«Проект „Живые мемории“: 2 сезон». Ирина Разумовская, Михаил Разумовский - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Проект „Живые мемории“: 2 сезон». Ирина Разумовская, Михаил Разумовский

* Поделиться

Нашими гостями были авторы проекта «Живые Мемории» Ирина и Михаил Разумовские.

Мы говорили с ними о втором сезоне документального анимационного сериала, составленного по дневникам воспоминаний разных авторов 19-20 века: кто стал новыми героями, где его можно посмотреть, и чем изучение мемуаров может быть интересно современному человеку.

Ведущая: Алла Митрофанова.


Алла Митрофанова:

— «Светлый вечер» на радио «Вера» с вами Алла Митрофанова и у нас в студии удивительные гости: Ирина Разумовская и Михаил Разумовский, брат и сестра, авторы проекта «Живые мемории», с которым, наверное, многие из нас уже знакомы, потому что первому сезону этих анимационных лент мы посвящали разговор в эфире и, по-моему, это уникальная история, потому что... А вот давайте сейчас нам наши гости расскажут, поделятся своим видением, почему они взялись за эту тему. И мы тогда попробуем вместе сформулировать, в чём уникальность этих фильмов. Ирина, Михаил, добрый вечер!

Ирина Разумовская:

— Здравствуйте.

Михаил Разумовский:

— Здравствуйте.

Алла Митрофанова:

— С моей точки зрения, эти фильмы настолько пронзительны по своей подаче, невероятны по остроте переживаний, мы видим фрагменты из жизни десять совершенно разных людей в первом сезоне и погружаемся вместе с ними в тот мир, который их, и этот мир через них становится и нашим тоже. Это что-то невероятное, ленты анимационные, в кадре помимо анимации ещё всеми нами любимые артисты, они озвучивают дневниковые записи, казалось бы, форма понятная, но вот из серии, как получается хорошее кино, когда ты смотришь и не понимаешь, как это сделано. Расскажите, пожалуйста, в нескольких словах. Напомним нашим слушателям, как вы к этой идее обратились, как она появилась на свет и как вы первый сезон реализовали.

Ирина Разумовская:

— Спасибо огромное, за, во-первых, такую реакцию, мы ради этого и реализовывали всё и пришли ко второму.

Михаил Разумовский:

— Наверное, надо напомнить слушателям, что мы являемся командой Ktomy.Media, это медиа-платформа команды молодых неравнодушных людей, которые ставят для себя задачу создавать разные медиа-проекты, документальные фильмы, документальные анимационные проекты, в основе которых лежит вопрос: кто мы? И которые стараются по-разному преподносить историю нашей страны, её сегодняшних героев. И вот одним из флагманских наших проектов является проект «Живые мемории» — это документально-анимационный проект, как вы уже сказали, и в прошлом году нам впервые удалось его реализовать благодаря поддержке фонда президентских грантов. Большая удача состоит в том, что этим летом после завершения прошлого сезона мы выиграли сразу второй грант фонда президентских грантов, и с радостью можем сегодня сообщить, что мы запустили в производство второй сезон, премьера которого состоится в начале 2022 года.

Ирина Разумовская:

— Что такое, наверное, нужно напомнить «Живые мемории». Что когда мы приступали в прошлом году, мы сами нащупывали эту форму. И вывели формулу того самого кино, как вы сами сказали, и это очень приятно, если это так, должно сразу погрузить зрителя в совершенно конкретную атмосферу, при том, что это всего 7-10-минутные серии, это артист в кадре, это авторская анимация, и это музыка, которая написана современным композитором. Вот эти три компонента, они остаются, мне кажется, мы эти составляющие как в пробирку: сколько чего должно быть, как-то поместили, поняли, как это должно работать, и судя по реакции зрителей на первый сезон, а мы с ним гастролировали по стране, это получилось, найти баланс.

Алла Митрофанова:

— 7 — 10 минут. Просто Ирина сейчас так сказала «семидесятиминутный». 7 — 10 минут каждая серия, и таких серий — 10. Давайте напомним, какие люди стали героями первого сезона, на чьи дневники вы опирались. Потому что они настолько разные, казалось бы, каждый ваш герой, это понято — каждый человек — отдельная вселенная, но ваши герои, можно ли каким-то образом их объединить по смыслу, по взглядам, мировоззрению? Настолько они органично сплетены в этом цикле «Живые мемории», и так хорошо раскрывается через их воспоминания мир, про который мы сейчас, наверное, самую адекватную информацию действительно можем получить именно из дневников, дошедших до нас. Людей того времени из воспоминаний. Вот в нескольких словах: кто люди, ставшие героями первого сезона?

Михаил Разумовский:

— Изначально мы ставили задачу, чтобы это был калейдоскоп людей абсолютно разных и по статусу, и по времени, в которое они жили, и по профессии, занятиям, для того, чтобы действительно собрать такую разную фактуру, картины страны. В первом сезоне это был Всеволод Мамонтов, сын Саввы Ивановича Мамонтова, с эпизодом про Абрамцево и Абрамцевский кружок, были воспоминания Нестерова, которого прекрасно озвучил Кирилл Пирогов, это были воспоминания князя Львова, это были воспоминания совершенно неизвестной широкой публике, но героине города, такого гения места города Владивосток Элеоноры Лорд Прэй, американки, которая приехала во Владивосток и прожила там достаточно долгое время, оставила письме из Владивостока, которые она посылала своей семье в Америку. В общем, это абсолютно разные герои, из самых известных героев первого сезона — воспоминания Бунина, эпизод, связанный с получением Нобелевской премии.

Алла Митрофанова:

— Даже ожидания, по-моему, Нобелевской премии, как он не знал же до последнего, как всегда это бывает, присудят ему или не присудят премию, хотя он знал, что в списке потенциальных номинантов, и что, и как, вот эти моменты, когда звонок раздаётся, у него всё как в тумане. Это настолько анимационно тонко передано. Помню, с Ириной мы говорили, когда выходил как раз первый сезон и возникал этот вопрос: почему же всё-таки анимация? Потому что это тот язык, с помощью которого можно тончайшим образом передать мир человека. И вы это языка придерживаетесь и во втором сезоне?

Ирина Разумовская:

— Да. Это такой образный язык, которым можно сказать, очень много того, что у авторов тех мемуаров, которых мы отбираем, заложено между строк, или берётся эпизод совершенно конкретный, вырванный из контекста, но всегда цельный, самодостаточный. В анимации можно показать то, что в этой книге на других страницах.

Алла Митрофанова:

— На других страницах?

Ирина Разумовская:

— Конечно. Всегда, когда художник и режиссёр анимации берутся за тот или иной отрывок, мы всегда просим их читать книгу целиком, а главное, что мы сами им подсказываем, что можно заложить в видеоряде порой, то, что есть важного из образов, из каких-то моментов, в визуальный ряд этой серии конкретного эпизода.

Алла Митрофанова:

— Потрясающе, вот все бы так работали с первоисточниками, по правде говоря. Расскажите, как вас встречали в разных городах России, вы упомянули о гастролях по стране и, конечно, это важно. Где проходили показы, кто приходил в зал и какой была реакция зрителей? Вы, наверное, цикл целиком показывали?

Ирина Разумовская:

— Мы всегда показываем весь киноальманах из 10 серий, это тогда полнометражное кино на полтора часа, мы ездим по местам памяти, связанных с героями наших серий. Мы показывали и в Абрамцево, в Хотьково, в кинотеатре, рядом. Мы показывали в Уфе, потому что там галерея, которую создал и основал Нестеров, мы ездили во Владивосток, потому что это письма Элеоноры Прэй. И это, конечно, удивительно, когда ты приезжаешь в места, где есть гений места, человек, которого считают все своим, с чем-то про этого человека. Самая прекрасная реакция — это: «Нет, нам все серии очень понравились, но вы знаете, про нашего-то, конечно, самая лучшая».

Алла Митрофанова:

— Дорогого стоит, могло бы быть наоборот: «Нет, вы всё наврали, всё было не так!» — со знанием дела могли бы вам говорить местные жители, и в этом своём негодовании были бы правы, у них свой образ. Но если вы угадали, и такой оценки удостоились, это дорогого стоит, правда!

Ирина Разумовская:

— Самый прекрасный комментарий был во Владивостоке. На один из планов города с панорамой, сказали: «Очень нам понравились ваши серии, но вот художник, который рисовал, он ведь не был во Владивостоке?» Я говорю: «А что, это так заметно?». Потому что, чтобы вы понимали, были изучены все панорамы, фотографии. А Элеонора Прэй была ещё и фотографом, и она оставила целый архив с фотографиями Владивостока 19 века. Весь он был изучен нашим художником, всё с Гугл-карты посмотрено, и что вы думаете? У нас чуть-чуть не там одна сопка нарисована. И нам об этом сказали.

Алла Лаврентьева:

— Одна сопка! Чуть-чуть...

Ирина Разумовская:

— Ну вот с сопками чуть-чуть не угадали, немножко ошиблись.

Алла Лаврентьева:

— Вы знаете, когда такие комментарии приходят, это, по-моему, тоже высшая похвала. Потому что, во-первых, люди глубоко неравнодушно смотрели фильм. Во-вторых, вглядывались буквально в каждую деталь, и, если заметили одну эту сопку, это значит, всё остальное целиком и полностью на высоте. Сколько лет, например, живу в Москве на Пресне, ну возьмись передать, что у нас, где и как расположено, я думаю, точность моя будет процентов 20, понимаете? А если таким образом оценена работа ваших художников, это, по-моему, высший пилотаж. Где сейчас можно увидеть первый сезон?

Михаил Разумовский:

— Первый сезон на сегодняшний день полностью в открытом доступе на нашем ютуб-канале Ktomy.Media, и мы всех, кто ещё не видел, приглашаем к этому просмотру. Я думаю, что будут ещё спецпоказы, где мы покажем именно весь альманах целиком, именно первый сезон, и за этим можно всегда следить в наших социальных сетях, особенно в «Инстраграме», который, как мы любим говорить, самый красивый «Инстаграм (деятельность организации запрещена в Российской Федерации)» про страну. Мы стараемся выдерживать очень высокий визуальный язык.

Алла Митрофанова:

— Желание поскорее закончить эфир и пойти немедленно подписаться на ваш «Инстаграм (деятельность организации запрещена в Российской Федерации)» после такого, что, кстати, советую всем сделать. Давайте, мы поступим следующим образом, напомним: Ktomy.Media в «Ютубе» есть канал, и можно увидеть там уже сейчас весь первый сезон. Там же в 2022-м году, надеюсь, появится второй сезон. Второй сезон не сразу появится, потому что сначала пройдёт показ, наверное, тоже в разных городах России. Вы съездите со своими фильмами и будете их там представлять. А сейчас мне бы хотелось, может быть, небольшой фрагмент из фильмов первого сезона дать у нас в эфире. Расскажите, пожалуйста, кого мы сейчас услышим, чья это будет история? Вот такой небольшой подарок для наших слушателей, чтобы напомнить атмосферу ваших фильмов.

Ирина Разумовская:

— Это будет эпизод из второй серии 1-го сезона, сразу скажу, что серия имеет наибольшее количество просмотров в «Ютубе», она рекордсмен по отзывам, о том, что она самая любимая, она действительно находится немножко впереди всех остальных, это воспоминания Нестерова о том дне, когда была закончена роспись Владимирского собора в Киеве, и тот момент, когда это перестаёт быть, как он говорит, мастерской с художниками, а становится общенародным достоянием. И в тот день приезжает вся царская семья на торжественную службу и освящение. Замечательный артист первого сезона, любимый нами Кирилл Пирогов с потрясающим не просто голосом, а вообще мировоззрением и органикой, вот стал лицом и голосом этого эпизода.

Алла Митрофанова:

— Голос Кирилла Пирогова из тех, который узнают по первой даже полуноте, полуслогу, и, конечно, тот эпизод, я его помню очень хорошо, трогательный момент, когда создателей этого собора оттеснили всякие важные чиновники куда-то на задний ряд, и они такие скромненькие там стоят и не ропщут совершенно: «Ну, что же, ну да, действительно, это теперь... это была наша мастерская, а теперь это собор, и здесь должны быть люди, наверное, всё правильно». И как только император узнаёт, что, оказывается, авторы здесь, сейчас на богослужении, он говорит: «Что? Как это? Где они стоят? Немедленно их сюда». И дальше они такие очень благодарные, важные, стояли рядом с царской семьёй и молились там на первой службе. Послушаем небольшой эпизод из этой удивительной серии, Кирилл Пирогов читает нам мемуары художника Нестерова.

Звучит отрывок.

Алла Митрофанова:

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается, напомню, в нашей студии Ирина и Михаил Разумовские, авторы проекта «Живые мемории», о котором мы сегодня и говорим, вот в первой части нашей беседы напоминали и себе, и вам, дорогие радиослушатели, о первом сезоне этого анимационного документального сериала. Его можно в свободном доступе посмотреть сейчас в «Ютубе» на канале: Ktomy.Media, 10 серий, мемуары самых разных людей, наших с вами соотечественников, о той стране, которую мы сейчас знаем в основном из книг, отчасти из фотографий, кто-то, может быть, больше из фотографий, чем из книг. Ну и которая практически не дошла до нас в виде документалистики, хотя какие-то ленты тоже можно сейчас увидеть, но их не так много. Фактически восстанавливается мир наших с вами соотечественников самых разных: Нестерова, Мамонтова, Бунина и других известных и менее известных имён, и можно это всё увидеть на языке анимации. И готовится сейчас к выпуску второй сезон альманаха «Живые мемории», где будут уже другие люди в качестве героев, и тоже их мемуары, их письма, дневниковые записи будут нам с вами представлены, и среди этих героев, конечно, как сердце моё начинает чаще стучать при имени Анны Григорьевны Достоевской. Простите меня за эту слабость. Можно мы с неё начнём? Ирина, расскажите, пожалуйста, что из её дневников вы взяли за основу для фильма?

Ирина Разумовская:

— Ну мы берём эпизод довольно известный, что для нас большая редкость. Это день смерти Фёдора Михайловича. Как она описывает, как этот великий писатель проживал на этой земле перед уходом в вечность, свой последний день. Взят он потому что меня поразило, с каким достоинством уходил этот человек и то, что это событие очень личное, интимное, если можно так сказать, которое описывает Анна Григорьевна, но вынуждена она описывать и рассказывать его всем, потому что она понимает, кто уходит. И вот этот момент такого откровения, то ли это высказывания жены с одной стороны, то есть она прощалась со своим мужем, но это и прощание с великим деятелем этой страны. И эта грань, мне кажется, очень интересная в этом эпизоде. Для нас было очень важно, и художнику, который сейчас трудится над этой серией, мы стараемся сделать его не трагическим, а светлым, и вообще, эта история не про смерть, а про любовь.

Алла Митрофанова:

— Ну мы знаем, что в любви даже смерть преодолевается, и это не пустые слова. У нас есть пример, может быть, очень высокий, и мы там рядом не стояли, но есть пример Богородицы, которая так научилась любить, причём не только своих близких, не только Своего Божественного Сына, но и вообще людей, которые Её окружали. И она так научилась любить, что в Её Успении преодолевается смерть. Это что-то невероятное. А Анна Григорьевна... Не знаю, здесь мы, конечно, не можем никого сопоставить с Пресвятой Богородицей, но просто образ Анны Григорьевны Достоевской в моём представлении — это образ идеальной женщины, идеальной жены, может быть, вот так вот обозначим, идеальной жены, которая настолько уменьшила своё я, что всю себя целиком посвятила своему мужу, так чтобы внутри неё самой максимально много места было для Фёдора Михайловича Достоевского. Мы знаем, что история не терпит сослагательного наклонения, но думаю, что исследователи творчества Достоевского в основном со мной согласятся. Неизвестно, что было бы с ним, и имели ли бы мы сейчас на руках великое пятикнижие его, если бы рядом с ним не было такой женщины, как Анна Григорьевна. Кто озвучивает её?

Михаил Разумовский:

— Лицом и голосом этой серии стала Виктория Исакова, за что ей, конечно, большое спасибо, опять-таки, нам кажется, что по органике и по тому, как она вошла в эту серию, это получилось очень и очень достойно, хотя задача действительно сложная и ответственная: стать вот на эти минуты лицом и голосом жены Достоевского.

Алла Митрофанова:

— Что она сама рассказывала, может быть, о своей подготовке к этой работе? Делилась, может быть, какими-то своими переживаниями и открытиями?

Ирина Разумовская:

— Удивительно, что для Виктории не стоял вопрос, что это слишком для неё ответственно. Во-первых, она очень интересуется темой жены Достоевского и вообще Достоевского. Во-вторых, она очень быстро как актриса поняла, что главное в этой серии — не уйти, простите, в истерику. Потому что мы понимаем, что там очень много слёз в этой серии, и это очень важно, когда ты передаёшь эту эмоцию зрителю, как раз не передавить, потому что в тексте всё заложено. И опять же она очень филигранно с этим справляется, это подчёркивает и наша остальная команда, и композитор, который написал музыку уже к этой серии. В общем она молодец, ну это было понятно, что она должна справиться.

Алла Митрофанова:

— А художники кто?

Ирина Разумовская:

— А художник тот же, кто делал серию про Нестерова. Это Валерий Кожин, удивительный график, прежде всего, у него совершенно особый стиль, графический, нам казалось очень важным, что это человек, который может справиться. Вот он-то как раз понимал ответственность: он изображает Достоевского, которого знают все. Если Нестерова он писал, там у него был принцип, что он берёт за основу его художественный стиль и справился с этим блестяще. Так что если теперь погуглить эскизы Нестерова, то там и эскизы Валерия Кожина теперь, кстати, перемешались, теперь все попадаются на удочку, считая, что то, что нарисовал Валерий Кожин для анимации по Владимирскому собору, это и есть эскизы Нестерова Владимирского собора, всё смешалось в интернете. Сейчас у него задача изобразить Достоевского, которого знают все, у всех свои представления, как он выглядел...

Алла Митрофанова:

— Важная и сложная очень задача и ответственная, наверное, потому что тот случай, когда, если вы приезжаете во Владивосток и вам говорят: «Все хороши, но наша-то лучше всех!» Представляете, достоеведы увидят вашу анимационную ленту и каждый поделится своим переживанием и скажут: «Вот здесь вот знаете, всё хорошо, правильно и замечательно. Но вот у него в бороде чуть больше седины было, например. Или угол зрения в этом портрете несколько отличается от известного нам оригинала. Дай Бог, чтобы такими были замечания. И дай Бог, чтобы в главном было попадание. Ещё очень интересная героиня ваша — Александра Толстая, дочь Льва Николаевича Толстого. Расскажите, пожалуйста, как вы решились на это.

Михаил Разумовский:

— Ну здесь надо сказать, что сама книга, сам материал, мы, когда обратились к этой литературе, мы не смогли пройти мимо и не взять её в сезон «Живых меморий», при том, что это очень маленькая тонкая книга «Проблески во тьме». Её издали в 90-м году, она поражает, насколько ёмко, при том, что там не так много глав, насколько ёмко каждое слово, создаёт эту картину, эту фактуру той России, как раз на сломе, то есть она описывает время перед её отъездом и эмиграцией, и момент её ареста, нахождения ей в контрреволюционном лагере в Новоспасском монастыре, здесь, в самой книге удивительно, что благодаря своему положению, она всё-таки дочь своего отца, во-первых, у неё невероятный дар литературный, а во-вторых, она не представитель какого-то определённого сословия, видно, что она общалась со всеми и умела общаться даже с простыми людьми, мужиками, и за счёт этого она рисует полноценную картину в этой книге. Каждая глава действительно была достойна, чтобы взять её в сезон, потому что каждый эпизод невероятно кинематографичный и по драматургии, по своей конструкции там невероятные образы. Один из таких эпизодов мы взяли в основу одной из серий, и здесь стоит отметить, что не мы одни не смогли пройти мимо этого материала, и лицом и голосом этой серии стала Инна Михайловна Чурикова, которая собственно отвечая на вопрос, как она нашла время для нас и вообще согласилась, при том, что мы все понимаем. Она сказала: «Ребят, я не смогла отказать, потому что это Александра Толстая». И этот текст, когда она его прочитала, не передать словами, её впечатления, её эмоции, как она готовилась к этому чтению, это большая наша удача, что мы смогли это соединить в одном проекте.

Алла Митрофанова:

— Путь Александры Львовны Толстой настолько невероятен, это... может быть, даже немножечко ещё эфирного времени посвятим разговору о ней, потому что, мне кажется, она того стоит — личность какого-то космического масштаба. «Светлый вечер» на радио «Вера», напомню, дорогие слушатели, у нас сегодня гости Ирина и Михаил Разумовские, авторы проекта «Живые мемории», документального анимационного альманаха, первый сезон которого уже есть в открытом доступе в «Ютубе», а второй сезон мы ожидаем в 2022-м году. Я Алла Митрофанова, буквально через минуту вернёмся к разговору.

Ещё раз здравствуйте, дорогие радиослушатели, я Алла Митрофанова и напоминаю, что у нас в гостях Ирина и Михаил Разумовские, авторы проекта «Живые мемории», документального анимационного альманаха, основанного на мемуарах, письмах, воспоминаниях, дневниковых записей самых разных людей, наших с вами соотечественников, тех, кто видел своими глазами излёт 19 века, начало 20 века. Этот великий наш перелом, может, и более поздние события. Это настолько тонкие фильмы, что смотреть их с, одной стороны, невероятное удовольствие, а с другой стороны, ты чувствуешь, как через тебя поток времени проходит, за что, конечно, авторам этих фильмов огромное спасибо и низкий поклон. Второй сезон обещает быть не менее насыщенным по драматургии и переживаниям. Мы говорим об одной из героинь этого сезона, Александре Львовне Толстой, озвучивает эту анимационную ленту Инна Михайловна Чурикова. Я просто до сих пор... у меня сердце дрогнуло, когда вы произнесли её имя. Александра Львовна Толстая — это та самая дочь Льва Николаевича, поправьте меня, если я ошибаюсь, которая была наиболее близка идеям толстовства, и которая в конце своей жизни стала православной монахиней, по-моему. Она приняла постриг или она стала просто сестрой милосердия?

Михаил Разумовский:

— Честно говоря, мы этот момент не уточним, но это основатель Толстовского фонда, после того, как она эмигрировала в Америку, она основала там фонд, и вообще, как сам Лев Николаевич говорил, что это его любимая дочь, младшая дочь, она единственная, кому он сообщил о том, куда он ушёл перед смертью.

Алла Митрофанова:

— В Астапово в смысле?

Михаил Разумовский:

— Да. Это человек, который стал первым хранителем музея «Ясная Поляна», основал там школу. Это человек, который во главу угла своей жизни поставил служение наследию отца. Это действительно невероятно, как она прошла через эту жизнь, скольким людям она помогла, будучи и в России, и в России, которая пережила этот крах, то как она его переживает, как раз описано в этой книге — «Проблески во тьме», вот эти её переживания перед тем, как она решается эмигрировать, описание почему она не может этого не делать. Скольким людям она помогла уже в Америке, скольким эмигрантам, нашим соотечественникам он помогла в сложные годы, и во время Великой Отечественной войны, когда были гонения в Европе на нашу волну эмиграции, перебраться в Америку, найти там работу. До конца своей жизни она, не жалея себя, жертвовала всем для этого дела.

Алла Митрофанова:

— Да. К Льву Николаевичу, может быть, с точки зрения церковной в тот момент, когда было его отлучение, было много вопросов, но мы знаем слова Спасителя: «По плодам их узнаете их». Один из плодов, который оставил, понятно, их было много и зачастую там есть внутренние противоречия. Но вот плод в виде Александры Львовны Толстой, который оставил Лев Николаевич, действительно она, наверное, самый близкий ему его ребёнок, и тот путь, который она проделала, путь от толстовства к глубокой вере в православном христианстве — это, конечно, что-то невероятное. Думаю, что её подвигами и трудами Льву Николаевичу там, в вечной жизни, безусловно, зачтётся или уже зачлось, мы не знаем, но, правда, невероятная женщина, и я думаю, Инна Михайловна Чурикова своим космическим масштабом личности, её высвечивает как никто прекрасно и наиболее полно. Ирина кивает головой, уже ж была эта запись?

Ирина Разумовская:

— Да, да, да. У нас записаны все артисты, у нас весь сезон записан, и сейчас трудятся режиссёры анимации и композитор написал больше половины музыки.

Алла Митрофанова:

— Поделитесь, пожалуйста впечатлениями, простите за такой тупой вопрос от простой смертной гражданки. Что чувствует человек, который находится в студии, где Инна Михайловна озвучивает?

Ирина Разумовская:

— Я вам так скажу, вы спросите, что чувствует человек, которому Инна Михайловна предлагает порепетировать сначала. Единственный артист из двух сезонов «Живых меморий», которая попросила о дополнительной репетиции заранее. Что я могу сказать Инне Чуриковой, как нужно читать текст? Знаете, когда я к ней, о Боже, приехала репетировать, с Глебом Анатольевичем домой, я поняла, что эта репетиция была необходима, потому что Инна Михайловна может сделать с текстом всё. Она может прочитать, а у неё самый маленький эпизод, всего одна страница, так вот эту одну страницу она может сделать ста вариантами, и, если ты не определишься, как она должна прочитать, не объяснишь ей, кто такая была Александра Львовна Толстая по характеру, а она схватывает на лету. Ты ей говоришь фразу какую-то про то, как она сидела в Лубянской тюрьме, или её дальнейший путь, всё — она поняла её характер, она читает так, как будто она Александра Львовна Толстая. Но дело в том, что Инна Михайловна Чурикова в отличие от остальных, может быть, артистов, она могла прочесть этот эпизод и как будто она жена Достоевского, и как будто она никому неизвестная крестьянка. То есть у неё просто ...

Михаил Разумовский:

— Диапазон просто очень невероятный. Наверное, это главная особенность старой школы. Этот уровень внутренней культуры помогает ей схватывать на лету и сразу погружаться в тот контекст, точно доносить то, что действительно есть в тексте.

Алла Митрофанова:

— Я уже поняла, что будет моими любимыми сериями. Вы упомянули никому неизвестную крестьянку. Насчёт крестьянки не уверена, но в новом сезоне будут дневники никому неизвестного крестьянина.

Ирина Разумовская:

— Да, вы знаете, дело в том, что мы очень прислушиваемся к нашим зрителям. И один из самых популярных отзывов на первый сезон было, что как мало у нас простых людей. Вот, а как крестьяне? Отчасти это происходит потому что высокообразованные культурные люди, дворяне и так далее оставили гораздо больше воспоминаний, особенно интересных и хорошо написанных, чем необразованные люди. Но действительно в этом сезоне теме крестьян будет посвящено несколько серий. И одна из них, это как раз финальная, удивительная книга «Записки пойменного жителя», который оставил человек, и это тоже мы отвечаем автоматически на второй запрос, это человек, который жил в глубоко советской стране. Это Павел Зайцев, родился в 20-е годы 20-го века и прошёл огромный путь...

Михаил Разумовский:

— В том числе он прошёл Великую Отечественную войну. И собственно, вся трагедия заключается в том, что он был жителем Молого-Шекснинской поймы, он ушёл на фронт, и за это время его деревню затопило водами Рыбинского водохранилища, и вся эта книга выстроена невероятно с точки зрения своей концепции, если можно так сказать. Первая часть книги посвящена описанию этой уникальной природы, этой жизни, там каждая глава называется: «Зайцы», «Грибы», «Ягоды». И с такой любовью он описывает мир, в котором они жили. Невероятный по своей природной составляющей, своими ландшафтами и вообще образом жизни.

Ирина Разумовская:

— Укладом, нравственностью, которая там была. Из-за того, что там была пойма — это как будто остров, поэтому там советская власть не совсем успела потоптать какие-то, если можно так выразиться, духовные устои, семейные традиции. И он всё это описывает, людей, дедов. Как у них всё было принято, обедать, завтракать, ужинать в одном доме по двадцать человек и не ссориться, это удивительно. И собственно заканчивается...

Михаил Разумовский:

— Да, вторая часть посвящена уже гибели, трагедии, о том, как эту прекрасную благодатную почву затопило водой и под воду ушло невероятное количество этого живительного ресурса, но помимо всего прочего десятки-сотни деревень, в том числе несколько монастырей и уездный город Молога. И это, конечно, не случайно это серия становится финальной во втором сезоне, потому что, на наш взгляд, этот образ затопленной земли, затопленного нашего Отечества нам очень отзывается внутри. Нам кажется, что сам проект «Живые мемории» нужно увидеть в этой воде, то, что осталось, то, что наше, что нас снова укрепит в этой почве, в этой земле.

Алла Митрофанова:

— Проезжая мимо Рыбинского водохранилища каждый раз, как-то сжимается сердце, чувствуется даже физиологически этот процесс сжатия. С одной стороны, красота, природа, вода, а с другой стороны, понимаешь, что там на дне, и сколько судеб было фактически перерублено, даже не то что переломлено, а перерублено вот этим самым затоплением. И Павел Зайцев, ваш герой, получается, он возвращается в никуда?

Ирина Разумовская:

— Это удивительно. Дело в том, что главная особенность этого героя в том, что, вернувшись в никуда, он остался очень жизнерадостным и благодарным человеком.

Алла Митрофанова:

— А как это?

Ирина Разумовская:

— Вот мы не понимаем этого феномена. Но он пишет с огромным смирением эти воспоминания и с благодарностью, что у него была такая Родина, у него просто главное, почему он записал тетрадь в клетку всё, что он думал, чтобы потомки помнили. И это тоже нам очень отзывается, мы тоже очень бы хотели без ропота относиться к каким-то вещам прошлого. И мне кажется это очень важно и именно поэтому такой финал у второго сезона: безропотное отношение с одной только мыслью — чтобы помнили, противостоять забвению. И удивительно, что эта тетрадь в клетку, написанная Павлом Зайцевым очень много лет ждала своего издания. Вообще, то, как это почти случайно оказалось в руках довольно известного сегодня писателя и публициста Юрия Кублановского, который решает это издать в новом мире. Это тоже такая драматургия жизненная, могла тетрадка так и остаться незамеченной, но она не просто замечена, книжка выпущена, мы очень хотим, чтобы она была переиздана, потому что её невозможно достать. Мы этот экземпляр, который мы, естественно, достали у своего отца Феликса Разумовского с полки, буквально под расписку. Потому что этих книг... их можно по пальцам одной руки пересчитать. В Рыбинске их тоже нет. И вот мы её на запись с артистом тоже берегли, то есть нам очень хочется, чтобы наша серия помимо того, что она побудила помнить про эту историю, но, чтобы она побудила, может быть, переиздать эту книжку, потому что она очень достойна.

Алла Митрофанова:

— Давайте сейчас прослушаем ещё один момент, но теперь уже из второго сезона «Живых меморий», Владислав Ветров озвучивает Перцова, да?

Ирина Разумовская:

— Да. Петра Перцова, мецената и известного инженера путей сообщения, основателя дома Перцова в Москве.

Алла Митрофанова:

— Послушаем эпизод, а потом поговорим, о чём он.

Звучит фрагмент.

Алла Митрофанова:

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается, напомню, в гостях у нас Ирина Разумовская и Михаил Разумовский, авторы проекта «Живые мемории», создатели: Ktomy.Media. Мы говорим о втором сезоне альманаха документального анимационного «Живые мемории» и останавливаемся на самых разных людях, ставших героями этого проекта. Вот сейчас прослушали фрагмент из воспоминаний мецената, промышленника Перцова, ставшего свидетелем кампании фактически по разграблению наших храмов в начале 20-х годов. Кампания по изъятию церковных ценностей на благо советской власти, для борьбы с голодом, для борьбы с чем-то ещё. Страшная история, потому что мы знаем, как патриарх Тихон сам, своими руками, в общем-то, готов был и отдавал самые ценные, не реликвии, конечно, то есть отдавал и утварь и призывал жертвовать средства всю свою церковную паству, чтобы бороться с голодом, в тех местах, где он был, а их было много. Действительно страшное было время голода. И как верующие люди зачастую были готовы последнее отдать, зачем нужно было разграблять храмы наши, изымать реликвии под маской изъятия церковных ценностей уничтожать наши святыни, вот это совершенно непонятно. Что в этих мемуарах? Вот по той тональности, которую мы сейчас услышали в коротком фрагменте, понятно, что автор этих событий их очень тяжело переживает.

Михаил Разумовский:

— Да. На самом деле это тоже удивительные воспоминания, тот эпизод, который мы берём в сезон «Живых мемориев», это одна из завершающих глав книги, вся книга описывает его жизнь, его деятельность, человек сам себя сделал, что называется, сделал очень многое. Его жизнь была целиком посвящена служению людям. Он строил железные дороги, основывал порты, когда у него сложился капитал, он устроил этот конкурс и построил дом Перцова, который стал ярким представителем неорусского стиля, он показал, как в неорусском стиле можно разворачивать строения в нашей стране. Дойдя такой жизнью, как он сам говорит рокового для него 1922 года, это становится для него важнейшей точкой. Потому что дом Перцова находится, как мы знаем, прямо напротив Храма Христа Спасителя, и будучи одним из прихожан этого храма, он добивается, что его пропускают на время оценки церковных ценностей, он присутствует во все дни в Храме Христа Спасителя, видит, как прихожане приходят и жертвуют на храм, на то, чтобы были отданы их средства вместо разграбления храма, и более того он становится одним из фигурантов по делу о противодействии по изъятию церковных ценностей. Как он сам пишет, был поставлен на одну линию с Хотовицким и Арсеньевым, это священники Храма Христа Спасителя, и игуменьей Верой по Новодевичьему монастырю, собственно эпизод, который мы взяли в сезон, это суд над людьми, в большей степени это духовенство. И мы застаём Петра Николаевича Перцова вот на этом суде и слушаем его речь на этом суде, это, конечно, невероятное по драматургии и по надрыву серия. Если понимать, что тот же Хотовицкий, который сидит рядом, ныне признанный святой, новомученик, которого уже в 30-е годы расстреляли. Вообще он был такой правой рукой патриарха Тихона. Когда ты понимаешь вот этот второй, третий слой всей этой истории, это отрезвляюще действует, даже ответы на какие-то сегодняшние вопросы, вопросы сегодняшнего дня даёт эта история.

Алла Митрофанова:

— Судьба самого Петра Перцова как сложилась? Что было дальше с ним?

Ирина Разумовская:

— Ну ему удалось довольно быстро освободиться из заключения, которое происходит после этого суда, но его выселяют, дом Перцова национализируют. Доходный дом, который он сам построил на свои деньги, заработанные огромным трудом.

Михаил Разумовский:

— И его квартиру, в которой он жил, и которая представляла собой отдельный шедевр неорусского стиля, который создал Малютин, прекрасный представитель этого направления, человек, который создал во многом это направление, там квартира, где была комната-думка с видом на Храм Христа Спасителя и где висела картина Рериха «Заморские гости».

Ирина Разумовская:

— С резными потолками...

Михаил Разумовский:

— Стенами, львами на стенах. В этой квартире стал проживать Лев Троцкий и до поры до времени он сохранял интерьер, но потом он принимал какую-то французскую делегацию, которая потом напечатал в иностранных СМИ, что вот Лев Троцкий живёт в таких прекрасных интерьерах, дочь Петра Николаевича Перцова, которая уже была в эмиграции, сказала, что вообще-то это моего отца квартира. И, видимо, в ответ на этот скандал весь интерьер был сбит, и на сегодняшний день мы не можем обратиться к этому. Но надо отдать должное, дом Перцова по сей день нас радует, его внешние фасады, детали, те же птицы, звери, которые смотрят на нас с этого фасада, абсолютно прогружённый дом вот с этим пятым фасадом с обратной перспективой, который погружает этот дом в русскую православную традицию, по сей день мы ходим мимо него, и нам кажется, здорово, если наши зрители, теперь, проходя мимо, будут знать, что за этим домом стоит. А это только одна из страниц его истории. Здесь надо сказать, что помимо Перцова, полноценным героем этой серии становится этот дом.

Алла Митрофанова:

— Дожил ли он до того момента, когда взрывали Храм Христа Спасителя? Не знаете, не помните? Потому что я не представляю, если у него такая глубокая связь с этим местом, как вообще?

Михаил Разумовский:

— Мне кажется нет, его уже не стало. Он был на самом деле человеком в летах, мне кажется нет.

Алла Митрофанова:

— Мне дают сигналы коллеги, что совсем немного осталось времени до конца нашей программы. Безумно жаль, потому что такое количество героев, о которых хотелось бы поговорить. Давайте условимся с вами, что, когда выйдет второй сезон «Живых меморий», вы снова придёте к нам в студию, и мы с вами этот разговор продолжим. У вас там и Рахманинов ещё есть?

Ирина Разумовская:

— Абсолютно верно. Открывает сезон Сергей Васильевич, в преддверии своего большого юбилейного года.

Алла Митрофанова:

— А о чём будет этот эпизод, вот просто небольшая такая... на правах тизера, не на правах спойлера.

Ирина Разумовская:

— Давайте на правах тизера мы скажем главный сюрприз для всех наших зрителей, это уникальная серия, мы хотели с какой-то изюминкой подойти ко второму сезону, их, как вы уже услышали, будет немало, но здесь мы превзошли самих себя, лицом и голосом этой серии стал Денис Мацуев, и музыка в его исполнении, сюита Рахманинова, будет звучать в этой серии. Это всё не случайно и не потому что: «О, Боже. Денис Мацуев», а потому что этот эпизод рассказывает о юности Рахманинова, его поступлении перед консерваторией к знаменитому профессору Звереву. Эпизод его воспитания, эпизод его образования и как раз озвучивает Мацуев, и нам показалось, и Денис поддержал нашу идею, поэтому согласился, что это очень рифмуется с деятельностью самого Мацуева, связанной с его фондом «Новые имена» и вообще всем, что он делает для одарённых детей. Это эпизод про одарённых детей, среди которых был мальчик Серёжа Рахманинов.

Алла Митрофанова:

— Да, спасибо педагогам, которые умеют раскрывать талантливых детей, и благодаря этим педагогам у нас есть, например, Сергей Рахманинов, да, в общем, я думаю, любого гения возьми, за ним обязательно стоит какой-то очень-очень хороший педагог и низкий поклон, конечно, за это. Приходите к нам в феврале!

Ирина Разумовская:

— Спасибо огромное!

Алла Митрофанова:

— В феврале же ожидается, да?

Ирина Разумовская:

— А вы приходите к нам на премьеру!

Алла Митрофанова:

— Хорошо, что у вас вот эта принципиальная позиция есть: сначала мы смотрим в кинотеатре...

Ирина Разумовская:

— Это тоже оказалось выводом из первого сезона, что очень хотят зрители увидеть всё сразу и на большом экране. Настолько сильное впечатление.

Алла Митрофанова:

— И ещё же желательно, наверно, в присутствии авторов, чтобы потом с ними пообщаться, поделиться своими впечатлениями. Второй сезон тоже будете возить по регионам?

Ирина Разумовская:

— Обязательно. 10 точек на карте.

Алла Митрофанова:

— У вас же музеев несколько, целая плеяда музеев, которые помогали вам со сбором материалов. Это и музей Достоевского, и Ясная Поляна, масса разных мест. Может быть, даже и с крестьянином Зайцевым какой-то музей связан?

Ирина Разумовская:

— Есть целый музей, посвящённый затопленному Мологскому краю и этой земле. Есть такой музей в Рыбинске. Он является филиалом музея — заповедника Рыбинского, и мы с ними на связи. И это единственный музей, с которым у нас уже обговорен день, в который мы приезжаем с показом всего нашего киноальманаха, который ещё надо доделать. Это середина апреля, потому что это день памяти этой затопленной земли.

Алла Митрофанова:

— Видимо, самый канун Пасхи или даже на Пасху?

Ирина Разумовская:

— 15 апреля у них, по-моему.

Алла Митрофанова:

— Потрясающе. Для тех, кто в Рыбинске слушает нас сейчас, знайте, что 15 апреля, ну лучше информацию уточнить ближе к делу, у вас будет грандиозное событие: показ альманаха документального анимационного «Живые мемории». Надеюсь, и про другие города вы нам тоже чуть позже расскажете, когда вы там будете и так далее. Благодарю, что пришли сегодня к нам и поделились этими первыми сведениями о новой работе. Ждём с нетерпением!

Ирина Разумовская:

— Спасибо за глубокий разговор.

Михаил Разумовский:

— Спасибо большое!

Алла Митрофанова:

— Ирина Разумовская и Михаил Разумовский, авторы проекта «Живые мемории», были в студии радио «Вера». Я Алла Митрофанова прощаюсь с вами и да, повторюсь, с нетерпением ждём второго сезона «Живых меморий», а первый сезон можно увидеть прямо сейчас, если кто-то ещё не видел: «Ютуб» проект-канал, который называется Ktomy.Media, «живые мемории», документальный анимационный сериал. Спасибо!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
****
Другие программы
Семейные советы
Семейные советы
Чем живет современная семья? Как научиться слушать и слышать друг друга? Какие семейные традиции укрепляют семью? Об этом и многом другом расскажут авторы программы — опытные родители, священники и психологи.
Семейные истории с Туттой Ларсен
Семейные истории с Туттой Ларсен
Мы хорошо знаем этих людей как великих политиков, ученых, музыкантов, художников и писателей. Но редко задумываемся об их личной жизни, хотя их семьи – пример настоящей любви и верности. В своей программе Тутта Ларсен рассказывает истории, которые не интересны «желтой прессе». Но они захватывают и поражают любого неравнодушного человека.
Родники небесные
Родники небесные
Архивные записи бесед митрополита Антония Сурожского, епископа Василия Родзянко, протопресвитера Александра Шмемана и других духовно опытных пастырей. Советы праведного Иоанна Кронштадтского, преподобного Силуана Афонского, святителя Николая Сербского и других святых. Парадоксы Гилберта Честертона и Клайва Льюиса, размышления Сергея Фуделя и Николая Бердяева. Вопросы о Боге, о вере и о жизни — живыми голосами и во фрагментах аудиокниг.
Часть речи
Часть речи
Чем отличается кадило от паникадила, а насельник от местоблюстителя? Множество интересных слов церковного происхождения находят объяснение в программе «Часть речи».

Также рекомендуем