о котором Вы говорите, пойти по пути наименьшего сопротивления – это очень большой соблазн. Я говорю, как человек, который… 

О.Александр

- А такие – Царства Небесного не наследуют. 

А.Митрофанова

- Вот… я знаю это за собой очень хорошо… 

О.Александр

- А святые отцы говорят, что: «Если что-то не случилось в моей жизни – нет какого-то крестного… такого… спасительного страдальческого пути – что-то в моей жизни неправильно», – они говорили. Вот, что-то… всё хорошо, всё гладко… это что-то неправильно. Вот… надо, чтобы что-то случилось, чтобы какие-то были тяготы, чтобы это ради Христа потерпеть… но что-то должно быть для верующего человека такое, чтобы он с этим справлялся, и зарабатывал ключи в Царство Небесное. 

А.Митрофанова

- Об этом пишут монахи. Что касается семейных людей – здесь, вот, тоже важно правильно понять – это не значит, что нам друг другу, на пустом месте, надо устраивать какие-то сложности, потому, что: «Ах, как же так, если всё хорошо?» Если в семейной жизни всё «слава Богу», и очень хорошо – пусть это будет прекрасно! 

О.Александр

- Ой, до семейной жизни – это очень всё сложно!  

Вот, допустим, детям – научиться слушаться родителей. А родителям – перестать бить и насиловать детей. А сейчас, вот, столько… 

А.Митрофанова

- Уважать друг друга. 

О.Александр

- Уважать – это одно дело, понимаете? Сейчас вот очень много физического насилия – родители насилуют детей физически, морально, нравственно! Они… как бы… ломают психику детей, понимаете? Вот, это я вам говорю, как клинический психолог. 

А.Пичугин

- Тут мы выходим на важную-важную тему… 

О.Александр

- Да. 

А.Пичугин

- … о которой бы хотелось поговорить подробнее, но у нас, к сожалению, время программы подошло к концу – можем это сделать когда-нибудь отдельно. 

О.Александр

- Хорошо. 

А.Пичугин

- Спасибо большое! Спасибо за этот разговор – говорим мы архимандриту Алексанрдру Глобе. Отец Александр – клирик Городницкого Свято-Георгиевского мужского монастыря, врач, клинический психолог. 

Алла Митрофанова… 

А.Митрофанова

- … Алексей Пичугин. 

А.Пичугин

- Всего хорошего! 

А.Митрофанова

- До свидания! 

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Имена милосердия
Имена милосердия
Эти люди посвятили свою жизнь служению близким: не просто жертвовали на благотворительность, а посвящали всех себя добрым делам. Чьи-то имена мы помним до сих пор, чьи-то нет, но их стоит вспомнить.
Азы православия
Азы православия
В церковной жизни - масса незнакомых слов и понятий, способных смутить человека, впервые входящего в храм. Основные традиции, обряды, понятия и, разумеется, главные основы православного вероучения - обо всем этом вы узнаете в наших программах из серии "Азы православия".
Сюжеты
Сюжеты
Каждая передача состоит из короткого рассказа «современников», Божием присутствии в их жизни.
Герои моего времени
Герои моего времени
Программа рассказывает о незаметных героях наших дней – о людях, способных на поступок, на подвиг. Истории этих героев захватывают и вдохновляют любого неравнодушного человека.

Также рекомендуем