«Православие на Сардинии». Священник Николай Вольский - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Православие на Сардинии». Священник Николай Вольский

* Поделиться

Нашим собеседником был настоятель храма преподобного Саввы Освященного в городе Кальяри на итальянском острове Сардиния священник Николай Вольский.

Он рассказал о том, как из Украины переехал в Италию, и какие изменения при этом произошли в его священническом служении. Разговор шел об особенностях приходской жизни и православной миссии на Сардинии.

Фильм «Пастыри. Сардиния» из цикла фильмов «Пастыри» режиссера Андрея Андреева можно посмотреть на YouTube канале радио Вера:

Ведущий: Константин Мацан


Константин Мацан:

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, уважаемые друзья. У микрофона Константин Мацан. На связи сегодня с нами и с вами священник Николай Вольский, настоятель храма преподобного Саввы Освященного в городе Кальяри, Сардиния, Италия. Добрый вечер.

Священник Николай Вольский:

— Добрый вечер.

Константин Мацан:

— Мы продолжаем этой нашей беседой цикл бесед о православных пастырях в Италии. Я напомню, у нас уже были беседы на эту тему. Мы говорим о фильмах, о документальных фильмах. Цикл называется «Пастыри». И в этом цикле каждый из фильмов рассказывает о том или ином православном приходе в городах Италии, о судьбе и служении того или иного священника. Этот фильм, который посвящен именно Сардинии, он так и называется «Пастыри. Сардиния», сегодня можно уже искать на канале радио «Вера» в ю-туб. Это просто сделать, набрать в ю-туб «радио „Вера“» и увидеть наш светло-голубой небесный логотип, и там можно посмотреть фильм. Документальный фильм, режиссер Андрей Андреев, который у нас в эфире звучал и, повторюсь, другие фильмы из этого цикла уже там выложены. А сегодня мы говорим со священником, который несет свое служение в городе Кальяри, в Сардинии, и очень хорошо, что у нас есть возможность об этом поговорить. Я смотрел фильм, посвященный вашему служению, вашей работе, и меня очень заинтересовало то, чего я раньше не знал. Что жители Сардинии не вполне называют себя итальянцами, и даже в каком-то смысле считают себя православными. Можете пояснить, о чем идет речь?

Священник Николай Вольский:

— Да, могу. Я общаюсь с очень многими итальянцами, которые называют себя сардами. Я задал им вопрос, почему они так себя называют, почему не итальянцами, не итальянскими сардами. Они мне сказали, что им, так как они региональный остров, то есть они живут на региональном острове, им к душе ближе, чтобы называться сардами. Они считают себя выше итальянцев, гордятся этим. Гордятся тем, что они даже сохранили православную веру, потому что как мы знаем разделение между церквями произошло в 11-м веке, Сардиния долго еще оставалась православным островом. И они считают себя очень верующими людьми, часто посещают храм старое поколение. Новое поколение уже, увы, меньше посещают. Я часто на своем приходе вижу пожилых итальянцев, которые интересуются православной верой. И они говорят, что «вы сохранили многое то, что у нас было, то есть у вас истинная вера, а мы очень многое утратили». Почему именно они называют себя сардами — от слова Сардиния, поэтому они называют себя сардами.

Константин Мацан:

— Вы сказали, что итальянцы, размышляя о православии и сравнивая его, может быть, с западным христианством, которое им привычнее, замечают и мнение высказывают, что западное христианство по сравнению с православием что-то утратило. А что утратило, о чем здесь идет речь? Как они это формулируют?

Священник Николай Вольский:

— Многие итальянцы, которые посещают наши храмы, не всегда понимают, о чем идет речь, о чем идет богослужение, но им очень нравится, что богослужение, во-первых, очень не краткое, как в католической церкви. Старые сарды, итальянцы помнят, что богослужение не может длиться тридцать минут. Они приходят на службу и выстаивают эти два-три часа. Они говорят, что их родители говорили, что богослужение было таким красочным, очень длинным. И так как мы знаем, что седьмой день надо Богу посвятить, они приходили в храм и целый день были на богослужениях в храме. И многие сарды говорят: хотим, чтобы воскресное богослужение было подольше, чтобы мы больше времени были в храмах. Очень часто мне задают такие вопросы, и не так вопросы, как восхищаются тем, что наши женщины одеты по-правильному, одежда у них правильная, что есть головной убор, что женщины не в штанах, а в юбках, что приходят в храм и выстаивают эти длинные богослужения. Наш храм находится рядышком возле кафедрального собора католической церкви, и настоятель этого храма мне всегда задает такой вопрос: «Отец Николай, как ваши женщины после долгого трудового дня целой недели могут выстоять такие долгие богослужения?» Они также восхищаются нашими женщинами. Многие итальянцы спрашивают даже меня, как мы празднуем Пасху, многие приходят, видят, что Пасха празднуется у них по-другому. У нас празднуется по-другому, нежели у них. Я много раз видел, как они интересуются нашей верой, нашим храмом.

Константин Мацан:

— А как вам кажется, вы сказали про длину богослужения, про продолжительность. Это очень интересно, потому что мы часто слышим сегодня размышления, рассуждения о Церкви вообще, о Церкви, которая, как говорят, должна идти в ногу со временем. Под этим подразумевается, что надо делать службу, например, покороче, чтобы людям было попроще. Получается, вы указываете, вернее опыт общения с вашими собеседниками и с прихожанами вашего прихода указывает, что дело обстоит строго наоборот. От Церкви наоборот ждут какой-то непохожести на мир. Чтобы она каким-то образом давала человеку оказаться в том пространстве, которое его куда-то в другую область погружает, чтобы это было не похоже на обычную жизнь, чтобы обычная жизнь преображалась в свете Церкви. Правильно я вас понимаю?

Священник Николай Вольский:

— Да. Я немножечко отслужил в Украине, а потом был переведен, направлен для служения в Италию. И это меня очень сильно поразило. Потому что в Украине служение было одно, ровненькое, все люди одинаковые, одной национальности. А когда столкнулся со служением за рубежом, в Италии, я увидел, что многонациональный приход, много людей, и люди наоборот дорожат богослужением. Не всегда, но воскресное богослужение, люди хотят провести этот день в храме. Я себе даже задавал такой вопрос: почему в Украине люди после службы расходятся по домам, а в Италии этого нет. И нашел ответ. Потому что люди, которые живут у себя в доме, приходят к себе домой после богослужения. А люди, которые живут и работают за рубежом, у них нет своего дома, и они остаются в храме и нуждаются в богослужениях. Чтобы не просто сидеть в храме целый день, а просят священника, чтобы отслужил батюшка литургию, отслужил благодарственный молебен, отслужил литию заупокойную или панихиду или разные акафисты или провел какую-то беседу, воскресную школу. Потому люди, с которыми мы сталкиваемся за рубежом, немножечко другие, у них нет своего дома, и они своим домом называют храм Божий. Они целый день воскресный проводят в храме, слушая слово Божие, рассказывая свои трудности, которые случились на протяжении недели. И так мы с каждым общаемся и служим Богу и людям.

Константин Мацан:

— На эту же ситуацию можно было бы посмотреть и с другой стороны. Мы тоже часто в разговоре с пастырями, которые служат за рубежом, к этой теме обращаемся, потому что она бросающаяся в глаза. Замечают иногда, что для людей, живущих за границей, православный храм — это место встречи с близкими, с соотечественниками; место, где говорят на твоем родном языке. Такой, грубо говоря, клуб по интересам, где можно ощутить атмосферу родины, атмосферу дома. И это приятно, это важно, безусловно, мы не имеем право это списывать со счетов или каким-то образом обесценивать. И все же, не получается ли так, что спецификой служения за границей, спецификой жизни прихода русского православного за границей является то, что люди туда тянутся иногда не столько за духовными потребностями, сколько за потребностями душевными, пообщаться, встретиться, ощутить себя дома, а в общем-то отношения с Богом — нечто не центральное, я так радикально поставлю вопрос? Есть ли что-то такое, что вы об этом думаете?

Священник Николай Вольский:

— Да, бывает по-разному. И мы сталкиваемся с разными людьми. Есть люди, которые приехали в Италию, они далеко от Бога, даже бывают атеисты, и они действительно приходят в храм, не к Богу, а потому что надо где-то время провести, надо с подругой встретиться, надо передачу передать. Но они приходят в храм, где они могут услышать что-то важное в своей жизни, то, что когда-то им никто не говорил. Они могут услышать Евангелие, которое, может быть, никогда в руки не брали. И такие случаи часто, когда человек приходит и понимает, что попал в среду ему не знакомую. Но подружка, или даже сестра, позвала, пойди, посмотри, тебе понравится. Если ты полжизни уже прожила без этого, может быть, надо начать жить с этим. Многие приходят в храм Божий, действительно, ради того, чтобы просто пообщаться не с Богом, а с родными и близкими. Но это бывает в начале пути каждого человека. И священнику приходится с этими людьми особенно трудиться, работать с ними, чтобы они поняли, что они идут в храм Божий. И когда человек услышал в храме Евангелие, Слово Божие, увидел, как люди живут в храме, как люди молятся, как люди крестятся. Человек видит, что здесь доброта, здесь любовь, здесь что-то иное. И человек хочет себе жить, как эти люди. И в начале они вот такие, а потом они с Божьей помощью, с трудами священника, мы трудимся над тем, чтобы люди действительно пришли к Богу. И наше приходское изречение или пожелание, что с Богом жить хорошо. Когда мы о чем-нибудь говорим, все говорят: отец Николай, а с Богом хорошо жить. И все трудности, которые у нас появляются, с Богом всегда хорошо и радоваться, и плакать, и переносить разные испытания. Сначала люди приходят с трудностями, с невоцерковленностью своей, а со временем год за годом, день за днем, месяц за месяцем, люди становятся воцерковленными и несут свои кресты и идут навстречу к Богу.

Константин Мацан:

— Священник Николай Вольский, настоятель храма преподобного Саввы Освященного в городе Кальяри, Сардиния, Италия сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер». А как вы оказались в Италии, можете рассказать?

Священник Николай Вольский:

— Я родом с Украины. Родился я в городе Почаев, где находится большая лавра — Свято-Успенская Почаевская Лавра. Здесь закончил семинарию, и когда поступал в духовную академию в город Киев, от священноначалия мне поступило предложение, чтобы поехать в Италию для обучения в Италии. Я согласился и был направлен блаженнейшим митрополитом Владимиром (Сабоданом), ныне покойным, в Италию для изучения итальянского языка и помощи священникам, которые уже несли свои послушания, свои труды в Италии, чтобы помогать этим священникам. Так получилось, что меня направили к отцу Амвросию в город Милан. Он тогда был еще отцом Николаем, протоиереем Николаем и долгие годы, месяцы я трудился возле него. Ездили по приходам, служили, пели, читали разные лекции. Потом я должен был вернуться в Украину по семейным обстоятельствам. В Украине я женился, меня рукоположили в священники. Так как я уехал из Италии, у меня остались итальянские документы, и когда я был уже в Украине, мне надо было продлить эти документы. Я по благословению своего архиерея уехал в Италию для того, чтобы продлить итальянские документы. Отец Амвросий, в то время отец Николай, сказал: поедете в город Рим, нужно встретиться с отцом Антонием, сейчас это митрополит Антоний, управляющий экзарх Западной Европы. Отец Антоний предложил мне послужить в Италии. На что я ответил, что я должен поговорить со своей супругой, поговорить со своим духовником, если будет на это благословение, я останусь. Так получилось, что духовник и жена согласились, и мы остались в Италии для служения в итальянских приходах. Долгое время я служил вместе с отцом Амвросием. В 2016 году был направлен на служения в город Кальяри на остров Сардиния. Был направлен из города Милана. И по сегодняшний день с 2016-го года служу на острове Сардиния.

Константин Мацан:

— Вы уже начали отчасти об этом говорить, что для вас приезд в Италию и начало служения в Италии стало чем-то очень контрастирующим с тем, какую церковную жизнь вы наблюдали у себя на родине в Украине. Я бы хотел подробнее об этом спросить. Насколько меняется, насколько глубже, если угодно, начинаешь чувствовать и понимать свою веру, в которой казалось бы родился и она казалось бы предстает чем-то само собой разумеющимся и единственно возможным, когда оказываешься в другой культурной среде. Когда оказываешься в стране, где храмов православных мало, во всяком случае, намного меньше, чем католических. Когда вокруг люди, для которых православие — необычная, в чем-то экзотическая и чужая конфессия, и оказываешься перед необходимостью рассказывать о православии, как-то его презентовать, пытаться объяснить, почему ты православный, почему ты считаешь, что твоя вера истинная. Что здесь для вас происходило и происходит, насколько своя собственная вера более рельефно понимается и окрашивается новыми цветами, когда оказываешься в ситуации, где православных меньшинство?

Священник Николай Вольский:

— Действительно, когда человек находится в среде православной, где вокруг него множество людей глубоко верующих, православных, человеку тогда легче. Когда человек находится в среде, где вокруг него большинство других конфессий, человеку тогда действительно тяжело. И это я почувствовал на своем опыте, потому что, когда я служил в Украине, вокруг прихода, вокруг монастыря все верующие люди, тебе помогают, тебя уважают, тебе приходят помочь в храме и попеть и попономарить. Ты видишь людей, которые к тебе приходят глубоко верующих. И вера этих людей тебя укрепляет и помогает тебе расти. Когда я, молодой священник, был направлен на служение в Италию, действительно я очень переживал и глубоко молился, чтобы не потерять веру среди других людей, среди католиков. Помогает мне только Господь, помогает Матерь Божия, помогает святитель Николай, в день которого я родился. И конечно, помогают молитвы моих родителей, глубоко верующих. Когда служишь в Италии, действительно, мало глубоко верующих людей, они есть, но их очень мало. И приходится священнику вдвойне работать над собой и показывать свою глубокую веру в Бога для того, чтобы поддержать тех людей, которые теряют даже веру. Я всегда говорил и говорю, что, братья и сестры, обращаясь к людям верующим, что нам надо здесь на чужбине, далеко от дома, на стороне далече, сохранить хотя бы ту веру, с которой мы приехали сюда из своего дома. Хотя бы это. Если нам удастся развить себя, заставить себя — это очень хорошо. И от священника, от каждого из нас за рубежом очень много зависит. Даже такой простой пример. Когда я еще не был священником в городе Милане, почему-то я из алтаря выходил всегда такой счастливый, улыбался. В храме сидела в то время женщина, которая потеряла работу, которая пришла в храм не просто к Богу, а пришла, чтобы посидеть в храме, провести время, потому что ей некуда было пойти. Она, видя, что я улыбаюсь, что я выхожу из алтаря жизнерадостный, она подошла и говорит: ваша улыбка мне помогает жить. Я был вдвойне счастлив, что могу помочь человеку, даже не разговаривая с ним.

Константин Мацан:

— Спасибо огромное за эту вдохновляющую историю. Мы вернемся к этому разговору после небольшой паузы. Я напомню, сегодня с нами и с вами на связи в программе «Светлый вечер» священник Николай Вольский, настоятель храма преподобного Саввы Освященного в городе Кальяри, Сардиния, Италия. У микрофона Константин Мацан. Не переключайтесь.

Константин Мацан:

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. Еще раз здравствуйте, уважаемые друзья. У микрофона Константин Мацан. В гостях у нас сегодня на связи с нами и с вами в этом часе «Светлого вечера» священник Николай Вольский, настоятель храма преподобного Саввы Освященного в городе Кальяри, это остров Сардиния в Италии. Мы продолжаем говорить о служении отца Николая. Я напомню, что фильм о православном приходе в городе Кальяри на Сардинии, который так и называется «Пастыри. Сардиния», можно искать в ю-туб канале радио «Вера», это документальный фильм режиссера Андрея Андреева. Я напомню, что целый цикл документальных фильмов под общим названием «Пастыри» также можно искать в ю-туб канале радио «Вера», там уже есть фильмы, о которых мы в эфире говорили. Это серия про Милан и серия про город Варезе и тоже настоятели православных приходов в этих городах дали нам интервью. И фильмы про них на ю-туб канале радио «Вера» размещены. Вот сегодня следующая серия, мы говорим про город Кальяри, Сардиния, отец Николай, настоятель прихода в этом городе. В этом фильме, о котором я только что сказал, меня очень тронули и согрели истории, в которых вы рассказывали про ваших прихожан. Как, например, история про мальчика, который побудил родителей ходить по воскресеньям в храм чаще, чем они обычно это делали. Или история про девушку, которая после встречи с вами в храме перестала использовать косметику. Можете нашим слушателям тоже рассказать?

Священник Николай Вольский:

— Да, это очень замечательные истории. Первая история о мальчике, который привел, можно так сказать, своих родителей к храму, привел к Богу. Потому что родители очень редко посещали храм Божий. Они приехали с Украины и мальчика отдали в школу, где он изучал разные предметы. И у него был предмет религиозный. Он пришел домой и говорит: родители, я ж православный, а здесь обучают католической вере. Можем ли мы поехать в храм, я хочу пообщаться со священником и задать ему этот вопрос, могу ли я посещать эту школу, где изучают католическую веру. Они приехали в храм, и я с этим мальчиком начал разговаривать. Говорю: «Вы можете посещать школу, где изучают католическую веру, потому что в начальных классах там одинаково, вера в Бога, нет догматики, которая сейчас разделяет наши церкви. Но, — говорю, — если вы хотите больше узнать о вере, о Боге, вы приходите в православную храм». Мальчик ответил — «Отец Николай, я очень рад, что я с вами встретился, я хочу почаще приходить в храм, но есть проблема». Я говорю: «Какая проблема». — «Мои родители не сильно верующие, они не будут часто ездить в храм, как бы я хотел». Я говорю: «А могу я с ними пообщаться?» Он говорит: «Я бы очень хотел, чтобы вы с ними пообщались и, может быть, у нас с вами получится привести моих родителей к Богу и к храму». И так получилось, что общаясь с родителями этого маленького мальчика, ему было в то время около десяти лет, мы с ним вместе попросили их, чтобы они почаще приезжали. Я попросил, чтобы они почаще приезжали и дали разрешение на то, чтобы мальчик надел стихарь, не будут ли они против. Они насколько возрадовались, насколько они были довольны, что их мальчик не курит, не ходит где-то с плохими мальчиками, а идет в церковь. И этот случай, когда папа этого мальчика первый раз исповедовался и первый раз причащался Христовых Тайн, то и мальчик плакал, радовался, и мама, которая первая пришла к Богу, а папа никак не хотел. Но пришло такое время, когда сердце папино растаяло, и папа пришел к Богу. Они сейчас уехали в Украину, их нет на приходе, но все прихожане нашего прихода помнят этот случай, когда маленький мальчик, который показал глубокую веру в Бога, привел своих неверующих родителей к церкви и ко спасению. Они сейчас каждое воскресенье, каждый праздник посещают богослужения и славят воскресшего Бога. И второй случай, это женщина, мама, у которой есть дети, она очень любила краситься, красить пальцы. Муж — итальянец, который был жестким атеистом, который запрещал носить крестики, запрещал иконы в своем доме, он пришел в храм и говорит: «Отец Николай, спасибо вам за то, что вы переубедили мою жену». Я говорю: «А что я сказал, кому, вы муж чей?» И он начал рассказывать, что просил свою жену, чтобы она не употребляла косметику, потому что она не нравилась мне, и очень долго об этом говорил, но она не слушалась. А вы ей сказали два слова, и она пришла и поменяла косметику. Он сказал такие слова, которые мне сейчас очень радостно вспоминать. Он сказал: «Я пока еще атеист, но я буду посещать храм Божий». Но он это сказал несколько лет назад, а сейчас он уже практически православный христианин, скоро мы будем его переводить в православную веру. Слава Богу за все. Есть еще один мальчик, о нем в фильме ничего не сказано, но он также привел своих родителей к Богу. Потому что родители живут больше ста километров от прихода, и они ленились каждое воскресенье приезжать в храм, а мальчик их подталкивал, говорил: «Сегодня Господь воскрес, сегодня малая Пасха, как можно спать в этот воскресный день. Поехали». И они каждое воскресенье по сегодняшний день приезжают в храм Божий. Дети приводят своих родителей к Богу, ко спасению.

Константин Мацан:

— Потрясающая история. Откуда такие дети берутся? Интуитивно в них просыпается, как вам кажется? С чего вдруг ребенок побуждает родителей ехать в храм?

Священник Николай Вольский:

— Я думаю, что это Господь, во-первых, избирает таких детей, может, промысл Божий. Во-вторых, детское сердце чувствительное, и Господь где-то приоткрывает, где-то коснулся сердца этих детей. И они маленькие такие миссионеры, может быть, потому что они среди своих же... Они итальянцы, второй мальчик наполовину итальянец, наполовину русский, когда он идет в школу, он проповедует воскресшего Бога. Ко мне даже звонили из школы и говорили, что ваш прихожанин на переменах в школе читает Евангелие, а мы хотим, чтобы он общался с девочками, с мальчиками, в футбол играл. Я тихонечко сказал, что вы не запрещайте. Если мальчику нравится это дело, то есть читать Священное Писание, не перебивайте. Это какие-то особенные дети, которых Господь, может быть, избрал для того, чтобы они привели сначала своих родителей, а потом и своих друзей. Одного из мальчиков, сейчас он привел своего друга из школы, который еще католик, но интересуется православной верой.

Константин Мацан:

— Очень интересная деталь, вы сказали, что из школы звонили. Почему из школы звонили? Там запрещено читать Евангелие или это кажется чем-то ненормальным, что мальчик вместо того, чтобы футбол гонять, книжку читает?

Священник Николай Вольский:

— Для них, я тоже, когда услышал, что звонили из школы, а школа была при католическом храме, там преподают монахини католические, и они мне звонят, говорят: «Отец Николай, ваш прихожанин на переменах читает Евангелие». Я говорю: «А что здесь какое-то есть преступление или что?» — «Ну, мы бы хотели, чтобы он был такой, как все». А я ответил: «А я хочу, чтобы он был со Христом, был счастливым мальчиком. Если ему не нравится футбол, если ему нравится на переменах читать Евангелие — это не есть преступление». На это они сказали, что это соблазн для других детей. Представляете? Для меня это было немножечко непонятно. Я говорю: «Я поговорю с мальчиком, но я не вижу в этом проблемы». Вот это мой ответ был людям, которые мне звонили. Я так понял, что ему ничего больше не говорили, на переменах он читает Евангелие. У нас есть на приходе такое, что в посты, допустим, Великим постом, мы читаем Псалтирь всем приходом. В Успенский пост мы читаем Псалтирь Божией Матери, в Рождественский пост мы будем читать Евангелие. Этот мальчик наравне со взрослыми изъявляет желание читать Евангелие.

Константин Мацан:

— Я почему еще к этой теме так обращаюсь, что мы же часто слышим, находясь здесь в России, какие-то новости о том, как протекает жизнь в Европе, на практике в быту, и слышим, что такая повсеместная светскость и политкорректность создает стандарты поведения, которые не принято нарушать. Например, есть случаи, когда священника, который садился на борт самолета одной из западных авиакомпаний, попросили снять наперсный крест, потому что авиакомпания считает, что присутствие религиозной символики может оскорбить чувства или как-то смутить людей других религий или вовсе атеистов. То есть возникают такие несколько эксцессы, связанные с представлением о светском характере государства. Я поэтому спрашиваю, пример с мальчиком почему меня заинтересовал: является ли он примером такой фундаментальной светскости, когда любая манифестация вовне своей религиозности воспринимается не просто как нечто личное, а как нечто общественно не должное. Я поэтому спрашиваю.

Священник Николай Вольский:

— Я думаю, что в этом случае, скорее всего, сами преподаватели хотели, чтобы мальчик был в общении с другими детьми.

Константин Мацан:

— Не выпадал из общения.

Священник Николай Вольский:

— Да-да. А чтение Евангелия, чтоб он дома молился или в другом месте. Скорее всего, что это так.

Константин Мацан:

— Священник Николай Вольский, настоятель храма преподобного Саввы Освященного в городе Кальяри, это на острове Сардиния в Италии, сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер». Еще одна сторона жизни зарубежных приходов, которая не часто нам видна из, допустим, России. Это то, что люди, наши соотечественники или жители стран СНГ, переехавшие в Европу по каким-то причинам, часто живут там тяжело. И пастырь, который помогает людям, слышит о их бедах, о их проблемах, о их трудностях, видит эту непарадную сторону их жизни очень близко, и она касается его напрямую. Что вы об этом можете сказать, так ли это в вашем опыте? Что жизнь в эмиграции в этом смысле, это не обязательно что-то такое беспроблемное и очень радостное. Как вы с этой стороной зарубежного служения сталкиваетесь?

Священник Николай Вольский:

— Очень часто люди, которые не были за рубежом, не были в Италии, из России, из Украины, из других стран, говорят: вот, как хорошо живется тем людям, которые уехали в Италию. У них все есть, у них есть деньги для существования, они путешествуют. Они на море купаются.

Константин Мацан:

— Хороший климат.

Священник Николай Вольский:

— Хороший климат, да, песок, пальмы. На самом деле, видна только одна сторона медали. Другая сторона очень печальная, очень несчастливая. Потому что те люди, которые приехали в Италию, да, у них, может быть, материальная сторона получше, нежели у тех людей, которые не поехали за рубеж, но другая сторона, они бросили своих детей, они бросили своих родителей, они бросили своих друзей. И когда приходят люди к батюшке, и ко мне в том числе, и говорят: «Отец Николай, я не могу поехать похоронить своего отца, я не могу поехать похоронить свою маму, потому что у меня нет документов, потому что у меня очень много долгов, потому что я учу своих детей, они поступили на платное обучение, я не могу поехать, все деньги отдаю, и нет документов. И говорят: батюшка, можно отслужить панихиду, заупокойную литургию, помолиться. И ты понимаешь, что человек хотел бы поехать, но не может. У него есть деньги, все есть, но поехать не может. И эта боль от того, что человек не может поехать похоронить своих родных, это очень тяжело. И священнику приходится быть для этих людей и отцом, и мамой, и папой, и другом, и близким. Ему очень тяжело. И видя таких людей, очень сердце болит. Пример, который я сейчас приведу, это парень, который прожил в Италии двадцать лет, прожил без документов, жил на улице. И когда я приехал на служение в Кальяри, он жил на улице. Я говорю: «Виктор, почему ты живешь на улице, у тебя нет жилья, у тебя нет денег?» Он говорит: «Отец Николай, у меня было все, а все пропало. У меня нет работы, у меня нет друзей, у меня нет денег. Я прихожу в храм Божий, потому что мне был сон». Не так сон, как в свое время он рассказал свою историю, что ему разбили голову, в пьяном состоянии побили его. У него была клиническая смерть. Как он рассказывает, что он видел Иисуса, видел свою маму. И мама, которая стояла возле Иисуса Христа и просила, что, Господи, я потеряла уже старшего сына, я не хочу потерять Виктора, оставь его еще на земле. И вот Господь услышал мамину молитву и вернул к жизни этого раба Божьего Виктора. Он рассказал, что после этого он начал ходить в церковь. Но так как денег не было, не было документов, он жил на улице. И когда он рассказал эту историю, я говорю: «Виктор, приходи жить к нам, у нас есть место, мы можем тебя приютить с матушкой, будешь жить у нас. Он не хотел, но год назад то место, где он жил на улице — он сделал себе матрац, сделал себе маленькое помещение — подожгли и был очень плохой день, холодный. После службы я вижу, что мне звонит Виктор. Говорю: «Виктор, что случилось у вас?» А он говорит: «Отец Николай, когда-то вы звали меня к себе домой жить?» — «Да, звал, потому что у меня сердце болело, что я в доме живу, а ты живешь на улице». Говорит: «А можно к вам прийти жить?» — «Приходи, расскажешь, что случилось». И вот уже больше года он живет с нами, помогает нам, один из алтарников наших. И на днях первый раз в своей жизни он получил документы итальянские, которые позволяют ему поехать домой, навестить своих родственников и посетить могилу своих родителей. Очень тяжелые есть судьбы. А все его друзья, которые на Украине остались, думают, что Виктор купается в море, потому что на Сардинии, что у него много денег, много связей и всего другого. А на самом деле, он двадцать лет практически прожил на улице. Судьба человека, ему сейчас сорок с чем-то лет, двадцать лет он был в тяжелом состоянии. И благодаря церкви, благодаря Богу, благодаря нашей общине, мы спасли человека от погибели. Сейчас он трудится, молится, ездит по приходам, потому что я служу на четырех приходах по острову, и он практически всегда со мной ездит и помогает.

Константин Мацан:

— Потрясающе. А еще в фильме, о котором мы сегодня говорим, есть очень трогательный сюжет о монастыре святых Константина и Елены, таком небольшом храме, как я понимаю, если я ничего не путаю, который стал монастырем. Можете об это рассказать, какова история возникновения его?

Священник Николай Вольский:

— Да, очень замечательное местечко, очень духовное местечко. Как я уже сказал, что я служу на четырех приходах, одним их этих четырех приходов как раз является храм Константина и Елены, который был очень давно построен, где-то в конце 80-х — начале 90-х годов. Был построен благочестивым итальянцем по имени Армандо. В фильме, наверное, сказано, что Армандо со своей семьей все свои средства, которые у него были, тратил на строительство этого храма. А храм стоит на склоне горы, вокруг земля, чистый воздух, природа. И этот храм мы периодически посещаем, совершаем там богослужения, и благодаря Армандо и одной благочестивой женщины по имени Елена Архипова, этот храм действует сейчас и принадлежит сейчас Марфо-Мариинской обители, которая находится в Москве. Мы на острове называем это местечко подворьем Марфо-Мариинской обители, хотя по документам юридически он еще не оформлен. Думаю, что с Божьей помощью, Господь управит, что в этом маленьком, но очень уютном храме заживет монастырская семья, заживет монастырский дух, и мы будем приезжать туда и духовно, душевно отдыхать. Хочется особенно, конечно, поблагодарить Елену Архипову, которая помогла оформить документы, оплатила ответственные документы и передала этот храм в Марфо-Мариинскую обитель. Ждем матушку Елизавету из Москвы на острове Сардиния.

Константин Мацан:

— Спасибо огромное за нашу сегодняшнюю беседу, за это погружение в мир русско-итальянского православия. Вы рассказали и о светлых сторонах этой жизни, радостных и о том, может быть, не простом, с чем приходится сталкиваться, но что с Божией помощью, как вы рассказываете, преодолевается. Священник Николай Вольский, настоятель храма преподобного Саввы Освященного в городе Кальяри, Сардиния, Италия был сегодня с нами в программе «Светлый вечер». Я напомню, что документальный фильм режиссера Андрея Андреева под названием «Пастыри. Сардиния» можно найти на ю-туб канале радио «Вера». Для этого просто нужно войти в ю-туб, набрать «радио „Вера“» и увидеть там наш светло-голубой небесного цвета логотип. И так же напомню, что фильм «Пастыри. Сардиния» — это один из фильмов в цикле под названием «Пастыри», который рассказывает о служении православных священников в Италии и о русскоязычных приходах в Италии. Еще раз спасибо огромное. У микрофона был Константин Мацан. До свидания, до новых встреч на волнах радио «Вера».

Священник Николай Вольский:

— Спасибо.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
****
Другие программы
Мой Крым
Мой Крым
Алушта и Ялта, Феодосия и Севастополь, известные маршруты и тайный тропы Крымской земли. «Мой Крым» - это путешествие по знаменитому полуострову и знакомство с его историей, климатом и достопримечательностями.
Рифмы жизни
Рифмы жизни
Авторская программа Павла Крючкова позволяет почувствовать вкус жизни через вкус стихов современных русских поэтов, познакомиться с современной поэзией, убедиться в том, что поэзия не умерла, она созвучна современному человеку, живущему или стремящемуся жить глубокой, полноценной жизнью.
Статус: Отверженные
Статус: Отверженные
Авторская программа Бориса Григорьевича Селленова, журналиста с большим жизненным опытом, создателя множества передач на радио и ТВ, основу который составляют впечатления от командировок в воспитательные колонии России. Программа призвана показать, что люди, оступившиеся, оказавшиеся в условиях заключения, не перестают быть людьми. Что единственное отношение, которое они заслуживают со стороны общества — не осуждение и ненависть, а сострадание и сопереживание, желание помочь. Это — своего рода «прививка от фарисейства», необходимая каждому из нас, считающих себя «лучшими» по сравнению с «падшими и отверженными».
Псалтирь
Псалтирь
Андрей Борисович – увлеченный своим делом человек. А дело всей жизни нашего героя – это изучение Псалтыри, библейской книги царя Давида. Вместе с Андреем Борисовичем мы попадаем в различные житейские ситуации, которые для нашего героя становятся очередным поводом поговорить о любимой книге.

Также рекомендуем