Москва - 100,9 FM

«Пятидесятница. Рождение христианской Церкви». Светлый вечер с прот. Олегом Стеняевым (25.05.2018)

* Поделиться

У нас в гостях был клирик храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках протоиерей Олег Стеняев.

Разговор шел о празднике Святой Троицы и о том, почему Пятидесятницу называют днем рождения христианской Церкви.


А. Пичугин

— В студии светлого радио приветствуем вас мы: я, Алексей Пичугин.

К. Мацан

— Я, Константин Мацан.

А. Пичугин

— Сегодня этот «Светлый вечер», ближайший час, вместе с нами и с вами проведёт клирик храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках, писатель, публицист известный, проповедник, миссионер, протоиерей Олег Стеняев. Здравствуйте!

Прот. Олег Стеняев

— Здравствуйте.

А. Пичугин

— Уже совсем скоро у нас День Святой Троицы — замечательный праздник, такой летний, зелёный, если мы, конечно, не про народные приметы, но всё равно в сознании большинства людей это украшенные, даже городские, храмы травой свежескошенной. Такой праздник начала лета: всё ещё впереди, с одной стороны — это он с одной стороны воспринимается так. А с другой стороны — это очень важное христианское событие, которое ещё называют днём рождения Церкви, которая фактически уже окончательно открывает перед нам двери Нового Завета. Расскажите, пожалуйста, отец Олег, что же это за день, почему мы говорим, что именно День Святой Троицы у нас завершает вот этот подготовительный период уже к вхождению человека в новозаветную Церковь.

Прот. Олег Стеняев

— Вы знаете, интересно, что в Святой Земле на Пасху собирали ячмень, а вот на Пятидесятницу собирали пшеницу. Пшеница — это образ людей, которые обращены в веру. То есть апостолы не смогли бы обратить такое количество людей и народов, если бы они не получили Духа Святаго, Который в День Святой Пятидесятницы и сошёл на них. Без Духа Святаго мы, в общем-то, плотские люди. И мы видим, какая радикальная перемена происходит в тех же апостолах. До этого, до принятия Духа Святаго, они были вполне плотскими людьми, они спорят: кто из них больший, кто из них меньший, кто справа от Иисуса Христа будет в Его Царстве, а кто слева.

А. Пичугин

— Мы и по Деянием апостолов, которые нам повествуют о том, что происходило уже после схождения Святого Духа на апостолов, видим, что они вполне земные люди со своими и разногласиями, каждый со своим характером.

Прот. Олег Стеняев

— Вы знаете, конечно, характер сохраняется, но в целом мы видим радикальные перемены. Например, когда угроза была, что их тоже могут схватить, они страха ради иудейского разбегаются, прячутся. А когда Дух Святой сходит на них, они выходят на улицы Иерусалима, начинают проповедовать открыто, и тысячи и тысячи людей обращаются. Это был уже совсем другой формат их духовного бытия. Поэтому всё, что происходило, это было приуготовление к тому, чтобы им принять Духа Святаго. Ведь Христос для чего пришёл на эту землю? Чтобы взять на Себя грехи мира, очистить людей и предуготовить их к принятию Духа Святаго. Дух Святой был на ветхозаветных пророках, но именно на них, но не в них. Как сказано, «никогда пророчества не изрекались по воле человеческой, но изрекали их мужи Божьи, будучи движимы Духом Святым». А в День Пятидесятницы исполнилось пророчество — «вселюся в них, будут ходить в них, буду их Богом, они будут Моим народом». То есть происходит такое соединение с Богом, когда любовь Божия изливается в сердца наши Духом Святым, как апостол Павел и пишет, что «любовь Божия изливается в сердца наши Духом Святым». Дух Святой — это дух любви. Давайте посмотрим, что говорил, например, святитель Григорий Великий: «Святой Дух Сам есть любовь». Так же мы можем найти нечто подобное и у Августина: «Он есть Святой Дух, и через Него Рождённый любим Рождающим, любит Своего Родителя». Вы знаете это о чём? О том, что Бог Отец любит Бога Сына, Бог Сын любит Бога Отца, и они находятся в общении друг с другом, и в Духе Святом. Если Сыну усвояется наименование «Логос» — «Слово», то Духу Святому — наименование «Любовь», он же «Утешитель», о Котором Христос говорит, что придёт Утешитель. Вот я прочитаю эти слова, это Евангелие от Иоанна (16:8): «Утешитель, пришед, обличит мир в грехе, что не веруют в Меня», — то есть Он будет утешением для людей, когда войдёт в их сердца.

К. Мацан

— Отец Олег, простите, я сразу хотел бы вас спросить здесь. Вот вы сказали, что Дух Святой — это дух любви, привели пример того, что это Утешитель. И те, кто знают даже самые такие базовые православные молитвы, знают молитву «Царю Небесный, Утешителю, Душе истины...», то есть это слово мы часто произносим. Но можем ли мы на самом деле до конца в принципе понять, что такое Дух Святой? Потому что очень легко же... вот кто-то сейчас нас слушает и: а, ну это — любовь, вот я люблю своего сына, свою жену, своих родителей. И вот ещё Дух Святой тоже любовь — что-то такое очень сентиментальное, чувственное, романтичное. И, может быть, очень прекрасное, но всё-таки, когда мы эти образы используем, говоря о Духе Святом, мы можем до конца постичь, что Он есть или это всё-таки некой тайной остаётся, и нам она недоступна?

Прот. Олег Стеняев

— Надо начать с того, что есть библейское определение слова «любовь»: любовь есть совокупность совершенств. То есть это совсем не то, что очень и очень многие люди понимают. Если десять разных человек остановить на улице, задать вопрос, что такое любовь, мы получим десять разных ответов, включая самые экзотические. А любовь в библейском понимании, это именно совокупность совершенств — такие гармонические взаимоотношения между, прежде всего, лицами Святой Троицы и между людьми, которые в Духе Святом могут иметь любовь и мир по отношению друг ко другу и быть источником утешения друг для друга. Это действие Божественной любви, конечно, любовь присуща и Отцу, и Сыну. Но сугубо, если за Отцом усвояется наименование именно «Отец», то Дух Святой — это именно «Любовь» и «Утешитель», как Сын есть «Слово» — «Логос». Поэтому, конечно, всё, что имеет Отец, имеет Сын, всё что имеет Сын, имеет и Дух Святой и так далее, потому что у них одна Божественная сущность. Когда мы говорим о Духе Святом — это именно любовь Божия, которая излилась в наши сердца, и именно Духом Святым. Действие Божества по отношению к людям — это нетварная Божественная энергия, которая, проникая внутрь нас, нас преображает. Собственно говоря, мы чем живём? Мы живём Таинствами, а все Таинства совершаются Духом Святым.

А. Пичугин

— Мы так начали всё-таки с высоких мотивов, наверное, не лишним будет напомнить слушателям, как это происходило, как это описано в Библии.

Прот. Олег Стеняев

— Хорошо, я прочитаю этот текст.

А. Пичугин

— Даже, может быть, лучше или краткую цитату, или вот как-то сами расскажите.

Прот. Олег Стеняев

— Да, конечно. «При наступлении дня Пятидесятницы все они были единодушно вместе». А выше сказано, что они были в общении с Девой Марией. Кстати, она первой приняла Духа Святаго из всех людей, поэтому Дамаскин и Владимир Лосский обращают внимание на то, что у неё было двойное снисхождение на неё Духа Святаго. «При наступлении дня Пятидесятницы все они были единодушно вместе. И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святаго, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать». И когда они выходят на улицу — уже не было никакого страха иудейского, они же находились в Сионской горнице, — то люди со стороны думали, что они упились сладкого вина, хотя это было утро и не принято было в такое время выпивать. И Петру пришлось объяснять: «Мы не пили вина. Это исполнилось то, о чём говорили ещё ветхозаветные пророки». Поэтому Дух Святой — это ещё и радость. Радость о Духе Святом — это радость удивительного общения с Создателем. Кстати, в книге Второзаконие сказано, что Бог не принимает исполнение заповедей, если они не исполняются с радостью и весельем. И более того, Бог говорит, что если вы исполняете Мои заповеди без радости и веселья, вы истребитесь с собственной земли, Я вас прогоню. То есть Богу не нужны такие служители, которые служат Ему не в Духе. А сказано «Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны служить в духе и истине». «В духе» — это в радости, это в любви, по отношению к другим людям это любовь, проявляющая утешение.

К. Мацан

— А как эта категория, это богословское понятие, в принципе это явление «Святой Дух» соотносится с тем, что мы обычно называем «благодатью»? Вы сказали, что Он проникает в нас и меняет нас Божия любовь проникает в нас. Мы часто слышим, что благодать сошла, преобразила и так далее. Как эти вещи связаны? Как это попытаться понять такому простому, неискушённому в богословии человеку?

Прот. Олег Стеняев

— Благодать — это нетварная Божественная энергия, которая способствует нашему спасению. И в домостроительстве нашего спасения она приближает нас к обожению — это токи божественных энергий, которые нас реально меняют. Как я уже сказал, что Духом Святым совершаются все Таинства Церкви. А Таинства Церкви для нас значат очень много, потому что мы не можем спастись своими собственными какими-то ресурсами. И Христос поэтому и говорил: «Лучше будет для вас, если Я уйду к Отцу, умолю Отца, и Он пошлёт вам Духа Святаго, Который научит и наставит вас на всякую правду и напомнит все слова, которые Я говорил». То есть это преимущество христиан — иметь Духа Святаго. Потому что, когда Христос жил на земле во плоти, как бы общение с Ним было ограничено Его плотью, скажем так. То есть надо было приехать, чтобы Его увидеть, в Иерусалим или в Вифлеем, или куда-то ещё — волхвы там два года добирались до Вифлеема. А когда действие Духа Святаго — это совсем другой формат общения с Богом. Сказано «Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а откуда приходит, куда уходит — не знаешь». То есть это действие, которое не ограничено никаким пространством, поэтому Христос видел в этом для нас преимущество. И Он говорил: «Лучше для вас, если Я умолю Отца, и Он пошлёт Духа Святаго, Который научит и наставит вас на всякую правду». Поэтому Дух Святой — это наш Учитель, но в то же время Дух Святой — это Божественная Личность. Вот это надо понять. Как Бог Отец есть Божественная Личность, как Бог Сын есть Личность, Дух Святой есть Личность. Как мы это распознаём? Христос говорит, что хула на Духа Святаго не простится ни в сём веке, ни в будущем. Собственно говоря, оскорбить можно личность, нельзя оскорбить электричество или поток воды, который с водопадом низвергается на землю. А это именно Божественная личность, и мы верим в Триединого Бога — это Ипостась Отца, Ипостась Сына, Ипостась Духа Святаго. И, конечно, у Них общая Божественная сущность, но это Личности.

К. Мацан

— Протоиерей Олег Стеняев — клирик храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках сегодня проводит с нами этот «Светлый вечер». Мы говорим о приближающемся празднике Пятидесятницы, о празднике Троицы или, как его ещё называют, Дне сошествия Святого Духа на апостолов. Вот я хотел бы, если позволите, сейчас от вещей таких высокобогословских перейти к одной очень практической вещи. Вот те, кто через несколько дней пойдут в храм, если пойдут, на службу, увидят там и столкнутся с тем, что будет во время службы очень длинная молитва на коленях.

А. Пичугин

— Если он, конечно, достоит.

К. Мацан

— Да, если человек пойдёт, достоит и она будет. И вот что она означает, зачем она нужна и какой в ней смысл для себя нужно найти, чтобы её выстоять, если угодно, вытерпеть? Потому что мы вытерпеть мы можем то, в чём видим смысл. Как себя к этому, если угодно, приготовить?

Прот. Олег Стеняев

— Надо вспомнить, во-первых, почему украшаем мы храмы в этот день зеленью: и берёзки там, и трава везде.

А. Пичугин

— Многие ругаются, что вот, дескать, это язычество такое!

Прот. Олег Стеняев

— На самом деле это то, что связано с ситуацией под Мамврийским дубом. Патриарх Авраам был первым человеком, который сподобился явления иконы Троицы в лице трёх Ангелов, которые пришли к нему.

К. Мацан

— Иконы всё-таки не в нашем современном понимании — не полотна в рамке. Давайте поясним!

Прот. Олег Стеняев

— Имеется в виду икона как образ: он увидел трёх Ангелов, которые были иконой Троицы. Это Ангелы были, но в них он распознал тайну Святой Троицы. И Авраам сидел около входа в свой шатёр под Мамврийским дубом. И вот в память об этом мы украшаем зеленью весь наш храм, чтобы как бы пережить вот это состояние под Мамврийским дубом, когда человек из плоти и крови созерцал вот эту икону Троицы в явлении трёх Ангелов. И он видит трёх, но когда бежит и кланяется, приветствует одного — Господа. То есть ему раскрылась тайна и Триединства Божественного. Это видно из текста, в том числе на языке оригинала — на иврите. И мы вспоминаем это событие. Авраам почему сподобился явления Троицы? Он не просто так сидел под Мамврийским дубом при входе в свой шатёр — он смотрел, не пойдут ли какие путники, которых можно пригласить в гости. Он был очень гостеприимный человек. Ещё апостолы писали, что некоторые, проявляя гостеприимство, оказали помощь ангелам, то есть приняли ангелов в свои жилища. И он сидел, в очень болезненном состоянии пребывая, потому что он только недавно был обрезан, а это был где-то третий день после обрезания, когда сильное воспаление — когда жара, то воспаление усиливается. Но он не оставил своего служения странноприимства, и когда он видит трёх, он бежит к ним навстречу. Я думаю, бегать в таком состоянии было очень тяжело. Потом он бежит в поле к стадам — там даёт команду. Бежит потом к женщинам, там несколько раз говорится: бежит, бежит, бежит. А это человек, которому 99 лет — вот это надо понять. Он проявил такую любовь, и любовь Божественная, любовь Трёх, явилась ему. Почему для нас, христиан, очень дорог догмат о Святой Троице? Потому что мы не верим в одиночество Бога. А если Бог есть любовь — но это абсолютная единица, — тогда до сотворения мира эта любовь по отношению к кому? К Себе? Тогда Бог — источник эгоизма. А мы говорим, что предвечная любовь — это любовь Трёх: Бог Отец любит Бога Сына, Бог Сын любит Бога Отца, Бог Отец имеет жизнь в Самом Себе, Сын имеет жизнь в Самом Себе — Ипостась. И любовь Обоих — это Ипостась Духа Святаго, о чём Григорий Великий пишет и Августин, и другие отцы: что это как бы сущностное проявление Божественной любви. И когда преподобный Сергий выбирает наименование для обители, он берёт что? Наименование Живоначальной Троицы, потому что это символ единства в любви. Как Христос говорит: «Будьте едины, как Я един с Отцом». А как Он един с Отцом? — в Духе Святом. Это был призыв к единству разрозненным княжествам русским, чтобы они под священной хоругви Живоначальной Троицы обрели бы единство друг с другом, к чему и призывает Христос, словами «будьте едины, как Я един с Отцом». И смотрите, в Евангелии от Иоанна Христос говорит: «Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя», — то есть другого после Меня, то есть Христос тоже был Утешитель. «Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа истины». И далее: «Лучше для вас, чтобы Я пошёл, ибо, если Я не пойду, Утешитель не придёт к вам, а если пойду, то пошлю Его к вам...»

А. Пичугин

— Я понимаю, что это, наверное, сейчас как-то не совсем в контексте нашей программы, но раз уж мы говорим о Троице как таковой: часто возникает путаница у людей, которые сталкиваются с понятием Святой Софии, Премудрости Божией, которую, помните, наверное, естественно, знаете, что в начале двадцатого века вообще как четвёртую ипостась... наверное, это имело корни в более древней истории. Вот тут, наверное, стоит пояснить, что это такое, почему это является заблуждением. И что такое София, Премудрость Божия, почему она не может быть четвёртой ипостасью.

Прот. Олег Стеняев

— Премудрость Божия — это Христос. Мир создаётся Божественным Логосом: Бог Отец творит мир Божественным Словом, речениями: «да будет свет. И стал свет», «да будет твердь. И стала твердь». То есть Бог Отец творит мир Сыном, при действии Духа Святаго, сказано: «И Дух Божий носился над водою». Это дело лиц Святой Троицы. Кстати, когда мы говорим...

А. Пичугин

— Простите, всё-таки чтобы закончить: а София что же такое? И чему посвящён, скажем, храм в Стамбуле или здесь, на Софийской набережной?

Прот. Олег Стеняев

— Это символическое выражение Божественной премудрости, выразителем которой всегда являлся Христос. Но премудрость — это ещё и добродетель некая. И провозглашается важность этой добродетели, как сказано: страх Божий — начало премудрости. То есть прояви богопочитание и проявишь премудрость. А сторонники софиологии пошли каким путём? Они взяли гностическое видение премудрости как некой такой надмирной субстанции, которая доступна интеллектуалам, то есть простой народ не распознаёт это, конечно, а вот избранникам, особым людям... Это ещё Владимир Соловьёв касался этой темы.

А. Пичугин

— Да, то была, по-моему, одна идея с посвящениями, с тайным знанием...

Прот. Олег Стеняев

— Это всё уходит корнями к учению человека, который был осуждён Римо-католической Церковью, это Иоахим де Флорский, который учил, что была эра Бога Отца, потом наступила эра Бога Сына, а вот идёт эра Духа Святаго, и будет Новый Завет — завет в Духе Святом. Католическая Церковь осудила этого спиритуала Иохима да Флорского. И у нас почему-то как-то увлекались этими мыслями. Но у нас, как говорится, многие наши интеллигенты жили по принципу «хорошо там, где нас нет», и всё чужое их очаровывало, они там все медиевистикой увлекались. И не просто медиевистикой, а именно вот всякими ересями, которые были в Раннем Средневековье. Но Церковь осудила, кстати, учение о Софии — вот эту софиологию. Крайнее выражение этой софиологии нашли даже у маститого протоиерея своего времени, философа, богослова — у отца Сергия Булгакова, он тоже провозглашал принципы софиологии.

А. Пичугин

— Но и он человек того же времени, что и Соловьёв, практически.

Прот. Олег Стеняев

— Да, но он в своё время принадлежал к группе легальных марксистов — он был неверующим.

А. Пичугин

— Ну после семинарии, да, он стал марксистом.

Прот. Олег Стеняев

— Легальными марксистами называли профессуру, которые проповедовали вот эти идеи Маркса, но к революции никого не призывали. А потом он переживает обращение к Богу. И когда Сергий Булгаков вспоминал — сильное впечатление на него произвела «Сикстинская Мадонна», когда он наблюдал эту картину, будучи за границей. Но другой очень мощный толчок — когда его то ли Бердяев пригласил на крестный ход где-то в Подмосковье. И он был настолько поражён крестным ходом — а он мальчиком в детстве участвовал в крестных ходах, — у него как бы все чувства всколыхнулись. Но он считал, что он не может рукополагаться при царизме, потому что он оставался немножко марксистом. И только когда самодержавия не стало, тогда он принимает решение рукополагаться. То есть тогда было очень много вольнодумия. И для нас Премудрость Божия — это всё-таки Божественный Логос-Слово. Здесь людей иногда смущает, что, когда в Писании на греческом языке говорится о Духе Святом, говорится всё-таки в женском роде, если мы читаем на греческом оригинале.

А. Пичугин

— А почему так?

Прот. Олег Стеняев

— Особенность языка. И это связывали как раз с Софией, и начинали разыгрывать эту идею Софии как некоего женского начала. Но это уже граничило с чем-то таким непонятным, хотя в Боге, конечно, нет ни мужского, ни женского: Бог — это Дух, который Вездесущ, Всеведущ, Всезнающ. Но есть как бы те рамки, в которых очерчено в Писании, как мы воспринимаем Бога. И ведь Библия говорит с нами на нашем языке, учитывая наш понятийный аппарат. И если Бог — это Отец («Отче наш» — мы молимся), то очевидно, что это не мать. Хотя Отец, конечно, в таком метафорическом смысле, но это библейская метафора, это состоявшаяся в литургической молитве «Отче наш» библейская метафора, у нас нет смысла её отменять. А сейчас, например, на Западе делают издания Библии феминистские организации, где вообще убирают понятия пола. Они говорят в третьем...

А. Пичугин

— Но не всякий язык это позволяет. Хорошо, если это английский, но далеко не всякий язык — греческий, например.

Прот. Олег Стеняев

— Может быть, они говорят: это что, что-то там, кто-то там, кого-то мы ищем. Но в любом случае это спекулятивный такой подход, потому что взаимоотношения между мужчиной и женщиной — это есть икона взаимоотношения Христа с Церковью. Сам Христос являет пример любви, и апостол настаивают: «Как Христос любит Церковь, так вы, мужья, любите своих жён». Поэтому есть мужское начало и женское начало, в подчинённом и зависимом. Кстати, на еврейском языке... вот на русском языке мы говорим «мужчина», «женщина» — слова как бы не связаны, а вот на священном языке они очень связаны. Мужчина — это «иш», а женщина это «иша», дословно переводим: то есть «мужнина», то есть несамостоятельная.

А. Пичугин

— Принадлежность, несамостоятельная, да.

Прот. Олег Стеняев

— То есть это производная от «иш»: она — «иша», «мужнина».

А. Пичугин

— Мы напомним, что в гостях у светлого радио сегодня протоиерей Олег Стеняев — клирик московского храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках, писатель, публицист, миссионер. Я — Алексей Пичугин, мой коллега Константин Мацан тоже здесь, в этой студии. И вернёмся через минуту.

К. Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. Ещё раз здравствуйте, дорогие друзья. В студии мой коллега Алексей Пичугин, я — Константин Мацан. С нами сегодня в студии протоиерей Олег Стеняев — клирик храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках. Мы говорим о приближающемся празднике Пятидесятницы — празднике Святой Троицы. И всё-таки пока я не услышал ответа на свой вопрос, мы просто не дошли как-то до этого, с такого разгона начали об этом говорить. Вот через два дня будет в храмах праздничная Литургия, которая будет собой завершать период, начавшийся на Пасху, когда в храмах не совершают земные поклоны, коленопреклонённые молитвы не совершаются. Вот мы будем, те, кто пойдут в храм, те, кто, как справедливо Лёша заметил, достоят, дождутся...

А. Пичугин

— Даже Литургия, потом перерыв, потом вечерняя служба, и только в середине вечерней чин с коленопреклонёнными молитвами.

Прот. Олег Стеняев

— Но это в первой половине дня всё равно происходит.

К. Мацан

— Да. Вот как к этому себя готовить и зачем, собственно говоря, это нужно?

Прот. Олег Стеняев

— А вы знаете, вы сами ответили на этот вопрос: вы сказали, что завершается период праздников, который начался с Пасхи. Пасхальный период — это когда Христос неожиданно среди нас. Он воскрес, воскрес нас ради человек и нашего ради спасения, имея в виду нас, живущих в Москве, живущих в Питере, в Орехово-Зуево или где-то ещё. И мы переживаем присутствие Христа. Помните: ученики Иисуса Христа не постились? И к ним придирались фарисеи и спрашивали у Христа, почему они не постятся. А он говорит: «Доколе с ними Жених...» — ну кто же будет поститься за брачным столом? Так вот, весь этот период пасхальный — это радостный такой мессианский пир, торжество. Но это торжество подходит к концу. Мы уже на Вознесение не поём «Христос Воскресе», теперь какая-то пауза, ожидание, явление Духа Святаго. А потом — сказано, что когда отнимется от них Жених, тогда будут поститься, и коленопреклонения совершать — но это одно как бы вытекает из другого, потому что пост — это особая молитва, особая форма поклонения перед Богом. Как сказано, что апостолы после Вознесения Христа пребывали в храме, благословляя, прославляя Бога. А эти благословения, прославления (по-еврейски «баруха») предполагали в некоторых случаях и поклоны в храме. Сейчас, кстати, евреи не совершают поклонов земных, потому что у них храма нет, и они боятся не туда поклониться. А мы верим, что Дух Святой везде — дышит, где хочет. Поэтому мы на всяком месте можем совершать поклонения, и мы их совершаем. И первые поклоны земные — это коленопреклонённые молитвы, которые читают священники, а весь народ стоит на коленях. То есть мы входим как бы в период подвигов духовных, когда нам самим надо употреблять некие такие усилия веры. Мне кажется, сегодня очень важно вспомнить известное изречение Серафима Саровского. Он говорил, что смысл жизни христианина — стяжание благодати Духа Святаго. Он считал, что посты и молитвы — это всё важно, но всё-таки главная цель — стяжать благодать Духа Святаго. А первое излияние на христиан происходит Духа Святаго именно в день Пятидесятницы. Это действительно настоящий день рождения Церкви.

К. Мацан

— Вот тут я не могу не спросить: мы уже сегодня в первой части нашей программы говорили о нашей вере в Троицу, в Троичного Бога, в Бога, единого в трёх Лицах, единого в трёх Божественных Личностях: Бог Отец, Бог Сын и Святой Дух. Вот тот, кто об этом размышляет, мне кажется, неминуемо наталкивается на такие вопросы, как: так всё-таки, грубо говоря, с чем в первую очередь связана моя жизнь как христианина? Вот знаменитая фраза, которую вы привели, Серафима Саровского о необходимости стяжать благодать Святого Духа. И, может быть, я сейчас очень такой как бы странный или грубый вопрос задаю, но вот почему-то он у меня иногда возникал, даже до сих пор я пытаюсь с этим разобраться для себя как-то и осмыслить: а Христос, а Бог Отец, Который как бы главный над Ними? А вот если я сейчас так увлекаюсь, грубо говоря, Святым Духом, то где остальные Лица Троицы для меня? Как вот в этом всём мне ориентироваться? Если мы знаем, что главное в Церкви — Христос, а тут мне говорят, что Святой Дух очень важен, а над Ними Бог Отец, какую-то тут, получается, надо выстраивать иерархию. Вплоть до того, что один мой знакомый реально спрашивал и себя, и себе он этот вопрос задавал, и мы с ним это пытались для себя обсуждать: вот у нас в молитвослове есть молитва Богу Отцу, потом — молитва Христу, молитва Святому Духу. Получается, мы когда молимся Святому Духу, мы другим не молимся в это время? Вот как в этом всём ориентироваться?

Прот. Олег Стеняев

— Это очень хороший вопрос. На самом деле, отцы говорят, что так как всё, что имеет Отец, имеет и Сын, и Дух Святой, то обращаясь к любому Лицу Святой Троицы, мы предполагаем и два других Лица — это неизбежно.

А. Пичугин

— Тут уж я вопрос тогда Костин расширил до того, что мы обращаемся к различным святым с просьбами — не проще ли тогда к ним не обращаться, а обращаться напрямую к Богу? Тем более, что, если мы обращаемся к любому Лицу Святой Троицы, обращаемся к каждому из Них.

Прот. Олег Стеняев

— Сказано, что мы должны уважать своих предстоятелей в Господе. У нас есть земные предстоятели, которые молятся за нас, и есть небесные предстоятели. И в Апокалипсисе говорится, что Ангел нёс кадильницу, которая была полна молитвы святых. И мы видим, что даже находящийся в аду богач, переживал за своих сродников, когда умолял Лазаря, чтобы он явился к ним и как-то им помог. Давайте всё-таки вернёмся к тому вопросу, который вы задали. Иисус Христос, Сын Божий, воплощается на земле по воле Отца, сказано: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына, — Сына отдаёт Отец, — дабы всякий верующий в него не погиб, но имел жизнь вечную». Сын приходит во имя Отца, Он говорит: «Я пришёл не во имя Своё, а во имя Отца. А тот, кто придёт во имя своё — его примете». Тот, кто приходит в своё имя — Антихрист. Христос говорит: «Лучше для вас, если я пойду к Отцу, умолю Отца, — мы видим действие уже Сына по отношению к Отцу, а потом действие Отца по отношению к Духу Святому, — и Он пошлёт Духа Святаго, Который научит и наставит вас на всякую правду». То есть в деле домостроительства нашего спасения и восстановления всецелого благодати Духа принимают участие и Отец, и Сын, и, конечно, Сам Дух Святой. Поэтому мы говорим о том, что как при сотворении мира: «В начале сотворил Бог...» — Бог творит мир Словом, а Дух Святой носится над водами. И при сотворении второго мира (второй мир — это когда Христос является народу на Иордане) Иоанн Креститель созерцает: Сына Божия, стоящего в струях Иордана; Духа Святаго, как при сотворении первого мира, Который носится над водами; из осеняющего облака слышен голос Бога Отца. Таким образом и сами христиане — мы крещены во имя Отца, Сына и Святого Духа — так заповедал Христос. Таким образом, вся Святая Троица участвует в домостроительстве нашего спасения. Мы, православные, скажем так, не принадлежащие к старообрядческим течениям, крестимся тремя перстами. А старообрядцы крестятся двумя перстами, им кажется, что в этом есть своя логика. Они говорят: «Ну не Троицу же распяли на Кресте. А почему мы же вы Троицей осеняете себя крестным знамением?»

А. Пичугин

— А там разве есть разница? Либо так две природы и Троица... вернее, либо так Троица и... что?

Прот. Олег Стеняев

— Мы прикасаемся соединёнными тремя пальцами ко лбу — они символизируют Троицу.

А. Пичугин

— Да, и две природы: божественную и человеческую.

Прот. Олег Стеняев

— Два пригнутых пальца символизируют божественную и человеческую природу, а старообрядцев...

А. Пичугин

— Да, наоборот.

Прот. Олег Стеняев

— У них на первом месте богочеловеческая природа Христа, и тайна Троицы...

А. Пичугин

— Неужели в этом есть какое-то различие?

Прот. Олег Стеняев

— У них есть такое рассуждение, что, действительно, не Троица как бы распялась. Так вот, наши богословы доказывали, что Сын Божий умирает на Кресте по воле Отца, Он приносится в жертву, Сам есть Тот, Кто приносит эту жертву и Кто её приемлет. Но усваиваются все эти действия Христа нам Духом Святым, через Таинства. Церковь наша в 1971 году на Поместном Соборе, Московский Патриархат объявил, что эти обряды равноблагодатные: человек может креститься двумя перстами или тремя перстами — мы этот вопрос сейчас не считаем каким-то напряжённым вопросом. Но здесь очень важно понять, что домостроительство спасения — это действие Бога, именно Бога как Троицы, когда и Отец, и Сын, и Дух Святой принимают участие в деле нашего спасения и исправления. Так вот, что же такое стяжание благодати Духа Святаго? Вот этот вопрос очень важный. Я как-то рассказывал: однажды ко мне один знакомый, какой-то такой эзотерик, пришёл, говорит, что он поедет в Дивеево и поделится впечатлениями. Потом он звонит мне прямо из Дивеево и говорит: «Я тут стяжаю благодать Духа Святаго!» Я говорю: «А как?» Он говорит: «Я тут сел под деревом, тут Серафим Саровский ходил, я в позе лотоса, у меня все чакры раскрылись, и прямо благодать потоком через меня льётся».

А. Пичугин

— Я думаю, у всех нас есть такие знакомые, да.

Прот. Олег Стеняев

— Таких хватает людей, как правило, это бывшие технари — их что-то тянет на что-то такое абстрактное. Так вот, что такое стяжание благодати Духа Святаго? Как я уже говорил, все Таинства Церкви совершаются Духом Святым. И мы стяжаем благодать Духа Святаго в Таинствах Церкви: когда нас крестят, исповедают, особенно когда мы причащаемся. Это и есть стяжание благодати Духа Святаго — рачительно относиться к каждому Таинству и оберегать ту благодать, которую мы получаем через то или иное Таинство. Как сказано в Книге Притч: «пусть источники твоего колодца не растекают по улицам города. То есть стяжать благодать — это рачительно относиться к тому, что мы получаем через Таинства Церкви. Человека освящают не только Таинства: молитва, коленопреклонение, освящение водой святой, когда человека окропляют, когда сам человек прилагается к иконам, к мощам — это тоже соприкосновение с благодатью. И считается, что вот эти действия, не связанные с Таинствами, они очищают человека от простительных, не смертных грехов: человек может что-то забыть, например. Серьёзный грех-то человек помнит, а вот какие-то такие незначительные поступки... но вот здесь всё отшлифовывается в его жизни. Поэтому надо прямо сказать, что в Церкви есть все необходимые условия для спасения. И это та самая благодать, которая непрерывным потоком изливается на нас. Причём благодать непрерывным потоком изливается и на всех остальных людей: на неверующих, на мусульман, на иудеев. Но это немножко другая благодать — это призывающая благодать. Призывающая благодать — это когда Христос стоит у двери и стучит, как сказано в Апокалипсисе, и кто откроет, примет Его, тот спасётся. Призывающая благодать воздействует на всех людей, но она не является спасительной благодатью — это призыв, на который человек должен ответить согласием или несогласием, не дай Бог. А когда он отвечает согласием, он идёт в церковь, крестится. И тут уже действие освящающей благодати. А вот освящающая благодать — спасительная благодать, без неё человек не может обрести дар спасения. Как ученики спросили Христа: как спастись? Он им сказал, что человекам это невозможно, но не Богу, ибо Богу всё возможно.

К. Мацан

— Сразу вспоминаю историю такую смешную, которую как-то из уст в уста передают, когда монах в каком-то дальнем монастыре получал заочное богословское образование. И на контрольной работе отвечал на вопрос о типах благодати — ему такой вопрос попался. Контрольную работу нужно было написать и отправить по адресу в монастырь или куда-то там туда, где он учился. И вот он написал в ответе: «Горе вам, отец Преподаватель, что вы в своём вопросе разделяете единую и великую Божию благодать на подгруппы, на классификации и так далее!»

А. Пичугин

— Это стало концом получения его образования.

Прот. Олег Стеняев

— Да, на такие темы лучше с преподавателями не спорить. Я однажды попробовал поспорить — были проблемы. На самом деле ситуация немножко иначе. Вот сказано, Господь является Моисею и говорит: «Я Бог Авраама, Исаака, Иакова». И древние экзегеты задавались вопросом: а разве у Авраама другой Бог, нежели у Исаака, разве у Исаака другой Бог, нежели у Иакова? И ответ такой: опыт Богообщения Авраама неповторим, как и опыт Богообщения Исаака неповторим, и опыт Богообщения Иакова неповторим, и ваш опыт Богообщения тоже неповторим, как и мой опыт. Сказано, что Господь многоразлично и многообразно являет Себя в этом мире, поэтому действие, призывающее благодать, это проявление божественного многообразия в попытках достучаться до нас. Смотрите, как Христос исцеляет людей: на одного руки возложил, другому только слово сказал, для третьего плюнул на землю, сделал брение, намазал лицо и отправил в паломничество к Силоамской купели. То есть действительно Бог по-разному пытается достучаться до нас, прежде всего потому, что мы разные и к каждому надо подобрать свой ключик, который поможет открыть наше сердце навстречу освящающему действию благодати Божественной любви.

А. Пичугин

— Я напомню, что сегодня в гостях у светлого радио протоиерей Олег Стеняев — клирик храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках. Отец Олег, а я правильно понимаю, что если человек, который какое-то время вёл церковную жизнь и потом перестал ходить в храм, перестал приступать к Таинствам, может постепенно всю эту благодать полученную постепенно растерять? Или же нет? Или она получается, и всё равно какую бы он жизнь не проводил в дальнейшем, забыл ли он Церковь или вообще был единожды при крещении только погружён троекратно в купель и с тех пор почти до конца дней своих ни разу в храм не заходил и не размышлял о Христе, о Христианстве, — он всё равно что-то, какую-то печать, «печать дара Духа Святаго» говорит священник, помазывая человека на крещении, всё равно на нём остаётся?

Прот. Олег Стеняев

— Да, действительно, когда человека крестят, священник помазывает его освящённым миром, это есть крещение от духа Святаго, и говорит: «Печать дара Духа Святаго». И смысл жизни христианина — раскрывать эти печати на протяжении своей жизни. Но человек может потерять благодать. Апостол Павел пишет: «Духа не угашайте, пророчества не уничижайте», — то есть человек может угасить, значит, дух.

А. Пичугин

— Может окончательно, совсем, как не было?

Прот. Олег Стеняев

— Считается, что окончательно всё равно не сможет. Если бы человек мог бы окончательно угасить действие Духа Святаго, тогда Таинство миропомазания повторялось бы. Но в Церкви, в классической теологии, считается что Таинство миропомазания не повторяется. Вот у нас, например, есть неповторяющиеся Таинства, а есть повторяющиеся. Так вот, неповторяющиеся — это печать, которая всё-таки неизгладима. Иначе трудно объяснить, почему тогда нет продолжения. Вот крещение — у нас единокрещение, но у нас исповедь называется вторым крещением.

А. Пичугин

— Но это народное уже.

Прот. Олег Стеняев

— Это литургический текст, это то, что связано с Требником. А миропомазание — это некая такая печать, которая даётся. Кстати, в Апокалипсисе говорится о двух печатях. У нас в основном рассуждают о печати Антихриста. Но там говорится о печати Божией. И вот Божия печать — это именно миропомазание. Но человек может угасить в себе действие вот этой благодати настолько, что он превращается в какую-то противоположность этой благодати: когда человек называет себя христианином, но не проявляет любовь к Богу и к ближнему — в таком раздражённом каком-то состоянии. Это уже не имеет никакого смысла для спасения. Бог не принимает точное исповедание веры, не соединённое с любовью в Духе Святом. Точно так же, как Бог не принимает любовь, не соединённую с точным исповеданием веры. А то, что человек может иметь все догматические знания, но при этом никакой пользы от этого не получить — 13-я глава Первого послания к Коринфянам, сказано: «Имеешь всю веру и всё познание, а не любви не имеешь — нет тебе в том никакой пользы». А с чего мы начали сегодняшнюю беседу? — любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам.

А. Пичугин

— Предположим, священник — если он ведёт не совсем, скажем так, праведную жизнь, но при этом он совершает Таинства, всё равно является определённым проводником вот этой благодати, как тогда быть с его личностью?

Прот. Олег Стеняев

— Франсуа Мориак в своей книге «Во что я верю» пишет, что неважно, по каким трубам вода поступает в наши жилища: они могут быть золотыми, они могут быть серебряными, но чаще это просто ржавые трубы в старых домах, но вода течёт, течёт, течёт, ржавчина проходит и светлая вода остаётся. То есть на самом деле мы очень большую роль выделяем священникам, а они — инструменты в руках благодати. И благодать действует через них даже тогда, когда они недостойны. Например, Христос говорит: «На Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак, всё, что они велят вам делать, делайте, но по делам их не поступайте, ибо они говорят, но не делают». Смотрите, вот мы скажем, что священник недостоин совершать службу — это ошибка. Знаете, какая ошибка ещё более значительная, граничит с богохульством? — а этот священник достоин совершать Таинство. Вот это уже богохульство уже. Кто может быть достоин низводить на хлеб и вино Христа в явлении Его Плоти и Крови? Никто не достоин. И мы, священники, со страхом Божьим и верой приступаем к совершению Литургии, точно так же, как и миряне приступают к Причастию со страхом Божьим и верой. Варлаам Хутынский, хотя он был священником, всячески отказывался от службы. И однажды на Пасху в монастыре не оказалось священника, и его заставили служить. Он отслужил, потом, весь обливаясь слезами и потом, в трепете, сказал: «Как вы служите? Я не понимаю!»

К. Мацан

— Каждый день к тому же ещё.

Прот. Олег Стеняев

— То есть он как будто огонь божественной благодати вкушал внутрь себя.

К. Мацан

— Мы сегодня много говорили о догмате Троицы, вы сейчас упомянули верное учение, то есть точное изложение православной веры. Человек, который задастся вопросом: почему же всё-таки у нас есть православные католики, — так или иначе натолкнётся на то, что называется «филиокве». Такая, казалось бы, сложная тема — сейчас объясню, почему казалось бы: что вот православные верят, что Дух Святой исходит от Отца через Сына; а католики, как это принято замечать, верят, что и от Сына тоже. Вот «от Сына тоже» есть то, что по латыни звучит как «филиокве». И казалось бы так, со стороны, что это какая-то, в принципе, догматическая мелочь, если угодно. Почему из-за неё ломались копья, почему она такая принципиальная? Это даже не про историю, не про геополитику и разделение Церквей. А почему для православных так важно этого исповедания держаться — что Дух исходит не от Сына тоже, а от Отца через Сына?

Прот. Олег Стеняев

— В «Православном догматическом богословии» святителя Макария говорится о двух исхождениях Духа Святаго. Первое исхождение — это предвечное исхождение, оно только от Бога Отца. А вот историческое исхождение и от Отца, и от Сына, но в греческой традиции правильнее говорить «через Сына». Ведь когда Иоанн Креститель говорил о Христе, он говорил: «Он будет крестить вас Духом Святым и огнём». Но действие Христа по отношению к благодати Духа Святаго, когда Он идёт к Отцу, умоляет Отца и Тот посылает Духа Святаго, — это действие в историческом развитии событий. Поэтому в «Православном догматическом богословии» Макария отличается предвечное схождение от исторического явления. Вот в день Пятидесятницы Дух Святой не сошёл бы ни на кого из апостолов, если бы Сын Божий не умер на Кресте, не очистил бы их Своей Кровью и не обеспечил для них Духа Святаго, взойдя на небо и умолив Отца, Который послал Духа Святаго. Поэтому Иоанн Креститель и говорит о Христе: «Он будет крестить вас Духом Святым и огнём». Огонь в некоторых случаях экзегеты относят к огненными языкам, которые в день Пятидесятницы сошли на апостолов.

К. Мацан

— А чем это, в таком случае, отличается от католического вероучения, которое, повторюсь, вроде бы мы не принимаем?

Прот. Олег Стеняев

— Мне кажется, что католики настаивают на предвечном исхождении Духа Святаго и от Отца и от Сына. Насколько я понял католическую догматику — вот читал их Катехизис, чтобы разобраться в этом вопросе. Но проблема заключается в том, что мы находим Святых отцов, которые верили в исхождение Духа Святаго и от Отца и от Сына. Это Августин, это Григорий Великий, это не только Западные отцы, это и Восточные отцы: мы можем найти нечто подобное у Афанасия Великого — это уже Восточный отец, и у других. Что интересно, древние Вселенские Соборы почему-то не разбирали этот вопрос — ни один из Вселенских Соборов не внёс его на повестку дня, а мы с третьего века можем найти вот этот, скажем так, теологумен — частное богословское мнение, что Дух Святой не только от Отца, но и от Сына. Но держимся точной библейской фразы: вот сказано, что Отец пошлёт Духа Святаго, и мы не добавляем никакое филиокве, потому что мы настаиваем на верности, что называется, букве Писания — и в этом как бы отличие.

К. Мацан

— То есть это всё-таки для нас не церковная археология, не некое «пусть богословы спорят»? Это некая всё-таки часть, важная в нашей вере?

Прот. Олег Стеняев

— Давайте вспомним, что католики уже не считают никакое филиокве уже в течение более 50 лет.

А. Пичугин

— Насколько я помню, там это отдано на откуп епархиям или чуть ли не приходам.

Прот. Олег Стеняев

— Они читают римское исповедание, оно так же называется «Апостольский символ веры» — там нет никакого филиокве. Филиокве у них было тогда, когда они читали Никео-Цареградский символ веры. Причём в самом Ватикане — вот кто будет в соборе Петра, вы увидите огромную такую таблицу из серебра, и на ней Никео-Цареградский символ веры торжественно установлен в соборе Петра без филиокве. Ведь официально филиокве принимается испанскими епископами Римской Церкви где-то в шестом веке — это Толедский собор. И они приняли филиокве для того, чтобы отсеять полуариан. Ариане не верили в Божество Христа Иисуса, а они вставили, что Дух Святой исходит от Отца и Сына, значит, Сын — точно Бог. То есть здесь была некая такая стратегия: они думали, что если они вставят филиокве, тогда эти люди не смогут читать этот Символ веры. А ариане к тому времени читали Символ веры Никео-Цареградский без филиокве и как-то по-своему его обыгрывали. Но Алексей Степанович Хомяков, который очень глубоко изучал этот вопрос, пишет: «Они не должны были этого делать, не спросив у братьев по вере на Востоке: а можно ли это сделать». Если бы Церковь провела бы общий Собор, на нём бы постановила бы можно или нельзя — это было бы разумно. Поэтому был нарушен некий союз единства любви Поместных Церквей Запада и Востока через такое волевое решение отдельно взятого вот этого испанского Собора архиереев.

А. Пичугин

— Я правильно понимаю, что Римский символ веры — это просто такая краткая выжимка из нашего Никео-Цареградского?

Прот. Олег Стеняев

— Считается, что это протосимвол, то есть он очень древний, он может восходить ко временам апостолов. Но Марк Ефесский сказал, кстати, на Соборе: «Никакого Апостольского символа веры я не знаю! У нас, у греков, его нету, поэтому не фантазируйте».

А. Пичугин

— Он краткий совсем. Можно даже привести: «Верую в Бога, Отца Всемогущего, Творца неба и земли. И в Иисуса Христа, Единственного Его Сына, Господа нашего, Который был зачат Святым Духом, рождён Девой Марией, страдал при Понтии Пилате, был распят, умер и погребён, сошёл во ад, в третий день воскрес из мёртвых, восшёл на небеса, восседает одесную Бога Отца Всемогущего и оттуда придёт судить живых и мёртвых. Верую в Святого Духа, святую Вселенскую Церковь, общение святых, прощение грехов, воскресение тела, жизнь вечную. Аминь». Вот он весь.

Прот. Олег Стеняев

— Это очень древнее исповедание. Кстати, Символ веры значительно больше, чем нам кажется. Каждый епископ в древности, вступая на кафедру, составлял свой Символ веры. Это не считалось оскорблением официального Символа веры, просто он предъявлял своё исповедание, чтобы паства могла установить: православно он учит или нет. Поэтому сохранилось огромное Символов, например, Символ веры Афанасия — а что, Афанасий выше целого Собора Вселенского? Он составил свой Символ веры. Так он очень авторитетный — этот Символ веры, он очень пространный, и его изучают и католики, и протестанты, и православные. У протестантов в «Книге согласия» мы находим Афанасьевское исповедание, то есть оно как бы общехристианского значения. И таких Символов было много. Но есть главный, торжественно принятый на двух Вселенских Соборах, Никео-Цареградский символ веры — мы его придерживаемся.

А. Пичугин

— Об этом, кстати, очень интересно, можно целую программу посвятить — с вами. Приходите в следующий раз, мы о Символах веры поговорим: о том, сколько их было... вернее, сколько их было, никто не знает, как вы сейчас справедливо заметили, но какая история, как это составлялось, почему какие-то были приняты или не приняты.

Прот. Олег Стеняев

— Обычно нам католики ставят на вид следующее: когда приняли первую часть Никео-Цареградского символа в Никее, то там было сказано ничего не прибавлять, кто прибавит — тот отступник. А следующий Собор сразу прибавил — о Духе Святом, и до конца.

А. Пичугин

— Ну давайте об этом поговорим в следующий раз. Спасибо большое! С наступающим праздником Святой Троицы мы поздравляем вас, всех наших слушателей. Протоиерей Олег Стеняев — клирик храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках, писатель, публицист, миссионер здесь, в программе «Светлый вечер» на светлом радио. Мой коллега Константин Мацан —

К. Мацан

— И мой коллега Алексей Пичугин. Спасибо большое. До свидания.

Прот. Олег Стеняев

— Спаси, Христос!

А. Пичугин

— Всего хорошего.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Исторический час
Исторический час
Чему учит нас история? Какие знания и смыслы хранятся в глубине веков? Почему важно помнить людей, оказавших влияние на становление и развитие нашего государства? Как увидеть духовную составляющую в движении истории? Об этом и многом другом доктор исторических наук Дмитрий Володихин беседует со своими гостями в программе «Исторический час».
Чтение дня
Чтение дня
Голоса Времени
Голоса Времени
Через годы и расстояния звучат голоса давно ушедших людей и почти наших современников. Они рассказывают нам о том, что видели, что пережили. О ежедневных делах и сокровенных мыслях. Программа, как машина времени, переносит нас в прошлое и позволяет стать свидетелями того времени, о котором идёт речь.
Встречаем Пасху
Встречаем Пасху

Также рекомендуем