«Преображение Господне». Священник Константин Мальцев - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Преображение Господне». Священник Константин Мальцев

* Поделиться

Наш собеседник — настоятель храма новомученников и исповедников российских в станице Ленинградской Краснодарского края священник Константин Мальцев.

Мы говорили о значении и смыслах Преображения Господня. Отец Константин размышлял, какова природа Фаворского света; почему Господу и апостолам явились именно пророки Моисей и Илия, и как они были узнаны; а также почему из всех учеников Иисуса Христа свидетелями Преображения были именно Петр, Иаков и Иоанн, и почему им было запрещено говорить об увиденном до Воскресения Господа. Наш собеседник также поделился, откуда пошла народная традиция праздник Преображения Господня называть еще и Яблочным Спасом.

Ведущий: Александр Ананьев


А.Ананьев:

- Добрый вечер, дорогие друзья!

Меня зовут Александр Ананьев. Я – профессиональный неофит. Каждый понедельник я задаю свои вопросы неофита, которых… от недели к неделе… такое впечатление, что становится всё больше. И так здорово, что есть люди, которые готовы на них ответить!

И, в то время, как вся наша Великая Россия стремится в Краснодарский край, чтобы урвать хотя бы кусочек летнего отпуска, Краснодарский край, Божьей милостью, стремится к нам.

Сегодня моим собеседником будет замечательный священник, настоятель храма Новомучеников и Исповедников Российских в станице Ленинградской Краснодарского края, человек, который не скупится на общение, на проповедь, на советы – не только в эфире любимой радиостанции радио «Вера», но и в своём аккаунте в целом ряде социальных сетей – священник Константин Мальцев.

Добрый вечер, отец Константин! Здравствуйте!

О.Константин:

- Добрый вечер, Александр и наши дорогие слушатели!

А.Ананьев:

- В преддверии замечательного праздника, одного из самых важных православных праздников, Преображения Господня, мне хочется начать разговор о праздниках в целом.

Я вспоминаю, как один сторож, мимо которого мы проходили два раза в день, туда и обратно, человек… ну… далёкий от Церкви, но добродушный, и с юмором… мы мимо него проходили и поздравили его с праздником, а он усмехнулся, и говорит: «Да у вас, православных, что ни день, то праздник!» – и это правда! Скрывать не будем, у нас – что ни день, то праздник! Это – хорошо.

Но вопрос у меня будет не про это. Помните, как в школе нам учительница задавала вопрос: «Скажите, чему нас учит этот автор? Чему нас учит это произведение? Чему нас учит это стихотворение?»

Отце Константин, чему нас учат, и должны ли нас учить, все наши многочисленные, светлые, такие разные, но такие важные праздники?

О.Константин:

- А, по сути, Вы уже и ответили – свету, радости. Потому, что, по сути, Православие – это праздник! Каждодневный праздник. Не только, когда есть праздники. Ведь, бывают дни, когда нету какого-то особо значимого, или Господского, или Богородичного праздника, но есть и святые, которые… мы, может, даже жития их не знаем, потому, что их не то, что тысячи тысяч, их – миллионы… но то, что он сподобился, этот святой, близости к Богу, нахождения с Ним в Святая Святых, в Царстве Небесном – это уже праздник.

Если мы имеем возможность обратиться к нему ( а, как мы знаем, в Священном Писании есть такие слова: «… и молитва праведника поспешествует», то есть, скорая ), то у нас уже праздник, что есть… как Господь говорит: «У Меня нету мёртвых, у Меня все живы».

И, вот, есть такие живые святые, которые могут походатайствовать о наших жизненных каких-то – бытовых моментах, а, может быть, и о здоровье нашем, а, может быть, о укреплении души, а, может быть, ещё и более – укреплении веры, которой мы и Богу угождаем. Потому, что «вера без добрых дел мертва есть».

И, вот, те же самые добродетели… чтоб Господь вразумил нам не проехать мимо них, случайно не незаметить, а, наоборот, научиться их видеть. Потому, что кто-то ищет грязное бельё, чужие грехи, и пытается себя утешить, что у кого-то хуже, хотя не видит бревно в глазу своём. А кто-то, наоборот, ищет добродетели, и печалится, если он прошёл мимо этой добродетели – по скоротечности, что он торопится, или ещё какой-то причине.

Поэтому, наши праздники, по сути… в совокупе, вера – это один большой каждодневный праздник. Ты проснулся, поблагодарил Господа, что жив-здоров, и пошёл искать добродетели, и творить, в том числе, своё послушание – на работе, в семье, и далее, далее…

А.Ананьев:

- Я, по-неофитски, конкретизирую свой вопрос.

Я крестился… ну… три с половиной года назад. И, до этого момента, в моей жизни были только светские праздники. И, вот, светские праздники меня… ну… ничему не учили – они и не призваны ничему учить.

Ну, там… Новый год – ага, салат «оливье» порезали, включили телевизор, друг другу какие-то подарки сделали – и проехали.

Восьмое марта – ну… там… подарили женщинам цветы, и – проехали.

Двадцать третье февраля – получил в подарок дезодоранты и носки, и, опять же – проехали. Ну, чему там учиться?

В то время, как церковные праздники, на мой взгляд, они напоминают мне… вот этот годичный цикл церковного календаря, церковных праздников – это… такая… огромная спиральная лестница, с длиной окружности в год, которая должна поднимать тебя наверх. И, вот, ты проходишь Преображение – а я праздник Преображения прохожу уже… ну… получается, в третий раз, правильно? – вот, я прохожу это Преображение, и, по моим внутренним ощущениям, которые меня сильно тревожат, отец Константин, я чувствую, что Господь ждёт от меня… ну… тоже преображения, да?... вот, в контексте, вот, этого праздника наступающего. А я понимаю, что… нет? Я не могу сказать, что я преобразился. Я не могу сказать, что я изменился.

Должен ли я измениться? Если я должен измениться, то – как? И, вот, в контексте праздника Преображения, чего ждёт от меня Господь? Или же… или же, у этого праздника нет какой-то… педагогического аспекта?

О.Константин:

- О, он очень большой! Он очень глубокий…

А.Ананьев:

- Так… вот, как?

О.Константин:

- Если позволите, в совокупе, я скажу о всех праздниках.

Чему учат? Это – любви Божией. Только надо… вот… пытаться найти любовь. Но, опять-таки… в том числе, ты её можешь увидеть, когда сам преображаешься.

Знаете, как, вот, есть заповедь Блаженства: «Блажени чистии сердцем – Бога узрят…» Но всё – по чуть-чуть, по маленькому детскому шажочку, но всё – реально.

Понятно, что мы сделаем несколько больших шагов обратно, в другую сторону… знаете, так… если позволите выразиться – духовной деградации, но, тем не менее, всё равно, встаём, учимся на той или иной ошибке, и – опять, набравшись смелости от любви Божией, идём вперёд.

Но если мы будем говорить о Преображении, тут… это… огромный тут… нужно, вообще, вспомнить сначала о самом празднике, немножко поговорить о празднике, о событиях, в первую очередь, связанных с этим праздником. Почему Господь идёт на гору? Почему Преображается? Почему берёт трёх апостолов Своих? Почему являются два пророка? С чем это связано? То есть, тут – целый пласт надо разобрать, чтобы понять… и, если его разбирать, то у тебя – глаза просто открываются!

Господь ли один Преобразился? Были ли другие преображения? Только ли в Ветхом Завете были? В Новом ли были? То есть, тут… огромное, что ещё можно сказать…

А.Ананьев:

- Давайте, тогда начнём сначала.

Итак, самое, пожалуй, загадочное событие в истории человечества. Событие, о котором даже в художественной литературе нигде не сказано – потому, что осмыслить это трудно.

Вот, такие праздники… я не знаю… как Рождество, Пасха – их может быть сколько угодно отражений, интерпретаций, толкований. Но когда мы говорим о Преображении, то ничего, кроме стихотворения Бориса Пастернака из цикла стихов «Юрий Живаго» ничего на ум не приходит. Больше никто и не писал. Потому, что это событие очень трудно постигаемо для нашего человеческого сознания.

Я хочу начать с вопроса, что такое фаворский свет – свет, который увидели три апостола. Это – физический свет? Это – духовный свет? Или же… что это? Если ли ещё кто-то в истории человечества, кроме этих трёх апостолов, которые видели этот свет?

О.Константин:

- Конечно, были. Если мы берём сначала – какой свет? Это – божественный и нетварный свет. Но я бы, может быть, сначала, рассказал бы о этом событии евангельском, а потом бы уже коснулся Ветхого Завета – кто видел этот свет, и сам ли светился? И, конечно, может быть, наших уже, в большей или меньшей степени современников – как они, вообще, соприкасались с этим светом, и как они потом светились, и в каком русле.

И, всё-таки, нужно вспомнить, что это – праздник Преображения. Он связан с тем, что приближается время Распятия. То есть, гонения, распятия, предательства, и, как следствия – Воскресения Господа нашего Иисуса Христа. То есть, если мы берём по времени – это происходит, практически, за небольшое время ( можно сказать, почти за 40 дней ). Но, удивительно: если мы будем этот праздник… событие, именно как в праздник… то он выпадет на Великий пост. И, исторически, его Церковь переносит на другое время отмечать. Потому, что, всё-таки, это праздник. И – к нему ещё присовокупляют Спас Нерукотворный, Крестовоздвижение. То есть, у нас… как бы… по простонародью, три «Спаса», да?

Но – очень важное событие. Во-первых, идёт на гору. Почему – на гору? С горами у нас связано, если мы читаем Священное Писание, очень много знаковых, вообще, событий. Моисей, Нагорная проповедь, Преображение, гора Голгофа – то есть, очень много связано. Как пик, можно сказать… то есть, идём на пик, где будет какое-то знаковое событие.

И мы вспоминаем, что… опять, кого берёт с Собой Христос? Он берёт Петра, Иоанна и Иакова, брата. Почему Он берёт именно их, а не всех апостолов? Или – одного, допустим, Петра? Почему? Ведь, очень важный момент!

Господь, как мы читаем в другом месте Священного Писания: «Я пришёл не отменить, а преобразить… исполнить и преобразить». И здесь мы знаем, что, по традиции, чтобы потом подтвердить то или иное событие, нужно было иметь два свидетеля – два или три – об этом тоже пишется в Священном Писании. И Господь, мы здесь видим, Он исполняет ветхозаветный закон. Он берёт двоих… троих, вернее… мог бы и двоих взять, но берёт троих своих учеников.

Далее, что происходит? Он отходит на более… повыше, если можно сказать, на гору, но остаётся в их поле зрения. Здесь – двоякая ситуация. И определённая бережливость, и, в том числе, чтобы они стали – наблюдатели – свидетелями, повторюсь.

Он – Преображается. Что значит – Преображается? Он начинает в полночи – то есть, когда уже темно – светиться, яко Солнце. Весь светиться! Он – светится, как бы, изнутри! И рядом с Ним являются два пророка – Моисей и Илия. И здесь – тоже очень важный момент!

Если мы говорим о Моисее – это законодательник. То есть – закон. Мы можем сразу здесь… кстати, и ответить на Ваш вопрос, светился ли ещё кто? Моисей, на горе тоже, Синайской, общаясь со Господом… он потом, когда спускался с горы, он светился так, что ему пришлось накрыться, чтобы не ослеплять людей – настолько он светился! Но тот светился оттого, что напитался светом, а здесь – Богочеловек Сам является светом. «Я – свет, и истина, и жизнь», – Христос говорит. И призывает: «Возьмите крест, и идите…» – почему? Потому, что «Я есть спасение ваше».

То есть, вот, если мы говорим о Ветхом Завете – это, вот, Моисей. Да, он светился.

Почему – Илия? Он берётся во плоти на Небо. Хотя, нужно сказать, что и Моисея тела не нашли – в итоге, после его захоронения. А Илия берётся во плоти, на огненной колеснице. Но – почему Илия?

Потому, что, мы знаем, что когда будет Антихрист, Моисей и Илия придут увещевать, что под видом Христа – Антихрист. Чтобы люди покаялись – те, которые ему поклонились. То есть, и здесь мы видим цепочку вот эту… неразрывную… вот, этого события и последних времён.

Кем ещё являлся… я вижу, хотите сказать… сейчас, я доскажу, хоть чуть-чуть… Илья-пророк – он возглавлял сонм пророков! То есть, он, как бы, школу такую возглавлял – пророков. И, естественно, все пророки говорили о Боговоплощении, о Боговочеловечении – и Исайя, и другие, другие… можно других перечислить… которые говорили. И он является рядом с Богочеловеком Христом, свидетельствуя, что: «Да, те, которые говорили о Нём – я подтверждаю их слова».

Ну… я Вам дам, всё-таки, слово – потому, что много ещё хочется сказать.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Ананьев:

- «Вопросы неофита» на светлом радио.

Сегодня мы, накануне замечательного праздника Преображения Господня, говорим о нём с настоятелем храма Новомучеников и Исповедников Российских в станице Ленинградская Краснодарского края священником Константином Мальцевым.

Вопросов много, отец Константин. Начну с конца.

Вот, Вы сейчас говорили об этом свете… Любой человек, который любит, у которого рядом есть любящий… жена, муж, дети – они очень чётко видят свет, возможно, другой природы. Я не раз видел, как лицо жены светится счастьем. Как её глаза светятся счастьем – и это прекрасно!

Разговаривая с одним старцем – я очень хорошо помню этот момент, – с одним замечательным священником, я сидел, смотрел, и я ловил себя на ощущении, что его лицо светится. При этом, я отдавал себе отчёт, что это не лампочка, это не фонарик, это не свет свечи, это… такой… художественный образ, понимаете? То есть, я смотрел на него, и я видел свет, но этот свет видел только я – это было моё состояние, это было моё ощущение, и это было… с позволения сказать, сравнением.

Тот свет, который видели апостолы на горе Фавор – это тоже был такой природы свет, какой вижу я, вот, в этом особенном состоянии любви… а, по большому счёту, человек, не испытывающий любви, не может увидеть... там... лицо, светящееся от счастья, или что лицо священника буквально светится… или же – это было нечто иное?

О.Константин:

- Ну, конечно, иное. То – божественный свет…

А.Ананьев:

- А разве свет любви – он не божественный?

О.Константин:

- Не совсем. Он может быть эмоциональный, и может быть сопряжён с внутренней духовной радостью. Однозначно.

Но здесь мы же видим подтверждение – Кто преобразился. Мы читаем если Евангелие, то… облака разверзлись, и был слышен Голос: «Это Сын Мой – Его слушайте!» – то есть, здесь подтверждение, Кто преображается. Не просто человек, а Богочеловек. И об этом свидетельствует Отец, Который на Небесах.

Поэтому, здесь мы не можем сказать, что – то же самое. Однозначно, не может быть то же самое.

Но если мы, всё-таки, к человеческому попытаемся прикоснуться – о том, что Вы сказали, как видели священника, старца, который… мы можем здесь вспомнить две духовные, очень значимые в Православной Церкви, личности. Это святой преподобный Сисой, который жил в V веке, великий подвижник, пустынник. Он подвизался более 60-ти лет, после уже Антония Великого, в Египте. И – такой знаковый момент, что Господь ему даровал, даже при жизни, за его подвижничество – по его молитве, обращённой к Господу, Господь воскресил отрока. Но не совсем к этому – о Преображении, всё-таки…

Вообще, если мы вспомним… с греческого, «преображение» – «Μεταμόρφωσις», с латинского – «Transfiguratio», то есть, значит – «другой вид». А что… что значит «другой вид»?

Вот, возвращаясь к преподобному Сисою… когда он лежал на смертном одре, он с кем-то стал разговаривать. Ну… человек неверующий мог сказать: «Да, это уже предсмертные какие-то бредни… и тому подобное…» Но его спрашивают братия и старцы, которые вокруг него стояли: «С кем ты разговариваешь?» Он говорит: «Ангелы пришли. А я их прошу, чтобы они дали ещё мне время на покаяние». И у них такой был духовный шок: «Тебе ли в чём каяться?!» – то есть, настолько он подвижнически… И он изрёк такую, очень важную, фразу: «Я только сейчас понял, – на смертном одре, – что моё покаяние только начинается». И в этот момент его лицо засияло! Именно засияло – так, что многие даже опустили глаза, потому, что не могли смотреть.

Хорошо. Спустя тысячу лет – давайте, вспомним беседу Серафима Саровского с Мотовиловым. Мотовилов пишет, что, когда беседовал с преподобным Серафимом Саровским: «Взял за руку он меня, и его лицо так засияло, что не мог смотреть на него!»

 Но это – состояние благодати. Это – внутренняя наполненность Богом.

Мы не знаем, конечно… я, читая, не встречал такого момента… о Александре Свирском. Ему являлась Троица, как Аврааму под дубом Мамврийским. Но, опять-таки, явление Троицы ему… если мы не можем прочитать, найти, что он сиял, то его – посмотрите, как тело! До сегодняшнего дня, с XV… там… XVI века… чтобы сейчас не ошибиться в датах… как сегодня сияет! Его тело нетленно, и температура тела 36,6. Это – научный шок! Это – духовное сияние! Можно сказать, как пример единения с Богом, и… шествие… то есть… вот… «преображение», в переводе, как я уже говорил, «другой вид». Но без Бога это преображение невозможно.

А.Ананьев:

- Господь – разве может преобразиться? Он – неизменен. Он – постоянен. Он – самая главная константа, на которой… держусь я, держитесь Вы, держится весь мир. Как же Господь может измениться, преобразиться?

О.Константин:

- Я бы с Вами согласился, если б только Господь! Понимаете, наша ошибка – что мы отделяем человеческую природу от божественной. А их отделять нельзя! Это – Богочеловек!

Если мы отделим, и скажем, что, вот, только Человек страдал на Кресте – так, таких тысячи было, кого распинали и до Христа, и после Христа. Тогда – видим бессмысленность Его Крестных Страданий, относительно спасения рода человеческого! То есть, Искупительной Жертвы тогда – не было. Но страдает Богочеловек. И приходит в мир Господь, опять-таки, для чего? Чтобы преобразить эту падшую человеческую природу!

Вот, смотрите… тоже – интересный момент. Свидетели. Вернёмся к Моисею и Илие. Кто – свидетельствует? Илия, который на Небесах в плоти, о Преображении, и именно Богочеловека, Моисей, который находится ещё в аду с праведниками – потому, что, мы знаем, на третий день только Господь спустится и узы праведных разрешит, и апостолы – которые на земле, люди. То есть, все – небо, земля и преисподняя – свидетельствуют о Преображении Богочеловека.

Поэтому, здесь Господь не просто преображается – показывает, что «Я – Бог». Он и Человека преображает.

Для чего это ещё делается? Для того, что когда будет уже предательство, избиения, Распятие Христа, и, в том числе, Воскресение – чтобы, в том числе, те свидетели-апостолы – они не усомнились, что Он – Бог, что Он – Сын Божий, ни на секунду не усомнились! Потому, что они уже это видели! И до конца пошли уже претерпеть – за Ним. И они претерпели.

А.Ананьев:

- Через минуту продолжим очень важный и очень интересный разговор со священником Константином Мальцевым в программе «Вопросы неофита».

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Ананьев:

- Преображение Господне. О том, что это за праздник, какое отношение Преображение Господне имеет к нам, к людям, которые живут 2020 лет спустя – об этом мы сегодня говорим с настоятелем храма Новомучеников и Исповедников Российских в станице Ленинградская Краснодарского края священником Константином Мальцевым.

Отец Константин, один из самых главных вопросов, который я хотел Вам задать в этой беседе.

Господь – всесилен. Для Бога нет ничего невозможного. Будь на то Божья воля, Он бы выпрямился во весь Свой Божественный рост над нашей грешной планетой, распростёр бы Свои Божественные длани, и сказал бы: «Да не усомнитесь вы – вот он Я! Дурни, посмотрите… что вы валяете дурака?» Но, тем самым, Он бы сделал нас несвободными в плане того – верить или не верить. У нас бы не осталось сомнений, у нас бы не осталось выбора – как я себе это понимаю, как неофит… я не богослов – я многих вещей, что называется, не разумею. И я это понимаю. То есть, в Его воле… Он может это сделать, но Он этого не делает. Чтобы мы остались свободными. По образу Его и подобию.

Тем не менее, трёх людей Он избрал, чтобы у них не осталось сомнений. В этом есть какое-то противоречие. В этом есть какая-то… для меня непонятная непоследовательность.

Ну… если речь идёт о вере, так, значит, и вот этим трём апостолам тоже надо было… оставить этот свет, недоступным взору… но, тем не менее, Он их выбрал… зачем? Почему именно – трём? Почему – не всем? А если не всем, то почему – им?

О.Константин:

- Ну, я об этом уже ранее говорил. Господь сохраняет закон, и Он, именно, берёт двоих… троих ( мог бы и двоих взять ), как я уже говорил ранее, чтобы они были свидетелями. То есть, это – по закону Моисея, в том числе, было сделано, для соблюдения.

Почему, всё-таки… ещё Он берёт? То есть, тут, вообще… этот эпизод, исторически, он очень ясен. Вспомним о том, что Иисуса Христа не только простой народ, но даже ученики считали, прежде всего, земным царём, воителем. То есть, почему Христа не приняли евреи? Это – не завоеватель, это Человек, Который призывает к миру и любви… подставь вторую щёку, если тебя ударили по одной… да? И чтобы, в том числе… лжемессии… иллюзия не сохранилась у апостолов, что это, всё-таки, «не Тот, Кого мы ждали». То есть, вот, чтобы упразднить эти вещи. Чтобы, как бы, утвердить, что: «Я именно Тот, Кто пришёл… вот Моисей… вот Илия подтверждают… и вы являетесь свидетелями тому».

Смотрите, даже не у одного евангелиста это пишется, а у всех евангелистов – у Матфея в 17 главе, у Марка в 9 главе, у Луки – в 9 главе… то есть, у всех пишется об этом событии.

Но, опять-таки… ведь, ученики – тоже преображаются. Они настолько наполнены тем, что они сейчас увидели, и, в том числе, услышали, что один из учеников говорит: «Давай, мы сделаем здесь три шатра – Тебе, Моисею и Илии!» – что это значит?

То есть, может быть, рядом был совсем праздник… такой… еврейский, когда делали именно шатры, чтобы там… такие… бескровную жертву, может быть, принести. Но, в том числе, и у них… после чего Он уже это говорит? После того, как они, в страхе, сначала, в испуге, слышат Голос Отца. После того, как он умолк, они, в страхе, боятся поднять голову, и Господь уже подходит, и утешает… то есть, Он продолжает заботу, в их лице, о всём народе… народе мира всего, я бы даже так сказал.

Он говорит: «Не бойтесь!» – и часто говорит Господь эти слова. «Не бойтесь!» – ведь, сколько у нас страхов в жизни! Умру, не умру… то есть, мы, как редкое исключение, доверяем всецело свою жизнь Богу. Чаще всего, мы не доверяем. «Вот, я умру, а чё тогда?... а куда я попаду?» – так, живи, чтобы попасть туда, куда… Господь говорит: «У Отца Моего уделов много, но только через Меня можно прийти к Нему».

И, вот, Господь подходит: «Не бойтесь! Подымайтесь!» – и они настолько переполнены тем, что они увидели, что хотят сделать эти три шатра.

Ну… вот… так.

А.Ананьев:

- А… почему же тогда… этот вопрос тоже не оставляет меня в покое… Пётр отрёкся от Христа? Ведь, он был избранным, он был, что называется, «в фаворе»?

Кстати, вот, само выражение – оно, этимологически, восходит к событиям на горе?

О.Константин:

- Какое, конкретно?

А.Ананьев:

- Быть «в фаворе» – быть избранным, быть в числе приближённых.

О.Константин:

- Ну, конечно – можно сказать, что… я Вам скажу даже немножко с другой стороны. Меня Господь сподобил несколько раз побывать на Святой Земле, в том числе на горе Фаворской. Это не… даже если убрать какие-то эмоциональные моменты – что это необычно, или… там… первый раз ты в этом месте… всегда, в первый раз, что-то для тебя трепетно. Но когда это второй, третий раз, то ты ощущаешь именно сугубое понимание, что это место сугубого явления Господа. И – не тщеславно ( именно, что «я, вот, такой… я, вот, здесь побывал, а миллионы миллионов даже православных… там… или… крещёных – не бывали…» ), но то, что тебя Господь допустил сюда – что ты, там, в гостинице не заболел, и лежишь, уже выздоровеешь – домой возвращаться – конечно, как-то тебя это приближает к Богу.

Но я скажу больше. Каждый человек – он избран. Для Бога. Господь говорит в Священном Писании: «Не о всех прошу, но о тех, кого Ты мне дал…», и говорит: «Если бы вы были от мира сего, мир вас любил бы. А, поскольку, вы не от мира сего, а – Мои, мир вас возненавидит, и пронесут имя ваше, яко зло». Поэтому, когда-то понимаешь, что тебя могут гнать.

Вспомните страшные события в том же самом Египте, когда показательно, на весь мир, обезглавили… по-моему… 21 человека… коптов… за то, что они – христиане! Их же испытывали, их же подкупали… почему они не отреклись? Да потому, что они хотели преображения! В жизни вечной, с Господом! Вот, это мученичество, по сути, является, в том числе, в этой ситуации, преображением. Потому, что ты, до конца, хочешь быть верен Богу, и быть с Богом. Тогда уже ты – другой. Какой – другой? В лике святых.

Ну… я не думаю, что они хотели, чтобы их… там… превозносили, что, вот, они такие молодцы. Это – личный выбор каждого человека. Мог и любой из них… как, вот, в озере замучены… 40 мучеников Севастийских… и они могли… один даже вышел, и видел стражник, как от него отходит мученический его венец, от Бога данный – и он вошёл… мучиться! Который и не крещён был, который и о Боге косвенно слышал, но он, по факту, видел, что он может приобрести более важное – преображение – нежели здесь, на земле.

Поэтому, да, конечно, какую-то каждый православный христианин преображённость Богом имеет.

Но, всё-таки, отвечу на вопрос, который Вы задавали – почему Пётр отрёкся? И, ведь, Господь уже об этом заранее говорил! Он мог первый раз только услышать – и всё… и ждать… и искать этого… неоступления. Но, порою, чем ниже мы падаем, к сожалению… чем нам, порою, психически, духовно, физически больнее, тем мы более и значимей ценим то или другое…

А я Вам конкретный пример, в свете сегодняшнего времени, приведу. Это наше поветрие… ну… пандемия. Тысячи тысяч людей никогда не задумывались, как замечательно – дышать! И когда, после сугубой немощи, они начинали дышать – каково для них счастье и радость, как они ценили этот талант, безвозмездно, просто так данный от Бога! И, конечно, те, которые курили, тысячи тысяч, после этого, переставали курить.

Ну, вот… то есть, к сожалению, порой, чтобы… ведь Петру сколько дано – Ключи от Рая иметь! Естественно… может быть… не хочу дерзать, прям… утверждать это… но, может быть, Господь даже попустил ему так отпасть – просто, видя его твёрдость, что он, всё равно, покается. Чтобы потом уже более, так же твёрдо, остаться Ему верным до последнего издыхания. А мы помним, что его распяли, только вниз головой – он сам просил, потому, что «недостоин я той же кончиной почить, что мой Господь».

А.Ананьев:

- Отец Константин, а образ сна апостолов в повествовании Священного Писания – он же неслучаен?

Апостолы, несмотря на просьбу Спасителя, засыпают после Тайной Вечери, в Гефсиманском саду. И апостолы, необъяснимым для меня образом… ну, как же… Господь их избрал, чтобы подняться вместе на гору Фавор… происходит что-то важное… происходит что-то… невероятное, по человеческим понятиям… здесь должен быть какой-то душевный подъём, возбуждение, радость… ну, как же? Они, вот, поднимаются, вместе с Учителем, на гору…

Что делал бы я, как мне кажется? Ну, я бы держался рядом, я бы озирался кругом, я бы… я не знаю… я бы… фотографировал бы, в конце концов! Ну, потому, что что-то фантастическое происходит!

Что делают апостолы? Они – засыпают.

И, вот, тут вопрос – а как такое… почему? Почему они засыпают?

О.Константин:

- Ну… во-первых… я, всё-таки, немножко, если позволите, дерзну в их оправдание сказать.

Во-первых, это – ночь. Ходили – пешком. Это утомительно. Если мы вспомним, гора Преображения – очень высокая. Мы на машине, наподобие… что-то… уазика, ехали вверх пять минут. А это, пешком, наверное, все полчаса. Потому, что это сейчас – асфальт и тропки, а тогда – камни. Естественно, это – утомительно. Это – первый момент.

Второй момент – ведь, мы читаем в Священном Писании: «И много чего Господь сотворил, что и всем миру не вместить всех пишемых книг». Возможно, таких восхождений, именно на горы, было множество – которые нам не открыты в Священном Писании. И, может быть, Господь, опять-таки, оставил их до того, пока Сам не был духовно готов, чтобы это Преображение произошло. Поэтому, зачем, в том числе, было и от них требовать, пока Он сам… ведь, Он, помимо Бога, Он, в том числе, по-Человечески… он должен был… как бы… согласиться с тем, что дальше будет.

Ведь, Преображение… что в Преображении происходит? Ещё раз повторюсь… Моисей и Илия рассказывают, что будет дальше – то есть, они готовят Христа. И тут его, в том числе, не только Божественная, но и Человеческая природа, должна это принять, и согласиться, что это – будет.

Поэтому, может быть, какие-то вещи они сразу увидели, какие-то – нет. Может быть, именно, Он Преобразился, когда согласился. Как, прообразно, можно привести пример – как Богородица, именно, получила Святаго Духа, зачала, когда сказала: «Да. Се, раба Господня». Может быть, так же, и Христос – Преобразился тогда, когда сказал: «Да. Я готов претерпеть».

Вот, до того, может быть, момента… ведь, мы не учитываем личный момент – внутреннего какого-то переживания, внутреннего какого-то… вот… смогу ли я… не смогу ли я…

Даже по себе скажу: стремление, вот, именно, служить Богу и людям… именно священником… у меня очень рано появилось. Но всегда было такое опасение… даже, в какой-то мере, страх: буду ли я достойным, не соблазню ли кого я ко греху, и не погублю ли я чью-то душу? Ведь, это огромнейшая ответственность! Привести к Богу, а не оттолкнуть.

Поэтому, вполне, вот этот личный момент – он мог присутствовать.

А.Ананьев:

- Я очень хорошо помню, как апостолы, идя со Спасителем, спорили друг с другом – кто по какую руку от Спасителя окажется в Царствии Небесном. И для них это было важно. То есть, они, как все люди… как дети… взрослые… они обладали, какого-то рода… тщеславием, что ли… не были лишены гордыни какой-то…

При этом, из двенадцати апостолов, только трое поднялись со Спасителем на гору Фавор, а остальные девять были лишены этой привилегии. И в Священном Писании ничего не говорится о том, каковы были их дальнейшие отношения.

Как мне кажется, остальные девять должны были встретить, вот, этих троих, и сказать: «Так… подождите… а почему вы? А почему не я? А я тоже хочу… а что там было?» Но, при этом, Спаситель, почему-то, запретил им говорить об этом.

Не ревновали ли остальные апостолы к тем, избранным? Это – во-первых. А, во-вторых, почему… почему бы об этом было не рассказать остальным ученикам?

О.Константин:

- Ну, может быть, в какой-то мере, соглашусь с Вами. Может быть, могли и ревновать. Есть же такое выражение: «Нет соблазна – нет греха». Может быть. Но утверждать не дерзну.

Но, всё-таки, здесь – не столько лишь какой-то выбор был. Нужно понимать… может, кто-то мог пойти… может, кто-то не мог пойти. Может быть, кто-то более физически мог взойти на эту гору – потому, что это определённый труд, физический, в том числе. Ну, и, самое главное – это то, что… я ещё раз повторюсь… в законе Моисеевом… я даже вспомнил это место… «при словах двух свидетелей, состоится всякое дело». Это – Второзаконие (19:15). То есть, именно… но здесь Господь троих берёт… знаете… ну… не зря же говорят «Бог любит троицу»… вообще, «троица» прослеживается во многом, да? Троица – Сама по Себе, человек трёхсоставен – дух, душа и тело, здесь берёт троих учеников… то есть, много, много… вообще, очень символично… тут нельзя, конечно, впадать во всякую каббалистику, в нумерологию – ни в коем случае, но цифры имеют определённое значение, и мы это видим в Священном Писании.

Ну, вот… 40 лет водил по пустыне Моисей, пока не переродился род… 40 дней постился на горе Искушения Христос… за 40 дней, как мы предполагаем, именно, до Крестных Страданий… вот… Христу… является Преображение. То есть… ну… вот… какие-то цифры – они значимы, но мы делаем акцент не на том, что это… именно, как… цифра является, а именно – как определённый… такой… духовный смысл, полезный для спасения души. Поэтому… чтобы не впасть, ни в коем случае, в грех.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Ананьев:

- «Вопросы неофита» на светлом радио продолжаются.

Сегодня мы беседуем о смысле праздника Преображения Господня, о том, какое это отношение имеет к нам, с настоятелем храма Новомучеников и Исповедников Российских станицы Ленинградская Краснодарского края священником Константином Мальцевым.

Прежде, чем я, с Вашего благословения, отец Константин, свалюсь… вообще… в народные какие-то традиции и поверья, связанные с Яблочным Спасом, я хочу спросить Вас вот о чём.

Если бы предо мной… ну… так… предположить… явился бы пророк Илия, или пророк Моисей, боюсь, что я бы их… не узнал. Ну… потому, что я… я не видел их фотографий… я видел только иконы… как бы… но сказать, чтобы я бы их узнал, я бы не мог. Тем более, в сиянии Божественного света.

Я всё время думаю… а, вот, апостолы – у них же… как бы… не было возможности спросить: «А вы – кто?», а им бы сказали: «Здравствуйте… я – пророк Илия… я – пророк Моисей…» – они их как-то сразу узнали.

Вот, вопрос – как? У них же не осталось сомнений, что это именно они?

О.Константин:

- Не осталось. И я объясню, почему.

Почему апостола Петра обличали перед его… как он отрекался, вспомните. В одном из отречений, ему говорят: «Это – ученик. Потому, что его речь выдаёт», – то есть, по речи его узнали, что…

Я вам скажу больше. Допустим, я бываю в штатском, и говорят: «Вы не батюшка?» Я говорю: «А что, у меня на лбу строчечка бежит, что я батюшка?»

То есть, понимаете, всё равно… зачастую, мы видим суть. Как подобие – Адам назвал животных. Не по внешнему, а по сути. Поэтому, однозначно, и мы их по сути узнаем.

Почему Антихриста не узнают? Потому, что, во-первых, он – источник лжи и обмана. У нас с вами… там… общий срок Вашего и моего возраста, пусть, сто лет, условно выражаясь, а у него – тысячелетия. И за эти тысячелетия, у него опыта – немеряно. Кого, как, и с какой стороны подойти, чтобы искусить и обмануть. Поэтому, естественно, его тяжелее будет узнать, и, в помощь нам, Господь сначала пошлёт этих двух пророков.

Не увидеть этого – невозможно будет! Мы забываем о наших СМИ, телевидении, и тому подобном! Это будет всё – на мир показываться. И никто не сможет этого не заметить события. Дай Бог, чтобы просто мы успели покаяться.

А.Ананьев:

- С позволения сказать, я, вот, сейчас, слушая Вас, это понял, отец Константин, за что Вам – спасибо.

В жизни каждого из нас будет такой момент, когда не останется сомнений – вообще, никаких. И это будет – момент Преображения.

Вот, у апостолов был такой момент – момент Преображения. А у нас, очевидно, он впереди. И это… такой важный момент, когда всё – меняется, и сомнения уходят прочь.

И теперь, с Вашего позволения, о народном.

У нас осталось, буквально, минут шесть нашей беседы.

Преображение называют Яблочным Спасом. Есть Яблочный Спас, есть Ореховый, Медовый… и это сразу, знаете – какая-то деревня, какая-то бабушка, и, вот, у неё… там… есть её… какое-то деревенское православие. Она говорит: «Вот, Яблочный Спас… вот, яблоки не надо есть до Спаса… потом будет – Ореховый, Медовый…» – всё понятно.

И я об этом не задумывался. Но, вот, готовясь к нашей беседе, я просто, что называется, погуглил. А, вообще, «Спас» – это же «Спаситель». Это событие – праздник – связанное со Спасителем. Поэтому, он и называется «Спас».

Могу ли я, как человек, пытающийся быть христианином, называть Спасителя – СПАСИТЕЛЯ! – «Яблочным», «Ореховым», «Медовым»? Не является ли это каким-то уничижением, и, может быть, даже… простите меня… богохульством?

О.Константин:

- Ну… в коей-то мере, я с Вами соглашусь. Это даже – определённая религиозная безграмотность, когда мы опускаемся до простонародного какого-то наименования. Мы можем, конечно, сказать: «Поздравляю… грядёт праздник Преображения Господня на Фаворе, в простонародье ( вот, тогда уже добавить ) – «Яблочный Спас». То есть, как дополнение, чтобы человек… ну… немножко сориентировался. Но, в первую очередь, мы должны суть праздника отобразить. Потому, что… мне память не изменяет… я как-то взял книжку… знаете, вот… есть… в школе преподают – «Основы православной культуры», «Основы светской этики» – и, вот, в «Основах светской этики» как-то я прочитал, что такое Пасха. И всё. Это – короткий комментарий был: «Пасха – это когда крестообразно режут кулич. Аминь». Точка. Возник… это – просто взрыв мозга! Вы чё, Бога до кулича опустили, что ли?!

Вот, так и здесь. По сути, мы можем, в знак нашей христовой любви к братьям и сестрам, добавить, но суть сначала сказать – что это Преображение Господне.

А если сказать более глобально… ну… он должен не Яблочный быть, а Виноградный Спас, в принципе-то. Потому, что именно по той традиции, к тому времени праздника – созревал виноград, который использовался ( как лозный ) для Причастия. А, поскольку, у нас в России… ну… только здесь, наверное… Сочи… в тех местах… там… Тамань… и далее, далее… Крым… там есть ещё… позволяет виноград… ну, где-то ещё, местами… а если в совокуп брать – поэтому, мы поменяли виноград на яблоко, которое созревает к этому дню. То есть, это уже… такая… определённая традиция, что наши…

Но она ещё раньше, традиция, нужно сказать… что, вот, когда виноград созревал – вообще, в тех местах, все мужчины, к этому дню, собирали все плоды свои – и приносили, как бы, поблагодарить Господа за то, что Он им дал возможность израстить эти плоды, в том числе, благодаря которым, они и сами пытаются… и продают, и имеют возможность что-то ещё приобрести. То есть, это момент такой… не фанатизма, а благодарности.

И к этому, конечно, хочется добавить, что… то, что происходит «анти» – это уже бред, конечно. Поскольку, люди пытаются из доброго… даже не люди, а, я бы сказал, лукавый всеивает эти мысли… сделать… и упразднить это событие.

Даже если опустимся чисто до Яблочного Спаса… ну, давайте, так, чуть-чуть порассуждаем… почему нельзя яблоки есть до этого дня? Ну, в чём – грех? Грех – это то, что тебя отдаляет от Бога? В чём грех, суть? Нету греха. Если у меня, вот, сейчас ещё… у меня дома есть яблони… одна яблоня уже вся осыпалась. А если бы она одна и была у меня в саду? Ну, какие проблемы? Детей надо кормить, витамины… надо летом набираться. Это – первое.

Второй момент – ещё более шоковый. Женщине в положении, оказывается, нельзя есть яблоки. Почему? Да потому, что у неё живот большой будет, если она до Преображения будет… но… Вы понимаете суть бреда этого? Какое отношение это имеет к Богу? Никакого. Тогда кайтесь в этом суеверии! Суеверие – это ложная вера. А у нас – истинная вера. Нам Бог её дал. Всё остальное – это пыль!

Вот, это мы должны и знать, и опасаться каких-то вот этих праздностей.

А.Ананьев:

- Мы, жители больших городов, не задумываемся. Но, вот, все вот эти вот, народные, «Спасы» – Яблочный, Ореховый и Медовый – они же все летние. А зимних «Спасов»… насколько я понимаю… ну… просто нету. И они все, так или иначе, привязаны к сбору урожая. Хотя, событий – праздников, связанных с Господом – их же гораздо больше, и, по этой логике, и «Спасов» народных должно быть тоже больше. Но их всего – три. Я это сегодня понял только что, и мне, честно говоря, это… ну… вот… прямо запало в душу – у нас только летние «Спасы».

О.Константин:

- Ну… давайте, ещё скажем… когда Православие стало распространяться, то среди даже… вот… допустим… в Армении… там было язычество. В том числе. На Кавказе, вообще, и до сегодняшнего дня, очень язычество распространено. И чтобы, всё-таки, как-то, хоть минимально, преобразить это языческое поклонение… там… и Венере… и другим всяким богам поклонялись… чтобы это упразднить, Православие сказало: «Хорошо. Ну, хотите вы плоды – ну, давайте, только это во славу Божию делать, а не в славу этих языческих богов, которые не являются богами, по факту. По факту, это – бес». Поэтому, стали это немножко преображать.

Как когда-то были капища разрушенные – на этих местах чаще строились храмы. По двум причинам. Что люди привыкли приходить к этим местам, а второй момент – они уже приходят не к лукавому, а к Богу. Поэтому, это ещё одна из причин, почему стали именно освящать плоды.

А.Ананьев:

- Спасибо Вам, отец Константин!

Я, вот, коротко резюмирую для себя.

Во-первых, спасибо Вам за понимание того, что однажды в моей жизни наступит момент, когда я не усомнюсь, что передо мной – пророк Илия и пророк Моисей.

А, во-вторых, я верю, что этот момент настанет.

А, в-третьих, спасибо Вам за образ наших современников – 21 коптских мучеников, которые у меня… вот… после нашего разговора, теперь напрямую будут увязаны с праздником Преображения Господня. За что – огромное Вам спасибо.

Сегодня мы беседовали с настоятелем храма Новомучеников и Исповедников Российских в станице Ленинградская Краснодарского края священником Константином Мальцевым.

Я – Александр Ананьев.

С наступающим вас праздником, друзья! Желаю вам… благословите пожелать преображения нашим слушателям!

О.Константин:

- Бог благословит! Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

А.Ананьев:

- Желаю вам, друзья, хотя бы на две ступеньки подняться вверх по этой огромной винтовой лестнице – чтобы, хотя бы немножко, преобразиться!

Всего доброго!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
****
Другие программы
Прообразы
Прообразы
Программа рассказывает о святых людях разных времён и народов через известные и малоизвестные произведения художественной литературы. Автор программы – писатель Ольга Клюкина – на конкретных примерах показывает, что тема святости, святой жизни, подобно лучу света, пронизывает практически всю мировую культуру.
Материнский капитал
Материнский капитал
Дети - большие и подросшие – как с ними общаться, как их воспитывать и чему мы можем у них научиться? В программе «Материнский капитал» Софья Бакалеева и ее гости рассуждают о главном капитале любой мамы – о наших любимых детях.
Философские ночи
Философские ночи
«Философские ночи». Философы о вере, верующие о философии. Читаем, беседуем, размышляем. «Философия — служанка богословия», — говорили в Средние века. И имели в виду, что философия может подвести человека к разговору о самом главном — о Боге. И сегодня в этом смысле ничего не изменилось. Гости нашей студии размышляют о том, как интеллектуальные гении разных эпох решали для себя мировоззренческие вопросы. Ведущий — Алексей Козырев, кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ. В гостях — самые яркие представители современного философского и в целом научного знания.
Истории старого звонаря
Истории старого звонаря
На территории Андреевского монастыря в Москве, где находится Радио «Вера», можно встретить скромного, почти неприметного человека, спешащего подняться на колокольню. Но стоит ему забраться туда, как окрестности оглашаются неземным звоном. В этот момент вы с замиранием сердца останавливаетесь и думаете: «Надо же, какой талант! Талант от Бога!» И вы абсолютно правы: Петр Алексеевич Колосов — один из лучших звонарей столицы, а, может быть, и России. Но искусство звонаря — это лишь одно из многочисленных его дарований. Ведь Петр Алексеевич ещё и изумительный рассказчик! И в этом вы легко убедитесь, слушая программу «Истории старого звонаря»

Также рекомендуем