Москва - 100,9 FM

«Путь поста». Светлый вечер с о.Сергием Старокадомским (05.03.2018)

* Поделиться

У нас в гостях был настоятель храма Смоленской иконы Божией Матери в деревне Подолино Солнечногорского района священник Сергий Старокадомский.

Мы говорили о трудностях и радостях Великого поста и о том, что такое пост для священника.


А. Митрофанова

– «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие слушатели, я Алла Митрофанова. И представляю нашего гостя: священник Сергий Старокадомский, настоятель храма Смоленской иконы Божией Матери в деревне Подолино, Солнечногорского района. Добрый вечер.

Иерей Сергий

– Добрый вечер.

А. Митрофанова

– Солнечногорский район Московской области. Поскольку сейчас начало уже третьей недели поста, мы решили поговорить о том, а как вообще пост протекает, как реагировать на то, что происходит с тобой в это время – время, в которое мы призваны к тому, чтобы максимально как-то глубоко заглянуть в себя, попытаться себя исправить, улучшить. Но часто так бывает, что вот подходишь к концу поста и понимаешь, что опять как-то вот не вышло, не срослось, что-то не получилось и так далее. А поскольку, отец Сергий...

Иерей Сергий

– Каменный цветок опять не получился.

А. Митрофанова

– Да, и каменная чаша не выходит у Данилы-мастера. Я думаю, что в роли такого Данилы-мастера люди, которые пост проходили, так или иначе себя в конце этого пути осознавали. Отец Сергий, ну вот мы сейчас в середине. Кто-то вступил в пост, кто-то, ну может быть, как-то пропустил вот этот момент начала поста и сейчас думает, а стоит ли вообще начинать, раз середина уже, как-то вот, может быть, и поздно, и поезд ушел или в последнюю дверь последнего вагона стоит ли прыгать и так далее. А вы бы что вообще сказали на этот счет?

Иерей Сергий

– Вы знаете, у меня с прошлого года вообще изменилось отношение к тому, что стоит говорить о посте.

А. Митрофанова

– Интересно. Многообещающее начало.

Иерей Сергий

– Да. Я посмотрел и послушал, и вдруг я понял, что есть сейчас такое количество очень качественной литературы, очень качественных выступлений, что, в общем-то, добавить нечего. О посте сказано все. О том, как поститься сказано все. О том, что важно есть, что важно не есть, о том, что важно делать, что важно не делать и...

А. Митрофанова

– Мы заканчиваем эфир? Все, не будем больше говорить об этом?

А. Митрофанова

– Закрываем, да, закрываем тему. И вы знаете, я как-то вдруг понял, что остается один очень большой вопрос, на который нужно отвечать. И чем старше твой церковный стаж, тем более важно тебе на него отвечать и в начале каждого поста ответ этот формулировать и в соответствии с этим ответом подходить к посту. А вопрос, он очень прост: а зачем мне вообще поститься? Потому что как поститься – это понятно. А зачем поститься? Мы знаем, что каждый пост это подготовка. Что в данном случае, когда мы говорим о Великом посте, это подготовка к Пасхе, это подготовка к Светлому Христову Воскресению. Да, конечно, опять-таки я думаю, что сейчас любой, мало-мальски интересующийся христианин, интересующиеся историей Церкви, вспомнит о том, что пост родился как молитва и как особый труд такой вот постный о тех людях, которые готовились принять крещение. И сначала эти люди постились, потом вся Церковь присоединилась, потому что крещение это было важное событие, которому предшествовала долгая подготовка, примерно трехлетняя. И как бы вот венцом этого было крещение, которое происходило в Великую субботу, и мы сейчас видим в богослужении, собственно говоря, вот отклики этого. То есть когда мы в Великую субботу читаем паремии, собственно говоря, это время когда происходило крещение.

А. Митрофанова

– Это длинные фрагменты из Ветхого Завета.

Иерей Сергий

– Из ветхозаветных книг, да, а читаем мы их утром, на утреннем богослужении в Великую субботу, то есть та суббота, которая предваряет пасхальное воскресенье. Это понятно. Но этот смысл из вот такого церковного бытия, он потихонечку не ушел, а он отодвинулся на второй план. И на первый план, так же как и в Рождественский, Успенский и прочие посты, выдвинулся момент именно подготовки себя, подготовки своей жизни к Пасхе, к Воскресению, к пониманию того, что такое для меня в моей жизни Воскресение Христово. Является ли Воскресение Христово для меня центром моей жизни? Является ли для меня Воскресение Христово главным событием в моей жизни? И я думаю, что пост это то время, в которое мы призваны задаться вот этим вот, с одной стороны, простым, а с другой стороны, сложным вопросом. И все остальное, оно является прилагательным к этому. То есть вот я могу сейчас вот сходу набрать там большое количество отрывков, которые важны, которые мы читаем во время поста, то есть там «постимся постом приятным», вот пост приятный... Ну мы можем их прочитать, это все замечательные вещи. Ну вот если мы действительно вспомним вот эту вот изначальную задачу, вот примерно об этом же говорит Господь через пророка Исаию в 58-й главе: «Почему мы постимся, а Ты не видишь? смиряем души свои, а Ты не знаешь?» – Вот, в день поста вашего вы исполняете волю вашу и требуете тяжких трудов от других. Вы поститесь для ссор и распрей и для того, чтобы дерзкою рукою бить других; и не поститесь в это время, чтобы голос ваш был услышан на высоте». Ключевое: «чтобы голос ваш был услышан на высоте». Пророк Исаия 58-я глава, 3-4-й стих. Ну на всякий случай просто, чтобы...

А. Митрофанова

– Чтобы можно было найти.

Иерей Сергий

– Чтобы долго не искать. Там вообще вся 58-я глава, она про пост и она замечательная.

А. Митрофанова

– Отец Сергий, вы, конечно, такую планку разговора задали, за что вам больше спасибо. Но вот тот вопрос, который вы сформулировали: является ли Воскресение Христово центром жизни для меня как для христианки или там для какого-то другого человека как для христианина. Задай так вот вопрос-то: а что для меня центр жизни? Ну разные могут быть варианты ответа: близкие, любовь к ним, у кого-то там мужья, жены, дети, родители. Центр жизни... Да масса может быть разных ответов. Вот о том, что Воскресение Христово центр жизни, я думаю, что ну как-то мы в нашей обыденности, наверное, помним не всегда. Ну так, положа руку на сердце. И в этом смысле, если вот так вот ставить вопрос, то тогда действительно: ну а что вот пост? Ну главное не причинять боль близким, главное не есть людей. А Господь мне обязательно все это зачтет, наверное. Он же милосердный Отец.

Иерей Сергий

– Не причинять боль близким, не есть людей – это все замечательно. Это очень хорошее и замечательное средство. Цель, что является целью? Вы понимаете, какая штука, вы абсолютно правильно и абсолютно честно сказали о том, что с этим вопросом, является ли Воскресение центром моей жизни, является ли Воскресение главным событием моей жизни, моей личной истории – с этим вопросом сложно. Сложно, потому что этот вопрос дает какой-то совершенно новый угол зрения на всю жизнь.

А. Митрофанова

– Я вот сейчас слушаю вас и понимаю, вот про Авраама сказано, да, что он ходил перед Богом...

Иерей Сергий

– И был непорочен.

А. Митрофанова

– Да, и это значит, что он каждую минуту своей жизни осознавал себя в присутствии Бога. Но, простите, где Авраам и где мы? У нас так не всегда получается. И тогда что? И все напрасно, да?

Иерей Сергий

– Слушайте, но вообще-то нет. Тут ведь, понимаете, какая штука, наша жизнь, особенно когда мы предполагаем, что наша жизнь, она является движением все-таки вверх, двигаться вверх можно, смотря вверх. Если мы не будем ставить перед собой вот такие вот жизненные максимы, мы никуда не сдвинемся, мы так и будем стоять на месте. И понятно, что этот вопрос, он действительно непростой. И понятно, что на этот вопрос нужно... Этот вопрос должен болеть. Он должен не давать нам успокоиться. И пост это то время, когда этот вопрос в себе нужно обновить: как это – Воскресение Христово главное событие моей жизни? Главное событие моей жизни, может быть, сейчас больная мама. Или здоровый успешный ребенок, для обеспечения учебы которого мне нужно сделать то-то, то-то и то-то.

А. Митрофанова

– Ну или какой-то бизнес, ну или...

Иерей Сергий

– Или какой-то бизнес.

А. Митрофанова

– Какое-то там, не знаю, служение. Или что-то еще.

Иерей Сергий

– Или какое-то служение. Но все перечисленное нами является, безусловно, важными вещами, но не может являться главным в жизни христианина.

А. Митрофанова

– А почему Воскресение Христово это главное в жизни христианина? Почему?

Иерей Сергий

– Да потому что все Евангелие об этом. Потому что если Христос не воскрес, то мы самые несчастные люди на земле – это не мои слова, это слова апостола Павла.

А. Митрофанова

– А почему это так?

Иерей Сергий

– А вот как вы сами думаете? Вот вы верующий человек, да, человек с церковным опытом...

А. Митрофанова

– Ну небольшим сравнительно.

Иерей Сергий

– Это же, понимаете, это же тот самый вопрос, на который ежедневно мы как христиане призваны отвечать.

Иерей Сергий

– Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня священник Сергий Старокадомский, настоятель храма Смоленской иконы Божией Матери в деревне Подолино, Солнечногорского района Московской области. Мы говорим о том, а в чем собственно смысл поста. Вот мы сейчас уже практически в его середине находимся, третья неделя началась. И кому-то, может быть, кажется сложным. Вот знаете, есть такие волны, периоды: когда вступаешь в пост, кажется, да, обязательно, вот хочу и то, и другое, и третье, и хочется много успеть и так далее. Потом наступает какой-то момент усталости что ли или ну не то что даже усталости, но просто когда ты понимаешь, что можешь надорваться. И вы сейчас говорите о том, что важно помнить, для чего все это, что все это для Пасхи и для Воскресения Христова. И следующий вопрос, является ли это событие, Воскресение Христово центром моей жизни. Вы знаете, отец Сергий, ну вот я вспоминаю, в пасхальную ночь, когда читается на богослужении послание Иоанна Златоуста, где он говорит замечательные слова. Вот каждый раз, когда читается этот текст, у меня прямо сердце начинает прыгать. Ну я вообще девушка эмоциональная. Ну там сказано, что приходите вообще все, там постившиеся, не постившиеся, те которые соблюдали и не соблюдали...

Иерей Сергий

– Трудившиеся и не трудившиеся.

А. Митрофанова

– Да, давно начали или вчера начали – все приходите.

Иерей Сергий

– Одиннадцатого часа, девятого, шестого, первого – все приходите.

А. Митрофанова

– Для всех открыто. Вот Пасха открыта для всех, и всем рады. И вот то, что нам дается под видом хлеба и вина, Тело и Кровь Христа. Как агнец – он для всех, он был заколот для всех, и Христос ради всех умер на Кресте. И тогда получается, что, в общем, действительно вопрос: а нужно ли себя подвергать сейчас таким испытаниям, которые зачастую могут оказаться и очень сложными. Я даже сейчас не только ограничения в еде имею в виду, но и другие ограничения, там не знаю, ну в супружеской жизни – вот этот вопрос, который вообще ребром стоит для многих, ограничения в том, чтобы, ну не знаю, как-то куда-то сходить с друзьями и прочее. Вот это вот все, да, получается... Или там человек чувствует, что он начинает унывать вообще. То есть, казалось бы, пост это время радости, а человек себя ловит на том, что вот туда не сходил, туда не сходил, от этого отказался, здесь вот еще, значит, меня пилят в семье, что вот это нельзя, то нельзя, и все тяжело – и уже вообще никакой радости от этого нет.

Иерей Сергий

– Скажите, пожалуйста, вы какой институт заканчивали?

А. Митрофанова

– А это имеет значение?

Иерей Сергий

– Ну отчасти.

А. Митрофанова

– Ну, хороший вуз я закончила.

Иерей Сергий

– Хороший вуз. Скажите, пожалуйста, вот учеба в вузе, который вы закончили, хороший, вам дала много?

А. Митрофанова

– Да, конечно.

Иерей Сергий

– Много. А готовиться к поступлению тяжело было?

А. Митрофанова

– Ой, это так произошло, я вообще в другой вуз готовилась поступать.

Иерей Сергий

– Ну готовиться к поступлению, вот к новому этапу жизни было тяжело?

А. Митрофанова

– Ну, пришлось пахать, да.

Иерей Сергий

– Пришлось пахать, да? В жизни всегда так: то что по-настоящему ценно, оно рождается из того, что, как вы сказали замечательно, пришлось пахать.

А. Митрофанова

– Согласна, да.

Иерей Сергий

– Но результат, он вот такой, он хороший. Вы сейчас пользуетесь плодами этого, они для вас естественны, они для вас нормальны. Вспомните, как вы писали первый курсовик – это же взрыв мозга. А уже к диплому нормально работа пишется. То же самое с духовной жизнью. Понимаете, пост ну как зарядка, без которой невозможно обойтись. Нет ни одной – прописью: ни одной, – духовной практики и никогда не было, в которой не было бы поста.

А. Митрофанова

– Отец Сергий, а можно тогда конкретный вопрос вам задать. Как раз когда я училась на первом курсе, я помню, у меня тогда был первый в моей жизни пост Великий. Я знала о том, что он вот сейчас начался, и ну как могла, я его соблюдала. Я не догадывалась, наверное, о половине, да даже, наверное, две трети вот тех предписаний, которые есть на время поста, особые богослужения вот эти – я про это не знала ничего. И я как-то, знаете, наверное, у меня был пост вот в еде, может быть, в чем-то еще это выражалось. Если бы к этому добавились еще вот те богослужения, которые есть во время поста, какие-то там, не знаю, еще более серьезные ограничения – я бы просто сломалась. И вот понимаете, сейчас вот мы находимся как раз в середине этого времени, я поэтому и пытаюсь понять, а как здесь, какова все-таки мера и как правильно ее для себя определить и соблюсти...

Иерей Сергий

– Как к этому труду подойти разумно.

А. Митрофанова

– Ну да, так чтобы, знаете, не дают на первом курсе писать сразу диплом, дают курсовую работу.

Иерей Сергий

– Я с вами абсолютно согласен. Вы знаете, давайте попробуем представить себе несколько таких вот стандартных возражений против поста. Например, я не могу поститься, потому что когда я пощусь, я становлюсь раздражительным, я становлюсь злым.

А. Митрофанова

– Ну кстати, а почему так происходит?

Иерей Сергий

– Ну начнем с того, что это самое, на мой взгляд, странное утверждение. Как пост кого-то может сделать злым или добрым? Постом я могу увидеть, что я злой. Потому что в более комфортное для себя время я свою злость могу заесть.

А. Митрофанова

– Наверное.

Иерей Сергий

– Я свою злость могу заесть. И в этом отношении пост является очень важной и очень полезной, духовно полезной вещью, которая может нам помочь в достижении цели, о которой мы говорили. А может не помочь. Может просто показать нам самих себя. Вот представьте себе, что у человека болит желудок, ну он формулирует это так: у меня болит живот. Вместо того, чтобы лечиться и вместо того, чтобы исследовать, что у человека болит, как оно болит, он начинает пить обезболивающие. Каков будет результат? Правильно, он умрет. Причем умрет скорее всего достаточно тяжелой смертью, потому что через некоторое время обезболивающие перестанут действовать. Прямая аналогия с нашей духовной жизнью: если я себя не знаю, и я с этим не борюсь, то я не вижу ни свою раздражительность, ни свою злобность. Я о себе ничего не знаю. У меня есть некая иллюзия, иллюзия себя самого. И это проявляется в очень простых вещах. Я сейчас замечательный, добродушный, ласковый муж, отец. Сел за руль, меня подрезали – вытащил бейсбольную биту, разбил машину соседа. Или по крайней мере выругался так, что язва мне обеспечена. Кто с этим не встречался?

А. Митрофанова

– То есть пост это время, когда у нас по сути обнажается наша подлинная сущность.

Иерей Сергий

– Конечно.

А. Митрофанова

– Вот она, да, становится более очевидной.

Иерей Сергий

– Конечно. Мы можем увидеть себя и сказать: да, вот я такой, да, мне вот с этим надо что-то делать. Вы знаете, вот вы говорите про богослужение поста. Для очень большого количества верующих постящихся людей пост начинается с двух вещей. С Прощеного воскресенья – причем там как бы оно бывает эмоционально завязано там на каких-то вещах в богослужении. Я там встречал человека, который говорил, что для меня пост начинается, когда вот уже все подходят и просят друг у друга прощения, значит, священники стоят с крестом. И есть такая традиция в этот момент петь стихиры Пасхи, но не допевать их до конца, а заканчивать их словами: «И тако возопием...». И я тоже, когда слышу эти слова и после этого молчание, меня это как-то вот собирает. Вот человек говорит, что эмоционально для меня пост начинается в это время. А гораздо большее количество людей воспринимает пост, начало поста с первых слов покаянного канона: «Откуда начну плакати...». И вот Покаянный канон это действительно такое замечательное богослужение, такое замечательное произведение, которое нас вводит в пост. В этом году я для себя вдруг обнаружил такую интересную вещь по поводу Покаянного канона. Он для меня никогда не был каким-то вот таким эмоционально важным, хотя да, там сколько лет уже там слушаем, читаем. Но в этом году я, увидев некоторое количество людей, которые хоть и стоят с книжками и следят, но я понимаю, что просто язык настолько далеко ушел, что понять это практически невозможно. А я помню где-то, наверное, в начале 93-го или 94-го года, вначале своей как бы церковной жизни, мне попался перевод Покаянного канона, который был настолько ужасен, что его там и читать было невозможно совершенно и понять. А главное, что понять было ничего невозможно. Но тут я решил посмотреть, может быть появилось что-то новое, и обнаружил совершенно шикарный перевод Покаянного канона на таком сайте, может быть, вы его знаете, ну наверняка большинство православных людей его знают, называется «Азбука веры». Там он очень удобно сделан: он прямо разбит на четыре части и плюс там есть ссылка на чтение, как читается на Марию Египетскую. И там настолько прекрасный перевод, что просто взять вот этот вот перевод и читать его постом – по сколько можешь, по сколько получится. И эта практика, она вот в этот пост для меня оказалась важной. Ведь понимаете, если у нас есть понятная цель, да, а покаяние это, безусловно, важная вещь, покаяние это то, с чего начинается наш путь в Царствие Небесное. Помните, да, первые слова: «Покайтесь, ибо приблизилось к вам Царствие Небесное». И вот в этом году для меня пост это вот такое вхождение, вживание вот в этот вот старый новый текст. Ну это для меня. Это просто вот для меня такая вот молитвенная постная практика на этот год. Безусловно, невозможно, на мой взгляд, прожить пост, не прочитав четыре Евангелия. Ну то есть это просто невозможно. Потому что, отвечая на вопрос о важности Воскресения, готовясь к тому, чтобы принять Воскресение как главную часть своей жизни, а принять Воскресение как главную часть своей жизни, можно приняв весь путь Христа в этом мире. Начиная от величайшего и непостижимого подарка Рождества, когда Господь приходит в этот мир для того, чтобы эту жизнь разделить с нами, для того, чтобы для каждого из нас стать своим. Ведь мы редко задаемся вопросом, мы так привыкли к тому, что мы там дети Божии. Мы дети Божии во Христе. А не во Христе – мы просто чурбаны, вот деревяшки наколотые. И только принимая Христа, мы становимся, во Христе мы получаем усыновление. Никакого другого усыновления нет и быть не может. Потому что есть разница между плотником и табуреткой? Конечно, есть. Табуретка никогда не будет равна плотнику.

А. Митрофанова

– Давайте прервемся сейчас буквально на минуту и вернемся к этому очень интересному разговору. Священник Сергий Старокадомский, настоятель храма Смоленской иконы Божией Матери в деревне Подолино, Солнечногорского района Московской области, сегодня в программе «Светлый вечер» на радио «Вера». Я Алла Митрофанова. И через минуту снова с вами.

А. Митрофанова

– Еще раз добрый «Светлый вечер», дорогие слушатели. Священник Сергий Старокадомский, настоятель храма Смоленской иконы Божией Матери в деревне Подолино Солнечногорского района, сегодня с нами проводит этот час. Я Алла Митрофанова. Мы говорим о том, что вот практически середина Великого поста. В чем смысл того времени, через которое мы сейчас проходим, и о чем важно помнить, если чувствуешь, что силы как-то начинают иссякать. Простите за то, что все-таки я в земную плоскость перевожу наш разговор. Но вы знаете, отец Сергий, если я правильно поняла смысл того, о чем вы говорите, если мы начинаем чувствовать, что не справляемся с дистанцией, важно сделать такой, простите за выражение, апгрейд что ли тех смыслов, ради которых мы внутри этого времени Великого поста находимся.

Иерей Сергий

– Абсолютно.

А. Митрофанова

– Вот вы говорили о том, что можно взять на себя труд и попытаться перечитать Великий покаянный канон Андрея Критского или взять на себя труд и перечитать Евангелие. А может быть, для кого-то это вообще впервые будет, знаете, когда человек Евангелие, наконец, откроет. Ну среди нас есть люди, которые не справляются с этим текстом в силу того, что он все равно тоже сложный для восприятия. Получается тогда, что это то усилие, которое мы предпринимаем для того, чтобы напомнить себе вообще, зачем все это нужно.

Иерей Сергий

– Вы знаете, когда ко мне подходит человек нецерковный, неверующий, не читающий Евангелие, и задает мне вопрос: как мне поститься? – у меня ответ на этот вопрос только один: никак.

А. Митрофанова

– Почему? Ну если человеку хочется вот какое-то усилие предпринять или начать чего-то...

Иерей Сергий

– Пусть пойдет к диетологу или к фитнес-тренеру. Потому что это будет ровно то же самое.

А. Митрофанова

– Ну может быть, вы знаете...

Иерей Сергий

– Понимаете, Алла, мы не можем жить без смыслов. Понимаете, нас Господь призывает за Ним лететь. Если мы не можем лететь, надо хотя бы бежать. Если мы не можем бежать, надо хотя бы идти. Если мы не можем идти, надо хотя бы ползти. Если не можем ползти – хотя бы лежать, но в сторону Бога. Но жизнь христианина это совсем не обыденность. Мы всегда будем падать и растворяться под грудой житейских проблем, нам всегда будет не хватать одного, второго, третьего – это неизбежно.

А. Митрофанова

– То есть это иллюзия, да, что наступит когда-то время, когда будет максимально комфортно и хорошо, и вот тогда наконец я начну...

Иерей Сергий

– Конечно. Всегда будут какие-то проблемы. Давайте мы с вами вспомним апостолов. Апостолов между распятием и Воскресением.

А. Митрофанова

– О, это страшные были дни, отчаяние полное.

Иерей Сергий

– Это были действительно страшные дни. Но вы знаете, эти дни, они для нас особенно близки. Они являются на самом деле практически временем нашего осознания себя в Церкви, в вере. Что апостолы знали до распятия и до того как к ним явился Воскресший Христос? Они знали очень хорошего человека, очень привлекательного, очень глубокого Учителя, при этом творящего постоянно какие-то замечательные чудеса, которые никто до Него не творил. Они понимали себя как людей близких к этому Учителю. Теперь давайте вспомним, как мы сами часто или почти всегда осознаем себя как верующих людей. Мы знаем, что Господь прекрасен. Знаем...

А. Митрофанова

– Ну вообще, знаете, это тоже такой тезис, я думаю, не для всех безусловный.

Иерей Сергий

– Ну, давайте все-таки, так как мы говорим для аудитории, которая в большей степени все-таки церковная...

А. Митрофанова

– Ну нас разные люди слушают, отец Сергий.

Иерей Сергий

– Дай Бог. Все хорошо, неважно. Прекрасен. Каким образом мы в быту пытаемся доказать свою веру? А вот мне было плохо – я помолился, и мне стало легче. Давайте вспомним, как проходила на протяжении веков проповедь – она вся проходила в рассказах о тех или иных чудотворениях. Там пришел некий человек в далекую страну проповедовать, взял бумажную книгу, бросил в костер – вытащил не сгоревшую. Лежал некий князь там или император больной – к нему пришли и его исцелили. Это все история Христа до распятия.

А. Митрофанова

– Согласна, да.

Иерей Сергий

– Это все история Христа до распятия. Вот так вот историей Христа до распятия мы и живем. Это, безусловно, лучше, чем не жить Христом вообще. Но так как самый большой подарок, который нам делает Господь, разделяя с нами не только нашу жизнь, но и нашу смерть, входя в нее, потому что живет только то, что соединено с Богом. Только входя в нашу смерть, в смерть каждого из нас, Господь дает нам возможность жизни настоящей, подлинной, которой нет конца, а соответственно нет страха.

А. Митрофанова

– Вы знаете, вы сейчас говорите про то, что многие из нас, может быть, и большинство действительно тех, кто в храме, мы живем евангельской вот этой историей, которая была до распятия. Но мне кажется, что все-таки среди нас тоже много людей, для которых... Знаете, вот когда Ницше сказал, что Бог умер, ведь драма же в том, что ему поверили. И многие из нас и сегодня, может быть, не многие, но кто-то совершенно точно живет вот с этим ощущением богооставленности...

Иерей Сергий

– Конечно.

А. Митрофанова

– Того, что да, Он ушел, Он от нас ушел, Он нас бросил, или что-то еще такое, да, и мы предоставлены сами себе.

Иерей Сергий

– Конечно. Это ровно то, с чего мы начали. Это ровно состояние учеников между распятием и Воскресением. «Бог умер». Подпись: Ницше. Ницше умер. Подпись: Бог.

А. Митрофанова

– Ну да, это известная картинка такая.

Иерей Сергий

– Да, известная такая картинка старая. И то, что Бог умер с каждым из нас, дает нам надежду и дает нам совершенно иную перспективу жизни. Это то, что выводит каждого из нас в жизнь. Потому что, безусловно, и болезни, и страдания, и учеба, и радости – это все вне перспективы Воскресения...

А. Митрофанова

– Не имеет никакого смысла.

Иерей Сергий

– Не имеет никакого смысла. Потому что если мы их начнем разбирать – они окажутся все пустыми. Просто сейчас мало времени на это.

А. Митрофанова

– Ну скажем так, посюсторонними. Вот закончится что-то, какой-то этап здесь и закончится смысл вот этих действий.

Иерей Сергий

– Ну безусловно.

А. Митрофанова

– Да, возможно. Но вы знаете, опять же вот среди наших слушателей возможно сейчас есть люди, для которых вот их мироощущение, оно как раз такое: вот после распятия и вот до Воскресения, то есть ощущение богооставленности, ощущение того, что ну рухнули надежды или, может быть, их не было и так далее. А в этом случае, и человек из этого состояния смотрит на пост как на какой-то непонятной квест. Из состояния усталости от бессмысленности жизни. И что тогда делать?

Иерей Сергий

– И что тогда делать? Вы знаете, я знаю только один способ реагировать на это: это кричать и стучаться.

А. Митрофанова

– Туда? Наверх?

Иерей Сергий

– Наверх. Обижаться, не соглашаться, разочаровываться, падать, вставать и идти – другого способа нет.

А. Митрофанова

– Священник Сергий Старокадомский, настоятель храма Смоленской иконы Божией Матери в деревне Подолино, Солнечногорского района Московской области, проводит с нами этот «Светлый вечер». Мы говорим о том, зачем собственно продолжать пост, в чем его смыслы и что он может нам помочь понять про самих себя. Вы знаете, отец Сергий, а можно немножечко в сторону сейчас вопрос. Мы сейчас с вами в основном говорим про то, как, зачем поститься мирянину. Вот я смотрю на священников во время поста. Ведь опять же, ну сказано, что пост это время радости. А я смотрю на расписание, вот практически в каждом храме сейчас есть расписание того или иного священника, можно его увидеть, посмотреть, как там оно меняется на время поста. И я понимаю, что, в общем, у него, как начинается пост, так начинается такая пахота. Потому что вот первая неделя, она такая невероятно напряженная. Вторая неделя вроде бы чуть-чуть так посвободней, но все равно там исповеди, какие-то выезды там к больным, ну масса всяких мест, куда нужно обязательно поехать, где кого-то нужно соборовать и так далее. И, в общем, получается, что человек вообще, ну как, я не знаю, у него вообще время для отдыха даже нет, на то, чтобы вспомнить себя. Вот что для священника значит это время?

Иерей Сергий

– Вы знаете, я вам скажу честно, для большинства священников во время поста добавляется не так много. Потому что если вы внимательно обратите внимание – да, простите за тавтологию, – если вы обратите внимание на то, как устроено расписание священника, вы увидите, что оно всегда очень плотное. Дело в том, что у нас священников категорически не хватает. Потому что если мы посмотрим на количество действительно верующих людей и на количество священников, если священник начинает исполнять свои обязанности, как это подобает священнику, а большинство людей именно так и поступают, большинство священников именно так и поступают, то вот то, что вы говорите, там причастие больных, соборование и прочее, и прочее...

А. Митрофанова

– Исповедь там, литургия, которая длинной становится, Преждеосвященных Даров.

Иерей Сергий

– Добавляются некоторые службы, ну там плюс час, два часа в день. Что серьезно добавляется, то что все-таки большинство верующих людей считают необходимым – слава Богу, это уже сейчас практически не обсуждаемая традиция, – за время поста хотя бы там один-два раза побывать на преждеосвященной литургии, и каждую все-таки там либо субботу, либо воскресенье исповедоваться и причаститься. Да, исповедников и причастников становится больше.

А. Митрофанова

– А как вы это выдерживаете? Ведь понимаете, для простого человека прийти в храм, постоять – ну мы там где-то отвлеклись, ну где-то там, я не знаю, посмотрели в окно, что-то еще. А священник в этот момент он постоянно находится в состоянии такого напряжения что ли. А потом поток исповедующихся людей, которые не иссякают и не иссякают. Это как вообще?

Иерей Сергий

– Открою вам большую тайну...

А. Митрофанова

– Это мы любим, давайте.

Иерей Сергий

– Я не понимаю, как вы это выдерживаете.

А. Митрофанова

– А, да?

Иерей Сергий

– Потому что четыре часа службы, предположим, вот для меня это четыре часа я каждую минуту ну вот я чем-то занят. А вот просто... Вот я помню, как я пришел на свою первую в жизни преждеосвященную литургию, которая была с утреней там, со всем-всем...

А. Митрофанова

– Давайте только поясним: преждеосвященная литургия это...

Иерей Сергий

– Литургия Преждеосвященных Даров. Дело в том, что во время постных дней Великого поста, а суббота и воскресенье это особые дни, потому что, собственно говоря, Великий пост, он состоит из нескольких частей. То есть вот само основное время Великого поста, внутри которого есть в седмице пять постных дней и два особых дня – суббота и воскресенье, дни, в которые мы тоже постимся, но в них есть полная литургия. И в субботу вообще по церковным канонам, так же как и воскресенье поститься нельзя. Но на время...

А. Митрофанова

– Гуляем, да, получается?

Иерей Сергий

– Безусловно, гуляем. Потому что с точки зрения веры литургия – это «гуляем», это самая большая радость. И самое грустное время – это время, когда нет литургии. И совершено отдельное время от Великого поста это время Страстной седмицы. Не случайно у нас и богослужебно, у нас есть Триодь Постная, а есть Триодь Цветная. Цветная Триодь начинается с Вербного Воскресения.

А. Митрофанова

– Триодь – это... Объясните, пожалуйста.

Иерей Сергий

– Это книги, по которым мы свершаем богослужение.

А. Митрофанова

– Так и что же такое, да, литургия Преждеосвященных Даров?

Иерей Сергий

– Но так как в течение недели у верующих есть необходимость причащаться, в воскресный день, когда мы служим полную литургию, мы заготавливаем Причастие на литургии, которые мы служим в течение недели – в среду и в пятницу. Ну где-то в среду, где-то в среду и пятницу, в зависимости от храма, в зависимости от количества людей, где мы вот такую полную литургию не служим, но мы служим службу, в которой есть причастие.

А. Митрофанова

– Литургии неполная, но длится она в два раза дольше, чем обычная.

Иерей Сергий

– Но длится она в два раза дольше, чем обычная. Ну вы знаете, сейчас везде по-разному. Сейчас, слава Богу, во-первых, так как это служба вечерняя, она и задумывалась изначально как вечерняя служба, и ее состав, то есть, собственно говоря, это вечерняя служба с причастием, вечерня с причастием, литургия Преждеосвященных Даров. И на этой службе человек, который отработал весь день, мог укрепить свои силы духовные и физические, получив причастие Святых Христовых Таин, причастившись Тела и Крови Господа.

А. Митрофанова

– Получается, он не ел весь день для того, чтобы причаститься? Или это все-таки было...

Иерей Сергий

– Нет, есть литургический пост – шесть часов. Так вот, когда я стоял на своей первой литургии...

А. Митрофанова

– Вот такой вот, длинной.

Иерей Сергий

– Преждеосвященных Даров. Это было что-то для меня просто...

А. Митрофанова

– Ноги гудели, да, спину ломило.

Иерей Сергий

– Ноги гудели, спину ломило. Что-то читалось то, что мне совершенно было непонятно.

А. Митрофанова

– Да-да.

Иерей Сергий

– И поэтому вот для меня так... Ну когда ты служишь, у тебя все книги под руками, ты знаешь, что ты делаешь, у тебя это время, оно вот насыщенно. Так как пост бывает раз в год, Великий пост, а службы все совершенно отличаются от других служб, ты не можешь оторваться от богослужебной книги, по которой ты служишь. И поэтому ну мне проще, гораздо проще, я особо не замечаю, как это время проходит.

А. Митрофанова

– Понятно. Отец Сергий, вот мы сейчас с вами говорим про эти длинные великопостные службы. Но бывают такие нарекания в адрес Церкви, приходится периодически слышать: вот что они там себе придумали, ну неужели вот Богу нужны все эти длинные, долгие вот эти все богослужения? Лучше бы вместе этого пошли бы, не знаю, людям бы стали помогать, использовали бы атом в мирных целях, да. Столько сил тратится на этих службах и столько времени. Может быть, гораздо полезней это время потратить на то, чтобы кого-то накормить, ну не знаю, обогреть или своими какими-то другими ресурсами поделиться с людьми, которые действительно в нашей помощи нуждаются. И это ведь тоже пост, и это такие добродетели Великого поста. Что бы вы сказали на это?

Иерей Сергий

– Бывает по-разному. С одной стороны, я бы ответил на это словами матери Марии (Скобцовой). Это русская святая, которая прославлена Вселенским Патриархатом, потому что основную часть ее подвига жизни, ее подвига святости она прошла в эмиграции и служила, у нее было служение – она открыла дом такой странноприимный дом, то есть она служила тем нашим соотечественникам, которые оказались в эмиграции, которые оказались выброшены из страны безбожной властью. И у нее было такое призвание – монашество в миру. Она открыла этот дом, где люди жили, где была столовая. И это все было служением абсолютно церковным, у нее, она находилась абсолютно под властью Церкви, под властью митрополита, значит, митрополита Евлогия, который тогда возглавлял вот эту вот часть Русской Церкви, находящейся...

А. Митрофанова

– Парижский экзархат.

Иерей Сергий

– Да, Парижский экзархат. И вот ее день начинался с того, что она к пяти утра ехала на рынок, который назывался «чрево Парижа», и в это время там уже заканчивалась торговля свежими овощами и оставались остатки, которые были дешевыми. Она их клала в свой рюкзак и свои сумки, ехала, шла точнее в свой дом, ехать было не на чем, и она готовила еду. И вот как-то раз...

А. Митрофанова

– На всех готовила.

Иерей Сергий

– Да, на всех готовила еду. А в ее доме был храм, естественно. Потому что это было церковное служение, и в доме был храм. И в это время настоятелем в этом храме был отец Киприан (Керн), который с ней постоянно ругался. Потому что он считал необходимым, чтобы совершалось правильно богослужение. А для того, чтобы совершалось правильно богослужение, нужны книги, для того, чтобы свершалось правильно богослужение, нужно пятое-десятое. На это постоянно не хватало денег, а мать Мария постоянно тратила куда-то не туда. И у них были отношения очень натянутые. И вот как-то проходя мимо отца Киприана, отец Киприан так ей бросил: «Что же вы, матушка, опять вас на литургии не было?» Она взяла его за руку, вывела из дома, показала на очередь в столовую и сказала: «Вот моя литургия». И это тоже правда. И при этом она была очень молитвенным человеком. И вот это вот измерение, о котором вы говорите, я его сейчас немножко проиллюстрировал примером прославленной Церковью святой, оно, безусловно, присутствует.

А. Митрофанова

– Ну то есть не либо то, либо другое, да, а вот сочетание того и другого...

Иерей Сергий

– Оно, безусловно, присутствует. Но если бы в богослужении не было бы опыта обращения к Богу необходимо мне самому, это бы не имело никакого смысла. Просто понимаете, какая штука, Церковь за годы, за столетия, тысячелетия наработала очень большой опыт того, как можно и нужно обращаться к Богу. И весь этот опыт, он сосредоточен именно в богослужении и в молитве. И в этот опыт мы призваны входить, мы призваны его изучать – вот то, о чем я говорил вначале, про перевод канона, который есть в «Азбуке веры». Вот посмотрите, это великолепный совершенно сайт, где великолепная совершенно библиотека, потому что там очень много...

А. Митрофанова

– Бесплатная.

Иерей Сергий

– Бесплатная абсолютно, да. Там очень многие богослужебные тексты, они очень тактично переведены. И это то, что может преобразить вашу духовную жизнь.

А. Митрофанова

– Священник Сергий Старокадомский, настоятель храма Смоленской иконы Божией Матери в деревне Подолино Солнечногорского района, был с нами в программе «Светлый вечер» на радио «Вера». Я Алла Митрофанова, прощаюсь с вами. Спасибо еще раз, отец Сергий. До свидания.

Иерей Сергий

– Спасибо всем, кто слушал нас. Всего хорошего.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Семейные советы
Семейные советы
Чем живет современная семья? Как научиться слушать и слышать друг друга? Какие семейные традиции укрепляют семью? Об этом и многом другом расскажут авторы программы — опытные родители, священники и психологи.
Слова святых
Слова святых
Программа поднимает актуальные вопросы духовной жизни современного человека через высказывания людей, прославленных Церковью в лике святых, через контекст, в котором появились и прозвучали эти высказывания.
Домашний кинотеатр
Домашний кинотеатр
Программа рассказывает об интересном, светлом, качественном кино, способном утолить духовный голод и вдохновить на размышления о жизни.
Закладка Павла Крючкова
Закладка Павла Крючкова
Заместитель главного редактора журнала «Новый мир» Павел Крючков представляет свои неформальные размышления о знаковых творениях в современной литературе. В программе звучат уникальные записи — редкие голоса авторов.

Также рекомендуем