“Проект “Русский парк”. Светлый вечер с Сергеем Ефименко (эф. 06.10.2015)

Светлый вечер - Сергей Ефименко (эфир 06.10.15) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Сергей Ефименко (эфир 06.10.15) - Часть 2
Поделиться

Сергей Ефименко (Русский парк)1У нас в гостях был предприниматель, основатель музейного проекта “Русский парк” Сергей Ефименко.
Наш гость рассказал о том, как в Переславле на нескольких гектарах появился огромный музейно-развлекательный комплекс “Русский парк”, что интересного можно увидеть и узнать там, и какие цели преследовали основатели этого проекта.

Ведущие: Константин Мацан и Алексей Пичугин

А. Пичугин

—  Уважаемые слушатели, здравствуйте! Это программа «Светлый вечер». В студии Константин Мацан…

К. Мацан

—  Добрый вечер!

А. Пичугин

—  …и я, Алексей Пичугин. И сегодня мы поговорим про интересное, очень необычное место во всем известном месте. Это Русский парк в городе Переславль-Залесский. И в гостях сегодня в нашей программе Сергей Ефименко, предприниматель и создатель Русского парка. Сергей, здравствуйте.

С. Ефименко

— Добрый вечер.

А. Пичугин

—  Заголовок где-то видел в Интернете — «Челябинский бизнесмен строит Русский парк в Переславле-Залесском». Вот такой растянутый по географии России. Поэтому расскажите нам, пожалуйста, почему Вам пришла такая идея в голову, и почему парк возник именно в городе Переславль-Залесский.

С. Ефименко

— Ну, идея пришла после путешествий по загранице, где я видел много различных тематических парков. И возникла идея: а есть ли в России что-то такое, связанное именно с Россией, так, концептуально? Провел анализ, выяснил, что ничего подобного нет. И вот так родилась идея сделать тематический парк о России, ее достижениях, традициях, народе.

А. Пичугин

—  А почему Переславль?

С. Ефименко

— Ну, я выбирал место, которое все-таки посещается туристами, чтобы невдалеке от туристических маршрутов, с точки зрения бизнеса.

К. Мацан

—  Ну вот просто сама идея на Золотом кольце, наверное, лежит на поверхности. Но, с другой стороны, кто-то скажет: «А зачем?.. Вот я хочу посетить Русский парк, но почему я должен ехать в Переславль? А почему, например, не в Ближнем Подмосковье или не в Измайлово где-нибудь?»

С. Ефименко

— Ну, город Переславль является одной из древнейших столиц России. Несколько лет в XIV веке Переславль был столицей России. Он является Родиной Александра Невского, которого признал наш народ «именем номер один России». И поэтому мы выбрали город Переславль.

К. Мацан

—  Давайте поясним нашим слушателям, которые, в отличие от нас, к программе не готовились и не посмотрели Ваш сайт перед эфиром, не почитали отзывы и Ваши интервью, все-таки как правильно обозначить, скажем так, жанр. Это что — музей, какое-то?.. Что это? Как это?..

С. Ефименко

— Ну, мы считаем, правильнее называть это «историко-культурный центр», потому что он располагается на достаточно большой территории, порядка 10 гектаров, и включает в себя и музеи, и открытые интерактивные площадки, и театрализованные представления.

К. Мацан

—  Что там есть?

С. Ефименко

— Ну, сердцем Русского парка является музей, что изобрели русские первыми в мире. Это единственный на сегодняшний день в России такой музей. А кроме этого, на территории находятся еще дополнительно семь музеев, много открытых экспозиций. Очень долго можно перечислять. Ну, а для интереса зрителей мы проводим театрализованные представления — «Средневековая Русь», «Посажение княжича на коня» и театрализованное выступление конноакробатического казачьего театра.

А. Пичугин

—  Ну, давайте пойдем по порядку. Для начала, пригласим наших слушателей в Ваш парк.

С. Ефименко

— С удовольствием. Всегда всех встретим с широтой русской души.

А. Пичугин

—  Вот я приезжаю… Мы с Константином приехали, взяли своих родственников, жен, девушек, сели в машину, приехали к Вам в парк. Расскажите, с чего мы начинаем осмотр.

С. Ефименко

— Ну, если Вы едете… Вы должны, во-первых, располагать временем. На один час к нам приезжать бессмысленно. То есть это достаточно большой объект не только по территории, но и по насыщенному наполнению. Даже простая обзорная экскурсия по парку займет порядка часа. А если Вы захотите посетить еще все музеи более дополнительно, а если Вы захотите посмотреть программы, о которых я говорил, плюс, пообедать в трактире по рецептам XIX века, то лучше приезжать на полдня.

А. Пичугин

—  Сколько стоит билет?

С. Ефименко

— Для взрослых стоит 300 рублей, для детей — 150, дошкольники — бесплатно.

А. Пичугин

—  Кстати, недорого.

К. Мацан

—  И это на весь день, грубо говоря?

С. Ефименко

— Да.

К. Мацан

—  Все остальные входы во все музеи бесплатные?

С. Ефименко

— Да, бесплатные. Единственное — дополнительная плата за театрализованное выступление казачьего коллектива.

А. Пичугин

—  В Калужской области уже много лет существует «Этномир», который много лет строится. Вот, наверное, это первый такой в России крупный тематический парк. Когда Вы создавали Русский парк, Вы как-то основывались на том опыте, который уже в нашей стране существует?

С. Ефименко

— Да, конечно. «Этномир» — это первый проект подобного плана, но он стремится показать разнообразие мира. А мы хотим показать достижения именно нашей страны, то есть то, что достигли мы в науке, архитектуре, быту, театре, моде.

К. Мацан

—  Ну, вот Вы упомянули сердце этого парка — «Музей, что изобрели русские». Сразу возникает ряд вопросов. То есть, само собой, я в этом парке пока не был… Но то, что Вы рассказываете, очень интересно. Я думаю, что всем нашим слушателям мы совершенно спокойно можем рекомендовать туда идти, ехать, потому что, как минимум, познакомиться — это уже интересно. Но если попытаться как-то проблематизировать не сам парк, а идею просвещения через такую форму… «Музей, что изобрели русские»… Сразу возникает такой афоризм: «Россия — Родина слонов». То есть Россия — Родина всегда, и, в общем-то, наверное, каждый мало-мальски уважающий себя народ. а то и город, а то и деревня, может у себя такой музей организовать. Вот я был в нескольких городах на Волге, и в каждом обязательно есть беседка. Именно в этой беседке Островский написал знаменитую пьесу(?) из «Грозы», именно в этой беседке его посетило вдохновение. С одной стороны, от этого никуда не деться, с другой стороны, все-таки в чем смысл такого музея?

С. Ефименко

— Ну, во-первых, для того, чтобы его воспринимали, как вот Вы правильно сказали, без иронии, во-первых, мы делали эту экспозицию совместно с сотрудниками Политехнического музея Москвы и Институтом естествознания Российской Академии наук. Это раз. Второе. Мы русским считаем не по фамилии — Иванов, Петров, Сидоров. Мы опираемся на то, что в XIX веке русским считали любого, кто принес присягу императору, принял гражданство России…

А. Пичугин

—  Ну, подданный империи.

С. Ефименко

— Да, подданный империи, знал русский язык. То есть это и Шилин, который изобрел телеграф, и Якоби, и все остальные — они все русские, потому что они соответствовали этому требованию, предъявляемому к тем, кто жил на территории России. Это раз. Второе: в музее мы не собрали какие-то места, чем-то знаменитые, как вот Вы привели пример беседок. Мы взяли те факты, которые являются неоспоримыми и научными. Что-то мы первые в мире построили — и робота Чебышев рассчитал первый, и первый в мире гусеничный трактор, и самолет первый взлетел в России, дирижабль, парашют — это все русские изобретения.

А. Пичугин

—  Но ведь некоторые страны будут с Вами спорить и доказывать свое первенство.

С. Ефименко

— А пусть спорят, кто мешает? Ну, с Поповым Маркони спорил. До сих пор итальянцы считают Маркони изобретателем радио. Но мало кто знает, что еще в 1935 году Всемирный патентный суд в Гааге поставил жирную точку в разбирательстве и определил приоритет Попова. Поэтому, несмотря на решение суда, итальянцы его считают изобретателем радио. Справедливо, несправедливо? Сложный вопрос.

К. Мацан

—  Вот смотрите, я в справке про Ваш музей читаю, что, в частности, например, там указано, что русские изобрели водородную бомбу. Возникает вопрос…

А. Пичугин

—  Вопрос такой: есть ли у Вас водородная бомба? (Смеется.)

К. Мацан

—  Хороший вопрос, да, мы сейчас его обсудим. Смотрите: вот гордиться тем, что мы изобрели оружие массового уничтожения, в принципе, на мой взгляд, немножко странно. Знать — надо, понимать историческое значение, геополитическое значение защиты государства  и так далее надо понимать. Но гордиться и строить, допустим, на этом конкретном факте какую-то свою, не побоюсь этого слова, идентичность мне лично кажется странным. Вот что Вы можете сказать?

С. Ефименко

— Ну, во-первых, Вы абсолютно правильно заметили, что есть разделение познавательных фактов и фактов гордости. То есть музей того, что изобрели русские первыми в мире, во-первых, несет познавательную функцию — для того, чтобы показать в разных залах музея, что мы изобрели в транспорте, что мы дали миру в технике и, в том числе, что мы дали в военном деле. Помимо водородной бомбы, мы дали противогаз, с помощью которого от отравляющих веществ спасено немало жизней. Поэтому мы показываем всю линейку: мы изобрели противогаз, мы изобрели и взорвали первыми водородную бомбу, автомат для подводной стрельбы, например, просто автомат, миномет. Это все изобретения русских инженеров. Это познавательно. Вы абсолютно правильно говорите, что гордиться оружием массового поражения — это неправильно. Но в данном случае оно используется в качестве защиты, и мы показали миру, что у нас есть защита от тех людей, которые будут мешать нам жить и будут диктовать нам какие-то свои условия. А гордость вселяет, я думаю, само количество того, что находится в этом музее. Потому что очень многие для себя с удивлением узнают, что, например, сотовый телефон — это русское изобретение, телевидение, кабельное, сотовое, 3D-кино — все это впервые было изобретено и внедрено в России.

К. Мацан

—  А 3D-кино — это как в России?..

А. Пичугин

—  3D-изображение, скорее.

С. Ефименко

— 3D-фильмы — 1936 год, впервые был снят 3D-фильм в Московском институте кинематографии.

А. Пичугин

—  Да, это правда. Но после войны, по-моему, нет? До войны?

С. Ефименко

— Нет, 1936 год. Кстати, за это изобретение в 1991 году этот институт единственный в мире получил «Оскар» за техническое нововведение в кинематографе.

К. Мацан

—  А расскажите еще, что Вас самого поразило, когда Вы готовили этот музей? Наверняка, Вы же до этого не все знали, что там сейчас представлено!

С. Ефименко

— Ну, конечно. Я знал примерно процентов 10, наверное, из того, что там представлено. Но сказать, что что-то одно меня поразило, я не могу.

К. Мацан

—  Мы можем перечислить, потому что время есть.

С. Ефименко

— Ну, есмли говорить — поразило, ну, во-первых, и самолет. До этого я не знал, что это Можайский первый в мире взлетел на самолете. Парашют для спасения летчиков. Ну, про космос — из-за того, что у меня возраст, советское образование — я знал, что, практически, все в космосе дали миру мы. Но про сотовый телефон, например, не знал. Про то же кабельное телевидение, 3D-кино я не знал, про военные изобретения очень много я не знал. В быту, например — то, что витамины — наше изобретение. Что даже письменность майя расшифровал русский ученый Кнорозов — вот этого я тоже не знал. Кстати, этому все очень много удивляются: как русский мог расшифровать письменность майя. Ну, так — взял, как все русские, и сделал.

А. Пичугин

—  Но ведь это же, как Вам сказать… Есть ли в этом действительно повод для какой-то гордости? Ведь наука развивается во всех странах. С одной стороны, действительно, нужно, чтобы люди знали достижения своих соотечественников. Наверное, Вы правы в том, что недостаточно много для этого сейчас делается. Но, с другой стороны, создавать для этого целый такой главный… отводить этому главное место в Вашем парке — насколько это логично? По идее же, это задача образования.

С. Ефименко

— Ну, Вы знаете, я считаю, что государство на сегодняшний день не выполняет функцию образовательной части в том плане, как воспитание патриотизма, гордости за свою страну, за своих предков. И поэтому я посчитал необходимым сделать такой музей. И визиты школьников, и реакция учителей на этот музей говорят о том, что мы сделали правильно. Потому что учителя говорят, что им не хватает такого места, куда бы они могли привести учеников и рассказать об этих всех фактах.

А. Пичугин

—  А школьников откуда привозят? Это переславские школьники, или из Москвы едут?

С. Ефименко

— Ну, переславские-то школьники уже все побывали, их не так много. А в основном поток идет — Москва, Московская область.

А. Пичугин

—  Я вот удивляюсь, почему я не знал про этот парк, хотя я в Переславле бываю раз в три недели, наверное.

С. Ефименко

— Ну, Вы знаете, и даже среди местных жителей до сих пор есть те, которые не знают о Русском парке. То есть нам не хватает рекламы, а это все завязано на деньги.

К. Мацан

—  Давайте скажем, как давно Вы появились.

С. Ефименко

— 27 июня прошлого года мы открыли двери для первых своих посетителей. То есть год с небольшим.

К. Мацан

—  А сколько строились?

С. Ефименко

— 10 месяцев. И 6 месяцев до этого ушло на разработку концепции Русского парка.

А. Пичугин

—  А концепцию Вы сами разрабатывали, или у Вас?.. Вообще, расскажите, кто с Вами работает. Вы же не один все это делаете. Вы — инвестор, правильно? Инвестор и идеолог.

С. Ефименко

— Я разработчик концепции. Все, что есть в Русском парке, разрабатывал я сам, собирал информацию. Для того, чтобы разработать концепцию, я прочитал больше 200 книг по разным аспектам жизни и истории России.

А. Пичугин

—  А сколько лет ушло вообще на?..

С. Ефименко

— Полгода ушло на это.

А. Пичугин

—  Вы за полгода 200 книг прочитали? Нет, а идея в голове вынашивалась сколько?

С. Ефименко

— Ну, идея родилась быстро — я говорю, после поездок по загранице она и родилась.

К. Мацан

—  А что, например, Вас за границей так конкретно заинтересовало — какой парк, в какой стране? На что Вы ориентируетесь?

С. Ефименко

— Нет, конкретного образца нету. Просто было понимание, что везде есть такие тематические парки, а у нас в России нет. Почему нет, почему не сделать? Кто-то должен это сделать.

А. Пичугин

—  Мы говорим о Русском парке в Переславле-Залесском вместе с его создателем Сергеем Ефименко. Он предприниматель и основатель вот этого необычного места в городе Переславль-Залесский на Золотом кольце.

К. Мацан

—  А вот смотрите, Вы — предприниматель. У Вас, значит, какой-то бизнес иной, не только Русский парк? Или для Вас все-таки Русский парк — это бизнес-проект?

С. Ефименко

— Я строил изначально Русский парк как бизнес-проект, потому что на дотации долго никакой музей, если он не государственный, существовать не может. Другие бизнесы есть, которые помогают поддерживать сейчас в текущем состоянии, до того, как парк выйдет на окупаемость.

А. Пичугин

—  А смотрите: Вы — из Челябинска.

С. Ефименко

— Да.

А. Пичугин

—  А почему Вы не начали этим заниматься в Челябинской области — ну, хотя бы из расчета, что это могло бы привлечь какое-то туристическое внимание к Уральскому региону?

С. Ефименко

— Ну, здесь я пошел по пути наименьшего сопротивления. Если есть существующий туристический поток, то объект лучше строить на существующем туристическом потоке, чем на нулевом, и создавать его. На это уйдет больше времени.

К. Мацан

—  Вот Вы сейчас озвучиваете очень справедливую бизнес-логику. Это как раз к моему вопросу. Скажите, для Вас все-таки любой другой бизнес-проект — продажа чего-нибудь, производство чего-нибудь — и такая вещь, связанная с мировоззрением (Русский парк) — это один и тот же бизнес? Или есть какой-то водораздел для Вас между ними?

С. Ефименко

— Мне близки слова одного из писателей (к сожалению, фамилию я забыл), книгу которого я читал, что все мы живем в России, и каждый из нас должен что-то сделать для своей страны. Ну, вот Русский парк — это то, что, я считаю, я должен сделать для своей страны, но я делаю это и с точки зрения, чтобы это было окупаемо как бизнес.

К. Мацан

—  Он уже вышел на окупаемость?

С. Ефименко

— Да.

К. Мацан

—  То есть за год, получается?

С. Ефименко

— Да.

К. Мацан

—  То есть эта тема — она продавабельная в России?

С. Ефименко

— Да. Я вышел с предложением в то же Министерство культуры для того, чтобы в каждом федеральном округе сделать Русский парк, для того, чтобы наша страна объединялась — идейно, концептуально.

А. Пичугин

—  А интересно — Русский парк или, что, может быть, более ценно, парк, сакцентированный на тот регион, где он построен? Скажем, не знаю, в Тверской области — богатейшая история!

К. Мацан

—  «Парк русского периода».

А. Пичугин

—  «Парк русского периода». Это очень опасное название.

С. Ефименко

— Ну, Вы абсолютно правильно говорите, что в каждом регионе в Русском парке обязательно должна быть какая-то региональная компонента. Но должна быть обязательно проходящая единая линия, которая объединяет всю нашу страну, несмотря на ее масштабы и расстояния.

А. Пичугин

—  А расскажите все-таки, кто с Вами работает? Кто Ваши единомышленники, кто помогал Вам строить это именно в Переславле-Залесском? Может быть, кто-то из местных специалистов?

С. Ефименко

— Ну, я считаю, что кого-то из команды выделять неправильно. Мы работали там командой, сейчас продолжаем работать. Все, кто участвует в проекте, начиная от уборщицы и заканчивая арт-директорами и всеми людьми, которые занимаются более творческой составляющей, внесли свою лепту. Я всем им благодарен за то, что они…

А. Пичугин

—  А местные жители есть?

С. Ефименко

— Конечно, основной костяк составляют местные.

К. Мацан

—  Вы сказали, что Вы сами писали концепцию. То есть у Вас в голове шел какой-то процесс осмысления и формулирования, зачем Вы это делаете, для кого Вы это делаете. Вот расскажите нам об этом — как Вы для себя формулируете миссию этого проекта?

С. Ефименко

— Ну, я считаю, что… Вот я горжусь своей страной, что я живу в России. Я горжусь своими родителями, я горжусь другими предками, которые были в моей семье или не моими родственниками, но те, которые прославляли Россию своими достижениями — хоть в географии, хоть в истории, в любой другой сфере жизнедеятельности. Именно поэтому я считаю, что концепция Русского парка, которую я разрабатывал, опирается именно на то, чтобы человек, посетивший Русский парк… Ведь о нашей стране и о наших предках, достижениях сейчас очень много черноты выливается. И особенно среди молодежи, которая не получала советского образования, такого базового, скажем так, очень много ходит таких версий, что нам гордиться нечем, все лучшее пришло к нам с Запада. Ну, это реальные факты. И вот против этих настроений, против этих мыслей я и направил, разрабатывая концепцию содержания Русского парка.

К. Мацан

—  Вот очень интересно. Вы говорите: «против этих мыслей», «против этих концепций». У меня есть глубокое убеждение, что на таком антипозиционировании крепкого дела не построишь.

А. Пичугин

—  Да, я соглашусь, Костя.

К. Мацан

—  Но, видимо, Вы построили крепкое дело. Значит, кроме того, что Вы против чего-то, должно быть то, за что Вы выступаете. Что Вы предлагаете?

С. Ефименко

— Вот я выступаю за то, чтобы мы помнили о своих предках и об их достижениях. Чтобы мы помнили о том, что наша страна всю историю своего существования была великая. В ее истории были, конечно, и поражения, но больше всего было побед. И именно вот за это я и выступаю.

А. Пичугин

—  А все-таки если… Смотрите, нельзя же брать культуру отдельно взятой страны и отдельно взятого народа и вынимать ее из общего культурного мирового пространства. Ведь русская культура — Вы говорите, да, она очень много заимствовала с Запада, но это подчеркивает ее идентичность и единство с западной культурой. Если мы будем говорить об архитектуре, то большинство архитектурных форм мы получили именно с Запада. Но это неплохо, потому что мы переработали их здесь в свои и получили то, что называется русской культурой. Ведь этот сплав, вот это единое культурное пространство европейских народов, восточных, которое воплотилось здесь, на нашем пространстве России, ведь это же  тоже надо подчеркивать — важность вот этого сплава.

С. Ефименко

— Я с Вами абсолютно согласен. Мы жили не в безвоздушном пространстве — нас окружали достижения цивилизации и Запада, и Востока. И, находясь между ними, мы впитали что-то и с Запада, что-то и с Востока, переработали, сделали. И вот именно то, что мы переработали и сделали, мы и показываем в Русском парке.

К. Мацан

—  Давайте погуляем по этому Русскому парку, попробуем, пускай через звук, хоть мы на радио, показать, что там происходит. Вот, например, деревянные дома с интерьерной росписью — это некая особая гордость парка, как мы нашли в Интернете эту информацию. Что это такое? И почему гордость?

С. Ефименко

— Ну, гордостью является все, что находится в парке, на самом деле. Что такое дома с интерьерной росписью? Нам долго твердили — ну, особенно я помню по советским временам, — что в XIX веке все жили в черных избах с земляным полом. Ну, после проведения анализа я выяснил для себя, что в России было четыре центра расписных изб. Именно не видов росписей, а именно расписных изб, архитектурно расписанных.

А. Пичугин

—  Ну, а где-то в тот момент жили в земляных избах… с земляным полом…

С. Ефименко

— Кто-то и сейчас живет в канализации, каждый сам выбирает свой жизненный путь. И мы реконструировали у себя две избы из оставшихся, которые находятся в музеях деревянного зодчества. Одна находится в Архангельской области — это «Алешкин дом», по фамилии художников Алешкиных.

А. Пичугин

—  В Малых Карелах?

С. Ефименко

— Нет, в отдаленной деревне. Он находится сейчас в аварийном состоянии. Не в Малых Карелах. Просто с советских времен осталось очень много фотографий. Я посылал туда художников, чтобы они отфотографировали, зарисовали это все, чтобы это была именно копия — не придумки современных художников, как это выглядит. А вторая изба — это тоже копия из Музея деревянного зодчества Свердловской области в деревне Нижняя Синячиха. Поэтому эти расписные избы — это копии того, что сохранилось с XIX века в этих музеях.

К. Мацан

—  А вот уровень погружения у того, кто придет в парк, в эти избы, он все-таки какой? То есть это просто посмотреть, или, там — ну, я не знаю, сейчас скажу какую-нибудь глупость — можно поспать на этой кровати, там…

А. Пичугин

—  Прилечь.

К. Мацан

—  …помесить тесто в этой настоящей тарелке, провести там день, ночь, пожить там?

С. Ефименко

— Ну, пожить в этих домах, конечно, невозможно — они предназначены для посмотреть или развлекаться. Если Вы просто придете, Вы можете посмотреть. Если у Вас есть время дополнительное, Вы можете в этих избах пройти мастер-классы, музыкальные посиделки с русскими народными инструментами XIX века. Все зависит от того, сколько времени Вы готовы выделить на посещение Русского парка и на что хотите упор сделать.

К. Мацан

—  Вот интерьерные избы… Интерьер — такое слово современное… А как-то оно сейчас применяется, в данном разговоре, к древним избам. Какой там интерьер?

С. Ефименко

— Ну, во-первых, мы хотим показать именно роспись. Вот Вы когда зайдете внутрь избы, Вы увидите, что она вся изнутри расписана. То есть интерьер… Как таковой, мебели в них не представлено, чтобы не закрывать красоту вот этой росписи, которая характерна для этих Архангельска или Урала, для этих центров росписи. Поэтому интерьер здесь больше росписью решается.

К. Мацан

—  Идем дальше по парку. Музей русской забавы «Петрушка».

С. Ефименко

— В этом музее мы представили, во-первых, экспозицию русских пословиц и поговорок в такой веселой, красивой кукольной форме. А во втором зале этого музея мы представили народные театры, которые были в России до того, как к нам… вернее, до того, как пришло телевидение. То есть как люди развлекались? Это и тростевые куклы, и театр-вертеп, театр «Петрушка» народный, театр теней и так далее — все это представлено в этом музее.

К. Мацан

—  А реальные театральные представления там проходят?

С. Ефименко

— Они проходят по выходным дням.

К. Мацан

—  И что это за спектакли? Кто их ведет? Это актеры, которые приходят, это кукловоды, это просто волонтеры? Это местные жители могут прийти и надеть кукол на руку и поучаствовать?

С. Ефименко

— Мы выработали определенный формат, когда под руководством наших аниматоров участвуют сами зрители со своими детьми. То есть это очень интересно людям, такая интерактивная программа, и каждый ребенок выполняет свою функцию, как вот Вы говорите, с куклами на руках. Кто-то изображает медведя, кто-то зайчика. И вот с помощью аниматоров дети быстренько обучаются вот этим текстам, не сильно сложным, и сами делают вот такое представление.

К. Мацан

—  Вы упомянули аниматоров. Вот расскажите, кто работает, кто встречает человека, который в парк приходит. Это же не просто экскурсовод. Или экскурсовод и еще кто-то? Как жизнь организована?

С. Ефименко

— Если Вы просто приехали посмотреть, то, конечно, Вас встречает кассир.

(Смеются.)

К. Мацан

—  Ну, пропустим этот печальный момент.

А. Пичугин

—  Почему ж печальный? Если понравилось, тебе приятно отдавать деньги за то, что тебе понравилось!

К. Мацан

—  Пропустим этот радостный момент!

С. Ефименко

— Да. Если Вы приехали на заранее запланированную программу… То есть все программы заказываются заранее, чтобы Вас встречали, в зависимости от программы, либо казаки, либо на площадке «Тыл — фронту» — солдаты в военной форме, либо в деревенской одежде, если Вы хотите посиделки сделать. То есть встречающий человек зависит от той программы, которую Вы выбрали.

К. Мацан

—  А что такое «Аллея сказок», или «Поляна сказок» у Вас есть?

С. Ефименко

— Это и аллея, и поляна сказок. Это большая площадь, которая отведена под героев наших русских народных сказок, которые сделаны умелыми руками скульпторов.

К. Мацан

—  Что там происходит? Там просто пройти посмотреть, или они оживают?

С. Ефименко

— Так же, как и на любой территории парка, можно просто посмотреть, а можно также заранее заказать интерактивную программу для детей, и с детьми будут работать герои, сказочные персонажи. Ну, детям весело будет.

К. Мацан

—  Не сомневаюсь.

А. Пичугин

—  А с какого возраста вообще детям будет интересно?

К. Мацан

—  Да, вот я хотел спросить: вот у меня сыну два с половиной года. Пора уже или еще рано такому ребенку?

С. Ефименко

— Ну, я думаю, что в два с половиной года ему больше понравится батут и мягкая комната в Русском парке.

А. Пичугин

—  А, есть и батут?

С. Ефименко

— Да. Мы специально сделали площадку с аниматорами, на которой сделана, огорожена большая территория, на которой можно и с детьми быть, и оставить детей с аниматорами. И там есть и батуты, и мягкая комната, и мастер-классы проводятся.

К. Мацан

—  А батуты тоже древнерусские?

С. Ефименко

— Нет, конечно, батуты современные.

К. Мацан

—  Какие-нибудь в цветах и под Гжель, под Хохлому. Это, конечно, не древнерусские, но так я сейчас… Чтобы колорит был.

С. Ефименко

— Батут современный китайский.

К. Мацан

—  Понятно. Мы добрались, по тому, что мне интересно, до очень «вкусного» места — Музея дегустации кваса. Что там? Много квасов?

С. Ефименко

— Вообще, это единственное место в России, где Вы сможете продегустировать 12 видов кваса. Почему мы выбрали именно 12 видов? Потому что, по практическим опытам, больше никто выпить, продегустировав, не сможет.

К. Мацан

—  А сколько всего их, этих видов?

С. Ефименко

— Ну, в России в XIX веке было известно более 500 видов кваса. Мы отработали технологически 50, но предлагаем 12.

К. Мацан

—  Как проходит дегустация?

С. Ефименко

— Ну, во-первых, Вас встречает квасовар, который рассказывает историю квасоварения на Руси, рассказывает интересные факты именно из истории, которые связаны с рецептами, с пользой кваса и так далее. А после завершения вот такой интерактивной экскурсии Вы приходите, и в зале Вам накрывают столы, на которых Вы пробуете квасы.

К. Мацан

—  Ну, Вы их сами варите?

С. Ефименко

— Да, мы сами их готовим. Это и овощные — например, свекольный, морковный, фруктовые — яблочный, клюквенный, вишневый, а также с хмелем, имбирем, хреном, медом и так далее.

А. Пичугин

—  А Вы сами часто там бываете? Вы живете в Переславле?

С. Ефименко

— Да, практически все свое время я провожу в Переславле.

К. Мацан

—  Напоминаю, Сергей Ефименко, предприниматель, создатель Русского парка, сегодня в гостях в программе «Светлый вечер». Мы говорим о русской культуре и о знакомстве с ней через этот Русский парк и продолжим этот разговор буквально через минуту.

А. Пичугин

— Еще раз здравствуйте, дорогие слушатели! Здесь, в студии радио «Вера», я, Алексей Пичугин.

К. Мацан

— И Константин Мацан. И мы продолжаем разговор с Сергеем Ефименко, предпринимателем, создателем Русского парка в Переславле-Залесском.

А. Пичугин

— Вот опять про Переславль-Залесский. Город, конечно, с совершенно удивительной новейшей историей. У него-то и история отличная, начиная с Александра Невского, с городища Клещин, о котором тоже сейчас много говорится. Но современная его история просто завораживает, потому что такого количества необычных музеев, как в Переславле, я нигде больше не встречал. Там и музей паровозов, и музей утюга, и музей чайников. Музей ботика Петра I. Вообще русский флот начинался в Переславле-Залесском, кстати говоря. Теперь вот Русский парк еще появился. Скажите, а Вам никогда не приходило в голову создать какую-то ассоциацию необычных музеев Переславля-Залесского? Вы как-то вообще друг с другом общаетесь, координируете свою работу, помогаете, может быть, друг другу?

С. Ефименко

— Ну, конечно, мы общаемся друг с другом и взаимно продвигаем информацию о своих музеях. О создании какой-то ассоциации речи пока не идет. Но здесь я с Вами абсолютно соглашусь в том, что такого количества разнообразных музеев, как в Переславле, практически нет ни в одном городе Золотого кольца. И это очень нравится туристам, потому что они имеют возможность выбрать, что бы посмотреть. А когда есть выбор, то турист остается более удовлетворенным.

К. Мацан

— Смотрите, Вы искали квас. То есть идея кваса Вам пришла в голову. Вы нашли идею древних изб и еще много других идей. Идей много, Вы выбрали именно эти, именно эти Вам пришли в голову. Как происходил отбор? Как Вы вообще искали все эти экспонаты, темы, повороты? Почему именно они, а не другие?

С. Ефименко

— Эти темы появлялись, как я уже говорил, по ходу сбора информации. Появлялась тема, например, русской росписи. Появлялось понимание, что этих видов достаточно много. Я сейчас не об избах говорю, а об Аллее русской росписи, на которой представлено 30 видов русской росписи. После этого привлекался искусствовед. В данном случае мне помогал кандидат искусствоведческих наук. Она уже делала подборку росписей, привлекала художников. Так появлялась Аллея русской росписи. После этого появлялась какая-то другая идея. Например, русской архитектуры. И мы эту аллею сделали совместно с музеем архитектуры Щусьева, которые предоставили нам информацию. Двигалось все таким образом: появлялась какая-то идея части парка, после этого привлекался специалист узкой направленности в этом направлении. С помощью него уже подготавливалась экспозиция.

К. Мацан

— Хорошо. А как идея кваса именно пришла?

С. Ефименко

— Идея кваса пришла из того, что, когда я прочитал, что было более 500 видов кваса, захотелось попробовать хотя бы какие-то виды кваса. И шеф-повар поставил эти разные виды. И после этого мы отобрали 12, которые нам больше всех понравились. И (нрзб.) ставим.

А. Пичугин

— Я часто бываю в Суздале, даже очень часто…

К. Мацан

— Я тоже подумал, там…

А. Пичугин

— Там медовуха у них – своя особенность региональная. Ну, как региональная? Это тоже ведь придумали люди, которые решили в какой-то момент сделать Суздаль популярным не только как город архитектурных чудес Золотого кольца, но ещё и как такую туристическую привлекательную единицу. Очень много таких фишечек – извините за это выражение – у разных городов. Вот Суздаль – медовуха. Уже, к сожалению, мне часто говорят: «Ой, ты в Суздале бываешь? Привези медовухи». Никто не спросит: «Как там кремль? Как там Спасо-Евфимиев монастырь? Что ещё?»… «А привези медовухи». Но с другой стороны, есть какой-то такой региональный интерес. Может быть, сделать Переславль-Залесский столицей кваса? Чтоб все мне говорили: «Ой, а ты в Суздаль через Переславль едешь? Там квас, говорят у Сергея Ефименко хороший, привези, пожалуйста».

С. Ефименко

— Я думаю, что масштаб Переславля-Залесского больше, чем сделать его столицей кваса. Он сам по себе самодостаточен. Говорит об этом хотя бы то, что он входит в семь городов Золотого кольца.

А. Пичугин

— Ну, там невозможно посчитать количество городов Золотого кольца.

С. Ефименко

— Да, но если отталкиваться от первой версии, то основных там идет семь городов Золотого кольца. А то, что Вы говорите, это абсолютно правильно, потому что человек хочет хлеба и зрелищ. Вот мы предлагаем ему и зрелища, и хлеб. Потому что кроме кваса, например, мы предлагаем гурьевскую кашу. То есть это тоже рецепт десерта XIX-го века.

А. Пичугин

— Манная каша.

С. Ефименко

— Нет, я не соглашусь с Вами. Это не манная каша.

А. Пичугин

— Ну, как же, разве это не манная каша с огромным количеством сливок и разных фруктов, ягод?

С. Ефименко

— Да, но готовится она следующим образом:  готовится только в русской печи, в чугунке томится именно домашнее молоко, нельзя использовать магазинное молоко, оно не той жирности.

А. Пичугин

— (Нрзб.) Москве.

С. Ефименко

— Снимаются пенки, укладываются слоями и немножко прослойки делается сваренной на этом молоке манки. После этого украшается фруктами и орехами. Шесть часов готовится в русской печи. У нас это можно попробовать.

К. Мацан

— У Вас коровы свои?

С. Ефименко

— Нет, мы покупаем у фермеров молоко, конечно.

К. Мацан

— Домашнее?

С. Ефименко

— Да. Но то, что вся технология в печи происходит, я могу гарантировать.

К. Мацан

— У Вас есть «Царское меню» ещё…

С. Ефименко

— Царский борщ.

К. Мацан

— Царский борщ. Это как?

С. Ефименко

— В одной из старых книг я нашел рецепт, который разработали для императора Александра I в 1801 году. И готовится царский борщ из семи видов мяса пять часов. Готовится на телятине, беконе, курице, утки, мозговых костях, говяжьих кнелях и натуральных колбасках. И вот когда мы нашли этот рецепт, мы поняли, что он может стать нашей фишкой именно в кулинарии. И вот он у нас готовится.

А. Пичугин

— Вы очень вкусно об этом рассказываете, но я понимаю, что это очень дешево. Люди, которые приезжают в города Золотого кольца, очень часто сталкиваются с тем, что цены не в столовых – столовые недорогие есть – но цены в средних кафе уже выше среднего, ближе к московским. Хотя, от Москвы это довольно далеко. А как у Вас?

С. Ефименко

— Нет, мы придерживаемся такой ценовой политики, когда цены гораздо ниже московских. Например, царский борщ, о котором я рассказал, подается в чугунке. И все виды мяса на чугунных сковородках подаются отдельно. Плюс яйца фаршированные, плюс пирожки и так далее. И стоит это удовольствие 3400 рублей. Этим обедом может наестся шесть человек! То есть я считаю, что это недорого. Это раз. Второе: например, тот же рибай… если взять любимое мясное блюдо…

А. Пичугин

— Ну, стейк, да.

С. Ефименко

— Не стейк, а именно рибай, мраморное мясо. Например, оно у нас стоит 1200 рублей. В Москве это около 3000 рублей стоит. Вот наши цены.

К. Мацан

— Я сейчас представил себе картину, что Сергей Ефименко ходит по Русскому парку, лично пробует… Знаете, как? Как большой начальник на кухне пробует лично кашу, борщ, все виды мяса. Чтобы каждому посетителю досталось все самое лучшее. Какова ваша степень увлеченности во все эти проекты внутри Русского парка?

С. Ефименко

— Во-первых, я являюсь руководителем текущей деятельности. Конечно, я не могу попробовать каждый борщ или…

А. Пичугин

— Каждую порцию.

С. Ефименко

— Каждую порцию.

А. Пичугин

— Не все были бы рады! (Смеется).

С. Ефименко

— Для этого есть управляющий трактиром. После меня не каждый захочет съесть. Но тем не менее я налаживаю, контролирую сам все бизнес-процессы в парке.

А. Пичугин

— А скажите, пожалуйста… Я давно хочу кому-нибудь этот вопрос задать, адресовать… Я думаю, что как раз вот сейчас будет точно в цель. Вы занимаетесь популяризацией туризма. В том числе в городах Золотого кольца. На Ваш взгляд чего сейчас в первую очередь – необязательно Переславлю-Залесскому, это, я думаю, что общая проблема для многих городов – чего не хватает?

С. Ефименко

— Во-первых, не хватает кредитной поддержки – назовем это так. Государство объявило об импортозамещении. То есть и министр, и все остальные чиновники говорят о том, что надо развивать внутренний туризм. Но без финансового вливания в виде кредитов – я не говорю о безвозмездной поддержке – мы не можем конкурировать с заграницей. Мы не можем построить отель. Потому что банк не даст кредит, потому что нет залога. Речь идет об инвестиционном кредитовании. Это раз. Второе, чего не хватает: в каждом городе должен быть сделан генеральный план развития территорий, который бы показывал четко и ясно, что город планирует одну гостиницу «3 звезды», здесь пять маленьких семейных гостиниц, ресторанчики, музейчики дополнительно, парковки для автобусов. И отталкиваясь от этого плана развития территории, можно было бы привлекать и инвесторов дополнительно, и понимать: а как развивать эти города. На сегодняшний день любое развитие территории идет хаотично. Вот пришел я или кто-то другой, всем инвесторам рады. Потому что мы несем деньги в территорию, мы помогаем развитию. Но, тем не менее, такие комплексные планы однозначно нужны. Вот две главные проблемы, я считаю.

А. Пичугин

— А нет такого отношения, что пришли Вы извне… Ну, обычно говорят: «Вот пришли москвичи, все скупили, задушили местный бизнес на корню». В данном случае пришли люди из Челябинска, с Урала приехали. И всё: местным бизнесменам теперь не вздохнуть. Хотя, местные бизнесмены на самом деле и не собирались ничего подобного делать. Я с этим столкнулся в свое время.

С. Ефименко

— Вы абсолютно правильно говорите. Есть такое отношение к иногородцам. Но оно у нас всегда было, я считаю. Во всех странах, во всем мире тяжело прийти и где-то что-то сделать. Так же и в России. Ты из одного региона в другой приехал, мало кого знаешь, тебя воспринимают, как чужого. И ты своим делом что-то показываешь. Вот я всегда, когда прихожу к властям, например, Ярославской области, я говорю: «Вот смотрите, я сделал. Я у Вас ничего не просил. А вот теперь поддержите проект». То есть я отношусь к тем людям, которые сначала делают, а потом просят поддержки.

К. Мацан

— К вопросу о дальнейших планах, о деньгах, об инвестициях. А Вы планируете расширяться наверняка?

С. Ефименко

— Да. Мы планируем… Опять же, в сфере стратегии импортозамещения туризма, то, что сейчас продвигается и нашим президентом и Министерством культуры, мы хотим на базе Русского парка, рядом с Русским парком создать термальный курорт.

К. Мацан

— Это что такое?

А. Пичугин

— Это близость к Плещееву озеру?

С. Ефименко

— Нет, это подземные минеральные и термальные воды. То есть два типа курортов есть: те, которые на натуральных источниках строятся, которые из-под земли сами бьют, а есть термальные курорты, которые строятся на подземных водах, которые пробуриваются, добывают ее из-под земли. У нас под землей есть минеральные термальные воды. И, соответственно, родилась такая концепция: сделать первый на Золотом кольце вблизи Москвы такой термальный курорт.

А. Пичугин

— И все-таки я, как всегда, возвращаюсь к деньгам, потому что я не так давно вернулся из командировки, был на Алтае. Я обратил внимание: Алтай – это один из самых сейчас в России туристически привлекательных регионов. Именно республика Горный Алтай. Туда едет огромное количество туристов. Но не из европейской части России. Я встречал там кого угодно: жителей Новосибирска, которые там в 300-400 км., Кемерово – меньше 200 км. Иностранцев – не передать, сколько: Америка, Соединенные Штаты, Канада, вся Европа – все там. Русской речи практически вообще не слышно. Не едут отсюда, потому что очень дорого. Даже люди, которые могут, наверное, себе позволить, во-первых, они считают, и получается, что дешевле в Швейцарию слетать и там отдохнуть, и сервис будет лучше, а во-вторых, проще слетать в Швейцарию, сервис будет лучше.

С. Ефименко

— Ну, Вы сами подчеркиваете, что расстояния гигантские у нас. То есть и перелететь…

А. Пичугин

— А дело не в расстоянии. Дело именно в цене. Дешевле слетать в Швейцарию, чем на Алтай или на Байкал съездить.

С. Ефименко

— Я здесь соглашусь с Вами. Что я могу сказать: я сейчас участвую в различных продвижениях туристических территорий. И могу сказать, что на сегодняшний день при Министерстве культуры родилась идея сделать несколько общероссийских маршрутов. Для того, чтобы удешевить и трансфер, и авиасоставляющую. То есть это как раз касается Карелии, Алтая – то, что Вы сказали – Золотого кольца. То есть создать четыре таких маршрута внутри России и их уже продвигать на государственном уровне и, соответственно, поддерживать эти проекты какими-то грантами.

А. Пичугин

— Будут гостиницы дешевле? Я приезжаю в город Плес и узнаю, что там нельзя переночевать в любое время, хоть в субботу-воскресенье, когда полно туристов, хоть в будний день. Нельзя переночевать дешевле, чем за 3000 рублей. А для многих, как Вы понимаете, это неподъемные деньги.

С. Ефименко

— Здесь все упирается опять в финансирование кредитов – то, о чем я говорил. Если будут предоставляться инвестиционные кредиты, то, соответственно, и цена заселения будет дешевле. Потому что появятся еще гостиницы, начнется конкуренция внутри гостиниц. И, соответственно, снизятся цены.

К. Мацан

— А в целом нет у Вас ощущения, что сейчас вся отрасль туризма и в особенности вещи, связанные с историей, переживают некий бум? И что Вы думаете об этом? С чем это связано? Почему именно сейчас?

С. Ефименко

— Я считаю, что в девяностые было не до знаний, не до культуры, не до истории. Все выживали. И бизнес становился только на ноги. Было не до познавания, скажем так, ни своей страны, ни истории. А сейчас – середина десятых годов двухтысячных. Как раз ситуация в стране стабилизировалась, а с приходом стабильности человек начинает думать: «А что мне посмотреть? О чем узнать?» Это мое мнение. Я могу ошибаться, конечно.

А. Пичугин

— С одной стороны, здесь, конечно, не поспоришь. С другой – Вы уже ответили на этот вопрос. Возникают все те проблемы, о которых я говорил только что. Я хотел спросить даже не совсем обратную кость. Я хотел спросить: тот пресловутый кризис, о котором сейчас говорят, повлиял как-то на Вашу работу, на поток туристов, на отношение местных жителей ко всему?

К. Мацан

— Говорят же, что сейчас за границу летать будет дороже и все будут обращать внимание на внутренний туризм.

С. Ефименко

— Ну, это говорят. Я могу привести цифры. Потому что я на сегодняшний день в теме и анализирую ее по разным источникам.

К. Мацан

— Сергей Ефименко, предприниматель, основатель Русского парка в Переславле-Залесском, сегодня у нас в гостях в программе “Светлый вечер”.

А. Пичугин

— Про цифры. Вы обещали нам озвучить данные, которые нас должны убедить в том, что люди уже ездят и будут ездить.

С. Ефименко

— Я думаю, что эти цифры наоборот разубедят Вас в этом.

А. Пичугин

— А…

С. Ефименко

— На сегодняшний день рост потока есть только по определенным направлениям. Например, это Крым, Сочи, Алтай – о чем Вы говорили. Также Золотое кольцо – это определенные маршруты. Это Суздаль, Владимир – самые такие популярные. Например, на направлении Переславля в этом году падение 30% по туристическому потоку. По общению с другими регионами Золотого кольца и туроператорами я могу сказать, что по остальным направлениям – не раскрученным, как Суздаль и Владимир, например – тоже есть падение. А мы, несмотря на это, показываем рост 50% в этом году.

А. Пичугин

— Вы – это Русский парк?

С. Ефименко

— Да. Мы – Русский парк.

К. Мацан

— Вопрос по поводу развития. Мне на ум приходит пример французского парка Puy du Fou.

А. Пичугин

— Поясни, пожалуйста, где это и что это.

К. Мацан

— Я, честно говоря, не помню, в каком это точно городе. Сейчас поясню, что. Парк, тоже ставящий себе целью знакомство людей из всех пришедших с культурой и историей Франции. Их главный жанр – это очень масштабные представления. То есть несколько тысяч человек сидят на трибунах в театре под открытым небом. И перед ними происходит совершенно невероятное представление, судя по тем видео, которые я смотрел. Допустим, тема мушкетеров – это люди на лошадях скачут, фехтуют, огонь, выстрелы, вода льется, они форсируют реку прямо на глазах у публики. Это живое выступление. Это очень масштабно. Это десятки, если не сотни, актеров, каскадеров, музыкантов. То есть это, как мне кажется со стороны, несколько иная модель в принципе подачи знаний, информации, чем сейчас Вы нам рассказываете про Русский парк. Я отдаю себе отчет в том, что, наверное, это и другие бюджеты в том числе. И, может быть, любые другие истории.

А. Пичугин

— Отношение даже другое, традиция.

К. Мацан

— Но насколько Вам кажется правильным в принципе в эту сторону смотреть? И насколько Вам кажется верным, что именно за такими массовыми, большими вещами, производящими, как сейчас принято говорить, «вау-эффект», будущее?

С. Ефименко

— Вы абсолютно правильно сказали, что это интересно, очень красиво. И я считаю, что это абсолютно правильное направление. Но таких масштабных объектов не может быть много. Он может быть один. И, учитывая расположение населения нашей страны, это где-то вблизи Москвы. Насколько я знаю, именно о таком проекте договаривался, и подписание было инвестиционного контракта, по-моему, с французами. И, если они его осуществят… Это, как Вы правильно сказали, другие бюджеты. Там были озвучены десятки миллиардов. У нас совсем другой бюджет, другой подход. Мы более, скажем так, душевно, более небольшой компанией показываем это все. И тот, и тот варианты абсолютно нужны.

К. Мацан

— А сегодня принято еще говорить о том, что без мультимедийных технологий в принципе не бывает ни одного проекта. Как Вы к этому (нрзб.) отнесетесь? И насколько в таком проекте, направленном на знакомство со стариной, скажем так, уместны для Вас как для основателя мультимедийные технологии?

С. Ефименко

— На сегодняшний день в своих экспозициях мы практически не используем мультимедийные технологии.

А. Пичугин

— Это принципиальная позиция?

С. Ефименко

— Нет. Просто нам удалось обойтись без них. С помощью красоты оформления экспозиции и большего насыщения интерактивными программами, где идет общение с людьми. Учитывая небольшие помещения. А мультимедийные вещи для выполнения нужны в больших пространствах. И у нас есть идея использовать их в следующем музее, который мы будем делать. Это «Русские не сдаются». Чтобы показать историю наших побед, о которых мало кто знает, но которые показываю силу русского характера.

К. Мацан

— А что это будет за музей «Русские не сдаются»?

С. Ефименко

— В нем будет представлена история…

К. Мацан

— Это будет в рамках Русского парка?

С. Ефименко

— Да, в рамках Русского парка. Да, но музей, в котором будут именно с помощью мультимедийных средств представлены эти исторические данные. О таких, как, например, подвиг Иканской сотни. Когда сто казаков в чистом поле трое суток противостояли десятитысячному войску. Как атака мертвецов в Первую мировую. Когда шестьдесят русских солдат с зелеными лицами, отравленными газами, повернули в бегство семь тысяч немецкого войска. То есть такие факты мало известны, но они показывают нашу черту характера.

К. Мацан

— Смотрите, возвращаясь к тому, о чем уже немножко начали говорить в первой части программы. Мы говорим о гордости за страну. О том, что это то, к чему может подтолкнуть, привести знакомство со всей той фактурой, которую Вы представляете в Русском парке. Сейчас Вы говорите о музее «Русские не сдаются». Опять возникает тема какого-то противопоставления себя кому-то. А насколько любовь к Родине – скажем громко – может зиждиться на таком знании о том, какие мы сильные, как мы боролись, как  мы не умирали, на чем-то таком, что тебя шокирует, наверное, когда ты об этом узнаешь? Может ли это чувство «да мы сильнее всех» быть реальным, долгосрочным, подлинным, внутренним, духовным основанием для любви к Родине?

С. Ефименко

— У каждой нации есть свои предметы гордости, черты характера. Для нашей нации характерно то, что мы именно не сдавались. Это подчеркивает весь тысячелетний ход истории России. Что, например, наши крепости никогда не сдавались, дрались до последнего. Для европейцев это не характерно. Они сдавали крепости, как только у них пропадала возможность получить подмогу или на исходе были припасы. Мы никогда так не делали. Это наша черта отличительная. Благодаря этой черте мы освоили такие территории, дошли до Аляски. Кстати, на север острова Хоккайдо русские тоже дошли первыми, а не японцы. Поэтому, если этим можно гордиться, почему этим не гордиться? Это наша… Да, наше преимущество какое-то в этом есть.

К. Мацан

— Ну, вот я позволю себе философски как-то вопрос заострить. Все-таки ведет ли гордость к любви? Гордость за что-то и…

С. Ефименко

— Давайте разделим гордость и гордыню. Это два разных понятия. Гордыня ни к чему хорошему не ведет. Она ведет только к плохому. Нас, собственно, Церковь этому тоже и учит. А именно гордость – это то чувство, которое должен внутри себя держать каждый человек. Я горжусь своими родителями, я горжусь своими детьми, я горжусь своей страной, я горжусь своими предками. Вот это хорошее чувство. Оно должно быть у каждого человека.

К. Мацан

— Вы упомянули Церковь. Переславль-Залесский – город с удивительной, в том числе и церковной, историей. Там и сейчас старинные храмы и монастыри, которые как-то сконцентрированы…

А. Пичугин

— Да чего там… Там древнейший в северо-восточной Руси храм – Спасо-Преображенский собор – стоит.

К. Мацан

— Да, и сконцентрировано такое количество этих особых духовных мест на одном, казалось бы, пятачке. Как происходит взаимодействие Русского парка со всей, скажем так, православной культурой этого места?

С. Ефименко

— Вы абсолютно правильно сказали, что Переславль может даже с Суздалем потягаться – хотя, это неправильно сравнивать – по количеству таких святых вещей. Тем не менее, это так.

А. Пичугин

— Ну, я бы за свой Суздаль тут вступился бы…

С. Ефименко

— Ну, поборемся, значит (смеется).

К. Мацан

— А русские не сдаются – это мы знаем.

С. Ефименко

— Вы абсолютно правильно сказали. Нас позитивно воспринимают. Потому что мы именно показываем положительные качества наших людей. И мы совсем недавно получили добро от благочинного на то, чтобы в парке установить православный символ – копию Годеновского креста. То есть сейчас мы этим занимаемся.

А. Пичугин

— А у Вас храм есть на территории?

С. Ефименко

— Нет, храма нет. Но мы определились, что на территории мы…

А. Пичугин

— Или часовенку будете ставить?

С. Ефименко

— Да, остановились на этом варианте: часовенка и копия Годеновского креста.

А. Пичугин

— А зачем? Там же рядом. Это, на самом деле, мне кажется, даже для людей как-то лучше, если они приехали в Переславль, а потом поехали дальше в Годеново. Там буквально-то километров…

С. Ефименко

— А вот мы популяризуем это церковное место. То есть Вам надо обязательно проехать в Годеново. Потому что паломники, конечно, все знают о Годеново и едут туда. А именно туристы, которые, скажем так, не паломники, не все знают об этом. И вот с этой целью – именно показать, что есть такое место.

К. Мацан

— Но пока часовни нет?

С. Ефименко

— Нет. Сейчас пока проект разрабатывается.

К. Мацан

— Я за это зацеплюсь и спрошу, может быть, чуть-чуть провокационно: а как Вы построили парк, который знакомит людей с русской историей вообще без темы православия?

С. Ефименко

— Во-первых, без православия не было бы России как таковой. Любое действие совершается с благословения, начинается. Так же и строительство парка началось с благословения. Это раз. Второе: невозможно, учитывая масштабы парка, сделать что-то маленькое. Поэтому изначально не хотелось делать что-то маленькое, а на большое не хватило пока финансовых ресурсов. Вот мы сейчас подошли к этому моменту, когда можно выделить ресурсы именно для какой-то значимой православной части Русского парка. Но изначально, как я подчеркнул, мы все делали с благословения.

А. Пичугин

— А потом тут я, может быть, тоже в защиту слов, сказанных Сергеем, выскажусь. Мне кажется, что ты выходишь из Русского парка, там огромное количество храмов стоит. Справа, слева, сзади, спереди. В Переславле-Залесском их столько, вот сейчас можно в Википедию залезть и посмотреть, сколько там храмов. Вот она тебе вся православная культура.

К. Мацан

— Абсолютно соглашусь. Единственное, что просто в защиту своего провокационного – подчеркну – такого, может быть, не совсем серьезного вопроса скажу, что, ну, раз уж ты позиционируешься как Русский парк, но вот и позиционируйся до конца. Но я получил ответ на свой вопрос. Такие проекты, участие в таких проектах, особенно когда ты сам его придумываешь просто от нуля, от самого первого уровня воплощаешь, наверняка меняет и того, кто это делает, как человека. Что для Вас самое главное за этот год или за эти полтора года, которые этот проект существует, произошло внутри? Какую перемену Вы в себе обнаружили, если обнаружили?

С. Ефименко

— Такой глубокий вопрос…

К. Мацан

— А мы тут мелких не задаем.

С. Ефименко

— Согласен, да. Даже сложно на него ответить… Какое изменение внутри обнаружилось у тебя… Наверное, понял, что теперь своим детям есть, что показать. И показать именно как образец стремления к чему-то, скажем так. Потому что они тоже приезжали в Русский парк. У меня трое сыновей. И, когда они ходили и все это смотрели, глаза у них горели…

А. Пичугин

— Прямо взрослые уже, да?

С. Ефименко

— Ну, есть и повзрослее, и поменьше. Младшим, конечно, понравились батуты, мягкие комнаты.

К. Мацан

— Я понял, что Вы на собственном опыте говорите.

С. Ефименко

— А взрослым уже понравилась и познавательная часть.

К. Мацан

— А вот интересно, кстати. Дети, подростки. Что больше всего зацепило? Конкретно.

С. Ефименко

— Больше понравился… Кому-то Петрушка понравился. Как-то мало сталкивались, видимо, в школе с этим. Кому-то понравились в доме-даче красивые одежды того времени. Ну, и из истории, что изобрели русские, тоже, как минимум, выяснили, что сотовый телефон – то, с чем они ходят в школу – изобрели мы.

К. Мацан

— Большое знание.

А. Пичугин

— Спасибо, наше время подошло к концу. Сергей Ефименко, предприниматель, создатель Русского парка в Переславле-Залесском, сегодня был у нас в гостях в программе “Светлый вечер”. Для Вас работали Алексей Пичугин…

К. Мацан

— И Константин Мацан. Спасибо огромное. До новых встреч в эфире. До свидания!

С. Ефименко

— До свидания!

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 оценок, в среднем: 1,50 из 5)
Загрузка...